Лариса Сафонова Трихолог, дерматовенеролог, врач антиэйджинг-медицины. Зав. отделением трихологии. Доцент кафедры кожных и венерических болезней с курсом косметологии ИМСТ ФБО МГУПП. К.м.н. 11 декабря 2018г.
Трихология
Поговорим о влиянии витаминов в трихологии, о роли витамина Д в лечении сезонного выпадения волос и алопеции, о новых и эффективных методах борьбы с этой проблемой

Елена Женина:

В эфире программа «Anti-age медицина». С вами я, Елена Женина. Гостья моей сегодняшней программы Лариса Сафонова ― кандидат медицинских наук, доцент кафедры кожных и венерических болезней с курсом косметологии ИМСТ ФБО МГУПП, врач-трихолог. Поговорим мы сегодня на тему трихологии. Лариса работает в клинике антиэйджинга «Пятый Элемент», врач – дерматокосметолог, дерматолог, трихолог, стаж работы 21 год. Лариса ― автор более 10 комплексных программ по трихологии. Это сейчас востребованное направление, где слишком мало информации. Корректной, правильной информации о том, что нужно делать, в какой момент, когда, что помогает, что не помогает? На что нужно обращать внимание? Как определить, сезонное выпадение волос или уже проблема, с которой нужно бороться посредством медицинских манипуляций?

Начнем, наверное, с самого простого. Как определить, выпадение сезонное или проблема?

Лариса Сафонова:

Очень хороший вопрос, Елена. Почему? Потому что мы забываем о наших биологических часах и ритмах, и любое выпадение в большинстве случаев приводит женщин в стрессовое состояние. Причем, многие пациенты говорят о том, что им даже неважно иногда, как они выглядят, им важно, чтобы у них было всё хорошо с волосами, есть и такие. Сезонное выпадение – это осень, весна, обычно октябрь и апрель, оно должно длиться не более 2–3-х недель, небольшое усиление ежедневного выпадения.

Елена Женина:

Как это выглядит, когда человек моет голову?

Лариса Сафонова:

Если человек моет голову в традиционном режиме 2-3 раза в неделю, то, конечно, он видит, какое количество волос после мытья остается на сеточке. Если это количество увеличилось в 1,5 раза, и если человек начал замечать волосы на подушке, на плечах, на одежде, ему начали говорить окружающие, то явно идет усиление выпадения. Если усиление длится больше 2–3-х недель по продолжительности, значит, это уже больше, чем сезонная неприятность, значит, в игру вступили другие факторы. Тогда надо разбираться, что у данного конкретного человека, в чем его основная проблема. Проблема может иметь корни задолго до того, как началось выпадение. Иногда есть многолетний фон, на котором наступает выпадение, но в какой-то момент стрессовая ситуация, перенесённое заболевание, длительный перелет, прием лекарственных препаратов и так далее является пусковым фактором, триггером. Если выпадение длится более месяца, необходимо, не затягивая, обратиться к врачу, желательно сразу к специалисту-трихологу. К сожалению, проблема с волосами зачастую, в большинстве случаев принимает затяжной характер. Чем дольше человек оттягивает первый визит к специалисту, тем дольше времени ему потребуется на восстановление. Невозможно за месяц восстановить волосы, которые выпадали 10 лет, невозможно.

Елена Женина:

Это относится ко всему, наверное. К лишнему весу, к морщинам на лице. Да и вообще к любому заболеванию, а то, о чем мы сейчас говорим ― заболевание. Если оно имеет временные рамки возникновения, то, соответственно, временные рамки излечения.

Лариса Сафонова:

Да, но временные рамки в голове у людей очень короткие. Это нормально. Человеку хочется, чтобы это произошло еще вчера. Если сделать 2-3-5 процедур на лицо и в большинстве случаев результат будет виден сразу, особенно, если речь идет о контурной пластике, или об увлажняющих и питательных процедурах, то с волосами не так. С волосами более длительные сроки, человек начинает видеть первые результаты только через 4-6 месяцев от начала терапии. Это психологически очень сложно, особенно, если тебя не предупредили. Ты думаешь, что 2 недели ты попил витамины, 2 недели что-то повтирал в кожу головы и ситуация должна разрешиться, а она не разрешается, потому что в большинстве случаев не предпринимаются попытки выяснить исходное состояние организма человека, а оно очень важно. У большинства из нас есть микроэлементные и витаминные дефициты, по крайней мере, у жителей мегаполиса, у которых не совсем хорошо работают системы детоксикации. Без их коррекции сложно восстанавливать такую огромную, мощную фабрику роста, которым является волосяной фолликул.

