Сергей Белан CEO & Founder в Викиум. Тренировка мозга 14 декабря 2018г.
Биохакинг мозга: как это работает?
Биохакинг мозга: как это работает? Всё о том как повысить продуктивность и концентрацию с помощью высоких технологий

Ксения Ульянова:

В эфире передача «Онлайн приём». У нас в гостях Сергей Белан, основатель и генеральный директор группы компаний Викиум.

Сергей, расскажите, пожалуйста, как родилась идея вашего проекта?

Сергей Белан:

Долгая история, поэтому я попытаюсь сократить её до минимума. В тот момент я находился в поиске какой-нибудь идеи. Я работал в банке, отвечал за альтернативный канал фондирования, задача была привлекать крупные депозиты, сотни миллионов в банк, чтобы потом на них выдавались кредиты физлицам. Но тогда я уже понял, что хочу заниматься чем-то своим. Была некая точка неизбежности, я её достиг: всё, хочу что-то своё ещё делать. Однажды, сидя с товарищем в кафе, пришла в голову идея. Мы посмотрели на западный рынок, там есть сервис Lumosity, захотелось сделать что-то подобное в России, только с другим уклоном. Я помню, как эта мысль охватила, мы сразу же, в тот же день поехали ко мне домой, сидели, стали прогнозировать, как, что мы будем делать, какие тренажеры, куда мы пойдём, где брать науку, где взять программные ресурсы, где вообще, как всё сделать. Идея от начала озвучивания до первых шагов заняла 3 часа. То есть, реально, мы ― хоп, и сразу полетели. Поэтому мне кажется, что не я родил идею, а идея пришла ко мне, она меня выбрала. Судя по тому, какой путь мы прошли Викиумом, он был очень сложный, очень много на нём было трудностей, поэтому идея нас выбирает: вот, возьму этого парня, потому что он меня до чего-то доведёт, хотя бы. Поэтому, мне кажется, не я её выбрал, а она меня. Как-то так всё и зародилось. 

Ксения Ульянова:

Но были, наверное, предпосылки из банковской сферы? 

Сергей Белан:

Предпосылки были у меня следующие: мне хотелось заниматься бизнесом, который делает добро. До того в разном направлении смотрел, но за полгода до начала Викиума у меня произошёл несчастный случай, я сгорел на 45 %, был в Склифосовского, мне говорили, что я не выживу. Всё произошло из-за моей невнимательности, у меня руки в ожогах, я весь в ожогах. Это не проходит, мне теперь всю жизнь с ними ходить, поэтому у меня постоянно есть напоминалки, почему я должен заниматься Викиумом. Это нормально. Когда в поле нашей коммуникации с товарищем появилась эта идея, то конечно, она во мне родила сильный резонанс вернуть долг Вселенной за то, что она оставила меня здесь. Меня как будто переклинило, что я должен сделать что-то хорошее. Тут большой масштаб, на тот момент у конкурентов было миллионов 40 аудитории. 

Ксения Ульянова:

Конкуренты ― это Lumosity? 

Сергей Белан:

Да, основной. Мы сих пор их считаем конкурентами, но, по сути, наши продукты уже сильно различаются, мы уже их обогнали по вебтрафику, уже два месяца, как Викиум - самый крупный ресурс в мире. Мы обошли их на 3 млн $ инвестиций, мы обошли тех, у кого было 100 млн $ инвестиций.

Ксения Ульянова:

Расскажите, пожалуйста, поподробнее о вашем сервисе: что вы делаете, чем занимаетесь? 

Сергей Белан:

Занимаемся мы следующим. Викиум ― это целый комплекс различных упражнений для того, чтобы сделать человека завтрашнего лучше себя сегодняшнего. Сервис, который помогает быть лучше. Мы пошли в когнитивные функции, потому что всё идёт в сознание из мозга, оттуда, потому что если есть здоровье, но когнитивное здоровье слабое, то будет неполноценная жизнь, однозначно: мы что-то забываем, мы невнимательны, и тому подобное.

Чем мы занимаемся? У нас есть четыре вектора, и про каждый придётся рассказать.

