Юлия Жигалкина Маркетолог в стоматологии, основатель, руководитель и соинвестор стоматологического Коворкинга Дентал Драйв 24 декабря 2018г.
Технологии в стоматологии
Как развивается современная стоматология? Боятся ли пациенты лечить зубы? О лучших практика и врачах в прямом эфире

Дмитрий Ахтуба:

С вами «Мединвестклуб» с доктором Ахтубой. Мы обсуждаем медицинские проекты и всё, что так или иначе связано со здоровьем человека. Сегодня мы будем говорить о стоматологическом рынке России, а помогут мне в этом Николаев Андрей Павлович – соучредитель Семейной стоматологии Family Smile, и Жигалкина Юлия Станиславовна – маркетолог в стоматологии, основатель, руководитель и соинвестор стоматологического коворкинга Дентал Драйв.

Давайте, по сложившейся традиции немного представимся. Вы, как гости студии, немного расскажите о себе.

Юлия Жигалкина:

Меня зовут Юлия Станиславовна Жигалкина, я руковожу большой стоматологической клиникой, которая уже превратилась в стоматологический коворкинг. Стоматологическим бизнесом я занимаюсь уже 15 лет, и в разное время у меня было много стоматологий, но сейчас я остановилась на одном огромном проекте – стоматологический коворкинг Дентал Драйв. Считаю себя экспертом-специалистом в вопросах строительства стоматологических клиник и маркетинга стоматологических клиник. Считаю, что, прежде чем открывать стоматологию, нужно обращаться к специалистам.

Андрей Николаев:

Меня зовут Николаев Андрей Павлович, я основатель и учредитель семейной стоматологической клиники Family Smile. По образованию я являюсь врачом-стоматологом, закончил в 2005 году, и с 2007 года мы совместно с женой организовали стоматологическую клинику. На сегодняшний день я больше уже являюсь соучредителем, нежели врачом, поскольку иногда бывает сложно совмещать эти профессии. В дальнейшем планируем открывать вторую клинику, потому что сейчас пока у нас только одна клиника.

Дмитрий Ахтуба:

Понятно. Юлия, а Вы стоматолог?

Юлия Жигалкина:

Нет, я сама не стоматолог. Я маркетолог.

Дмитрий Ахтуба:

Давайте, поговорим, вы упоминали про огромный стоматологический коворкинг. Что это значит?

Юлия Жигалкина:

Это значит, что у нас под одной крышей собрано много стоматологических кабинетов и много врачей стоматологов. Очень много. Они все работают в свои смены в разное время.

Дмитрий Ахтуба:

А кресел сколько или кабинетов сколько? Десять, двадцать?

Юлия Жигалкина:

Кабинетов много и количество их растет с каждым днем, так можно сказать, то есть в месяц мы открываем по несколько стоматологических кабинетов. Это разные клиники, которые собраны под одной крышей. Они находятся в одном месте, по одному адресу, это наш профиль. Мы строим стоматологические клиники, сдаем их в аренду, в пользование врачам-стоматологам. Это очень интересное, новое направление, которое пользуется огромным успехом.

Дмитрий Ахтуба:

А как вы это делаете?

Юлия Жигалкина:

Мы создаем, всё уже сейчас в процессе, уже многое создано, многое остается создать. Но самое главное здесь ― спрос стоматологов, которые хотят переходить на свой собственный стоматологический прием. Для этого у нас есть всё необходимое. То, что не может позволить себе рядовой, даже очень профессиональный врач-стоматолог, он может себе позволить у нас в стоматологическом коворкинге.

Дмитрий Ахтуба:

Например, о чем Вы говорите?

Юлия Жигалкина:

Я говорю о таких сложных технологиях, как компьютерная томография, ОПТГ, микроскопы, лазеры, как другое дополнительное сложное стоматологическое оборудование, которое не каждый стоматолог может себе позволить купить. Я говорю именно об этом. Наверное, Андрей меня поддержит, что очень сложно купить всё сразу, оснастить клинику врачей тем, что они хотят.

Андрей Николаев:

Да, действительно, это требует больших финансовых вливаний. Когда мы открывали клинику, мы начинали с чисто детской стоматологии, у нас была детская стоматологическая клиника в 2007 году.

Дмитрий Ахтуба:

Это связано с вашей специализацией?

Андрей Николаев:

Да, да, хотелось поработать, посмотреть, что это такое, набить свои шишки. Мы их набили, конечно.

Дмитрий Ахтуба:

Инвестором выступил кто? Пациент?

