{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Вячеслав Гузик Профессор, главный научный сотрудник Южного федерального университета 20 февраля 2020г.
#УчуПомнить
Дети войны — чему научили военное детство и послевоенная юность

Елена Семаева:

Здравствуйте, уважаемые слушатели и зрители. В эфире программа «Интеллектуальный капитал», проект Лили преподавателей Высший школы и радио Mediametrics при поддержке Фонда президентских грантов. Эта программа о науке, об образовании, об инвестициях в свой собственный мозг, как заработать на своих собственных мозгах, на своём собственном интеллекте, мы хотим знать все про экономику знаний. В студии у нас золотой интеллектуальный фонд страны, победители всероссийского конкурса «Золотые имена Высшей школы». Сегодня мы выходим с темой о войне, о детях войны, будем говорить об акции #УчуПомнить. И мы совершенно неслучайно выходим именно с этой темой 20 февраля. 75 лет назад Красная армия село за селом, пункт за пунктом, метр за метром отвоевывала у фашистов территории, наши территории. Конкретно 22 февраля шли бои за Кёнигсберг и была взята Познань, это была практически прямая дорога на Берлин. Поэтому мы сегодня выходим с этой темой, мы говорим о войне, будем говорить о детях войны, о том поколении, на чье детство и юность пришла война, как она на них повлияла, что дала, какой опыт. В чём-то помогла в жизни, какие-то уроки, может быть, мешали. Будем говорить также о том, чего достигли эти дети войны и что сейчас делает Высшая школа для того, чтобы мы помнили. У меня в студии потрясающий человек, Вячеслав Филиппович Гузик, доктор технических наук, профессор. Я сейчас, на самом деле, если мы будем зачитывать все регалии, не хватит конца эфира, но часть я конечно же скажу. Профессор кафедры вычислительной техники института компьютерных технологий и информационной безопасности Южного федерального университета. Как я уже сказала, доктор технических наук, профессор, действительный член Российской академии естественных наук, действительный член международной академии информатизации, действительный член инженерной академии Российской Федерации, заслуженный деятель наук Российской Федерации, человек, который отмечен многими наградами и орденами, в числе которых орден Келдыша за освоение космоса. Я думаю, что я сейчас часть списка вот этих регалий передам другому человеку в студии, нашему постоянному эксперту, Председателю, основателю Лиги преподавателей Высшей школы, Елене Вячеславовне Ляпунцовой. Добрый день. 

Елена Ляпунцова:

Добрый день или добрый вечер. 

Вячеслав Гузик:

Добрый день. 

Елена Семаева:

Я вам даю всем слово, я много говорила. 

Елена Ляпунцова:

На самом деле, спасибо огромное за такое представление. Именно то, что у нас «Интеллектуальный капитал», я сегодня очень серьёзно волнуюсь, хотя я эксперт, хотя каждого из спикеров, каждого из присутствующих в этом зале я знаю не понаслышке, это наш золотой фонд, это наш интеллектуальный капитал. Сегодня такая, очень трепетная тема, тема дети войны, и очень трепетно, волнуюсь и взволнована. Вы знаете, как раз каждый год, чем дальше мы от войны, тем должна быть значимо это, дискуссия в этом направлении. По той причине, что мы видим, например, дети войны, это те, которым сейчас уже от 80 и чуть-чуть старше. Дети войны, это те, которые пронесли сквозь все годы становление, понимание и ощущение тех вещей, которые сейчас очень хорошо, что мы не можем это ощутить, оценить и понять. Тот же самый голод, те же самые взрывы, война, потери. И сейчас, когда у нас достаточно мирно, очень хорошо, великолепно вокруг, мы чувствуем весну вокруг. 

Елена Семаева:

Сейчас мы ее особенно чувствуем. 

Елена Ляпунцова:

И мы должны понимать о том, что этот запах победы, 9 мая, которое вот-вот будет, сейчас уже начинаем, подступы к Берлину, как вы говорите. 

Елена Семаева:

75 лет назад это дело Красной армии, сейчас это делаем мы. 

Елена Ляпунцова:

Хронология событий именно истории. Трепетно, потому что дети войны, как раз это наши это наши уроки, это наши, наверное, такие звёзды в образовании, вообще в принципе в жизни. О них нужно говорить по той причине, у меня родители дети войны, я очень чту это, я знаю историю моих обоих дедов, которые... 

Елена Семаева:

Покажите, что вы принесли. 

Елена Ляпунцова:

Это мои Иван Иванович Додока, Филипп Григорьевич, это оба, я с таким трепетом отношусь к этому, потому что мы готовили с моими внуками этот плакат для того, чтобы мои участвовали внуки (им 11 и 8 лет) в Бессмертном полку именно от школы своей, от московской. Трепетно, потому что мы переносим и знания поколения, и ту историю, и то ощущение. Потому что мои, например, родители до сих пор не могут просто спокойно, ни в коем случае не выбросят кусочек хлеба, и мы учим тоже бережности, бережливости, это очень важно. По той причине, что нужно понимать, изобилие, это очень хорошо, но это нужно знать, память. Вот у нас такой гость, Вячеслав Филиппович. 

