Дина Доминова Диа-блогер. Экономист 24 января 2019г.
Как жить с диабетом и управлять им
О том как не бояться ставить себе высокие планки и всегда их достигать, вне зависимости от того с какими обстоятельствами в жизни приходится столкнуться сегодня в эфире с диа-блогером Диной Доминовой

Анастасия Плещёва:

Здравствуйте, дорогие друзья! С вами канал Mediametrics и программа «Гормоны под прицелом». Как обычно, ведущая я, Плещева Анастасия Владимировна – врач эндокринолог-диетолог. Сегодня у меня в гостях Дина Доминова – известный диа-блогер. Это очень непростой, интересный человек, который для меня является суперответственным за свое здоровье и у которого надо и можно поучиться. У нас сегодня обсуждение сахарного диабета в контексте постановки цели, достижения, и Дина точно может этим поделиться. Дина на сегодняшний день является руководителем направления страхования судов «АльфаСтрахование», достаточно крупная компания. Также это выпускник Лингвистического университета со знанием двух иностранных языков, не знаю, есть ли в проекте третий, но не удивлюсь, если будет 3-ий и 4-ый, потому что это Дина Доминова. Готовясь к эфиру, я узнала, что это еще ответственный секретарь Союза морских страховщиков России. Дина, регалий много, с твоего позволения не буду их дальше перечислять. Сегодня программа направлена на то, чтобы научиться и услышать от тебя о возможностях «сладкой жизни», как мы ее называем. Хочется от тебя, как от человека, который берет какую-то планку и идет, не взирая ни на что, этому поучиться. Даже я за время нашего знакомства от тебя уже чему-то научилась. Сегодня мне хочется таких секретиков. Здравствуй, Дина!

Дина Доминова:

Здравствуйте!

Анастасия Плещёва:

Очень рада увидеть тебя. То, что я слышу на протяжении энного количества времени знакомства с Диной, это как важно ставить цели, как их достигать, невзирая на невзгоды. Скажи точно, как эта фраза от тебя обычно звучит.

Дина Доминова:

Я даже не знаю, как она точно звучит. В целом, это просто сначала постановка цели, потом достижение вне зависимости от того, с чем ты сталкиваешься в этой жизни.

Анастасия Плещёва:

Я постоянно слышала эту фразу на проекте, который только что прошел DiaChallenge. Дина являлась олицетворением в данной ситуации. Многие участники, смотря на тебя, и эксперты, и те люди, которые сейчас смотрят проект, и часто в контексте моих консультаций приходят и говорят: «Дина нам задала, и показала, и направила». Кроме тебя были и другие герои, девочки и мальчики, но характер у всех разный. Почему-то многих в проекте данными моментами зацепила ты, это факт. Поэтому хочется сегодня немножечко поговорить о тебе. Как давно ты начала жить с сахарным диабетом?

Дина Доминова:

Через пару недель будет 22 года, как я живу с этим заболеванием. Я заболела 2 февраля 1997 года, поэтому жизни без диабета я уже не помню и не представляю.

Анастасия Плещёва:

Наверняка ее помнят твои родители.

Дина Доминова:

Я достаточно давно живу одна, без родителей. В 17 лет переехала из своего родного города в Москву, поступила в университет и после окончания университете осталась в этом городе, нашла работу и продолжаю жить, учиться, развиваться. Мне кажется, родители уже давно не обращают внимания на это заболевание, в какой-то степени они сами уже давно забыли про него, потому что вопросов «какие у тебя сахара» я от них не слышала последние 10 лет точно.

Анастасия Плещёва:

Какие вопросы обычно задают папа и мама, когда звонят и интересуются, как у тебя дела?

Дина Доминова:

Просто разговариваем, что нового, что случилось. Сейчас уже такая ситуация, что у меня родители пожилые, поэтому в большей степени уже я интересуюсь, как у них здоровье, сходили ли они к врачам, сдали анализы, все ли в порядке. В этом плане уже больше сейчас дети интересуются, как здоровье у их родителей, потому что моим родителям уже за 60.

Анастасия Плещёва:

В 9 лет ставится соответственный диагноз. Это не то время, сейчас эта история намного проще. Что ты яркого помнишь в том возрасте? Я имею в виду из сложностей, и какие-то, возможно, нелепые истории, которые тебя, как ребенка, даже смешили.

