{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Дмитрий Кожухов заведующий приемным отделением, врач-уролог, онколог ГВВ2 31 октября 2022г.
Камни в почках
Что такое камни в почках, почему они образуются? Чем одни камни могут отличаться от других? Какие первые симптомы, когда нужно идти к врачу? Диагностика мочекаменной болезни. Современные методы лечения и профилактики.

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения» и с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. И сегодня у нас в гостях Кожухов Дмитрий Андреевич, врач-уролог, врач-онколог Госпиталя для ветеранов войн №2. Тема нашего эфира – камни в почках. Насколько актуальна эта проблема, какое количество населения страдает такой бедой?

Дмитрий Кожухов:

Среди урологических заболеваний мочекаменная болезнь одна из самых распространенных, статистически в мире от 3 до 20 процентов населения страдают этим заболеванием в зависимости от страны, где-то больше, где-то меньше. В жарких странах, на Кипре распространенность достигает 20 процентов, это связано с особенностями климата, жаркой температурой, больше происходит испарение, питьевой режим меньше, и образуются камни. Если говорить непосредственно о нашей стране, России, то это 3 процента. Казалось бы, не такая большая цифра, но если взять 147 миллионов, то 3 процента – это около 4 миллионов людей в той или иной степени сталкивались с мочекаменной болезнью.

Здесь есть свои особенности, как и в других заболеваниях увеличилась выявляемость. Если в 20 веке диагностика была не такая развитая, и камни на начальных этапах, когда они никак себя не проявляют, не выявлялись, сейчас выявляются. Поэтому и распространенность, и выявляемость увеличилась за последние годы.

Оксана Михайлова:

Что такое камни в почках, это реально камни?

Дмитрий Кожухов:

Да, реальные камни. Если вам дать камешек и не сказать, что это из почки, можно даже спутать с обычным камнем, найденным на улице.

Юлия Каленичина:

Ужасно, что в таком нежном органе такие булыжники, это же очень травматично для органа, для лоханки, мочеточников.

Дмитрий Кожухов:

Травматично, нарушает функцию почки, приводит к выраженному болевому синдрому. Но важно понимать, что наличие камней в почках или мочевыводящих путях – это лишь следствие болезни, сама болезнь – это нарушение метаболизма, нарушение обмена веществ. Говоря проще, на конкретном примере, есть уратные камни, это самые мягкие камни, которые можно растворить, они возникают из-за нарушения обмена такого вещества, как мочевая кислота. Мочевая кислота скапливается в организме, выделяется почками, выпадают кристаллы из-за большого количества мочевой кислоты, образуются камешки, то есть если мы просто удалим камешек, то проблему не решим, камни и дальше будут образовываться. Нужно бороться с первопричиной, то есть восстанавливать метаболизм конкретного вещества.

Оксана Михайлова:

Скажите, а эти камни красивые?

Дмитрий Кожухов:

Бывают и красивые. На фотографии оксалатные камни, есть коралловидные камни, коралловидный нефролитиаз – официальное название, которое есть в МКБ. По составу они бывают разные, это форма и особенности роста, они заполняют лоханку, и отростки от них идут во все чашечки, по форме напоминают кораллы. Это очень опасный тип камней, потому что в отличие от других камней остро процесс не возникает, колики может и не быть, а камень будет нарастать, и потом в один из моментов можно выявить почечную недостаточность. У нас была такая пациентка в прошлом году, молодая девочка 28 лет, никаких выраженных жалоб не было, потом появилась тошнота, недомогание, интоксикация. Начинают обследовать, выявляют креатинин 800. Делают УЗИ, КТ, а там два коралла в обеих почках. Закончилось все благополучно, соперировали, удалили оба камня.

Оксана Михайлова:

Полостная операция?

Дмитрий Кожухов:

Нет, полостные операции сейчас делаются крайне редко. В итоге удалили оба камня, за счет того, что организм молодой, функция почки восстановилась.

Юлия Каленичина:

Поговорим о предрасполагающих факторах. Питьевой режим, жара, мало жидкости, а что еще? Может быть, состав воды, пищи?

Дмитрий Кожухов:

Может, конечно. Предрасполагающие факторы можно разделить на внешние и внутренние. Внешние факторы – это общие факторы: ожирение, малоподвижный образ жизни, питание, питьевой режим.

