Татьяна Арехина Врач-педиатр высшей квалификационной категории. Депутат муниципального района Зюзино 08 декабря 2018г.
2018 год - год волонтера
Каждому из нас, в силу нашей профессии, нравится помогать людям. В этом мы видим себя. И как помочь максимально возможному количеству нуждающихся именно в нашей профессии

Михаил Цурцумия:

Добрый день, дорогие слушатели, зрители! Наша программа спустя год выходит в несколько ином формате, о котором мы вам сегодня расскажем. Сегодняшний эфир я буду делить с моими, не побоюсь этого слова, друзьями. Я, если позволите, не буду вас представлять, вы представитесь сами, потому что про вас я могу говорить очень долго, очень много, с огромным уважением и любовью. Представьтесь, пожалуйста, расскажите себя про себя что-нибудь, кто вы? 

Оксана Михайлова:

Я Михайлова Оксана Анатольевна, медсестра, много лет работаю в больнице Святого Владимира, порядка 20 лет работала на участке. Поэтому есть и были мысли, как помочь родителям, каким образом помогать им в уходе за ребёнком. Мы с коллегами объединились, сейчас каждый из них дальше расскажет, вместе с Михаилом Зурабовичем, таким образом родилась наша школа. 

Юлия Каленичина:

Меня зовут Каленичина Юлия Игоревна, я врач-педиатр высшей квалификационной категории. Работала на участке, работала в стационаре, 13 лет проработала в детской неотложной службе, сейчас работаю в больнице Святого Владимира. 

Татьяна Арехина:

Добрый день, дорогие друзья! Меня зовут Арехина Татьяна Анатольевна, я врач-педиатр высшей квалификационной категории. С 2005 года работала участковым врачом-педиатром, где тоже посещали мысли, как охватить гораздо больший пул людей, которым можно помочь. Врач, медицинский работник, любой медицинский работник ― самая помогающая профессия, для него помощь априори на первом месте. Поэтому я очень рада, что мы с коллегами объединились своими идеями, вместе родили замечательную школу будущих родителей, где раскрываем все актуальные волнующие вопросы от момента планирования беременности до момента появления малыша на свет компетентным, понятным языком, отвечаем на все вопросы, поступающие во время проведения этих школ. Я очень рада, что мы здесь сегодня вместе собрались обсудить эти вопросы, может быть, помочь ещё большему количеству людей. 

Михаил Цурцумия:

Я бы хотел начать с того, как родилась идея. Почему так, почему такая идея, с чего решили вообще сделать такую школу? Почему именно такой формат школы, почему решили сделать именно так, а не по-другому. 

Оксана Михайлова:

Когда мы организовали у себя школу, стали читать именно педиатрический профиль. Естественно, у родителей, у будущих мам, у пап тоже стали возникать вопросы касательно гинекологии ― как рожать, как дышать, огромное количество вопросов. Конечно, все врачи, мы пытались им объяснять и рассказывать, но был явный дефицит информации, надо было, чтобы её доносили профессионалы. Поэтому совершенно логично было следующим шагом выйти на роддом, на гинекологов, и объединить наши школы. Когда мы вышли на гинекологов, стали предварительно разговаривать о том, как бы нам сделать общую школу, то выяснилось, что у гинекологов точно такая же проблема. У них в роддомах есть, конечно, педиатры, есть неонатологии, но, всё-таки, у специалистов, работающих в поликлинике, которые придут уже после рождения ребёнка на первые патронажи, немного отличается информация, подход. Было бы очень здорово объединить эти усилия. Таким образом родилась общая школа. Мы вышли на Михаила Зурабовича, таким образом родилась наша школа. 

Михаил Цурцумия:

Школа проводится очно, это понятно. Ещё я хотел донести до слушателей, зрителей про формат школы, как мы ее проводим. Мы разделили всё по секторам, по вопросам. Мы общаемся с пациентками, которые приходят к нам на школу, задают нам вопросы. Амбулаторное звено, женские консультации, к сожалению, ограничены временем приёма, у них шаг сетки 15 минут. Мы не успеваем полюбить, объяснить, рассказать, донести до каждой пришедшей пациентки все вопросы, которые её интересуют. Поэтому мы искали некую альтернативную площадку, где мы не ограничены временем, не ограничены стенами, количеством вопросов. Самая короткая школа по времени проведения была у нас, если мне не изменяет память, порядка 3 часов. Меньше 3 часов у нас не было ни одной школы. 

Юлия Каленичина:

Обычно больше 4-х часов.

Михаил Цурцумия:

В нас это ещё больше увеличивает желание продолжать делать, потому что вопросов всё больше и больше, желающих прийти к нам всё больше и больше. Но у очной школы есть продолжение. Я хочу, чтобы вы рассказали что-нибудь, что происходит от школы до школы? 

