{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Николай Макеенко Детский хирург-уролог 20 декабря 2019г.
Сладости, радости и опасности: правила выживания в новогодние праздники
Чем не угодили новогодние праздники привередливым педиатрам, разбираем в нашей программе вместе с гостями студии

Рабият Зайниддинова:

Добрый день, дорогие друзья! С вами канал Mediametrics. Это программа «Ваш детский доктор», и я, ее автор и ведущая, Рабият Зайниддинова. Близятся новогодние праздники. Многие уже украсили елку, закупились различными крутыми штуками типа фейерверков и прочей пиротехники, и детей ждут дома горы подарков: угощения от любимых родственников, подарки из детского сада, школы, шоколадные наборы, конфеты, которые, что греха таить, и взрослые порой подъедают. Как не провести семейный праздник в приемном покое детской больницы? И какая связь между самым любимым праздником всех детей и взрослых и ожоговыми центрами? Вот такую тему мы будем разбирать сегодня в этой студии с нашими гостями: Дилярой Губаевой – детским эндокринологом, а еще педагогом авторских курсов по изучению медицинского английского, и Николаем Макеенко – детским хирургом-урологом и пластическим хирургом. Вот такие веселые вопросы подготовил вам каверзный педиатр, потому что все мы ждем этот праздник, все мы любим атмосферу волшебства, чудес, которые окутывают Новый год, и каждый год ждем чудесные преобразования, новые победы и свершения от этого праздника.

Но еще посещают клиники, продолжая реабилитационные процедуры, те пациенты, которые в прошлом году были неосторожны с пиротехникой. И мы знаем, что остается под наблюдением у детского эндокринолога огромное количество пациентов, у которых есть ограничения по потреблению сладких кондитерских изделий. И это порой очень маленькие дети, которые даже подросткового возраста еще не достигли. Чем опасен Новый год и почему не все детские угощения полезны и безопасны? Николай Владимирович, давайте начнем с Вас, потому что к Диляре вопросы более деликатные и вкусные, а к Вам более серьезные, потому что по статистике, она официально доступна на сайте МЧС, есть определенные классы безопасности у всех этих пиротехнических изделий, которые продаются, и исходя из этих характеристик безопасными являются только бенгальские огни, да и то у них есть определенная температура, которая образуется при возгорании этого устройства, которой недостаточно для воспламенения дерева, но вполне достаточно для воспламенения текстиля,  искусственных елей, которые сейчас стоят в каждой второй квартире. Из-за чего не любят детские хирурги все эти классные взрывающиеся яркие штуки?

Николай Макеенко:

Новый год – замечательный праздник, но не обходится без всяких эксцессов. И детям разного возраста родители, которые уже начали отмечать Новый год, могут доверить те или иные взрывательные вещества.

Рабият Зайниддинова:

Дать им в руки?

Николай Макеенко:

Конечно. Может показаться, что ничего опасного в этом нет, взять бенгальский огонь, просто подержать в руках. Но ребенок может обратить внимание на то, что красиво горит, красиво сверкает, либо очень близко поднести к лицу и могут быть ожоги кожной поверхности, либо эти воспламеняющиеся вещи могут попасть в глаза и вызвать ожоги глаз.

Рабият Зайниддинова:

С ожогами роговицы очень много пациентов попадает в клиники.

Николай Макеенко:

Такая безобидная штука, как бенгальский огонь может привести к любым последствиям, причем ребенок маленького возраста может схватить рукой, потому что он может не знать, что это горячее. Все зависит от родителей, которые должны изначально рассказать ребенку, не пугать его всякими страшилками, а просто рассказать, как пользоваться данными вещами, потому что мы используем бенгальские огни только на Новый год, поэтому ребенок, может быть, просто в первый раз в жизни видит этот бенгальский огонь.

Диляра Губаева:

Есть что-то безопасное из этой пиротехники или имитации?

Рабият Зайниддинова:

Что можно дома использовать, чтобы потом не оказаться в гостях у вас в новогоднюю ночь?

Николай Макеенко:

Бенгальский огонь можно использовать, воспламенение крайне редкое, но так как у нас игрушки в основном пластиковые, искусственные ели либо же мишура, которая может от любой искры начать задымление, это едкие газы, которые могут привести к печальным последствиям, как отравление этими парами.