Елена Семаева:

Кстати, дети войны, это прямо про Вячеслава Филипповича, потому что к ним относят людей 1928-1941-го года рождения. И вы как раз прямо перед войной родились. Сколько вам было?

Вячеслав Гузик:

3,5 года, 4 года практически. Я родился 6 ноября 1938г. И мы все, люди этого поколения негласно называем себя продукцией того времени, предвоенного образца. Поэтому мы всегда вспоминаем это время, я конечно могу о войне сказать, как со стороны того, что я тогда ощущал. 

Елена Семаева:

Да, вы же ещё родились в Краснодарском крае. 

Вячеслав Гузик:

Как известно, я родился в станице Старовеличковской, 50 км от Краснодара. И немцы сразу же, когда заняли Кубань, очень сильно держались за эту позицию. Они надеялись, что удастся удержать Кубань, как плацдарм захватить Северный Кавказ. Там шла очень сложная война. 

Елена Семаева:

Что было с вашей семьёй, расскажите об этом, как было.

Вячеслав Гузик:

Сейчас, два слова, я просто о том, какая была обстановка и как тяжело было существовать всем, не только детям, а всем на Кубани в это время. Немцы один раз отступали. При поступлении уничтожили колоссальное количество и мирных, и военных людей, потом снова наступили, снова взяли Кубань. Поэтому мы, дети войны. Мой отец, Филипп Григорьевич, он был до войны председателем сельского совета, главой станицы Старовеличковская. Его все почитали, все ходили к нему за советом. Он ушёл на войну на финскую в 40-м году и вернулся с японской в 46-м году. 

Елена Семаева:

Когда немцы пришли, его не было, была только семья, мама с детьми. 

Вячеслав Гузик:

В 38-м году я родился, конечно, я знал, что папа есть, без сомнения, и кроме меня ещё две сестры, одна старшая, Тая, она с 34-го года, а младшая у нас, к несчастью, родилась в августе 41-го года. Как раз в это время немцы оккупировали всю территорию, всю нашу станицу, и нам нужно было, как нас называли в то время все предатели нашей родины, краснопузые, надо нас было поймать, обязательно показательно расстрелять и повесить, маму впереди, а нас всех за ними. Нас спасли соседи. Всех троих детей и маму приютили соседи и спрятали в подвале. Мы жили вместе с лягушками, вместе с сыростью все годы. Возле нас жила один человек... 

Елена Семаева:

Все годы, то есть вы несколько лет так жили. 

Вячеслав Гузик:

Да, мы всю оккупацию были там. У нас на поверхности, как мы называли, нашего дома была бабушка, это мама моего отца. Она была уже в возрасте, ничего не боялась. Пули падали, стреляли снаряды, она на улице на печке готовила нам вкушать, всё можно было, там тыква, макуха, что можно было. Она не боялась немцев, не румын, которые заняли. Она их тряпкой отгоняла от печки, они открывали кастрюли, вытягивали оттуда пищу последнюю, она смело боролась с ними за нашу жизнь. 

Елена Семаева:

А почему вы сказали, что маленькая родилась к несчастью. Понятно, что 41-й год. 

Вячеслав Гузик:

Потому что она плакала всё время, а нельзя было плакать в подвале. Услышат, что мы там находимся. Мы что только не делали, нянчили, чтобы она тихо себя вела. 

Елена Семаева:

Тихо песни пели. 

Вячеслав Гузик:

Все было. Отец, как я уже сказал, ушёл на финскую, прошёл всю войну Великую Отечественную, закончил войну под Прагой, не доходя до Берлина. Он был танкистом, офицером одного из подразделений танковых войск, дважды был контужен на танке, зарыт под землю. Тогда танковую часть перебросили на японскую войну, он попал ещё на войну с Японией, и до 46-го довоевал. Окончил войну в 46-м году. 

Елена Семаева:

То есть шесть лет вы не видели отца, практически до школы, уже выросли. 

Вячеслав Гузик:

Отца не видели, больше того, он прошёл колоссальную, контужен трижды, еле-еле выжил, лёгкие были больные, лечили мы его. И после этого он снова стал председателем совета, и мы вспоминаем с благодарностью отца и все люди станицы тоже. 

Елена Семаева:

Елена Вячеславовна добавить хотела. 

Елена Ляпунцова:

Я хотела сказать, что мы прекрасно понимаем, что когда становление уже в юности детей войны, то у нас получается, что ваша супруга тоже прошла это. 

Вячеслав Гузик:

Да, Светлана Ивановна, моя супруга, тоже она была в Ростове, Ростов забомбили, они вернулись на Кубань, убегая из городов в деревни. Она тоже работала в институте. Я проработал в институте нашем 57 лет, она проработала... 

Елена Семаева:

Подождите про институт, мы ещё придём к этому. 

Елена Ляпунцова:

Мы просто говорим о том, что дети войны... 

Елена Семаева:

Давайте ещё немножечко про ваше детство расскажите, всё, что вы тогда помнили, пока стояли немцы в вашем селе, станице, какие-то, может быть, ощущения. Как вы как ребёнок это воспринимали, вы понимали, что это зло?

