Игорь Татаренко Директор Департамента ГК "Детский мир" "Товарный каталог и контент" 21 декабря 2018г.
Цифровой контент для игрушек
Как современные технологии помогают продажам детских товаров?

Антонина Цицулина:

Добрый вечер, уважаемые коллеги! Это программа «Да - Игра!» И сегодня мы обсуждаем такие важные вопросы, которые связаны с маркировкой, с мастер-данными, с тем, что относится к большим и не очень большим, но важным данным. И в гостях у меня эксперт, руководитель Департамента ГК «Детский мир» – Игорь Татаренко. Департамент так и называется – «Товарный каталог и контент». Добрый вечер, Игорь!

Игорь Татаренко:

Добрый вечер!

Антонина Цицулина:

И сегодня мы будем говорить о том, как цифровые технологии активно внедряются в наш маленький и большой рынок. Сегодня у нас рынок игр и игрушек. На примере игр и игрушек мы будем об этом рассказывать. Какие возникают с этим проблемы, какие возникают возможности и какие в целом тренды у нас на рынке? В начале у меня такой все время один и тот же вопрос: какая любимая игрушка была у маленького Игоря в детстве и сохранилась ли она?

Игорь Татаренко:

Пытался вспомнить. Была машина, «Москвич». На такой, которой ездили.

Антонина Цицулина:

Железная которая?

Игорь Татаренко:

Да. То есть там были фары. Надо было нажимать педали. В основном не так часто выходили на улицу. Помню, в Москве на Новослободской были такие широкие подоконники, и там можно было ездить прям от подоконника до подоконника. И, соответственно, еще что пришло в голову, – это железная дорога. 9 миллиметров. Тогда прям в «Детском мире» продавалась. Там много-много вагончиков стояло. Конечно, мечта была. Там было 9, 12, 16 миллиметров. 16 миллиметров – все было прям детализировано. Так мне и не купили тогда – 12 миллиметров. Появилась позже. Но самая такая запоминающаяся в 5 лет – это вот такой овал вот этой немецкой железной дороги, которая прям только в «Детском мире» и продавалась.

Антонина Цицулина:

Здорово! А сейчас дети, какая самая любимая игрушка уже в вашей семье?

Игорь Татаренко:

У меня две дочери. Эти игрушки постоянно меняются. Но точно могу сказать, что это все ненадолго, то есть мы то собирали «Монстер Хай», то у нас LOL сейчас (эти шарики). Какие-то есть то прилипалы, то домики. Весь дом у нас переполнен. Не хватает дома на даче. Даже у меня в комнате стоит огромная «Школа Монстер Хай», где куклы висят вверх ногами. Они так живут, оказывается. Но это все проходящее. То есть эмоции в основном, когда это все купили, и это интересно. В классе тоже все играют. Да, то есть прошла мода, и вот они уже, наверно, никому не нужны.

Антонина Цицулина:

А если едете куда-то или, например, не дай бог, я надеюсь, все хорошо, но, например, если в больницу или в лагерь куда-то, какую-то игрушку с собой? Вот есть какая-нибудь?

Игорь Татаренко:

Это больше символички.

Антонина Цицулина:

Да.

Игорь Татаренко:

Вот мы последний раз ездили отдыхать. Китенок какой-то маленький. Игрушка, но он прям самый любимый, и без него спать не ложимся.

Антонина Цицулина:

Вот, это и есть та самая игрушка, которая независимо от количества домиков и всего остального. У нас с вами очень хорошая работа, прям такая правильная, особенно в декабрь. Но, тем не менее, неоднократно, спасибо вам еще раз огромное, вы выступаете на всех наших форумах, и маркетинговом, и розничном, и читаете семинары, и рассказываете, и делитесь активно: а почему важно те или иные стандарты, с точки зрения каталога, контента, сегодняшним, начиная от самого маленького производителя и заканчивая самым маленьким розничным магазином, необходимо внедрять? Во-первых, почему? Ведь это такое ноу-хау, которое вот сейчас сконцентрировано в вашем лице с компетенциями в «Детском мире». Зачем вы это рынку рассказываете? А второе. Давайте с самого начала, потому что нас часто слушают совершенно новые участники, которые и не в ассоциации, и не участвуют на наших форумах. И поэтому немножко вначале: для чего мы это делаем, о чем это? И подробно сегодня это все обсудим в течение, у нас целых сорок пять минут с вами.

Игорь Татаренко:

Хорошо. Первое. Эта вся тема (мастер-данные, контент) абсолютно не новая для меня. Темой данных, данных о товаре я занимаюсь больше восемнадцати лет. Ранее я работал в компании «М.Видео». И сейчас как бы пытаюсь, наверно, аналогичные технологии, те, которые были в электронике, перенести в отрасль детских товаров. Наверно, это как бы необычно и интересно. Детская отрасль по сравнению с электроникой отстает в своем развитии. Причем отстает довольно сильно, и все то, что мы делали годами, создавали впервые, сейчас здесь, в детстве, приходится все равно создавать с нуля, по сути своей, потому что то, что там изобрели и давно работает, здесь только начинает. И «Детский мир» как передовая компания, наверно, в детской отрасли, естественно, первая начинает об этом задумываться и наращивает эти технологии. В любом случае, это бизнес, связанный с большой компанией. Огромное количество магазинов, онлайн-продажи, заказы, всевозможные признаки. Все это требует как бы неких данных, иначе вы просто не сможете работать. Конечно, можно ходить до сих пор со склада, по списку искать, что-то, не читать штрих-код или делать. Но сейчас много-много информационных систем. И без этого, наверно, большой компании точно прожить нельзя.

