Марика Хлуд Основатель Диагностического хаба «ДиагностЕка» и проекта ранней диагностики рака Проверказдоровья.рф 05 февраля 2019г.
Медицинская диагностика в фитнес-клубах
Медицинская диагностика в фитнес-клубах

Муслим Муслимов:

С вами Муслим Муслимов на канале Mediametrics в передаче «Медицинский менеджмент». У нас сегодня тема «Медицинская диагностика фитнес-клубов», и, в целом, медицинская диагностика. В гостях у меня Хлуд Марика Владимировна – основатель диагностического хаба «Диагностека» и проекта «Ранняя диагностика рака» проверказдоровья.рф. Еще со мной сегодня будет работать соведущая Елизавета Карегина – наша коллега, организатор здравоохранения, доктор, который имеет определенные навыки и опыт работы в фитнес-индустрии, свой взгляд на работу фитнес-индустрии. Поэтому мы будем, так или иначе, ссылаться на твой опыт и практику, ждать от тебя определенных вопросов и мнений.

Марика, расскажите, что у вас за проект, чем занимаетесь, какие у вас цели, какие задачи на ближайшее время?

Марика Хлуд:

Проект занимается, как Вы заметили, ранней диагностикой онкологических кардиососудистых заболеваний. Изначально цель проекта уходит в предоставление удобного и качественного продукта для получения ранней диагностики. Не буду спрашивать, когда Вы в последний раз проверялись на рак, но если Вы вдруг задумаетесь, куда пойти и где проверяться, то для Вас это будет серьезным вопросом, которым Вы озадачитесь. Хотя, Муслим, для Вас не будет, у Вас есть медицинские центры, где это можно сделать, но как потребитель Вы столкнетесь с определенного рода проблемами. Выбор велик, поэтому не стала изобретать велосипед. Были взяты международные клинические рекомендации, составлены программы, цель которых – быть доступными потребителю. Потребитель должен пройти их быстро в любой из выбранных клиник и по доступной цене.

Муслим Муслимов:

Марика, Вы проговорили по поводу моих желаний пройти диагностику на онкологию. Я сразу задумался, задал себе вопрос: «Когда ты проходил?» Вспомнил – аж полтора года назад. Благодаря сегодняшнему эфиру сделаю это в ближайшее время. Да, у меня нет сложностей в этом плане. Но, тут нужно говорить о некотором посыле для пациентов, который формирует, как правило, телевидение, формирует окружение, информированность. К сожалению, наше население не всегда информировано в этом плане. Есть три столпа российского здравоохранения, или любого мирового здравоохранения. В первую очередь, государство, которое выносит некие законы, стимулирует и финансирует отрасли здравоохранения. Второй столп – непосредственно врачи, которые на месте оказывают медицинские услуги. Третий столп – знаете, кто? Пациенты, которые так или иначе информированы или нет для того, чтобы получать ту или иную услугу.

Я хотел бы сформировать первый свой вопрос про тренд здравоохранения. Как Вы его видите? Видите ли его в целом? Куда он нас ведет в конечном итоге, в ближайшие 3-5 лет?

Марика Хлуд:

Тренд в целом я бы больше охарактеризовала, как поворот к пациенту, в сторону пациента. Сейчас не только частные медицинские центры, но и государственные заботятся о таком понятии как сервис, клиенториентированность, модное слово. Действительно, многое делается в этом направлении. На мой взгляд здесь есть много камней преткновения и не всё складывается гладко. Но, в целом, тренд позитивный. Говоря о диагностике в частности, в узком профиле, в котором я работаю, то, мне кажется, сейчас из каждого радиоприемника звучит слово «онкодиагностика», обязательно – ранняя диагностика, скрининги, проверка здоровья и так далее. Пока это некая масса информации, некий винегрет, его нужно систематизировать. Это тренд, к которому рынок придет.

Муслим Муслимов:

Поговорим о фитнес-индустрии в целом, в плане информированности людей, которые занимаются спортом. Здесь я, наверное, попрошу помощи у моей соведущей. По большому счету, люди, которые часто находятся спортзале, принимают огромное количество препаратов, увеличивающих мышечную массу, назовем их так, «витаминки», ― всегда ли они здоровы и всегда ли они задумываются о собственном здоровье? Исходя из опыта. Часто встречаются люди, которые действительно хотят понять уровень собственного здоровья и делают многократные шаги для того, чтобы его усилить в фитнес-индустрии.