Дина Доминова:

Из сложностей – это, наверное, жуткое чувство голода. Это было самое сложное, потому что в 1997 году и 2000 годах врачи были уверены, что сахарный диабет 1-го типа появляется от того, что перекормили сладким. Родителей очень сильно ругали, родители тоже переживали. Хотя у нас была самая обычная постсоветская семья со средним достатком, и сладкое у нас было в лучшем случае только раз в месяц. Питались мы обычной пищей в равной степени, как все мои одноклассники. То же самое было у всех остальных детей, с которыми мы лежали в больнице. Поэтому жесткий режим в плане питания: это овсянка с утра, яблоко на перекус, супчик на обед и гречка на вечер. Это, конечно, было ужасно. Я всегда была очень худым ребенком, а на тот момент еще больше похудела, я в 9 лет весила 19 кг. Жуткое чувство голода, мне кажется, никогда от меня не уйдет. Не только у меня оно было, оно было у всех детей, и мы после завтрака оставались сидеть за столом, потому что думали, что сидя здесь, нам будет легче прождать следующие 2 часа до следующего приема пищи. Мы жили от приема пищи до приема пищи. Вот это было самое сложное.

Анастасия Плещёва:

9 лет – это школа?

Дина Доминова:

Да, 2-ой класс.

Анастасия Плещёва:

Там были еще детки, у которых был сахарный диабет?

Дина Доминова:

Нет, это была больница. Когда выписали, 3-4 четверть я доучивалась на домашнем обучении. Потом, когда пошла в 3-ий класс, родители все-таки решились отдать меня в школу, за что им большое спасибо, потому что в школе все совершенно другое. Проблем, кстати, особых не было, тогда уже появились актрапиды – это короткий инсулин. Я делала его утром, перекус нужен точно по времени, ты просто-напросто подстраиваешься под режим.

Анастасия Плещёва:

Скрывала?

Дина Доминова:

В детстве знали все, потому что родители предупредили преподавателя.

Анастасия Плещёва:

Пугало друзей?

Дина Доминова:

Нет.

Анастасия Плещёва:

Часто, когда приходят люди с сахарным диабетом, которые живут с ним с детства, говорят, что они пугали своих одноклассников иглами: у меня игла, я сейчас тебя уколю. Такая нелепая была история, пугали своих одноклассников.

Дина Доминова:

В 1997 году не носили с собой инсулин, все дома. Мы, конечно, по-разному прикалывались, когда в больнице лежали, но там свой среди своих, было кто во что горазд.

Анастасия Плещёва:

Издевались над врачами?

Дина Доминова:

Врачи нас ставили в угол, ругали.

Анастасия Плещёва:

Врачи в угол ставили в больнице?

Дина Доминова:

Да, ставили в угол. Я долгое время лежала в больнице в Санкт-Петербурге. Это больница Раухфуса, известная больница. Там действительно были замечательные врачи, они многому научили, они всегда были на шаг впереди остальных врачей. Я, правда, не наблюдалась в Москве, не знаю, как здесь было. Но всю новейшую информацию я всегда получала от них и им большое, большое спасибо!

Анастасия Плещёва:

Питер и сейчас впереди, на очень хорошем уровне.

Дина Доминова:

Мне кажется, в большей степени мне помогло в плане получения информации для дальнейшей компенсации, потому что лет с 13 точно я уже полностью сама контролировала свой диабет. То есть с 13 лет родители уже не вникали, они не знали, сколько я делаю инсулина. Ключевым моментом было то, что у меня хорошие анализы. Хорошие анализы, значит все в порядке.

Анастасия Плещёва:

Хорошие анализы можно получить разными способами. Я почему-то даже уверена, что Дина Доминова знала и в свои 9-10 лет как сделать так, чтобы анализы были хорошими.

Дина Доминова:

У нас же был глюкометр, измеряешь сахар, а глюкометр всегда лежал дома, потому что первые глюкометры стоили безумно дорого, родители в любой момент могли посмотреть какие сахара, все ли в порядке. Когда мы купили глюкометр, первое время мы измеряли только 2 раза в день, потому что полоски стоили баснословных денег, то есть утром и вечером. Каждое утро ходили и сдавали в больницу.