Андрей Николаев:

Нет. Инвесторов было много, это были и родители, и друзья, но ведущую роль, конечно же, сыграли родители в свое время.

Дмитрий Ахтуба:

Юля, а вы на чьи деньги развиваетесь, тоже инвесторы есть?

Юлия Жигалкина:

Я сама являлась с самого начала инвестором, потом я привлекла ещё одного инвестора-соучредителя, и мы вместе развиваем проект. Конечно же, такой огромный проект требует дополнительных инвестиций, и не исключено, что мы найдем совершенно новый инвестиционный формат. Наш проект открыт для дополнительных инвестиций и каждая новая инвестиция будет сама по себе самостоятельной. Нет необходимости входить к нам в проект или кому-то выходить из проекта, каждый отдельно взятый кабинет может восприниматься как отдельно взятый проект. Прелесть наших инвестиционных возможностей в том, что мы можем дать инвестору.

Дмитрий Ахтуба:

Юридически как оформлено?

Юлия Жигалкина:

Нет, это всё в процессе оформления.

Дмитрий Ахтуба:

Каких инвесторов вы ищете? Чтобы был миллион, пять, десять?

Юлия Жигалкина:

Уникальность состоит в том, что инвестором может быть каждый, у кого есть 50 000 рублей. Можно с 50 000 рублей стартовать.

Дмитрий Ахтуба:

Отлично, давайте меня! Как раз с собой 50 тысяч есть, мне интересно инвестировать стоматологический бизнес.

Юлия Жигалкина:

Да, давайте. Давайте, смоделируем ситуацию, что можно сделать на 50 000 рублей в стоматологии у нас, что я могла бы вам предложить, как инвестор. Я вам предлагаю поучаствовать вашими деньгами в рекламе, которая будет востребована. Ваши 50 000 рублей я рассмотрю как небольшую каплю в нашей рекламной компании, и для вас, как инвестора, найдется не доля в нашем проекте, а проценты вознаграждения, каждый месяц вам будут капать определенные суммы.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо, давайте конкретно. Я сейчас достаю 50 000, даю вам в прямом эфире. Что дальше будет? Вы мне даете расписку, что?

Юлия Жигалкина:

Дальше в следующем месяце я вам даю сертификат. Во-первых, на лечение зубов для вас, вашей семьи, ваших друзей.

Дмитрий Ахтуба:

Сертификат. А если мне не нужен, я хочу инвестировать?

Юлия Жигалкина:

Пожалуйста, вы можете инвестировать. У нас есть договоренность с рекламными компаниями, всё официально, и вы не потеряете свои 50 000 рублей. Каждый месяц вы будете получать 35 % годовых от вашей вложенной суммы. Вам не нужно будет думать о том, как нам помочь, как участвовать, вы можете получать свои проценты с возвратом, конечно же, основного.

Дмитрий Ахтуба:

Давайте, не 50 000, а допустим, 100 000. Я у кого-нибудь займу, и допустим, я 100 000 дал. Вы говорите 35 % годовых – это 35 тысяч?

Юлия Жигалкина:

Это 35 000 в год. В месяц получается порядка 5 000 рублей, по-моему, если я не ошибаюсь…

Дмитрий Ахтуба:

Ошибаетесь. 35 тысяч я имею в год, соответственно, 3 тысячи в месяц, да?

Юлия Жигалкина:

Нет, здесь не важно, надо посчитать, 36 тысяч, может быть 40 000 рублей в год, каждый месяц можно получать 4 000 рублей стабильно. Это гораздо выше, чем банковские кредиты, которые очень тяжело получить, можно потерять деньги.

Дмитрий Ахтуба:

Как вы это примете, и как будет со мной оформлено? Допустим, я сейчас даю 100 000, мне что на руки?

Юлия Жигалкина:

На руки, как я сказала, прежде всего гарантийный сертификат на лечение зубов, то есть мы обязуемся в любое время, пока вы живете, пока живут ваши друзья…

Дмитрий Ахтуба:

Я ещё раз говорю: я не хочу сертификат, я не хочу лечить зубы, я хочу вложиться.

Юлия Жигалкина:

Не хотите сегодня – может быть, будет необходимость завтра, не хотите Вы – будет возможность у ваших друзей; это первый вариант. Второй вариант обсуждается индивидуально, в каждом конкретном случае пакетный инвестор будет получать что-то свое конкретное. Также он может войти как соучредитель, получить долю, это тоже обсуждается.

Дмитрий Ахтуба:

Чтобы стать соучредителем сколько нужно денег, какая доля?