Елизавета Карегина:

Чаще люди приходят в зал необследованные, недообследованные. Поэтому именно в фитнес-индустрии наличие врача или хотя бы медицинского работника, имеющего определенные, хотя бы начальные навыки и знания, необходимо и важно. Чаще всего, да, в 90 % случаев люди даже не понимают свое состояние. Во-первых, неправильно нагружают себя, неправильно распределяют нагрузку. Во-вторых, назначают себе препараты, так называемые, витамины и препараты – карнитин, креатинин и так далее. Поэтому, да, это крайне важно. Я думаю, что Ваш проект должен быть и развиваться.

Муслим Муслимов:

Марика, если говорить конкретно – в чем проект, в чем суть? Мы поняли, что есть необходимость обследоваться, и есть сложность обследования молодых и активных ребят, которые очень часто занимаются бизнесом, не поднимая головы, так скажем. Делают свою работу даже по выходным. Там иногда происходит звоночек в мозг: «Дын-дын, нужно обследоваться». Так или иначе молодой человек открывает поисковик, забивает Х-задачу, видит Вас в поисковике – «Ранняя диагностика онкологических процессов», Вас находит, и что Вы ему предлагаете?

Марика Хлуд:

Либо он слышит у себя звоночек, либо мы ему намекаем: вне зависимости, есть симптомы или нет, надо проверять себя, потому что самый главный аспект ― что онкологические заболевания, кардиососудистые бессимптомны на ранних стадиях. Он понял это, зашел в интернет, нашел. Он может из узкого перечня программ, понимая, для чего нужно каждое из обследований в той или иной программе – в кардиососудистой или в онкодиагностике – выбрать программу, выбрать медицинский центр, который ему удобен и ближе всего находится, и пройти обследование.

Муслим Муслимов:

То есть у Вас заключены договора с рядом медицинских центров Москвы, которые предоставляют эту услугу?

Марика Хлуд:

Да. С рядом медицинских центров Москвы, и не только Москвы, но и других регионов, поскольку мы предусматриваем масштабирование. Сейчас в других регионах проходит тестирование. Да, клиент выбирает любой из необходимых ему медицинских центров. Но я отмечу здесь важный момент. Прежде чем запускать проект, мы очень пристально смотрели на рынок, изучали его и проводили социологические опросы. Каким должен быть такой продукт? Все отвечали: «Да, я точно знаю. Я каждый год должен проходить диагностику». «Вы проходите?» – «Нет». Практически, 100 % ответы. «Что нужно сделать, чтобы Вы прошли? Что Вас на это подвигнет?» – «Подвигнет: а) цена». Все сошлись примерно на одной цене. Диагностика не должна превышать порядка 6000–7000 рублей. «…б) Я боюсь, что меня будут “разводить” на ненужные мне обследования в частных медицинских центрах». Поэтому мы выступаем, в первую очередь, на стороне пациента или нашего клиента. В случае, если у него возникает настороженность, что что-то ему не то назначили, для чего ему нужно то или иное обследование, то он может задать свой вопрос, мы ему дадим ответ.

Муслим Муслимов:

Есть два момента. Первый момент – государство предоставляет скрининг онкологических заболеваний в государственных клиниках, поликлиниках и так далее. Наверное, государство здесь ваш конкурент, потому что предоставляет всё бесплатно. Мало того, что эти направления курируются отдельно, по ним идет чуть ли не смс-рассылка. Программа ЕМИАС напоминает, что есть возможность это сделать, и так далее. По сути, проект направлен на людей, у которых действительно нет времени и возможности получить услугу быстро в государственной клинике, или на людей, которые не ознакомлены с тем, что можно получить бесплатно. В целом, какая у Вас финмодель? Вы просчитывали конкуренцию, элементарно, с государственными клиниками? Причем, скажу Вам откровенно, занимаясь частной медициной, что государственные поликлиники, больницы реально сейчас оснащаются очень плотно, очень хорошо обустроены. Там хороший ремонт. Недавно даже у хорошего знакомого в Фейсбуке (буквально сегодня с утра, по-моему) видел сфотографированный талончик, где написано: «Просто спросить, № 46». То есть организация процессов настолько высока, что даже есть окно для спроса, когда пациент приходит просто спросить, и ему дают талончик «на просто спросить». То есть такой креатив сейчас заводится в государственных учреждениях. Просчитывали Вы финансовую модель и на что рассчитываете в плане заработка?