Вячеслав Гузик:

Многие вещи, которые я тогда видел, они и сейчас перед глазами, но я их не понимал, многих вещей. Потому что я не понимал, как сгоняли всех людей на площадь для того, чтобы партизан, коммунистов вешать, расстреливать. Это было рядом с нашим домом. Я думал, зачем людей сгоняют, пытаются пропаганду проводить, запугивать. Это было для того, чтобы убивать. Я это видел. Мне потом мама и бабушка рассказали, что партизана повешали, коммуниста красного, люди, работающие раньше в советских учреждениях тоже были повешены и убиты. И предатели существовали, и в нашей странице выдавали людей немцам. И мама наша тоже, Ирина Акимовна, она тоже всё время была с нами, пряталась в подвале тоже. Всё взрослое население немцы выгоняли на работу, копать окопы, строить немецкие укрепления. Все женщины тогда были молодые, моя мама была молодая, красивая, они очень боялись, что немцы могут всякие меры принимать против этих, фактически, девочек. Они одевались в какие-то тряпки, заматывались какими-то платками, мазали лицо сажей, чтобы быть страшными и старыми. 

Елена Ляпунцова:

Непривлекательными. 

Вячеслав Гузик:

Она очень боялась, что сосед, подозревала, я ещё маленький был, подозревала, что он предатель, через двор был предатель, Гриценко его фамилия. Он как-то выжил после войны. Но однажды он выдал мою мать что она жена Председателя совета. Ее нашли, маму. 

Елена Семаева:

В подвале нашли?

Вячеслав Гузик:

Нашли ее на окопах, под станицей капали окопы, немцы заставили окопы рыть, оборонительные сооружения. 

Елена Семаева:

А вы в этот момент сидели в подвале, дети. 

Вячеслав Гузик:

А мы в подвале, потом выходили иногда маленькие, на нас не обращали внимания. Но у нас среди войск почти половина были румыны. У меня впечатление осталось такое, и до сих пор когда я говорю о войне, это жестокий период времени, но люди разные на войне, в том числе и завоеватели. Есть добрые, относились хорошо к нам, особенно немецкие офицеры культурные. Румыны грабили всё, что я помню, всё, что было живое, всё грабили. 

Елена Семаева:

Это наёмники румыны?

Вячеслав Гузик:

Румыны, они были в войсках, они же были союзники Гитлера. Я вспоминаю то, что они живое ловили: кур, яйца вытаскивали, баранов, всё резали и ели, всё не наедались. И отношение к этим румынским войскам так и осталась. К немецким тоже, как их разделить. Когда мама предал этот человек, её нашли в окопах, привели домой, и надо было её расстрелять. Но мы этого не знали, поручили немцы румыну это сделать. И вы думаете, румын, казалось бы, такое зверское поведение румын на территории оккупированной. Он поставил маму под стог, надо было под стог поставить, сено во дворе было, выстрелить, застрелить. Но лучше всего вилами заколоть. Взял вилы румынок, мама до сих пор когда рассказывала... Думаете, все были румыны, не все были одинаковые. Вот этот румын был...

Елена Семаева:

Человек. 

Вячеслав Гузик:

Человек. Он по-русски плохо говорил, сказал: я буду говорить «падай», ты падаешь, я стреляю. 

Елена Семаева:

Он её предупредил. 

Вячеслав Гузик:

Он спас. Он сказал ей падать, она упала, он вилы вставил в сено. У нас собака была, очень был хороший, Утес, она всегда пряталась, боялась, что не застрелят. И он застрелил её, чтобы показать, что он маму казнил. 

Елена Семаева:

И она снова пряталась потом. 

Вячеслав Гузик:

Она потом спаслась, после этого представьте её состояние, она пряталась. 

Елена Семаева:

Неизвестна судьба этого человека, который её спас? 

Вячеслав Гузик:

Нет, кто знает румын, может погиб он потом, немцев очень много погибло потом, при второй волне занятия Кубани они потеряли очень много войск, в том числе и наши. Я так представлял это всё не совсем сознательно, хотя и видел. Я хотел как раз подчеркнуть для тех, кто это не видел, кто думает, что война, это...

Елена Семаева:

Кадры из кино. 

Вячеслав Гузик:

Кадры из кино, какие-то шутки. Нет, это не шутки, надо к этому относиться очень серьёзно. И среди завоевателей есть положительные, добрые люди, нормальные. А те, кто организовывает войны, это кровожадные люди. Многие выполняли приказ, как румыны выполняли. 

Елена Семаева:

У нас видео Учу помнить были такие слова, что ни одна идея не стоит таких ужасов войны. 

Вячеслав Гузик:

Они выполняли, но они были нормальными людьми, надо это учитывать и при пропаганде относиться к тем людям, что за рубежом, по-разному. А те, кто были бандеровцы, власовцы, петлюровцы на нашей стороне, фашисты, так они и остались сейчас, ничего не поменялось. 