Антонина Цицулина:

Я же правильно понимаю, что это касается не только торговой компании, в данном случае «Детского мира». Это затрагивает абсолютно всех поставщиков «Детского мира». Для них сегодня это необходимая данность, это уже обязательно. Или есть какие-то поставщики, которые еще не в этой системе?

Игорь Татаренко:

Я пришел в компанию, можно сказать, два года назад, и раньше это, действительно, было не обязательно. Для меня это было странно, потому что в электронике уже давным-давно существует единый стандарт. Там нет никакого деления на: любимый поставщик, большой (...06:37). Абсолютно единые правила – как это все работает. Мы уже полтора года работаем точно так же. Где есть определенный набор данных, определенные требования, без которых нельзя войти в товарную матрицу. И каждый параметр, который мы просим, он объясним – для чего это. В отношении поставщиков то же самое. Это абсолютно нормальная, мне кажется, политика. Здесь нет каких-то больших, для которых делается исключение, или, наоборот, маленькие, которые. Естественно, маленьким сложнее. И переход от «Детского мира» на такую вот стандартизацию в отношении данных, особенно первые несколько месяцев, действительно, наверно, тяжело давался. То есть сейчас, как бы мы уже давным-давно как бы получаем данные необходимые. И я думаю, вместе с нами и все другие игроки в детских товарах, потому что это уже стало нормальным.

Антонина Цицулина:

То есть сегодня уже все сто процентов поставщиков перешли на эту систему? Вы ее внедрили за два года?

Игорь Татаренко:

Они давным-давно уже перешли, да.

Антонина Цицулина:

Ну давным-давно. Два года – давным-давно?

Игорь Татаренко:

Ну для меня это. Я ждал таких же перемен, как это было в свое время в электронике, когда мы, наверно, впервые на рынке потребовали карточку товара, фотографии, сертификат, и все заранее. Тогда это было, действительно, очень тяжело для всех. Мы просили гарантийные талоны, инструкции на русском языке вкладывать. Для меня это как бы вчерашний день, а здесь, конечно, когда я пришел, и, не знаю, получить фотографию, а вам присылают его только с сотовым телефоном на столе или есть машинка только в упаковке и больше нет ничего. Конечно, было странно. Сейчас, ну, в моем понимании, давно мы уже вышли из этого состояния, и сейчас мы все больше и больше, наверно, развиваемся в каком-то. Мы вытянули всех вместе с нами. Возможно, без этого было никак, но кому как ни «Детскому миру» развивать, в принципе, всю отрасль и поднимать ее.

Антонина Цицулина:

А скажите, пожалуйста, правильно я понимаю, что сейчас вы продолжаете так же делать собственные фотографии, то есть так же у вас фотостудия, или уже производители и поставщики сами все-таки вам подгружают необходимый размер фотографий?

Игорь Татаренко:

Смотрите. У нас, естественно, есть собственные фотостудии, и они в основном заточены под модельную съемку одежды. Одежда у нас в основном СТМ. Есть собственные стандарты по фотографиям, причем обязательно должны быть фотографии и одежды самой и на детишках одежды: как это будет смотреться. Естественно, в таком объеме это как бы не может производиться по одному стандарту. Потому что выходит, например, весенняя коллекция: все должно быть сделано в одном стиле. От разных поставщик вы это не сможете получить. Что касается игрушек, например, то, естественно, все мы получаем в готовом виде – в том, в котором это будет размещено на сайте, во внутренних программах. Здесь никаких секретов нет. Это хорошее качество.

Антонина Цицулина:

То есть уже можно купить Барби с тем цветом волос, который захочет мой ребенок?

Игорь Татаренко:

Конечно, то есть это в том числе изменения, связанные с товарами в ассортименте. Их в детских товарах, я пришел, прям было очень много. Все в ассортименте. Куклы в ассортименте.

Антонина Цицулина:

Машинки в ассортименте.

Игорь Татаренко:

Кубики в ассортименте.

Антонина Цицулина:

Парковки.

Игорь Татаренко:

Все понимают, что ребенку нужно конкретную куклу или машинку красную, или Ford, или что-то, вот ту, которую он мечтает. Ему нельзя купить просто дистанционно что-то, лишь бы было. Поэтому мы как бы свели количество товара к минимуму, к самому минимуму. И вы можете купить и заказать конкретно то, что нужно. Потому что, опять же, по себе, по своим дочкам, я знаю, что вышел новый «Монстер Хай». Вот именно нужна такая. У них у всех есть свои имена. Я не помню наизусть. Но вот только такую или такую. И Деду Морозу написано. Дед Мороз должен найти. Как Дед Мороз найдет?

Антонина Цицулина:

Деду Морозу легче. Итого, сколько в тысячах это получилось единиц товара за два года? Примерно хотя бы цифры, чтобы понять размер бедствия.

