Виктория Клеузович Врач дерматовенеролог, косметолог. Руководитель Центра аппаратного педикюра «Подо-эксперт» 25 января 2019г.
Взаимодействие дерматолога и подолога в терапии грибка ногтей
Заболевание грибком ногтей - довольно распространённая проблема и решение ее не такая простая задача, как может показаться на первый взгляд. Кто такие специалисты-подологи, как не заразиться, а если заразились - лечить грибок ногтей, это мы обсудим с нашим гостем

Илья Акинфиев:

Дорогие друзья, здравствуйте! На канале Mediametrics «Профилактика заболеваний» и ее ведущие, я Илья Акинфиев... 

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов. Мы сегодня хотим поговорить о такой теме, которая касается каждого из нас, – это проблема с ногтями. Скоро лето, у нас будет постоянный контакт с водой, плавательные бассейны, резиновая обувь. И я думаю, что эта тема будет сейчас актуальной для того, чтобы подготовиться к сезону отдыха. А поможет нам разобраться с этой проблемой наш сегодняшний гость – замечательный доктор, врач-дерматовенеролог, косметолог, руководитель Центра аппаратного педикюра «Подо-эксперт» Клеузович Виктория Михайловна. Здравствуйте, Виктория!

Виктория Клеузович:

Здравствуйте!

Денис Хохлов:

Начнем, как всегда, с базовых понятий. Кто такой подолог, как это связано с медицинской профессией?

Виктория Клеузович:

Сейчас в России развивается направление подология. Оно пришло к нам из Германии, там это специалисты по медицинскому педикюру, то есть это педикюр при любых проблемах стоп, кожи и ногтей. Это может быть грибок стопы, это могут быть трещины, вросшие ногти, натоптыши, мозоли. Мы перенимаем опыт немецких коллег и развиваем это направление.

Люди болеют, приходят к мастерам, но сейчас нет такого регламента, чтобы они имели медицинское образование. Поэтому существуют коммерческие учебные центры, которые приглашают немецких специалистов, и наши специалисты обучают своих коллег, мастеров маникюра, педикюра. Некоторые из них имеют медицинское образование, как правило, медсестринское, если речь идет о российском специалисте. 

Илья Акинфиев:

Единый сертификат для подолога есть, если человек захотел стать подологом?

Виктория Клеузович:

Нет. Специальность официально не зарегистрирована, у человека должен быть сертификат по маникюру, педикюру, но по подологии пока не разработано. 

Денис Хохлов:

Ты сама врач-дерматовенеролог, почему тебе интересна тематика, связанная с ногтями?

Виктория Клеузович:

Это вообще была моя боль, когда ко мне приходили пациенты с грибком ногтей в запущенной стадии, как правило, это пожилые люди. Сами знаете, что лечение ногтей – это долгая история. То есть это не месяц, не два, не три, это может быть до года. И эффективно, быстро помочь этому человеку я не могла у себя на приеме. Я могла назначить антимикотики, но пока они подействуют, должно пройти время. Но человеку уже сейчас неудобно ходить, бывают такие случаи, что меняется размер обуви, все это болит, давит, очень сильно страдает качество жизни. Хотя, казалось бы, это всего лишь ногти. Когда я узнала, буквально случайно, про подологию, я загорелась этой идеей и поняла, что это очень актуально, это очень востребовано, и открыла центр подологии у себя в городе, в Подольске. У меня работает четыре специалиста, и пациенты ходят и очень благодарны бывают, потому что, по крайней мере, ощущения можно убрать с первого раза. 

Денис Хохлов:

Давай максимально попытаемся раскрыть эту проблему и дать какие-то советы, как избавиться от этой болезни. А можно ли вылечить грибок ногтей?