Рабият Зайниддинова:

Большинство этих игрушек сделано из пластика. В основном такие игрушки я стараюсь использовать, потому что у меня есть маленькие дети и любопытная кошка. Поэтому разгребать стекло, которым будет усыпан пол, мне не очень хочется. В то же время, поскольку это пластик, они могут воспламеняться и образовывать задымление и тем самым провоцировать дыхательные нарушения по типу отравлений у членов вашей семьи.

Я задам вопрос, как если бы я не была детским доктором, а была бы просто мамой. Если маленьким детям нельзя давать в руки опасные предметы, нельзя их зажигать и использовать дома, можно тогда детям постарше, которые вполне толковые и могут выслушать обращенную речь, 6-летним, 7-летним, 10-летним детям, в присутствии взрослых, на улице дать фейерверки, петарды в руки и зажигать их, ярко проводя Новый год, или тоже нельзя?

Николай Макеенко:

Можно, только под присмотром родителей. Просто очень многие родители думают, что если ребенку уже исполнилось 13-14 лет, то он уже большой. Но начинается бесконечный процесс поджигания петард, а поджигая, забыл ребенок выбросить, и это может привести к таким травмам, как ожоги кисти, бывают даже отрывные ранения, то есть отрыв фаланги пальцев, в таких случаях нужно сразу реагировать. Опять же, это происходит просто по причине несоблюдения мер предосторожности.

Рабият Зайниддинова:

То есть мы внимательно читаем инструкцию.

Николай Макеенко:

Обязательно. Также мы должны понимать, что в Московском регионе есть места, специально отведенные для того, чтобы производить все эти фейерверки, то есть чтобы была возможность отойти на безопасное расстояние. Но все равно из года в год статистика непоколебима. К сожалению, травмы, которые причиняются петардами, ожоговые травмы, отрывные травмы стоят на первом месте. Опросами выявлено, что это из-за того, что дети просто оставлены без присмотра и делают, что хотят. Вообще, в руки ребенка может попасть что угодно. Сейчас купить ребенку гораздо труднее какие-то вещества, когда мы были младше, в разгульные 90-е, это было гораздо проще. И сейчас сертифицированной пиротехники стало гораздо больше, но все равно можно попасть на подделки.

Травмы, которые причиняются петардами, ожоговые травмы, отрывные травмы стоят на первом месте. Опросами выявлено, что это из-за того, что дети просто оставлены без присмотра и делают, что хотят.

Рабият Зайниддинова:

Но и контрафакта тоже довольно много.

Николай Макеенко:

Абсолютно верно. Поэтому не нужно экономить на этих увеселительных мероприятиях. Если хотите устроить себе праздник, то нужно все делать по правилам.

Рабият Зайниддинова:

Тогда давайте подытожим эту короткую часть, которая касается безобидных, казалось бы, петард, фейерверков.

Николай Макеенко:

И даже тех же самых хлопушек, которые могут привести к нарушению слуха, если сделать это рядышком с ушами, такие случаи тоже встречаются.

Рабият Зайниддинова:

Детям младшего возраста, до 6-7 лет, нельзя давать самостоятельно в руки никакие хлопушки, петарды, даже в присутствии взрослых, особенно если это в квартире.

Николай Макеенко:

Все верно, дети дошкольного возраста. Даже если мы откроем инструкцию любой пиротехники, мы увидим цифру «18+». Поэтому, конечно же, нет. Это на ответственность родителей. Если ребенок дошкольного возраста, и вы хотите вместе с ним пожечь те же самые бенгальские огни, то вы можете посадить его на коленки, с достаточным расстоянием от лица, от воспламеняющихся веществ, от ковров. Все это сделать вместе, и ребенку будет весело, и вы все покажете и расскажете.

Рабият Зайниддинова:

То есть делает родитель, ребенок наблюдает, участвует, но вся ситуация полностью контролируется родителем. Ребенок старше 7 лет и до 13-14 лет имеет право делать это самостоятельно в присутствии взрослых или все-таки нет? Лучше пусть это делает взрослый, а ребенок находится рядом, участвует, потому что я смотрела недавно статистику на сайте МЧС по детским хирургическим отделениям. Огромное количество пациентов подросткового возраста попадают в ожоговые отделения и в травму именно потому, что их родители посчитали достаточно взрослыми и они самостоятельно это делали: «Мам, я пойду погуляю?» – «Да, конечно» – «Мам, мы с ребятами позапускаем петарды?» – «Слушайте, вы лбы такие здоровенные, уже выше родителей. Конечно, идите». А потом без фаланги, а потом с ожогами, а потом Новый год ассоциируется уже не с елкой и мандаринами, а уже с неприятными воспоминаниями. То есть все равно хотя бы один взрослый в этой компании должен присутствовать?