Первое, что мы делаем, ― мы создаем онлайн-программу для тренировки и развития когнитивных функций. Это память, внимание, мышление, как следствие – оттуда идет и скорость переключения, и скорость внимания, и скорость восприятия, и качество улавливания разнообразных ощущений. Всё делается с помощью специальных онлайн-тренажёров, которые пользователи проходят в онлайн-режиме. Все методики научные, составленные вместе с нейропсихологами, психофизиологами, мы сотрудничаем с Центром тестирования «Гуманитарные технологии», основанном на базе МГУ. Мы для каждого пользователя создаем индивидуальную программу ежедневного развития из семи тренажёров, которая прокачивает слабые функции, отстающие, и лидирующие. Программа динамическая, постоянно меняется, в ней сложный большой алгоритм, специальные тренажёрные пары. Например, когда тренировка неполноценная, эффект замедляется. Получается, мы работаем с когнитивными функциями по методам специальной онлайн-программы, которая подбирается ежедневно под каждого, меняется со своей сложностью. В общем, персональный когнитивный брейн-фитнес-тренер. Это первое направление. Кстати, это направление есть только у Lumosity и у нас. Оно разное, у нас разные тренажёры, разные подходы, всё остальное. Они молодцы, да. Они зародили тренд, стоит им отдать должное. Всё остальное уже есть только у нас.

Следующее направление ― это развитие софт-скиллз, тоже связанное с головой. Это мнемотехники, как запоминать много всего за быстрый промежуток времени. Это скорочтение, как успеть прочитать и много понять. Это эмоциональный интеллект: как в людях видеть эмоции, распознавать эмоции, понимать ― врут, не врут, рады нам, не рады, испытывает ли человек вообще хоть какие-то эмоции к нам, какой они носят характер ― негативный, позитивный, и как улавливать эти эмоции в себе. Потому что контроль своего внутреннего мира ― это тоже огромный пласт для поднятия эффективности. Курс на детоксикацию сознания, мы говорим, как научиться расслабляться, потому что мы иногда можем думать о чем-то, о чем нам думать не надо, нам нужно побыть в покое, привести себя в баланс, грубо говоря. Детоксикация сознания, то есть привести свой мозг в баланс. Курсы, направленные на мышление, обычное мышление, логическое мышление; курсы на целеполагание. Софт-скиллз, сейчас модное направление за очень доступные цены. Есть, например, оффлайн-программы, онлайн-курсы, тренинги, но тренинг, например, по скорочтению стоит 20-30 тысяч рублей, в среднем. У нас стоит 1500 или 2000 рублей.

Ксения Ульянова:

В месяц? 

Сергей Белан:

Нет, разово купил и всё. Прошёл этот курс, хочешь – повторяй, хочешь – нет. Но дело в том, что люди, которые проходили подобные программы за 20-30 тысяч, потом приходят к нам и говорят: я там вообще ничему не научился, спасибо вам большое, я наконец-то научился быстро читать. То есть у нас скорочтение по методикам, наша фишка в том, что у нас всё динамически подстраивается за очень приемлемую цену. Я считаю, что получить навык мнемотехники за 2-3 тысячи рублей ― это почти даром. Я знаю людей, которые отдавали полмиллиона, чтобы получить этот навык. Конечно, он может быть более высокого уровня, но для элементарного закрытия жизненных потребностей хватает. Например, познакомиться одновременно с 7 людьми. Мы пришли куда-то: здрасьте, здрасьте, я Сергей, Ольга, Николай, а потом забываешь, называешь «ты», «вы» и так далее, как правило. 

Ксения Ульянова:

То есть, как курс по нетворкингу? 

Сергей Белан:

Не курс по нетворкингу, а курс даже, как просто запомнить имя человека после того, как ты ему пожал руку. Это же вообще актуальная тема. Например, я себя помню до этого курса: когда я знакомился с людьми, больше трёх рукопожатий, с тремя быстро поздоровался ― всё, потом себя ловишь на мысли: «Жаль, визитки не положили». Ждёшь, пока они друг к другу обратятся, чтобы вспомнить, как этого человека зовут. Курс на имена, как быстро запоминать имена. Это отдельный курс, до 10-15 имён можно очень быстро прокачать. Потом мнемотехники: образ повесил, Светлане лампочку включил ― всё, свет, греется. 

Ксения Ульянова:

Это второе направление. А третье? 

