{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Татьяна Зверева Директор Школы Феникс, Эксперт журнала "Директор школы", эксперт информационно-аналитической системы "Директория" 07 февраля 2020г.
Мороз. Объявлен карантин
Порог заболеваемости, статистика по гриппу, сезонный подьем ОРВИ и ротавируса - февраль традиционно месяц повышенного внимания педиатров. Как справляться педагогам с освоением школьной программы при отсутствии трети учеников в школах? Меры профилактики и лайфхаки от директора школы «Феникс»

Рабият Зайниддинова:

Дорогие друзья! С вами программа «Ваш детский доктор» на канале Mediametrics, меня зовут Рабият Зайниддинова, я врач-педиатр. У нас на дворе февраль. Традиционно для детских врачей самый сложный, самый, наверное, загруженный месяц из всех календарных месяцев, потому что в феврале у нас традиционно подъем, я бы сказала даже пик заболеваемости по ОРВИ, гриппу, по целому ряду заболеваний, каждое из которых потенциально может осложниться чем-то неприятным. Многие из наших детей ходят в детские сады и школы. Как это непростое время переживают учебные заведения, мы будем обсуждать сегодня вместе с гостями нашей студии – Татьяной Ивановной Зверевой, директором частной школы «Феникс» на Профсоюзной, и Натальей Павловной Скатертниковой, педагогом начальных классов.

Давайте разбираться все вместе. Педиатрическое дело – довольно простое. Начну я, пожалуй, с небольшого экскурса в историю, что такое карантин? Слово «карантин» появилось очень давно. Означает оно «судно, 40 дней стоящее». По сути, это обозначение 40 дней, которые судно, прибыв в тот или иной порт, должно было выдержать, выстоять, команда не спускалась с судна, не заходила в город во избежание того, что прибывшие на судне могли принести какую-нибудь болезнь, инфекцию. Особенное распространение слово «карантин» получило в те времена, когда очень активно процветала венецианская торговля. На Руси это слово тоже давно известно, оно упоминается в источниках, начиная с XVI века, и по сей день мы активно пользуемся этим словом, настолько активно, что существуют законы, существуют документы, где звучит формулировка: «карантинные мероприятия».

Татьяна Ивановна, расскажите, пожалуйста, насколько часто в вашей школе, да и вообще по вашему огромному опыту руководства учебным учреждением, Вы сталкиваетесь с таким понятием как карантин? Что сейчас творится в учебных заведениях?

Татьяна Зверева:

Мы у себя в школе сталкивались с карантином по заболеванию не по ОРВИ и не по гриппу, у нас был карантин по ветрянке, когда приходилось ограничивать класс в передвижении. Соответственно, никаких посещений бассейна и спортзала, выхода из кабинета, кушали они там же, еду приносили туда же, естественно, были отдельные тарелки именно на этот класс. У нас 2 раза были карантины по ветрянке. Что касается карантинов сейчас, то ежедневно отслеживается количество присутствующих в школе детей, выясняется причина отсутствия детей, то есть заболел или личные причины, по семейным обстоятельствам, как мы говорим. Школа закрывается на карантин, если отсутствует больше 30 % детей, и класс – если больше 20 %. Пока серьезного пика нет, по крайней мере, в Москве, я знаю точно. Был момент года 2 назад, когда был большой процент заболеваемости, мы каждый день сдавали данные в Роспотребнадзор об отсутствующих детях с причинами отсутствия, то есть отслеживалось.

Рабият Зайниддинова:

То есть настолько жестко всё контролировалось?

Татьяна Зверева:

Да, за этим блюдут, за этим смотрит Роспотребнадзор, обязательно.

Рабият Зайниддинова:

Я напоминаю нашим слушателям, что это не личная прихоть руководителей учебных учреждений, не личные инициативы кого-то из медицинских сотрудников, все эти мероприятия регламентируются правовой базой. Существует 52-ой федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В нём, в этом документе прописано, что и как делать в случае возникновения тех или иных заболеваний, состояний, обнаружении тех или иных инфекций.

