{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Татьяна Багаева врач акушер-гинеколог высшей категории, зав. отделением женской консультации ГБУЗ «ГКБ им. Д.Д. Плетнеёва ДЗМ» 23 мая 2022г.
Менопауза
Что такое менопауза? Какие изменения происходят в организме женщины во время климакса? Как подготовиться к этому периоду перемен в организме? Какие обследования необходимо пройти женщине? Медикаментозные и немедикаментозные методы оказания помощи женскому организму. Как сохранить качество жизни и работоспособности в период менопаузы?

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения», и с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня мы говорим об элегантном женском возрасте, и гость нашей программы Багаева Татьяна Вячеславовна, врач акушер-гинеколог, заведующая отделением женской консультации больницы имени Плетнева. Что такое менопауза?

Татьяна Багаева:

Многие боятся этого слова и совершенно неверно его трактуют. Менопауза – это последняя естественная менструация в жизни женщины. Это общепринятое понятие во всем мире, и когда спрашивают у пациента, он не может оценить это сразу. Год нет месячных – только тогда можно сказать, что у меня наступила менопауза, и эта последняя была как раз тогда, год назад или 8 месяцев назад, только спустя год мы можем сказать – да, цикл остановился, больше ничего не повторяется. Женщине в этом случае надо вести менструальный календарь, но уже не с точки зрения контрацепции, а с точки зрения того, чтобы потом четко доктору можно было разграничить.

Юлия Каленичина:

Что же происходит в этот момент в жизни женщины, какие изменения в организме?

Татьяна Багаева:

У нас пропадает самый главный женский гормон, от которого все пляшет, кирпичик, основание нашей женской жизни – это гормон эстроген, его резко становится меньше. Конечно, он не сам по себе пропадает, у нас есть целая система регуляции, все специалисты об этом знают, но тем не менее чем меньше становится этого гормона, тем более яркие впечатления от этого возраста у женщины. И если это происходит быстро, резкое снижение уровня гормонов, то все те самые страшные вещи, которых обычно боятся, приливы, неприятные ощущения в области половых органов, становятся более яркими, то есть чем резче, тем хуже.

Юлия Каленичина:

Это у всех или кого-то минует чаша сия?

Татьяна Багаева:

Мы в этот возраст придем все рано или поздно, но проявления у всех разные. Есть женщины, которые вообще не знают этих проявлений, их немало, процентов 60, есть женщины, которые не замечают, как проходит этот возраст. Переходный период длится у всех по-разному, в среднем от года до трех лет, это ранний период после выключения месячных, и именно тогда ярко происходят все процессы. Если дольше, это либо тяжелое течение осложнений климактерия, либо недиагностированные болезни, которые все пытаются списать на возраст, кое за чем надо следить независимо от гинеколога и отсутствия или присутствия менструации.

Оксана Михайлова:

В каком возрасте должна наступить менопауза? И почему пауза, ведь пауза подразумевает, что это все вернется потом?

Татьяна Багаева:

Менопауза – это последняя менструация в жизни женщины, дальше это все называется постменопауза. Возраст, который в гинекологии называется климактерическим, наступает очень рано, 45 – это уже переход в климактерический период жизни женщины. А когда произойдет выключение, это сугубо индивидуально, у российских женщин в среднем в 49-53, может затянуться, может наступить раньше. Если наступает раньше, это может быть ранняя менопауза, если раньше 40 лет, то вообще преждевременная, и такие случаи сейчас достаточно частые, раннее истощение яичников. А позднее – нужно более глубоко следить за своим здоровьем, все, что после 55, настораживает врача обязательно, потому что что-то в организме идет не так, 55 – а все еще не кончается.

Юлия Каленичина:

На прошлом эфире мы говорили, что сейчас и в 50 не поздно родить.