Николай Макеенко:

Должен присутствовать, как правило, это папа. Все в курсе, что это семейный праздник, все пытаются собраться возле столов. И уже после двенадцати часов, когда куранты пробили, случаются эти казусы, именно в промежутке с часа до двух, до трех, когда уже все горячительные напитки до родителей дошли и все вышли на улицу.

Рабият Зайниддинова:

Тогда мы можем от себя передать родителям такой полезный лайфхак. Ребята, перед тем как собраться всем за семейным столом, насладиться оливье, шампанским и всем остальным, прежде чем горячительные напитки дойдут до места назначения, договоритесь со своими детьми о том, что когда вы пойдете пускать петарды, фейерверки, если вы это планировали, после того как пробьют куранты, что вы делать это будете вместе, и папу, и маму не просить о том, чтобы вам позволили это сделать самостоятельно, вы не будете, чтобы такая договоренность была и работала даже после того, как все оливье будет съедено.

Какие еще есть хитрости и чисто хирургические опасности, которые приводят к тому, что хирургам достается больше работы в новогоднюю ночь, чем обычно? Что еще высокотравматично в эти дни?

Николай Макеенко:

Зимний период богат не только на ожоги и повышенные температуры, взрывные характеры, а травмы могут быть от переохлаждения. Это достаточно редко в Московском регионе, но если это где-то в регионе, то есть за пределами Московской области, где устойчивые сильные морозы, дети могут получить отморожение стоп либо конечностей рук. Плюс сейчас распространены такие новогодние развлечения, как лыжи, коньки. И самые популярные в данный момент, судя по статистике последних лет, это тюбинг, ватрушки, которые покупают все.

Рабият Зайниддинова:

Прокат работает достаточно широко.

Николай Макеенко:

Когда работает прокат, здесь все просто, потому что все меры предосторожности соблюдены. Горки не такие покатые, нельзя развить такую скорость и нет деревьев на пути, то есть травмы можно избежать, даже если ребенок перевернулся и половину пути проехал просто на попе, то есть здесь нельзя получить перелом копчика, что часто бывает. Это тоже не очень приятная и достаточно болезненная травма. И плюс люди могут выезжать за город в лесную местность и кататься на этих ватрушках, остановиться на которых просто невозможно.

Рабият Зайниддинова:

В лесу опаснее? Там же нет машин, не выскочит из-за угла шальной малыш.

Николай Макеенко:

Мы не знаем, какие камни и какие плиты скрываются под снежным покровом, благо, в Москве в этому году пока что нет снега, но все равно можно получить любые травмы, просто врезавшись в какую-то преграду или в дерево, то есть это черепно-мозговая травма, или можно получить травму лобной доли или травму затылка.

Рабият Зайниддинова:

А это жизненно важные участки, где проецируются зоны, которые отвечают за зрение, мышление, интеллект, поэтому травма в этой области для нас особенно тревожна.

Николай Макеенко:

Тем более, если мы находимся за городом. Родители теряются, не знают, как себя вести.

Рабият Зайниддинова:

Куда обращаться, где находится ближайшая поликлиника. Еще раз вернусь к тому, что наша программа придумана изначально для того, чтобы как можно больше у родителей было правильных заметок, правильных лайфхаков. В телефоне хотя бы сохраняйте, записывайте. Еще одна полезная хитрость: если вы собираетесь за город, если вы едете впервые куда-то отдыхать, в подмосковный дом отдыха, в деревню к родным, узнайте, пожалуйста, какая ближайшая к вам детская больница, где она расположена, как она называется, забейте номер приемного покоя себе в мобильный, есть ли рядом подстанция скорой помощи, каково примерно время, за которое обычно доезжает оттуда машина скорой помощи. Такие моменты, которые пусть вам никогда не пригодятся, но соломку подстелите, потому что вероятность упасть в зимнее время гораздо выше, чем летом.

Николай Макеенко:

Плюс, это не займет очень много времени. Все очень быстро в телефоне можно найти.

Рабият Зайниддинова:

А в нужный момент это достается просто из мобильного и спасает.

