{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Анна Бердичевская Уролог, андролог. Врач сети клиник «Столица» 13 февраля 2020г.
Мужское здоровье, взгляд уролога
Многие мужчины не задумываются о том, что за своим здоровьем нужно следить, пока не появляются симптомы заболеваний половой системы. Часто на прием их приводят начинающиеся проблемы с женским полом, сегодня в эфире мы обсудим все подводные камни с урологом – андрологом женщиной !

Анастасия Плещёва:

Программа «Гормоны под прицелом», её ведущая я – Плещёва Анастасия, врач-эндокринолог, диетолог. Сегодня у нас очень интересный контент, которого никогда не было в нашей программе, мы сегодня будем говорить о мужском здоровье. Сегодня у меня в гостях уролог, андролог, урогинеколог, и это всё женщина. Я не могла упустить такой момент, у нас в сети некоторое время назад появился замечательный специалист, и я впервые в своей практике, честно говоря, общаюсь с урологом-женщиной. Конечно, урологов-женщин очень много, но, когда она ещё и красотка, и занимается вопросами половой сферы, для меня, как для женщины, это очень важно, потому что мужчины – специфические натуры, не всегда они говорят нам правду, и когда чуть больше правды знает специалист-женщина, это, по-моему, очень круто. Поэтому у нас сегодня небольшой – да большой, что уж говорить – трэш-контент. У нас в гостях Бердичевская Анна Александровна – урогинеколог, андролог, уролог.

Анна, урологи, в основном, мужчины, поэтому хочется сразу вас спросить: а почему урология? Чем она вас так зацепила, что на сегодняшний день вы ей занимаетесь?

Анна Бердичевская:

Мой выбор был достаточно длительным; я хотела быть и гинекологом, и хирургом, и челюстно-лицевых хирургом. Но, я благодарна своим учителям, именно они привили мне любовь к урологии, заинтересовали меня, смогли заинтересовать меня этой наукой.

Анастасия Плещёва:

Кто же эти учителя?

Анна Бердичевская:

Я заканчивала Астраханскую государственную медицинскую академию. На тот момент заведующим кафедрой был Мирошников Валентин Михайлович, за что ему огромное спасибо. Он не хотел брать меня в ординатуру, говорил: «Девочка, зачем вам опухшие мошонки? Идите отсюда в терапию, становитесь эндокринологом». Но, в итоге, я его достала, благодаря моему упорству и настойчивости он меня взял в ординатуру, и так начался мой путь уролога.

Анастасия Плещёва:

Мы очень рады, что у нас есть потрясающий специалист, высококлассный. Я уже очень много отзывов вижу в своей клинике, наблюдала за специалистом некоторое время, прежде чем, друзья, познакомить вас с ней.

Для начала хочется несколько слов вообще об урологии, потому что до сих пор не все понимают, что урология – это не только мужчины, женщина-уролог – это не только женщина урогинеколог, что она занимается только женщинами. То есть понимание размытое. Всё же, что такое урология, и уролог – это мужской врач, либо и женщин, в том числе? Мы сегодня, в основном, будем говорить о мужчинах, но хочется не забыть и про женщин, и вообще сказать, чем уролог занимается с женщинами. Пожалуйста, в двух словах.

Анна Бердичевская:

Начнем с того, что урология – это огромный раздел медицинской науки, который изучает и занимается диагностикой и лечением мочевыделительной системы – почки, мочеточники, мочевой пузырь. Как известно, эти органы присутствуют как у мужчин, так и у женщин, поэтому говорить о том, что уролог занимается лечением только мужчин, скажем так, неправильно. Кроме того, урология сегодня настолько многогранна, что имеет массу различных направлений, это и урогинекология, когда мы занимаемся лечением недержания мочи, посткоитальных циститов, часто рецидивирующих циститов. Посткоитальный – то есть цистит, который возникает у женщины после полового контакта.

Анастасия Плещёва:

Давайте на 2 секунды остановимся, потому что не всем телезрителям знакомо. Я, конечно, знакома с термином. Имеется виду цистит, который после первого полового акта в жизни женщины, или вообще каждый раз половой акт заканчивается циститом.

Анна Бердичевская:

Очень неприятная ситуация, достаточно тяжелая психологическая проблема для женщины. Дефлорационный цистит – это цистит, который возник впервые. Но, мы говорим о посткоитальном цистите, который происходит регулярно, постоянно, когда женщина испытывает неприятные ощущения, рези, боли через либо кратковременный период, в течение нескольких часов, максимум, через сутки.