Игорь Татаренко:

Размер бедствия, я думаю, он был порядка, наверно, 2-3 тысяч SKU точно. Но как бы если мы будем брать серьезных, которые распадались каждый на пять-шесть вариантов. Это было во внутренней системе. Это некий суб-SKU, который мы как бы сами создавали. Мы практически от всего, от этой практики вообще закупок, можно сказать, ушли. И сейчас если как бы производителю и поставщику нужно как бы вот варианты, – это, собственно, штрих-код, отдельно SKU. И, действительно, мы как бы смотрим, что продается, как менеджер выбрал. И причем это же не только в интересах покупателя или наших. Сам производитель заинтересован в этом, потому что.

Антонина Цицулина:

То есть он получил статистические данные очень хорошие.

Игорь Татаренко:

Он и получил статистические данные. И он, самое главное, как тоже лицо, заинтересованное в продажах, может поставлять в магазины именно тот товар в тех пропорциях, которые будет нужно, потому что мы. Опять же, на машинках: есть зеленые, красные, желтые. Вы привезли в магазин микс.кор. Красные, желтые выбрали. Зеленые остались. Робот подсортировал вам еще. Пришло еще. Красные, желтые снова купили. Уже много зеленых осталось. Робот не видит (робот распределения, который контролирует продажи), что это остались только зеленые. Для него: машинка в ассортименте. И он думает, что продажи ухудшаются. А они, правда, наверно, зеленые не очень хорошо продаются. Это когда мы говорим по цветам. Когда конкретные персонажи. Мы возьмем в «Тачках»: Маквин, а есть Мэтр. Это супер востребованные персонажи. Много-много есть других. «Как приручить дракона». Есть зубастик. Есть мальчик. Всем нужно.

Антонина Цицулина:

Зубастик всем нужен.

Игорь Татаренко:

Всем абсолютно нужен. А есть всякие толстенькие драконы. Они тоже в ассортименте, но нужны исключительно для коллекции. Но даже если вы собираете коллекцию, вам же нужно точно знать, куда вы поедете, как это закажется.

Антонина Цицулина:

Конечно, это очень важно. Вообще, в игрушках не бывает неважных характеристик. Я поняла, что вы стандартизировали изображения. Я поняла, что вы разобрали на кучу отдельных SKU и присвоили нумерацию для толстеньких, худеньких, больших, маленьких дракончиков и всех остальных, всех Барби, наконец, разобрали по цвету волос. Боюсь даже спрашивать, какая по цвету волос продается больше всего. Следующий этап – это какой? Это, получается, теперь само описание вот самой этой карточки? Та самая контентная карточка – следующий этап?

Игорь Татаренко:

Я думаю, наверно, правильно будет, для всех, кто не так сильно погружен, а это большинство, проговорить, что вообще такое «цифровой паспорт».

Антонина Цицулина:

Да.

Игорь Татаренко:

Если мы будем смотреть с точки зрения покупателя, а их как бы большинство, то, конечно, когда мы говорим «цифровой паспорт» – ну что это может быть? Картинки. Возможно несколько. Какое-то описание. Возможно, характеристики. Это все то, что вы обычно видите на сайте в любом интернет-магазине. В разном объеме, но не более того. На самом деле, это только маленькая часть того, что необходимо для того чтобы продаваться. То есть можно, наверно, разделить это все на следующие какие-то пакеты, наверно, данных. Первый – это потребительский контент, который видит покупатель. Он также используется для информационных служб, для колл-центра, для всяких внутренних каких-то программ, но, в первую очередь, он предназначен для наших клиентов – для покупателей. Это изображения, это описания, красивые, какие-то характеристики, которые мы приводим. Возможно, видеоролик, который нам расскажет про функциональность какой-то коляски или игрушки. Какие батарейки ей надо купить. Все. Это то, что видят наши клиенты, наши покупатели. Но, на самом деле, для того чтобы это все работало и продавалось, нужен огромный пакет других данных, которые находятся, как айсберг, внизу, под водой. Это, в первую очередь, мастер-данные. Это в большинстве своем основное признаки учетные и логистические. Это штрих-коды. Это наименования. Это артикулы. Это размеры коробок, паллет. Во сколько ярусов их можно складывать, в каких нужно заказывать, в каких квантах. Сроки годности. И температурные режимы. Как, куда, в какой момент это все везут. Какие-то ограничения возрастные, то есть можно, нельзя. Документы. К документам относятся: сертификаты, гарантийные талоны, вся разрешительная документация, которая необходима для продажи. В принципе, она для клиентов, наверно, тоже, но, наверно, в меньшей степени. Без всего этого вообще путь товара никакой не начинается. Если мы будем говорить про пакеты, которые мы получаем на начальном этапе, еще до того как мы что-то купили, многократно важнее именно мастер-данные и документы. Ни одного товара, вообще ни одного, не может в «Детский мир» зайти без полного пакета документов.

Антонина Цицулина:

И аналогичные другие сети, сопоставимые по масштабу, насколько я знаю. Крупные торговые сети придерживаются той же политики. Я имею в виду, продуктовые большие сети, где счет идет на сотни, иногда и тысячи магазинов.