Сергей Белан:

Софтскиллз. В третьем мы пошли в более глубинное обучение, называется он «Плюс-минус саморегуляция». Здесь мы идём в нейротехнологии, с помощью нейроинтерфейсов считываем сигналы альфа-, бета-ритма и можем в человеке выделять состояние концентрации и расслабления. То есть мы учим человека расслабляться не за счёт препаратов, медикаментов, чего-то ещё, а за счёт того, что он запоминает, что такое расслабление. Расслабление ― это наш альфа-ритм от 12 до 8 Гц. У нас есть нейроны, нейроны посылают друг другу импульсы, частота импульсов и есть альфа- и бета-волны. Считывая эти волны, мы можем давать биологическую обратную связь и говорить, какой ритм сейчас доминирует в голове. Например, человеку нужно поднять шарик на компьютере, но поднимается этот шарик только тогда, когда у нас в голове 9 Гц. Каким-то образом мы сами себя должны научить входить в это состояние, чтобы поднимался шарик. Но по сути, решая задачу, поднимая шарик, мы учимся саморегулироваться, переходить в спокойное состояние. Например, нас к вечеру расколбасило, или кто-то что-то сказал, нагрубил, тогда мы можем вспомнить, что же такого мы делали, чтобы поднимался шарик, запомнить это состояние и входить потом в него намного проще. 

То же самое – состояние концентрации. Или, например, есть центры по расслаблению. «Ну, что там, расслабился?» ― «Да!» «Хорошо расслабился?» ― «Да». «Точно нормально?» ― «Да-да!» Человек не может понять, действительно хорошо или нет. А тут у него тренажёр, он на нём действительно видит, насколько хорошо он расслаблен в данный момент.

Ксения Ульянова:

Биохакинг мозга, получается. 

Сергей Белан:

Да, только без медикаментов, без вставок и вообще. У нас всё идёт через систему «не навреди». Помоги, не навредив. Я не очень позитивно отношусь к биохакингу, именно в том понятии, в каком он сейчас. Правда, не очень. Я уверен, что представители другой половины приведут миллион аргументов, что это классно, но я считаю, что когда в наш организм попадает хоть что-то, чего там раньше не было, это уже не есть хорошо. Всё, что нам нужно ― пища, вода. Это всё, что должно в него попадать. Понятно, солнечная энергия, чтобы эндорфины вырабатывались, это естественно. Но всё, что не естественно ― это не естественно. 

Ксения Ульянова:

Вы за собственные ресурсы организма? 

Сергей Белан:

Я уверен, что они огромные, и потенциал наш нужно раскрывать. Вообще, может быть, задача нас, как людей, сделать в течение жизни как можно больше полезных действий и раскачать себя до сильного состояния. Но раскачивать не ради того, чтобы получить навыки, чтобы они были. Есть же люди с огромным количеством дипломов, чтобы были. «У меня три (четыре) диплома», ― это печально. Печально, когда люди ищут себя путём проб и ошибок, вместо того, чтобы сесть, подумать, проработать с курсом на целеполагание и понять, что действительно мне нравится. Мне и тому, кто во мне, что мне действительно нравится. Это третье направление, получается.

Мы сейчас подключили эти нейроинтерфейсы на Викиум, на онлайн-программу, и сейчас каждый человек может уже заниматься онлайн. Мы уже показываем статистику. У нас скоро выйдет релиз первого тренажёра, тогда всем, кто занимается на онлайн-программе развития, будут подключены нейротренажёры, где можно заниматься с нейроинтерфейсом. Это вообще прорыв. Чтобы понимать, в онлайн-программе развития занимаются больше 100 тысяч человек в день, а сама база больше 3,5 млн пользователей. Получается, мы популяризировали технологии, бывшие ранее кулуарными. Даже истинные ценители и знатоки науки могли прикоснуться к этим инструментам, которые помогают жить эффективнее. Теперь это может сделать каждый, мы их продаем по минимальным ценам. Получается, мы даже демпинговали этот рынок, потому что мы работаем напрямую с производителем. У нас уже есть первый нейроинтерфейс Викиум, то есть мы вышли, сказали: теперь мы тут главные. Скажем так.

