{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Виталий Арбузов основатель и генеральный директор бизнес digital-агентства INPRO.digital 15 декабря 2021г.
Цифровизация: путь в digital-мир
Генеральный директор первого в России бизнес digital-агентства INPRO Виталий Арбузов расскажет о важности цифровизации в современном мире на примере реализованных кейсов. Во время постпандемийного кризиса вопрос оптимизации работы и автоматизации процессов встал особенно остро, так как необходимо поддерживать эффективность даже в условиях ограниченности ресурсов. Виталий поделится опытом выстраивания digital-стратегий с нуля, полной переработки сайта в кратчайшие сроки и расскажет о важности корпоративных интранет-порталов в корпорациях.

Ольга Алешина:

Добрый вечер, дорогие друзья, в эфире передача «Разговор по делу», я ее ведущая Ольга Алешина. Сегодня у меня в гостях член совета Деловой России, основатель и генеральный директор бизнес digital-агентства INPRO.digital Виталий Арбузов. 

Виталий Арбузов:

Добрый вечер, дорогие друзья, мы сегодня поговорим про много чего трендового, интересного, про IT, digital.

Ольга Алешина:

Расскажи о себе, где ты учился, где вырос, как пришел в бизнес, ты один из самых молодых предпринимателей в Деловой России, почему именно в этот бизнес и с чего начинались твои первые шаги.

Виталий Арбузов:

Свой осознанный выбор, движение в сторону бизнеса я сделал уже давно, и я понимаю, что каждый из нас предприниматель, то есть если мы говорим про какие-то понятные правильные шаги для любого человека в жизни, для того, кто хочет чего-то добиться, ты должен быть предпринимателем, неважно, свой у тебя бизнес, работаешь ли ты в найме или ты партнер, ты должен быть предпринимателем по натуре, уметь предпринимать что-то и иметь возможность брать на себя ответственность за свои действия. Я это сделал давным-давно и об этом никогда не жалел, потому что я понимаю, что я своими руками творю не только свою судьбу, но и судьбы всех окружающих, как бы пафосно это ни звучало, но это так, потому что я создаю классный продукт, у меня хорошая команда, я создаю рабочие места и поднимаю экономику нашей страны в целом, я очень горд тем, что я создаю.

Путь мой не суперуникальный, я родился и вырос в небольшом городе Волжский, это под Волгоградом, 30000 населения, учился в обычной школе, потом принял решение после того, как закончил 9 класс, идти на рабочую специальность в техникум, а не в 10-11 классы, потому что было интересно рабочую специальность получить. Получил, потом отучился в Волжском политехническом институте, это филиал ВолгГТУ, и в этот момент я сразу понял, что цифровая экономика и все, что связано с цифровизацией, IT, digital – это будущее, и я буду причастен к сотворению будущего в нашей стране и в мире, и это для меня было  ключевым щелчком, я понял в самой начальной стадии, что я уже точно сделал свой выбор и с него не сойду.

Сейчас происходит на нашем рынке взрыв, просто лавина интереса к цифровым активам, к оцифровке бизнес-процессов, но когда я еще начинал, это была просто одна из специальностей: слесарь, компьютерщик, бухгалтер. И в тот момент я уже точно понимал, что это и есть будущее, это меня заинтересовало, и в своем родном городе я начал делать первые шаги по первой предпринимательской деятельности. Мы начали создавать небольшие, несложные сайты, небольшие рекламные кампании, и потихоньку начал развиваться, после чего уже, если совсем коротко, продолжил свою деятельность в Москве, чему несказанно рад, потому что здесь намного лучше ситуация с кадрами и легче находить общий язык с заказчиками.

Ольга Алешина:

И в целом заказчиков в Москве больше, чем в маленьких городах, потому что основной бизнес – Москва, Питер.