Татьяна Багаева:

Это чудо, если женщина беременеет после 45, это не значит, что у них все плохо, просто резерв яичников достаточно скудный, и это нормально, то есть свой запас, который мы приобрели в эмбриональном периоде, мы расходуем до этого возраста, и потом, если женщина беременеет, должен быть всплеск эндорфинов, что вдруг раз – и беременность. Все остальное – это уже помощь гинекологов, репродуктологов, мы волшебники, можем и в 52, и самый поздний возраст, который сейчас у нас наблюдается, 62 года, женщина решила стать мамой. Противоестественный процесс, но тем не менее все возможно.

Юлия Каленичина:

Может ли поздняя беременность повлиять на наступление менопаузы?

Татьяна Багаева:

Женщина, которая так поздно самостоятельно беременеет, это нонсенс, а если мы ей помогаем, то она уже с выключенным менструальным циклом.

Юлия Каленичина:

Какие системы организма изменяются в связи с уменьшением количества эстрогенов?

Татьяна Багаева:

На самом деле все начинается с обмена веществ. Если переходить к вопросу о том, как лечить, это самый главный страх женщин, женщины всегда боятся, что я прибавлю в весе, что у меня борода вырастет, волосы повыпадают и сердце перестанет работать, давление поднимется. Почему-то женщины всегда считают, что это последствия лечения, а на самом деле все то, что я перечислила, это последствия выключения менструального цикла, то есть уходит гормон, и тут же меняется обмен веществ, человек начинает набирать вес, начинает прыгать артериальное давление.

Есть такая статистика, что до возраста наступления постменопаузы у женщин чаще страдают заболеваниями сердца, инсультами, инфарктами мужчины, у них нервная работа, стрессовое состояние жизни. И наступает момент, когда мужчины чаще страдают болезнями сердца, особенно инсультами, инфарктами, все, что связано с сосудами и кровообращением. Потом, когда у женщин выключается менструация, этот гормон участвует в том числе в работе мышцы сердца и кровообращении, в регулировке давления, у женщин начинаются скачки давления, и они попадают в этот более высокий риск возникновения осложнений со стороны сердца, особенно инфаркт. А уже лет через 5 все устаканивается, если мы сравним женский и мужской возраст, там все одинаково. Так что резкое падение уровня гормонов – это в первую очередь сердечно-сосудистая система, обмен веществ, нарушение веса. Мы не двигаемся больше с возрастом, но мы не уменьшаем количество пищевых калорий, которые мы потребляем. Поэтому как только гормон вылетает, который нам добавляет положительных эмоций и ускоряет обмен веществ, мы начинаем набирать.

Оксана Михайлова:

А нельзя сбалансировать это положительными эмоциями извне?

Татьяна Багаева:

Это нужно балансировать положительными эмоциями извне, потому что чем грустнее женщина в обычной жизни, чем тяжелее у нее проходит переходный период.

Оксана Михайлова:

Мне кажется, именно в этот момент те мужчины, которые выжили после инфарктов и инсультов, должны помочь женщине порадоваться.

Татьяна Багаева:

Мужчины вообще должны помогать женщинам, иначе откуда нам взять эндорфины в таком количестве, чтобы поддерживать себя все время в тонусе.

Оксана Михайлова:

У мужчин бывает климакс?

Татьяна Багаева:

Говорят, да, но поскольку я не сильно занимаюсь мужчинами в широком смысле этого слова, то это вопрос узких специалистов. У нас бывают мужчины, но по другим вопросам, больше связанным с детьми.

Юлия Каленичина:

Может ли повышение веса с определенного возраста намекнуть женщине на то, что у нее уже этот процесс начался, хотя еще все идет регулярно?

Татьяна Багаева:

Может быть, там и есть какая-то связь, все в организме взаимосвязано, но это связано с тем, что мы со временем не меняем свои пищевые привычки, не меняем свои пищевое поведение, но мы действительно меньше двигаемся, больше времени проводим в статическом состоянии, особенно сейчас, что-то читаем. Мы меньше двигаемся, даже несмотря на то, что мы в мегаполисе, у нас есть большие возможности, но вся наша жизнь проходит перед компьютером, руль, машина, работа. Топтание по кухне, даже если женщина домохозяйка и много времени уделяет дому, это не та физическая нагрузка, какая должна быть у человека.

