{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Александр Молчанов Основатель проекта "Профессиональное электронное образование", куратор кластера Высшее образование и среднее профобразование Московского международного салона образования 23 марта 2020г.
Интеллектуальное партнерство
Как сделать из выставки или конференции целое событие

Елена Семаева:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители, в эфире программа «Интеллектуальный капитал», проект Лиги преподавателей Высшей школы, радио Mediametrics, при поддержке Фонда президентских грантов. Мы в прямом эфире работаем, меня зовут Елена Семаева. Это программа об интеллектуальном капитале. Сегодня мы будем говорить об интеллектуальном партнёрстве. Мы так обозначили эту тему, что мы будем говорить о конференциях, о выставках, о том, как сделать из них целое событие, конечно же, о дистанционном образовании тоже, потому что я представлю нашего гостя, вы сразу все поймёте. Но думаю, что мы, безусловно, будем говорить и о том, что сегодня в мире, в нашей стране конкретно происходит. Наш гость сказал мне за эфиром, что пандемия, она, в принципе, такое же благо для России, как никогда были санкции. Я с этим категорически не согласна, за эфиром мы смеялись, посмотрим, что будет в эфире. И посмотрим, придётся ли представителю Лиги преподавателей Высшей школы махать здесь белым флагом. Итак, сегодня в студии, конечно же, представитель Лиги, председатель Лиги преподавателей Высшей школы, профессор, эксперт Российской академии наук, Елена Вячеславовна Ляпунцова. И Александр Сергеевич Молчанов, основатель проекта «Профессиональное электронное образование», вот про что идёт речь, что мы все равно сойдем на дистанционное образование как ни крути. И куратор кластера Высшее образование и профессиональное среднее образование Московского Международного салона образования. Образование, образование, образование. Международный Московский салон образования, прямо звучит. Добрый вечер, коллеги. 

Елена Ляпунцова:

Добрый вечер. 

Александр Молчанов:

Добрый вечер.

Елена Семаева:

Заявили мы о том, что мы будем говорить о том, как из конференции, из конгресса, из выставок сделать какое-то целое событие, чтобы они не приходили для галочки. Вы говорили за эфиром, что это такая тема наболевшая. В чем наболевшая, потому что я знаю, что, на самом деле, многие люди считают, что многие из этих конференций проводятся для галочки. 

Елена Ляпунцова:

Давайте, наверное, я начну в силу того, что мы в какой-то степени уже гостя приглашаем и уже имеем на правах хозяев этого эфира. На самом деле, я трепетно отношусь к сегодняшнему эфиру по той причине, что... Сразу будем говорить Александр, Елена и Елена для того, чтобы это был действительно дружественной интерфэйс. По сути дела, о чем мы говорим. Нам очень трепетно за тот достаточно длительный период общения, сотрудничества, единомышленники мы уже. У нас есть вектор, куда мы смотрим именно прямо. Сейчас уже у нас идёт такая важная задача, мы становимся интеллектуальными партнёрами. Мы, это Лига преподавателей Высшей школы и Московский салон, международный салон образования, ММСО. Это очень значимо по той причине, когда говорят, сначала надо поработать на имя, а потом имя работает на тебя. Это безусловно. И самое главное, что мы уже являемся, Лига, как профессиональные сообщество, как с тем сообществом, профессорско-преподавательским сообществом, с которым уже имеют место быть, и практически такая значимая площадка, как ММСО уже с нами в диалоге, это говорит о нашем профессиональном таком подходе. И безусловно, мы очень признательны Mediametrics, так как мы уже готовы быть как экспертами по всех СМИ. А вот Mediametrics нас поддерживает. И Александр, это тот профессионал, это тот уникальный специалист, было бы очень здорово, если бы у нас был такой дружественный диалог. А тема безусловно актуальна, безусловно важна. Интеллектуальный капитал, интеллектуальное партнёрство и выход на внешнюю среду. Зачем нам форумы, зачем нам конференции, почему мы должны. Какие должны быть формы, каким образом мы должны вообще всё сейчас анонсировать. Новые формы, новые механизмы, и безусловно, с учётом той реалии, которая существует сейчас, дистанционное образование, дистанционное взаимодействие и т.д. нас сегодня не испугало. Нас четверо в студии, больше пяти не собираться. Тем не менее, безусловно, есть трепет. 

Елена Семаева:

Но мы все меры приняли, сразу могу сказать, мы граждане сознательные. 

Елена Ляпунцова:

Сознательные, У каждого есть практически всё, что необходимо, руки мы моем, вытираем, у нас есть все дезинфицирующие, и маски, и все прочее. На самом деле, я думаю, что это такая маленькая преамбула о том, что Лига, это профессиональное сообщество, с которым мы уже. 

Елена Семаева:

Мы кстати, все равно ещё никуда не уходим от Лиги, поговорим ещё о ваших договорённостях обязательно. Но возвращаюсь, всё-таки давайте с чего-нибудь начнём вашу тему. Есть такое мнение, что многие конгрессы, многие конференции, выставки проводятся для галочки. Как вы на это смотрите? 