Анастасия Плещёва:

Больница, насколько я помню, была очень далеко?

Дина Доминова:

4-5 км пешком надо было пройти.

Анастасия Плещёва:

Пока дойдешь, на 2 единицы снизится, а то и больше.

Дина Доминова:

Точно. Была компенсация по анализу мочи, если сахара нет в моче – плюс-минус, все в порядке. Если сахар в моче, то уже надо что-то делать, а точнее ложиться в больницу, подбирать дозу.

Анастасия Плещёва:

Хочется вспомнить, какая ты была в детстве. Очень прикольный человечек, достаточно худенькая. Сейчас ты пользуешься популярностью в Инстаграме. Откуда мысль – завести Инстаграм? Я сейчас смотрю, эта мысль у многих появилась и много диа-блогеров.

Дина Доминова:

Открытие аккаунта в Инстаграме напрямую связано с нашим проектом DiaChallenge, потому что компания «ЭЛТА» попросила, чтобы мы были представлены во всех соцсетях, только по этой причине я открыла аккаунт в Инстаграме, даже не планировала его вести.

Анастасия Плещёва:

Что зацепило?

Дина Доминова:

Я открыла и решила почитать и посмотреть какие-то вещи, связанные с диабетом, потому что девочки с проекта говорили, что Инстаграм – популярная социальная сеть в плане диабета, что там очень много полезной информации. Я всегда люблю узнавать какую-то полезную информацию, думаю, мало ли что-то я не знаю, меня там до сих пор не было, вдруг я что-то пропустила, вдруг какие-то новинки. К сожалению, нет, я ничего не пропустила того, что мне надо было бы знать. Почитав многих блогеров или людей, выдающих себя за специалистов, у меня волосы встали дыбом, потому что пишут полную жуть. Самое печальное, что люди, которые читают их, следуют этим советам. Именно это меня зацепило. Именно поэтому я начала писать: «Люди, вы, конечно, читайте, но думайте то, что вы делаете, как вы делаете, зачем вы делаете».

У меня позиция, что Инстаграм – это все здорово. Посмотреть, чем люди живут, как люди живут, пообщаться, понять, что ты такой не один, но ни в коем случае не брать советы в плане компенсации людей. Если ты читаешь совет, попроси этого человека предоставить тебе график мониторинга за последнюю недельку. Нет мониторинга – хорошо, все умеют записывать сторис, пощелкайте мне на камеру глюкометр, каждый день по 15 замеров. Я на мониторинге последние 1,5 года, до этого я спокойно пользовалась глюкометром. Меньше 15 раз в день замеров никогда не было, потому что это просто невозможно. Соответственно, все эти красивые фотографии, которые там публикуют с одним замером в сутки, если это называется компенсация, то, конечно, что-то не то.

Анастасия Плещёва:

Мы упомянули проект, упомянули Инстаграм. Ощущения, с которыми шла на проект, ощущения, с которыми открыла Инстаграм, что постфактум? Что ты имеешь после проекта, после открытия Инстаграм? Как поменялась твоя жизнь?

Дина Доминова:

Когда мы шли на кастинг на проект, нам компания отправила анкеты, которые надо было заполнить, где мы указывали краткую информацию про себя. Среди прочих было 2 вопроса: Ваши краткосрочное планы и Ваши долгосрочные планы. По краткосрочным я написала, что хочу выиграть DiaChallenge, и я даже объясню почему. Я понятия не имела, что это за проект. Понятия не имела, о чем это будет, что это будет, зачем это будет. Но моя позиция всегда выигрывать, ставить себе самые высшие планки. Возможно, ты до них не доберешься, но чем выше цели, те больше наши достижения. Вот и все. Среди долгосрочных целей я написала абсолютнейшую правду – это открытие своего благотворительного фонда. Это действительной мой план, и я надеюсь, что когда-нибудь получится это реализовать. В какой-то степени, мне кажется, мой аккаунт в Инстаграме сейчас как раз связан с этой целью, с этим проектом, потому что времени занимает много – каждый день порядка 3-ех часов как минимум. Я просыпаюсь каждое утро в 5:40. Мне многие пишут: «Дина, во сколько же Вы встаете?» В 5:40 я встаю каждое утро, на работу приезжаю к 8-ми часам. Давно перешла на такой тип «жаворонка», главное – ложиться вовремя, не в 24 часа.