Ещё чуть-чуть поговорю про состояние расслабления. Состояние расслабления хорошо мерить не только электроэнцефалограммой по методам нейроинтерфейса, мы сейчас ещё рассматриваем подключение ЭКГ. Грубо говоря, полное моё расслабление наступает не только когда у меня альфа-ритм снизился, но и когда частота сердцебиения изменилась на несколько процентов относительно моего нормального, также изменились и кожногальванические реакции, потовыделение, то есть работа нервной системы. Получается, мы хотим расслаблять не только голову, но хотим расслаблять ещё и нервную систему, организм. Если голова у нас пытается быть расслабленной, но мы сидим зажатые ― это тоже не очень хорошо. Тело должно быть всё мягкое, должно быть расслабленное, чтобы исчезли зажимы, стресс. Кто как это называет, но стресс надо убирать из всех наших частей, потому что голова и тело ― это одно целое, целиком мы. Мы без головы жить не можем, а голова с больным телом тоже не есть хороший ресурс. Если у нас что-то болит – животик, сердечко, плечо, тут что-то ещё, – то эффективность работы снижается, потому что внимание уходит на боль, так или иначе. Действительно, мы иногда можем себе помочь, полностью расслабив тело. Вот, у меня живот периодически болит, там, говорят, вторая нервная система, второй мозг и так далее. Действительно, если я сильно понервничаю, у меня начинает болеть живот. Я могу таблеток наесться, как я давным-давно делал, начинал есть таблетки от живота. Сейчас периодически хожу, проверяю живот, у меня с ним были проблемы, но сейчас достаточно, на самом деле, просто нормально расслабиться, и всё. 

Ксения Ульянова:

С нейроинтерфейсом или без? 

Сергей Белан:

И с ним, и без. Нейроинтерфейс помогает идентифицировать состояния. Он прокладывает дорожку, говорит, что шарик у тебя взлетает в этом состоянии. Главное - запомнить это состояние. Получается, он помогает найти дорогу, и потом задача человека ― знать своё состояние. Я знаю, какое у меня состояние, когда я расслаблен, я знаю, как в него войти, как это сделать, что можно так подышать, можно так, по-разному. Но я уже точно знаю, я его чувствую. То есть задача почувствовать. То же самое ― состояние концентрации, это совершенно другое состояние.

Четвёртое направление ― это более глубинные курсы. Мы сейчас запустили, назвали «Эмоциональный интеллект», уровень «Эксперт», когда к обучающемуся уже подключается живой человек, наставник. То есть сейчас, например, я прохожу курс, если у меня есть вопрос, я задаю его в техподдержку, с определённой задержкой мне приходит ответ. Работа на курсе самостоятельная. А сейчас мы подключаем в курсы кураторов, наставников, которые помогают сделать обучение более удобным и понятным, ответить на все вопросы, там и дополнительные группы. 

Ксения Ульянова:

Мотивация ещё, наверное? 

Сергей Белан:

Мы сначала попробовали мотивацию через палку, что «будете плохо проходить – дальше не пройдёте». Люди нам, конечно, благодарны, но мы решили убрать. Мы убрали кнут, оставили только пряники, и сейчас в этом направлении смотрим. «Эмоциональный интеллект» у нас, скажем так, лишь начало пути, сейчас начнут появляться и другие курсы. Четыре направления есть на данный момент. Плюс, сейчас мы ещё рассматриваем два, куда мы хотим идти, но о них пока не буду говорить. Когда придём – тогда расскажем. 

Мне принесли воду, спасибо большое. Желательно пить тёплую водичку, потому что прохладная вода не очень полезна для живота. Кстати, я пью только воду, очень редко пью чай, потому что всё остальное наш организм воспринимает как еду. Если с утра выпить кофейку, будет бодрость, эффект бодрости, но потом идёт эффект не бодрости, просадка от того же кофе. Кофе сразу же даёт нагрузку на организм, весь организм сразу начинает работать. Когда с утра в организм попадает вода ― это как запуск организма. Вот вам лайфхак: начинайте день с тёплой водички, приходит та же самая бодрость, как и от кофе. Бодрость приходит даже более чистая и спокойная, от кофе она какая-то грубая: ух, сейчас я что-то сделаю! От водички: сейчас я что-нибудь сделаю. Самое потоковое состояние, когда мы в спокойном состоянии сконцентрированы на чем-то одном, а не суперконцентрация на чем-то ещё, на многих разных моментах.

Я занимаюсь кунг-фу, в нём есть понятия: иньский/янський взгляд, иньское/яньское сознание. Например, удар происходит в состоянии сконцентрированного сознания на конце кулака, грубо говоря. Но весь бой происходит в состоянии расслабленного сознания и расслабленного взгляда. То есть мы всё воспринимаем, всё чувствуем и видим, но в момент нанесения удара, либо блока наше сознание концентрируется в нужном месте. То же самое и в работе нужно, и в жизни: мы должны воспринимать мир в состоянии расслабленном, не фокусированном ни на чем. Мы просто воспринимаем. Когда нам нужно сделать эффект, действие какое-то ― мы должны фокусироваться только на нём. В нашей жизни получается, что иногда куча разных задач, их много, и мне нужно что-то сделать. Получается, что в состоянии расфокусированного сознания пытаюсь наносить действия. Ерунда будет получаться. Нейротренажёры помогают очень легко переключать состояния из состояния восприятия информации, спокойного, в концентрированное состояние, быстро между ними переходить.