Александр Молчанов:

Давайте посмотрим вообще на историю этого вопроса, окунёмся на 20:25 лет назад. Откуда вообще зарождались все конференции? Научное сообщество пыталось обмениваться результатами научных исследований, между собой, между коллегами, как-то они хотели развить сетевые связи и звали тех коллег, которые работают в их области к себе в гости и пытались рассказать, чего они достигли, Чтобы получить какое-то общественное признание. Это с одной стороны. С другой стороны, были производители различного оборудования, которые собирали свои такие капустники и пытались понять, каким правилам нужно следовать, как регламентируется деятельность, как бороться с заказчиками, каким образом бороться с конкурсными площадками и так далее. Постепенно появилось два таких противоборствующих лагеря своеобразных. Поставщики разных решений и те, кто, в принципе, потребляет их и создает новое знание, генерирует новое знание с использованием решений. Но в какой-то момент дирекция салона образования, посетив разные мероприятия, разные выставки, я, например, видел мероприятия в 2002-м, в 2006-м году в Москве достаточно серьезные. Современная образовательная среда. Огромная выставка проходила в одном из павильонов ВДНХ, конференция СофтТул софтверная, где собирались все программисты, обменивались какими-то новшествами. Но постепенно эти конференции сошли на нет. Почему? Они превращались в такой закрытый капустник. Там, в принципе, одни и те же люди приезжали из года в год, рассказывали практически про одно и то же. Год, это очень маленький промежуток времени, чтобы создать действительно классную новацию. Что-то происходило, какие-то изменения были, но постепенно эта инновационность, она теряется. Первый год классно, а потом раз, все сходит на нет. 

Елена Семаева:

А если бы увеличить шаг, не помогло бы?

Александр Молчанов:

Нет, не помогло. Есть такие примеры, когда конференции проводились раз в два года, по большому счёту, не помогает. Научная школа у нас, она живёт 8-10 лет и, в принципе, 8-10 лет она работает на одну и ту же тему. И когда видишь человека, говоришь: это пошёл преподаватель, который занимается этими исследованиями. И все знают, что он ими занимается. Он один раз вышел, про себя рассказал, такой медиаповод создал и уже вроде бы всё хорошо. Это интеллектуальная повестка, она постепенно выгорает. И получается, что одни и те же признанные люди, на которых приходят смотреть все остальные, они курсирует по конференциям и, в принципе, ничего нового не происходит. Чтобы такого не было, салон образования, когда он появлялся, он решил пойти в очень уникальную среду. Он совместил выставку, где собрались производители и совместил интеллектуальный потенциал, чтобы они между собой пытались договориться. Это очень хорошо было воспринято сообществом, новые форматы появились, дискуссии, живой диалог. 

Елена Семаева:

Давайте на примерах, как это изменилось, что было и как вы сейчас стали это делать. 

Александр Молчанов:

Было как, выходит профессор, 20 минут рассказывает про свои исследования, докладывает, ему задают вопросы, такая классическая научная конференция. У нас сейчас основная часть форматов, это панельные дискуссии, когда собираются 4-5 человек в студии на панели, есть модератор. Чаще всего это люди с разными жизненными позициями, с разными убеждениями, с разными взглядами. 

Елена Ляпунцова:

Должна быть драматургия. 

Елена Семаева:

Из разных сфер. 

Александр Молчанов:

Модератор подбирает их так, выстраивает драматургию так, чтобы все они говорили про одну и ту же проблему. Например, про проблему научных исследований в современном мире. Но у каждого свой подход. Одни считают, что надо продолжать растить магистрантов, аспирантов и постепенно формировать научные школы. Вторые говорят, что это неправильно, надо собирать научные команды за полгода, они должны давать через год ,через два результат. Они начинают спорить между собой, выстраивая новую логику, новое понимание, новые смыслы. И это становится очень интересным таким эффектом. 

Елена Семаева:

Батлом. Такой некий батл.

Александр Молчанов:

С одной стороны, батл, с другой стороны, смыслы начинают формироваться именно на салоне образования, не вне его стен, как в научных исследованиях, вы где-то в лаборатории что-то сделали, а потом пришли, рассказали. Они начинают формироваться внутри. Это очень здорово. 

Елена Ляпунцова:

Например, как раз Александр это подтверждает о том, что как акселерация. Акселерация тех мыслей, которые потом выходят в какое-то определённое направление. И безусловно, когда говорят о научных школах, сейчас была дата, 80 лет, почему именно хорошая правильная школа научная, это как раз интеграция не только одного учёного, который практически сейчас является стержнем. Научная школа, это конечно имени кого-то, но научная школа только растёт тогда, когда она обрастает учениками, единомышленниками. И безусловно, это как раз тот батл внутри самой научной школы.. А когда мы ещё видим такой виток, например, интеллектуальный, мы сейчас говорим об интеллектуальном капитале, такая сейчас очень значимая экономика цифровая, искусственный интеллект, нейросети. Ведь это же было уже в шестидесятых годах прошлого столетия, нейросети как математические модели, они были. Они сейчас уже нарастают, новый виток, по той причине, что у нас есть такая элементная база, которая может эти все, по сути дела, научные изыскания математиков вывести на определённые сервисы, программы и использование. Поэтому это идёт как круговорот воды в природе в какой-то степени. 

Елена Семаева:

По спирали?

Елена Ляпунцова:

Вы знаете, может быть, даже и спирально, это надо подумать, потому что всё-таки это природа - природа, наука - наука. Но наука для чего, она нужна? Наука, это, в принципе, есть фундаментальная, есть которая прикладная. Прикладная тем более очень важна. Как раз на таких площадках, как ММСО, в принципе, мы знаем бренд ММСО, даже понимают все, кто находится на этой площадке. И это очень важно и значимо, быть каждому, кто кого приглашает, мне было так приятно в прошлом году, когда я получила, прошла конференция, прошел этот салон, красивое слово «салон». 