Оксана Михайлова:

Вы про курение не сказали, у нас каждый эфир говорят об ожирении и курении.

Дмитрий Кожухов:

Нет такой корреляции, что курение как-то влияло на мочекаменную болезнь. Как онколог могу сказать, что на рак мочевого пузыря курение очень сильно влияет. Все внешние факторы, которые я назвал, это общие факторы, они являются причиной очень многих заболеваний, не только мочекаменной болезни. Вы правильно сказали, что питьевой режим, особенности питания, особенно если есть наследственный фактор, а он тоже присущ мочекаменной болезни, все это может сильно повлиять.

С внутренними факторами поинтереснее, их можно разделить на местные, локальные и общие. Местные, локальные – это аномалии развития почки, какая-то особенность, когда возникает нарушение оттока мочи, из-за этого откладываются соли и образуются камешки. Есть такая аномалия, как подковообразная почка, когда две почки срастаются в одну в форме подковы, такая почка может привести к развитию мочекаменной болезни. Или если длительные воспалительные заболевания, первичный пиелонефрит, дальше он тоже может привести к изменению мочеточника, стриктуре мочеточника, отток мочи будет нарушаться, возникнет мочекаменная болезнь.

А общие внутренние факторы – допустим, в результате заболевания ЖКТ могут образовываться камешки, или нарушение какого-то фермента, нарушение выработки фермента ксантиноксидаза может приводить к образованию ксантиновых камней.

Юлия Каленичина:

Какие конкретно заболевания желудочно-кишечного тракта могут способствовать?

Дмитрий Кожухов:

Конкретно одно заболевание не выделишь. Нарушение всасываемости различных веществ, например, кальция, той же мочевой кислоты, фосфора – все это может привести к развитию мочекаменной болезни, даже банальный гастрит, дуоденит.

Оксана Михайлова:

Когда начинается почечная колика, тут уже 103, и тебя уже везут. А на что нужно обратить внимание самому, когда нужно идти к врачу?

Дмитрий Кожухов:

Чем опасна мочекаменная болезнь, как мы уже затронули с коралловидными камнями, что иногда симптомов может не быть никаких, камни выявляются случайно или не выявляются. А когда камешек пошел, заблокировал мочеточник, отток мочи нарушился, возникает почечная колика, это самое частое грозное осложнение. Чем оно проявляется – это распирающая боль в поясничной области, больной никогда не спутает эту боль ни с чем другим, говорят, что на стенку лезут, и это действительно так. Спасают очень сильные анальгетики, включая наркотические. Может быть тошнота, рвота, добавляется интоксикация. Если камешек расположен ниже, в мочеточнике, это иррадиация вниз по ходу мочеточника, в наружные половые органы. Если присоединяется пиелонефрит, когда почка блокирована, происходит воспаление, может повышаться температура, возникать озноб.

Оксана Михайлова:

А когда камень шевелится в почке, может быть кровь в моче?

Дмитрий Кожухов:

Может быть, но если это большой коралловидный камень, тогда мы видим примесь крови в моче, макрогематурию. А при наличии мелких камней микрогематурию никто не отменял, эритроциты могут быть в моче. Пациент сам это не увидит, нужно анализ мочи сдавать.

Юлия Каленичина:

Пациент может это ощущать как боль, если он впервые почувствовал такие симптомы, его ничего не беспокоило, и вдруг боль в поясничной области.

Дмитрий Кожухов:

Когда обструкция, просто наличие камня, произошло его движение, может быть дискомфорт, тупая боль в поясничной области, в этом случае сразу идем обследоваться.

Юлия Каленичина:

А как обследоваться, какие сейчас существуют методы диагностики мочекаменной болезни?

Дмитрий Кожухов:

Современная медицина шагнула далеко вперед. Тут можно выделить инструментальные и лабораторные методы. Инструментальные – это УЗИ, компьютерная томография. Если мы говорим о лабораторных методах, это стандартные анализы, самое распространенное – общий анализ крови, биохимия крови и общий анализ мочи. Общий анализ мочи позволит оценить есть ли какие-то кристаллы в моче, оксалатурия или ураты, есть ли воспаление. Биохимический анализ крови дает информацию насколько нарушена функция почек, креатинин, мочевину можем посмотреть, какие вещества повышены, например, мочевая кислота, кальций, фосфор, это тоже все смотрим в биохимии. А в общем анализе крови – есть воспаление или нет, лейкоцитоз.