Ещё раз для наших слушателей, при подготовке программы было огромное количество запросов в директ в Инстаграм, в Ватсап: почему нас не закрывают на карантин? У нас заболело столько детей, у нас двое не ходит, трое не ходят, пятеро не ходят.

Татьяна Зверева:

Двое из двадцати — это не показатель.

Рабият Зайниддинова:

«Уже слегли с подтвержденным гриппом. Почему нас не закрывают на карантин?» Да потому, что мы еще раз повторяем: 20 % заболевших от общего количества учеников в классе, и 30 %, практически треть школы должна перестать посещать учебное заведение, чтобы карантин как таковой прозвучал.

Наталья Павловна, расскажите, пожалуйста, по вашему педагогическому опыту, предположим, что карантин всё же случился, потому что, правда, болеет много детей, пропускает занятия большое количество малышей. А мы как раз с Татьяной Ивановной не так давно обсуждали в студии адаптивный стресс и сложность посещения первого класса, обучения в первом классе школы. Вот, дети заболели, три класса, по сути, в школе нет. Что вы будете делать с учебной программой?

Наталья Скатертникова:

Конечно, имеет значение, учатся дети в 1-ом классе, во 2-ом, 3-ем или 4-ом, существенная разница есть. Я бы сказала, что родителям меньше стоит переживать по поводу пропусков именно в 1-ом классе. Поскольку сейчас дети приходят очень подготовленные, в первом классе происходит в большей степени организация и систематизация полученных знаний. Отработка их навыков, чтение, скажем. Это, конечно, не касается постановки руки, потому что здесь обязательно присутствие ученика в школе, а в основном происходит социализация, адаптация к школе. Здесь пропуски небольшого отрезка учебной программы не так критичны.

Рабият Зайниддинова:

У меня есть маленькая ремарка, она же вопрос. У меня есть пациенты, дети, по мнению родителей – часто болеющие дети, педиатрическая точка зрения здесь может отличаться; непростые детки, к которым родители относятся более трепетно, чем к обычным, наверное, детям в семьях. Родители оставляют их дома даже при явных признаках выздоровления, как мы говорим – реконвалесценции, то есть практически здоровое дитя, и оставляют порой еще на неделю, а то и на две, как они говорят: «Мы бы хотели, чтоб малыш восстановился». «Малыш» – это первый класс, второй, порой 3–4-ый. Насколько это оправдано с точки зрения педагогики и насколько проблемно вам потом возвращать их в программу?

Наталья Скатертникова:

Это совершенно оправдано, и я поддерживаю родителей, которые поступают таким образом. Во-первых, есть первая сторона –непосредственно здоровье ребенка. Если вы приведете ребенка, ослабленного после болезни, который не успел восстановиться, то коэффициент полезного действия посещения урока будет невысок. Лучше прийти уже восстановившимся, готовым заниматься, с адекватной мотивацией, полным сил, интереса, энергии у ребенка. Это первая сторона. Вторая сторона – другие дети. Бывают ситуации, когда ребенок почувствовал себя немного нехорошо, у него появился насморк, кашель; бывает, родители приводят ребенка и говорят: «Мы плохо себя почувствовали, не водите его гулять».

Рабият Зайниддинова:

Но, при этом приводят в школу, полноценно оставляя, в школу полного дня, то есть до 5-6 вечера.

Наталья Скатертникова:

Приводят, да. Но, во-первых, пользы ребенку не будет.

Рабият Зайниддинова:

Потому что он не в состоянии заниматься.

Наталья Скатертникова:

Да-да. Во-вторых, это отразится и на коллективе, на его одноклассниках, потому что всё мгновенно передается, распространяется и приводит к негативным последствиям, когда и полкласса начинает плохо себя чувствовать, допустим. Поэтому, конечно, нежелательно. Здесь родители должны думать, во-первых, о здоровье, то есть вопрос приоритета. Если учебную программу мы можем нагнать, то здоровье, как говорится, – более тонкая сфера, восстанавливается гораздо сложнее.