Нужно помнить о том, что волосяной фолликул растет, в среднем, у взрослого человека около 4-5 лет. Все время эту фабрику нужно поддерживать – питать, улучшать кровообращение, давать строительные материалы, давать белок. Мы плавно переходим к тому, что многие наши пациенты очень обедняют рацион питания белковыми продуктами животного происхождения. Они могут употреблять продукты растительного происхождения, соевый белок, хорошо, если он не генно-модифицированный. Дело в том, что структура волос состоит из животного белка. Поэтому, если человек не употребляет по тем или иным причинам белковую пищу, он должен восполнять дефициты. Приходят юные, молодые ребята и девочки, у которых мы выявляем серьезные аминокислотные дефициты, проводя простые лабораторные тесты.

Елена Женина:

Есть ли препараты, которые могут заменить животный белок из пищи, или лучше выстраивать правильный рацион?

Лариса Сафонова:

Природа нас придумала кушающими всё, поэтому в идеале рацион человека должен быть разнообразным. Если человек категорически не хочет часто употреблять мясо, то он должен это делать хотя бы 2 раза в неделю. Есть люди, которые полностью отказываются, тогда должна быть нутрициологическая поддержка. У него должны быть препараты, которые восполняют аминокислотный дефицит, они всегда есть у таких пациентов. У таких пациентов очень часто встречаются не только аминокислотные дефициты, но и микроэлементные. В первую очередь речь идет об уровне железа и запасов железа в организме.

Елена Женина:

Ферритин.

Лариса Сафонова:

Белок ферритин не так однозначен, как может показаться на первый взгляд. Да, он отражает запасы железа в организме, но он повышается и при заболеваниях печени. Поэтому, если мы изолированно проверили уровень сывороточного железа и ферретина, его связывающих фракций, но не посмотрели печеночные тесты, то мы можем видеть ложную картину. Когда печеночные тесты у пациента зашкаливают, у него и ферритин будет высокий, что вообще не говорит о том, что с железом у него все хорошо. Всегда есть тонкая грань, мы не можем отделить человека от его собственного организма, мы должны на него посмотреть целиком. Это не только голова и волосы, это целый организм.

Каждый волос в течение нашей жизни проходит 20-25 фаз цикла роста.

Елена Женина:

Безусловно, это же биологическая структура, которая слаженно работает. Слаженно работать она может только тогда, когда все системы функционируют правильно в определенной синергии.

С чего начинается прием трихолога? Мы сейчас с Вами определили, что сезонное выпадение длится долго и в определенные периоды – осень и весна, поэтому оно и называется сезонное. Если это уже проблема, провоцированная внутренними изменениями в организме, с чего начинается прием у трихолога? Какие анализы сдают пациенты? Что Вы ему рекомендуете для того, чтобы продиагностировать проблему и двинуться дальше?

Лариса Сафонова:

Любой прием у врача любой специальности, в общем-то, каноничен и всегда, в первую очередь, мы выслушиваем жалобы пациента. На фоне жалоб всегда определяются узкие моменты каждого конкретного человека. Всегда есть стереотип обследования: все пациенты стандартно сдают биохимию, печеночные, почечные тесты, общий анализ крови. Мы проверяем уровень витаминов группы В и витамина D. Мы смотрим уровень базовых микроэлементов, таких как железо, цинк, медь, магний, кальций. Это обязательно, но есть еще нюансы. У кого-то часто болит горло и у него идет стафилококковая или стрептококковая инфекция в области миндалин, носа. Значит, он будет сдавать бакпосев, и мы будем смотреть, насколько там высокий титр бактериального обсеменения. У кого-то заболевание желудочно-кишечного тракта ― он пойдет обследоваться в эту сторону. У кого-то частые и сильные головные боли, это значит спастическое состояние, кровообращение головы и кожи головы нарушается и надо решать эту проблему.