Марика Хлуд:

По порядку. Вы в одном вопросе очень многое озвучили. Во-первых, мы не являемся конкурентами, для нас государственная программа – не конкурент. Мы являемся идеальным дополнением, поскольку пока мы говорим о проекте диагностики проверказдоровья.рф, который запускается в марте, сейчас он почти готов к запуску. Он объединяет для населения информацию и о государственных скринингах, и о скринингах, которые проводят отдельные общества, благотворительные фонды, обо всех возможностях, доступных в регионах. Государственный проект диспансеризации не является для нас конкурентом, как минимум, потому что он попадает в узкую возрастную группу. Например, такое обязательное обследование как маммография, которое по международным стандартам рекомендовано проходить женщине с 40-летнего возраста, в диспансеризации доступно только с 50 лет. Это не единственное обследование. Часть обследований диспансеризации направлены на то, чтобы выявить онкологическое заболевание, а не предрак. Все-таки, когда мы говорим о ранней диагностике – мы говорим о том, чтобы поймать заболевание несколько раньше. Это достаточно важный аспект. Диспансеризация – это не онко-сheck-up или онкодиагностика, это совокупность исследований, которые направлены еще и на кардиососудистую систему. Поэтому мы, повторюсь, скорее, идеальное дополнение. К нам в том числе обращаются звонки из достаточно удаленных регионов, когда спрашивают о возможности диспансеризации. То, что мы знаем, мы говорим и консультируем.

Муслим Муслимов:

Марика, но тут у меня, как у предпринимателя, возникает вопрос. Первый момент – количество центров КДЛ. Количество центров, лабораторий, которые могут проводить забор анализа по Москве, измеряется тысячами. Я имею ввиду «Гемотест», «Инвитро», KDL и так далее. Плюс, маленькие центры из серии «Доктор рядом», у которых и без того есть эти программы. Какая необходимость для них работать с Вами? Опять же, для чего государственным клиникам работать с Вами? Какая финмодель взаимодействия с ними?

Марика Хлуд:

Государственные клиники работают с нами.

Муслим Муслимов:

Вы на этом зарабатываете?

Марика Хлуд:

Да. Платные программы имеют комиссионные вознаграждения, которые мы получаем. Это при том, что, если потребитель, клиент посчитает перечень услуг, находящихся в программе, он увидит, что стоимость будет почти на 50 % выше. Мы в переговорах с медицинскими центрами достаточно серьезно снижаем стоимость. Если вы берете комплексную программу, то для Вас она будет дешевле, нежели чем индивидуально. Важный момент, Вы сказали про лаборатории. Лаборатории имеют тут имеют место, когда мы говорим о кардиососудистой программе или фитнес-тестировании, фитнес-сheck-up. В онкоскрининге, онкодиагностике лаборатории совсем ни при чем. Мы пытаемся максимально убрать с рынка миф, что онкомаркеры – это элемент ранней диагностики рака. Онкомаркеры не являются элементом ранней диагностики. Есть только один-единственный онкомаркер – мужской онкомаркер ПСА, согласно международным клиническим рекомендациям.

Муслим Муслимов:

Тогда по какому критерию вы так смело заявляете об онкологической диагностике для ваших пациентов? По каким критериям вы ее проводите?

Марика Хлуд:

Вы имеете ввиду обследование? Это маммография, УЗИ молочных желез, кал на скрытую кровь, которые присутствуют в том числе в диспансеризации. Обязательно рентген легких или низкодозные КТ легких в случае, если проходит курильщик. Вообще, низкодозные КТ являются золотым стандартом. Расширенная кольпоскопия, онкоцитология, ВПЧ. Обязательна консультация онколога и осмотр кожного покрова. Это скрининговые обследования, которые позволяют выявить первичные некие признаки какого-либо отклонения, онкориска.