Что касается того, какими методами и способами мы нагоняем упущенный материал или пропущенные часы, то надо сказать, что учитель всегда работает в напряженном режиме, в состоянии стресса. В нашей школе, допустим, небольшое количество человек в классе, максимум, 15 человек, но среди них нет одинаковых детей, они все разные: по темпу работы, по типу восприятия, кому-то достаточно один раз сказать, кому-то нужно 5 раз повторить и объяснить снова. Ты всё равно ищешь индивидуальный подход. Так и дети, которые болели какое-то время, всё равно приходят, и ты всё равно обращаешь отдельное внимание на то, что он пропустил, чего он не понял и так далее.

Рабият Зайниддинова:

Мы как раз говорили с Татьяной Ивановной, обсуждали, что у учителей тоже стресс, несмотря на то, что он не так активно обсуждается, как детский стресс. Учителям тоже приходится непросто.

Татьяна Зверева:

Я хотела бы добавить к словам Натальи Павловны про то, что родители приводят детей с признаками болезни, с насморком, с кашлем. Вообще, в школе есть врач. Мы таких детей высаживаем, то есть мы их отправляем в медкабинет, она смотрит, насколько реальные проявления симптоматики и звоним родителям, отправляем детей домой.

Рабият Зайниддинова:

То есть утреннего фильтра в школе нет, он для других учреждений?

Татьяна Зверева:

Утренние фильтры есть в детских садах, когда врач обязательно проходит по группам, смотрит, как себя чувствуют дети. У нас, конечно, больше контроль учителя по факту и затем реакция врача. То есть учитель должен сообщить школьному врачу, школьный врач должен позвонить маме, сообщить, что ребенок больной, заберите, пожалуйста, домой. Отдельно хочу обратиться к родителям: товарищи родители, не мучайте ваших детей, не приводите их больными в школу, пожалуйста!

Рабият Зайниддинова:

Татьяна Ивановна, какое должно случиться масштабное мероприятие, помимо процентного соотношения, которое мы упомянули, чтобы карантин, как таковой, был объявлен в школе? Вы должны получить некий документ, указание?

Татьяна Зверева:

Карантин в школе объявляется самой школой, то есть по решению школы.

Рабият Зайниддинова:

Самостоятельно?

Татьяна Зверева:

Да. Есть рекомендательные показатели. Теоретически, можно не объявлять, но мы заботимся о детях, и если будет такой процент заболеваемости, – естественно, будет объявлен карантин.

Рабият Зайниддинова:

То есть у вас должно быть документальное подтверждение того, что ребенок заболел тем или иным заболеванием. Это либо медицинская справка, либо бланк медицинского осмотра. Когда процент заболевших переваливает за определенный показатель, вы объявляете карантинное мероприятие.

Татьяна Зверева:

Естественно, школой принимаются меры, чтоб такой процент не был. Проводим профилактику. Однозначно – обеззараживание кабинетов ультрафиолетом. Во всех кабинетах висят ультрафиолетовые лампы, которые включаются, когда дети выходят на прогулку, почти на 40 минут включаются лампы. Есть обеззараживающий дезраствор, мы используем «Аламинол», которым и обрабатывается, и в случае заболеваемости процент раствора становится выше, раствор делается более концентрированный. Обрабатывают все поверхности – перила на лестницах, столы, ручки дверей. Все контактные места обрабатываются более концентрированным дезраствором «Аламинол».

Наталья Скатертникова:

Проветривание. Режим проветривания помещения.

Татьяна Зверева:

Он должен соблюдаться всегда.

Рабият Зайниддинова:

То есть постоянное мероприятие, чтобы всё время обеспечить движение воздуха.

Наталья Скатертникова:

Да.

Рабият Зайниддинова:

Вопрос чисто технический: а если заболели педагоги? Кстати, очень много было вопросов. Болеют ведь не только дети. Очень часто и преподаватели, которые проводят на ногах полный рабочий день, тоже сваливаются, потому что свежезаболевшие малыши наводнили класс. Что в этом случае делает школа, какие определены меры по замене? Очень много было вопросов от родителей: «Мы боимся, что заболеет наш преподаватель, нас непонятно кому отдадут». Обязательно ли идет замена педагога, как программа догоняется?