Виталий Арбузов:

Сейчас ситуация на рынке агентств имеет даже обратную ситуацию, когда у региональных агентств заказов больше в количестве, я имею в виду не по чекам, не обороты, не средний чек, а больше заказов в регионах, потому что все заказчики из Москвы, Питера внезапно поняли, что в регионе можно покупать услуги дешевле.

Ольга Алешина:

Но качество услуг – вопрос.

Виталий Арбузов:

Безумно важное замечание, и чаще всего, когда мы говорим про большие компании, корпорации, enterprise-сегмент, качество услуг оценивается формально. Та же самая наша любимая Деловая Россия, в рамках которой я создал сейчас подкомитет по стандартизации и сертификации цифровой среды нашей страны, в рамках которого мы занимаемся разными проектами, ГОСТ 34 сейчас будем переписывать, какие-то законодательные проекты тоже берем в работу. Вся эта история для того, чтобы у крупного заказчика и у государственного заказчика, у тех, у кого может не хватать компетенций для оценки подрядчиков, появился хороший, правильный рычаг, оцифрованный, формализованный в хорошем смысле слова, типовой рычаг, для того чтобы можно было принимать решение в сторону работы с подрядчиком или не принимать.

И поэтому качество услуг сейчас оценивается чаще формально, и цена контракта куда более важна для заказчика, к сожалению, пока что еще так. Уровень культуры и цифровой грамотности повышается, я готов отдать должное пандемии и локдаунам в нашей стране, что в целом осознание того, что бизнес уже не нужно оцифровывать, а нужного его сразу запускать цифровым, плотно пришло в головы всех предпринимателей, это очень здорово.

Ольга Алешина:

Это произошло после кризиса.

Виталий Арбузов:

Да, это такая веха, которую нужно обозначить особенно, это локдаун, потому что до локдауна был возрастающий тренд, были цифровые инструменты. Есть основной бизнес, скажем, строительный или производственный, тару производят, и вроде бы нужен сайт, или нужна IRPшка, и без нее работаем, небольшое производство, всех клиентов в тетрадке записали. Сейчас есть четкое понимание того, что бизнес не может не быть цифровым, и это ключевое, за что я, как представитель рынка, могу сказать спасибо локдауну и пандемии со своей стороны, со стороны пользователей, мы все стали пользоваться Яндекс лавками, доставками, в онлайне покупать билеты и прочее, это тоже удобно, потому что компании теперь дотягивают уровень сервиса до возможного к функционированию в онлайне, это очень здорово.

Ольга Алешина:

Уменьшение контакта с заправками, аптеками и так далее.

Виталий Арбузов:

Большие стартапы больших корпораций типа Яндекса, большое количество инновационных вещей, а недавно был в Иннополисе, город около Казани, я был там впервые, у меня товарищ отучился в Иннополисе на CDTО, это Chief digital transformation officer, то есть по трансформации бизнеса в цифровую среду, и пригласил меня на конференцию Digital Innopolis Days. Очень хорошая конференция оказалась, я просто сам много модерирую конференций, часто в Сколково модерирую разные площадки, и я волей-неволей сравниваю Сколково и Иннополис, и сравнение Иннополис выдержал и в чем-то даже вытянул на себя, потому что чувствуются реальные люди, которые приезжают учиться реальным хард-скиллам, обволакивают их софт-скиллами. И казалось бы, представитель Водоканала, кажется, где Водоканал, а где цифровизация. Парень внедрил за два года 30 цифровых проектов и даже получил за это премию.

Поэтому сейчас мир трансформируется, даже в неожиданных местах, казалось бы, цифровой мир, онлайн – это так близко, неужели так просто это можно сделать. Можно сделать просто и быстро, а можно сделать дорого и хорошо, это к вопросу про заказчиков, что мы начали обсуждать, потому что нет культуры выбора правильного подрядчика.