Есть некий узкий стандарт, но всегда в соответствии с дополнительными жалобами к выпадению волос, которые упоминает пациент, всегда идет ответвление. Хорошо, когда пациент приходит с неким набором результатов анализов, но он должен быть готов к тому, что ему придется дообследоваться, скорее всего. Потому что он видит это так, интернет показывает ему так, все у нас очень подкованные. Мы сейчас все жертвы информационного бума. Но, нужно понимать, что интернет-общение не заменит живое общение с доктором. Когда пациент входит в кабинет, ты смотришь на него, смотришь не его походку, на цвет его кожи, на цвет его белковой оболочки, смотришь язык и так далее. На то, что тебе подскажет, в какую именно сторону с этим человеком двигаться.

Нередко бывает, что мы обследуем пациента и не находим единой причины. Наша психика построена так, что нам хочется найти одну причину, получить волшебную таблетку, решить проблему и идти дальше. Очень часто бывает комплекс:

А) есть небольшие дефициты,

Б) есть гормональные изменения,

В) есть наследственная предрасположенность.

Всё вместе, весь коктейль дает проблему, которая не решается быстро. Но, пациенты должны понимать, что нерешаемых вопросов почти нет, только если речь не идет о рубцовых нарушениях кожного покровах волосистой части головы, и то, после стабилизации процесса мы можем предлагать пересадку волос и заменяющие системы. Если человек вовремя обратился, всегда есть очень большая вероятность положительного исхода.

Елена Женина:

Из того, что Вы сказали, я могу сделать вывод, что Вы исповедуете мультидисциплинарный подход. Несмотря на то, что Вы, как врач-трихолог лечите пациента, Вы собираете анамнез и корректируете его лечение вместе с другими врачами?

Лариса Сафонова:

В большинстве случаев, да. Стараюсь рекомендовать своих коллег однонаправленного мышления, скажем так. Потому что очень часто ты видишь проблему, отправляешь к коллеге, мнение которого немножко более традиционное, человек широко не видит. Он говорит, что не может быть так, что не всегда соответствует действительности. Но, я считаю себя не вправе проводить коррекцию гормонального фона у пациента или пациентки, если такое выявляется. Очень часто приходят пациенты с заболеванием щитовидной железы того или иного генеза, пациенты с пременопаузальными изменениями, они тоже требуют коррекции, без которой сложно восстановить волосы. Либо другая проблема. Очень много пациентов, при обследовании которых мы выявляем микроаденому гипофиза. Вроде бы тоже не очень страшное состояние, но требующее определенной коррекции со стороны врача-эндокринолога.

Елена Женина:

Если есть гормонозависимость, потому что бывает иногда с повышенным пролактином, иногда нет.

Лариса Сафонова:

Да, но речь идет о варианте, когда референтное значение выступает за пределы нормы. Никто не рекомендует и не настаивает на коррекции, когда к ней нет поводов. Мультидисциплинарный подход всегда дает адекватный, быстрый и, самое главное, стойкий результат. Можно пройти курс инъекционной терапии и больше ничего. Пациенты говорят: я сделал курс мезотерапии или плазмотерапии, было хорошо, но ситуация вернулась на круги своя. Нам важно что? Нам важно предотвратить выпадение, уменьшить его, стабилизировать ситуацию, пролонгировать результат, чтобы человек дальше очень комфортно себя чувствовал, как и во всем остальном.

Если имеется повышенное салоотделение кожи головы, то человеку нужно брать шампунь для склонной к жирности кожи. Обязательно при этом делать 2 раза в неделю пилинги и очень мягкие скрабы.

Елена Женина:

Какие на сегодняшний день есть процедуры в арсенале врача-трихолога, которые Вы используете при проблемах такого рода?