Ксения Ульянова:

Кто ваши клиенты, кто больше всего использует ваш сервис?

Сергей Белан:

Разная аудитория, так как у нас большая линейка продуктов. Ещё, кстати, я забыл сказать, что в нашей программе развития существуют дополнительные настройки. С их помощью мы можем теперь рекомендовать по профессии, что кому нужно. Есть настройки для тех, кто хочет изучать иностранные языки, у нас специальная программа тренировок прокачивает способности к усвоению информации, запоминанию слов, переключению внимания, мышления и так далее.

Я благодарен своей команде, что часть идей даже не мои, уже команда выступает экспертом и помогает создавать курсы, находить экспертов и так далее. Поэтому, пользуясь возможностью, выражаю огромную благодарность своей команде, которая со мной есть и приходит на работу. Викиум - не я, говорю от лица команды.

Про людей, которые к нам ходят. Это разная аудитория. Кто приходит, зачем? От мала до велика берут программу развития, чтобы потренировать, школьники ― чтобы стать эффективнее, чтобы лучше учиться, студенты ― чтобы быть в ресурсе, больше запоминать. Каждый со своей потребностью. Более молодой возраст ― для того, чтобы лучше усваивать материал в школе, дома, на подготовительных курсах. Студенты ― чтобы быть эффективнее в ресурсе, обучающем процессе, работники ― для того, чтобы быть эффективным в работе, что-то делать, либо не быть неэффективным в слабых моментах. Бывает, что человеку по его обязанностям нужно готовить договоры, менеджерам разного звена, очень много мы работаем с документами. Например, всё хорошо, и договоры заключаются, и переговоры прекрасные, но в договорах находят ошибки. Соответственно, чтобы убрать минус, который мешает. Для людей в возрасте ― тем, кто уже чувствует, что что-то у него с памятью, с мышлением, с вниманием, чувствует, что уже не так, как раньше. Соответственно, есть мотивация пробудить состояние ясности ума, сознания, чтобы жить полноценной жизнью. Так или иначе, всё равно кто-то кроссворды решает, судоку разгадывает; мы - ещё один инструмент, который очень хорошо ложится в картину мира, что я ещё могу применять, для того чтобы не застаивались мои мозги, грубо говоря.

Нейроинтерфейсы берут люди с более осознанным подходом, понимая, зачем я хочу быть лучше, поскольку они стоят, все-таки, дороже. 

Ксения Ульянова:

Сколько стоит тренинг с нейроинтерфейсом?

Сергей Белан:

11 990 рублей сам нейроинтерфейс, программы развития для него. Если нужны ещё отдельные тренажёры, то, по-моему, 19800 либо 18900, плюс, периодически запускаются акции и так далее. Мы сейчас охватили очень большой пласт развивающейся аудитории, тех, кто хочет развиваться, кто хочет быть лучше и тех, кто не хочет быть хуже. Разная мотивация; «хочу быть лучше» и «не хочу быть хуже» - это разные мотивы. 

Ксения Ульянова:

Хорошо, я купила вашу программу, когда будут первые результаты?

Сергей Белан:

Через 2 недели уже что-то чувствуется. 

Ксения Ульянова:

При каком условии? Я ежедневно занимаюсь. 

Сергей Белан:

Раз в 2 дня, лучше, конечно, ежедневно, потому что программа ежедневная. Но через 2 недели, в среднем. Кто-то с первой тренировки чувствует, что у него что-то произошло. Он вообще себя не нагружал, может быть, наоборот, находился в замкнутом стрессе, но во время решения что-то почувствовал. Но, в среднем, 2 недели. После двух недель начинается, ловишь себя на мысли: что-то происходит. Раньше не запоминал, и вдруг запомнил, раньше забывал, куда положил, а сейчас вспомнил. 

Ксения Ульянова:

И скорость чтения можно прокачать, и иностранные языки лучше будут усваиваться.