Татьяна Зверева:

Учителя не болеют. (смеются)

Рабият Зайниддинова:

Так же, как и врачи. Как быть с освоением школьной программы, если в начальных классах заболел педагог, который знает, по какой программе он идет? Она ведь разнится, ведь есть «Школа России», есть «XXI век». В этом случае есть выпадение из учебного процесса, или как? Или зависит от времени? Расскажите нам подробно, потому что были вопросы.

Татьяна Зверева:

Подробно. У класса есть расписание. В расписании есть, например, музыка, которую ведет не учитель начальной школы, а педагог по музыке, у них в расписании есть физкультура, которую, естественно, ведет другой педагог. Также – иностранные языки. В школе 8 учителей начальной школы, 4 идут по одной программе, 4 идут по другой программе. В тот момент, когда класс учителя, находящегося в школе, который не болеет, ушел на предмет, который не ведет преподаватель, преподаватель идет на замену в тот класс, где учитель заболел. В принципе, количество учителей достаточное, чтоб поставить полноценную замену. Естественно, постоянно держим контакт с заболевшим учителем о том, что прошли, где остановились, что было задано детям, что у них спросить и как двигаться дальше. Учитель, хоть и болеет, всё равно остаётся на связи. Так что учебному процессу то, что учитель болеет или отсутствует, никак не вредит.

Наталья Скатертникова:

Да, у нас такая же связь есть с учениками. Когда кто-то болеет, дома невыносимо сидеть, и учащийся без конца начинает связываться по всем видам связи, по Ватсапу самый популярный вид, и постоянно задавать вопросы: «А что сделать? Что задано? Что вы проходите?» Как одноклассники, так и я – мы все участвуем в процессе обсуждения, поэтому нельзя сказать, что человек на полностью выпадает из программы, из процесса обучения. Мы постоянно в контакте.

Татьяна Зверева:

Во многих школах сейчас очень развито онлайн-обучение.

Рабият Зайниддинова:

Вы сняли с языка следующий вопрос нашей беседы, я хотела спросить. Очень много читала, готовясь к программе, о возможности дистанционного освоения материала. Карантин может быть длительным, он может быть и 21 день, не всегда буквально несколько дней – неделя, может длиться почти месяц, а месяц – это много для школьной программы. Какие есть способы дистанционного освоения материала? Поскольку наша программа предназначена для родителей – для мам, для пап, для бабушек, у них в голове всегда по окончании нашей программы остается некий алгоритм по вопросу, который мы обсуждаем в передаче. Заболел ребенок, карантин 21 день, к вам подходит родитель и говорит: «Татьяна Ивановна, мы бы хотели проходить программу дистанционно, если можно. Мы боимся, что 21 день – это долго, мы отстанем». Есть такая возможность, в целом, по Москве, и такая возможность конкретно у вас?

Татьяна Зверева:

Немножко неправильно. Когда заболел один класс, то есть весь класс сидит дома и в школу не ходит. Условно, существует, учитель, Наталья Павловна. Уроки можно проводить по Скайпу, Скайп, по-моему, сейчас есть у всех. Можно назначать в определенное время: ребят, сегодня во столько-то у нас такой-то урок. Уроки можно проводить по Скайпу. Можно пересмотреть учебную программу, где-то сжать, чтобы потом догнать, или какую-то тему поменять местами, или пройти ее быстрее. По Скайпу, через Интернет, можно записать видеолекции с объяснением материала, что тоже совершенно не сложно, и отправлять их детям. Можно получать запрос от детей и от родителей: дети, где не поняли – давайте мы с вами еще раз на это обратим внимание, пройдем тему еще раз. Тьфу-тьфу-тьфу, у нас пока такого не было, но сейчас технологии позволяют организовать уроки в не худшем качестве даже дистанционно.

Наталья Скатертникова:

Даже интересно. Сам процесс гораздо интереснее, потому что он новый, естественно, необычный.