Анастасия Плещёва:

Вы этим тоже занимаетесь?

Анна Бердичевская:

Конечно.

Анастасия Плещёва:

Так что, женщины, если вы сегодня нас слушаете, у нас сразу направление к урогинекологии, потому что это обширная отрасль. Не все урологи, насколько я знаю, занимаются прицельно урогинекологией, есть небольшая градация. Я часто вижу женщин, ко мне много обращаются, потому что сахарный диабет тоже зачастую приводит к таким вопросам, и иногда в Москве, как ни странно, очень тяжело найти специалиста урогинеколога, который будет заниматься данными вопросами.

Анна Бердичевская:

Давайте скажем о том, что доктор-уролог – это врач, который лечит не только мужчин, но и женщин, поэтому отказывать в лечении женщинам мы не можем – это, во-первых. Во-вторых, живы стереотипы, я считаю, сложившиеся в обществе. Раньше считалось, что доктор-уролог – это врач, который сидит и целыми днями лечит только предстательную железу, выполняет её массаж, что это что-то страшное и очень жутко болезненное, что этот кабинет лучше избегать. Это было что-то такое интимное, то, о чем нельзя поделиться. Поэтому уролог, казалось, очень узкая направленность. На самом деле всё не так, мы сейчас смотрим дальше своего носа.

Анастасия Плещёва:

Итак, урогинекология. Чем еще занимается уролог?

Анна Бердичевская:

Андрология.

Анастасия Плещёва:

Андрология. У нас был эфир по андрологии, был замечательный андролог, не менее замечательный, чем Анна Бердичевская, поэтому мы сегодня об андрологии, о тестостероне вскользь коснёмся, но, это тема отдельного эфира. Смотрите наш предыдущий эфир. Чем ещё занимается уролог?

Анна Бердичевская:

Отрасль у нас огромная, мы занимаемся и онкоурологией, но в данном случае существуют узкие специалисты, онкоурологи, которые целенаправленно занимаются онкологическими...

Анастасия Плещёва:

Как минимум, вы выявляете на своём приеме.

Анна Бердичевская:

Да, конечно, но лучше, чтобы лечением занимался специалист узкого профиля. Нейроурология, гериатрическая урология, детская урология. Я детьми не занимаюсь, но у нас в городе есть огромное количество прекрасных, замечательных детских урологов, которые имеют соответствующее образование, сертификаты, опыт и знания в данных вопросах.

Анастасия Плещёва:

Анна, скажите, с чем чаще обращаются к вам? Женщинам вообще в медицине тяжело, а когда женщина ещё и уролог, наверное, какие-то моменты здесь возникают у мужчин. Например, когда мы учились в институте эндокринологии, несколько эндокринологов решили перейти, заняться конкретно андрологией, и было очень много вопросов. Андролог-женщина, андролог красивая женщина может быть иногда определённой стеночкой, поэтому расскажите, с чем чаще сталкиваетесь вы, кто у вас зачастую на приёме, мужчины или женщины?

Анна Бердичевская:

У меня нет подобной статистики, ко мне равномерно приходят как мужчины, так и женщины, и приходят с довольно разными проблемами, начиная от эректильной дисфункции и заканчивая воспалительными заболеваниями. Я занимаюсь диагностикой, лечением большого спектра урологических проблем. Мужчины ко мне приходят, но стен никаких нет. Как только мужчина заходит ко мне в кабинет, мы легко находим общий язык.

Анастасия Плещёва:

Молодцы, очень замечательно! Это говорит о том, что вы профессионал. Мы прекрасно с вами знаем, что могут быть вопросы, ведь зачастую мужчины приходят поздновато, иногда их приводят жёны, любовницы, как я вижу в своей практике. Как у вас происходит? Они сами к вам приходят, без чьей-либо помощи?

Анна Бердичевская:

Нет, на сегодняшний день мужчины стали более сознательными, я считаю, благодаря интернету, средствам массовой информации, соцсетям. Сегодня мы можем говорить на понятном для людей языке о проблемах, об интимных проблемах, в доступной форме, мы можем говорить о том, что это лечится, что приходите – мы вам поможем. Урология сегодня – это не страшно, урология сегодня доступна и миниинвазивна.