Лариса Сафонова:

Уход и лечение начинается в зависимости от состояния кожи головы. Почему? Потому что все лекарственные препараты, которые мы наносим на кожу голову, должны проникнуть в устье волосяного фолликула, они проникают глубоко в волосяной фолликул через воронку. Если идёт выраженное шелушение и воспалительное явление, и усиленное саловыделение, то грубо говоря, канал забит. Какие бы изумительные лекарственные препараты мы не наносили на кожу, они не до конца будут проникать в точку приложения. Соответственно, нужно восстановить состояние кожного покрова. Точно так же, как мы делаем пилинг кожи лица, пилинг тела, так же регулярно нужно делать пилинг волосистой части головы, особенно, когда есть проблемы. Это могут быть домашние процедуры, процедуры в условиях салонов или клиник, ― важна регулярность.

Когда мы восстановили состояние кожи волосистой части головы, то далее используют:

А) наружные средства, которые даются для домашнего ухода,

Б) средства, которые мы используем в клинике.

В клинике мы используем различные физиотерапевтические методики для того, чтобы улучшить кровообращение и снять воспалительную реакцию. В стандарт лечения при любых формах нарушения роста волос входят лазер, LED-свет, массажи, что тоже относится к физиотерапии шейно-воротниковой зоны массажа кожи головы, также использование жидкого азота в том или ином варианте. Инъекционные препараты подбираются в соответствии с выявленной патологией и с проблемой. Мы очень часто не проводим монотерапию одним и тем же препаратом, мы их чередуем, потому что так кожа меньше привыкает и разнотипное воздействие дает более активный стимулирующий результат. Сейчас на слуху у всех регенеративные методы лечения волос, сюда относятся различные техники плазмотерапии, мы тоже ее используем и надеюсь, что в перспективе будем использовать. Есть еще способ продуцирования собственных клеток стромально-васкулярной фракцией, есть такая методика, которая позволяет это сделать ex tempore, то есть взяли, тут же ввели. Она дает неплохие результаты при определенных состояниях, при определенной стадии выпадения волос.

Елена Женина:

На Ваш взгляд, какие процедуры наиболее эффективные, наиболее действенные? Или должен быть комплекс процедур?

Лариса Сафонова:

Мы возвращаемся к волшебной таблетке?

Елена Женина:

Всегда же хочется что-то выпить и сразу получить. Если не сразу, то хотя бы через определенный промежуток времени, но результат.

Лариса Сафонова:

Конечно, как минимум, 3 компонента должны быть. Это должно быть восполнение дефицита витаминно-минеральным комплексом или аминокислотный внутрь. Должно быть наружное средство, подобранное по типу кожи головы, не волос, а именно кожи головы. Плюс, инъекционная методика. Хотя бы эти 3 кита должны присутствовать, тогда эффект будет наиболее оптимальным, быстрым и продолжительным.

Елена Женина:

С помощью нутрицевтиков мы восполняем и восстанавливаем то, чего у нас не хватает. С помощью препаратов по уходу за кожей головы мы позволяем коже раскрыться и впитать то, что мы на нее наносим. Инъекционная методика на сегодняшний день наиболее эффективна в транспортной доставке питательных и лечебных средств, которые необходимы при выпадении.

Лариса Сафонова:

Совершенно верно. Препараты для инъекционных технологий сейчас очень разные. Многие пациенты трепетно относятся к инъекциям как к таковым, и метод доставки может быть другим, не обязательно инъекция. Это может быть использование аппарата, так называемой, фракционной мезотерапии, может быть электропорация. Еще может быть использование, например, газожидкостного пилинга, то есть введение препарата с помощью аппарата JetPeel – очень интересная, рабочая методика.

Елена Женина:

Наверное, еще с помощью мезороллера?

Лариса Сафонова:

Честно говоря, аппарат фракционной мезотерапии мне нравится больше, чем мезороллеры, объясню почему. Мезороллер нужно обрабатывать и иголочки мезороллера очень быстро тупятся, процедура довольно чувствительная, и мы ее даем в основном для домашнего использования, инструктируя пациента, как нужно обрабатывать. В условиях клиники или салона процедура фракционной мезотерапии более правильная, потому что используются одноразовые катриджи, в которые сразу утилизируется, нет никакого риска инфицирования, и глубина введения иголочки дозированная. Более того, мы сейчас в полном восторге тестируем наноиглы, которые есть у этих аппаратов; нет никаких болевых ощущений, а создаются микроканалы и получается очень хороший проникающий эффект препарата и репарирующий эффект. Потому что мы создаем микроотверстие, и наша местная иммунная система начинает очень активно работать, что дополнительно стимулирует рост волос.