Виктория Клеузович:

Существует расхожее мнение, что он не лечится, но мой опыт уже показывает, что прекрасно лечится. Единственная оговорка – тут нужно смотреть на пациента. Лечим мы не болезнь, а пациента. Если у человека есть сопутствующая патология, если есть нарушение кровообращения в ногах либо нарушение иннервации, которое бывает при сахарном диабете, то все это снижает доставку антимикотиков непосредственно к клеткам-мишеням в области зоны ногтя. 

Денис Хохлов:

Антимикотики – это препараты в виде таблеток. 

Виктория Клеузович:

Противогрибковые средства. Снижается доставка по крови к ногтям этих веществ, снижается их концентрация, и они не действуют так, как нужно. В этом случае нужна наружная терапия, комплексная терапия, это медицинский педикюр, назначение обязательно наружных противогрибковых средств. И сейчас существуют еще новые методы лечения грибка ногтей: это лазерные методы или фотодинамическая терапия. Но они пока еще молодые, новые, я пока к ним присматриваюсь. Когда они появились, вообще говорили, что это панацея и системная терапия не нужна, таблетки пить не нужно, только обучаете этими методами, и все пройдет. Но сейчас время прошло – все-таки нет. 

Денис Хохлов:

Где можно заразиться грибком?

Виктория Клеузович:

В 95 % случаев возбудитель – это грибы рода трихофитон, конкретно трихофитон рубрум. Они относятся к антропонозным инфекциям. Передается от человека к человеку либо при непосредственном контакте, либо опосредовано, через предметы обихода, через общие места посещения. Грибы все любят где тепло и влажно. Это бани, бассейны в основном. 

Денис Хохлов:

То есть в основном этим можно заразиться при посещении бань и бассейнов. А если в гости пришел к знакомому? 

Виктория Клеузович:

Да, тапочки одел. Особенно если есть повреждения на стопах, если есть трещины, то присоединяется грибковая инфекция достаточно легко, а лечится не так уж легко. Не сказала еще про зараженный инструмент при педикюре. 

Денис Хохлов:

Если будет неправильно сделан педикюр, то тоже можно заразиться. 

Виктория Клеузович:

Если будет сделан грязным инструментом. Есть определенные требования к стерилизации инструментов при педикюре. Был грибок, не было грибка – никто не может сказать, иногда его просто не замечают. Приходит человек в салон и делает педикюр. Мастер, не обладая знаниями, не знает, есть у него грибок, нет грибка, все равно делает педикюр. В любом случае эти инструменты должны стерилизоваться, как хирургические инструменты: в сухожаре или в автоклаве, совершенно те же требования к стерилизации. 

Денис Хохлов:

У мастера должен быть запас инструментов.

Виктория Клеузович:

Один клиент – один комплект инструментов. Или он успевает прожарить. 

Денис Хохлов:

Я сомневаюсь, что в наших центрах... 

Виктория Клеузович:

Не сомневайся, это тренд, сейчас все покупают сухожар, правда, не все умеют им пользоваться, этому тоже нужно обучать.

Илья Акинфиев:

А какие есть варианты профилактики от того заражения в бассейне? 

Виктория Клеузович:

Грибок чаще всего присоединяется сначала на кожу, а только потом переходит на ногти. Сначала все-таки на коже имеется очаг, который человек может даже не заметить. Шелушится стопа, ну и что? Сухость, например, он не расценивает, как грибковую инфекцию, и так живет месяц, два, три. И грибок постепенно переходит на ногти. 

Грибок чаще всего присоединяется сначала на кожу, а только потом переходит на ногти.

Денис Хохлов:

Симптоматика начинается вокруг ногтя, кожа краснеет, начинает чесаться. 

Виктория Клеузович:

Иногда даже не краснеет, без зуда, разные формы. Просто бывает как будто припудренная стопа, шелушение. Бывают между пальцами трещины, которые могут и мокнуть, и краснеть, и чесаться. Потом переходит постепенно на ногтевые пластины. При этом если носить неудобную обувь, тесную, то происходит постоянная травматизация, это служит предрасполагающим фактором к заражению. Травмированное околоногтевое пространство или подошва, человек пришел в баню, не обул сланцы, босиком походил и заразился. Чтобы предотвратить, можно использовать противогрибковый спрей после посещения бассейна, называется «Микостоп», как вариант, просто обрабатывать. Также это актуально для родственников больного грибком стопы и ногтей. 