Оксана Михайлова:

Как связан климакс с состоянием кожи, волос?

Татьяна Багаева:

Отчасти это связано с тем, что начинается преобладание одних гормонов над другими, то есть если женщине не хватает женских, у нее начинают выступать впереди планеты всей мужские. Соответственно, есть такой дисбаланс, и этот дисбаланс дает эти симптомы. Но это не вдруг и не сразу, а более отдаленные последствия, сразу это не возникает, и вряд ли человек резко станет не похож на себя, но все в организме меняется, и красота меняется, и воздействие на белки, которые поддерживают тонус кожи, кожа становится менее эластичной, коллагеновые волокна, которые отвечают за тургор нашей кожи, за каркас нашей кожи, ослабевают. Новые белки, может быть, и образуются, но уже не в таком активном количестве, в этом всем тоже участвует гормон эстроген.

Юлия Каленичина:

А в плане костей?

Татьяна Багаева:

Тут, скорее, отдаленные последствия, все зависит еще и от наследственности. Остеопороз – это распространенная проблема, когда вымывается кальций из костей, кости становятся более хрупкими, но это все-таки поздние последствия, и это наступает не раньше, чем через 5-7 лет, иногда даже больше. Поэтому врачи выступают за то, чтобы вовремя насытить женский организм гормонами, продержать немножко дольше женщину, отодвинуть этот период, когда все начинает сыпаться и расходоваться, потому что лекарственных веществ много, но попытавшись сложить препараты с разным механизмом действия у одного человека, стало понятно, что даже не каждый день надо есть какие-то таблетки или колоть уколы, а это схема. Тем не менее кальций можно пить килограммами, но он не загоняется в клетку, он плавает в крови, а туда, куда нужно, в кости, не попадает. Учитывая сколько у нас подходов к решению этой проблемы, видимо, еще идеального подхода пока нет.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим об интимных отношениях, ощущения в женской половой сфере, как все это меняется и как меняется эмоциональный фон женщины, ее отношение к интимной жизни?

Татьяна Багаева:

Это основная проблема, которая приводит женщин к нам, и хотя бы это заставляет женщину прийти к врачу. Повышенная сухость слизистых, дискомфорт во время полового контакта, опускаем то, что в этот момент ничего может не хотеться, такое бывает, и это необязательно менопауза, это может быть хроническая усталость. Но как только падает количество женских гормонов, возникает дискомфорт в области половых органов, именно в слизистой, то есть сухость слизистой, дискомфорт во время полового контакта, даже боли. Все это связано с тем, что слизистая становится тоньше, легко травмируется, а если на это накладываются еще какие-то гинекологические проблемы, редко бывает так, что у рожавшей женщины все идеально и не к чему придраться, если есть хоть какое-то легкое опущение, проблемы с учащенным мочеиспусканием, все это в более активной фазе реализуется и прогрессирует.

Чем больше нет месячных, тем ярче эта проблема прогрессирует, и когда мы женщин убеждаем, что вам сейчас 55, давайте прооперируемся, потому что лучше не станет, женщина откладывает на 10 лет – через 10 лет будет хуже заживать, и это 10 лет активной жизни, когда человек мог бы сделать косметологическую операцию, добавить заместительную гормональную терапию и продлить себе возраст, когда ни о чем не думаешь, а думаешь только о хорошем и принимаешь ухаживания.

Юлия Каленичина:

Что такое генитальные пролапсы?

Татьяна Багаева:

Это то, что в народе называется опущение или выпадение матки. Разные уровни и стадии, разное анатомическое расположение, где-то преобладают симптомы, связанные с недержанием мочи, где-то преобладают симптомы, связанные просто с дискомфортом от того, что сами стенки влагалища постепенно опускаются. И это может развиться в более раннем возрасте, особенно если женщина рожала, у нее были травматичные роды, много рожавшие женщины, женщины, которые худеют, полнеют, не берегут себя в плане ровного запаса жировой клетчатки, связки ослабевают, и эта проблема может наступить раньше. Но когда месячные выключаются, восстановление связок становится не таким активным, и процессы прогрессируют. Поэтому если такие вопросы есть в более раннем возрасте, и доктора предлагают решения, надо соглашаться, а в более позднем надо иметь в виду, что с возрастом все хуже заживает, и мы можем не достичь во время одного этапа операции эффекта, иногда нужно несколько этапов соблюсти, для того чтобы достигнуть хорошего результата. Никто не говорит привести себя в идеальное анатомическое состояние и сделать из себя девочку-подростка, но сделать так, чтобы тебе было удобно, комфортно, не мешало жить, потому что удивляют женщины, которые приезжают, и у них полное выпадение матки, они с этим по 10 лет живут.

Юлия Каленичина:

В наше время это действительно удивляет, тем более, в таких больших городах, где все доступно.

Татьяна Багаева:

Такая помощь доступна, по ОМС, и мы активно предлагаем пациентам, но: «Нет, я подожду». Сейчас не поворачивается язык назвать женщину 65-70 лет бабушкой, в основном это красивые женщины, но когда женщина в 85 приходит и говорит: «Сделайте с этим что-нибудь, я так больше жить не могу», – а ты понимаешь, что там уже клубок болезней, которые ни один врач не возьмется размотать, жалко становится человека, это надо было сделать 10-15 лет назад, чтобы позволить себе хотя бы об этом не думать, когда ты уже в глубоком возрастном интервале.

Юлия Каленичина:

Связочный аппарат изменяется?

Татьяна Багаева:

Это все к вопросу о тургоре кожи, о том, как изменяются внутренние органы и их подвешенность, связочный аппарат держит наши внутренние органы на определенном уровне, это вопрос об опущении, выпадении половых органов в том числе. Нельзя сказать, что есть прямая взаимосвязь, некоторые женщины говорят: «Как месячные закончились, у меня суставы заболели». Скорее, нет, просто это все сложилось вместе – прибавка веса, отсутствие физической нагрузки, и рано или поздно это отражается на всем опорно-двигательном аппарате. Бабушки, которые ходят и голову поднять не могут, это изначально связочный аппарат, а потом уже костный, когда происходит перелом позвонков, смещение позвоночных дисков, деформация, женщина не может разогнуться, потому что это тяжелые изменения. Но это все вместе, нельзя сказать, что выключили гормон, и все, это же физическая активность, занятия, ту же гимнастику, если здоровье позволяет, делать надо.

Юлия Каленичина:

Еще и культура поведения, культура жизни заставлять себя выполнять физическую нагрузку помимо того, чтобы приготовить покушать и сходить в магазин.

Татьяна Багаева:

Та же программа нашего мэра «Московское долголетие», у них глаза горят, причем бабушками этих женщин назвать очень сложно, это красивые, сияющие женщины, которые не чувствуют своего возраста, и хочется сказать: возраст не есть старость, то есть они все приближаются к 80 и перешагивают, но у них активная жизнь, они танцуют, поют, глаза горят, и ты понимаешь – при чем тут наши гормоны.

Оксана Михайлова:

А дедушки там есть?

Татьяна Багаева:

Есть, но немного, как всегда на вес золота.

Юлия Каленичина:

Как часто следует ходить к врачу-гинекологу и к каким еще специалистам нужно ходить в преддверии наступления этого периода и во время?

Татьяна Багаева:

Есть профилактическое посещение врача, раз в году, если у женщины ничего не происходит в жизни, но тем не менее раз в году показаться врачу нужно, и даже не ради того, чтобы мазочки сдать, сейчас немножко меняются программы, и женщины очень удивляются, когда мы им говорим, что раз в 3 года и не чаще мы возьмем мазок на цитологию, если человека ничего не беспокоит, если доктор не видит никакой патологии.