Я про свое агентство немножко рассказал, мы увидели огромную зияющую дыру на рынке в сегменте оказания digital-услуг с точки зрения бизнеса. У нас сейчас позиционирование, мы его четко зафиксировали и транслируем, это бизнес digital-агентство, то есть мы не говорим про технологии в отрыве от бизнеса, мы не говорим про какие кнопки, красные или синие, мы не говорим про то, насколько быстро ваш сайт должен работать, мы говорим про опексы, капексы, рентабельности, реинвестиции, риск потери проекта, выбор технологической платформы исходя из того, сколько свободных специалистов есть на рынке, кто ее потом будет обслуживать, и говорим про то, что при сдаче проекта мы отдаем проект так, что его может обслуживать любая команда.

Ольга Алешина:

То есть внутри, уже в штате компании, которая выступила заказчиком.

Виталий Арбузов:

Внутри, снаружи, в комбинированном формате, потому что я иногда не просто модерирую, а спикирю, и одна из моих любимых лекций, которая находит хороший отклик в зале, любой аудитории, особенно бизнесовой, это правильный бизнес-поход к разработке. Если будет интересно, можно написать «Виталий Арбузов, бизнес-подход к разработке», на Youtube будет запись, и я рассказываю про то, как комбинировать команды, то есть инхаус хорошо, агентство хорошо, не нужно выбирать. Обычно это два противоборствующих, сталкивающихся лбами мира: нет, нам нужно внутрь люди, нет, нам нужно на аутсорсе, компетенции, насмотренность, а здесь лояльность и возможность дотянуться рукой до печени программиста. Вот два конфликтующих мира, я их стараюсь подружить и говорю: и инхаус хорошо, и агентство хорошо, потому что правильное, грамотное управление и менеджмент команды, то есть если есть один хороший менеджер, это ключ к экономии бюджета. Ни для кого не секрет, что сейчас IT-услуги довольно дорогие, качественные услуги еще дороже.

Ольга Алешина:

Специалистов мало.

Виталий Арбузов:

Очень мало, это была основная тема конференции в Иннополисе, кадровый голод, то есть где брать людей. Крамольный тезис и аргумент, что утечка мозгов не так страшна, как то, что происходит прямо сейчас на нашем рынке. Если раньше утечка мозгов – это встал, взял чемодан и уехал, и про тебя забыли, то сейчас утечка мозгов происходит в новом формате, когда ты сел у себя дома, здесь, и работаешь туда, получаешь деньги там, не платишь налоги, получаешь здесь социальные льготы, живешь, как обычный человек, пускай даже безработный, получаешь дотации, пособие и работаешь туда, а живешь здесь. Это хуже, чем утечка мозгов, потому что мы еще получаем социальный балласт, что очень неприятно, и лучше бы уехал тогда. И все эти теневые заработки, по большому счету, Рaypal, например – привет, Илон Маск, – и никто их налогами не облагает. Даже если ты самозанятый, получаешь деньги, ты должен как ответственное лицо взять телефон, выписать чек, заплатить эти 4,6 процента.

Ольга Алешина:

Но это мало кто делает. Понятно, что они их здесь тратят, что хоть как-то в оборот страны идет, но это не размер налогов.

Виталий Арбузов:

Я не могу сказать, что в этом вопросе я какую-то сторону принимаю, как говорится, рыба ищет, где глубже, человек, где лучше, но проблема такая есть, и не может наш рынок предложить действительно конкурентную зарплату IT-специалисту, я уже молчу про агентский рынок, мы и так творим чудеса, чтобы у нас была хорошая атмосфера в коллективе, задачи интересные. Самый главный плюс и поинт для тех, кто у нас работает, это максимальная насмотренность, то есть люди получают максимум опыта в короткий срок, они работают с пятью, с шестью проектами сразу, а не с одним, это очень большой поинт, для того чтобы работать у нас.

Ольга Алешина:

Это не снижает эффективность сотрудника, когда он настолько многозадачен?