Игорь Татаренко:

У нас, ну, как бы мы реализовали, но тоже, наверно, год назад, электронную блокировку, для того чтобы у нас не было такого: «Пожалуйста, в последний раз». Как бы лучший, наверно, контроль – электронный. Поэтому внутри (...16:53), в которой мы работаем, на каждую товарную группу созданы правила: какие документы необходимо для той или иной группы, такое-то разрешение, такой-то сертификат, такой-то реестр и так далее. Пока вы их все не проверите и не прикрепите к программе и не занесете, дальше ничего не работает (стоит электронная блокировка заказа).

Антонина Цицулина:

Это очень важно, потому что у нас еще продолжают коллеги, когда приходить, говорят, что мы не можем войти в «Детский мир» или у нас в нашем «Детском мире» (в «Детский мир» – я имею в виду, в целом, как бренд), что у нас там происходят какие-то с менеджерами. Теперь менеджеры будут говорить: «Это не я. Это робот». И он будет прав.

Игорь Татаренко:

Ну, наверное, такая практика – самая лучшая, потому что везде, где есть человеческий фактор.

Антонина Цицулина:

Да. Возникают проблемы коммуникации.

Игорь Татаренко:

И, естественно, мастер-данные. Вы подаете: как товар называется, какие у него возрастные ограничения, какой у него штрих-код. Все это как бы проверяется, загружается в систему. Потому что первый приходит. Будет не покупатель. Он будет на склад. Он будет в системе заказов. Без этого вообще невозможно работать до тех пор, пока вы не заведете так называемую карточку товара. Это очень важно. Это огромный пул данных. Когда мы говорим про технологии, то чем выше технологичность торговой сети, чем выше проникновение каких-то вот, много-много процессов, тем обширнее вот эти данные, которые необходимы. Каждый раз, когда вы хотите анализировать ассортимент так-то, делить его: этому туда, это туда. Кластеры, магазины. Только для онлайн-торговли. Все это разъезжается. Товар с такими-то ограничениями, с такими-то. По срокам. По минимальному, остаточному сроку. Вот эти все данные загружаются в систему. И чем дальше вы идете, если мы говорим про тренды и развитие, тем больше таких данных нужно.

Антонина Цицулина:

Давайте немножко подведем итоги первого. Мы понимаем, что сегодня торговля, не важно, на стороне ли она розничной торговли, онлайн-торговли, либо отдела по продажам производителя-дистрибьютора, – это такой технологичный, даже можно сказать, высокотехнологичный вид деятельности. И сегодня для того производителя выход, понимание, вышел ли он на уровень и может ли он себе позволить работать с определенного уровня. Давайте сейчас возьмем уже интернет-магазины. Интернет-магазины – это вот он должен уметь это делать, то есть у него должно быть цифровое портфолио, у него должна быть выстроена вот эта вот логика гармонизации системы и у него должны быть специалисты, которые смогут разобраться во всех вот этих данных, которые для вас являются стандартом, а для него могут быть точкой входа вообще в целом на этот уровень продаж. Правильно?

Игорь Татаренко:

Мы, естественно, как бы периодически встречаемся с другими торговыми сетями, с крупными. В основном это гипермаркеты. Например, «Х5», которые как бы аналогично растут. Возможно, в некоторых вещах, наверно, больше, чем мы, где-то. У нас – больше мы в игрушечках копаемся, а у них это не очень большая категория.

Антонина Цицулина:

Они косметику, гигиену много продают.

Игорь Татаренко:

Но все те производители, которые уже работают с федеральными торговыми сетями, конечно, они готовы. А когда это небольшая компания, ей, действительно, приходится расти. Но, с другой стороны, мы имеем обратную связь, например, по нашим поставщикам, что, по крайней мере, в детской отрасли все те, кто работает с «Детским миром», уже достигли такого уровня, что они смело могут сотрудничать с другими более мелкими какими-то сетями и магазинами.

Антонина Цицулина:

У нас есть обратная связь, когда поставщики говорят, что, конечно же, они эти же стандарты переносят в целом на работу с другими как бы своими поставщиками. Это то, что, как говорится, происходит естественным путем. Давайте теперь перейдем к трендам. Я понимаю, что этот процесс начался, и он будет еще только совершенствоваться, будут появляться какие-то новые технологии. Потому что будет диктовать какие-то к нам требования. Это тогда, когда нам надо будет очень быстро, то есть счет пойдет сначала на дни, а потом на часы, когда нам надо будет доставить товар для потребителя, потому что он будет уже смотреть не только тогда, когда ему привезут его в удобное время и насколько быстро. Какие же тренды нам предстоят, не успевши разобраться с этими, в дальнейшем, как вы думаете?

Игорь Татаренко:

Что касается трендов, естественно, есть те добровольные, которые мы делаем ради наших клиентов, в первую очередь. Например, мы летом 2018 года запустили на сайте такой сервис как «Герои» (или лицензии), когда вы можете выбирать товар не по производителю или каким-то характеристикам, а исключительно потому что на нем нарисован Винни-Пух или «Ну, погоди!» или вышел какой-то новый мультик. И, действительно, в детской сфере это очень сильно востребовано. Наверно, нет других таких товарных категорий, где, условно, все, на чем нарисованы «Три кота», все, начиная от зубных щеток и заканчивая салфетками и так далее, все будет покупаться. И, естественно, это облегчает покупателям выбор с конкретными героями. И мы, наверно, очень много сделали вместе с лицензиарами (с владельцами лицензий), которые поддерживают это. И, например, мы сознательно оснастили все карточки товара (...23:04) и кадрами из мультика, для того чтобы лучше было опознание, потому что, возможно, мама, наверно, выучила «Три кота», а папа, наверно, нет. Но показывая ребенку на экране трейлер.