Юлия Жигалкина:

Здесь уже нужно больше денег. Чтобы рассматривать, скажем, отдельно взятый кабинет, единоразово нужно вложить от 2,5 млн рублей.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо, допустим, я вложил 2,5 млн, или 3 млн я вложил. Что я в этом случае имею?

Юлия Жигалкина:

В этом случае вы получаете полностью пакет документов. Это либо ИП, либо ООО, это лицензия. ИП – это индивидуальный предприниматель. Скорее всего, это будет ООО. Кто-то задает вопросы про ИП, чаще всего стоматологи любят задавать вопросы про ИП как частные предприниматели, но в нашем случае работает ООО. Вы получите за эти деньги ООО либо на ваше имя, либо на имя того, кого вы назовёте.

Дмитрий Ахтуба:

Я смотрю, правовая сторона не проработана? У вас пока в планах, пока не рабочая модель?

Юлия Жигалкина:

Нет, она полностью проработана, но здесь есть некоторые моменты, которые я не хотела бы озвучивать здесь и сейчас.

Дмитрий Ахтуба:

Почему, бесплатная реклама. Это же просто мечта, мне кажется?

Юлия Жигалкина:

Я думаю, того, что я сказала, вполне достаточно, чтобы заинтересовать серьезного инвестора, то есть любой человек будет рассматривать.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо, я серьезный инвестор, я говорю: есть 3 млн, давайте – есть 10 млн. Что я буду иметь?

Юлия Жигалкина:

Дмитрий, Вы вкладываете деньги, допустим, 3 млн рублей. Мы делаем для вас фирму, стоматологический кабинет, лицензию, СЭС.

Дмитрий Ахтуба:

Там, где я выбираю, или где-то у вас там?

Юлия Жигалкина:

Можно, где Вы выбираете, можно у нас. У нас это проспект Андропова, 8, ТРЦ «Мегаполис», метро «Технопарк», мы находимся рядом с метро.

Дмитрий Ахтуба:

Коворкинг – это вы сдаете в аренду места, или как?

Юлия Жигалкина:

Нет, места в аренду мы не сдаем, мы предоставляем возможность врачам-стоматологам работать. Всё абсолютно официально, они все приняты у нас на работу; они работают, получают наши технологии, наши возможности, о чем я уже сказала, и превосходно себя чувствуют. Но я хотела бы сказать отдельно: мы идем к тому, чтобы каждый стоматолог, либо его команда имели возможность получить свою лицензию. Может быть, будет патент на работу в стоматологии, но пока что нашим законодательством не разрешено одному, отдельно взятому стоматологу получить патент на работу.

Дмитрий Ахтуба:

Можно, почему нельзя?

Юлия Жигалкина:

Отдельно, то есть нужно получать лицензию.

Дмитрий Ахтуба:

Лицензию, да… Патент влияет на налоги?

Юлия Жигалкина:

Нет, нет, здесь налоги ни при чем. Я имею в виду, что по нашему законодательству пока нет возможности каждому отдельно взятому стоматологу делать лицензию. Это невыгодно, не рентабельно, это неправильно, и не каждый себе это может позволить.

Дмитрий Ахтуба:

Нет, давайте отличать одно от другого: законодательно это можно, не выгодно – может быть, но это уже другой вопрос.

Юлия Жигалкина:

Не выгодно. Соответственно, если не выгодно, то стоматологи делать не будут. Стоматологи – люди достаточно рациональные, они просчитывают, считают каждую копейку.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо, Юля, мы вернемся к Вам, а сейчас поговорим с Андреем. Андрей, Вы в 2007 году организовали клинику Baby Smile. Почему Вы решили её трансформировать во взрослую?

Андрей Николаев:

Со временем набралось большое количество маленьких пациентов. После того, как мы качественно, хорошо пролечили детей, их родители к нам обращались: «Почему вы взрослых не лечите? Я бы с удовольствием к вам пошла, потому что ваша клиника вызывает доверие. У вас такие классные специалисты! Открывайте взрослую». В какой-то момент мы доросли, действительно, и финансовые возможности появились, начали расширяться, и уже на новом месте открыли клинику. Начинали мы с маленького помещения 70 кв.м, потом перешли в помещение на 120 кв.м, купили собственный томограф, что необходимо для полноценного оказания медицинской помощи как детям, так и взрослым, и для расширения перечня услуг, которые мы могли оказывать. Начали привлекать «взрослых» врачей, специалистов имплантологов, ортопедов, взрослых терапевтов. Таким образом из детской стоматологии мы переросли в полноценную стоматологическую клинику. Сейчас у нас площадь гораздо больше, за 300 перевалила, около 350. Третье помещение клиники, которую мы открыли, примерно 350 метров. У нас одна клиника, мы сначала одну открыли, потом переехали в большее помещение, потом, спустя какое-то время переехали уже в третье помещение.