Виталий Арбузов:

Нет, это повышает не просто эффективность сотрудника, это повышает эффективность ведения проекта, потому что представь, что человек страдает синдромом туннельного зрения, у нас была дискуссия с одним из спикеров на Иннополисе из Росатома, он говорит, что нужен инхаус, я говорю – нужен аутстаф, потому что насмотренность. И мы общаемся, я понимаю, что люди растят уже со школы кадры под себя, под свою формацию, подготавливают обучающие курсы, институт, спецквалификация, но получается очень узкий специалист, это узкозаточенный инструмент, который выполняется свои задачи, но не может принимать решение. Если повезет, он вырастет в менеджера по своему сегменту.

Ольга Алешина:

Но он влево-вправо не сдвинется на какой-то другой проект.

Виталий Арбузов:

Он не видит лево-право, что есть что-то, кроме вперед, и это самая большая проблема инхауса, ее нужно решать или покупкой экспертизы снаружи. Есть эксперты, я, допустим, консультирую, ко мне приходят большие, маленькие компании, у нас есть клиенты небольшие цветочные магазины, просто люди, которые производят базовые услуги, салоны красоты, так и клиенты по типу Сибура, Норникеля, платежной системы Мир, Киномакс, Polaris, это все наши клиенты. И за счет этого я не только повышаю насмотренность у своей команды за счет разных сегментов, то есть финсектор, фарма, но еще и учу их принимать решение на разном уровне бюджета, потому что представь себе, бюджет enterprise, наверное, можно сделать хорошо, когда тебе позволяет бюджет, есть право на ошибку, но чаще всего строки очень маленькие, и представь себе бюджет небольшого цветочного магазина, у них сетка из пяти магазинов, разные вещи.

А если формат мышления у человека закостенеет, он знает, что у него всегда есть бюджет 5 миллионов в месяц, он не сможет находить решение на 5000 рублей. И каково разочарование клиента, когда у него на следующий год бюджет падает в два-три раза, а какое-то агентство не может подобрать решение на этот бюджет, но это же не очень хорошо. Поэтому я за счет диверсификации сегментов и диверсификации размера компаний учу команду быть на острие принимаемых решений в любом сегменте и в любом бюджете, это очень ценно и важно сейчас, потому что есть разные интересные новые технологии, такие как No-Code и Low-Code платформы, которые позволяют не программистам запускать какие-то MVP, стартапы, и программисты безумно востребованы. Будешь ты программистом средней руки, тебе прилетит 12 офферов от всех компаний России, и тебя все равно возьмут в штат, но если мы говорим про такие платформы и прочие современные технологии, которые позволяют без знания программного кода реализовывать продукты, это хорошая конкурентная среда, там, где можно за неделю сделать какой-то базовый продукт, запустить внутри компании или на узкую фокус-группу.

Ольга Алешина:

Это, наверное, дешевле.

Виталий Арбузов:

Безумно дешевле, это может быть бюджет десятки тысяч рублей, не сотни, не миллионы, а десятки тысяч рублей, проинвестированные в апробацию одной гипотезы, и ты на старте уже сразу понимаешь – отказаться от нее или все-таки принять и идти с ней дальше, это очень удобно, очень классно. Есть неплохая конференция в Сколково, мне очень понравилось, что сейчас в эти платформы уже не просто поверили, потому что раньше была беда, сомневались, будет работать, не будет, а в них поверили и уже ищут применение в разных сегментах, разных сферах, по юриспруденции внутри компании, бизнес-процесс, собрать согласование, бухгалтерские документы согласовать. Это очень круто, потому что само слово цифровизация потихонечку будет умирать, есть еще большой пласт компаний, которые не оцифрованы и не автоматизированы, потому что сначала автоматизация, потом цифровизация.

Ольга Алешина:

Это, наверное, средний и малый бизнес в основном.