Антонина Цицулина:

Почему «Три кота», когда там пять или шесть кошечек? Я не помню. Это один из самых вопросов по котам.

Игорь Татаренко:

Можно путаться, да. Но мы практически везде постарались разместить и трейлер из мультика, показать кадры, логотип, для того чтобы узнаваемость была. Потому что многие даже не знают, как называется. Это, в свою очередь, открывает огромные перспективы для дополнительных продаж и для родителей. Потому что все привыкли, я не знаю, есть какая-то лицензия с Винни-Пухом? Или с «Тачками»? Это что в первую очередь? Машинки. А есть постельное белье, пеналы, футболки.

Антонина Цицулина:

Рюкзак.

Игорь Татаренко:

Много-много одежды. Но, опять же, наверно, из собственного опыта, на каждой конференции я рассказываю. У меня старшая дочь, которой уже 14 лет, в свое время, когда была маленькая и вышли только первые «Тачки», у нас все было в Маквине. Все абсолютно. Она планировала выйти замуж за него. И подушки, машинки, постельное белье, сумочки, стаканчики, чашки. Все было в Маквине абсолютно. И это вот как раз то, ради чего это делается. Мы нажимаем на кнопку и перед нами открываются абсолютно все продукты, которые могут принести радость вашему ребенку.

Антонина Цицулина:

Большая конверсия с этой страницы? Сильно повысились продажи, когда выделили?

Игорь Татаренко:

Она аналогично брендам, конечно. Есть брендованные вещи. Есть, естественно, лицензии. Есть внутренние переходы. Вы наткнулись на одну карточку товара, любимую. Вы зашли, а там прям есть логотип.

Антонина Цицулина:

Целый мир, да.

Игорь Татаренко:

Вы на него нажимаете – и перед вами открывается как бы целый мир, правильно сказано, этих товаров. Это, с одной стороны, сервис. Это то, что видит покупатель. С другой стороны, тут же лицензиары получили полную как бы статистику своих продуктов. Они могут получать это. Все то, что заведено, какие это продукты, как они продаются. И это внутренняя, естественно, аналитика. Потому что пока не было конкретного деления по лицензиям, можно было какие-то продукты упускать – что-то не так завели. Сейчас это как дополнительный признак. Электронный признак.

Антонина Цицулина:

(...25:33) Каталог в каталоге, да, получилось, по сути.

Игорь Татаренко:

На нашем сайте в ближайшее время появятся инструкции по эксплуатации и по сборке и правила игры в электронном виде. Наверно, прям чудес каких-то в этом нет, но в детской отрасли, я думаю, это будет впервые. Первое – вы потеряли инструкцию, что-то кому-то передали.

Антонина Цицулина:

Я только хотела сказать, она очень часто теряется, затирается.

Игорь Татаренко:

Осталась где-то там на даче.

Антонина Цицулина:

Сок на нее вылил, опять же.

Игорь Татаренко:

Вы заходите, скачали, – вот она у вас есть.

Антонина Цицулина:

Взяли. Скажите, я, знаете, забыла. А сейчас вы уже, например, сертификаты по безопасности, уже разместили карточки? Они уже публичные или еще пока нет?

Игорь Татаренко:

Пока нет.

Антонина Цицулина:

Потому что это самое большое нарушение, когда в магазине просят сертификат и продавец очень долго ищет, потому что это огромное количество, а так он может.

Игорь Татаренко:

Нет, на сайте этого нет пока. Это будет. Но, опять же, вопрос доработок. Но в самом магазине, если мы будем говорить про внутреннюю информационную систему, – конечно, да.

Антонина Цицулина:

В электронном виде уже все прикручено.

Игорь Татаренко:

Продавец набирает код товара, и ему вываливаются все цветные сканы, посвященные данному товару. Он может всегда их или на экране показать или распечатать.

Антонина Цицулина:

Я думаю, что это будет очень сильным конкретным преимуществом. Та торговая сеть, которая их опубликует, тем самым показав, что весь товар сертифицирован. Потому что мы. Нашумевший даже фильм, вышедший на днях, он как раз о том, что в торговом центре «Персей» 90% всех товаров – съемочная группа вообще не смогла найти эти сертификаты. Их там в принципе нет. И коротко показали торговый центр. Было понятно без названия. Разница ощутима. Но если вот с точки зрения вопроса безопасности, они для родителей очень ощутимы. Это зачастую по разным группам они ставят вообще на первое место. Я думаю, что это было бы хорошо – показать, что есть продукт и у него есть документ, подтверждающий, что у него были проведены эти испытания.

Игорь Татаренко:

Опять же, в этих документах надо разбираться. Я думаю, честно сказать, обычный покупатель.