Елена Семаева:

Вячеслав Филиппович, вы знаете, я ещё вас хочу вернуть опять к детству всё равно, хотя вы маленький были. Но расскажите эту историю, как вы устроили практически переполох среди немцев, подумали, что пришли партизаны. 

Вячеслав Гузик:

У нас дом был в центре, большой, там жил отец, трое детей и бабушка. На коридоре офицер положил, они вечером напивались так, я просто вспоминаю, все пьяные, пили, ели, готовили, срывали доски с забора, даже не кололи, а в печку совали. Такие были громадные у них сковородки, мясо там кипело, прямо оттуда брали и ели горячее. 

Елена Семаева:

Народ голодал, жители голодали? 

Вячеслав Гузик:

Все голодали, вообще ничего не было. 

Елена Семаева:

Что придётся. 

Вячеслав Гузик:

Что попадалось. Что касается, я взял пистолет, пошёл, играл. 

Елена Семаева:

То есть у них бежал лежал пистолет, пока они. 

Вячеслав Гузик:

Тут прозрел этот немец, отрезвел, наверное, кинулся, нет пистолета, начал кричать «партизаны». А партизаны для них было страшное дело, они сразу переполох поднимали, все бегали. А я сижу, один из румынов, тоже они приказали искать. А я в кукурузе сидел, играю. 

Елена Семаева:

Сколько вам было, четыре?

Вячеслав Гузик:

Нашли меня прямо во дворе нашем. Сказали румыну, чтобы меня наказали, может даже убили, что пистолет воровать. Но так как я был маленький, четыре года, подумали, что не специально же немца убивать. И надо, чтобы он меня наказал. Он мне дал сильный подзатыльник, сейчас помню, и отпустил, а пистолет забрал. 

Елена Семаева:

Сказал чего-нибудь?

Вячеслав Гузик:

Да, он сказал: больше так делать нельзя. Я вспоминаю вот эти два случая. 

Елена Семаева:

А как вы вспоминаете вот этот случай, я герой?

Вячеслав Гузик:

Понимаете, сейчас только всё складывается, это тогда было несознательно, маленький. Мы маленькие дети войны, четыре года, пять лет, кто постарше, Тая 34-го года была, старшая сестра, нас нянчила, нас спасала, помогала. Света вообще ребёнок. 

Елена Семаева:

Которую вот как раз убаюкивали, чтобы вас не выдала. 

Вячеслав Гузик:

И потом даже после того, как война кончилась, она очень долго плакала и всё время требовала черного молока. Мы её поить пытались молоком. Она видела, у нас была чёрная корова когда-то, она думала, что должно быть чёрное молоко, поэтому она не хотела пить молоко и кричала: дайте мне чёрное молоко. И мы выжили в этой обстановке, поэтому когда уже потом мама рассказывала вот эти все эпизоды, что я видел, я всё это потом стал понимать, как сейчас понимаю. Но у меня перед глазами всё это стоит. Я помню оккупацию, помню тяжёлые времена, как потом восстанавливали мы хозяйство. 

Елена Семаева:

Елена Вячеславовна, у меня к вам ещё вопрос. Как считаете, сейчас Вячеслав Филиппович поделился своими впечатлениями, ощущениями, какими-то чувствами, какие маленький ребёнок мог помнить, потом осознавать. Как считаете, прозвучало, что девочек специально одевали непривлекательно, был голод, могло ли это отразиться на поколениях потом?

Елена Ляпунцова:

Щемящие истории, которые сейчас Вячеслав Филиппович из воспоминаний из детства. Мне моя мама рассказывала о том, что попав тоже на Кубань в оккупацию, по сути дела, а прабабушка у меня из Москвы, и она воспитывала таким образом детей, то есть моё маму и брата. Она сажала за стол, это был такой, совершенно просто идёт какой-нибудь деревянный какой-то настил, и слово макуха, по сути дела, нельзя было раскрыть его, нельзя было его разодрать. Вы знаете, Вячеслав Филиппович, что это такое. 

Вячеслав Гузик:

Макуха, это отходы от маслобойни. 

Елена Ляпунцова:

И представляете, как у вас воспитывали детей, детей войны. Она лозу поломала и говорит: вот этот нож, а это вилка, вы должны есть вилкой и ножом. То есть никогда нельзя забывать, что мы люди, личности, и воспитывали даже в таких условиях, когда в доме немцы стоят, когда практически постоянно видят огромное количество страха, вокруг смерть. А молодые женщины, мамы мама точно так же, как Вячеслава Филипповича мама, их спасали в стогах сена, понимали, что если они красивы, даже они просто молодые женщины и идут оккупанты, что могут делать с этими женщинами. Не искали никого румыны, немцы, они эти стога сена просто прокалывали штыком. Если увидят кровь, значит там прячутся женщины молодые. 