Виталий Арбузов:

Я бы так не сказал, даже по нашему опыту взаимодействия с очень большими компаниями и международными компаниями в том числе, у кого штаб-квартира и главный офис в Европе, а у нас подразделения, там другая беда, не успевает доходить до реализации, или технология устаревает, особенно когда стараются погнаться коллеги за чем-то инновационным, за новым, то есть встречается не просто острый кадровый голод, а отсутствие специалистов на рынке вообще. Они сделали с одной командой, которая была амбассадором этой технологии, команда распалась, а новую найти невозможно, и они встают. Или наоборот, излишняя бюрократизация не дает возможности быстро интегрироваться.

Пару кейсов расскажу без имен, очень крупная компания, занимается перелетами, до сих пор выписывает топливо для самолетов по талонам от руки, это невероятно странно, ты смотришь вводные данные клиента в ТЗ, там фотография на мобильный телефон и талончик, который заполнен от руки. И это везде, нельзя сказать, что какой-то сегмент отстает. Да, очень сильный финтех в нашей стране, Тиньков в свое время сделал прорыв, необанкинг и прочее, это сильная сторона нашей страны, но других сегментов, суперотстающих или лидирующих особо нет.

Ольга Алешина:

Медицина же у нас идет.

Виталий Арбузов:

По моему опыту общения с представителями этого сегмента, инновационная медицина на высоте, медтек – это то, что сейчас качает. Сама медицина все-таки недодиджитализирована, вспомним даже три последние похода в медицинские центры, сколько там бумаг, заполнений, я всегда удивляюсь, когда заполняю анкету от руки и ручкой.

Ольга Алешина:

Причем в одной поликлинике одна, в другой другая, соединить невозможно, эти истории живы, к сожалению или к счастью, правда, непонятно.

Виталий Арбузов:

Очень серьезный вопрос поднимаешь зоопарка решений, который сейчас действительно имеет место быть, особенно в медицине. Это внедрение не централизованное, не на федеральном уровне, а на региональном уровне или внутри разных юрисдикций в России, в Москве, внедряются разные решения, и они никак не синхронизированы, и синхронизация просто невозможна, там 20-25 решений, и когда приходит время и кто-то говорит – сделаем новый единый стандарт, все говорят – о, 26-й стандарт.

Ольга Алешина:

При этом бизнес наверняка понимает, что ему нужно будет те же клиники подстроить под этот стандарт, а они уже заплатили огромную кучу денег за разработку какой-то другой системой, и это замкнутый круг, который решить будет очень сложно.

Виталий Арбузов:

Замкнутый круг тут имеет место быть, с тобой соглашусь, и решить может этот вопрос централизованно.

Ольга Алешина:

У государства же другая система, неплохая, но другая.

Виталий Арбузов:

Вопрос актуальный, и ключ к решению в централизации. Рынок бухгалтерских услуг этот вопрос решил с помощью нашего уважаемого члена Деловой России в том числе, и там есть пункт, по-хорошему здоровый монополист, остальные сегменты не имели такого игрока, который зашел раньше всех и покрыл бы все потребности. У кого-то удобство в формате интерфейсов, у кого-то удобство в формате интеграции, кто-то удобно деньги считает, и у всех свое решение. Даже когда мы приходим в какую-то компанию, общаемся на предварительном этапе сбора требований, мы чаще всего видим, что есть искреннее желание у собственника или управляющего работать эффективно, но руки опускаются, когда они понимают, что инструменты не дают им полностью свободы в развитии бизнеса, вот этот инструмент умеет это, вот этот инструмент это, и третий умеет совершенно другое. Объединить бы их в один, но вот это «бы» и остается «бы».

Ольга Алешина:

Пока невозможно.

Виталий Арбузов:

Есть определенные предпосылки у нашего отечественного Битрикса, Сергей Рыжиков молодец, он старается максимально собрать весь функционал всего чего только можно в себе, но это тоже получается большой швейцарский перочинный нож, который пока еще больше неуклюж, нежели отвечает на конкретные вопросы. Поэтому попытки есть, за что респект, но практическая реализация пока еще не догоняет пожелания бизнеса, поэтому тут есть нюансы.