Анастасия Плещёва:

Во сколько Дина Доминова ложится?

Дина Доминова:

Дина старается ложиться не позже 23, не всегда получается, но я стремлюсь к этому, чтобы 6-7 часов все-таки спать. С утра свежая голова, поэтому я проверяю Инстаграм. Отвечаю на письма по утрам, в обед, когда у меня на работе перекус – это полчаса, и вечером чаще всего по дороге домой, когда я в метро.

Анастасия Плещёва:

Удовлетворение колоссальное от ведения Инстаграм? Потому что это, конечно, колоссальный труд, это очень большое количество времени. Это не твоя работа, ты не эндокринолог, но при этом ты даешь некую информацию людям. Она действительно может быть оценена, главное – оценена со свежей головой, чтобы человек, который тебя слышал, адекватно воспринимал ее. Она помогает людям, потому что человек, который живет каждый день, каждую минуту и каждую секунду с сахарным диабетом, обладает экспертной способностью. Мы никогда не знаем, кто у нас на проводе, это тоже момент очень тонкий. Поэтому мне хочется узнать. Прошло энное количество времени после открытия твоего Инстаграм, кстати, сколько месяцев?

Дина Доминова:

Полгода.

Анастасия Плещёва:

Какому количеству людей, как тебе кажется, ты помогла?

Дина Доминова:

Больше 100 точно. Это те, кто уже прислал новые гликированные спустя 3 месяца с гораздо лучшими результатами, нежели чем были раньше. Бывает, что по утрам либо по вечерам мне присылают фотографии мониторингов. Это радостные мамы деток с диабетом, когда они наконец-то научились пользоваться разными болюсами на помпе, когда они подобрали дозу под белки, когда они что-то новенькое узнали. Либо пишет молодежь, которая учится или работает, и говорит: «Наконец-то мы поняли, что такое супер-болюс, как же это прекрасно, когда у тебя на обед 15 минут и нет времени ждать паузу, супер-болюс – это же крутая тема». Мне действительно безумно приятно, что это так. Каждая, наверное, 2-ая мама с ребенком, либо взрослый всегда спрашивают: «Как мы Вас можем отблагодарить?» Я всегда отвечаю: «Присылайте мне красивые графики, присылайте мне результаты Ваших глюкометров. Это будет самая крутая благодарность». Потому что меня действительно радует помогать.

Анастасия Плещёва:

Помощь – это всегда хорошо, я тебя очень хорошо понимаю. У меня нет этого времени, мне тоже пишут, и я стараюсь как-то фильтровать. Как ты это делаешь? Если их будет в разы больше, что ты будешь делать?

Дина Доминова:

Не знаю.

Анастасия Плещёва:

А их будет больше. Любую работу, которая направлена на такие добрые дела, никогда нельзя остановить. Главное – запустить этот механизм, и он только будет накручиваться. Я очень рада тому, что ты занялась этим вопросом, потому что ты действительно можешь этим заниматься, и неважно, что у тебя нет медицинского образования, я реально понимаю, что ты адекватно можешь помочь этим людям. Я каждый раз не за людей боюсь, а за тебя. Дорогие мои слушатели, мы живем в стране, в которой есть врачи, есть медицинская помощь. Если есть возможность совместить эти вещи и меньше вопросов отправлять Дине, пожалуйста, я хочу, чтобы Дина спала. Я реально понимаю, что не заметишь, когда будет момент, и ты не сможешь справляться с этим потоком, он просто будет. По мне, так это уже маленький благотворительный фонд, потому что это не то количество, не тот масштаб. Мне интересно, как ты это дальше видишь, как ты с этим будешь справляться?

Дина Доминова:

Дальше я это вижу так. У меня процентов 70, кто мне присылает дневники, кто их четко ведет, кто следует всем рекомендациям и кто получает рекомендации – это мамы с детками с диабетом. Мне же пишут из разных городов России. И это не только Россия, это Украина, Беларусь, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, огромное количество людей. Я всегда им в ответ говорю: «Вы сейчас это поняли – помогите другому».