Елена Семаева:

Красивое слово «салон». 

Елена Ляпунцова:

Очень красиво, салон. И когда пришла такая благодарность участнику, что спикером был, модератором был и так далее, это очень гордость такая. А самое главное, что новые формы, в стиле джаз, ММСО в стиле джаз. Это предпроекторная такая история, когда ты входишь, интегрируешь. Как у нас идёт когда церемония награждения, у нас в Общественной палате Российской Федерации играет джаз тоже. Потому что мы люди, мы должны быть многогранны.

Елена Семаева:

Вы сейчас имеете в виду, когда салон проходит под музыку джаз?

Александр Молчанов:

У нас spa-салон презентовалася, перзентация салона, презентация концепции происходила в клубе Игоря Бутмана, происходила под джаз, это было просто обалденно. 

Елена Ляпунцова:

Это очень стильно, это вкусно. 

Елена Семаева:

Это, кстати говоря, один из вопросов, который я подготовила. Наверное, это отличие от того, как раньше проводились конференции. Сейчас это некая уже не линейная история, а объемная, когда совершенно неожиданные участники..

Елена Ляпунцова:

Там уже начали коллаборироваться. Запах, тактильность, все присутствует. 

Александр Молчанов:

Безусловно, так. На самом деле, последние два года салон очень внимательно следит за теми новациями, которые происходят у нас в регионах. Мы даже пришли в некоторые регионы, провели салоны там, это Иркутский салон образования, это Уфимский салон образования. Мы смотрели, какие есть новации внутри, мы окунулись в те проблемы, в те боли, которые есть на территориях и пытаемся их вытащить на Московский салон образования. Почему? О некоторых проблемах действительно нужно говорить наверху, но чтобы наверху о них услышали, нужно создать такую среду, чтобы все эти проблемы, они прошли своеобразную акселерацию и проскочили уровни, через директора школы, через регионального министра, через муниципалитет. 

Елена Ляпунцова:

Советы ректоров. 

Александр Молчанов:

Они вышли и были сказаны именно там, где их можно решить. Далеко не все проблемы, с которыми встречаются учителя, с которыми встречаются педагоги вузов, они носят локальный характер. Даже сегодняшняя пандемия, в которой все находятся, она показала, что проблемы внедрения дистанционного обучения, они массовые и носят массовый характер. И вопросы, которые возникли перед педагогами, они не решаются локальными документами, они гораздо шире. 

Елена Семаева:

Давайте об этом всё-таки поговорим. Вообще готова была страна к дистанционному обучению в ведении его в таком объеме?

Александр Молчанов:

Я могу сказать, что дистанционное обучение в нашей стране, оно исследовалось достаточно давно. Первый приказ об эксперименте дистанционного обучения, это 1998 г. 

Елена Ляпунцова:

20 лет назад. 

Александр Молчанов:

20 лет назад, уже больше 20 лет. За эти 20 лет у нас появилась статья в законе о признании электронного обучения, дистанционных образовательных технологий. 

Елена Ляпунцова:

Вы имеете в виду 273 такой закон Об образовании. 

Александр Молчанов:

Да. Эти формы стали легальными, их можно применять в том или ином виде. Были разные подходы, разные вузы, начиная с телеобучения, разные эксперименты ставились. Были вузы, которые обучали по 70, по 100 тысяч человек одномоментно. Все методики, все технологии были наработаны. Об этих технологиях и методиках 20 лет стране рассказывалось, все, кто желал подготовиться, все для этого было создано. Более того, за это время технологии компьютерные ушли настолько далеко, что, в принципе, для проведения вебинара ничего кроме смартфона собственного не надо. 

Елена Семаева:

Знаете, тем не менее, хочу сказать, может быть, внутри образовательной системы подготовка шла. А если говорить об обывателях, которых здесь я сегодня представляю, обыватели, конечно, наверное, не совсем были готовы. То есть вопросы появляются. Я сейчас хочу сказать про мнение учителей, которые вышли сейчас первую неделю на дистанционку, и у них такие впечатления. Они говорят: я, наверное, обложусь дома книгами, как-то непривычно. 

Елена Ляпунцова:

Это очень большой труд. Иногда он даже более серьезный, нежели выходить в офлайн. 

Елена Семаева:

А почему?

Елена Ляпунцова:

По той причине, что ты вещаешь, ты когда в диалоге, мы сейчас, например, тоже имеем отношение, мы сейчас записываем, мы говорим в эфире, потом это останется навсегда. И по сути дела, тот же самый шлейф, это тот образ того, как ты проведёшь. Даже у нас было такое распоряжение: имейте в виду, интернет всё видит. Такая фраза была после того, как распоряжение руководства университета, интернет всё видит. На самом деле, нужно иметь смелость, и подготовка должна быть очень серьезная. Понимаете, это даже и актёрское мастерство, как ты умеешь себя вести на камеру. Например, мы же говорим с нашим таким девизом Лиги: с традициями к инновациям. И мы тоже сейчас создаем это, мы уже, как минимум, полгода в этой онлайн образовательной среде. И у нас уже есть курсы, которые мы хотим переобучать, обучать и дополнять той причине многие кто, но я думаю, что 80 % не готовы, а может быть, 50 %, мы не знаем. У нас ещё пока статистики нет, но я сейчас, опять же, правильно Александр говорит, что очень важно смотреть, что делается в регионе. Только сегодня мне позвонили, написали Казань, Оренбург, Ростов-на-Дону, Таганрог и так далее, что практически, ура, Дальний Восток университеты. я намеренно не называю бренды по той причине, чтобы никаким образом никого не обидеть. Но просто региональные площадки, мы говорим, те, которые с таким трепетом говорят: мы отлично провели. 