Илья Акинфиев:

А специальный спрей надо использовать или можно водку, коньяк, виски?

Денис Хохлов:

Обрабатывать спиртом. 

Виктория Клеузович:

Спирт дополнительно иссушает стопы. 

Илья Акинфиев:

На самом деле, еще большая травматизация будет.

Виктория Клеузович:

Для членов семьи больного грибком ногтей и стопы тоже это актуально. Это может замотивировать этого члена семьи лечиться, потому что не все признают эту проблему у себя. 

Денис Хохлов:

Мы говорим про достаточно пожилых людей. А у ребенка может появиться?

Виктория Клеузович:

Мы говорим про всех людей. У молодых тоже часто встречается, и у ребенка тоже может быть. Единственное, конечно, у них риск меньше, потому что темпы роста детской ногтевой пластины гораздо выше, и грибок, даже если присоединился чуть-чуть, не успевает укорениться, срезается ноготь, и он дальше не распространяется. 

Денис Хохлов:

Но все равно, если в семье есть больной этим заболеванием, то нужно обязательно и ребенка профилактировать. 

Виктория Клеузович:

Да. К нам в центр приходят, как правило, женщины с грибком, а потом большинство из них приводит своих мужей, потому что именно от них они получили свой грибок. 

Денис Хохлов:

А мужья из армии привезли. 

Виктория Клеузович:

И все это годами течет, но почему-то в голове у людей, что если это с ними всю жизнь, то это и нормально. «У меня уже это 10 лет», – говорит человек при моем вопросе. 

Денис Хохлов:

То есть в течение 10 лет может быть грибок? 

Виктория Клеузович:

20 и больше, это долгая история. 

Денис Хохлов:

Выращивает, как домашнее растение. 

Виктория Клеузович:

Человек раздевается, я смотрю – ногти изменены, спрашиваю: «Давно у Вас так?» «Лет 10 уже». Я говорю: «На грибок похоже». «Да нет, у меня это давно». 

Денис Хохлов:

Человек уже привыкает и не считает, что это патология. 

Виктория Клеузович:

Некоторые говорят, что это возрастные изменения. 

Денис Хохлов:

А есть ли действительно возрастные изменения с ногтем?

Виктория Клеузович:

В принципе, есть, но не всегда. Я видела пациентку в 90 лет с идеальным педикюром, у нее идеальные стопы, ни шелушения, ни гиперкератоза, ножка совершенно не огрубевшая. То есть у нее нет проблем с кровообращением в ногах. Как только нарушается трофика, начинаются проблемы. Тут снижение местного иммунитета, снижение темпов роста ногтя, и все это рано или поздно может привести к грибку. 

Илья Акинфиев:

Виктория, Вы сказали, что при сахарном диабете тяжелее лечится. Заражается человек проще при сахарном диабете грибком?

Виктория Клеузович:

В принципе, да, потому что у него есть предрасполагающие факторы: сухость, трофические изменения стоп. Вообще грибки любят диабетиков. 

Существует понятие «диабетическая стопа». И подологи, кстати, об этом хорошо знают, потому что они сталкиваются с этим часто, причем на разных уровнях. Трофические язвы они не трогают, но существуют целые линейки косметики, которые созданы именно для диабетической стопы. Там же еще снижается чувствительность, любая рана, травма может быть не замечена человеком. Отсюда и формируются трофические язвы. 

Денис Хохлов:

Я думаю, что у наших зрителей сформировался какой-то хаос в голове. Есть дерматологи, есть подологи, есть грибок. И куда же его нести сначала? К подологу, который вроде и не врач, к дерматологу, который врач, но страшно... 