Юлия Каленичина:

Если пациенты сдают во время диспансеризации мочу раз в год, и все время есть оксалатурия, находят какие-то соли, но при других обследованиях ничего нет, то должно насторожить? Просто это один из наиболее частых вопросов, которые задают.

Дмитрий Кожухов:

Если есть оксалатурия и нет никаких признаков мочекаменной болезни, то есть УЗИ нормальное, все остальные показатели в норме, нет примеси крови в моче, не вызывает воспаление, то настораживать это не должно, максимум соблюдать диету или пересдать анализ мочи. Бывает так, что в одном анализе есть оксалаты, в другом нет.

Юлия Каленичина:

Зависит от качества пищи.

Дмитрий Кожухов:

Мы на это смотрим как хирурги, поэтому с такими моментами в меньшей степени работаем.

Юлия Каленичина:

УЗИ – это достаточно информативный метод или компьютерная томография все-таки лучше?

Дмитрий Кожухов:

Здесь есть особенности. Если мы говорим про всем подряд, это УЗИ, замечательный скрининговый метод, на котором можно увидеть камни и в почках, и в мочеточнике в некоторых случаях. Его диагностическая ценность 60 процентов, этого достаточно, чтобы заподозрить мочекаменную болезнь, иногда даже получить более полную информацию.

Компьютерная томография считается золотым стандартом обследования мочекаменной болезни. Но понятно, что всем подряд мы ее делать не можем, это облучение, это вред, дорогостоящий метод исследования. Мы это делаем, когда пациент готовится к операции, когда нам недостаточно сведений по данным УЗИ. Бывает такое, что пациент приехал с типичной клиникой почечной колики, ему делают УЗИ, а камень не видят, мелкий камень стоит в мочеточнике внизу. Тогда компьютерная томография нужна, и она нам дает более полную картину. Кроме того, компьютерная томография может показать плотность камней, что очень важно для операции. Если компьютерная томография с контрастом, мы можем видеть, как контраст проходит через мочевыводящие пути, нарушена функция почек или не нарушена. УЗИ нам все это не покажет, но УЗИ – это более просто, легко, доступно, есть в каждой поликлинике, каждый врач-уролог обязательно владеет УЗИ, мы это сами делаем. КТ – это более высокотехнологичное исследование.

Оксана Михайлова:

Теперь к профилактике, как сделать так, чтобы камней в почках не было?

Дмитрий Кожухов:

В любом заболевании профилактика очень важна, потому что пациент может отделаться меньшей кровью, и в целом для государства и для поликлиники выгоднее спрофилактировать любое заболевание, нежели потом его лечить.

Первичная профилактика – это устранение всех основных факторов риска: борьба с ожирением, с неправильным питанием, соблюдение питьевого режима, подвижный образ жизни, активный, здоровый образ жизни, спорт. Спорт дозировано, но тоже должен быть.

Если мы говорим о вторичной профилактике, то это наша любимая диспансеризация. Периодически нужно ходить к урологу, и чем старше человек становится, тем чаще, после 40, после 50.

Юлия Каленичина:

Половая принадлежность может как-то влиять на ситуацию?

Дмитрий Кожухов:

Частая ошибка обывателей, думают, что уролог – это мужской доктор. Уролог лечит половую систему мужчин и мочевыводящую систему и мужчин, и женщин, потому что у женщин тоже есть почки, мочевой пузырь.

Юлия Каленичина:

Поговорим про особенности питьевого режима. Установлен диагноз, есть мочекаменная болезнь. Кипяченую воду пить, не из-под крана? И как много ее нужно пить ? Может быть, лучше морсы?

Оксана Михайлова:

Пиво, говорят, нужно пить.

Дмитрий Кожухов:

Действительно назначают, раньше это было более распространено, пиво при мочекаменной болезни, при почечной колике. Пиво является диуретиком, за счет этого мочи выделяется больше, и камень можно выгнать, но тут тоже очень много особенностей. Если полный блок почки, а пациент начнет пивом напиваться, только хуже будет.

Оксана Михайлова:

А арбуз?

Дмитрий Кожухов:

То же самое, это диуретик, все должно быть дозировано. Относительно питьевого режима, в норме каждый человек должен выпивать 1,5-2 литра жидкости в сутки.