Вячеслав Гузик:

Да, было много случаев. И представляете, на глазах детей эти стога сена, где прятали молодых женщин, дети смотрели на эти вещи. Но прапрабабушка мою маму каким образом она воспитывала. Это вилка, это нож, хотя это были просто палочки. Всё равно, в любом случае, ничего не было чуждо, ничего человеческое, не опускались. Понятно, что бывали случаи, я понимаю, сейчас мы со временем можем об этом говорить, что бы мы делали, если бы. Не дай бог, конечно, никогда нельзя осуждать, ничего, потому что в таких ситуациях мы не были. Я желаю, чтобы не боли не только мои внуки и правнуки. Но самое главное, это очень важно, учу помнить, помнить об этом надо. 

Елена Семаева:

Мы сейчас к этому обязательно придём и по поводу памяти тоже. Я несколько секунд скажу. У нас в эфире программа «Интеллектуальный капитал», программа Лиги преподавателей Высшей школы и радио Mediametrics при поддержке Фонда президентских грантов. Мы сегодня говорим о детях войны, о войне, о её памяти. Сейчас будем говорить, может быть, чуть-чуть попозже об акции учу помнить. У меня в студии потрясающий человек, Вячеслав Филиппович Гузик, доктор технических наук, профессор и тоже из того поколения человек, 1938г., который мы называем поколение дети войны. И Елена Вячеславовна Ляпунцова, Председатель и основатель Лиги преподавателей Высшей школы. Я всё-таки вот этот вопрос, пусть мы коротко на него ответим, но как поколение позже, как они вот этот опыт пережили? Потому что мы знаем, я сама из Питера когда приехала, я не могу теперь выбросить хлеб, даже если он чёрствый. Я просто буду отрезать вот это чёрствое и я сделаю сухари. Я знаю, что в Питере люди отказывают в аренде постояльцам, если видят выброшенных хлеб. То есть у них настолько, хотя Питер пережил. 

Елена Ляпунцова:

Генетическая память такая. 

Елена Семаева:

Что мы имеем сейчас, как вы считаете?

Елена Ляпунцова:

Кто будет отвечать? 

Елена Семаева:

Давайте с вас начнём. 

Елена Ляпунцова:

Я думаю, что рачительность, не расточительность, а умение ценить хлеб, потому что, в любом случае, хлеб всему голова, это действительно. А сколько труда в этом хлебе. Постараться, наверное, дать понять молодому поколению, что всё-таки наша матушка земля, она не бездонна. И чем мы будем к ней относиться рачительно. Понятно, что сейчас огромное количество, заходишь, глаза разбегаются, понятно, что есть и супер, и хороший, может не совсем. Но мы никуда не денемся от маркетинга и от красоты обёртки. Но вы знаете, я думаю, что должно быть всё в меру. И эта мера должна быть, конечно, воспитана непосредственно в семье. Есть семьи, где не воевали, а где уходили в тыл работать, и в тылу люди работали ещё страшнее. Потому что они по 5 смен, по 3, там тоже всё на фронт. И хлеб кусочек не отдавали, голодали, но отдавали всё так, чтобы было для войны. 

Елена Семаева:

То есть я правильно вас слышу, что поколение, которое послевоенное, оно научилась беречь. И хорошо бы, если бы нынешнее поколение тоже об этом помнило. Правильно я слышу? 

Елена Ляпунцова:

Конечно. Но вы знаете, даже моё поколение, я шестидесятых, я видела такие времена, когда были не совсем наполненные полки. Сейчас, когда это такое изобилие, это очень здорово. Но у нас тоже были времена, в которые такая бережливость была. Или, допустим, не всё можно было купить. Хотя я смотрю, сейчас, когда листаешь журналы и так далее. Мода была, всё было, всё прекрасно, и продукты были великолепные у нас. Но, на самом деле, я думаю, что бережливость, это очень важно, во всём бережливость и мера. 

Елена Семаева:

То есть это хорошо, со знаком плюс, если в меру. 

Елена Ляпунцова:

Я думаю, что всё хорошо. Понимаете, в каждом понятии есть чёрная и светлая сторона, поэтому я думаю, что хорошо. 

Елена Семаева:

Вячеслав Филиппович, а вам я вопрос немножечко переинтерпретирую. Тот опыт, который вы получили в войну, ваш детский опыт, пришедшийся на войну, как он вам помог потом в жизни? Что оттуда, вы считаете, закалило вас?

Вячеслав Гузик:

В общем-то, я не закончил биографию. Я когда был маленьким, говорят, ещё мама и папа, когда папа пришёл с войны, я пошёл в 46-м году в школу, ходил такой толстенький, полненький и всем говорил, я буду работать бомбовозом. Буду летчиком, буду бомбы возить, чтобы убивать врагов, которые принесли много несчастья нашей стране, мне так казалось. Я после семи классов образования пошёл в спецшколу ВВС, поступил в Краснодаре в спецшколу ВВС, которая готовила 3 года, учились 8-9-10-й класс и направляли в училище авиационное. Но Хрущёв в одном из периодов после того, как я окончил 9 классов, решил, что стране этого не надо (он много решил так сплеча) и закрыл все спецшколы ВВС. Я вернулся домой, в 10-й класс, но подготовка была военная у меня в Краснодаре, я был отличник, без сомнения, окончил с отличием школу и опять пошёл в военно-морской флот. Поехал в Ленинград. 