Илья Акинфиев:

И вообще в КВД идти не хочется. Ладно еще где-нибудь в поликлинике. 

Денис Хохлов:

Вообще в КВД ручки страшно трогать, смотрю, пациенты даже сверху дверь открывают. Кстати, это не опасно, там намного чище, чем в нашем транспорте. 

Виктория Клеузович:

Бывает, конечно, что и первично человек приходит к дерматологу, редко, но бывает. И тогда дерматолог, зная о существовании подологов или уже конкретно с кем-то из них подружившись, может отправить туда на педикюр. Но зачастую человек приходит именно к подологу впервые. Тут ничего страшного нет, потому что подолог знает границы своей компетенции, он не будет лечить, он не имеет права лечить, назначать аптечные препараты, конечно, он не будет. Единственное, что он может сделать, это взять анализ на грибок, потому что у него для этого есть все условия. Он обрабатывает, зачищает участки, пораженные грибком, и в процессе своим инструментом без проблем берет этот анализ. Это микроскопия материала. Очень важно правильно взять анализ. Легко получить ложноотрицательный результат, потому что в КВД и в поликлинике, честно говоря, не всегда есть условия для забора анализов на грибок. То есть должен быть стерильный инструмент.

Иногда сами врачи-дерматологи дают пробирочку пациенту: «Срежете у себя кончик ногтя и принесете, мы в лабораторию отправим». И человек что-то себе наотрезает с этой мертвой пластинки, результат отрицательный, а клиника есть. Грибы живут на границе пораженной и здоровой ткани. Соответственно, чтобы до нее добраться, нужно убрать эту всю измененную ткань, ноготь мертвый в любом случае. Подолог берет анализ с границы, и тогда результат получается более достоверный. 

Денис Хохлов:

Подтвердился у него грибок, что делать?

Виктория Клеузович:

К дерматологу отправлять. И дальше дерматолог смотрит, насколько сильна зона поражения. Если поражено меньше одной трети длины ногтевой пластинки, то еще есть шанс исправиться наружной терапией. Все уже условия для нее созданы, подолог зачистил измененную ткань, и наружные препараты будут к клеткам-мишеням проникать напрямую, а не через толщу. Наружная терапия будет гораздо более эффективной после медицинского педикюра. 

Если поражено меньше одной трети длины ногтевой пластинки, то еще есть шанс исправиться наружной терапией.

Денис Хохлов:

Медицинский педикюр чем отличается от обычного педикюра?

Виктория Клеузович:

Тем, кто его делает. 

Денис Хохлов:

То есть бывают медицинские котлеты, бывают медицинские бутерброды, потому что они отличаются от обычных тем, кто их делает. 

Виктория Клеузович:

На самом деле, «медицинский» – немножко некорректный термин, его называют парамедицинский, потому что не медики его выполняют, а профессионал, который обучился, подолог. 

Денис Хохлов:

Технически он чем-то отличается?

Виктория Клеузович:

Вообще, существуют подологические аппараты. То есть для эстетического педикюра не всегда стоит приобретать такое дорогостоящее оборудование, мощные аппараты, различные фрезы, целая наука. Там специальный аппарат с пылесосом, который втягивает в себя всю пыль, которая летит при зачистке. Сейчас есть препараты со спреем, они работают по мокрому, водичка брызгает на ноготь. Что лучше, что хуже, я об этом не буду рассказывать, но оборудование специальное подологическое. 

Денис Хохлов:

А подолог может без врача вылечить? 

Виктория Клеузович:

Подолог не лечит, он не должен лечить вообще, это не его дело. Он говорит: «У Вас грибок, я все сделаю красиво, не будет доставлять никаких проблем этот грибок, размер обуви станет прежним». Но это надо лечить, потому что если не лечить, то вы из раза в раз будете ко мне ходить раз в месяц, и все останется на исходных позициях.