Елизавета Карегина:

А что происходит после? После того, как, например, человек сдал кал на анализ на скрытую кровь. Выявляется кровь в кале. Дальше вы его куда отправляете? Как происходит дальше взаимодействие пациента и…

Марика Хлуд:

Очень правильный вопрос. Если для Москвы он не так остро стоит, то для регионов он стоит крайне остро. Во-первых, результат анализа получает онколог – врач, который компетентен, чтобы такие анализы рассматривать. Я лично и коллеги, которые находятся внутри проекта, такие анализы не рассматриваем. Рассматривает медицинский центр и направляет по дальнейшим шагам, которые необходимы для пациента. Почему иногда повторно могут обратиться к нам? Для того, чтобы получить второе мнение. Такое происходит, люди к этой мысли приходят, потому что, когда вопрос тяжелый, для подтверждения заболевания нужно перепроверить данные. В контексте регионов второе мнение особенно важно. В Москве меньше, меньшим спросом пользуется.

Елизавета Карегина:

Давайте вернемся к вопросу, который мы уже в начале обсуждали – фитнес-индустрия. Существует большая проблема наличия медицинских кадров в фитнес-залах и вообще обследования пациентов, которые приходят в зал и начинают заниматься. Какие у вас методы управления этой проблемой? Как вы можете помочь её решить? Что вы можете предложить фитнес-клубам, людям, которые там занимаются?

Марика Хлуд:

Об инструментах управления в этой индустрии сложно говорить, потому что я напрямую к ней не отношусь. Мы, скорее, предлагаем им решение. Решение заключается в том, что мы объединяем медицинские центры, для того чтобы предложить программу медицинского фитнес-тестирования. В фитнес-центрах на сегодняшний день это происходит достаточно поверхностно, и я думаю, Вы сами это хорошо знаете, в силу неких ограничений и обязательного лицензирования медицинской деятельности, которая стоит денег и не каждый фитнес-клуб себе может позволить. Да и, в принципе, не должен это делать, на мой взгляд. Поэтому наше решение – в предоставлении готового продукта, который может быть: а) масштабирован и б) удобен каждому. Медицинских центров, лабораторий очень много, и не проблема подобрать логистику так, чтобы это было максимально близко клубу. Сами фитнес-клубы в таких партнерских отношениях не совсем компетентны, да они, наверное, и не должны этим заниматься.

Елизавета Карегина:

Насколько дорого это для клиента и для организации? Как происходит взаимодействие? Какой механизм ценообразования?

Марика Хлуд:

На сегодняшний день программа полного фитнес-тестирования, так называемый, фитнес-check-up стоит 9800 рублей. Это по сумме обследований где-то процентов на 30 ниже рынка. Такую цену не каждый фитнес-клуб может себе позволить «зашить» в программу или предложить плюсом. На сегодняшний день такие покупки происходят только частным образом: кто-то уже из фитнес-тренеров рекомендует своим клиентам, клиенты клиентам и так далее. В основном, сарафанное радио. Мы сейчас активно ведем переговоры с фитнес-клубами о комплексных программах, где есть ранжирование программ, некий старт, база, некий middle и full complete, полный фитнес-check-up для, возможно, VIP-сегмента. Здесь важный момент – информированность. Ведь, не фитнес-клубы такие плохие, что у них нет полного фитнес-check-up, это осведомленность в принципе. Если не начать предпринимать маленькие шаги, хотя бы некое фитнес-профилирование на этапе входа… Не каждый доходит до медицинского кабинета, далеко не каждый. Кто-то считает, что «я сам все знаю, я знаю какие у меня показатели, я все время измеряю артериальное давление, оно у меня прекрасное. Температура всегда 36,6 и вообще я прекрасен, зачем мне идти в этот кабинет». В фитнес-индустрии есть некие ГОСТы, которые, правда, в некоторых пунктах сами себе противоречат, но говорят о том, что:

А) клиент должен полностью проинформировать о своем здоровье,

Б) фитнес-тренер должен подготовить программу, исходя исключительно из индивидуальных рекомендаций.

Муслим Муслимов:

Кто-нибудь выполняет, например, World Class? Есть ли анализ этой концепции?