Дмитрий Ахтуба:

Сейчас у вас 350 метров, это большая клиника. Сколько у вас кресел?

Андрей Николаев:

У нас 5 кресел, полноценная операционная для проведения челюстно-лицевых операций. Операционная – это пятый кабинет, в котором установлена хирургическая установка, для того чтобы по лицензионным требованиям проходить.

Дмитрий Ахтуба:

Давайте, друзья, перейдем от частного к общему. Изложите в свободной форме, как вы считаете, какое ваше видение текущего состояния стоматологического рынка? Наверное, нам сложно будет рассуждать о России, давайте, о Москве поговорим.

Юлия Жигалкина:

Да, с большим удовольствием я поделюсь. Мне кажется, что в настоящее время стоматология идет семимильными шагами, это самая быстрорастущая отрасль медицины. В ней появляется всё больше и больше технологий. Самая большая проблема, которая стоит перед стоматологией, это невозможность оплатить качественные стоматологические услуги населением. Население не может себе их позволить, соответственно, они ходят в клиники, у которых нет таких технологий, но здесь мы их ругать не можем. Но, независимо от того, платит пациент большие деньги или маленькие, он ожидает от нас, стоматологов, высокого качества и мы должны ему это качество дать. Хотелось отдельно сказать, что здесь даже не имеют значения технологии, самое главное в стоматологии – это мануальные навыки врача, его базовое образование, его культура поведения, культура общения, этика и даже встреча пациента в зоне ресепшена. Мне кажется, что уже сейчас можно говорить о том, что, имея все технологии, мы всё равно не всегда можем дать пациенту ожидаемое качество в силу того, что не все врачи владеют навыком лечения. Соответственно, мы занимаемся обучением врачей, стараемся поднять их общий уровень, и культурный уровень в том числе.

Дмитрий Ахтуба:

Каким образом?

Юлия Жигалкина:

Всё начинается с культуры общения между людьми – открыть дверь, приветствовать людей, вставать когда входят в помещение, например, женщины или девушки, помогать людям, всё начинается с базовых навыков. В кабинете тоже надо проявлять некую трепетность к пациенту, когда пациент встает из кресла – можно подать ему руку. Например, не обсуждать при муже или при жене интимные подробности лечения, надо всегда спрашивать разрешения. Про такие тонкости мы очень часто говорим с врачами.

Дмитрий Ахтуба:

Андрей, какое ваше видение в развитии стоматологии?

Андрей Николаев:

На сегодняшний день стоматологический рынок очень высококонкурентный. В нём присутствует очень большое количество игроков и очень большое количество клиник в разных ценовых категориях. Есть клиники эконом-класса, бизнес/премиум уровня, и на каждом из этих уровней очень высокая конкуренция. Как заметила коллега, действительно, качественные стоматологические услуги требуют существенных финансовых вливаний, не бывает дешевых стоматологических услуг, к сожалению. Если кто-то говорит, что «мы вам сделаем дёшево», это почти всегда то же самое, что сделают плохо. Это всегда идет в ущерб качеству, начиная от качества самих материалов, которые будут использованы при лечении, а также специалистов, которые будут делать.

Коллега сказала про базовый уровень образования специалистов, тут немного не соглашусь. Играет роль не базовый, базовый почти у всех одинаковый по большей части, а в кого вырастает врач по мере своего совершенствования, роста, в какого специалиста он вырастает ― именно отсюда надо отталкиваться. Хороший врач не просто оказывает медицинскую помощь по сиюминутному запросу пациента: болит зуб, поставьте пломбу. Выполнив его просьбу, он увидит проблемы, которые есть у пациента в полости рта, которые на данном этапе ещё полностью не развились, но которые сейчас решить и гораздо проще врачу, и дешевле для самого пациента. Когда мы говорим о комплексном подходе к лечению пациента, то требуются врачи с высоким уровнем компетенции. Требуются не только врачи, но и коллектив, в котором они работают. Должен быть коллектив разных узконаправленных специалистов, для того чтобы один врач мог направить при необходимости на консультацию к другому. Предположим, пришел человек с больным зубом, врач-терапевт видит, что здесь да, он пролечить может, убрать, пролечить каналы; но дальше этот зуб будет требовать покрытия коронкой, это уже работа врача-ортопеда, он поставит коронку. Либо, если зуб невозможно сохранить, его должен врач-хирург удалить, поставить имплантант, после чего ортопед уже поставит коронку.