Анастасия Плещёва:

Мы с тобой прекрасно понимаем, что у всех разный диабет, и если им помогли твои комментарии, они могут не преподнести это правильно другому человеку, даже навредить.

Дина Доминова:

Я всегда говорю, что диабет – это задачка с 4-мя неизвестными: это хлебная единица, база, коэффициенты, пауза. Поэтому я всегда говорю, что для начала мы четко считаем хлебные единицы, мы уже сразу вычитаем одну неизвестную, у нас остается их 3 – база, коэффициент и пауза. Я всегда говорю: учите матчасть.

Диабет – это задачка с 4-мя неизвестными: это хлебная единица, база, коэффициенты, пауза.

Анастасия Плещёва:

Математику, к сожалению, у нас не все в школе хорошо учили.

Дина Доминова:

Понимаете матчасть – проблем у вас не будет.

Анастасия Плещёва:

Ты надеешься на то, что эти мамы когда-то объединятся все вместе. Мысль хорошая, главное, чтобы эти мамы, получив благо для своего дитя, рано или поздно объединились и не забыли эти моменты.

Дина Доминова:

Я переписываюсь с одной мамой, через месяц она уже приходит к результату, она поняла матчасть, она поняла основы. Дальше она говорит: «Дина, в принципе, все логично, здесь я ошиблась, я поняла, в чем была моя ошибка, в следующий раз я исправила. Я поняла принцип действия диабета». Это же самое ключевое, никто же не говорит, что ошибок вообще не будет.

Анастасия Плещёва:

Конечно, они будут всегда.

Дина Доминова:

Но за месяц она это все поняла, осознала, прочитала, использовала, применила и получила результат. Все, дальше мы переписываемся на тему прекрасной погоды, книги, театры, кино и так далее. Это не требует большого времени, когда я действительно по утрам вникаю в дневники, посмотрю, что за еда, и пишу: «Обратите внимание на это, уберите это, попробуйте вот это».

Анастасия Плещёва:

Перейдем от еды к тому, с какой мы встретились Диной Доминовой, и какой она является сейчас. Сколько ушло?

Дина Доминова:

За проект ушло 14 кг, а от изначального ровно 40 кг ушло.

Анастасия Плещёва:

Умничка! Как дела сейчас? Дина рассказывала, как она недоедала в детстве, но у меня есть вопросы. Скажи, сегодня еда поинтереснее стала или нет?

Дина Доминова:

Мне кажется, питание – это мое проклятие в этой жизни. Мне иногда до сих пор пишут: «Дина, зачем Вы считаете калории?» Я в ответ говорю: «Если я не буду считать калории, я снова буду весить 90 кг».

Анастасия Плещёва:

Сорвешься?

Дина Доминова:

Даже не то, что сорвешься, во-первых, у меня ужасная генетика.

Анастасия Плещёва:

Сейчас уже масса исследований, доказательной медицины. Сейчас есть возможности это сделать, это стоит колоссальных денег, но это все очевидно. Тебя это сдерживает, и ты просчитываешь?

Дина Доминова:

Я держу точный калораж, по будням у меня плюс-минус одинаковая еда. Так как я на работе, и работы много, и она активная, я просто-напросто даже не хочу тратить время на то, чтобы лишний раз идти рисковать в столовую, где ничего не просчитано, ничего не понятно, как это сработает. Я лучше четко взвешенную еду с собой возьму и буду уверена даже с закрытыми глазами.

Анастасия Плещёва:

Разнообразнее еда-то стала?

Дина Доминова:

Да, конечно.

Анастасия Плещёва:

Друзья, еще раз к вам обращаюсь, дайте, пожалуйста, еще час времени Дине, чтобы ее еда стала еще разнообразнее. Потому что вставать в 5:40, ложиться в то время, в которое ты сейчас это делаешь, помогать людям, когда готовить и что-то поразнообразнее стараться сделать – мне кажется, вообще не до этого. Дина, большой респект, потому что это дорогого стоит, тебя к этому никто не принуждал, это твоя линия жизни. Как проходит твоя жизнь кроме работы, о которой мы сегодня чуть-чуть упомянули, но мы обязательно о ней поговорим, потому что она колоссально интересная. У нас есть фотография об интеллектуальных играх Дины Доминовой, это, я так понимаю, «Мафия». Часто в «Мафию» играете?