Елена Семаева:

Бомбовозом не получилось, в военно-морской флот. 

Вячеслав Гузик:

Поехал в Гатчину, под Ленинград. 

Елена Ляпунцова:

Вячеслав Филиппович, у меня есть маленький секрет, я думаю, что ничего не просто. А так как у вас закрылась школа ВВС, вы пришли в 10-й класс, вы нашли свою судьбу в 10-м классе. 

Вячеслав Гузик:

Перед 10-м классом я встретил свою подругу, Светлану Ивановну, мы познакомились. 

Елена Семаева:

Всё не зря. 

Вячеслав Гузик:

И с тех пор вот уже сколько лет. 

Елена Ляпунцова:

Не надо ни о чем жалеть. 

Вячеслав Гузик:

Мы поженились после института моего и всё живем вместе. 

Елена Семаева:

Я так понимаю, вы же всё равно то, что вы хотели быть бомбовозом, то есть защищать свою страну, вы сделали это в мирных целях. 

Вячеслав Гузик:

Была мысль такая. Но я хотел сказать, что уже более взрослым я стал, я много проповедую этих всяких вещей перед студентами, выступаю с лекциями, я люблю это дело рассказывать. Я призываю людей современных по разному относиться к тем, кто сейчас пытается навязать ту же идеологию фашизма, национализма. Показывать надо то, что не все люди во всех странах одинаковые. Вот я пример привёл, этот румын, что он не застрелил мою мать. Просто человек. Я проповедую то, что нужно по-разному надо относиться к людям. 

Елена Семаева:

У меня сейчас есть предложение, вы сказали показать. Давайте сейчас покажем кусочек видео из акции Учу помнить. 

Елена Ляпунцова:

Тема нашей идеи, идея Лиги преподавателей. 

Елена Семаева:

Мы вынесли в тему этой программы, и как раз потом поговорим об акции, о том, чему нужно учить молодёжь. 

Я учу помнить студентов, что никакая идея не стоит того ужаса и страданий, которые испытал наш народ в годы Великой Отечественной войны. Я учу помнить о тех, кто погиб. Я учу помнить о детях войны, которые сейчас уже являются в почтенном возрасте и понимают, какое это было серьёзное испытание для детей войны. Своих детей я учу помнить то, что с Великой Отечественной войны в нашей семье не вернулся ни один мужчина. Женщины и дети остались одиноки. Я учу помнить, в первую очередь, своих детей, помнить подвиг своих родных, прадедов и прабабушки. Помнить, как они, будучи совсем молодыми, шли на верную смерть и защищали наш дом, нашу страну и нашу землю. Учу быть чуткими и не поддаваться на провокации, что всё это было напрасно. Ведь наша жизнь и жизнь наших детей - прямое доказательство их мужества, чести и искренней любви к Родине. Я учу помнить. 

Елена Семаева:

В эфире программа «Интеллектуальный капитал», проект Лиги преподавателей Высшей школы и радио Mediametrics при поддержке Фонда президентских грантов. Мы сегодня говорим о детях войны, о войне, мы говорим сегодня о том, чему нужно учить молодёжь. И мы назвали нашу программу «Учу помнить». То, что вы сейчас увидели, вот эти кусочки видео, это акция, которая стартовала, можно сказать, в России, она так и называется Учу помнить. Я предлагаю слово сейчас, рассказать об этой акции Елене Вячеславовне Ляпунцовой, председателю, основателю Лиги преподавателей Высшей школы. Что это за акция. 

Елена Ляпунцова:

Вы знаете, идеи этой акции возникла 9 мая, прямо чётко идея уже структурированная, 9 мая в прошлом году, когда я имела честь побывать на Красной площади, именно видеть парад. Для меня это была такая удивительная история, такой трепет. Мы всегда, каждый год смотрим семьёй, всеми поколениями нашей семьи смотрим парад. 

Елена Семаева:

Каждый год. 

Елена Ляпунцова:

Да, у нас это очень. 

Елена Семаева:

И на гимне встаёте. 

Елена Ляпунцова:

Конечно, безусловно, это обязательно, потому как нужно учить детей именно своим примером личным. Вы знаете, я поняла, что дань моего уважения моим обоим дедам, моим бабушкам, моим родителям, ко всему поколению, которые отдали, именно эта акция, Учу помнить. Я не знаю, видно или нет, это очень серьёзная такая задумка, Учу помнить. Сейчас эта акция к 75-летию Победы. Это личное отношение и позиция преподавателей к этому событию, к этой истории. Показать, где, в каких семьях, каждая семья затронута. И мы, преподаватели, несём эту цель, это самое основное наше, не только образовывать и преподавать, давать какие-то технологии и так далее, но и воспитательный процесс. И каждый преподаватель, если он хочет, с таким хештегом #УчуПомнить рассказать о своей личной истории, что у него было в семье. Это очень простая в своём исполнении, записать видео и выложить с хештегом у себя в соцсетях, либо в университете. У нас очень было сейчас приятно в дискуссии в диалоге со многими вузами, которые уже подхватили, и для них наша акция, мы пытаемся сейчас это показать, распространить, об этом говорим. И будет у нас в общественной палате Российской Федерации, мы надеемся, тоже будет в регионах, мы будем об этом говорить, об этой акции. Я понимаю, что это маленькая толика, маленькое зёрнышко, маленькое такое событие среди всех событий, которые сейчас уже идут в нашей стране. И каждая организация, каждый вуз занимается этим. Но это дань. 