Дмитрий Ахтуба:

Андрей, с Вами трудно не согласиться, аргументы достаточно убедительные, но во всем мире количество клиник на 1–2 кресла под управлением одного доктора составляет 75-80 %. У нас традиционно все размышляют в той парадигме, которую Вы сказали: нужен коллектив хороших специалистов, чтобы человека сразу отправили к параллельному специалисту.

Андрей Николаев:

Да, это действительно так. Если брать, например, опыт таких стран как Франция, Соединенные Штаты Америки, то там вообще популярны клиники в одно кресло, когда практику открывает врач-ортодонт и ведет исключительно только ортодонтический прием. К сожалению, у такого подхода очень большое количество недостатков, потому что врач такой клиники не будет направлять в другую клинику к конкуренту.

Дмитрий Ахтуба:

Нет, направляют, очень даже направляют, потому что там иначе невозможно.

Андрей Николаев:

Мой опыт общения с коллегами, в том числе из Америки, из Франции…

Дмитрий Ахтуба:

Нет, я не знаю с кем Вы общались, но я тоже достаточно много общался с разными людьми. Только перенаправление. Например, клиника имплантации. Имплантация сама по себе никому не нужна; если он не будет к кому-то отправлять на то же ортопедическое лечение, то и к нему никто не будет отправлять. Другое дело, что там всё очень завязано на страховой медицине и роль регулирующих организаций там в большей степени, чем у нас, принадлежит ассоциациям разного рода, поэтому такое поведение, что если доктор не будет куда-то отправлять, сочтут некорректным, неэтичным и вплоть до отзыва лицензии.

Андрей Николаев:

Тут я с Вами абсолютно согласен, но есть ещё один немаловажный момент – это удобство пациенту. Согласитесь, гораздо удобнее получить медицинскую помощь в одном месте, нежели бегать по нескольким организациям. Гораздо удобнее лечиться в рамках одной клиники, человек из одного кабинета перешел в другой кабинет, его тут же посмотрели, тут же врачи вместе собрались и составили комплексный план лечения.

Юлия Жигалкина:

Здесь трудно с Вами поспорить, Андрей, так всё и происходит. Я хотела бы сказать, что сейчас врачи сами себя окружают командой. Они знают: то, что не умеет делать он сам, он передаст коллеге, он никогда не отдаст на сторону в другую клинику, потому что это утечка финансовых средств. Например, врач, который занимается онтодонтией, возьмет к себе в команду врача-хирурга. Организует двоих-троих врачей вокруг себя в надежную команду и будет направлять только тому доктору и тем докторам, которым он доверяет или которого он знает много лет. Вы прекрасно знаете, что врачи-стоматологи самые недоверчивые, они мало кому доверяют, доверяют только тем, кого знают, соответственно вот они вокруг себя создают команду и с ней дальше идут работать. И пациенту удобно, и врачу удобно, и деньги не теряются.

Дмитрий Ахтуба:

Я тоже, наверное, недоверчивый врач-стоматолог, поэтому, наверное, я останусь при своем мнении, потому что то, что я видел, противоречит тому, что мы здесь говорим. Из текущего дня очень сложно увидеть глобальные тренды. Часто я слышал в разных бизнес-сообществах: «у них» вот так всё движется, «у нас» будет всё иначе. Проходят год-два, и у нас здесь всё становится так же, как у них, поэтому, я думаю, противостоять глобальным трендам очень сложно.

Юлия Жигалкина:

Но, скорее всего, мы сами тренды создаем.

Андрей Николаев:

Помимо того, что есть глобальные тренды, есть определенные особенности развития. Не забывайте, сколько времени рынок развивался там, сколько рынок развивается у нас. У нас на сегодняшний день до сих пор не прописаны единые правила игры с законодательной точки зрения. Медицинское законодательство, и не только медицинское, меняется каждые 3-4 года, соответственно происходят изменения в структуре бизнеса, происходят изменения в финансовой политике организаций.

Дмитрий Ахтуба:

Я надеюсь, что наша передача будет полезна людям, которые хотят открыть свою клинику или в процессе принятия решения, потому что Мединвестклуб занимается развитием медицинских проектов в первую очередь, и мы хотим, чтоб наша деятельность была полезна нашим коллегам. Давайте, с вами порассуждаем, на что в первую очередь нужно обратить внимание при открытии клиники? Как вы считаете: это локация, команда, оборудование?