Анастасия Плещёва:

Давайте о миниинвазивности, о том, что страшно и так далее. Мне кажется, основной психологический страх для мужчины в том, что приход к урологу равно ТРУЗИ предстательной железы. Реально ли всем ТРУЗИ, когда можно не делать ТРУЗИ, а абдоминальным датчиком посмотреть предстательную железу, благодаря которой мужчины остаются мужчинами? Давайте об этом, потому что в моей практике я вижу, это самый большой психологический барьер для мужчины. «Я пойду, но, если туда не будут…» Как у вас с этим?

Анна Бердичевская:

Ситуация следующая: после 40 лет каждый мужчина один раз в год обязан посещать уролога. Доктор-уролог должен посмотреть предстательную железу пальчиком, выполнить трансректальное ультразвуковое исследование после 40 лет, и взять кровь на простатспецифический антиген. На сегодняшний день выявляемость рака предстательной железы очень высока, но при ранней диагностике этой патологии в 95 % случаев мы можем мужчину излечить и вернуть к нормальной здоровой жизни. Поэтому после 40 лет ТРУЗИ один раз в год – обязательная процедура.

Анастасия Плещёва:

То есть абдоминальным не обойдёмся.

Анна Бердичевская:

Абдоминальным не обойдёмся, это более детальный осмотр. Абдоминальный датчик на сегодняшний день применяется у молодых мужчин, когда есть психологические проблемы.

Анастасия Плещёва:

Сейчас мужчины после 40 на нас обидятся: вы что, это самая молодежь! Это самые, кто бежит лечиться и бежит следить за своим здоровьем! До 40 иногда наши мужчины, к сожалению, ничем не занимаются, потому что так у нас сложилось. Мы в тренажерном зале накачиваем мышцы, колем себе тестостерон, но особо ничем не занимаемся, а когда начинаются проблемы, как раз после 40 уж точно, то бежим к урологу.

Анна Бердичевская:

Мужчины сегодня хотят быть молодыми, мужчины сегодня планируют свою семейную жизнь, деторождение после 40. Статистика показывает, что мужчина хочет и начинает жить семейной жизнью именно в возрасте после 40.

Анастасия Плещёва:

Как говорят психологи, после 40-45 у мужчины такой момент, начинает щёлкать в голове: «Я хочу, чтобы меня было много».

Анна Бердичевская:

Если голова на месте, они начинают задумываться: а могу ли я, а способен ли я? И они приходят к доктору-урологу.

Анастасия Плещёва:

Давайте, собственно, о главном: а могу ли я, хочу ли я, об эректильной дисфункции. В двух словах, что это такое? Иногда у наших мужчин просто путаница в голове, ты у него спрашиваешь: «Как у вас с эрекцией?», а он тебе совсем про другое, про либидо и так далее. Давайте для понимания разберём термины. Эректильная дисфункция – это что такое?

Анна Бердичевская:

Начнем с того, что эректильная дисфункция – это не заболевание, а симптом, и один из важнейших индикаторов риска развития сердечно-сосудистой патологии. Мы обязательно должны обращать на это внимание, должны спрашивать наших мужчин: есть ли проблемы с эрекцией? Если есть проблемы с эрекцией, то мы должны смотреть и разговаривать с ним на тему того, в каком психологическом состоянии он находится, какой у него режим труда и отдыха, какие он имеет пагубные привычки – курение, алкоголь, находится ли он в состоянии хронического стресса, а в нём, мне кажется, находятся 80 % наших мужчин, «благодаря» женщинам, в кавычках благодаря. Мы обязательно должны смотреть гормональный фон у таких мужчин, и опять же, мы должны смотреть дальше своего носа, то есть мы должны обследовать мужчину; мы должны показать его терапевту, эндокринологу, невропатологу, потому что эректильная дисфункция – это симптом, можно сказать, первый звоночек о том, что в организме что-то не в порядке. Просыпайся на физкультуру.

Анастасия Плещёва:

Давайте пройдёмся по лечению и затем окунёмся в другие симптомы, когда у мужчин есть проблемы с мужским здоровьем. Лечение эректильной дисфункции: собственно, что мы делаем? Мы сказали, к кому мы отправляем данных людей. Как мы лечим?

Анна Бердичевская:

В первую очередь, мы должны обратить внимание мужчины на его психологическую составляющую. Мы должны заниматься профилактикой и говорить о том, что нормализуйте свой сон, не менее 8 часов в сутки непрерывного сна.