Елена Семаева:

У меня вопрос к вам. Вуз? Например, если преподаватели школы, училища. 

Елена Ляпунцова:

Это неважно. Важно преподаёт, это просто человек, учу помнить, что у меня в семье или учу помнить. 

Елена Семаева:

То есть тот, у кого есть дети, возможно. 

Елена Ляпунцова:

Да, может быть, даже дети сами. Я помню, учу помнить о своих будущих детей, какое-то отношение. Потому что я так думаю, что передаётся в семьях других история семьи, это очень важно, чтить связь с поколением, это безумно важно. 

Вячеслав Гузик:

Внукам. 

Елена Семаева:

Да. Вячеслав Филиппович Гузик, кстати, еще у нас в эфире. Я просто хотела передать вам слово чуть-чуть попозже. Буквально одну ещё секундочку. Видео можно снять на телефон, и тогда пароли, явки, где можно прочитать про акцию, на вашем сайте?

Елена Ляпунцова:

Да, всё можно на нашем сайте, я думаю, если кто захочет, сразу это найдёт, professorstoday, наш большой такой значимый, на нашем канале и так далее. Но самое главное, чтобы выставить своё видео с хештегом #УчуПомнить, это уже хорошо. Так что, в принципе, безусловно. 

Елена Семаева:

Вячеслав Филиппович Гузик, наш сегодняшний герой, гость, человек, родившийся в 1938-м году, то есть тот человек, которого мы относим к поколению дети войны. Но кроме того, это как раз золотой интеллектуальный фонд нашей страны, это профессор, доктор технических наук, победитель всероссийского конкурса «Золотые имена Высшей школы». Вячеслав Филиппович, чему нужно учить молодёжь сегодня, как вы считаете?

Вячеслав Гузик:

Я как раз начал эту мысль, хотел её закончить следующим образом. Из тех примеров, что я приводил двух, я и массу других знаю, и послевоенных всяких, и произведения, и кино, и искусство изучаю в этом плане. Я всегда проповедую эту мысль, которую как-то я вскользь сказал, что не все люди во всех странах такие фашисты, человеконенавистники, националисты. Среди людей любой страны есть такие прекрасные люди. И моя задача, когда я проповедую, привожу примеры, в том, чтобы находить таких людей, на них опираться. И мы тогда сохраним на долгое время мир настоящий. Потому что этих людей, к которым я отношусь, противочеловеческих, меньше существенно, чем нормальных, хороших людей. И задача Высшей школы, средней школы, Лиги особенно, мы проводили, когда была акция золотых имён Высшей школы, там много было ветеранов. И как раз мы поставили задачу проповедовать всё время лучшее, что есть в нашей стране и обязательно это так проповедовать, чтобы это отразилось, отозвалось в других странах. Если мы понимаем. 

Елена Семаева:

То есть война Германии и России. 

Вячеслав Гузик:

Я как раз свожу. Если мы только будем сами себя любить, выделять и говорить, что мы самые лучшие в мире, а все остальные будут свою линию проводить, то мы проиграем. Надо международную линию, которую наша страна проводит постоянно, вы видите, на любом уровне, проповедовать, что люди не настолько ненормальные, извините, не настолько плохие, чтобы задумать эту бойню, которая была во Второй Мировой войне. Был целый период Второй Мировой войны, и надо как раз примером своего поведения, рассказов, примеров и так далее показывать и людей призывать положительных таких, как у нас, к тому же действию, чтобы всё-таки совместными усилиями люди всего мира. 

Елена Ляпунцова:

Можно я такой маленький секрет, я хочу сказать, что у нас, практически, 38-й год и победители «Золотых имён», это не самого почтенного возраста. 

Елена Семаева:

Есть старше?

Елена Ляпунцова:

У нас есть до 92 лет, понимаете. 

Вячеслав Гузик:

Я недотянул. 

Елена Ляпунцова:

Ещё 10 лет впереди. 

Вячеслав Гузик:

Мне 82, я ещё молодой. 

Елена Ляпунцова:

Поэтому есть представители Высшей школы, которым есть что сказать, соответственно плюс 10 лет, это значит уже такие осознанные. И безусловно, мы будем с ними в диалоге для того, чтобы уже... 

Елена Семаева:

Я про акцию ещё хотела спросить. Вячеслав Филиппович очень точно сказал, что не от национальности зависит доброта и порядочность, его и человечности. Могут ли в этой акции принимать участие люди из других стран, она касается всех?