Андрей Николаев:

Давайте, разделим две вещи. Если мы говорим об открытии бизнеса, то в первую очередь, конечно, необходимо решить бизнес-задачи. Решить вопрос с расположением клиники, с формированием долгосрочных договоров, найти арендные помещения либо найти помещения для выкупа, если позволяют финансы. Нужен долгосрочный полноценный договор аренды для организации стоматологического бизнеса, требуются колоссальные вложения в подводку коммуникаций, ремонт, для того, чтобы получить лицензию…

Дмитрий Ахтуба:

Как вы считаете, чтобы открыть среднестатистическую клинику, сколько нужно денег? Навскидку. Среднестатистическая клиника, московская средняя клиника от 3 до 5 кресел.

Андрей Николаев:

Здесь играет роль уровень, целевая аудитория…

Дмитрий Ахтуба:

Андрей, давайте просто разбег. Миллион рублей, 10 миллионов, 100 миллионов? Или от и до. Как Вы считаете?

Андрей Николаев:

Я думаю, что в расчёте на 3 стоматологических кресла средней ценовой категории менее чем за 20 млн вы клинику не откроете.

Юлия Жигалкина:

Я думаю, что можно обойтись меньшими деньгами. Значительно меньшими.

Дмитрий Ахтуба:

Насколько меньше, Юля? Сколько, 15, 10, 5?

Юлия Жигалкина:

Можно даже 5 млн и выше.

Дмитрий Ахтуба:

За 5 млн открыть клинику?

Юлия Жигалкина:

Вполне реально, да, у меня есть подобный опыт, ко мне обращались. Имея на руках всего 5 млн, ни копейкой больше, как мне сказали.

Андрей Николаев:

Вернёмся к вопросу, что вы подразумеваете под «среднестатистической»? Можно открыть клинику с голыми стенами, с парой установок и на несколько врачей, а можно открыть клинику тоже среднего уровня, но в которой будет необходимый набор оборудования, мало-мальски адекватного поставленным задачам, как минимум – рентген-аппарат, если просто открывать клинику. Огромное количество клиник на сегодняшний день не имеют рентгенологического аппарата даже для прицельной рентгенографии.

Дмитрий Ахтуба:

Я думаю, Юлия говорит не о такой клинике.

Андрей Николаев:

Покупать оборудование только низшей ценовой категории, может быть, и можно, но, поймите: в стоимость закладывается не только ремонт, стоимость оборудования, сюда закладывается стоимость, необходимая для оплаты аренды на время предположим, проведения ремонта, если нет арендных каникул в том месте, где вы арендуете. Те 20 миллионов, которые я озвучил, это стоимость организации арендного стоматологического бизнеса, когда вы не покупаете собственное помещение.

Юлия Жигалкина:

Да, конечно, без покупки.

Андрей Николаев:

Если вы покупаете собственное помещение, то цены будут в разы выше.

Юлия Жигалкина:

Конечно, но не у каждого человека есть 20 млн рублей, это огромные деньги. Мне кажется, что мы собрались (мы – я имею в виду стоматологов) для того, чтобы приносить пользу населению, оказывать стоматологическую помощь и за гораздо меньшие деньги. Пока мы соберем 20 млн, пока мы купим помещение, может пройти полжизни, и мы никак не можем, например, на это рассчитывать. Соответственно, лучше открыть небольшую клинику, оснастить её, может быть, скромным оборудованием. Отвечая на ваш вопрос, Дмитрий, что является главным при открытии клиники, я считаю, что самое главное ― это команда или даже хотя бы один врач. Один врач иногда может больше сделать, чем 100 врачей-стоматологов, это я уже прошла, хорошо знаю. Поэтому, прежде чем открывать что бы то ни было в плане медицины, не важно, косметология будет или другая специальность, то, самое главное, это личность врача. Если нет врача, на котором будет держаться клиника и обрастать другими специалистами, то я считаю, что клинику открывать не нужно. Либо открывать её с прицелом, чтоб её потом продать, например, как готовый бизнес, сдать в аренду как готовый бизнес, что кстати, очень прибыльно, выгодно.

Дмитрий Ахтуба:

Но не очень законно, наверное, клинику в аренду?

Юлия Жигалкина:

Нет, почему же? Всё абсолютно законно. Очень даже законно. Создается ООО. Я могу с вами поспорить.