Николай Макеенко:

Не будет Интернета, не будет связи, а время очень важно, когда ребенок получает серьезную травму.

Рабият Зайниддинова:

Счет идет на минуты. И чтобы немножко разбавить серьезность первой части эфира, мы с Николаем будем сейчас вдвоем измываться над доктором, который запрещает все вкусное. Есть такие специальные врачи, которые не разрешают милым педиатрам отрываться так, как им хочется: поеданием всяческих конфет, тортов, пирожных, а еще они порой не разрешают этого и даже маленьким или не очень маленьким детям. Почему нельзя съесть весь подаренный шоколадный набор в новогоднюю ночь, расскажет нам сейчас Диляра Губаева.

Диляра Губаева:

Я прямо Доктор Зло. На самом деле, мне хочется развеять этот миф. Детские эндокринологи со мной согласятся, что нет чего-то, что мы бы категорически запрещали, что ни в коем случае нельзя, съешь шоколадку – и сразу потолстеешь и умрешь от инфаркта. Такого нет. Мы за баланс, за гармонию и за то, чтобы еда воспринималась не просто как средство поднять себе настроение, а из двух частей. Первая часть – это удовольствие. И вторая часть – это здоровье. Поэтому каждый раз, когда мы что-то съедаем, мы должны себе ответить – зачем я это ем? И правильный ответ будет – потому что это вкусно и потому что это классно, мой организм этого хочет.

Насчет шоколадок. Я думаю, что это довольно вкусно, будет удовольствие, но здоровье – сомнительно. Конечно, нам нужны углеводы. Из чего состоит шоколадка? Это в основном углеводы и жиры. Они нам нужны для энергии, но не в том количестве, которое находится в шоколадном подарочном наборе, который мы получаем на Новый год. И еще хотелось бы отметить, что семья в Новый год собирается вокруг стола. И мне, как эндокринологу и человеку, который работает с детишками с избыточной массой тела и ожирением, хотелось бы прокомментировать нашу такую традицию. Во-первых, мы должны понимать, что в мире 30 миллионов детей с избыточной массой тела и ожирением. Из них в России каждый пятый имеет избыточную массу тела и ожирение.

В мире 30 миллионов детей с избыточной массой тела и ожирением.

Рабият Зайниддинова:

На каком мы месте, по мировой статистике, среди прочих стран?

Диляра Губаева:

Меньше, чем в США и Латинской Америке, но мы находимся в середине и очень уверенно идем наверх. У нас есть очень хорошая традиция есть дома, потому что домашняя еда – это то, что вы можете контролировать, по крайней мере, вы видите, что вы туда кладете (сколько соли, сколько сахара), и приготовлена она более-менее правильно, чем та еда, которую покупают в Америке, фастфуд очень переработан. Организму не надо работать – нужно только всосать энергию, а она не очень потратилась, и поэтому она вся откладывается.

Рабият Зайниддинова:

Вы хотели сказать, почему нам нельзя сесть семьями за стол и заесть селедочку, я вообще планировала селедку под шубой, оливье, бокальчик шампанского.

Николай Макеенко:

Сверху еще и куча шоколадок.

Рабият Зайниддинова:

А теперь, Диляра говорит, что это все нельзя и надо, чтобы была польза и удовольствие.

Николай Макеенко:

А еще газированные напитки, которые стоят на любом столе.

Рабият Зайниддинова:

И потом приезжают пациенты к детскому хирургу с острой болью в животе, а хирург говорит: «Ребята, я бы, может, и рад, но это не ко мне. Это вы удачно отметили Новый год».

Диляра Губаева:

Давайте тогда я задам встречный вопрос: что для Вас Новый год? Какая основная цель Нового года?

Николай Макеенко:

Роскошно встретить Новый и хорошо проводить Старый.

Рабият Зайниддинова:

Посидеть, поесть, поговорить, почувствовать единение и чтобы все было очень вкусно.

Диляра Губаева:

Вот, Рабият сейчас сказала слово, которое мне очень понравилось, это именно «объединение» и «соединение». Что такое праздник? Зачем он нам нужен? Чтобы мы наконец-то все вместе собрались и насладились общением друг с другом, почувствовали, что мы семья, мы друзья, у нас любовь, у нас счастье, у нас все классно, мы вместе такие классные, у нас все будет в жизни только еще лучше с каждым днем.

Рабият Зайниддинова:

Я буду с вами встречать Новый год, Диляра. Мне нравится этот настрой.