Елена Семаева:

Мы справляемся. 

Елена Ляпунцова:

Мы справляемся. И как раз сейчас, даже перед эфиром мы говорили о том, что будем опыт масштабировать, опыт будем каким-то образом транслировать, но это будет диалог очень серьезный. 

Елена Семаева:

Александр, добавьте по регионам. 

Александр Молчанов:

Добавлю. Во-первых, первое, что происходит, когда пытаются внедрять дистанционное обучение, меняется модель потребления. В обычной школе нас приучали к тому, что получение знаний, это непосредственный контакт с преподавателем. Мы впитываем не только информацию, не только знания, мы впитываем модель поведения человека. И вдруг между вами и преподавателем возникает компьютер. 

Елена Ляпунцова:

Стена. 

Елена Семаева:

Стекло. 

Александр Молчанов:

У вас, во-первых, может учебный процесс потерять синхронность. Не обязательно все студенты должны по ту сторону экрана быть синхронно вместе с вами быть в эфире. Они могут посмотреть его ночью, они могут в свободное время, они могут проснуться по своему графику. Кто сказал, что они в 9 утра должны просыпаться. 

Елена Семаева:

А сейчас возможно?

Александр Молчанов:

Технически нет никаких проблем. 

Елена Семаева:

Я имею в виду, возможно ли это разрешение. Когда нас сейчас на карантин посадили, на удалёнку, не обязательно студент должен во время лекции присутствовать. 

Елена Ляпунцова:

Это есть платформа. 

Елена Семаева:

Я не про техническую. 

Александр Молчанов:

Вопрос к тому, как будет подходить вуз к процессу организации дистанционного обучения. 

Елена Ляпунцова:

Это уже нормативно-правовая такая вещь. 

Александр Молчанов:

Самый разумный подход, который я встречал за последнее время, это когда преподаватель представляет, что произошёл взрыв, очные занятия невозможны, у студентов есть масса сервисов, через которые они могут получать знания, и преподаватель становится навигатором. Он может помочь как-то студенту лучше усвоить знания, разобраться во всём многообразии электронных библиотек, электронных курсов, всяких разных систем. Он может стать вот таким навигатором? Может. Для этого он может провести вебинар. 

Елена Семаева:

Хочет ли, у меня вот этот вопрос психологический что там с преподавателем. 

Александр Молчанов:

Если он не хочет, то это вопрос, на своем ли месте преподаватель. Значит он в обычной аудитории тоже не особо хотел студентам чем-то помочь. Это было тогда что-то другое, но это не преподавание. 

Елена Семаева:

Нет, я знаете, почему ещё задала этот вопрос. Сильно ли меняется тогда фигура преподавателя, его собственное ощущение. 

Александр Молчанов:

Меняется, меняется роль преподавателя, меняется ход и ведения урока, ход работы. 

Елена Ляпунцова:

Я на себе это могу сказать. 

Александр Молчанов:

Размеренный график, который у вас был, он внезапно рушится и становится совершенно другим. Вам не надо, на самом деле, полтора часа рассказывать студентам истину. 

Елена Семаева:

Меньше планирования. 

Александр Молчанов:

Есть во многих источниках, достаточно просто правильно их подобрать и оставить контактную работу в меньшем объеме, но она должна быть по существу. Надо убрать воду из разговора. На самом деле, очень много таких моментов. И самое главное, мы же понимаем, что преподаватели у нас такие же хитрецы, как и студенты, они друг у друга передирают разные пособия, вставляют к себе. И пока они работали в закрытой аудитории, про это никто не знал. А теперь внезапно они выходят в эфир, и им становится страшно, а вдруг про это узнает автор, а вдруг это теперь надо как-то переоформить. Нужно время, нужны силы. Безусловно, всё меняется. Степень доверия меняется. 

Елена Ляпунцова:

Да, степень доверия, а самое главное, что сейчас правильно была сказана мысли о том, что мы должны понимать, если ты пользуешься чем-то, это же открытые источники. Но тогда ты ссылку сделай, это будет очень верно и будет правдиво. Все знать невозможно, в любом случае, любой исследователь, любой преподаватель, он использует в своей научной и преподавательской деятельности различные источники. Но если ты заимствуешь, это уже совсем неправильная вещь. Но тогда нужны правовые, нормативно-правовые отношения, и практически, нужно понимать, что ты не должен как плагиат его использовать. Страшно то, что в принципе, а что ты являешься, кем ты являешься. И методики, методология и учебно-методические вещи, которые используются в онлайн, они более жёсткие, они более интересные, они более мобильные. И здесь, конечно, очень важно и от преподавателя, и от того, что несёт и ни в коем случае воду не лить, это действительно сразу видно. Мгновенно видно, студенты это видят. Но студенты видят когда ты стоишь в аудитории, с другой стороны, ты там можешь как-то интерактивно задать вопрос. Хотя понятно, что вебинар идёт, ты можешь спросить, вопрос задать, тебе плюсики и минусы ставят, слышно ли меня и так далее, понимаете ли вы меня и прочие вопросы. Обратная связь обязательно должна быть, понимают тебя, слышат. Здесь, тем не менее, тонкая грань. 