Илья Акинфиев:

А если лечить, то сколько раз к Вам надо ходить? 

Виктория Клеузович:

Зависит от степени. 

Денис Хохлов:

По времени сколько занимает лечение грибка? 

Виктория Клеузович:

Если речь идет о тотальном онихомикозе стоп, если поражена вся ногтевая пластина, всех ногтей, то от 8 до 12 месяцев. Почему такой разброс – зависит от пациента. Если молодой пациент, без сопутствующей патологии, то можно и за 8 месяцев. Темпы роста ногтя тут играют роль. Если пожилой и с сопутствующей патологией, то это может затянуться до года. Естественно, на фоне системной терапии, то есть таблетки нужно принимать, может быть, не целый год, курс пропить, добиться светлой зоны и продолжить наружно. 

Илья Акинфиев:

В течение года динамику видит человек?

Виктория Клеузович:

Конечно. По мере роста ногтя видно. 

Денис Хохлов:

Сколько ноготь растет у человека, вся пластина?

Виктория Клеузович:

Считается, четыре месяца, но по факту может быть дольше из-за возраста и патологий. 

Денис Хохлов:

Некоторые пациенты спрашивают: «Что я буду лечить, ждать. К хирургу, ноготь удаляем, и через четыре месяца вырастает новый, здоровый, хороший». 

Виктория Клеузович:

Честно говоря, еще учась в ординатуре, сама принимала участие в данной экзекуции.

Денис Хохлов:

Попахивает средневековьем, пытками. 

Виктория Клеузович:

Все, конечно, под анестезией, но это все равно операция, это реабилитационный период, это больно, неудобно. На самом деле, не так уж оправдано, потому что ноготь вырастает такой же после удаления. 

Денис Хохлов:

Опять с грибком. Все равно нужно какие-то препараты?

Виктория Клеузович:

Все равно назначается лекарственное средство. А зачем тогда удалять ноготь, если и так на лекарственных средствах он вырастает нормальным? Это лишний травматизм. 

Денис Хохлов:

Ненужная сейчас процедура, потому что все боятся пойти к дерматологу, потому что придешь, а он клещи достает и говорит: «Давай удалим, не уйдешь отсюда с ногтем». 

Виктория Клеузович:

Поэтому и подология развивается у нас хорошо, потому что можно с любой степенью онихогрифоза прийти и обойтись без операции. 

Денис Хохлов:

Что такое онихогрифоз?

Виктория Клеузович:

Это ноготь, измененный по типу когтя грифа, утолщенный, на самом деле, похож на коготь. 

Денис Хохлов:

Можно ли делать педикюр в домашних условиях? Безопасно ли это, может ли человек сам справиться?

Виктория Клеузович:

Теоретически может попробовать. У нас был пациент в нашем центре, слесарь по профессии, и у него дома есть всякие приборы, и фрезы есть. И ему, видимо, доставляло удовольствие обработать свои ногти. В нашей практике это был единственный случай, когда пациент настолько заморачивался со своими ногтями и реально себе что-то пытался сделать. Хотя, когда он пришел к нам в центр, подолог ему сделал медицинский педикюр, конечно, он был в восторге от нашего аппарата, от наших фрез, он каждую рассматривал. Мы даже предлагали ему пройти обучение и поработать. Но, к сожалению, не все уделяют столько внимания своим ногтям. Во-первых, не все могут дотянуться до своих стоп, чтобы нормально их обработать. Или возраст не позволяет, или лишний вес, или проблемы со спиной. 

Денис Хохлов:

Для больных сахарным диабетом это большая проблема, потому что они могут пораниться во время попыток дотянуться до ногтей. 

Виктория Клеузович:

Да, они же не почувствуют этой боли. 