Рабият Зайниддинова:

Наталья Павловна, поделитесь случаями из Вашего педагогического опыта, из практики, курьезными или забавными моментами, которые были связаны с пиком заболеваемости? Может быть, совершенно чудные с точки зрения специалистов, но интересные для обывателей. Я поясню свой вопрос. У меня, например, сейчас один из самых популярных запросов: «Рабият, нас 39, у нас коронавирус, скорее всего. Что нам с этим делать? Куда нам ехать?» Как мне в этом случае отвечать, когда совершенно понятно, что логика и связь примерно такая же, как между мной и балетом, то есть никакая. Я объясняю, что, скорее всего, ваши острые сейчас 39 °С – это грипп. Если у вас нет возможности сделать экспресс-тест и обратиться в лабораторию рядом, то вам нужно обратиться к доктору для того, чтобы тест был проведен, для того, чтобы было понимание, что за хитрая болезнь у вас. Скорее всего, это будет грипп, и вам помогут достаточно быстро. Для меня, как для специалиста, это забавно, но есть паника мамы и мы должны решать вопрос, потому что маме страшно, мама боится. От Вас хотелось бы услышать что-то забавное. Что имело место в Вашей практике и, может быть, заслуживает того, чтобы рассказать нашей многотысячной аудитории.

Наталья Скатертникова:

Конечно, такие случаи есть. Особенно, когда ребенок в начале болезни, только заболевает – не до смеха, прямо скажем, все начинают сильно переживать, как родители, так и мы в школе, и одноклассники. У нас есть приятная традиция: когда кто-то болеет, мы записываем видеопослание и отправляем болеющему ребенку. Конечно, это очень приятно, очень поддерживает и работает на сплочение коллектива, класса.

Рабият Зайниддинова:

Хороший психологический ход.

Татьяна Зверева:

А я помню один раз, когда у Натальи Павловны в классе заболел ребенок, попал в больницу, они сделали для него газету: разноцветные ручки, пожелания скорейшего выздоровления. Было очень мило и приятно.

Наталья Скатертникова:

Да, было такое. А когда ребенок начинает поправляться – уже чувствуешь по интенсивности его звонков, его появлений в сети. Был случай, когда одна из учениц мне звонила, причем, вечером, так как утром, наверное, тяжело, может, еще не очень хорошо себя чувствует ребенок, а к вечеру уже начинает распирать избыток энергии: а чем бы заняться? А я в это время подъезжаю к дому. 2 дня подряд ученица звонила мне в тот момент, когда я парковалась, и это было нечто. Уже темно, во дворе, как известно, парковки такие, что нужно лавировать очень осторожно, аккуратно, и ты еще сдаешь назад, и вдруг звонит ребенок. Вроде бы, казалось, сбрось, попроси перезвонить, но нет. Здесь весь мир пусть подождет. Ты поговорил с ребенком, пообщался, не отказал ему.

Рабият Зайниддинова:

Почему это так важно? Потому что важно для ребенка?

Наталья Скатертникова:

Да, это важно и для меня тоже.

Татьяна Зверева:

Тут Наталье Павловне сложно объяснить, потому что она не может по-другому.

Наталья Скатертникова:

Из этих моментов складывается наше общение, наша жизнь. Такие теплые отношения, конечно же, отражаются и в учебе, когда возникает вопрос мотивации ребенка учиться. Для чего он учится? Просто потому, что так надо? Или потому, что ему интересно, потому что он хочет порадовать своих близких, он хочет оправдать доверие учителя? Доверие, как раз, рождается в таких ситуациях.

Рабият Зайниддинова:

Это очень важно. Даже с точки зрения педиатрии очень правильный подход. Я всегда говорила, и многие коллеги говорят о том, что психологический комфорт, психическое здоровье детей напрямую влияет на соматику, а значит, напрямую влияет на интеллект. У нас был прекрасный эфир с детским психологом, и он неоднократно говорил о том, что благоприятная атмосфера в семье и в школе кардинально меняет отношение ребенка к учебе и познавательной деятельности, она совершенно иначе проходит.

Тогда еще раз: вы имеете право закрыть школу на карантин собственным волевым решением, либо вам должно поступить письмо из Роспотребнадзора. Директор сам определяет карантинные мероприятия в школе, или вы основываетесь на нормативных документах?

Татьяна Зверева:

В том же законе всё прописано.