Первое, что делает доктор, оценивает состояние женщины в целом и в частности того, что происходит внутри организма, поэтому раз в году показаться нужно. Показываться чаще тогда, когда есть в этом необходимость. Если что-то беспокоит, сидеть и ждать, пока само пройдет, не нужно, особенно в этом переходном возрасте, потому что не радуешься за женщин, когда они говорят, что жизнь не мила, глаза потухшие, мужу что-то надо, а я ничего не хочу, у меня приливы 20 раз в сутки. Я понимаю, что это не жизнь, ты не спишь, не можешь заняться никаким делом, не можешь сосредоточиться, этот вазомоторный криз, когда тебя резко бросает в жар, в пот, ты мокрая, теряешь в весе, и с этим не прийти было бы неправильно, тем более, что это может начаться в достаточно раннем возрасте, когда тебе надо детьми заниматься. Это все повод обратиться к гинекологу, гинеколог делает главное – исключает анатомические нюансы, то есть изменения в работе органов и систем, гинеколог может назначить гормональные обследования, но это актуально только тогда, когда у тебя уже месячные выключились, потому что иначе ты в этом референсе, укладываешься в нормы. У тебя эти гормоны, может быть, уже индивидуально поменялись, но в этот референс еще укладываешься, пока регулярно менструируешь, конечно, при условии, что не стоит вопрос «хочу срочно детей», это другая история.

Но если говорить о том, как часто к нам приходить, есть такие сроки, когда мы назначаем терапию, женщине назначаем контрольной визит, как правило, это 2 месяца, то есть за 2 месяца в организме женщины что-то должно поменяться. Если это что-то изменилось в положительную сторону, значит мы на достигнутом эффекте останавливаемся, это касается той терапии, когда мы назначаем травы. Женщины очень боятся менопаузальной гормональной терапии, особенно если их начинают беспокоить приливы, ты им предлагаешь: «Давайте мы подберем вам терапию, у вас легче будет проходить переходный период, вы уйдете в постменопаузу и даже не заметите. Или если у вас гинекологические проблемы, давайте сделаем регулируемый менструальный цикл, чтобы вы не задумывались о том, что что-то у вас в организме регулярно происходит, назначим терапию». 

Женщины боятся слова гормоны как огня, поэтому как альтернативное решение мы предлагаем иногда фитотерапию, БАДы, и минимальный период, когда мы можем оценить действует или не действует, это 2 месяца. Если через 2 месяца человек приходит и говорит, что все прошло, была легкая форма, месячных нет, я себя хорошо чувствую, мы можем продлить эту терапию, хотя во всех инструкциях написано 2 месяца. Не помогает – значит надо действовать, ждать тут нечего. Два момента только надо соблюсти: четко знать, что нет гинекологических проблем, некоторые являются ограничением к применению терапии, обследовать молочные железы, что делается обычно раз в 2 года до 55, потом раз в год до определенного возраста, и точно знать, что у тебя нет тяжелых заболеваний, с которыми применять терапию нельзя. В первую очередь тромбозы, все в акушерстве и гинекологии этого безумно боятся, если в прошлом были тромбозы, и не потому, что была варикозная вена и потом ее удалили, это противопоказание к назначению менопаузальной гормональной терапии, доктора опасаются и не берут на себя ответственность.

Юлия Каленичина:

Почему так боятся женщины, ведь это же так здорово?

Татьяна Багаева:

Сложный вопрос, для меня это, скорее, не в смысле, что женщина боится врача, а что доктор чего-то не знает, чего-то недопонимает, не уверен в себе и не знает, как все это применить. Пусть простят меня мои учителя, но для меня это так, то есть если доктор не разобрался сам, он безумно этого боится, он не будет назначать эти препараты, мало того, он будет отменять то, что назначили другие врачи, и говорить, что это страшно, вредно.

Юлия Каленичина:

Если женщине назначена гормональная терапия, как часто ей нужно обследоваться и что конкретно?