Анастасия Плещёва:

Сейчас я расскажу анекдот из практики. Приходит ко мне женщина, вся уже очень дистрофичная, и говорит: «Анастасия, мужа пока не привела, хочу подготовить». «Для чего?» ― «Вы можете ему сказать, что я спать должна, я устаю». Я спрашиваю: «Вы работаете?» ― «Нет». «А он работает?» ― «Да». Я говорю: «Кто в семье кормилец? Муж? Тогда у вас всё классно». Она говорит: «Нет, он приходит поздно и не даёт мне спать, а с утра будит, у нас трое детей. Я абсолютно не могу, я не высыпаюсь, у меня фитнес», и так далее. А она вся очень худенькая, всё плохо, и она меня просила о том, чтобы я поговорила с её мужем, чтобы он хотя бы вечером ей давал спать, потому что он её будит, не даёт спать ей в вечернее время. Она только уложила всех детей, потом до часу он требует от неё женского долга, и с утра то же самое. Я говорю: «Вы счастливый человек! У вас всё хорошо с мужем, с его гормонами!» Но она просила по поводу того, что «вы же сами советуете по 8 часов спать, а я не могу, в 7 часов мне надо встать, всех собрать в школу, детские сады и так далее». А тут ещё и муж с эрекцией, со всеми делами, и говорит, что «я должна». Такие случаи у нас тоже бывают в практике, здесь нужно находить компромисс.

Анна Бердичевская:

Мужчина должен, мужчина обязан высыпаться, и не мне вам говорить про уровень тестостерона в крови. Тестостерон – цикличный гормон, уровень тестостерона в крови у мужчины утром на 30 % выше, поэтому утром есть эрекция, а секс наиболее красочный. Высыпайтесь, ведите здоровый образ жизни, откажитесь от алкоголя, откажитесь от курения, ходите. Сколько должен нормальный человек обычно проходить? Не менее 10 тысяч шагов в день, но не должно быть так, что сегодня я сижу на стуле весь день, 12 часов я просидел в офисе за компьютером, а потом решил пошагать, нет. Должна быть равномерная нагрузка.

Анастасия Плещёва:

Можно перевозбудить всю нервную систему и точно не дать спать вечером жене.

Давайте вернёмся к лечению эректильной дисфункции. Про вредные привычки мы проговорили, теперь про медикаментозную терапию.

Анна Бердичевская:

Для медикаментозной терапии мы назначаем специфические препараты. О них очень много говорят в интернете, о них можно прочитать, и о них говорят по телевидению, мы видим рекламу – виагра, сиалис, левитра, но только после консультации со специалистом. Если у мужчины возникли проблемы с эректильной функцией, он идёт в аптеку, и аптекарь назначает ему лечение, говорит: «За 30 минут до полового контакта жахните виагры, и всё у вас будет хорошо», – это неправильно. Потом мы у таких мужчин начинаем лечить осложнения, они приходят с жалобами на головную боль, на проблемы с артериальным давлением и так далее. Дозировку и курс терапии мы подбираем индивидуально, но только после того, как обследовали пациента и поняли, в чем причина его проблемы, в чем причина его эректильной дисфункции, в чем причина нарушения эрекции. Только после этого мы можем подойти к назначению медикаментозной терапии и назначить её правильно. Единственно верную схему лечения подобрать именно для этого пациента, потому что мы все не роботы, мы люди, и в данном случае работает индивидуальный подход. Мы можем поиграть с дозировками, можем поиграть с курсом терапии. Как правило, на фоне медикаментозной терапии эректильная дисфункция, эта галочка в голове, со временем у мужчины проходит, он забывает о том, что надо выпить сейчас виагру или левитру. Мы на этом играем в том числе, но, когда касается психологических моментов.

Анастасия Плещёва:

Да, их очень много, мы видим в практике, что психологически, сколько примерно процентов среди вашего потока занимают именно психологические аспекты?

Анна Бердичевская:

Абсолютно все. Мужчина, который имеет проблемы с эрекцией, психологически нестабилен, для него это стресс, потому что его главный мужской орган работает не так, как он работал, или не так, как бы он хотел, и его партнёр недоволен. Это психологический стресс не только для мужчины, это психологический стресс в паре, и в данном случае нам очень хорошо помогают сексопатологи, психотерапевты, иногда приходится назначать вспомогательную медикаментозную психотерапевтическую терапию. Достаточно серьезная проблема, ведь на её фоне распадаются пары. Когда приходит мужчина и говорит: «Доктор, у меня проблемы с эрекцией», доктор судорожно начинает лечить ему абактериальный простатит, не разбираясь в проблеме, почему это произошло. Один курс антибиотиков, второй курс антибиотиков, третий, потом мы лечим другое, третье, пятое, десятое, но проблемы с эрекцией так и остались. Дома скандал, жена недовольна.