Рабият Зайниддинова:

Уточняю еще раз. Это касается случаев, когда карантин объявляется по острому респираторному заболеванию, по гриппу. Когда ситуация касается одного острого инфекционного заболевания, например, болезнь, от которой есть вакцинация, есть прививки, но она обнаруживается, например, в классе, то разнятся меры профилактики и разнится подход – я сейчас проговариваю для наших слушателей. Здесь мероприятия регламентированы 157-м законом об иммунопрофилактике инфекционных болезней. Если директор обнаруживает, благодаря школьному доктору, благодаря документу от какого-либо ребенка, что он заболел, например, той же ветрянкой или иным заболеванием, то непривитые контактные дети должны быть либо вакцинированы…

Татьяна Зверева:

Но, говорят же, поздно вакцинироваться, если был в контакте.

Рабият Зайниддинова:

Отличный вопрос, и хорошо, что он прозвучал в эфире.

Татьяна Зверева:

Кстати, да, он часто встает.

Рабият Зайниддинова:

У контактировавших с больными ветряной оспой есть 72 часа для того, чтобы провести экстренную вакцинацию. Сейчас, друзья мои, бельгийская вакцина от ветряной оспы – на территории России другой и нет, российскую мы не делаем пока самостоятельно – доступна бесплатно в поликлиниках по месту жительства. В текущем году – собственно, началось это в 2019 году, в текущем году продолжается беспрецедентное отношение Департамента здравоохранения к московским детям. Москва, Московская область в огромных количествах получили в бесплатном формате для поликлиник дорогущие вакцины от ветряной оспы, от менингита, пневмококк давно есть в наличии. Поэтому, если вашему ребенку показана та или иная вакцинация – обратитесь в поликлинику по месту жительства, скорее всего, вакцины есть в наличии бесплатно у вашего участкового доктора.

Татьяна Ивановна, у Вас огромный опыт руководства школой. Насколько я знаю, ваша школа «совершеннолетняя», ей пошел 21-й год.

Татьяна Зверева:

21-й только пошел. В сентябре будет 21.

Рабият Зайниддинова:

Скоро будет 21 год, как существует школа «Феникс». За то время, что Вы возглавляете, руководите учреждением в целом, общаясь с представителями государственных школ, ваши дети болеют реже? Ваши дети болеют так же? Есть статистика, которой вы обмениваетесь на своих педагогических форумах? Есть разница между посещением? Не секрет, очень многие родители и очень часто делают выбор в пользу частной школы из соображений: чтобы реже болели. Это оправдано или родительская выдумка?

Татьяна Зверева:

Оно оправдано, потому что играет роль количественный состав школ, в целом. У нас в классе больше 15 человек не бывает, соответственно, меньше количество контактов ребенка.

Рабият Зайниддинова:

Почему их должно быть не больше 15? Это тоже регламентируется?

Татьяна Зверева:

Нет, у нас внутренний договор с родителями. Считается, что это оптимальная численность детей для частной школы, которая позволяет осуществлять индивидуализированный подход.

Наталья Скатертникова:

Максимально эффективное обучение.

Татьяна Зверева:

Если верить международным исследованиям, то считается не 15, но и не 30. Считается, что 20-22 человека – оптимальные группы детей для социализации и для хорошего, нормального обучения. У нас меньше количество контактов. Больше, кстати, касается детских садов. Разница между государственным детским садом и частным, что на группе работает 2 воспитателя, дети меньше болеют, потому что чаще заболевают, когда одеваются на прогулку, и один воспитатель не успевает всех одеть без помощника. То есть одни уже одетые, вторые еще одеваются, первые уже вспотели и мокрые пошли на улицу. Аналогично, когда приходят с прогулки. При малом количестве детей в группах такие бытовые вопросы решаются намного проще. В школе – аналогично, просто меньше количество контактов. Сейчас у нас 260 детей, это, естественно, не 1000, как в государственных школах, меньше контактов. Но, мы уже с вами в прошлый раз говорили, что у нас вновь приходящие дети и вновь приходящие учителя после 2-х недель начала обучения заболевают, потому что для них наша среда чужая. Если не заболел, значит, нам интересно: чего это он не болеет?