Татьяна Арехина:

Действительно, школы у нас выстроены в формате очной встречи с родителями. Они у нас регистрируются на школах, оставляют свой контактный телефон, и, так называемые, выпускники наших школ добавляются в чаты, где мы продолжаем их информировать, отвечать на вопросы.

Юлия Каленичина:

Да, в чатах нам задаётся масса самых разнообразных вопросов ― и по вскармливанию, и по поведению ребёнка, по заболеваниям, по оказанию помощи. Когда стоит обращаться к педиатру, когда стоит вызвать неотложную службу, и вопросы по воспитанию, психологические моменты, касающиеся мам и ребёнка. Все эти вопросы мы освещаем, практически, в режиме нон-стоп. 

Татьяна Арехина:

Да, да, какие лекарства можно принимать беременной женщине, какие нельзя, когда ей бежать в роддом, когда ей пойти в женскую консультацию. Действительно, есть дефицит информации, получить её именно сиюсекундно, онлайн ― такого, мне кажется, ещё нигде не было. В том наша уникальность. 

Оксана Михайлова:

Фишка в том, что все специалисты разных профилей: гинекологи, педиатр, неонатолог, акушеры-гинекологи. Есть люди, которые работают в женских консультациях, есть, которые принимают роды. Мама, задав вопрос, в одном чате может получить ответы совершенно разных специалистов. Это здорово, потому что одна мама оглашает вопросы, другие мамы присоединяются. Почему еще очень важен чат ― мы можем посмотреть, какие вопросы интересуют родителей, будущих мам. Причём, в чатах состоят уже мамы. Мы создавали чат для беременных, мы думали, что потом, когда мама родит, она выйдет из чата через какое-то время. Но люди не удаляются, родители задают дальше вопросы. Анализируя вопросы, мы понимаем, как нам двигаться дальше в школах, что освещать, что родителей интересует. С этой точки зрения чаты очень интересны, мне кажется, они вообще имеют большое будущее. 

Михаил Цурцумия:

Абсолютно с вами соглашусь. Чаты можно использовать как неплохое маркетинговое исследование для внесения каких-либо изменений структуры, деятельности того или иного подразделения. Смотреть, что более актуально, сделать упор на профиль, за которой каждый из нас отвечает, и делать развитие в том направлении, помимо школы. Нам явно нужен больший формат. Каждая школа длится 3-4-4,5 часа, общаемся с мамами, будущими мамами, с их родителями, с мужьями. Но мы понимаем, что круг пациенток, с которыми мы общаемся ― это не весь круг, который хочет задать вопросы, которые мы хотим осветить. Кстати, школа абсолютно бесплатная, если мне не изменяет память. Школа заявлена, как абсолютно волонтёрская. Помимо прочего, мы пытаемся анонсировать в наших школах специалистов, которые могут быть приглашены, если они интересны. Потому что есть масса проблем, есть масса узких специалистов, которые не всегда доступны, не всегда осязаемы, ощутимы. Но их присутствие на школе, их наставнические идеи достаточно неплохо отражает обратная связь. Поэтому, наверное, наша школа будет дополняться другими специалистами, узкими специалистами, в том числе, я думаю, и юристами, и психологами, безусловно. Поэтому мне кажется, что за школой достаточно большое будущее, мы можем развивать это направление, можем развивать чаты достаточно широко. Я вижу в рамках реорганизации здравоохранения вообще, в принципе, это укладываться в очень логическую цепочку, как мы с вами называли, от зачатия до совершеннолетия. То есть мы взяли за руку пациентку, наблюдали её всю беременность, довели её до родильного дома, родили, вы подхватили за руку уже ребёнка. Для нас, акушеров-гинекологов, тоже очень важно, как растёт и развивается ребёнок, которого мы наблюдали 9 месяцев по той причине, что мы нашли общий язык, нашли точки соприкосновения и решили, что мы делаем это вместе.

Какие вопросы освещаются на школе, о чём идёт речь, что мы говорим, как мы говорим?

Оксана Михайлова:

Как правило, первая начинаю я. Я работаю всегда в паре с резиновой Зиной. Резиновая Зина — это муляж ребёнка. Мы с ней всегда разговариваем, вместе рассказываем, на Зине всё показываем. Как правило, я рассказываю о диете кормящей мамы, рассказываю гигиенические правила: как пеленать, как купать, что нужно купить в приданое ребёнку, какие пелёнки, чепчики, как выбрать коляску, кроватку и так далее. Мой блок вопросов касается этого, потом Зина переходит к Юлии Игоревне, и Юлия Игоревна дальше работает. 