Анастасия Плещёва:

Анна, давайте проговорим про частоту, а то у нас все, наверное, всполошились. Давайте проговорим, как часто должен быть половой акт, есть ли нормы?

Анна Бердичевская:

О, сказал любитель математики.

Анастасия Плещёва:

Обожаю математику! Училась в математическом классе, и как человек, который занимается гормональным профилем, мне нужны показатели, честно, я знаю, каким должен быть уровень тестостерона. Очень хорошо приходить накануне дня влюблённых к мужу и говорить: вот столько должно быть, больше не трогай!

Анна Бердичевская:

Хорошо, я вас поняла. Большинство европейских и американских исследователей уверяют, что в браке средняя продолжительность частоты половых отношений в неделю не менее 2-3, а потом она снижается до 1-2 раз в неделю. Считается, что это условная норма. Но я не согласна, здесь можно поспорить. Я считаю, что никто никому ничего не должен, и чем чаще и регулярнее секс, тем выше удовлетворенность в браке, тем выше удовлетворённость в семейной жизни. Во-первых, мы говорим о желанном сексе, о желанных половых отношениях; если они нежеланны, то о какой регулярности идет речь? Если оба партнера в браке желают иметь секс чаще, чем 2-3 раза в неделю, то это норма.

Анастасия Плещёва:

А если несколько раз в день? Если он спать не даёт?

Анна Бердичевская:

Нужно договариваться с мужчиной, если он спать не даёт. Я думаю, что пара должна для себя определиться, планировать свою сексуальную жизнь. Но, «планировать» не значит составить строгий план, а распланировать своё удовольствие. Мы же планируем наш отдых, наши поездки, еще что-то, давайте распланируем и нашу сексуальную жизнь!

Анастасия Плещёва:

Круто! Я сейчас представила планер на холодильнике. У меня на холодильнике висит календарик, я теперь должна отмечать красный день и говорить: в это и в это время.

Анна Бердичевская:

Анастасия, этот план – не строгая обязанность, а приятная возможность. Сколько времени мы проводим за телевизором, за компьютером, за просмотром фильмов, за ещё чем-то? Давайте уделять внимание нашей сексуальной жизни.

Анастасия Плещёва:

Однозначно, будет больше и правильнее для нашего здоровья. Всегда, когда ко мне обращаются по данному вопросу друзья и товарищи, я им как врач говорю: для здоровья – всё, что хотите, а остальное – не ко мне.

Теперь давайте вернёмся к вопросу. Наши женщины приходят и говорят: вот, часто-то оно часто, но, вообще, как-то недолго, а мне нужно долго. Про «долго», есть ли тут временные промежутки, сколько считается нормой, сколько считается не нормой? От чего зависит?

Анна Бердичевская:

Вы сейчас имеете ввиду вопрос преждевременной эякуляции?

Анастасия Плещёва:

Конечно, я хотела, чтобы вы произнесли эти слова, я не хочу. У меня сегодня трэш-контент, даже боюсь нашей не совсем подготовленной аудитории.

Анна Бердичевская:

Нет, это не трэш-контент, а достаточно распространенная патология.

Анастасия Плещёва:

Я стеснительная дама, сегодня даже краснею, специально больше грима нанесла.

Анна Бердичевская:

Я уже человек опытный, собаку съевший. Это серьезная проблема, и она также психологическая проблема, из-за неё распадаются пары, распадаются семьи. Преждевременная эякуляция – это, как правило, проблема молодых мужчин, хотя мы говорим о том, что сейчас мужчины у нас до 60 лет молодые.

Анастасия Плещёва:

А почему молодых, с чем связано? Психика не готова или что?

Анна Бердичевская:

Психологические аспекты, гормональный фон, повышение чувствительности головки полового члена. Мы можем это лечить, и, опять же, нам в помощь психотерапевты, нам в помощь медикаментозные препараты, миниинвазивные методы и хирургическое лечение. Это крайний вариант, конечно.

Анастасия Плещёва:

А что хирургически делают с такими мужчинами?

Анна Бердичевская:

Денервируют определенные нервы, нервные окончания.