Сергей Белан:

Да, комплексная программа развития. Наша общая программа тренировок идёт база для начала работы над собой. Курс скорочтения будет лучше усваиваться, если сначала пройти программу, потом переходить на него. После базовой подготовки курсы по-другому работают, дают эффект, можно уже с первой тренировки чему-то научиться. То есть курс скорочтения на первой тренировке покажет, на какой вы стадии, задаст программу. Мнемотехники тоже. Я про программу развития говорю ― две недели. После неё курсы быстрее работают, как инвазивная штука, которая быстрее заходит. 

Ксения Ульянова:

Если мы купим вашу программу перед новогодними праздниками, в январе в первую неделю можно будет прокачиваться? 

Сергей Белан:

С января и стоит, потому что новый год для нас ― это новый рубеж. Я всегда ставлю планы на новый год. У меня есть традиция, в октябре в свой день рождения я ставлю планы и всегда корректирую их в новый год. Для очень многих как триггер, «Начну с нового года». Поэтому, если вы хотите, то с 1 января нужно взяться и заставить себя идти дальше. 

Ксения Ульянова:

Сколько сейчас в активных пользователей вашего сервиса?

Сергей Белан:

Миллиона 3. У нас очень большой retention, люди возвращаются. Активный -- это тот, кто заходит Х раз в Х времени, выгоревшей аудитории очень мало. 

Ксения Ульянова:

За сколько времени вы собрали такую аудиторию? 

Сергей Белан:

Сервис существует 5 лет, но активно мы развиваемся 3 года, а хорошо развиваемся только год. Сначала, как у любого молодого проекта, были проблемы с финансированием, были проблемы с внутренними метриками и так далее, когда мы закрыли нормальный раунд для нашего проекта. Сегмент B2C, Business to Client, достаточно тяжёл для внедрения, для массового пользователя. Онлайн-проекты для массовых пользователей тяжело качественно запустить с миллионами рублей. Развитие получается по 10-20 тысяч новых пользователей в месяц. Это мало. Сейчас у нас идут сотни тысяч в месяц, 200-150 тысяч в среднем, это хороший темп развития. И то – низкий. Я хочу, чтобы у нас был миллион новых пользователей в месяц, хочу выйти на такой темп. Это серьёзный темп. 

Ксения Ульянова:

Но, Сергей, скажите, в нашей стране всё-таки люди тратят деньги на еду, на одежду. 

Сергей Белан:

Нужно в другие страны выходить. Мы, собственно говоря, так и делаем, нам тут уже тесно. Нам реально уже в России, в СНГ становится тесновато. У нас есть темпы развития, они хорошие, я считаю, для данного региона, но тесновато. Здесь мы лидеры, мы молодцы, мы выполняем новые продукты, но амбиции уже двигают на внешние рынки, теперь интересно и там поработать. Мы там уже есть. На текущей неделе мы закрыли очень большую сделку по покупке домена wikium.com. Была целая эпопея. Когда мы только придумали Викиум, я придумал Викиум в своё время. Говорю не из чувства гордости: я, слышите все! Мы сидели и генерировали, но я точно помню, что «вики», это слово я начал перебирать. В то время на wikium.com были люстры и лампы, я тогда сказал: когда-нибудь он будет наш. Сейчас закрыли. Ранее выходили на wikium.net, но как-то .net не пошёл, сейчас будет .com. 

Ксения Ульянова:

Вы куда, в какие страны планируете выйти?

Сергей Белан:

Мы уже есть на испаноговорящих и на англоговорящих, там у нас сейчас база не больше тысяч 300-200. Теперь начнём активнее. 

Ксения Ульянова:

Скажите, пожалуйста, с какими трудностями вы столкнулись в процессе развития? Были сервисы, которые вы пробовали, гипотезы, и они не зашли в России. 

Сергей Белан:

Всегда есть гипотезы, которые не заходят. Иногда не понимаешь, почему не зашли, потому что вроде всё должно было сойтись. Трудности ― постоянно, и до сих пор сталкиваемся с трудностями. Самая первая трудность, с которой мы столкнулись, когда мы выпустили продукт и нам кто-то говорит: вы запустились первыми, у вас не было конкурентов, вы вышли на свободный рынок. Мы пришли на рынок, на котором нет рынка, если честно говорить. Но сейчас идёт тренд на развитие, на нейро, сейчас в тренде нейрофишки. 

Ксения Ульянова:

Софтскилз, модная тема. 