Татьяна Багаева:

Все основывается на симптомах, мы же восполняем то, чего не хватает. Краеугольный камень – когда прийти в следующий раз к врачу. Назначили терапию и всегда говорим – 2 месяца приема, на 3-й приходите, это касается и контрацептивов, и менопаузальной гормональной терапии. И если была женщина с потухшими глазами, то через 2 месяца она приходит с прической, в украшениях, накрашенная, сияет: «Доктор, спасибо, у меня дома все наладилось, муж меня любит, на руках носит», – это уже говорит о том, что терапия женщине подходит, помогает и хорошо переносится, то есть попали в точку. На самом деле препаратов масса, и это уже наблюдение, когда ты много назначаешь, что-то лучше подходит, что-то хуже, всегда можно поменять, подобрать, уменьшить дозы либо поменять способ введения, но суть остается прежней, то есть человек оживает, действительно становится жизнерадостной, красивой женщиной, которой хочется наслаждаться, смотреть на нее и получать удовольствие.

Юлия Каленичина:

Как долго применяется гормональная терапия?

Татьяна Багаева:

Мы стараемся дольше 5 лет не назначать, существуют разные исследования, некоторым больше 20 лет, которые говорят, что долговременная терапия не всегда нужна. Те препараты, которые мы рекомендуем, если рано выключились месячные, до 40 лет, тогда длинный период приема, иногда женщина не дотянет до тех волшебных средних лет жизни, потому что у нее процессы старения будут прогрессировать. А те женщины, у которых выключается все вовремя, считается, что даже 2-3хлетний период приема препаратов создает некий запас прочности у женского организма вперед на 5-7 лет. Другой вопрос, что это должно быть непрерывно, баловаться с гормонами нельзя.

Оксана Михайлова:

Молочную железу нужно обследовать лет с 35, но тут-то уже можно расслабиться и не следить?

Татьяна Багаева:

Это возраст порядка 69 лет, когда за этим можно уже не сильно следить.

Оксана Михайлова:

То есть до 70 все равно надо.

Татьяна Багаева:

Желательно, объясню, с чем это связано. Уже давно доказано, почему страх среди врачей, среди пациентов терапии: я сейчас начну принимать препарат, а у меня вылезет рак, и многие женщины, которые приходят, даже молодые, говорят, что они этого делать не будут, потому что мама или тетя начала пить гормоны, и у нее сразу рак. Есть научные исследования, достаточно распространенные в медицинском сообществе, – не возникает рак за один год. Тогда, когда мы его диагностируем, ему уже как минимум больше 2 лет однозначно, а может быть еще больше. Почему рак молочной железы – это один из самых злокачественно текущих раков, потому что к тому времени, когда мы этот 1 см диагностируем, там уже миллиарды клеток, и эти миллиарды клеток могли попасть в кровяное русло, разнестись по всему организму. Вроде как ранняя диагностика, но для этой опухоли это уже давно существующий процесс, не менее 2 лет, иногда 5, иногда 7, в пределах 8. Поэтому и обследуется женщина, но это не значит, что что-то уже не происходит в организме.

Юлия Каленичина:

Что касается проблем с сердцем, нужно идти к кардиологу сразу же или начинать с гинеколога?

Татьяна Багаева:

Это междисциплинарное состояние, надо и здесь, и здесь. Если кардиолог говорит: ни в коем случае не употребляйте гормоны, вам от этого станет хуже – меняйте кардиолога,  потому что всем известно, что как только убирается эстроген из организма женщины, сразу риски повышения артериального давления выше, мышцы сердца работают хуже, еще надо пережить этот климактерический период, особенно если приливов по 20 штук в сутки, я не думаю, что это на сердце отражается хорошо. Поэтому терапию надо подбирать с кардиологом, гинекологи много что умеют, иногда назначают даже то, что выходит за рамки специальности, если разобрались что и как действует, но это долговременный процесс гипертонии. Если уже предвестники есть и давление начало повышаться, надо работать и здесь, и здесь, то есть гинеколог подберет адекватную терапию с точки зрения гормонов в зависимости от показаний, а кардиолог уже регулирует дальше, ну невозможно знать такое количество препаратов одному доктору: меняются действующие вещества, меняются исследования, то, что было базовым 20 лет назад, сейчас уже поменяло свою базовость на вариант экстренной, скоропомощной терапии. А то, что когда-то применялось нашими бабушками, тройчатка, закинулся таблеткой и пошел, вообще сейчас не применяется, поэтому глупо было бы врачу-гинекологу за это браться, он должен понимать, о чем идет речь, он должен знать, какие цифры давления у женщины примерно должны быть в этом возрасте, но если это выходит за рамки, конечно, это к ВОП, а ВОП уже подумает, надо направить к кардиологу или нет.