Анастасия Плещёва:

И потом ему всё равно, и она кричит о том, что не надо так много, я так понимаю?

Анна Бердичевская:

Жена не кричит о том, что не надо так много, нет, но ко всему есть определенные показания, к назначению какой-либо терапии. Когда мы делаем выбор в пользу чего-то, начинаем от меньшего к большему. Мы же говорили в начале эфира, что урология сегодня миниинвазивна.

Анастасия Плещёва:

Тогда вопрос времени: сколько считается, грубо говоря, от этого количества? Я хочу математику, потому что ведь для каждого по-разному, и женщина может пилить мужчину, «а почему так быстро», хотя на самом деле это вообще-то не быстро, или наоборот, «слишком долго», а это на самом деле норма. Хотя бы примерно можете озвучить?

Анна Бердичевская:

Преждевременная эякуляция – это тогда, когда мужчина не успевает совершить даже нескольких фрикций для того, чтобы удовлетворить своего полового партнера, но, как правило, это 2-3 секунды, то есть в самом начале. Иногда преждевременная эякуляция случается ещё до введения полового члена во влагалище женщины.

Анастасия Плещёва:

То есть минута нормально?

Анна Бердичевская:

Минута, конечно, не нормально. Если преждевременная эякуляция происходит регулярно, то это проблема, если единичный случай, то по данному поводу переживать не стоит. Когда регулярно, то есть проблема, на неё нужно обратить внимание.

Анастасия Плещёва:

Тогда сколько минут должно быть минимально? Они же задают вопросы. Я, например, не от мужчин слышу эти вопросы, а от их жён.

Анна Бердичевская:

Ну, хорошо; некоторым женщинам недостаточно и 10-15 минут, и получаса, поэтому давайте оговаривать временны́е рамки. Пусть будет 2-3 минуты, если вас это...

Анастасия Плещёва:

Нет, меня это не устроит, но я вас услышала. В общем, я хочу подытожить: если это не удовлетворяет пару, наверное, надо прийти вместе, и обследовать, возможно, обоих, потому что проблема может быть и её, правда же?

Анна Бердичевская:

Конечно, потому что женщины часто страдают аноргазмией, снижением чувствительности во влагалище. Мы иногда обвиняем полового партнера, а возможно, причина в женщине. Может, ему надо найти другую женщину.

Анна Бердичевская:

Я считаю, что нет причины в женщине или причины в мужчине, должны разбираться в проблеме оба. Если есть любовь и взаимопонимание, то они должны вместе разобраться и психологически, и обратиться к специалистам. Сваливать всё на мужчину, я считаю, неправильно.

Анастасия Плещёва:

Как вы интеллигентно говорите, мне очень нравится, защищаете своих мужчин! Я понимаю, почему у вас их много на приёме.

Анна Бердичевская:

Нет, на самом деле они очень переживают по этому вопросу, и как правило, на этой почве происходят конфликты, когда женщина начинает обвинять: ты такой, ты сякой, у тебя проблемы, иди лечись!

Анастасия Плещёва:

«У меня был Петя, у него было так, а тут это самое...» Женщины ещё какие, у него и так психологическая проблема, она ещё рассказывает про какого-нибудь Петю, Ваню, или еще что-то, это же часто, вообще. Не только на приёме, даже просто с подружками общаешься. Я говорю: ты вообще сумасшедшая, ты зачем рассказываешь, во-первых, о количестве, я извиняюсь, которое у тебя было, и вообще обо всём! И без того ты не решила психологическую проблему, так ты ещё больше нагружаешь своего партнера! К сожалению, у нас не все взрослые в этом плане, здесь мне иногда жалко наших мужчин, тем более, когда есть еще и другие моменты. Если дело касается, например, того же сахарного диабета, у некоторых нет понимания, что высокий сахар равно проблемы в половой сфере – равно, друзья. Иногда нам даже уролог не нужен, нам иногда надо скорректировать сахар, понаблюдать, и, возможно, всё будет хорошо, конечно, если нет никакой бактериальной флоры и так далее, и так далее. Поэтому, если есть вопросы, как минимум, их надо обсуждать с доктором, не стесняться ни в коем случае, не доводить состояние до того, когда нам уже хирургически надо регулировать какие-то моменты и так далее.

Кстати, об эректильной дисфункции, по поводу хирургии ― что мы делаем?

Анна Бердичевская:

Хирургия, опять же, крайний вариант.