Денис Хохлов:

Они не чувствуют из-за того, что нарушение идет кровоснабжения тканей, и нервные окончания не работают правильно. Поэтому тут надо обратиться к родственникам больных сахарным диабетом, чтобы они следили, чтобы их бабушки, дедушки осторожнее занимались своим педикюром, иначе можно дойти до некрозов, до гангрен.

Виктория Клеузович:

На самом деле, это не так просто сделать самому, даже если дотягиваемся. Я сама лично своей бабушке пыталась срезать вот эти ногти. Я брала ножницы, и большие, и маленькие, и разные пилки. Это очень тяжело, ногти очень плотные. Просто срезать их не представляется возможным. 

Денис Хохлов:

Выезжают ли на дом такие специалисты?

Виктория Клеузович:

Я знаю, что есть такая практика, некоторые подологи частным образом так работают, выезжают к лежачим больным, которых нельзя привезти в центр. 

Денис Хохлов:

Я думаю, что это востребованная услуга. 

Виктория Клеузович:

Она востребованная, но мы такого не делаем, по крайней мере пока. Я, честно говоря, не представляю технически этот момент. Это надо взять аппарат, доставить его в сохранности. Во-вторых, в домашних условиях все-таки грибковые частички спиленных ногтей все равно попадут в окружение. Это лишний риск заразиться. С одной стороны, удобно, что лежачему больному сделают педикюр, но с другой стороны, это повышает риск для родственников заразиться.

Денис Хохлов:

А как найти хорошего подолога, где они водятся? Искать по интернету тоже опасно. 

Илья Акинфиев:

На что посмотреть, признаки какие-то есть, какую бумажку надо увидеть на двери?

Виктория Клеузович:

Кабинет подолога отличается от салона красоты. Если он устроен правильно, то он больше похож на процедурный кабинет. То есть там моющиеся поверхности, полы и стены, там стоят лоточки для дезинфекции, сухожар или автоклав. 

Денис Хохлов:

Первым делом смотрим на соблюдение санитарных норм и наличие аппаратов. 

Виктория Клеузович:

Септики, антисептики, потом сам специалист. Даже про аппараты я не говорю, потому что у всех свои методы. Конечно, аппарат должен быть. Должны быть стерильные инструменты. Хорошо, если у подолога среднее медицинское образование. Это будет, скорее всего, где-то указано, висеть на стенке. 

Денис Хохлов:

Я думаю, что стесняться не стоит, спросить, какие сертификаты есть. 

Виктория Клеузович:

Можно, но это очень редко. На данный момент это очень редко встречается, если есть мед. образование. 

Денис Хохлов:

Но лучше к таким специалистам. 

Виктория Клеузович:

Предпочтительнее. Сам подолог в хирургическом костюме: в фартуке, в шапке, в маске, в очках, в перчатках. И сарафанное радио тоже играет роль. Если дерматолог порекомендовал конкретного специалиста, значит он ручается за него, видит результаты его работы. 

Денис Хохлов:

Пациент сразу скажет: работают в паре. 

Виктория Клеузович:

Но мы же на благо работаем. 

Илья Акинфиев:

Можно наклейку на дверь делать «Работаю с подологом». 

Виктория Клеузович:

Нет, с дерматологом. 

Илья Акинфиев:

Работаем с КВД N1. 

Денис Хохлов:

Вообще, это неплохо, когда специалисты уже знают друг друга, могут связываться, обсуждать что-то, тем более, информация сразу идет о динамике лечения. 

Виктория Клеузович:

Честно говоря, некоторые мои коллеги дерматологи не в курсе, что такое подология. Это настолько новое направление, которое еще не попало в массы.

Сейчас многие мастера ведут профили в Instagram. Я не призываю, конечно, в Instagram себе специалиста искать, но если вам уже кого-то порекомендовали, то можно посмотреть. Потому что они выкладывают фотографии своих работ до, после, почитать, что они пишут, то есть уже по тексту можно понять, что человек грамотный специалист.

Илья Акинфиев:

Подолог чем занимается кроме грибка?