Елена Семаева:

Да, но здесь, мне кажется, внутреннее, я сейчас всё-таки вас ещё раз хочу спросить, внутренне вы чувствуете себя немножко по-другому, как артист уже больше. 

Елена Ляпунцова:

Совершенно по-другому. Даже как ты видишь в себя в камере. Если мы говорим о женской логике. Мужчинам, наверное, это немножко не так. 

Александр Молчанов:

Давайте, я тоже дополню. Представьте, есть дисциплина, которую можно вести из дома. У вас есть презентация, материал или вы можете это подготовить и вести из дома. А есть те, которые вам приходится вести с рабочего места, из лабораторки. И вы приходите в аудиторию, в который вчера шумели студенческие голоса, а там никого. Там стоит видеокамера и оператор. 

Елена Ляпунцова:

Вакуум. 

Александр Молчанов:

И вы вынуждены в этот вакуум работать так, как будто у вас полная аудитория студентов. 

Елена Семаева:

Я как раз представляю, это моя работа. 

Александр Молчанов:

И это полнейшая катастрофа, для многих преподавателей это действительно катастрофа. 

Елена Семаева:

Психологическая. 

Александр Молчанов:

Психологическая, конечно. 

Елена Ляпунцова:

Сегодня даже было катастрофа в хорошем смысле слова, когда в аудитории, когда идёт прямая трансляция по телевидению тех передач, и когда нет разорителей, и им некомфортно, дикторам некомфортно, ведущим некомфортно. Хотя понятно, что сидят, наверное, те, кто являются экспертами, первый ряд. Но когда идёт, понимаете, некоторые специалисты оффлайн уникальные, опять же, не буду говорить имена, потому что я слежу за этим. И я вижу, когда в оффлайне на 3000-5000 человек, он просто купается в этом. И когда пытается, понимая, что какое-то уже сгорание, выгорание, усталость, переезды и так далее, а не попробовать ли себя онлайн. И видно, как человек схлопывается. Он совершенно по-другому себя чувствует. Я вижу, что новая форма, хотя бы какая-то аудитория посадить, кого-нибудь, с кем поговорить. Это очень вещь сложная.

Елена Семаева:

Смотрите, с одной стороны. 

Елена Ляпунцова:

Если говорить, к этому подходить серьезно, а не просто. 

Елена Семаева:

Да, с одной стороны, здорово, что есть дистанционное образование. И вы ещё, я же заявила не просто так наш разговор до эфира, вы расскажите, чем это все здорово, то, что сейчас происходит. Но с другой стороны, я понимаю, что мы сейчас на кофейной гуще, по сути, будем гадать. Я вам задаю вопрос, многие ли преподаватели способны справиться с этим переходом из одной роли в другую. Я по себе просто знаю, насколько правда ты можешь работать либо в камерный студии хорошо, либо на большую аудиторию. Не потеряем ли мы из-за этого кого-то преподавателей, прямо светочей?

Елена Ляпунцова:

Не потеряем. Мы попробуем всех вернуть, именно для этого мы создаем все форумы, создаем площадки, салоны, не потеряем. 

Елена Семаева:

А что будем делать с теми, кто уже в возрасте, допустим. 

Александр Молчанов:

Смотрите, во-первых, очень много преподавателей в возрасте, на самом деле, они очень классно себя чувствуют онлайн. У них нет такой проблемы, страха онлайна, наоборот. Наверное, они больше боятся живую аудиторию и боятся того разрыва, они видели уже не одно поколение студентов, и каждое следующее им кажется всё хуже и хуже. 

Елена Семаева:

Это понятно, с разницей в возрасте. 

Александр Молчанов:

Потому что разрыв между ними увеличивается. 

Елена Семаева:

То есть им это стекло нужно. 

Александр Молчанов:

Да, безусловно, им со стеклом иногда разговаривать действительно комфортнее и проще. Во вторых, есть градация, я очень часто заявлял и на конференциях, на различных тренингах о том, что есть классные преподаватели, которые умеют работать в оффлайне, есть классные преподаватели, которые умеют работать в онлайне. Это две разных роли, которые чаще всего не смешиваются. Вынужденно человек из офлайна в онлайн перейти может. Будет ли это хорошо или плохо, отвечу так, в текущей ситуации это лучше, чем ничего. Если он пришел в онлайн, это лучше, чем ничего. Но если у него в онлайне не получается, его там оставлять не надо, пусть он возвращается в обычную аудиторию, когда весь ажиотаж стихнет, когда ситуация нормализуется, он в обычной аудитории будет гораздо лучше себя чувствовать и комфортнее, будет лучше держать аудиторию. А есть преподаватели, которые в оффлайне после онлайна уже не захотят. Им в онлайн будет настолько комфортно, с обилием инструментов, с обилием технологий, они поймут, что там можно все по-другому, и они не захотят обратно. 

Елена Семаева:

Вот, я тогда Здесь задам этот вопрос про предметы. Может ли такое быть, что когда все это закончится, как вы сказали, и не все предметы захотят уйти в оффлайн, может быть, и не нужно все предметы возвращать в оффлайн? 