Анастасия Плещёва:

Миниинвазивные вмешательства, что мы тоже делаем?

Анна Бердичевская:

Мы вводим специальные препараты в кавернозное тело. Это структуры, которые принимают непосредственное участие в эрекции у мужчины. Мы сейчас имеем ряд медикаментозных средств и препаратов, которые мы вводим непосредственно в половой член, мужчина это делает самостоятельно дома с помощью шприц-ручки.

Анастасия Плещёва:

Как инсулиновые ручки, такие же штуки теперь для кавернозных синусов?

Анна Бердичевская:

Да.

Анастасия Плещёва:

Надо перед каждым половым актом делать или есть долговременный эффект?

Анна Бердичевская:

Перед каждым половым актом. Мы подбираем индивидуальную схему для каждого мужчины.

Анастасия Плещёва:

А хирургия, что такого вы делаете?

Анна Бердичевская:

Хирургия – это пластика, к сожалению. Это тяжелые, запущенные случаи сахарного диабета. Никак не регулировать, то есть стоит протез, и член всё время находится в эрегированном состоянии.

Анастасия Плещёва:

Я иногда встречаю людей и не понимаю, почему брюки как-то не очень хорошо сидят.

Анна Бердичевская:

Вы думаете, все ходят с пластикой?

Анастасия Плещёва:

Нет, не все, но я видела несколько моментов, я не понимала. Я, честно говоря, думала, что там другие, может быть, опухоли, а это может быть пластика? Мне сейчас стыдно.

Анна Бердичевская:

Пластика полового члена не настолько развита сейчас, как увеличение, например, груди. Это лечебные манипуляции, которые выполняются в крайнем случае – при тяжелых формах сахарного диабета, при сердечно-сосудистой патологии, когда мы уже не можем медикаментозно корректировать эректильную функцию. Только тогда мы можем проводить подобного рода оперативное вмешательство.

Анастасия Плещёва:

Давайте о диспансеризации. О диспансеризации мы уже пару слов сказали.

Анна Бердичевская:

После 40 лет каждый мужчина один раз в год должен, обязан посещать уролога. Уролог должен провести ректальный осмотр, выполнить трансректальное ультразвуковое исследование, и мужчина должен сдать кровь на простатспецифический антиген.

Анастасия Плещёва:

Только на общий, или на свободный тоже?

Анна Бердичевская:

На общий, на свободный.

Анастасия Плещёва:

Друзья, общий и свободный ПСА – это очень важно, потому что смотрим коэффициент, обязательно смотрим процентное соотношение. Даже я знаю, я назначаю и то, и другое, и потом отправляю к урологу.

Тогда вопрос: а с яичками что? Как часто мы должны их смотреть у мужчин?

Анна Бердичевская:

Обязательно, когда мужчина приходит.

Анастасия Плещёва:

Всё равно вы смотрите. Просто вы как-то сказали, что простатспецифический маркёр...

Анна Бердичевская:

Сегодня осмотр уролога — это обычный осмотр, мы смотрим всё обязательно. Мы смотрим и почки, и мочевой пузырь, смотрим и органы мошонки, и половой член, и предстательную железу.

Анастасия Плещёва:

Как подготовиться мужчине?

Анна Бердичевская:

Никак не нужно готовиться.

Анастасия Плещёва:

Душ пусть примут, что вы так, «никак». У нас такие есть индивидуумы, особенно с сахарным диабетом, иногда не очень ситуация. Что хотела ещё спросить, почему я вас подвела к яичкам и так далее. У меня, например, сейчас складывается ситуация, звонят люди и спрашивают, очень много проблем с варикозным расширением вен, хочется тоже на этом пару минут остановиться. Насколько, когда нужно прийти к врачу, когда нужно не упустить момент? «Что-то там у меня не то, а один ребенок уже есть, кто-то говорил, что это может привести к бесплодию». Для понимания, как надо заниматься вопросом варикозного расширения вен яичек?

Анна Бердичевская:

Начнём с того, что варикозное расширение вен яичек – как правило, патология, которая чаще всего выявляется на диспансерных осмотрах в детских садах, либо в школах. Если мы обнаруживаем у ребенка данную патологию, мы за ним наблюдаем, смотрим ребенка раз в полгода, выполняем ультразвуковое исследование яичек, и смотрим, обращаем внимание на размер яичка, на структуру. Если ребенок не предъявляет никаких жалоб, то, как правило, мы стараемся таких пациентов наблюдать. Однозначного мнения о том, что варикоцеле приводят к бесплодию нет, потому что по наблюдению специалистов есть мужчины, которые имеют варикозное расширение вен яичка и троих детей. Но есть мужчины, которых мы оперируем, и после удаления варикоцеле у них появляются дети.