Марика Хлуд:

Мы не будем анализировать по именам.

Муслим Муслимов:

ГОСТ, так скажем. Интересно ознакомиться. Номер ГОСТа помните?

Марика Хлуд:

Номер ГОСТа достаточно длинный, 115 и что-то далее… 2015 год –точно. Я его не помню наизусть и так часто не штудирую. Читала несколько раз, изучала. Но, скажу так: я нигде не видела фитнес-профилирование в таком виде, в котором оно должно быть, с теми вопросами, с которыми оно должно быть.

Муслим Муслимов:

Не устаю повторять, что медицинская диагностика не должна заканчиваться на фитнес-клубах, медицинских центрах, она должна касаться каждого человека. Сейчас существует огромное количество медицинских программ и приложений, которые позволяют её делать. Мы поняли, что ваша система позволяет человеку снизить затраты на диагностику собственного организма, создать некую систему, по которой он проходит диагностику, сделать доступным фактором, исходя из того, что он проживает в определённом ареале обитания и, так или иначе, может выбрать медицинский центр. Если медицинский центр многопрофильный, то после анализов можно обратиться к узкому специалисту для получения той или иной медицинской помощи.

Следующий вопрос у меня, исходя из командообразования. Есть ли у вас зарубежный аналог, с которого вы брали пример? Как Вы собираетесь расширяться по объёмам, по количеству людей, прошедших у Вас скрининг? Ещё один вопрос задам вдогонку: какое количество людей уже прошло по программе?

Марика Хлуд:

Наверное, нужно отделить благотворительные акции, потому что они копируют программы онкодиагностики. По ним уже прошло более 10000 человек из Москвы и регионов. В Москве по приобретенным программам, естественно, пока число чуть меньше. Для нас важная точка отсчета – 10000, потому что, с точки зрения масштаба, уже некая статистика. В рамках государства тоже есть некая статистика, на которой можно основываться. Но у нас даже с тем количеством, которое есть, уже есть важное достижение, это выявляемость на уровне чуть больше 10 %. Выявляемость онкологических заболеваний на ранней стадии.

Муслим Муслимов:

Это официальная статистика? Вы можете ей поделиться?

Марика Хлуд:

Смотря, в каком виде. С именами, фамилиями – конечно, нет.

Муслим Муслимов:

Нам нужны только показатели, чтобы отдельно представить нашим слушателям. Я думаю, будет интересно, у нас будет много вопросов: как вас найти, где можно оформить заявку на получение диагностики? Я так понимаю, есть платная и бесплатная? Или она вся платная, нет бесплатной?

Марика Хлуд:

На портале diagnosteka.ru можно прибрести платные программы диагностики. Бесплатные – на сайте проверказдоровья.рф, который готовится к запуску в марте. Благотворительный проект, будут освещены все благотворительные акции, не только наши, не только которые мы организовываем, но и акции других организаций, фондов, медицинских центров и так далее.

Муслим Муслимов:

Лиза, как ты думаешь, будет ли нашим пациентам интересен проект в целом? Ты, как организатор здравоохранения, так или иначе связана с большими объемами данных, запросами от пациентов.

Елизавета Карегина:

Я надеюсь, что да. Если честно я мечтаю о том, чтобы наше население наконец-то сознательно начало относиться к своему здоровью и начало следить за своим здоровьем самостоятельно, а не перекладывать ответственность на государство, поликлиники и частные медицинские центры. Нужно начинать прежде всего с себя, начинать нужно сейчас.

Муслим Муслимов:

Встаёт вопрос, как довести информацию о проекте, который стартует в марте. По большому счёту, у нас есть телевидение, радио, интернет, есть, так называемые, ЛОМы – лидеры общественного мнения. Я периодически общаюсь с ребятами младше меня по возрасту, которые не смотрят телевизор уже лет 5 последних. Я тоже года 3 уже не смотрю телевизор. Но у меня вопрос. Сейчас существует огромное количество блогеров, которые освещают те или иные тенденции в плане здравоохранения. Работаете ли вы с этими молодыми, интересными, активными ребятами, которые могут стать частью здравоохранения в плане оповещения населения о новых программах, тем более – о благотворительных акциях? Как на весь «Олимпийский», к примеру, Амиран Сардаров может сказать. Кстати, идея.