Оксана Михайлова:

Поговорим про эндокринную систему.

Татьяна Багаева:

Не готова сказать, какая связь, но то ли гормона щитовидной железы становится меньше с возрастом, то ли его меньше становится в пересчете на наш вес, но его реально женщине после наступления постменопаузы не хватает, даже какое-то время у эндокринологов было такое пожелание: наступило тебе 50 лет – принимай энную дозу гормона щитовидной железы ежедневно и ни о чем не думай. Не знаю, насколько это основательно и имеет право на жизнь, но когда мы обследуем женщину, часто выявляем нарушения в работе щитовидной железы, а именно недостаток тех гормонов, которые отвечают за ее работу.

Гормон ТТГ, который стимулирует работу щитовидной железы, входит в диспансеризацию, раз в три года на диспансеризации, на которую мы по возрасту в поликлинике должны попасть, нам его проверят, и хорошо, если он укладывается в рамки нормы, потому что если он в рамки нормы не укладывается, это требует коррекции пищевого поведения, потому что не хватает гормонов щитовидной железы, и мы полнеем, избыток гормонов щитовидной железы – мы худеем, но это не норма, это может быть вариант тиреотоксикоза. Тиреотоксикоз у женщин старшего возраста бывает редко, скорее, гипосостояние, когда женщине не хватает.

Оксана Михайлова:

Никак не могу понять – где возраст вау, тут волосы выпадают, эндокринная система страдает, сердце.

Татьяна Багаева:

Поговорим про возраст вау с точки зрения гинеколога. У женщины в этом возрасте, когда выключается менструация, проходит страх получить нежелательную беременность, как бы мы не убеждали женщину, что 52 года – это тот возраст, после которого, даже если вы менструируете, не может у вас случится беременность, но женщины себя убеждают, часто к нам приходят и говорят: «Мне 50, я вышла замуж, подберите мне контрацепцию». Что сказать в этот момент, что расслабьтесь, успокойтесь, никакой беременности у вас не будет, а если будет, мы с вами подадим на Нобелевскую премию?

Тем не менее, это тот возраст, когда женщина отпускает страх нежелательной беременности, и если нет тяжелых осложнений в виде климактерического синдрома, потому что тоже бывает разных степеней тяжести, то у нее увеличивается активность, в том числе интимная жизнь более активная становится, если рядом есть человек любимый, то это вау.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим про интимную косметологию, что это такое?

Татьяна Багаева:

Это пограничная специальность, потому что я не знаю ни одного косметолога, который бы отправился в гинекологическую область, как правило, это гинекологи, которые имеют вторую специальность в виде косметологии.

Что можно? Можно убрать сухость слизистых, все, что делается на лице, применимо к слизистым и к половым органам женщины, и в возрасте, когда месячные прекращаются или ты близка к этому, там практически никаких ограничений нет, кроме тяжелых заболеваний, которые в организме человека могут существовать. Это те же инъекции гиалуронки, витаминов, которые позволяют поддержать слизистую, чтобы не было такого резкого истончения слизистой, сухости и всего остального. Это восстановление, пластические варианты, филлеры – хочу здесь пухлее, здесь полнее. Все это возможно, но любой уважающий себя косметолог скажет, что все это не держится, если женщина не получают гормоны извне, то есть та самая гормональная менопаузальная терапия – это первостепенно, оно не удержится ни на лице, ни внутри женского организма в интимной зоне, потому что первым делом надо насытить организм женскими гормонами. Будешь колоть на лице, и это все будет практически бессмысленно, если нет терапии, то есть косметологи всегда первым делом направляют к нам, чтобы мы подобрали терапию, восстановили, насытили женщину гормонами, и только после этого это все будет иметь какой-то смысл.