Рабият Зайниддинова:

Так весёлая микробиота перебегает с одного на другого и все они обмениваются, все они делятся. Тогда логичный вопрос: у вас набор в первые классы начинается с февраля, вы ожидаете осенью некий подъем, всплеск по заболеваемости? Или здесь традиционно, как у всех – февраль, январь, быть может, с уходом в март? Все новенькие, пришедшие в сентябре, вам устраивают всплеск заболеваемости?

Татьяна Зверева:

У нас не получится большого порога заболеваемости, потому что часть детей приходит в первый класс из нашего детского сада. Часть детей приходит из подготовки к школе, которые ходили к нам на подготовку. Для них среда уже привычная, она уже наша.

Рабият Зайниддинова:

То есть, дети ходят год или 2 в детский сад, или год подготовки к школе в это же заведение, обсеменяясь, по сути, всей той же микробиотой, и потом они плавно переходят уже в формат 1-го класса. А занятия подготовки к школе, сами занятия, проводятся отдельными педагогами или проводит тот педагог, который будет набирать первый класс? Как вы технически это делаете?

Татьяна Зверева:

Это проводят 3 педагога. Два педагога, которые набирают первый класс по своему предмету, и один педагог, который ведёт остальные предметы.

Рабият Зайниддинова:

Если я правильно понимаю, подготовку к школе осуществляет тот же учитель, который пойдет с ними.

Наталья Скатертникова:

Который набирает первый класс.

Татьяна Зверева:

Учителя, два.

Рабият Зайниддинова:

Учителя, которые набирают первые классы. Когда дети придут в первый класс, они своего учителя уже наблюдали на протяжении всего предыдущего года. То есть еще такой мягкий адаптивный механизм. Я не знаю, во всех ли школах так практикуется, но, мне кажется, это очень…

Татьяна Зверева:

Обычно подготовку к школе ведет другой учитель.

Рабият Зайниддинова:

Тогда это ваше ноу-хау, ваш лайфхак и очень, на самом деле, здорово!

Татьяна Зверева:

Да, давно практикуем. Главная цель подготовки к школе – не учебная, а адаптивная цель, цель адаптации для ребенка к школе. Чтобы были знакомые стены, чтобы были знакомые ребята, и чтобы была знакомая тетя. Чтоб первый класс прошел значительно проще.

Наталья Скатертникова:

Минимизировать стресс, скажем, так.

Рабият Зайниддинова:

Наталья Павловна, я знаю, что очень сложно сейчас с учебными программами, что постоянно они пересматриваются. У нас они называются МЭСы - медицинские стандарты, у вас они называются ФГОСы - стандарты обучения. Я знаю, что они постоянно подгоняют педагогов, они меняются, много обсуждаются в учительской среде. Если большое количество детей в школе отсутствует, в классе конкретно, что Вы делаете с учебной программой? Вы останавливаете прохождение новых тем и проговариваете то, что было пройдено ранее? Как Вы поступаете?

Наталья Скатертникова:

Да, есть такой момент, что иногда нужно где-то задержаться, чтобы не уйти далеко вперед. Но у нас преимущество в том, что я работаю со своим классом и во второй половине дня. Если заболевшие дети возвращаются к нам, то у меня есть время, чтобы посвятить его повторению того, что мы прошли с классом, пока их не было, подтянуть детей, которые отсутствовали какое-то время. Этому можно посвятить время во второй половине дня.

Рабият Зайниддинова:

Они еще могут параллельно находиться на связи и какой-то материал добирать.

 Наталья Скатертникова:

Да-да. Плюс, наш контакт во время его болезни.

Рабият Зайниддинова:

Давайте я еще раз для всех нас проговорю, какие есть примерные параметры для определения понятия карантин по тем или иным заболеваниям. Я воспользуюсь конспектом, потому что диагнозы разные и разные сроки.