Антонина Цицулина:

Для родителей важно их наличие.

Игорь Татаренко:

Есть бумажка, да.

Антонина Цицулина:

И важно доверие к бренду «Детского мира», что если этот документ разместил «Детский мир», то значит, он подтверждает его (...28:02).

Игорь Татаренко:

Нам уже 70 лет. Мне кажется, мы вышли из возраста, когда каких-то документов может не быть. И то, что, возможно, для кого-то аргумент – какая-то бумажка с печатью. Все равно никто ничего в них не понимает. Какие-то там ссылки на законодательство. Какие они должны быть? С какой печатью? Я думаю, здесь проще запомнить, что в «Детском мире» абсолютно вся продукция, как я уже сказал, заблокирована в электронном виде. Ничего не может происходить, причем даже если сертификат завершает свое действие, по закону мы имеем право это продавать, причем неограниченное время, если его не продлевают. Но с точки зрения закупок, за 30 дней до завершения или поставщик продлевает этот сертификат или закупка останавливается. Мы будем это продавать.

Антонина Цицулина:

То есть вы применяете принцип опережающих стандартов, по сути?

Игорь Татаренко:

Я думаю, да. Если мы говорим о том, что сертификат закончился или он закончится в самое ближайшее время, если поставщик планирует дальше долго продавать, он, конечно, его продлит. Если он не планирует дальше с ним работать как-то, видимо, это товар, который выходит из оборота. Мы к нему так и относимся.

Антонина Цицулина:

Хорошо. Что у нас еще нового появится? Правила игры, описания игры. Еще что?

Игорь Татаренко:

Мы, на самом деле, всем рассказываем о соблюдении авторских прав.

Антонина Цицулина:

Да.

Игорь Татаренко:

И мы полностью, целиком за это. Мы весь контент и все видео какие-то, фото получаем напрямую от производителей или от официальных дистрибьюторов. И даже если мы говорим про лицензии, про которые я рассказывал, – даже не через поставщиков, а напрямую с лицензиарами. Только так. Все, что мы размещаем в публичном пространстве, все получено от правообладателей. Конечно, мы хотели бы, чтобы такая практика оставалась. Но мы все знаем, что есть много маленьких компаний, которые или просят какие-то агентства за деньги высосать какие-то сайты или как бы сами используют так называемых фрилансеров, где сидят какие-то люди, обычно дистанционно, где-то дома, и берут контент и что-то еще из так называемых открытых источников. Что такое «открытые источники»? Мы все понимаем: другие сайты. Но, по сути, это воровство и использование каких-то лицензионных материалов без разрешения правообладателя. Этого много. И мы, конечно, призываем производителей, призываем крупный бизнес бороться с этим. Но бороться не в плане «не дам», а мы хотим, чтобы развивалась система так называемых контент-провайдеров или единых каталогов, где сам производитель размещает все эти материалы. И для того чтобы их получить, надо просто зарегистрироваться. Скажите производителю: «Да, я работаю в городе Воронеж. У меня два магазина. Я покупаю продукцию так-то, так-то. Я ваш партнер», и вы будете это получать. А когда мы что-то где-то наворовали, что-то где-то разместили. Я надеюсь, что такая практика будет уходить.

Антонина Цицулина:

Да, по бизнесу контент-провайдеров сейчас есть

вопросы. У нас есть сейчас вот прям буквально кейсы, когда производитель контент-провайдеру отвез фотографии и заплатил деньги – и ни фотографий, ни денег. Поэтому тоже, конечно, хотелось, чтобы были профессиональные игроки. Это, по сути, промежуточная цепочка сервисная, которая сейчас становится. И важно, чтобы они добросовестные. С точки зрения авторских прав, это да, потому что сейчас либо это закрывается. Текст. Если с изображением еще можно понять, каким образом они защищены, запатентованы в виде торговой марки либо как промобразец, либо еще каким-то образом, то с точки зрения текстового описания, если он не уникальный и не закрыт копирайтом, либо сайт не является средством массовой информации. Я уже думала, что, в принципе, можно зарегистрировать доменное имя как электронное СМИ и ставить копирайт на текстовое уникальное описание, тогда можно предъявить (...32:33) незаконного использования. Тем более, что сейчас там системы антиплагиата работают. Но в целом, конечно, нам еще здесь работать и работать, потому что хороший текст, хорошее изображение является достаточно.

Игорь Татаренко:

Мы бы хотели, наоборот, развивать, делать как бы все.

Антонина Цицулина:

Трансляцию.

Игорь Татаренко:

Интернет-сообщество легальным, да?

Антонина Цицулина:

Да.

Игорь Татаренко:

Возможно, даже упростить получение этой информации. Например, «Детский мир», в отличие от других сетей или онлайн-ритейла, никак не защищает свою продукцию какими-то там напротив через все изображение, какие-то надписи, ставит где-то там копирайтинг, вписывает какие-то символы. Почему? Во-первых, это вчерашний день. И если мы реально посмотрим: технологии парсинга, высасывания с сайтов. Это все, по сути своей, детский сад. Все это убирается автоматически, стирается.

Антонина Цицулина:

Да.