Сергей Белан:

Я считаю, например, что в развитии когнитивных функций мы являемся хорошим комком, который подогревает это информационное поле. То есть и делает, и создаёт его. Без нас, скорее всего, это стремление было бы меньше, как мне кажется. Сейчас разговор не про эго, что мы какие молодцы, но мне всё-таки кажется, что Викиум действительно внёс свою лепту в улучшение трендов саморазвития в регионе Российской Федерации. Потому что есть и просмотры, и рекламу, и посылы, и, всё-таки, инструмент для развития. Наши дизайнеры, копирайтеры, маркетологи стараются, чтобы у нас были хорошие отклики. Молодцы! Первая сложность ― вышли на рынок, которого нет.

Второе, как и любой IT-проект мы всегда находимся в дефиците сильных IT-кадров, поэтому, если нас сейчас слушают представители IT-профессий ― нам нужны и верстальщики, тестировщики, JS-разработчики, PHP-программисты. Пожалуйста, пишите нам, вы нам очень нужны, у нас очень хорошо! У нас в команде слаженная атмосфера. Я прихожу из дома во второй дом, действительно, где есть смех, шутки, где очень удобно, уютно и так далее.

Следующие сложности ― с экономикой, скажем так. Есть периодические проблемы.

Ксения Ульянова:

Вначале было непонимание вашего сервиса со стороны клиентов? 

Сергей Белан:

Оно до сих пор иногда есть. Потребность в развитии у каждого разная, она очень индивидуальна, особенно, если это связано с мозгом. Я могу сказать, что мы можем быть полезны даже для кого-то, кто, например, разрушает себя разными веществами, действиями. Не лучший кейс, но иногда Викиум даже в такой стезе выступает. Я был удивлён, что Викиум даже в такой среде может выступать, что человек даёт себе разрешение на лень, например. Я лентяйничаю, сейчас с Викиумом позанимался, мозги включил, могу и дальше полентяйничать. 

Ксения Ульянова:

Почему так происходит? 

Сергей Белан:

Нам нужна компенсация. Хорошо, что, по крайней мере, есть мы, кто может давать хоть какую-то зарядку и огонёчек. Такие люди нам потом пишут: спасибо, что вы есть, благодаря вам, я вышел из застоя. Потому что раз пришёл, позанимался, два, три, потом увидел в себе силы. Получается, Викиум ― как искра, ее чиркаешь, проходишь программу, и огонек вспыхивает, и я понимаю, что мой мозг и я сам могу делать больше. Что, оказывается, я способен на большее, что во мне есть огромный потенциал. Это прекрасно. Читать такие письма приятно, у нас в день приходят сотни писем с благодарностью. Не было бы их ― наверное, моих жизненных сил не хватило бы довести Викиум до той стадии, на которой он сейчас находится. Три года мы выживали. Был поиск гипотез, поиск клиента, позиционирование, перестройка программы, научные, скажем так, доработки. Даже не то, что доработки, надо было заново перестраивать программу, потому что, когда экспертизы приходит всё больше и больше, мы понимаем, как мы можем сделать лучше. Но, что значит каждый раз ее пересобирать? Это же огромный интеллект, который нужно улучшать. Иногда у нас есть неточности в расчётах, но, всё равно, эту систему можно и нужно улучшать. В общем, сложности были. 

Ксения Ульянова:

Давайте, теперь немножко про вас поговорим, про ваш образ жизни. Каковы ваши привычки в питании? Я смотрю, вы пьёте воду с утра, кунг-фу занимаетесь. 

Сергей Белан:

Кунг-фу занимаюсь. Причём, кунг-фу для меня направление, где есть и внешняя, и внутренняя работа. Не только стиль журавля, который бьёт журавлём, но ещё и состояние, в котором всё проходится. Большая внешняя и внутренняя работа, как с сознанием, так и с телом. 

Ксения Ульянова:

Витамины, ноотропики? 