Ольга Алешина:

Давай перейдем к кейсам.

Виталий Арбузов:

Я бы просто в свободном формате поговорил про то, что можно делать, то, что нужно делать, то, что приводит к результатам, а что нужно продумывать сразу, чтобы не было проблем. Например, очень актуально сейчас стоит вопрос кибербезопасности, киберпреступности, если мы понимаем в реальном мире, в физическом, что за собой повлечет определенное преступление – какая-то статья будет нарушена, мы получим наказание, то в кибермире это практически дикий запад.

Ольга Алешина:

Начиная от денежных манипуляций, заканчивая много чем.

Виталий Арбузов:

Это просто дикий рынок, черный рынок по взлому, дешифрации зашифрованных файлов, и цифровая безопасность, информационная безопасность должна быть на первом месте. Иногда доходит до смешного, что настолько хорошие специалисты работают на этом сегменте, что не остается у каких-то компаний выбора, как платить выкуп за расшифровку файлов, ну очень хороший шифровальщик, и никакая лаборатория не расшифрует, это страшно. Поэтому предиктивные меры всегда должны быть, то есть построение защитного контура, сборка модели угроз, ее отработка – это ключевое, что нужно сделать.

Но если говорить про безопасность, не нужно забывать и про базовую безопасность, которую мы сами можем обеспечить, потому что мы сейчас говорим про сложные вещи, а более простые вещи – это следить за своими паролями, задавать себе вопрос в бизнесе, где находятся мои цифровые активы. Была очень интересная ситуация в 2019 году, один очень большой цветочный бизнес к нам обратился с запросом, что на текущий момент сложилась такая ситуация, что сайт находится у них на частном защищенном сервере в Германии, не хостинге даже, а домен в другом месте, и контроль над сервером потерян, то есть доступ к сайту запрещен, и нужно что-то делать, на носу 1 сентября, то есть самая пора, остается 13 дней. И ты ничего не можешь делать, ты потерял контроль над самим сайтом. Там были некоторые конфликты интересов, и потеряли доступ, он стал неподконтрольный, ушел в юрисдикцию других людей, и руки опускаются, что делать, скоро сезон, а у меня только домен.

И в этой ситуации лучше всего ее не допустить, конечно, мы придумали очень интересный план, восстановили этот сайт, не имея к нему доступов, просто разработав с нуля, наш волгоградский офис работал в три смены без выходных, я купил 8 ящиков Redbull ребятам и запер их на ключ, без готового сайта не выходите. Решили этот вопрос, но к вопросу предикативности, по проработке безопасности, это ключевая точка роста, потому что подумай заранее, что случится, если, это и есть модель угроз. Я говорю модель угроз – непонятно, что это такое, специалистам по информационной безопасности понятно, но все-таки модель угроз – это если случится вот это, то произойдет вот так, что я буду делать в этой ситуации. Если произойдет такая ситуация, как мы от нее защитимся, это модель угроз, составляете просто топ-10: взломали хостинг, злоумышленник зашел, сотрудник уволился, доступы нам не отдает. Просто по знакомым, по друзьям за кружкой воды поинтересоваться о том, что было из реального, собрать такую модель угроз и сразу отвечать на вопрос – если это произойдет, как я в этой ситуации будут действовать и как смогу защититься, все, это табличка excel, 3 столбца и 10 строк, ничего сложного.

Ольга Алешина:

Но, как правило, мы начинаем думать, когда уже произошло, вот в этом самая большая проблема, потому что в практике у моих знакомых такие ситуации были с увольнением сотрудника, когда забирал все коды, пароли и просто не сообщал их, и падали огромные сайты с огромным контентом, и никто не мог их вытащить.