Елена Женина:

Итак, мы проговорили о том, что нужно обязательно сдавать анализы, потому что, если у Вас есть проблема и Вы видите, что у Вас волосы выпадают не в сезон осени и весны, они выпадают в большом количестве, то есть уже повод обратиться к врачу. Безусловно, лучше всего обратиться к врачу-трихологу, который работает не сам по себе, а исповедует мультидисциплинарный подход, работает в связке с другими докторами, которые помогут Вам выяснить проблему выпадения. Причин выпадения волос может быть очень много, это может быть стрессовый фактор, могут быть гормональные факторы, связанные с проблемой щитовидной железы, с гипофизом. Могут быть проблемы, связанные с гормональной перестройкой организма в период возраста, когда волосная луковица истончается, в нее попадает меньше питания и вообще организм начинает по-другому работать. Все эти факты очень важно отследить, дифференцировать, понять, в чем причина, после этого составлять план лечения. Мы говорили о том, что есть 3 кита, на которые нужно обратить внимание, что обязательны нутрицевтики, препараты для кожи головы. Сделаю на них акцент, потому что многие считают, что, купив шампунь от выпадения волос и маску от выпадения, они сделали все, что могли сделать. Это не так, потому что, если у Вас жирная кожа, она требует определенного очищения так же, как кожа лица и кожа тела. Это скрабирование, это препараты, которые улучшают кровообращение и обладают тонизирующим эффектом, имеют соотношение тепло/холод, которые позволяют активизировать фолликулы на прием тех питательных веществ, которые Вы будете получать в кабинете или дома.

Мне бы хотелось перейти к вопросу, что мы можем делать в целях профилактики и в целях поддерживающего лечения?

Лариса Сафонова:

Дома мы можем делать очень большую и очень важную работу. Во-первых, чтобы правильно подобрать средство для ухода, нужно четко разделить состояние кожи головы и состояние волос. В большинстве случаев мы имеем дело с кожей головы либо сухой, обезвоженной, либо жирной, либо нормальной, что не так часто бывает, но бывает. Женщины, которые подвергают волосы окрашиванию, сушке феном, в большинстве своем имеют достаточно сухие волосы, которые могут страдать от обезвоженности, быть ломкими, с секущимися кончиками.

Елена Женина:

Лариса, я задам вопрос, который очень часто задают наши пациенты на приёме. В большинстве случаев у женщин невероятно сухие кончики волос, потому что они используют высветляющие средства для окрашивания. При этом у них достаточно жирная кожа головы; несмотря на то, что они ежедневно моют голову шампунем, к вечеру голова уже становится несвежая. В данной ситуации что они должны делать?

Лариса Сафонова:

Какая комбинация должна быть? Во-первых, шампунь подбирается по типу кожи, он должен быть не для жирной кожи, а склонной к жирности. Сейчас большая линейка разнообразных космецевтических средств, их именно так и позиционируют.

Елена Женина:

У нас же на шампуне написано «Для сухих волос», «Для жирных волос».

Лариса Сафонова:

Есть комбинированные средства. Если человек моет голову ежедневно утром, и к вечеру имеется повышенное салоотделение, то ему нужно брать шампунь для нормальной склонной к жирности кожи. Есть такие средства. Обязательно при этом делать 2 раза в неделю пилинги и очень мягкие скрабы, то есть кожа головы должна очень мягко очищаться, без косточковой компоненты.

Елена Женина:

Скрабы непосредственно для кожи головы?