Дмитрий Ахтуба:

Не надо с нами спорить, это не законно. Сдача в аренду не законна.

Андрей Николаев:

Потому что нарушение лицензионных требований.

Юлия Жигалкина:

Ничего подобного, в ООО входит ваш учредитель, ваш директор, это становится вашим бизнесом.

Дмитрий Ахтуба:

Но, это же не аренда?

Юлия Жигалкина:

Это называется арендный бизнес. Он сдается в аренду как любой другой бизнес, вместе с ООО.

Дмитрий Ахтуба:

Юля, нет. Либо мы сдаем в аренду, либо люди входят в ООО. Если люди входят в ООО, это уже не арендный бизнес, это соучредитель, вы продаете долю бизнеса.

Юлия Жигалкина:

В любом случае, это бизнес-аренда. Если это не собственность, то аренда, либо субаренда. Иного не дано у нас: либо собственность, либо аренда, согласитесь.

Дмитрий Ахтуба:

Вы имеете в виду аренду помещения?

Юлия Жигалкина:

Аренду помещения, конечно же.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо. Очень интересно, что я услышал именно то, что повторяет мои мысли: что кто-то говорит, что можно открыть клинику за 5 млн, а кто-то говорит, что от 20. Я тоже считаю, что адекватную клинику можно открыть ближе к 20 в том формате, в котором было бы правильно на сегодняшний день. Потому что хороший КТ-аппарат сколько стоит? Я думаю, что миллиона 3,5-4,0.

Андрей Николаев:

Средний от 2,5 млн.

Юлия Жигалкина:

Самый скромный КТ.

Дмитрий Ахтуба:

Нормальное кресло сейчас стоит, если не ошибаюсь, около миллиона, плюс, нужно дооснащение. То есть, мы никак не впишемся в 5 млн, только оборудование у нас будет.

Юлия Жигалкина:

Вы обратитесь к Юлии Станиславовне в моем лице, и я сделаю вам клинику за 5 миллионов.

Дмитрий Ахтуба:

Хорошо, Юлия Станиславовна, обратимся. Андрей, у Вас прозвучало, что вы хотите вторую клинику и ищете сейчас инвесторов, я правильно услышал?

Андрей Николаев:

Может быть, я не совсем корректно выразился, мы больше рассчитываем на свои собственные силы, и по мере, скажем так, вырастания, накопления финансов, конечно, мы будем открывать вторую клинику. Пока в перспективных планах у нас открытие второй клиники. Я частично согласен с Юлией в том, что самое главное ― это специалисты. Да, специалисты очень важны, но это не первичные задачи, которые надо решить. Открытие клиники – это время, длительное время. Если вы наберете специалистов, и дальше они год будут ждать, пока у вас клиника откроется…

Дмитрий Ахтуба:

А для чего? Зачем так подходить – набрать специалистов, чтобы они год ждали? Мы открываем проект, есть управление проектами – прекрасная наука, 3-4 месяца мы занимаемся, допустим, ремонтом. За месяц до открытия мы должны начать заключать договора, оплачивать мы их будем в конце этого срока. К моменту открытия, например, через полгода от точки ноль должны быть специалисты. Со 2-го месяца, с 3-го можно начать вести переговоры, приглашать на собеседование, общаться, подбирать и сказать, что через 3 месяца мы стартуем. Мне кажется так.

Юлия Жигалкина:

Самое главное ― понять, зачем открывать клинику? На этот вопрос надо ответить. Я не у Вас спрашиваю, Андрей, я знаю, что Вам нужно. Люди открывают клинику, например, некий коллектив врачей, они должны ответить прежде всего на вопрос: зачем мне своя клиника, или зачем мне именно своё помещение, зачем мне купить помещение, а не арендовать помещение? Этот выбор нужно делать с профессионалами, которые уже давно в отрасли и могут дать дельную рекомендацию, которая сэкономит, кстати, миллионы и десятки миллионов рублей.

Андрей Николаев:

Это правильно и понятно, когда мы говорим об открытии бизнеса. У бизнеса, собственно говоря, одна основная задача – извлечение прибыли. Другой вопрос, что извлечение прибыли на основе бизнеса, который связан со здоровьем наших граждан, здесь ещё очень важно определить границы. Здесь очень важно определить, расставить точки над i, какое качество лечения мы будем оказывать. Очень просто открыть стоматологическую клинику и оказывать посредственную медицинскую помощь, это позволит делать очень высокомаржинальный бизнес, но качество будет очень сильно страдать. Высококлассные специалисты никогда не будут работать в клинике эконом-класса, потому что их зарплата должна соответствовать, как минимум, среднерыночным показателям.