Дина Доминова:

Да, очень часто, обожаю эту игру.

Анастасия Плещёва:

Компания с работы собирается или это диа-друзья?

Дина Доминова:

Это не диа-друзья, хотя новые диа-друзья уже меня просили, может быть что-нибудь с ними организуем.

Анастасия Плещёва:

Хорошо играешь в «Мафию»?

Дина Доминова:

Говорят, что да. Игра невероятно крутая, потому что она на логику, то есть ты сидишь, думаешь, мыслишь, пытаешься понять. Самое сложное – это играть мирным жителем, потом что ты ничего не знаешь, и тебе надо просто-напросто думать. Это самое крутое, это то, что мне нравится больше всего в этой жизни – думать.

Анастасия Плещёва:

Как еще ты себя развлекаешь?

Дина Доминова:

Увлечений очень много, наверное, больше всего я люблю адреналин. Именно поэтому были и прыжки с парашютом.

Анастасия Плещёва:

Сколько здесь ты весила? Сколько здесь лет?

Дина Доминова:

Это года 3 назад, в районе 70 кг здесь. Я уже была в процессе похудения, то есть не настолько, как было изначально. Процесс похудения я начала с 23-х лет, это тогда был максимальный вес.

Анастасия Плещёва:

Прыжки с парашютом как давно?

Дина Доминова:

Даже раньше, я и при весе 94 кг прыгала, проблем не было.

Анастасия Плещёва:

Ничего Дину не останавливает в этой жизни. Кроме парашюта, есть замечательное хобби, это даже уже не хобби, как обычно, планка высокая, занятие тхэквондо.

Дина Доминова:

Мне боевые искусства нравились с детства, плюс я росла со старшим братом, и что такое драться, я научилась очень рано, потому что долгое время мы выясняли отношения на кулаках, наверное, уже только в подростковом возрасте поняли, что надо общаться.

Анастасия Плещёва:

Парашют, тхэквондо, что еще? Я так понимаю, что театр?

Дина Доминова:

Обожаю театр, обычно я хожу раз в месяц. Сейчас цены невероятно высокие, и плюс постановки все больше и больше модерна, я это не очень люблю. Я люблю классику, всю классику Малого театра я уже пересмотрела, то есть абсолютно все спектакли. Мои любимые – это Маяковка, Малый, театр Сатиры, театр Моссовета и Чеховский, Пушкинский театр. В Большом театре я была всего несколько раз, потому что цены безумные и билеты купить практически невозможно. Несколько раз в год ты стоишь по 6-7 часов в очереди, сначала тебе выдают браслетик, потом ты выстаиваешь живую очередь, и когда открываются кассы, ты какой-то 270-ый выстаиваешь еще 3 часа и покупаешь билет за нормальные деньги. Вот что значит сходить в Москве в Большой театр.

Анастасия Плещёва:

Это реально дорогого стоит, потому что Большой – это высокий уровень. Расскажи мне о своей работе. Может быть, она немного мужская, но это только потому, что я жуткая трусиха. С парашюта я не прыгала и никогда в жизни не прыгну. Возглавить какое-то судно и в плавание я точно не решусь. Дина решилась. Расскажи, чем конкретно ты занимаешься, как это все проходит?

Дина Доминова:

На 5-ом курсе я прошла практику в страховой компании, меня пригласили, и я там отработала 1,5 месяца, и после прохождения практики мне предложили там остаться работать. С 5-го курса я начала работать в этой страховой компании. Чем я конкретно занимаюсь? Это андеррайтинг. Мало кто знает, что это такое.

Анастасия Плещёва:

Расскажи, даже я не знаю.

Дина Доминова:

Люди, которые обращаются в страховую компанию, сталкиваются с андеррайтерами, по сути, это оценщик риска. Например, вы покупаете машину, приходите в страховую компанию и говорите, что хочу застраховать. Андеррайтер – тот самый человек, который начинает задавать хитрые вопросы: кто вы, что вы, как давно у вас права, а что у вас за машинка? После этого человек принимает решение, будет ли страховая компания брать на риск вашу машину или нет. Если да, то на каких условиях и за какие деньги. Это андеррайтер, соответственно, я андеррирую не машины, а морские суда. Это невероятно интересно.