Елена Ляпунцова:

Вообще некоторые предметы вообще априори нельзя перенести в онлайн. Та же самая педиатрия, медицина и так далее. 

Елена Семаева:

Лаборатории те же. 

Елена Ляпунцова:

Хорошо, что у нас есть макеты, хорошо, что есть какие-то определённые моменты, тем не менее, есть практико-ориентированные вещи, которые необходимо получать именно в живом диалоге и набивать себе ту же самую руку. 

Елена Семаева:

Руку в прямом смысле. 

Елена Ляпунцова:

Хирургу и так далее. Я так понимаю, что всё-таки должно быть разумное такое зерно во всем. Невозможно, ведь обратите внимание, мы наверное могли сделать онлайн, не встречаясь сегодня? Есть, наверное, такие какие-нибудь. 

Елена Семаева:

Технические возможности. 

Елена Ляпунцова:

Совершенно есть, технические возможности есть. Но в любом случае, мы всё-таки все пришли для того, чтобы энергетика, энергетические какие-то потоки, встреча, сбор, это какое-то действо. 

Елена Семаева:

Поэтому некоторые преподаватели, им нужна эта аудитория. 

Елена Ляпунцова:

Но также и студенту, он должен видеть преподавателя, это же и облик, и манера, и умение говорить, это же такая многокритериальная задача, когда заходит преподаватель. Некоторые вещи, они уходят, о технологиях, о которых мы сегодня вещаем, они уже завтра совсем никому не нужны. Но научить учиться, быть специалистом, может быть, даже внести такую ноточку воспитательную, сразу же понимаешь, что как-то скорректировал некоторых студентов. 

Александр Молчанов:

Видите, какая дискуссия разгорелось. Я могу честно сказать, анонсируя, что 27-29-го числа на ММСО мы отдельный день посвятим по всем кластерам именно реакции системы образования на ситуацию с пандемией. На то, как они переходили в онлайн. Это касается не только вузов, это касается и профтеха, где огромное количество практико-ориентированной работы, это касается и школы, где учителей, во-первых, больше, у нас школ почти 40.000, учителей огромнейшее количество, они тоже оказались не готовы к этому процессу. А если добавить, ещё вспомнить, что у нас в школах стоят фильтры, которые запрещают ходить на разные сайты, что там только разрешенные списки. Через всё это школьным учителям приходилось прорываться. 

Елена Семаева:

Приходится еще, потому что мы всего неделю в такой ситуации. 

Александр Молчанов:

Там сейчас какие-то подвижки уже происходят, и стартапы приходят на помощь, и различные платформы объявляют о различных акциях в помощь учителям, тем не менее, они идут в ту деятельность, которая для них не свойственна, они тратят время свое, силы. Для учителей это тоже достаточно большой стресс. Стресс это для школьников, которых лишили традиционной образовательной среды. Вот они пришли в школу, там сама среда, она приучает. Звонок прозвенел, ты уже должен переключить свое внимание. А а сейчас он дома, звонок не звенит, как переключить внимание от любимой подушки, от любимого кофе, от любимого чая, от любимого компьютера, в котором ты играл на что-то другое.

Елена Семаева:

А теперь надо учиться. 

Александр Молчанов:

Безусловно, это огромнейший стресс. Поэтому целый день салона образования мы постараемся посвятить этой проблематике. В вузах, на самом деле, меняются бизнес модели с онлайн технологиями, дополнительное проф образование, оно целиком меняется, оно целиком уходит в онлайн. Это другие финансовые подходы, это другие организационные вопросы, это по-другому надо набирать слушателей, это другие слушатели. Им не надо ехать, они из разных часовых поясов, это огромнейшая тема. 

Елена Семаева:

Поделитесь, вот то, что вы будете обсуждать, показывать 27-29 марта, поделитесь чем-то уже сейчас. Что конкретно имеется, какая бизнес модель?

Александр Молчанов:

У нас сейчас ближайшее время как раз будут массовые публикации в Facebook, во ВКонтакте, во всех социальных сетях, и мы будем потихонечку приоткрывать завесу. У нас будут выступать спикеры. 

Елена Ляпунцова:

Небольшая интрига, поэтому важно... 

Елена Семаева:

Ух ты, как же так, мы уже собрались. 

Александр Молчанов:

Могу сказать только одно, сегодня по всем средствам массовой информации уже прошла информация, мы открываем регистрацию слушателей, регистрацию участников. ММСО состоится, ММСО уходит в формат онлайн, мы не смогли отстать от системы образования. Если уж она пошла в формат онлайн. 

Елена Семаева:

Если уж она мучается, приноравливается. 

Александр Молчанов:

То как главный салон системы образования может остаться в стороне, перенести дату. Конечно, мы тоже пошли в формат онлайн и постараемся быть максимально близкими к тем проблемам, которые встали перед педагогами. 

Елена Семаева:

Даже анонс не дадите, затравочку. 

Александр Молчанов:

Нет. 

Елена Семаева:

Хитрый какой. Хорошо, значит регистрируемся на ММСО.

Александр Молчанов:

Регистрируемся, в ближайшее время до конца недели, к началу следующей недели там уже появятся основные темы кластеров, можно будет смотреть, что будет заявлено. 