Лариса Сафонова:

Для кожи головы. У некоторых фирм даже есть разработанный, так называемый, детокс-шампунь, или шампунь-пилинг, который наносится на сухую, грязную кожу головы на 10-15 минут, как маска, потом смывается, если Вам некомфортно, то еще раз смываете. Чаще всего в нём комплекс фруктовых кислот, которые способны мягко, деликатно очищать устье волосяного фолликула от роговых чешуек. При ежедневном использовании моющего средства, минимум, 2-3 раза в неделю нужно использовать маску для волос, которая наносится, отступая от кожи головы на 5 см, именно на стержни волос. Маска должна быть для сухих, окрашенных волос содержащая комплекс масел: аргановое, кокосовое, макадамии и так далее.

Елена Женина:

То, что будет пропитывать волосы и закрывать его чешуйки.

Лариса Сафонова:

Да. Обязательно после мытья головы на кончики должны наноситься соответствующие средства. Я не рекомендую чистые масла, потому что сами по себе в чистом виде эфирные масла подсушивают. Должны быть лосьоны, нежные крема, либо несмываемые эмульсии для кончиков ― тут очень большое разнообразие. Точно так же, как мы привыкли стадийно ухаживать за кожей лица. То есть, ты пришел, умыл лицо пенкой или гелем, очистил скрабом, потом ты нанес маску, потом нанес крем. Точно так же надо стадийно ухаживать за кожей головы, точно так же нужно: пилинг, очищающий шампунь, маска для волос и финишный уход для кончиков. Тогда состояние волос будет намного лучше и не будет ощущения тяжести на самой коже головы. Ощущение нечистоты возникает из-за того, что сальные железы работают в усиленном режиме, а мы не помогаем им, не очищаем важный компонент.

Периодически весной и осенью можно использовать профилактическое средство для стимуляции роста на основе растительных компонентов, их сейчас тоже довольно много. Лучше, если это будут космецевтические средства. Есть целая линия, сейчас очень много представлены в аптеках, как раз при сезонном выпадении, при хроническом стрессовом выпадении используйте профилактически. Мы же с Вами используем каждый день крем для лица, мы очищаем тело, чистим зубы, для нас это повседневные действия. К сожалению, нам не хватает информированности, чтобы ритуально использовать средства для кожи головы и волос, что это нужно.

Елена Женина:

Это проблема культуры поведения, мы к этому не привыкли. Хотя, вспоминая свое детство, могу сказать, что я делала какие-то маски из яйца, коньяка, сока лука и чего-то еще, для того чтобы улучшать кровообращение, питать кожу головы, очищать ее и стимулировать волосяные фолликулы. По-моему, даже с красным перцем и горчицей что-то использовала. Наверное, всё идет от семьи, от потребности, если была проблема или хотелось улучшить результат. Я помню, что сделала вертикальную химию на тот момент, и у меня она оказалась не очень удачной, нужно было восстанавливать и приводить волосы в порядок. У меня был длительный процесс восстановления, поскольку средств в таком количестве на тот момент не было, были обычные шампуни и обычные маски, бальзам не всегда можно было найти.

Лариса Сафонова:

Да, но наши мамы и бабушки были очень мудрые. Я как сейчас помню: мама все время мазала голову чем-нибудь ― кефиром, репейным маслом. Это на самом деле было в культуре, но, может быть, не в каждой семье. Вспомним, например, Кавказ, где женщин регулярно заставляли мыть голову сывороткой ― очень полезный продукт, богатый микроэлементами, аминокислотами. У них у всех волосы…

Елена Женина:

…блестящие и долго не подвергаются седине. Кстати, о седине. Бывает ранняя седина и не ранняя. Это как-то связано с составом микроэлементов в организме?

Лариса Сафонова:

Последние исследования показали, что в образовании седины в первую очередь, виновата генетика. То есть наследственная предрасположенность никуда не денется. Но, если у нас не хватает важнейших микроэлементов и витаминов, речь идет в первую очередь о цинке, меди, селене, то есть нарушается антиоксидантный статус, и о пантотеновой кислоте. За рубежом для лечения седины даже используют специальный монокомпонентный препарат. Мы пробовали со своими пациентами ― действительно, происходит небольшая репигментация, и более длительный период для до появления новых седых волос. Многие пациенты не готовы к постоянному окрашиванию, им хочется сохранить свою естественную красоту.