Виталий Арбузов:

Это самая частая ситуация у нас. У нас был один клиент, у них крупный бизнес, мы пришли, пообщались с маркетинговым директором, потом с генеральным, потом с собственником, сидим, общаемся по поводу того, как же мы будем их бизнес развивать, как будем двигаться дальше. И мы выясняем в рамках обсуждения всего проекта, что текущий сайт, к которому проинтегрирована система карт лояльности, 1С, личные кабинеты, персональные данные, где все это проинтегрировано, поддерживает всего лишь один человек, который уже не работает официально в компании, уехал в Штаты, работает полдня и доступен с 9 утра до 11 утра и с 18 вечера до 20 вечера, весь бизнес и все его цифровые активы, которые в пересчете на обычные рубли стоит десятки миллионов, является хранителем знаний один человек, который вообще на другом конце Земного шара, и он может просто завтра не выйти на связь, потому что ему нравится его новая работа больше. Вот такие вещи, о которых мы не задумываемся, ну что там сайт, мобильное приложение – нет, это не так, это цифровой актив, это ваши деньги просто в таком обличии, с кнопками, с формами  и с подвалом и шапкой, это ваши деньги, которые нужно считать, нужно защищать, приумножать и понимать, как мы их можем потерять в одночасье в один момент. Это самые интересные кейсы, когда люди просто не придают значения тому, что происходит на сегодняшний день, и это страшно, потому что лучше подумать заранее, нежели чем потом бегать и рвать на себе волосы.

Хороший товарищ рассказывал историю, они с партнером начинали делать бизнес, сейчас у них крупный бизнес, на заре предпринимательской деятельности они пошли на одну из первых консультаций не к маркетологу, не к бухгалтеру, не к финансисту, не к продажнику, а к СБшнику, и СБшник говорит: ребята, у вас с бизнесом точно все хорошо будет, если одна из первых консультаций по безопасности. Здесь та же самая история, то есть мир IT, мир digital – это дикий запад, на котором защититься куда выгоднее и проще, нежели пытаться решить последствия, тем более у нас нет нормального цифрового права, его просто нет по большому счету.

Ольга Алешина:

Отрасль относительно новая.

Виталий Арбузов:

Регулировка и нормальная концепция наказания и мер пресечения отсутствует как таковая, что, ты пойдешь в полицию и напишешь, что у тебя сайт взломали?

Ольга Алешина:

Тебе скажут: спасибо, что пришел.

Виталий Арбузов:

В лучшем случае. Да, какие-то вопиющие случаи государственной безопасности и затрагивающие общую повестку рассматриваются специализированным отделом.

Ольга Алешина:

Но это не мелкие вопросы, для бизнеса это большой вопрос, а в масштабах страны...

Виталий Арбузов:

Не существует единой меры пресечения, всегда усмотрение, то есть даже если суд по digital-вопросу, во-первых, нет компетенций у людей, которые принимают решение, правильно воспринимать факты. Их нельзя за это корить и винить, бизнес-язык является ключевым на заседании, а это не совсем правильно, потому что нюанс есть, и тут цифровое право, хотя если сейчас к любому слову приставить «цифровой», то все будет актуально – цифровой рубль, цифровое право, цифровое преступление.

Ольга Алешина:

Это сейчас основной тренд.

Виталий Арбузов:

Да, очень много возможностей в этом сегменте, очень много обмана в этом сегменте, потому что мы часто сталкиваемся с людьми, которые уже несколько раз с плохими подрядчиками поработали, что-то было не так, и они уже не верят никому. И большая ошибка среднего бизнеса в том, что они заплатили кому-то денег, может быть, даже два или три раза, небольших, получили низкокачественную услугу, приходят в нормальное агентство, в нормальный продакшн, к нормальному подрядчику и говорят: нам если за 100 рублей не сделали хорошо, вы вообще миллион хотите за это, у нас нет доверия. Это рынок сложнофактурный, сам бизнес непростой, и IT, digital – это, конечно, будущее, это уже настоящее, но нужно его регулировать, нужно создавать правила. Если кто-то хочет присоединиться к нам, добро пожаловать, мой контакт в социальных сетях можно легко найти, отправляйте сообщения, мы рассмотрим в составе комитета. Я хочу просто – может быть, амбициозно – навести определенный порядок на этом рынке, пускай это будет шаг за шагом, но это нужно.