Юлия Каленичина:

Компот, чай сюда входят?

Дмитрий Кожухов:

Это все входит, то есть жидкость. Пациентам, у которых выявлена мочекаменная болезнь, в зависимости какой тип камней. При оксалатных до 2,5 литров жидкости в сутки иногда рекомендуют, смотрим конкретно, а так для всех людей 1,5-2 литра – это та норма, которая позволяет нормально работать всем нашим органам и системам, которая позволяет держать концентрацию мочи на нужном уровне.

Юлия Каленичина:

По качественному составу этого питья есть разница? Может быть, черноплодный компот, брусничный компот или соки?

Дмитрий Кожухов:

В плане мочекаменной болезни мое личное мнение, что все эти морсы, сборы в большей степени обладают противовоспалительным эффектом, растительные уросептики, нежели растворение камней. Поэтому это не имеет значения, здесь важен объем жидкости.

Оксана Михайлова:

Можно же потом камень исследовать и понять, что помидоры, шоколад мне нельзя, а молоко можно?

Дмитрий Кожухов:

Можно, но это будет рассказывать доктор, а лаборатория делает биохимический анализ конкремента, есть разные методы, спектральный анализ, биохимический. Смотрят состав камня, что это – урат, фосфат или смешанный тип, но со смешанным всегда сложнее. Исходя из этого подбирается конкретная диета, и она пожизненная.

Юлия Каленичина:

Давайте расскажем, можно ли растворить камни в почках или это только операция, более грозные вмешательства?

Дмитрий Кожухов:

Нужна операция или нет – много различных факторов, иногда можем камень просто оставить, если он стоит в нижней чашечке, если он маленький, никак себя не проявляет, пожилой пациент, мы ничего делать не будем, просто наблюдать. А можно ли растворить или нет – можно, но только один тип камней, уратный, который образуется в результате нарушения метаболизма мочевой кислоты.

РH мочи, кислотность мочи, при уратных камнях кислый, где-то 5, и весь смысл направлен на назначение цитратных смесей, которые подщелачивают мочу, блемарен самый распространенный, мы его назначаем, пациенты сами принимают эти препараты, сами измеряют pH мочи и стараются держать его на уровне 7. Этот процесс не быстрый, занимает иногда полгода, иногда год, нужно четко смотреть какой камень. Если камень 2-3-сантиметровый, растворять его будет невыгодно пациенту, это больно, долго, неизвестно, как он себя поведет, и будет ли пациент в течение года принимать три раза в день таблетку и измерять каждый раз pH. Нужно все подбирать конкретно по случаю.

Оксана Михайлова:

Как тогда достать камушек? Вы сказали, что открытые операции сейчас практически не делаются.

Дмитрий Кожухов:

Раньше были полостные операции, можно было увидеть, особенно на пляже, когда в поясничной области большой разрез. Представьте, это не желчный пузырь, который мы удалили с камнями и все, здесь раз почку рассекли, через полгода еще камень образовался, это потом приведет к почечной недостаточности. Сейчас в этом направлении очень далеко вперед шагнула наша медицина, есть разные методы борьбы с камнями. Есть дистанционная литотрипсия, когда без всяких разрезов, без инвазии пациент ложится под специальный аппарат и дистанционно ультразвуком (есть и другие методы воздействия) волна направляется на камешек, он фрагментируется и затем отходит.

Юлия Каленичина:

Это болезненная процедура?

Дмитрий Кожухов:

Сама процедура не болезненная, дискомфорт может быть. В дальнейшем, когда фрагменты камешка будут отходить, может возникать болезненность.

Оксана Михайлова:

Но все равно делается обезболивание.

Дмитрий Кожухов:

Дистанционный метод самый ограниченный в плане его применения, потому что не все камешки так можно дробить. Если плотность камня больше тысячи по Хаунсфилду – это специальная шкала плотности, которая измеряется при компьютерной томографии, – то смысла делать ДЛТ нет, он просто не раздробит.

Есть другие методы, как правило, это все малоинвазивные эндоскопические методы, зависит от локализации. Когда камешек находится в почке, мы можем сделать перкутанную нефролитолапаксию. Простыми словами, в пояснице делается прокол иголочкой, туда ставится специальная полая трубочка, и по этой трубочке заводится аппарат с камерой, мы находим камешек, дробим и его фрагменты эвакуируем.