Дмитрий Ахтуба:

А какой она должна быть? Юля, как Вы считаете, какая должна быть зарплата у врача-стоматолога?

Юлия Жигалкина:

Стоматологическую работу я считаю одной из самых сложных вообще, в принципе, можно сказать в мире самых сложных, соответственно, она должна очень хорошо оплачиваться. Стоматолог – самый замотивированный доктор, он, скорее, доктор-бизнесмен; каждый, даже начинающий стоматолог уже маленький бизнесмен. Врачи бывают разные, конечно, но я считаю, что врач должен смотреть на перспективу.

Дмитрий Ахтуба:

Юля, я повторю вопрос: сумму назовите?

Юлия Жигалкина:

Да, я озвучу сумму, но она разная, от 75 тысяч рублей может получать врач, с возможностью роста.

Дмитрий Ахтуба:

Вы так красиво начали, исторические параллели, что работа врача… Я ожидал услышать какую-нибудь нечеловеческую сумму, и вдруг 75.

Юлия Жигалкина:

Стоматолог должен помогать идти вместе с алгоритмом к адекватной сумме – к 150, может быть, 300, 500, без границ, но он должен вместе с руководителем идти к этой сумме.

Дмитрий Ахтуба:

Коллеги, как вы считаете, по каким критериям пациенты выбирают клинику?

Андрей Николаев:

В первую очередь, это рекомендация других пациентов, которые успешно пролечились в данной клинике. Сарафанное радио ― самая лучшая реклама. Поэтому, в первую очередь, когда кого-то что-то беспокоит в стоматологической области – зуб болит, прикус неправильный, они всегда спрашивают друга: Вася, а ты где себе зубы лечил? Вот там-то, там-то. «Тебе понравилось?» ― «Да».

Юлия Жигалкина:

Я тоже считаю, что, скорее всего, по рекомендации, и не важно где находится клиника. Конечно, желательно, чтобы она была около метро, а в целом – это рекомендация. Добрая слава, отзывы в интернете тоже немаловажны.

Дмитрий Ахтуба:

От чего зависят отзывы, как Вы считаете?

Юлия Жигалкина:

От качественного лечения, от того, как хорошо приняли пациента. Довольный пациент ушёл, написал хороший отзыв.

Дмитрий Ахтуба:

Как пациент может понять? Допустим, ему поставили пломбу. Какая-нибудь красивая доктор поставила мне пломбу, и я в восторге, я пишу блестящий отзыв, а через неделю-две пломба вылетела. Как пациенту понять, что хорошо или плохо?

Андрей Николаев:

На самом деле, когда мы говорим об отзывах в социальных сетях, в различных интернет-изданиях, на интернет-порталах, в большинстве своем пациенты крайне редко пишут позитивные отзывы, чаще всего пишут негативные отзывы. Когда всё хорошо, зачем писать?

Юлия Жигалкина:

Не согласна. Вот с этим не согласна!

Андрей Николаев:

Здесь очень важно то, как клиника работает с пациентами, в том числе. Мы вылечили пациента, мы ведем его и можем, например, попросить высказать свое мнение, свое отношение на различных интернет-ресурсах. Да, такая работа должна проводиться с пациентом, но, к сожалению, негативные отзывы очень часто появляются не только потому что плохо полечили пациента, а потому что к медицинским услугам в нашей стране относятся именно как к услугам, врачей относят к сфере обслуживания. Поэтому очень часто бывает, что врач хороший, он классно лечит, классно консультирует пациентов, но не понравилось пациенту, что ему сказали, вот, не понравилось.

Юлия Жигалкина:

Я имею в виду, что надо всегда уберечь свою клинику и врачей от потребительского экстремизма. На эту тему я хочу сказать, что надо быть подальше от недобросовестных пациентов.

Дмитрий Ахтуба:

Да, общество трансформируется и все проблемы, о которых мы сегодня говорили, живут с нами в наше время и с ними нужно считаться.

Спасибо вам огромное за сегодняшнюю беседу! Я думаю, мы продолжим наше общение. Нашим дорогим зрителям я хотел бы напомнить, что вы смотрели программу «Мединвестклуб» с доктором Ахтубой, по понедельникам в 17:00 мы всегда говорим о медицинских проектах и том, что связано со здоровьем человека. Добро пожаловать на наши страницы в соцсетях Мединвестклуб!

}