Сергей Белан:

Нет, ни в коем случае! Здоровый отдых по выходным, то есть у меня полное отсутствие важных дел в выходные. Я понимаю, что я не вечен. Мой лайфстайл можно охарактеризовать одной философией. Я не знаю, может быть, будет немножко тяжело для понимания, но позвольте мне рассказать. Например, нужно пройти 100 м. Я могу 100 м пройти налегке, в этом костюмчике взять и пройти спокойненько. Могу взять мешок с 50 кг цемента и нести его тяжело и долго. Для того, чтобы дойти до конца с мешком, мне нужно серьёзно раскачаться. Я покачаюсь, похожу в фитнес, ещё что-то сделаю, и тогда я мешок с собой дотащу. Многие тренируются быть выносливее, сильнее, потому что они себя насилуют и тащат этот мешок. А можно быть в состоянии баланса и не нужно много сил и ресурсов, потому что мешка-то и нет. Зачем пить ноотропы, если можно гармонизировать и сбалансировать свою эффективность? Что значит работать в состоянии эффективности, эффективно? Если устали ― дать себе отдохнуть, если нам нужно подумать ― мы идём думать, а не «думаем» с включённым телевизором, радио, телефоном и так далее. Ещё Лао-цзы сказал, что умный человек всю жизнь учится, а мудрый сбрасывает лишнее. Я с этим согласен, я пытаюсь не брать на себя лишнее, но и не уничтожать себя. Это полностью здоровый образ жизни, это слежение за сном, я отношусь к нему с огромным уважением. 

Ксения Ульянова:

Вы сколько спите?

Сергей Белан:

Минимум, 6 часов стараюсь. Но в выходные я сплю, сколько мне дают. У меня двое детей, 4,5 года мальчику, дочке 1,5 года, я хочу сказать огромную благодарность своей супруге, которая даёт мне высыпаться в выходные. Она всеми силами, как баррикада, охраняет папочку от детей, которому нужно поспать, восстановиться. 

Ксения Ульянова:

Питание? 

Сергей Белан:

Питание. Я не скажу, что я супер-мега, за правильное питание. Я могу себя побаловать много чем. Я просто ем, что мне хочется. Я, конечно, не ем тортиков и так далее, этого мало. 

Ксения Ульянова:

Мясо?

Сергей Белан:

Ем. Мясо вообще можно и нужно. Мне тут же скажут, что нет, мясо не нужно и так далее, что мясо есть нехорошо, а салатики - это прекрасно. Но, даже с точки зрения гуманизма: вы в курсе или нет, что, когда салатик поедается, он до сих пор растёт? Тоже естся живой организм, когда естся салатик, он ещё живой в этот момент, поэтому и энергия в них есть. Всё. Таким образом, я не потребляю того, что не нужно в жизни, пью воду, чтобы не давать лишней нагрузки на организм, чтобы ничего лишнего не переваривать. Иногда могу после еды немножко вздремнуть, чтобы быстрее все переварилось. Это нормально. Когда действительно очень тяжело, я могу поспать. У меня в кабинете есть ещё отдельный маленький кабинетик, где я могу на полчаса перезапуститься, так скажем. Это интересный сон. Быстрый сон, когда мы быстро выключаемся, быстро впадаем в низкую фазу, быстро проходим и быстро выходим. Быстрый, эффективный сон. Вот такие лайфхаки. Я не супер-мега спортсмен, не бегаю, не плаваю, у меня не 5 тренировок в неделю, не суперпитание. Но при этом те, кто меня видят, сколько я успеваю сделать за день, сколько встреч успеваю провести, какой я на этих встречах включённый, эффективный, что я всегда здесь, и генерация идей out of the box, ― кажется, что действительно постоянно ноотропы. Нет, ни фенотропила, ничего, никаких. Просто здоровый отдых, уважение к себе и программа Викиум.

Сейчас программа развития важна и должна быть первое время, может быть, год она нужна. Потом надо идти дальше, брать нейроинтерфейс, более глубокие штуки. Я с ними играюсь, обожаю их. Это польза в быстром. И то, и другое приносит пользу, но нейроинтерфейс даёт пользу быстрее. Но она и более сложная, другого типа. Например, мышление ей не раскачивается, мышление раскачивает программа развития. Память на нейроинтерфейсах тоже не тренируется, а тренируется программой развития. Нейроинтерфейс - это только концентрация, деконцентрация, состояние спокойствия. Здесь больше ориентир на то, как быть в ресурсе с когнитивными функциями. Но почему нет, мы всей командой пользуемся Викиумом. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, у меня есть аккаунт, я его прохожу. В среднем, у меня есть две тренировки в неделю. Причем, когда я сажусь за Викиум, я прохожу тренировку и делаю всегда ещё раз. То есть она у меня двойная.

Ксения Ульянова:

Спасибо вам большое, Сергей! 

Сергей Белан:

Спасибо вам! Быстро время прошло. 

}