Елена Ляпунцова:

Вы знаете, я в любом случае, считаю, что мир настолько широк и открыт, что конечно, безусловно. И наша задача, и Фонд президентских грантов поддерживает нашу идею, миссию о том, что сделать. И в этом году у нас огромный будет пласт программ, мероприятий и встреч именно со странами СНГ и международным сотрудничеством. И в прошлом году приезжали люди, специалисты и преподаватели из других зарубежных стран, это было очень почтенно просто посетить нашу церемонию. Я считаю, что наукообразование, культура, это без границ. Есть в ООН цели устойчивого развития, ЦУР так называемые, их 17. И как раз одно из таких образований. И чем мы будем больше быть в коммуникации, тем мы будем больше понимать друг друга. Вячеслав Филиппович совершенно правильно сказал, что нужно находить позитив во всём, и только позитивный свет может победить чёрные мысли, которые существуют. А если ты несёшь свет в историю, в люди. Понимаете, преподаватель, это тот, который выходит и это транслятор. 

Елена Семаева:

Это тот, который транслирует свои знания сначала своим ученикам. Сколько учеников у вас? Мы сегодня говорили до эфира, 34 кандидата наук. 

Вячеслав Гузик:

34, это уже высшей квалификации, а сколько выпустили специалистов. 

Елена Семаева:

А сколько профессоров. 

Вячеслав Гузик:

Профессоров у меня лично пять человек, три готовят докторскую сейчас, пять уже работают давно и подготовлены. Это люди высшей квалификации. Они ведут основные работы в вузах, основа научных исследований, учёбы и так далее. Я хотел только тут в своё выступление добавить, из всех достижений, которые вы перечисляли у меня, у меня их достаточно, я опубликовал 350 научных работ, 25 монографий, 97 изобретений сделал в своей жизни. У меня большой опорой в моей жизни является всегда моя супруга, Светлана Ивановна. Она у нас вдохновитель и организатор всех наших побед. Она у нас работала в вузе больше 50 лет, она экономист по образованию до этого была. А в институте работая, у нас в институте, она параллельно закончила вечерний факультет нашего технического института и стала инженером-технологом радистом, радиотехнику закончила. Поэтому когда работала она в НИЦе, как зам проректора по науке, она нам всем профессорам очень сильно помогала, зная технику, зная финансы. 

Елена Ляпунцова:

Междисциплинарность, понимаете. 

Вячеслав Гузик:

Она у нас единственная была опора для всех. 

Елена Семаева:

Вы ровесники, она тоже наш герой, пусть заочный. 

Вячеслав Гузик:

Не было бы у меня столько побед, потому что я не имел забот об этой стороне, которую я сейчас имею, как финансирование, как делать всё прочее. Светлана Ивановна делала с успехом, мне, конечно, была большая поддержка. Поэтому все успехи можно умножить на труд, помощь, любовное отношение к нам моей супруги, Светланы Ивановны, мы хотели пригласить ее сюда. 

Елена Семаева:

У нас очень немного остаётся времени эфира, прямо очень коротко. Я вас хочу спросить, очень коротко. Вы работаете сейчас в Южном федеральном университете. Скажите, какие у вас планы на ближайшую десятилетку, прямо коротко, потому что мы скоро уже уходим. 

Вячеслав Гузик:

На 10 лет, чтобы Светлана Ивановна не слышала. Я собираюсь продолжать работу, особенно сейчас у меня заканчивается проект по науке очень серьёзный. Мы создаем системы с элементами искусственного интеллекта, которые борются против терроризма, это очень важная тема в нашей стране. Я руководитель научный этого проекта, он на 3 года рассчитан. Мы создаем летательные, наземные, надводные, подводные платформы с элементами искусственного интеллекта, которые будут оберегать очень важные промышленные объекты. 

Елена Семаева:

Не получилось бомбовозом, человек в мирных целях использует свой золотой интеллект. 

Елена Ляпунцова:

Самое главное, что обратите внимание, всю жизнь работает, работоспособность его. 

Вячеслав Гузик:

Я все время работаю на авиацию и на флот. 

Елена Ляпунцова:

Чтобы защитить страну. 

Вячеслав Гузик:

Чтобы не было войны. 

Елена Семаева:

Спасибо огромное, что вы нашли время, пришли в этот эфир. Ещё раз буквально пару слов об акции Учу помнить, где. Видео снимаем. 

Елена Ляпунцова:

Учу помнить, видео снимаем, выкладываем своё мнение, мы учим молодое поколение, у нас есть #УчуПомнить. Эта акция не единовременная, это будет постоянно, я думаю, что преподаватели должны, не должны, а я надеюсь, выразят своё отношение для будущего поколения, для молодого поколения, для того, чтобы продолжать. Потому что это связь поколений. Спасибо. 

Елена Семаева:

Мы сегодня говорили о поколении дети войны. У меня в студии был Вячеслав Филиппович Гузик, доктор технических наук, профессор, тот человек, который как раз относится к поколению войны. Елена Вячеславовна Ляпунцова, председатель и основатель Лиги преподавателей Высшей школы. И заканчиваем мы наш эфир, нашу программу ещё маленькими короткими видео из акции Учу помнить. 

Я учу помнить молодое поколение, чтить память, каждый подвиг, и в тылу, и на фронте. Я учу помнить о великом духе великого народа, о великой Победе и страшной войне. 

}