Юлия Каленичина:

Пациент спит в это время?

Дмитрий Кожухов:

Да, пациент находится под эндотрахеальным наркозом, он ничего не чувствует, пациент в положении на животе.

Оксана Михайлова:

То есть это глубокий наркоз.

Дмитрий Кожухов:

Да, долгая высокотехнологичная операция с применением рентгена. Слизистая после длительного стояния камешка может быть изменена, воспаленная.

Оксана Михайлова:

Операция длится несколько часов?

Дмитрий Кожухов:

По-разному, в зависимости от камешка, бывает и 30 минут.

Оксана Михайлова:

Как долго восстановление после такой операции?

Дмитрий Кожухов:

Через двое-трое суток выписываем, на следующий день удаляем один дренаж. Дренажики стоят в почке, снизу в мочевыводящих путях, все это постепенно удаляется, и пациент выписывается. В сравнении с открытыми операциями, когда пациент 10 дней лежит, и восстановительный период еще месяц, здесь пациент уже вечером в этот день может вставать, на следующий день избавляем от одного дренажа, и восстановительный период очень быстрый.

Оксана Михайлова:

Но потом достаточно болезненно.

Дмитрий Кожухов:

Дискомфорт будет, болезненность может быть в раннем послеоперационном периоде. Есть другие методы, например, когда камешек уже спустился в мочеточник, применяется уретеролитотрипсия, когда мы снизу через уретру без всяких проколов, без разрезов заходим через мочевой пузырь в мочеточник, доходим до камешка, фрагментируем, тем же методом фрагменты убираем.

Юлия Каленичина:

Но это тоже дикие боли, если камешек в ходу?

Дмитрий Кожухов:

Это почечная колика, при том, что не всегда можно сразу делать операцию. Почему мы говорим о важности профилактики? Если мы выявили камешек, знаем, что его надо оперировать, но он стоит где-то в чашечке, мы можем сразу сделать операцию. А если камешек в ходу вызвал почечную колику и не дай Бог обструктивный пиелонефрит, надо сначала раздренировать почку, поставить стент или нефростому на 2 недели, то есть дренировать, восстановить отток, убрать фактор пиелонефрита, и только через 2 недели мы уже будем делать операцию по удалению камня.

Юлия Каленичина:

Тут лучше идти на опережение.

Оксана Михайлова:

В любом случае дискомфорт, но насколько я знаю, а я общалась с людьми, которые раньше делали операции, связанные с дробление камней, все это очень болезненно. Раньше нужно было терпеть или вводили обезболивающее внутримышечно. Сейчас есть такое, что все эти процедуры делаются под конкретным обезболивающим, эндотрахеальным наркозом, сейчас максимально безболезненно? Ведь раньше стенты устанавливали наживую.

Дмитрий Кожухов:

Относительно стентов, если пациент поступил по скорой помощи, например, он поел, мы не можем сейчас дать наркоз, то женщинам, если болевой порог позволяет, можно поставить под местной анестезией, со специальным гелем, можно и так сделать, как правило, проходит безболезно. У мужчин в связи с тем, что уретра длинная, узкая, это все болезненно, я считаю, что только под наркозом. Операция по удалению камней, мы говорили о перкутанной нефролитолапаксии, идет достаточно высоко, под ребрами, поэтому здесь лучше эндотрахеальный наркоз, той же спиналки может не хватить. Пациент длительное время находится на животе, иногда несколько часов, и в этом состоянии находиться в сознании сомнительное удовольствие, поэтому лучше эндотрахеальный наркоз.

Оксана Михайлова:

То есть все сейчас решается, даже если у женщины низкий болевой порог, можно усыпить, чтобы и человеку было спокойно, и вам не мешать.

Дмитрий Кожухов:

У анестезиологов сейчас масса различных препаратов, они нам всегда помогают.

Юлия Каленичина:

Лазерные пневматические литотриптеры – что это такое?

Дмитрий Кожухов:

Это перкутанная нефролитолапаксия, другие методы. Мы же дробим камешек, а чем мы его дробим, аппарат называется литотриптор. И в зависимости от того, чем мы воздействуем – пневматика, тут основной фактор воздух, ультразвук, лазер – более современный метод…

Юлия Каленичина:

Как вы туда лазер доставляете, или он не повреждает кожные покровы?