При установленном диагнозе грипп сроки карантина составляют всего 3 дня. Для Татьяны Ивановны эта информация абсолютно не новая, у них нормативные документы лежат в отдельных папочках, как во всякой школе. Но вы должны знать, что, если у нашего ребенка подтвержденный диагноз грипп, а перед школой стоит вопрос карантина, и обсуждаются недели, то при гриппе официально регламентируется всего 3 карантинных дня. Для скарлатины или дифтерии сроки карантина составляют 1 неделю, 7 дней. К сожалению, эти заболевания стали вновь актуальны; скарлатина, собственно и не сходила с пиков актуальности, а дифтерия, ввиду большого количества непривитых детей, вновь стала актуальна для педиатрического сообщества.

Для кишечных заболеваний – дизентерия, сальмонеллез – тоже неделя. Кстати говоря, о кишечных заболеваниях, должна упомянуть о том, что, друзья мои, январь и февраль у нас традиционно идет подъем заболеваемости не только гриппом, но и ротавирусной инфекцией, которая является кишечной инфекцией и вызывает ротавирусный гастроэнтерит. Симптомы ее во многом схожи с отравлением, и вопросы: «Что ты такого съел в школе?» – не всегда правомочны, а иногда обидны для директора, который контролирует состояние всего пищеблока.

Очень много вопросов последнее время у нас про коклюш. Вспышки идут традиционно, и давно уже в календарь вакцинации введен очередной качественный вакцинальный препарат под названием «Адасель», который позволяет нам вакцинировать детей старше 4 лет и взрослых, потому что большой процент заболевших коклюшем среди взрослых, среди детей школьного возраста. При коклюше карантин 2 недели, 14 дней.

С менингококковой инфекцией, к сожалению, тоже печальная картина для Москвы, Московской области, собственно, и по России, потому что впервые за 25 лет у нас идет подъем заболеваемости менингококком. Порядка четверти века мы не слышали в таком процентном соотношении об этом заболевании, как обсуждается сейчас. Случаи есть, их немало, и потому для бесплатного применения доступна вакцина «Менактра», даже в участковых поликлиниках. Если случилось так, что менингококковая инфекция подтверждена, то сроки карантина составляют 10 дней.

Наконец, корь, которая сейчас обсуждается больше всего; 17 дней карантина показано при подтверждении заболевания корью.

Насколько я знаю, Татьяна Ивановна, в вашей школе из всех обсуждаемых сейчас нами состояний была только ветряная оспа.

Татьяна Зверева:

Только ветрянка. Причем, один раз, давно, еще лет 10 назад, был первый карантин по ветрянке, к нам должна была прийти какая-то проверка. Они звонят, говорят: «Мы к вам должны выйти». Я спрашиваю: «Вы ветрянкой болели?» Оказалось, что двое из желающих прийти не болели. В общем, к нам та проверка так и не пришла. В данном случае нам та ветрянка была очень даже полезна.

Рабият Зайниддинова:

Напомните, пожалуйста, Татьяна Ивановна, нашим зрителям: сколько дней карантин по ветрянке?

Татьяна Зверева:

21 день.

Рабият Зайниддинова:

21 день по ветряной оспе. Казалось бы, уж куда страшнее грипп, но здесь карантин связан не только с тем, как проходит болезнь, а связано с активностью вируса, с его жизненным циклом. Поэтому 21 день – это карантин от последнего заболевшего.

У нас осталось еще несколько минут, буквально финальные добрые слова нашим зрителям.

Наталья Скатертникова:

Хотелось бы пожелать здоровья. Хочется сказать родителям, чтобы они трепетно относились к своим детям, помнили о том, что здоровье – это самое важное, от него зависит все: настроение и детей, и в семье. Конечно, мы очень загружены, живем в активном ритме, и иногда бывает некогда остаться с ребенком дома, не с кем его оставить, но все же постарайтесь найти возможность, отложить свои дела и побыть в это сложное время со своими детьми. Во-первых, он будет здоров, а во-вторых, он будет счастлив.

Татьяна Зверева:

Как я уже сказала в процессе эфира, пожалуйста, не приводите своих начинающих заболевать детей в школу, берегите их, берегите других детей, заботьтесь о них. Вы не отстанете, учителя пройдут программу, все будет сделано, так что просто лечитесь.

Рабият Зайниддинова:

Это была программа «Ваш детский доктор». Будьте здоровы, и у вас все будет хорошо!

}