Елена Ляпунцова:

Понимаете, как раз Александр совершенно правильно берет паузу, потому что сейчас только архитектура заявлена, она сейчас переформатируется. Любое большое мероприятие, а такого плана, как форумы, салоны и так далее, это огромный труд. Когда ты его проводишь, этот салон или мероприятия, это уже финальное, а до этого проходит большое количество. Даже иногда некоторые конференции, они анонсируют, что по соглашению, по согласованию и так далее. Ещё идёт диалог, какой спикер, каким образом, то есть это динамический процесс, который сейчас Александр немножко... 

Елена Семаева:

Живой организм, я бы сказала.

 Елена Ляпунцова:

Полностью живой. 

Елена Семаева:

Это множество импровизаци и форсмажоров.

Елена Ляпунцова:

Тот, кто имеет место быть. 

Александр Молчанов:

Оно всегда живой организм. Салон образования, на самом деле, это порядка 80.000 слушателей в прошлом году, которые прошли через площадку. И для каждого надо продумать траекторию, а что он будет делать на салоне, что ему будет интересно, где он выпьет кофе, где он поговорит со своими коллегами, где он встретится, что ему будет интересно. Как сделать так, чтобы интересная программа у него заняла определённое количество времени, а остальное время он мог потратить на то, чтобы пощупать руками экспонаты различные, поговорить с кем-то, установить новые контакты и так далее. Это модель поведения. И мы всё это продумываем вместе с другими кураторами кластеров, вместе с дирекцией, мы все за всех продумывали. Мы целый год готовились к этому салону. И вдруг в последний момент нам приходится всю эту архитектуру перестроить для формата онлайн. А там другая модель потребления, 7 часовых поясов. 

Елена Семаева:

Кстати, все, что вы сейчас сказали, это как сделать из конференции, выставки событие. А теперь другая архитектура. 

Александр Молчанов:

Совершенно все другое, другие смыслы, другие цели, другой масштаб. 

Елена Семаева:

Смыслы другие, вот это важно. 

Александр Молчанов:

Другой масштаб совершенно. Вы представляете, онлайн у нас не ограничен площадкой, мы можем позвать миллион человек, у нас анонсировано, что порядка полумиллиона человек мы точно ожидаем. Я уверен, что по всем уровням образования они придут. У нас будет работать около 11 параллельных трансляций в течение трёх дней, с различными смыслами, с часовыми поясами, с обратной связью, с послевкусием после салона. Онлайн, он не ограничивает нас временными рамками. Мы можем что-то запустить как стартовый механизм на самом салоне и собирать отзывы и опробировать это на протяжении всего года. Это уникальнейшее событие. И то, к чему мы подошли, к этому формату новому, здесь я искренне наверное благодарен той пандемии, которая произошла. 

Елена Семаева:

Вот, с языка сняли. 

Александр Молчанов:

Потому что другой ситуации когда мы можем попробовать новые форматы безболезненно для себя, для имиджа и для всего остального, просто не существует. 

Елена Семаева:

Когда они становятся приоритетными, когда вы туда именно бросаете все силы. 

Александр Молчанов:

И опять же, пробы, гипотезы, это всё можно опробовать сейчас. Попробовал, не получилось, перестроились, за ночь пересобрали все по-другому, попробовали по-другому ещё, выбрали тот формат, который нужно. 

Елена Ляпунцова:

Это практически как продающий вебинар. Вы узнали, посмотрели, что должны целевой аудитории, переформатировали и сделали, и тогда курс у вас будет живой и интересный. А если ты сделал всё и прочее, прочее, никому это не нужно, нигде ты не продашь с точки зрения маркетинга. Мы сейчас даже, понимаете, мы как преподаватели высшей школы, мы это даже понимаем. Во-первых, мы понимаем, какая аудитория к нам приходит, это каждый раз различная аудитория. Может быть, предмет ведёшь несколько лет подряд, тем не менее, всегда это живой организм. И тут ты адаптируешься, ты понимаешь, анонсируешь и ты понимаешь, что некоторые вещи с точки зрения риторики аудитория не понимает. Либо, наоборот, очень продвинутая, значит надо делать таким образом. То, что сейчас происходит, не было бы, а получилось. 

Елена Семаева:

То есть обратная связь стала ближе. 

Елена Ляпунцова:

Но я единственное хочу спросить у Александра, на прошлых ММСО у нас была возможность подписать договора о сотрудничестве и так далее, это было такое анонсирование. Каким образом, наверное, документооборотом запустим. С электронной подписью цифровой. 

Александр Молчанов:

Затрудняюсь сказать, как будет, но электронная цифровая подпись у нас есть, закон об ЭЦП есть, почему бы не устроить видеоподписание договоров. 

Елена Ляпунцова:

Я поэтому вам, если вы не думали об этом, маленький такой вам. 

Александр Молчанов:

Я думаю, что об этом тоже думали и думаю, что даже живые подписания договоров возможны. Мы же сидим здесь втроем, вчетвером, до пяти человек. Нам разрешают. 

Елена Семаева:

А я сижу и думаю, я даже не про это сейчас, не про разрешают. А вот когда вы говорите про то, как это всё, как это здорово для будущей системы образования. И вы говорите, у нас там 11 площадок. Так, мы все будем жить в онлайн, представляете, 11 площадок посмотреть, все же хочется. Просто я сейчас заметила, по этой неделе всего лишь, столько предложений. Сейчас бесплатно открыты такие площадки, я сейчас уже не только про образование. Справится ли потребитель с тем сейчас предложением, которое. 