Дмитрий Кожухов:

У лазера оптическое волокно очень-очень тоненькое, и через специальный канал в нефроскопе, той самой металлической трубочке, он подводится. Лазер – самый современный метод воздействия и самый эффективный. Лазером мы можем дробить камни любой плотности, 1700 и выше.

Юлия Каленичина:

У вас он есть?

Дмитрий Кожухов:

У нас и ультразвук есть, и пневматика, и лазер. У ультразвука и пневматики есть ограничения, ультразвук более щадящий, в нашем аппарате он сразу все эти фрагменты отсасывает, но не каждой плотности. Уратные камни легко возьмет, оксалатные камни очень сложно или будешь 4 часа дробить ультразвуком. Самый эффективный все-таки лазер.

Юлия Каленичина:

Как подбираетесь к смешанным камням?

Дмитрий Кожухов:

Ориентир на самую высокую плотность, потому что начнешь оперировать, рано или поздно дойдешь до ядра, которое сверхплотное, и что с ним тогда делать? Хорошо, если оно маленькое…

Юлия Каленичина:

Бывает сверхплотное именно ядро?

Дмитрий Кожухов:

Бывает весь плотный, бывает такое, что оболочка состоит из уратного компонента, она мягкая, иногда щипцами крошится и уходит.

Оксана Михайлова:

Если из пациента вышел более-менее осязаемый камень, вы его дарите пациенту?

Дмитрий Кожухов:

Мы всегда отдаем пациенту камень с той целью, чтобы он его сдал на биохимический анализ, и мы потом ему расписали профилактику.

Оксана Михайлова:

А некоторые хранят в шкатулочках.

Дмитрий Кожухов:

У каждого уролога, который занимается мочекаменной болезнью, есть своя коллекция.

Оксана Михайлова:

Если болевой синдром, почечная колика, тут поневоле попадешь к врачу, и его вынут каким-нибудь способом. Если представить, что камень не удалять, чем это опасно?

Дмитрий Кожухов:

Про почечную колику мы сказали. Стоял камень в чашечке, его не дергали, не удаляли, он вышел в лоханку, заблокировал мочеточник.

Оксана Михайлова:

А почему он вышел?

Дмитрий Кожухов:

Движение, питьевой режим поменялся, прыгнул человек, и все пошло. Причем мы можем длительное время не понимать, что есть камешек. Недавно был молодой пациент, 35 лет, спортсмен, боксер, неожиданно почечная колика. Сделали УЗИ, камень пошел в верхней трети мочеточника, большой камешек, пришлось удалять. Иногда бывает, что можно не удалять, если он находится в нижней чашечке, если камешек маленький, или еще иногда УЗИ-сты любят писать: микролиты, микронефролитиаз – тут тоже спорный вопрос. Иногда пишут микролиты, а это не камни на самом деле видны на УЗИ, а срез сосуда, который похож на мелкий камень, и тут важно различать. Здесь понятен алгоритм действий УЗИ-стов, лучше написать, что у них есть подозрение, чем пропустить, а камешек действительно будет. В таком случае КТ позволяет окончательно сказать, камень это или не камень, то есть иногда и не нужно ничего делать.

Юлия Каленичина:

Вы работаете в госпитале для ветеранов войн, и там достаточно пожилые пациенты. Есть какая-то особенность лечения пожилых пациентов с этой патологией?

Дмитрий Кожухов:

Особенность в том, что чем старше пациент, тем более строго мы подводим показания к операции, потому что у возрастных пациентов много сопутствующих патологий, здесь семь раз отмерь, один раз отрежь, потому что мы можем его взять на плановое удаление камешка, даже большого, который у этого дедушки находился 20 лет в почке и никак себя не проявлял, а мы тут залезли, соперировали, вроде бы почку от камня избавили, а потом возникли осложнения по сердечно-сосудистой системе. Вот это основная особенность. И чем старше пациент, тем меньше в сторону операции. Молодого бы мы соперировали, потому что молодой более активный, камешек не так долго находился в организме, а пожилых пациентов стараемся не брать, хотя я сам хирург и много оперирую, мне нравится операция, но далеко не всегда возьмешь оперировать пожилого пациента.

Оксана Михайлова:

Но если камень мешает, вы же все равно с ним что-то делаете?