Игорь Татаренко:

И в этом смысла нет. Таким образом мы мешаем покупателю смотреть. То есть мы взяли через важную вещь провели какую-то штуку, где-то что-то зашили. Мы вкладываемся в позицию какую? «Это мое. Вот здесь я поставлю заборчик». Но «Детский мир» к этому относится по-другому. Мы за развитие отрасли. И чем больше все будут рассказывать про детские товары, про новинки, какие коляски вышли, какие появились подгузники, тем выше спрос и развитие самой отрасли. Поэтому давайте все вместе как бы рассказывать об этом и популяризировать саму тему. Это не значит, что нужно брать без спроса. Мы просто говорим о том, что это не поставить заборчик и не поймать кого-то за руку, какой-нибудь маленький интернет-магазинчик или на рынке «Совенок» какую-то палатку. Мы говорим про развитие вообще системы управления данными, где между производителями и розницей, онлайн-ритейлерами будет некая матрица, каталог, база, как хотите назовите, куда все подключаются. Потому что одним из слабых мест у всех является передача данных. Есть производитель, он делает что-то для «Детского мира», делает что-то для «Х5», для «Магнита», для METRO, заполняет какие-то таблички. Нужно сделать все один раз, загрузить, возможно, ограничить какие-то права: этому это, это, это. После регистрации это должно само по себе перерабатываться и отгружаться уже в электронном виде в информационные системы тех, кому это требуется. Это и есть электронный паспорт. Это и есть такой пока.

Антонина Цицулина:

Единый каталог.

Игорь Татаренко:

Да. Больше фантазия.

Антонина Цицулина:

Самая большая задача, мы сейчас как раз говорим с исследовательскими компаниями, с рядом участников, – это нам перейти на, хотя бы укрупненный, сначала договориться об укрупненном каталоге, как мы называем эти группы. И потом уже доходим до основного. Когда мы говорили с «Х5», он говорит: вы можете договориться, что у вас сначала, например, будет слово «Кукла», а потом, например, название бренда. Но будет понимать: что это, кукла, кукла, кукла, кукла, кукла. И вот эта вот задача – каким образом эти термины и определения делать единообразными. Пока мы дошли только до уровня с Министерством промышленности и торговли, когда сделали объединенную классификационную группировку вот в этом, как названиях, которые есть в ОКПД 2, которые определяют вот эту крупную группировочку с этим номерами. Выгребли из всех классов несколько. И то он неполноценный. Его надо сейчас апробировать, посмотреть, кого потеряли. Потому что выгребли: соски у нас сидят и в «Резине» и в «Латексе» и где там еще, ванночки и горшки. То есть где-то есть наименования, а где-то есть сырье. Потому что если мы говорим об интеграции сначала между поставщиками и торговлей, то есть сейчас мы столкнулись с онлайн-кассами, а скоро мы столкнемся с единой маркировкой, и тогда вот эти вот разные названия, которые есть даже в ассортименте одного крупного дистрибьютора, они будут очень сильно мешать. Работа предстоит большая и интересная, и увлекательная.

Игорь Татаренко:

Да. Но я думаю, работа. Мы уже сейчас принимаем участие в совещаниях с ЦРПТ о едином каталоге. Это такой, возможно, отчасти государственный проект, где есть стремление государства создать некий перечень всех товаров вместе со всеми ассоциациями, с производителями, с розницей, для того чтобы все было прозрачно. Некий такой каталог товаров, где в электронном виде вы заходите и видите все, что официально здесь продается, в России, вместе с цифровым паспортом. Там и документы. Вот они, пожалуйста, до такого-то числа действуют. Вот он выглядит так-то. Вот у него такие-то признаки. Сроки хранения такие-то. Калорий столько-то. Разрешен, не разрешен. Появился на территории РФ так-то. Если мы говорим о внедрении маркировки и прослеживаемости товара, – это то, что в самое ближайшее время появится уже в одежде, в обуви, в постельном белье.

Антонина Цицулина:

Они пойдут в эксперимент еще пока, да.

Игорь Татаренко:

Эксперимент по обуви. А дальше мы как бы столкнемся напрямую с одеждой и с постельным бельем.

Антонина Цицулина:

В одежде – это трикотаж, да?

Игорь Татаренко:

И это не так далеко.

Антонина Цицулина:

Ну да, 2019 год.

Игорь Татаренко:

Но это совершенно революционный прорыв. Он тяжелый. Очень тяжелый. Потому что что произойдет? На каждом товарчике появится QR-код. Это как серийный номер. Как уникальный ID у каждых ботиночек, у каждых шортиков и так далее. И аналогично акцизные марки. Мы на входе на территорию РФ или на заводе в России. Он вышел, дальше как бы зарегистрировался, отгружается в конкретную сеть или в какой-то магазин и дальше через кассу выходит. Вся абсолютно информация будет как у государственных органов, так и у покупателей. Покупатель также сможет посмотреть весь путь товара: как он сюда попал, как давно. И, естественно, это требует в том числе регистрации в системе. Перед тем как вы получите вот эти марочки, вам нужно сказать: «Я буду торговать вот этими ботинками. Они приедут оттуда. Они имеют такой-то атрибуционный состав, такой-то штрих-код. Штрих-код обязательно зарегистрированный в GS1.

Антонина Цицулина:

Наклеен в России.