Ольга Алешина:

Учитывая, что Деловая Россия – очень мощная площадка, учитывая то, что у тебя большой опыт в этой сфере, в том числе у наших коллег, которые входят в организацию, если собрать мнение бизнеса в целом, я думаю, что все поддержат, и вы совместно сможете выработать какие-то решения и с помощью общественной организации достучаться и донести мнение бизнеса, которое, надеюсь, будет услышано, потому что предпринимателей много, бизнес у всех разнопрофильный, начиная от стройки, от мусорок и заканчивая твоим, например, но мы понимаем, что оцифровываться 100 процентов.

Виталий Арбузов:

Это даже не обсуждается, это правильный тренд, я об этом и стараюсь рассказывать. Сейчас активно развиваю личный бренд, у меня Instagram, если кому-то интересно, можете подписаться, @arbuzov.biz. Я стараюсь поднимать темы, которые лежат за гранью мировоззрения технарей, которые организовывают агентства, просто компании по разработке, они узко смотрят. Это нормально, вопросов к ним нет никаких, они решают предметные задачи, и чаще всего от них можно услышать вопрос – дайте ТЗ. А как заказчик даст ТЗ? Что мы сейчас делаем с той же самой Деловой Россией – мы не говорим дайте ТЗ, я про наш проект непосредственно, запуск нового сайта, запуск нового проектного сайта, мы говорим – дайте нам 300 страниц, потому что заказчик читает эти 300 листов текста, у него на 7-й странице уже слеза по щеке бежит.

Ольга Алешина:

Плюс большинство гуманитариев, а заказчиками технари выступают редко, чаще всего люди с гуманитарным складом ума. Я больше визуализатор, если мне принести и наглядно показать, я пойму, что где надо подправить, а очень часто у подрядчиков какие бывают истории – прописываешь ТЗ, вроде все хорошо, вот этот талмуд, вроде все учли, мы про это забыли, а визуально мы не видели, поэтому мы не знали, и что возникает – давайте добавим еще энное количество, и начинается эта воронка, то есть подсаживают на некий крючок, с которого ты не можешь слезть, потому что сам ты это доработать не можешь, у тебя внутри, даже если бы был специалист, нет ни кодов доступа, ничего, работать с продуктом, который вышел, ты тоже не можешь, или можешь, но некорректно, и ты становишься зависимым. Хорошо, если это крупная компания, и эта сумма для тебя небольшая, ты можешь платить какую-то сумму за постоянные доработки, а если маленький стартап, ты считаешь каждую копеечку от инвестора, то тут возникает сложность.

Виталий Арбузов:

Именно поэтому мы внедрили и разработали новый продукт, проектную документацию, про которую сейчас я базово постарался рассказать, визуальное представление бизнес-процессов. Тоже легко можно найти пару статей на эту тематику, проектная документация INPRO.digital Виталий Арбузов написать в поиске, там будет много классных статей, мы стараемся популяризировать это, потому что это находка для всего рынка, мы распространяем это знание, поэтому такой формат имеет место быть и становится все более и более популярным.

Ольга Алешина:

Спасибо большое, мне кажется, мы пусть кратко рассказали, хотя вроде яркие кейсы, и даже я вспомнила, у меня еще есть в запасе энное количество, я просто на них не смотрела с той стороны, с которой смотришь ты, то есть я не задумывалась, насколько это на самом деле в масштабах крупного бизнеса может быть страшно и опасно.

Виталий Арбузов:

До новых встреч, и если интересно, @arbuzov.biz, буду рад вашим вопросам.