Диляра Губаева:

Акцент – собраться вокруг стола не очень правильный. Давайте мы соберемся вокруг друг друга и ради друг друга. Что это значит? Я предлагаю всем сделать не новогодний стол, где все сели и потом сидят, жуют и смотрят телевизор, и продолжают жевать, и друг другу предлагают что-то пожевать новое, обсуждают, что вкуснее жевать, а давайте мы сделаем этот Новый год более активным и посвященным нашим друзьям и семье. Давайте вместе поиграем в «Крокодила». Давайте вместе расскажем друг другу, что было в этот год классного.

Рабият Зайниддинова:

Вы понимаете, что происходит, Николай? Она не дает нам есть. Она заставляет нас все время что-то делать. И я вижу, как тарелка оливье становится все дальше и дальше. Я вижу только призрак этого убегающего салата. Если я правильно понимаю, ничего хорошего нет в том, чтобы удачно отметить Новый год поеданием большого количества вкусностей. А если это семья приличных ЗОЖников, как сейчас модно говорить...

Николай Макеенко:

Я вспомнил фразу моей мамы: когда ты собираешься сделать маленькую тарелку оливье, а получается ведро, а потом надо доесть эту порцию, уже не хочется, но надо доесть.

Рабият Зайниддинова:

Мы же живем в России, тут нет других объемов. Если это приличная семья и приличное дитя, которое не ест шоколад постоянно и не ест печенье тоннами, и они в доме появляются эпизодически, ну пусть он съест эту упаковку.

Диляра Губаева:

Мы стараемся отметить Новый год классно, здорово, чтобы у нас прибавилось: а) счастья, б) здоровья. Если у нас так не получилось и мы случайно проснулись с утра и вспомнили, что облопались тортика, мы себя не ругаем. Детские эндокринологи нам говорят: «Ну и к черту!» Улыбаемся, живем дальше и пытаемся на следующий день восстановить этот баланс – кушать больше фруктов и овощей и меньше обращать внимание на сладкое.

Мы стараемся отметить Новый год классно, здорово, чтобы у нас прибавилось: а) счастья, б) здоровья. Если у нас так не получилось и мы случайно проснулись с утра и вспомнили, что облопались тортика, мы себя не ругаем. Живем дальше и пытаемся на следующий день восстановить этот баланс – кушать больше фруктов и овощей и меньше обращать внимание на сладкое.

Рабият Зайниддинова:

«Ночной дожор» – то, что будет в ночь с 31-го на 1-е. Первое правило – остановиться и 1-го числа не продолжать. Но мы же не доели ни селедку под шубой, ни торт, ни печеньки, ни конфеты.

Диляра Губаева:

Считается неприличным не доесть, и экономически невыгодно приготовить и выбросить эту еду.

Николай Макеенко:

Столько майонеза потратили.

Диляра Губаева:

Но на таблетки для артериальной гипертензии вы потратите в итоге больше, чем если вы выбросите этот салат, который уже всем надоел, есть не хочется, но нам сказали: «Надо». И мы очень стараемся на завтрак, обед и ужин доедать все, что было.

Николай Макеенко:

И заедать все ферментативными препаратами.

Диляра Губаева:

Любое действие должно быть осознанным. Вы должны понимать: зачем я это делаю. Если вы очень хотите это оливье – ну съешьте его, никто не умрет от этого оливье. Съешьте его, и шоколадку, и все, что вы хотите. Но когда вы его едите, вы должны четко понимать, что сейчас я хочу, но это не значит, что я потом буду доедать. Если у вас день рождения, вы не обязаны готовить торт и всех им кормить. Не хотите – не ешьте, оставьте. Если вы переживаете, что на столе пять видов колбасок, а вы не все попробовали, можно честно сказать: «Знаете, у вас такие вкусные колбаски! Можно я их себе в пакетик положу?» Спрятать у себя в холодильнике, пусть они лежат, и на следующий день вы еще раз зададите себе этот вопрос: «А сегодня я их точно хочу? Это точно то, что мне надо?»