Игорь Татаренко:

Созданный в зависимости от производителя. Опять же, с чем столкнулись? Фантастическое количество штрих-кодов не зарегистрированы в системе GS1, являются просто набором цифр. Или, а мы с «Х5» очень часто общаемся, с Натальей Гончаровой, которая там аналогичную мне должность занимает, у них есть даже постоянная практика – то, что, с чем не сравниваемся, воровства штрих-кодов, где маленькие производители, не зная, как это зарегистрировать, а сделать это довольно просто, идут в ближайший магазин, переписывают там с печенья и приклеивают себе на какие-то продукты.

Антонина Цицулина:

Зачем, кстати?

Игорь Татаренко:

Торговая сеть требует. Без штрих-кода не принимает. Где им взять штрих-код? Или хлебозавод выпускает всего 20 SKU.

Антонина Цицулина:

То есть он не понимает, где ему получить свой уникальный?

Игорь Татаренко:

А у них нет информации. Они никогда ради 20 SKU не регистрировались. А торговая сеть требует. Ну где их взять? Конечно, пойти и переписать в ближайшей булочной с другого хлеба и поставить.

Антонина Цицулина:

Здорово! У нас осталось три минутки нашего эфира. Не могу не спросить: вы считаете вот эту систему, потому что ее же нет нигде в мире, – то, что сейчас пытаются внедрить государственную маркировку в РФ. Вы считаете, это положительно скажется на рынке детских товаров в целом или мы еще точно к этому не готовы? То есть какие ваши прогнозы? Мы, я понимаю, что не готовы. Мы же понимаем, что если это будет очень.

Игорь Татаренко:

Мы точно все не готовы.

Антонина Цицулина:

Мы понимаем, что это будут большие затраты. Это себестоимость.

Игорь Татаренко:

Да. И сейчас эти бесконечные совещания. Почему? Представляете, есть фабрика. Она шьет одежду. Что такое – в технологический процесс на каждую единичку наносить уникальное что-то?

Антонина Цицулина:

Мне сегодня рассказали про другое. Мы обсуждали проблемы по письму в ФТС «воздушных шаров». И они говорят: «Вот представляете, а мы продаем». И мне то же самое говорили канцелярщики: «А мы вот карандаши продаем по одной штуке. Или шарик. Вот мы его надули и на палочке продаем. Мы куда этот штрих-код будем, извините, наносить?»

Игорь Татаренко:

Пока, как бы там много есть технологий. Вы знаете, что начинали с шуб.

Антонина Цицулина:

Да, я знаю.

Игорь Татаренко:

Там эксперимент прошел хорошо.

Антонина Цицулина:

Ампулы, лекарства. Все понемногу.

Игорь Татаренко:

Да, будет и лекарство. Конечно, государство хочет видеть, что входит на территорию РФ, как. И не секрет, что есть большой объем продукции, который, минуя все легальные штуки, попадает на рынок. В детской сфере, наверно, это хорошо. Но как бы в плане защиты от контрафакта, от каких-то, я не знаю, ядовитых товаров или не отвечающих никаких. То есть если ты легальный, ты зарегистрировался, ты прикрепил к ним разрешительную документацию, – она у тебя есть. Если ты привез в сумке и стал где-то продавать, – там нет этой маркировки, но без этого ты и продавать не можешь. Ну все говорили, что ФЗ 54 невозможно будет внедрить, все остановится.

Антонина Цицулина:

Все внедрят, технологии получат. Я думаю, что один из тех эффектов, который наступит потом и мы с этим столкнемся, – это тогда, когда будут останавливать мгновенно оборот этого продукта, когда вы поднесете это к кассе «Детского мира», и вдруг выяснится, что остановили этот сертификат и вы его не можете продать, потому что Роспотребнадзор нажал на вот эту вот кнопку.

Игорь Татаренко:

Такой функционал там тоже предусмотрен, насколько я знаю, что конкретную партию товара.

Антонина Цицулина:

Да, смогут остановить.

Игорь Татаренко:

Возможно, не весь товар, а именно конкретную партию, в которой выявлен брак, можно будет в электронном виде блокировать для продажи.

Антонина Цицулина:

Во всех торговых сетях абсолютно.

Игорь Татаренко:

Не важно, где. Это то же самое, что, если мы будем брать алкогольные напитки, там то же самое.

Антонина Цицулина:

Да, большая тема. Давайте мы продолжим ее обсуждать и рассказывать нашим участникам. Коллеги, напоминаю, что вы можете присылать нам вопросы. Игорь с большим удовольствием на них ответит. Приглашаю на наши семинары, которые мы в следующем году продолжим читать. Что-то мне подсказывает, что вскоре будет развиваться очень серьезно страховой бизнес, потому что бизнес будет страховать эти риски в том числе от маркировки. Но, тем не менее сейчас декабрь – самый главный месяц для всех.

Игорь Татаренко:

Для Дедов Морозов.

Антонина Цицулина:

Да. Пожелаем всем хорошего сезона! Закончим его, отработаем, а потом вернемся к тем необходимым знаниям, которыми нам необходимо обладать, чтобы остаться в этом рынке завтра, послезавтра и еще столько много-много лет. Спасибо, Игорь, вам большое!

}