Марика Хлуд:

Абсолютно точно это инструмент информирования. Каким образом готовится запуск? Очень приятно, что нас поддержали многие люди из сферы искусства, кино, театра, музыки и так далее, со стороны бизнеса. Представители этих индустрий записывают короткие ролики – 30-секундные, иногда минутные – с целью объяснить самое главное: что рак бессимптомен, что проверять свое здоровье нужно регулярно. Размещать это будут с хэштегами #проверяйсянарак и #проверказдоровьярф. Я уверена, что мы будем подключать блогеров. У нас уже был опыт сотрудничества с ними. Я изучала, как работает медицинский рынок с блогерами. Есть несколько успешных примеров, в основном, крупных сетей, у которых была финансовая возможность пойти таким путем. Все-таки, мнение ЛОМов стоит дорого. Я надеюсь, что нас поддержат ввиду благотворительности.

Елизавета Карегина:

Скажите, с какого возраста нужно начинать заниматься своим здоровьем, по вашему мнению? В каком возрасте идти проверяться при онконастороженности или кардионастороженности? Человек в 16 лет вряд ли задумывается о том, что с ним будет в 50 лет и далее.

Марика Хлуд:

В 16 лет не задумывается точно, но в 16 лет ему должен уже кто-то рассказать, что нужно будет заботиться о своем здоровье регулярно, нужно будет делать постоянно. Родители должны подавать ему пример. Я сама, честно говоря (это касается меня, а не статистики и международных рекомендаций), задумалась в 30 лет и, собственно, в этом возрасте пришла в проект. Была удивлена: что же я не думала об этом раньше? Но все было хорошо, да и сейчас всё хорошо со здоровьем. Сейчас мне 34, онкодиагностику я прохожу каждый год. Прохожу каждый раз. Во-первых, у меня, да и у остальных это занимает порядка часа, что очень удобно, даже когда ты работаешь с утра до вечера. То ощущение, когда я вышла и я о себе все знаю, – хотя это тоже, надо сказать, некий скрининг, а не то, что ты взял и все сразу проверил – оно настолько приятное и комфортное! Это как зависимость или пристрастие, которое продолжаешь каждый год.

Муслим Муслимов:

Ощущение стабильности и некоторой уверенности. Но там есть еще такие исследования, как колоноскопия, гастроскопия и много, много других. В возрасте за 55 это обязательная процедура. Не входит ли это в планы вашей дальнейшей деятельности, в расширение спектра диагностической деятельности?

Марика Хлуд:

В рамках тех программ, которые мы делали, колоноскопия является элементом дообследования. С точки зрения государственных программ сначала нужно сдать анализ кала на скрытую кровь, и только после выявления неких рисков уже направлять на дообследование. Это правильный подход. Колоноскопия – достаточно дорогое исследование, боюсь, оно перебьет стоимость всей программы. На данном этапе нет смысла. Расширять? Тоже нет. Мы занимаемся ранней диагностикой, дообследованиями занимаются медицинские центры. Это их интерес, они получают пациента и дальше ведут его.

Муслим Муслимов:

Обратимся к медицинским центрам, допустим, частной медицине, которая очень заинтересована в пациентопотоке. Пациентопоток понимает, на что он идет, а в медицинском центре выстроены алгоритмы и определенные стандарты медицинские, медико-экономические. Они выходят к Вам с предложением: нам нужно 100 человек в месяц по вашим программам. Вопрос: какой процент вы берете с медицинских центров, и какое количество пациентов вы можете привести реально, гарантированно в медицинский центр?

Марика Хлуд:

С точки зрения гарантии говорить очень тяжело. Объясню почему. Потому что потребитель, который приходит на ресурс, выбирает клинику сам.

Муслим Муслимов:

У вас нет рейтинга клиник?

Марика Хлуд:

Мы планируем его сделать. Это закономерный, правильный подход, но на сегодняшний день пока стоит только Москва и клиник не такое количество, чтобы их ранжировать. Мы сами их отбираем и сами информируем – пишем на сайте, информируем центры. Мы с каждой клиникой общаемся, изучаем медицинскую базу и так далее. Как только клиника появляется, в неё сразу не бегут; нет гарантий, что прямо завтра к вам пойдут. Нужно присмотреться.