Анастасия Плещёва:

То есть сперва надо смотреть спермограмму.

Анна Бердичевская:

Обязательно, спермограмма обязательна. Если мужчина приходит на прием и говорит о том, что «я в течение года, имея регулярную жизнь, не могу оплодотворить своего партнера», и он имеет варикоцеле, мы должны обязательно смотреть спермограмму. Если в спермограмме мы видим изменения, соответственно, мы ставим плюс в пользу оперативного лечения.

Анастасия Плещёва:

В чем причина большинства урологических заболеваний? Пару слов о профилактике.

Анна Бердичевская:

Я считаю, что причина вообще всех заболеваний –неправильный образ жизни. На сегодняшний день профилактика – это залог здоровья, поэтому: активный образ жизни, отказ от вредных привычек, регулярная половая жизнь, правильное питание, правильный водно-питьевой режим, мы должны выпивать не менее 2,5 литров жидкости, воды в том числе, в день. Профилактика – главное на сегодняшний день.

Анастасия Плещёва:

Мне кажется, что партнеров тоже не должно быть очень много. Я – семейный человек, я считаю, если партнёров слишком много, то велика вероятность подцепить какую-нибудь инфекцию.

Анна Бердичевская:

Вы сейчас моральные аспекты затрагиваете или медицинские? Вы рассуждаете как женщина, а я скажу вам как доктор, что на сегодняшний день каждый мужчина должен понимать, что, каким бы образом не был совершён его половой контакт, он должен предохраняться. Существуют барьерные методы контрацепции, благодаря которым он может уберечь себя от заболеваний, передающихся половым путём.

Анастасия Плещёва:

А он вам скажет: ну, не было у меня с собой, зато у меня с собой мирамистин. Поможет мне?

Анна Бердичевская:

Принять ванну с мирамистином. После полноценного полового контакта с женщиной, предположительно больной заболеваниями, передающимися половым путём, мирамистин не поможет, куда бы вы его не залили.

Анастасия Плещёва:

Наконец-то! Поэтому любите своих жён, партнеров! Как женщина, я считаю, что партнеров не должно быть много. Мне кажется, это разлагает наше общество, и надо уважительно относиться, если ты выбрал партнера.

Анна Бердичевская:

Партнеров и не будет много, если в паре есть гармония, есть удовлетворение. Если есть в паре сексуальная жизнь, партнеров и не будет много, зачем ему другие партнеры, если есть любимая женщина?

Анастасия Плещёва:

Кстати, правильно. Мы затронули очень серьезную тему, говорить о ней можно очень много, и очень много различных вопросов мужской половой сферы, но мы сегодня совсем не поговорили про простатит. Что говорит медицинское урологическое сообщество про простатит и про массаж предстательной железы?

Анна Бердичевская:

На сегодняшний день урологи стараются отказаться от этой манипуляции, потому что она травматична и для самой предстательной железы. Ведь это нежный орган, нежнейший орган мужчины, поэтому массировать его, давить и выдавливать оттуда регулярно сок я бы не рекомендовала.

Анастасия Плещёва:

А восходящий душ? Я тут в санатории побывала, работала энное количество времени и видела данное изобретение человечества. Пользуется популярностью, мужчинам очень нравится; как вы к этому относитесь?

Анна Бердичевская:

Я за гуманность, и отношусь крайне негативно ко всем физическим воздействиям на святое у мужчины.

Анастасия Плещёва:

Что вы хотите, как уролог, пожелать нашем мужчинам?

Анна Бердичевская:

Я хочу сказать, что нормальными сексуальные отношения между мужчиной и женщиной считаются тогда, когда они основаны на любви и желании. Поэтому, завершая наш эфир, могу сказать только одно: любите друг друга и понимайте друг друга, и поддерживайте друг друга, чтобы ни случилось!

Анастасия Плещёва:

Спасибо большая, Анна, спасибо, что были сегодня с нами! Будем вас ждать ещё. Я думаю, нам есть много чего ещё обсудить в сфере не только мужского, но и женского здоровья.

Анна Бердичевская:

Спасибо большое!

}