Виктория Клеузович:

Подолог кроме грибка занимается вросшим ногтем. 

Денис Хохлов:

Опять же, это хирургическая проблема. 

Виктория Клеузович:

Зависит от стадии процесса. Если пришел человек с гнойной раной, то, конечно, лучше отправить его к хирургу на резекцию либо на удаление. Очень часто человек, не зная, что существует подолог, или не зная, что подолог может помочь в этой ситуации, терпит до последнего. 

Денис Хохлов:

Из-за чего вообще ноготь врастает? 

Виктория Клеузович:

Это особенности строения ногтевой пластинки, наследственно обусловленное, либо это постоянная травматизация узкой обувью. Это тот же грибок ногтей, при котором ноготь начинает заворачиваться в трубочку и врастать. 

Вросший ноготь – это тот же грибок ногтей, при котором ноготь начинает заворачиваться в трубочку и врастать. 

Денис Хохлов:

Можно ли вообще ногти неправильно обрезать?

Виктория Клеузович:

Конечно, еще как. 

Денис Хохлов:

А как правильно обрезать? 

Виктория Клеузович:

Нельзя срезать края. То есть нужно стричь ровненько, чтобы свободный край был в доступе. Нельзя закруглять. 

Денис Хохлов:

То есть не закруглять ноготь, делать ровным. 

Виктория Клеузович:

Если неправильно стричь, рано или поздно может врастать. Но существует масса случаев, когда подолог может очень хорошо помочь при этой патологии. У них очень много разных методик, от простой тампонады до постановки сложных коррекционных систем на врастающие ногти: титановые нити, система PodoFix, там целая наука. 

Илья Акинфиев:

Мне понравилось «сложные системы», я сразу представил что-то по типу аппарата Елизарова на пальце. 

Виктория Клеузович:

Ну, не то, что Елизарова, чтобы растягивать, они ставятся для того, чтобы выпрямлять ноготь. 

Денис Хохлов:

Какие еще проблемы с ногтями могут быть?

Виктория Клеузович:

Не только с ногтями, вообще со стопами могут быть проблемы. У нас на стопе не только ногти, еще есть кожа, которая тоже может иметь массу проблем. Например, гиперкератоз или утолщение рогового слоя, модификация, мозоли, натоптыши.

Денис Хохлов:

Тоже этим занимается подолог? 

Виктория Клеузович:

Они убирают лишние наросты. 

Денис Хохлов:

Когда беспокоят застарелые мозоли, можно прийти к подологу с этой проблемой?

Виктория Клеузович:

Можно, конечно. Он ее немножко счистит, но она через какое-то время образуется на том же месте. Почему она вообще образуется? Надо смотреть на положение стопы, значит что-то со стопой, с положением стопы, надо к ортопеду отправлять. Подологи – это специалисты, которые должны взаимодействовать с дерматологами, ортопедами и дальше с флебологами, эндокринологами, терапевтами. 

Денис Хохлов:

Есть такое расхожее мнение, что для того, чтобы подготовиться к пляжному сезону, женщине надо заниматься спортом, надо надевать красивый бюстгальтер. А для мужчин достаточно только привести ногти в порядок на ногах, и все, он уже готов красавчиком быть и выходить на пляж. Есть особый медицинский мужской педикюр? И чем отличается мужской педикюр от женского? 

Виктория Клеузович:

Начнем с того, что женская стопа и мужская не сильно отличаются, по размеру только, может быть, и по каким-то физиологическим особенностям, связанными с центром тяжести. Поэтому понятие «мужской педикюр» – это скорее маркетинговый ход. Когда пишут на салоне «мужской педикюр», это для привлечения клиентов. 

Денис Хохлов:

Как барбершоп с мужичками небритыми. 