Есть еще местное применение гормонов, то есть если ограничения по общей терапии, которую мы принимаем чрескожно или в рот в таблеточках, это должны быть более серьезные изменения в организме, чтобы мы сказали, что вам нельзя, то есть местное применение в виде кремов и свечей. Тот же самый гормон, чтобы убрать сухость, неприятные ощущения, может применяться в кремах и свечах местно несмотря на то, что инструкция прописана для того и того вещества одинаково, там действительно процент всасывания через слизистую влагалища настолько минимален, что даже при тяжелых соматических заболеваниях применение возможно. Естественно, это все обсуждается индивидуально с пациентом, то есть огульно каждому мы рекомендовать не можем, и контроля врача это тоже требует.

Но своевременное применение местных препаратов, даже в более позднем возрасте, когда начинает преобладать недержание, это позднее осложнение постменопаузы, там уже про сухость, может быть, и речи не идет, и интимная жизнь не всегда есть, а вот недержание как печальная проблема стартует, не у всех, но у многих женщин. И там возможно кратковременное применение, даже иногда рекомендуют кратковременное применение местной эстрогенной терапии, для того чтобы насытить слизистые перед операциями, если это пластика, или перед лечением, обследованием, это позволяет избежать очень многих неправильных действий, особенно когда приходят пограничные цитологические мазки, на грани нормы и патологии. Мы назначаем женщине терапию, перебираем через месяц, видим, что это совершенно другая картина. Бояться этого не нужно, потому что если бы у нас так все легко всасывалось, то много ограничений было бы по применению любых свечей, которые существуют, независимо от возраста.

Юлия Каленичина:

Нужен ли психолог?

Татьяна Багаева:

Я не знаю таких женщин, у которых всегда все в порядке, рано или поздно в любом возрасте женщине может понадобиться помощь психолога. Но тут психологом может поработать и подруга, и священник, необязательно психотерапевт, просто медицинский психолог, который понимает, что в организме женщины творится, иногда и муж – это лучший психолог, или друг, кто выслушает. Но чем хороши специалисты – они умеют вас воспринять вне ситуации, то есть не зная ваших нюансов характера, близких родственников, посмотреть на проблему изнутри и понять, что поправить.

Нужен психолог женщинам, мы не привыкли над собой работать, и не все женщины с этим справляются. Мы, может быть, и справимся, даже умные и самые сильные психологически, вопрос сколько времени у нас на это уйдет. Иногда на это уходят годы, и хорошо, если человек смог справиться со своей проблемой, а иногда он замыкается, как улитка закрывается, и никуда не идет, проблемы нарастают, как снежный ком, вот вам потом панические атаки и все остальное.

Когда психотерапевты начинают раскручивать, находят проблемы далеко-далеко, еще совершенно не в менопаузе, а в детстве или в юности, страх, который поселился, и он не прожит. Конечно, психолог нужен, сложно работать над собой, но психолог всегда может подсказать в каком направлении это делать. Это не то, что я открыла тесты и ответила, есть же женщины-матери, женщины-любовницы, женщина-ребенок, это та позиция, которую женщина для себя выбирает, для того чтобы ей состоятся. И у таких женщин климакса не бывает, они нашли себя и в профессии, и дома у них все отлично, и дети под крылом, а есть те, которые зацикливаются на одной проблеме: только дети, соответственно, все остальное уходит на второй план. Но, с другой стороны, если ты женщина-мать и у тебя в бабушкином возрасте дети, ты ходишь с ними в школу, у тебя все отлично, и никакая интимная жизнь, возможно, даже и не нужна.

Оксана Михайлова:

В заключении расскажите нам все-таки про вау, потому что все равно тягостно это все.

Татьяна Багаева:

Себя надо любить в любом возрасте, возраст – это только цифра, себя надо любить, и тогда вокруг вас соберутся люди, которые будут вас ценить, любить, и ваш возраст при любой цифре будет востребован, красив и положителен, и жить будет хорошо.

Юлия Каленичина:

Спасибо большое, надеюсь, мы были полезны.