Муслим Муслимов:

В качестве блиц-опроса. С частными клиниками ваш интерес – зарабатывать деньги, исходя из того, что частная клиника вам платит за пациента. Так ли это?

Марика Хлуд:

Комиссионный доход.

Муслим Муслимов:

Если говорить о государстве, то…

Марика Хлуд:

Та же история.

Муслим Муслимов:

Кто у Вас инвестор?

Марика Хлуд:

У нас частный инвестор.

Муслим Муслимов:

Частный инвестор, который разработал программу. Чем вы отличаетесь от программ, которые предоставляют или направляют ― DocDoc, к примеру, «ИнфоДоктор», СЛ, куча агрегаторов, которые направляют медицинские потоки пациентов?

Марика Хлуд:

Во-первых, мы не агрегатор. Мы коммуницируем с клиентом, и в том числе – после прохождения им обследования.

Муслим Муслимов:

DocDoc тоже коммуницирует с пациентом после прохождения им обследования. Особенно, если нужно направление на операцию, к примеру. Выявлена проблемная часть и агрегатор направляет на оперативное лечение, исходя из выявленной проблемы. Тоже коммуницирует.

Марика Хлуд:

У меня был опыт записи к врачам через лидогенераторы. Мне было, как минимум, интересно, как работает механизм. Я не помню, чтобы там были программы ранней диагностики, ни онкологических, ни кардиососудистых заболеваний. Вернусь к самому началу разговора. У человека «сработал тумблер», и куда ему идти? Ему нужна диагностика, к кому ему записаться? Этот алгоритм для потребителя непонятен. Он хочет провериться на рак – он забивает в поисковике «провериться на рак». А как это сделать, он не знает. Мы есть решение конкретно этой проблемы, лидогенераторы работают немножко по-другому.

Муслим Муслимов:

По-моему, вы работаете с фобией.

Марика Хлуд:

Онкофобией? Вы думаете, у нас одни ипохондрики?

Муслим Муслимов:

Я лично не знаю, вы обещали предоставить статистику. Могу сказать следующее. Представьте ситуацию, что ваш проект расцветает, исходя из массового обращения людей на раннюю диагностику онкологическую или кардиологическую, у них есть потребность. На рынке или в обществе, наконец-то, медицинское сообщество, государство, ЛОМы, блогеры донесли важность медицинского обследования, и тогда ваш проект цветет. Я не знаю, что у вас там внутри, но, тем не менее, я хочу пожелать удачи. Первое, мы поняли из нашего сегодняшнего эфира, что раннюю диагностику проводить надо вне зависимости, хочет ли человек заниматься фитнесом, находится он в фитнес-клубе или не находится там, а только собирается заниматься спортом и собственным здоровьем. Второй момент: нужно привлекать большое общественное мнение, делать это в рамках благотворительных концепций совместно с общественными лидерами и совместно с государством, частными клиниками. Я, как представитель частной медицины и общественного направления деятельности, абсолютно Вас поддерживаю в этом плане. Третий момент – вы не ответили на вопрос, про который мы забыли: международный опыт решения проблем. Мы его осветим в следующий раз, как-нибудь на «круглом столе», когда я Вас приглашу.

Хочу пожелать Вам удачи в вашем прекрасном деле! Оно действительно стоит уважения и действительно обретет своих потенциальных последователей, которые будут ежегодно проходить у вас обследование.

Елизавета Карегина:

Я хочу сказать большое спасибо за то, что познакомили нас с таким прекрасным проектом! Очень важно то, что вы делаете в плане благотворительности. Ваш проект проверказдоровья.рф, я надеюсь, в ближайшее время будет запущен, и мы сможем его анонсировать, дать возможность людям, которые не могут купить коммерческие программы, узнать что-то большее о своем здоровье.

Муслим Муслимов:

Вот на такой ноте, друзья, мы заканчиваем эфир. Мы заканчиваем эфир и записываемся в первую очередь на онкодиагностику! Марика, еще раз всех благ, ресурсов, воплощения!

}