Виктория Клеузович:

Кстати, мужчине, мне кажется, гораздо комфортнее прийти к подологу, нежели к обычному мастеру маникюра, педикюра, потому что там и антураж другой, там не то, что ногти красят, а приду к специалисту. Многие мужчины очень стесняются первый раз идти на педикюр, причем, если у них есть проблема. 

Денис Хохлов:

Потому что считается, что это не мужская проблема, ноготь отрезал, и все. 

Виктория Клеузович:

Не всегда так получается. Поэтому особенности мужского педикюра лишь в том, что это не эстетика. Нет задачи сделать красивого. Есть задача привести стопу в порядок, на здоровье работать. 

Денис Хохлов:

Но в итоге все равно будет красиво. 

Виктория Клеузович:

Здоровье всегда красиво. 

Илья Акинфиев:

Хотелось бы еще поговорить про лак. Лак и грибок.

Денис Хохлов:

Девочки любят уехать на юг, покрыть ногти Шеллаком, а там грибок. И что будет?

Виктория Клеузович:

Гель-лак, я думаю, Вы имеете в виду. Шеллак – это одна из фирм, которая производит гель-лак. 

Денис Хохлов:

Сейчас это стало нарицательным, как ксерокс. 

Виктория Клеузович:

Если покрыть гель-лаком ногти с начальной степенью грибка, то по истечении двухнедельного отпуска грибок может распространиться на всю ногтевую пластину. 

Если покрыть гель-лаком ногти с начальной степенью грибка, то по истечении двухнедельного отпуска грибок может распространиться на всю ногтевую пластину. 

Илья Акинфиев:

Как парниковый эффект. 

Виктория Клеузович:

Да, и грибку гораздо комфортнее. Тепло, влажно, никто не высушивает сверху. 

Денис Хохлов:

При всех минимальных подозрениях сразу перед отпуском идти все-таки к подологу. 

Виктория Клеузович:

К подологу, взять анализ, если есть сомнения, лечить и ни в коем случае не покрывать гель-лаком. 

Денис Хохлов:

Только хуже сделаете. 

Виктория Клеузович:

Грибок ногтей – это одна из проблем. На самом деле, бывает очень часто такая проблема, как онихолизис, то есть это отхождение ногтевой пластины от ногтевого ложа. Часто причиной этому именно гель-лаки. Либо не подходит базовое покрытие, но это уже тонкости. Суть в том, что снимают покрытие, а там ногти все белые, то есть уже отошли от ногтевого ложа. В таком случае приходится убирать ногти. 

Денис Хохлов:

Опять же, нужно выбирать правильного специалиста. 

Виктория Клеузович:

И если ходишь уже к одному мастеру, и все хорошо у тебя с этим гель-лаком, то надо к нему ходить. 

Денис Хохлов:

Не экспериментировать. 

Виктория Клеузович:

Да, сильно не экспериментировать. 

Денис Хохлов:

Наша программа подходит к концу. И как всегда у нас традиционная рубрика – пожелание нашего гостя нашим зрителям. 

Виктория Клеузович:

Во-первых, как врач хочу пожелать всем здоровья. Следите за собой, любите себя и при любых проблемах не затягивайте, обращайтесь к специалистам. Конкретно про себя могу сказать, к дерматологам, подологам, если у вас есть проблемы со стопами. Все решаемо, все лечится, как показывает практика, пациенты нам очень благодарны бывают. Так что будьте здоровы. 

Денис Хохлов:

Без ногтей жить вообще можно.

Илья Акинфиев:

Сегодня была отличная программа, мы говорили о такой теме, о которой пациенты не любят говорить. Поговорили о грибке ногтей, а помогла нам разобраться в этом Клеузович Виктория Михайловна – врач-дерматовенеролог, косметолог, руководитель Центра аппаратного педикюра «Подо-эксперт». Спасибо. 

Денис Хохлов:

Спасибо большое. 

Виктория Клеузович:

Спасибо вам. 

Денис Хохлов:

Всего доброго, до свидания. 

}