Елена Женина:

Ранняя седина тоже может свидетельствовать, что в организме чего-то не хватает?

Лариса Сафонова:

Совершенно верно. Это могут быть стрессовые факторы и дефицитные состояния, либо совокупность того и другого. Мы же знаем случаи, когда после выраженных стрессов человек просыпается абсолютно седым. У него настолько активно начинают работать его оксидантные системы, они утилизируют все необходимые микроэлементы, волосам их не хватает и нужно восполнять дефицит.

Если бы мы хотя бы 2 минуты в день выполняли самомассаж головы, мы бы избавились от тяжести в голове и улучшили приток крови.

Елена Женина:

Помогает ли самомассаж для улучшения роста волос, для профилактики выпадения?

Лариса Сафонова:

Самомассаж – прекрасная процедура! Если бы мы каждый хотя бы 2 минуты уделяли ему, мы бы избавились от тяжести в голове и улучшили приток крови к голове. Очень простой самомассаж. У нас кожа скальпа очень подвижна, но при застойных явлениях, при нарушении трофики ткани подвижность теряется. Простые движения кожи головы, мы должны сдвигать вправо-влево и вперед-назад. Если это делать в течение хотя бы 30 сек вправо-влево и 30 сек вперед-назад, то кровообращение кожи существенно улучшается. Плюс, воздействие на биологически активные точки, которых очень много на коже головы. Каждый человек может нащупать свою «ахиллесову пяту», просто пройдясь пальчиками по коже головы, вы будете чувствовать, где у вас болит, где Вы ничего не чувствуете, а где хочется надавить посильнее.

Елена Женина:

Где болит, там, что нужно делать?

Лариса Сафонова:

Массировать.

Елена Женина:

Там, получается, спастические явления?

Лариса Сафонова:

Да, спастические явления, мелкие мышечные волокна находятся в спазмированном состоянии, в тонусе, надо снимать тонус.

Елена Женина:

Из массажей головы, наверное, самый простой ― расчесывание?

Лариса Сафонова:

Очень зависит от того, какая расческа. Можно очень легко травмировать кожу головы. Опять же, когда кожа головы очень жирная, то есть то, что мы говорили ― утром помыла, а к вечеру уже жирная, ― интенсивное расчесывание усиливает работу сальных желез. Это не массаж в данном случае и будет работать в отрицательном смысле для данного человека. Лучше всего в данной ситуации либо самомассаж, то есть ручной, либо мягкий массаж не расческой, а специальным изделием с металлическими шариками. Даёт очень хорошее снятие напряжения, в домашних условиях можно прекрасно делать. Вибромассажёры тоже можно использовать для улучшения кровообращения, если нет противопоказания, нет грыжи шейно-грудного отдела. Когда Вы делаете самомассаж кожи головы, не забывайте краевую зону роста и обязательно ушную раковину, и заушную раковину. Особенно заушную раковину, потому что там дренажная система, проходят лимфатические сосуды. Чтобы улучшить отток лимфы, чтобы было хорошее кровообращение, нужно регулярно делать массаж.

Елена Женина:

Я думаю, что самомассажем можно заниматься, когда мы моем голову. Самое эффективная и полезная процедура― мы и очищаем кожу, и улучшаем кровообращение. Это способствует впитыванию питательных веществ, которые мы наносим после мытья головы.

Что Вы порекомендуете в домашнем уходе с целью профилактики выпадения волос для нанесения после мытья?

Лариса Сафонова:

Я бы посоветовала готовые средства. Если использовать чисто раздражающую терапию, то, что у нас любят – настойку жгучего перца, горчицу, если их использовать часто, то это приведет к нарушению правильного микробиоценоза кожи, поэтому лучше всего применять поливитаминные коктейли. Сейчас их много разных, не хочется делать упор на конкретной фирме. Профилактические средства, на которых написано: «Профилактика выпадения волос», или даже «От выпадения волос», или «Стимуляция роста волос». В профилактическом режиме это хорошо делать 1-2 раза в неделю, когда у Вас достаточно времени, чтобы осуществить полноценный уход: сделать маску, смыть ее, после маски нанести питательные вещества. С растительной плацентой тоже очень хорошо, с разными фитоэстрогенами хорошо для женщин.