Морское страхование – это самый первый вид страхования, который зародился вообще в мире. Первый страховой полис был именно по морскому страхованию в 1347 году, и морское страхование является очень титулованным. К примеру, в России только порядка 12-13 страховых, которые занимаются именно морским страхованием. Это все начиналось в Лондоне с Ллойдса. Невероятно интересная тема, мне очень нравится моя работа, нравится то, чем я занимаюсь. Плюс, она связана с аналитикой, то, что мне нравится, и с общением с людьми, поэтому для меня это идеал.

Анастасия Плещёва:

Кроме того, что ты работаешь, ты умеешь управлять этими судами?

Дина Доминова:

Да.

Анастасия Плещёва:

Как давно ты получила права на управление яхты?

Дина Доминова:

В 2011 году, я уже на тот момент 2 года работала в компании, руководитель мне предложил, и тогда уже была возможность поехать поучиться управлять яхтой. Я подумала, что надо попробовать, даже только потому, чтобы посмотреть на устройство судна внутри, чтобы понимать, что ты страхуешь. Сначала ты заканчиваешь теоретический курс, 2 месяца я в Москве ходила каждую неделю на занятия, потом сдавала экзамены. Скажу честно, что картография – это очень сложно. Более того, я с первого раза не сдала экзамен, но ко 2-му разу я подготовилась настолько идеально, что не было ни единого вопроса, на который бы я не знала ответа. После этого ты едешь на практику, в основном это либо Турция, либо Черногория, и в течение 2-ух недель ты учишься на судне. Первую неделю ты учишься швартоваться, учишься базовым вещам. Вторую неделю у тебя переход, мы шли от Черногории до Италии, ночной переход.

Яхтинг – звучит красиво. На самом деле, это адский труд, когда ты сам управляешь яхтой, это очень сложно, и это действительно очень опасно. Но меня настолько, извиняюсь за этот глагол, «проперло», что я влюбилась в яхтинг. Когда ты у штурвала, когда перед тобой стихия, то есть это воздух, небо, солнце и вода, и больше ничего, не видно берегов. Ты погружаешься сам в себя, это нечто невероятное. За следующие полгода я была в отпуске недель 6 или 7, и руководитель пошел мне навстречу и под конец сказал мне: «Давай определяйся, либо ты на берегу, либо ты на море». На тот момент у меня были мысли, что надо переезжать и работать матросом на яхте. Я просто-напросто влюбилась в это все.

После этого я начала не то, что работать, но участвовать в перегонах. Это коммерческие перегоны, когда человек покупает новую яхту с верхи, к примеру, во Франции. У нас во Франции одна из самых крупнейших судостроительных компаний. Надо перегнать к месту базирования, например, в Черногорию, в Европу, в Испанию, и ты это перегоняешь. Последний перегон, в котором я участвовала, был невероятно сложен, и сказать, что я адски устала – ничего не сказать. После этого я подумала, что надо переходить на пляжный яхтинг. Но зато опыт я получила колоссальный, и после того перегона я осмелилась взять яхту самостоятельно, и была на ней капитаном в течение 2-х недель. Тоже, конечно, невероятный опыт, но было здорового.

Анастасия Плещёва:

Диабет был абсолютно…

Дина Доминова:

Даже мысли не было.

Анастасия Плещёва:

Это к вопросу о том, что тема нашего эфира диабет и как не бояться ставить высокие планки и достигать, о многих вопросах рассказала Дина. Сколько вы были в открытом море, сколько вас было человек на яхте и как это все проходило?

Дина Доминова:

Стандартно на яхте 6-7 человек, если яхта побольше – до 9 человек. Это видео с пляжного яхтинга, где мы просто ходили в Греции от острова к острову, часов в 8 утра выходишь и к 17-18 часам приходишь на соседний остров. В плане яхтинга это ни о чем, потому что когда ты перегоняешь яхту, например, с Гибралтара до Канарских островов, мы шли порядка 8-ми или 9-ти суток, вообще не сходя на землю. Когда мы подходили к островам, я уже подпрыгивала, чтобы наконец-то ступить на землю.