Рабият Зайниддинова:

То есть главное – вовремя остановиться. Для того чтобы новогодняя ночь и последующие ночи не стали забегами от детских хирургов к детским эндокринологам и гастроэнтерологам, которых мы тоже периодически теребим, нужно соблюдать несколько банальных правил. Во-первых, если ребенок здоров и ему очень хочется, то ему можно. Во-вторых, если прошел день-два упоительного поедания шоколадных наборов и с ребенком все отлично, он съел то, что ему разрешили и прекрасно себя чувствует, все равно родителям не стоит ему позволять наслаждаться этим дальше, а нужно сказать: стоп, ты получил то, что ты хотел, тебе разрешили, тебе позволили, в этом нет пользы, и поэтому сейчас мы убираем все это или кому-то отдаем или раздаем в школе и в саду. Но поедать в таких количествах это больше нельзя.

Николай Макеенко:

Это же не скоропортящийся продукт – можно растянуть на более долгий период.

Рабият Зайниддинова:

Можно его принести на работу – угостить любимых коллег.

Диляра Губаева:

Всегда есть вариант – выбросить. Надоело тебе есть этот шоколад – ну выбрось ты его.

Рабият Зайниддинова:

Самые неэкономные доктора среди врачебных специальностей – детские эндокринологи. Тогда я спрошу относительно детей с определенными сложностями, в том числе с детским сахарным диабетом, который тоже присутствует в статистике мировой и российской. Я знаю, что Вы наблюдаете таких детей. Как у них проходят новогодние праздники? Как этот вопрос комплаенса, этот вопрос корректного объяснения родителям, что им делать, им ведь тоже дарят все эти подарки. Они ходят на елки, в детские сады, школы. Знают ли они, что делать с этими упаковками?

Диляра Губаева:

Я дам довольно добрый ответ. На самом деле, является мифом то, что детям с сахарным диабетом 1 типа нельзя есть сладости или определенные продукты, что они запрещены. У сахарного диабета 1 типа есть и положительные стороны. Положительная сторона, что ты можешь регулировать уровень инсулина, который ты вводишь. Я в шутку объясняю своим детям с сахарным диабетом 1 типа, что если ты хочешь килограмм шоколада – съешь килограмм шоколада, но сделай себе инсулин на этот килограмм. Правильно посчитай и сделай – и наслаждайся праздником, как и все.

Рабият Зайниддинова:

Это официальные рекомендации, которые прописаны во всех гайдах?

Диляра Губаева:

Конечно. Я не сумасшедший доктор.

Рабият Зайниддинова:

Еще раз напоминаю о том, что если у вас есть сложности с нарушением обмена сахара или есть подозрения на сахарный диабет, то есть прекрасные доктора, которые называются детские эндокринологи, и представитель этой блестящей когорты сейчас находится у нас в гостях. И есть такие рекомендации о том, что испортить праздник вашему малышу даже этой коварной болезни не удастся. Ему можно сладости. Но нужно держать это под контролем. Есть пересчет.

Диляра Губаева:

Более неприятная ситуация, когда это сахарный диабет 2 типа. Здесь такой вопрос бывает ли он у детей? Потому что в основном это болезнь взрослых, но у полных детей может развиться инсулинорезистентность. Как раз с избыточной массой, ожирением и сахарным диабетом 2 типа ситуация менее приятная, потому что уже нужно четко контролировать и понимать, сколько можно, сколько нельзя, и желательно примерно представлять энергетическую ценность продуктов, которые вы едите.

Рабият Зайниддинова:

Нужно считать?

Диляра Губаева:

Да. И в данном случае я бы очень попросила родителей поддерживать таких детей. Если вы решили, что сладкие напитки, сладости, жирные торты, чипсы не полезны для вашего ребенка, сейчас ему совсем не стоило бы этого кушать, пожалуйста, делайте это всей семьей. Это делает и мама, и папа, и все остальные. И не говорите ему: «Из-за тебя мы все на диете», – или: «Иди спать, мы сейчас потрескаем тут колбаски и шоколадки».

Рабият Зайниддинова:

«А тебе нельзя».

Диляра Губаева:

Это должно быть решение всей семьи, потому что Новый год – это семейный праздник, вы объединяетесь, чтобы вместе быть счастливее и сильнее.

Рабият Зайниддинова:

Спасибо большое, Диляра. У нас в гостях был Николай Макеенко – детский хирург, и Диляра Губаева – детский эндокринолог. Мы говорили о том, как сделать Новый год по-настоящему уютным и безопасным праздником и дать немного отдохнуть нашим общим коллегам в эти насыщенные праздничные дни. Это была программа «Ваш детский доктор». Меня зовут Рабият Зайниддинова. С наступающим Новым годом!

}