Елена Женина:

Лариса, мы с Вами упомянули о том, что сейчас существует 2 вида препаратов – стимулирующие рост волос и от выпадения. В какой момент и когда их применять?

Лариса Сафонова:

Это некая маркетинговая уловка, потому что в каждый момент времени каждый волос находится в своей фазе роста, а мы воздействуем на всю кожу головы. У нас часть волос в данный момент находится в фазе выпадения, которая длится от 2 до 4-х месяцев; часть волос находится в фазе подготовки к выпадению, которая длится около месяца; часть находится в фазе роста. На самом деле мы воздействуем на все 3 звена, поэтому нельзя сказать, что этот препарат работает от выпадения, а этот ― строго для стимуляции роста. Все препараты работают, улучшая кровообращение, пролонгируя фазу роста. Если волос вступил в фазу выпадения, мы уже ничего не можем сделать, как бы мы ни старались ― всё, процесс запущен, апоптоз начался, началась гибель клеток, значит, волос выпадет. Поэтому, когда пациент говорит: мы что-то сделали, выпадение сразу же уменьшилось. Так может быть, но это отсроченный результат. Человек должен понимать, что волосы, которые уже находятся в фазе выпадения, выпадут, к сожалению.

в каждый момент времени каждый волос находится в орпеделённой фазе роста, поэтому нельзя сказать, что один препарат работает от выпадения, а другой ― строго для стимуляции роста. Все препараты работают, улучшая кровообращение, пролонгируя фазу роста.

Елена Женина:

Скажите, пожалуйста, количество волосяных фолликулов с возрастом меняется или нет?

Лариса Сафонова:

Природа нам придумала очень правильную схему. У нас количество волосяных фолликул генетически детерминированно, то есть определено. Мы рождаемся с определенным количеством и умираем с этим количеством. Другое дело, что каждый волос проходит 20-25 фаз цикла; если фаза роста длится 5 лет, то 20 циклов составляют 100 лет. Но, если фазы цикла укоротились и длятся не 5 лет, а год или 2 в силу ряда причин, то понятно, что волосяной фолликул свой резерв исчерпает быстрее, и тогда мы уже не сможем восстановить волосы.

Елена Женина:

То есть, наша задача ― удлинить фазу роста с помощью средств и технологий, которые сейчас у нас есть.

В завершение программы еще один вопрос. Толщина волоса зависит от процедур, которые мы делаем?

Лариса Сафонова:

Толщина волоса зависит от генетической предрасположенности, от типа волоса. Самые толстые волосы у рыжих, но их меньше всего. Самые тонкие волосы у блондинов. Но, если произошло что-то искусственное и волосы истончились, то да, толщина увеличивается, и подтверждений тому очень много. То есть, происходит возврат к исходному нормальному уровню каждого конкретного человека.

Елена Женина:

Получается, что не густота волос возрастает, а толщина волоса становятся больше?

Лариса Сафонова:

И то, и другое происходит. В большинстве случаев происходит и увеличение количества, то есть возврат к физиологической норме данного человека, если это возможно в соответствии с возрастом, и толщина волос увеличивается. Мы буквально недавно с одной нашей пациенткой провели исследование; мы сравнили состояние кожи, толщины волос и плотности волос 3 года назад и сейчас. В течение 3-х лет она занимается волосами, в 2 раза увеличилось количество и в 1,5 раза толщина.

Елена Женина:

Вы сейчас подарили надежду не только многим женщинам, но и мужчинам. Огромное Вам спасибо, что сегодня пришли к нам! Спасибо, за интересный, последовательный рассказ. Я думаю, что многим стало понятно, что делать и как делать, к кому идти, на что обращать внимание, и что можно сделать ежедневно для себя дома.

В гостях была Лариса Сафонова - кандидат медицинских наук, доцент кафедры кожных и венерических болезней, врач-трихолог, дерматолог клиники антиэйджинга «Пятый элемент». С Вами была я, Елена Женина.

Лариса Сафонова:

Спасибо, большое! Всего доброго!

}