Анастасия Плещёва:

Главное, что у Дины нет морской болезни, и яхтинг ей позволяет получать колоссальные чувства и всплеск адреналина. Скажи, в плане диабета как ты готовишь себя к таким мероприятиям? Это же очень круто – несколько дней быть в открытом море, что ты с собой берешь, чтобы все знали? Люди боятся на самолете 2 часа пролететь, особенно родители, которые трясутся над детишками, а тут открытое море и 6-7 дней.

Дина Доминова:

Надо быть ко всему готовым. На тот момент я была еще на шприц-ручках в основном, помимо ручки, которой я пользовалась, я брала дополнительную ручку на всякий случай, потому что у меня была ситуация, когда ручка разбилась и другой не оказалось, и это был полный ужас. Огромное количество инсулина, огромное количество тест-полосок, тогда я еще была на глюкометре без мониторинга. Запас, когда ты едешь на 2 недели, у меня обычно где-то на полгода, и все. В буквальном смысле на полгода, потому что тест-полоски из расчета до 100 раз в сутки. Это не то, что диа-сумочки или диа-косметичка, это был реально диа-рюкзак. Ты его берешь в ручную кладь, проблем с этим ни у кого и никогда нет, просто говоришь, что у тебя диабет.

Анастасия Плещёва:

Человек, который тащит, был нанят тобой?

Дина Доминова:

Нет, все сама.

Анастасия Плещёва:

Это к вопросу о том, что Дина делает все сама. Это, конечно, очень круто, но я хочу еще раз обратить внимание: на сегодняшний день есть возможности найти этого человечка – это ваш доктор. Нужно понимать, если вы сходили к одному эндокринологу, и как-то не срослось, попробуйте 2-го и 3-го. Всегда есть вопрос и характеров, и так далее. Есть масса историй, когда к моим друзьям пришли, ко мне вернулись, потом опять же к ним ушли, потому что жизни разные и характер надо подобрать, надо найти своего человечка. Да, это может быть человек, живущий с сахарным диабетом, который твой друг и ваш такой обмен. Кстати, я считаю, что в DiaChallenge было очень круто, что мы собрались, и была компашка. Этот обмен опытом, я считаю, что это колоссальная история, потому что она у всех разная.

Дина Доминова:

Однозначно. Групповая терапия – это всегда абсолютно точно действует во благо всем участникам этой группы, и даже тот же проект явный тому пример. После выхода этого проекта в широкие массы, мне кажется, люди с диабетом еще больше сплотились.

Анастасия Плещёва:

Да, это факт, я это тоже вижу. Очень круто, что мы были в нем. Классно, что нам предоставили такую возможность. Друзья, я думаю, что мы встретимся еще не раз. Мы сегодня не обсудили те моменты, которые хотела обсудить с Диной, вот такой она человечек, занимающийся очень многими интересными вещими в жизни. Я думаю, что мы встретимся еще не раз, и думаю, что у нас будут для этого возможности. Я очень рада, что сегодня наконец-то мы увиделись. Желаю прямой линии по сахарам, а если и коридора, то узенького, как я всегда говорю. Большое спасибо, до новых встреч.

Дина Доминова:

Спасибо!

Анастасия Плещёва:

До новых встреч, друзья! Всегда ставьте высокие планки и достигайте их, все у всех будет хорошо. Мы живем в том мире, когда нет шприцов, которые надо кипятить, у нас есть масса замечательных специалистов, масса уникальных центров. Есть возможность всегда, особенно если вы живете в Москве, и не только в Москве, пойти и найти школу сахарного диабета. Многие думают, что 10 лет назад я прошел школу сахарного диабета и ничего не поменялось. Поверьте мне, эндокринологу, каждый день жизнь с сахарным диабетом меняется, иногда с ног на голову. Мы очень ждем, что у нас когда-то появится замкнутая история, замкнутый круг, и люди с сахарным диабетом 1-го типа будут по-другому жить. Мы сделали большой шаг в лечении сахарного диабета, даже за последние 10 лет. Я уверена, что будет намного круче, поэтому ни в коем случае ничего не боимся. Ставим высокие планки и идем к ним. До новых встреч, друзья!

}