Елена Ляпунцова:

Умение выбрать свое, это очень важно. Но это также точно. 

Александр Молчанов:

Выбрать свой маршрут. 

Елена Ляпунцова:

Допустим, вы же заходите в супермаркет, и количество, вы пробуете иногда, потом говорите, нет, этот продукт мне не подходит. Либо, наоборот, вы становитесь тем человеком, который именно к этой Аленке.. Удаленка-Аленка есть шоколадка сейчас. У нас богатый русский язык и удивительные такие у нас креативные люди потрясающие.

Елена Семаева:

Люди креативные, веселимся по полной. 

Елена Ляпунцова:

На самом деле, это так же пробы и ошибки. Кто вам понравился, каким образом, ведь любое большое событие такого масштаба когда говорим, хочется и то, и то. Иногда бывают совпадения, иногда пересечения, но это как раз онлайн и дает потом возможность пересмотреть. А иногда, когда ты пересмотришь, как книгу, мы читаем, а потом через некоторое время ещё раз к классике. 

Елена Семаева:

У меня к вам вопрос как к преподавателю действующему, практикующему. Вот этот онлайн формат, вы когда говорите про аудиторию, я уже поняла, что связь становится ближе, вы можете её видеть, эту аудиторию, её абсолютно обратную реакцию отслеживать тут же практически. Есть ли такое ощущение, что она стала больше влиять тогда на то, каким будет этот урок, эта лекция. 

Елена Ляпунцова:

Конечно. 

Елена Семаева:

То есть они стали более равноправны сейчас. 

Елена Ляпунцова:

Конечно, да, ведь мы записываем, потом будут смотреть, безусловно, конечно равноправны. Но понимаете, в принципе, я считаю, что если говорить об образовании, и подача материала в диалоге со студентом, нужно в студенте всегда видеть личность, в любом случае. Даже если он себя ещё не нашел, говорят иногда, двоечник и так далее. А я думаю, что когда пройдёт некоторое время, к пятому курсу он, наоборот, может быть, такой спецкурс прочитает, услышит и загорится. А может он будет хорошим отцом, а может он будет хорошим семьянином. Понимаете, не все должны быть отличниками, не все должны быть, у каждого свое предназначение. Ведь многие даже не знают о том, что после каких-то 25-30 и 50+ ты можешь диаметрально противоположно измениться. И вот это веяние жизни, веяние таких ситуаций, которые сейчас происходят, это как раз умение адаптироваться, умение себя найти, не потеряться. Это современный мир, современная жизнь. Это данность, это инструментарий. Но этот инструментарий можно правильно его использовать. 

Александр Молчанов:

Продолжая монолог Елены, хочется добавить, на салоне у нас даже кластером всегда была профориентация, и он был ориентирован на детей. В этом году кластер будет называться «Жизноориентирование», и он будет рассчитан на людей всех возрастов. Мы попробовали, проводили разные стратсессии, подбирали разные инструменты. Мы будем говорить об ориентировании во всей жизни. 

Елена Семаева:

В новой нашей жизни. Мы же можем, на самом деле, уже сказать, в новой жизни. 

Александр Молчанов:

В новой жизни, мы в прошлом году делали отдельную конференцию про непрерывное образование, про обучение на протяжении всей жизни. В прошлом году очень массово в Российской Федерации обучали людей предпенсионного возраста и внезапно выяснили огромнейшее количество таких, очень интересных моментов, начиная от того, что у них смысл жизни меняется, у них меняется роль в обществе, они с богатым... 

Елена Ляпунцова:

Они чувствуют одиночество. 

Александр Молчанов:

Да, они с богатым багажом жизненным, и им те курсы, которые предлагают, не интересны. Потому что нового там 5-10 %. Меняются подходы к преподаванию, меняются подходы к смыслу, а зачем они ходят на занятия. Оказывается, большее часть приходит на занятия как в клуб общения по интересам. И обо всём этом мы тоже будем говорить. И то, как себя найти, как обзавестись друзьями в пожилом возрасте, это тоже отдельная такая очень интересная тема. 

Елена Ляпунцова:

У меня был студент, 72 года. Это было в начале нулевых, я была очень польщена, и это был потрясающая, уникальная личность. Он с бэкграундом и так далее, он приходил как вечерник в 72 года. И он зажигал молодёжь, и они становились уже интереснее между собой. 

Елена Семаева:

Прямо коротко, я правильно понимаю, что вот это ориентирование, жизненное ориентирование, которое вы будете проводить на салоне, для всех возрастов?

Александр Молчанов:

Для всех возрастов, да, безусловно. 

Елена Семаева:

Супер, спасибо большое. К сожалению, заканчиваем наш эфир, он подошел к концу. Мы сегодня говорили об интеллектуальном партнёрстве, но конечно же, затронули тему дистанционного образования и сказали, куда, ещё раз, приходить? Регистрируемся на Московском Международном салоне образования. Александр Молчанов, основатель проекта «Профессиональное электронное образование», куратор кластера Высшее образование и среднее профессиональное образование Московского Международного салона образования. И Елена Вячеславовна Ляпунцова, председатель лиги преподавателей Высшей школы, при чьем непосредственном участии, инициативе состоялся и состоится ещё дальше наш проект «Интеллектуальный капитал». Всего вам хорошего.

}