Дмитрий Кожухов:

Иногда бывает, что пациенту нельзя делать радикально операцию в плане урологии, полностью избавлять от камешка, тогда дренировать: поставили стент, пациент ходит со стентом, и такое бывало. Например, 93-летний дедушка у нас лежал, у него куча сопутствующих патологий, ну не перенесет он операцию, но блок почки был. Поставили стент, находился на стенте, потом меняли стент.

Юлия Каленичина:

И до конца жизни он со стентом.

Дмитрий Кожухов:

Чем удобен стент – он же не виден, никаких трубочек не выходит, он стоит внутри. Есть свои особенности: режим мочеиспускания должен быть обязательно, если пациенту поставили стент, потому что в норме есть запирательный механизм в мочевом пузыре, то есть моча обратно не забрасывается, а стент – это трубочка напрямую, из-за этого может быть обратный заброс, что приведет к инфекции. Почему говорят, что терпеть нельзя, особенно женщинам, потому что может быть рефлюкс, тот самый механизм, который не дает моче забрасываться обратно. Если переполнен мочевой пузырь, механизм не срабатывает, и происходит рефлюкс, обратный заброс мочи, особенно если пациентка страдает хроническим циститом, это вызовет воспаление почки.

Оксана Михайлова:

Если ночью захотел в туалет, а тебе до будильника еще полчаса, не надо ждать эти полчаса, надо вставать и идти.

Дмитрий Кожухов:

Абсолютно верно.

Оксана Михайлова:

После операции наблюдаются пациенты, или камень удалили и свободны?

Дмитрий Кожухов:

Обязательно наблюдаются, потому что мочекаменная болезнь остается, и если пациент ушел в никуда, то через какое-то время может прийти с подобным повторным случаем.

Оксана Михайлова:

Но он наблюдается не у вас, а по месту жительства?

Дмитрий Кожухов:

В поликлинике, но мы даем свои рекомендации, расписываем диету, какие препараты принимать, а дальше в поликлинике наблюдает уролог и дает свои рекомендации.

Оксана Михайлова:

Как можно попасть к вам в отделение и кто может попасть?

Дмитрий Кожухов:

В госпиталь и непосредственно в наше отделение может попасть любой житель нашей столицы, мы работаем только на москвичей, то есть важно, чтобы была не регистрация, а московская прописка. Попасть очень просто, нужно взять в поликлинике по месту жительства направление и выписку и с этими документами, с паспортом и полисом прийти к нам через приемное отделение. КДО у нас тоже есть.

Тут такой момент – если пациент ветеран Афганистана, Великой Отечественной войны, любых боевых действий, мы можем без направления и выписки положить, это особенность для ветеранов. Что касаемо остальных, любой житель Москвы старше 18 лет может попасть, с собой направление и выписка. В силу нашей специфики те дообследования, которые очень часто рекомендуют в других учреждениях, с большим перечнем надо поступать, у нас этого нет, мы можем дообследовать непосредственно у себя в учреждении.

Оксана Михайлова:

И необязательно быть 70+.

Дмитрий Кожухов:

Главное 18+.

Юлия Каленичина:

А через КДО? Прийти на консультацию к урологу, решить вопрос нужна или не нужна госпитализация.

Дмитрий Кожухов:

На первом приеме все решается, надо или не надо. На сайте ГВВ есть вся информация, но обычно врачи поликлиники четко знают, надо ли направлять на госпитализацию.

Юлия Каленичина:

Скорая помощь в каком случае к вам привезет, или не возит?

Дмитрий Кожухов:

Возит, у нас несколько отделений работают по каналу скорой помощи, это гнойная хирургия, травматология и урология.

Юлия Каленичина:

С коликой тоже могут к вам привезти.

Дмитрий Кожухов:

С почечной коликой, гематурией, несостоятельностью дренажа, острой задержкой мочи, хронической задержкой мочи, острым пилонефритом, обструктивным, необструктивным – со всем этим везут по скорой помощи.

Оксана Михайлова:

И в конце скажите что-нибудь хорошее, а то даже несуществующие камни зашевелились после Ваших рассказов.

Дмитрий Кожухов:

Мы всегда пропагандируем здоровый образ жизни, и если за собой следить, соблюдать профилактику первичную и вторичную, то проблем не будет, потому что на начальных стадиях практически любые заболевания мы научились лечить очень хорошо, особенно хорошо это показывает столичная медицина.

Оксана Михайлова:

Спасибо большое, будьте здоровы.