Юлия Каленичина:

Я обучаю пеленанию, обучаю технике грудного вскармливания, рассказываю о пользе грудного вскармливания, о функциональных состояниях малыша после рождения, о кишечных коликах, срыгиваниях, о том, как помочь ребёнку, если случилась температура или другие неприятности, отвечаю на все вопросы. 

Татьяна Арехина:

Мой блок острый и животрепещущий, я бы сказала, в плане вакцинопрофилактики. У нас есть сторонники, есть противники, но нам всё время на школах очень везёт ― большинство родителей знают о пользе прививок, что очень радует. Юридические моменты: как прикрепиться к поликлинике, как выбрать врача, какие есть льготы у новорождённого ребёнка, до какого возраста, что с ними делать, какие документы нужно собирать для поликлиники. 

Михаил Цурцумия:

Все вопросы акушерской части приблизительно в таком же разрезе: как прикрепиться, как наблюдаться, какие есть льготы, какие пить препараты, когда вызывать скорую, когда можно ехать самой в родильный дом и не вызывать скорую. Причём, бывают абсолютно курьёзные вопросы. В сети интернет много информации, пациентки её читают, потом задают вопросы: правда ли, что, если у меня изжога, то ребёнок у меня будет волосатый? Отвечая на все вопросы, мы пытаемся найти рациональное зерно. Я хочу оговориться, что наши школы, наши рассказы, наше присутствие в чате не заменяет очных явок, не является консультацией в рамках телемедицины. Это некое медицинское сопровождение, дабы не сделать неверного шага. Это некое медицинское сопровождение, для того чтобы не искать в Google, что могут означать ваши симптомы, а получить ответ от людей, которые за них по факту отвечают, которые идут с ними рука об руку, которые знают, а если не знают, найдут того, кто знает ответы на все их вопросы. Формат оказался очень интересным. Сколько человек в чате сейчас состоит? 

Оксана Михайлова:

Чат не один, потому что невозможно, сейчас два чата, больше 200 человек. Сейчас планируем сделать третий чат, поэтому я не знаю. Больше 300 человек с последних школ. Круглосуточные вопросы, 24/7. В 2 часа ночи бряк телефон, смотришь ― а там мама, например, пишет: я встала, пошла в туалет, решила посмотреть на ребёнка, мне не понравился его пупок, что делать? В 2 часа ночи актуальный вопрос. Естественно, мы отвечаем, потому что лучше мы ответим маме на него, если у меня есть возможность, чем мама будет нервничать, у нее будут проблемы с молоком, папа не выспится, не пойдёт на работу и так далее. Или фотография подгузника: он покакал так, что мне делать? 

Юлия Каленичина:

В сутки в каждом чате поступает более 100 вопросов. 

Михаил Цурцумия:

Это при 300 присутствующих. 

Оксана Михайлова:

В одном чате. Так в каждом чате. 

Юлия Каленичина:

У кого-то нет вопросов, а кто-то всё время задаёт, задаёт, задаёт активно. Благодарят всё время, каждый раз после очередной нашей очной встречи множество благодарностей, спасибо. 

Оксана Михайлова:

Когда мы чаты только анонсировали, мы говорили о том, что мы нужны для того, чтобы отвечать на вопросы мам. Вы можете между собой общаться, когда вы будете совсем уже загоняться, мы вступим в разговоры. Мы вклиниваемся, когда вас уже начинает заносить, действительно, мы говорим: нет, родители, вам надо к такому врачу или такому врачу. Но, оказалось большое количество вопросов, которые невозможно выделить, какие вопросы именно нам адресованы, а какие они между собой обсуждают. Нами было предложено создать им свой отдельный чат. Действительно, родители сами создали свой чат беременных и только что родившихся, они общаются, мы там не присутствуем, у нас чат чисто медицинский. То есть, уже дальше пошёл хвост. 

Юлия Каленичина:

Там они делятся своими впечатлениями.

Михаил Цурцумия:

Делятся впечатлениями, делятся своими идеями, объединяются по интересам.

Я бы хотел, чтобы каждая из вас коротко осветила вопросы, которые мы обсуждаем на школе. Я сейчас опущу акушерство и гинекологию. Каждый из вас коротко то, о чём вы рассказываете. Сейчас коротенько, а дальше, я думаю, мы с вами сделаем цикл передач, и каждую тему раскроем, анонсируя, о чём будет следующая передача. Каждую передачу посвятим какой-то тематике, которую мы обсудим, будь то вакцинопрофилактика, будь то грудное вскармливание, будь то пеленание, наблюдения первого года жизни, на что обратить внимание. Мне хочется, чтобы каждая из вас акцентировала внимание, что может явиться основой для составления рейтинга передач среди слушателей и зрителей. То есть выбрать тематику для передач, которая была бы им интересна. 

Оксана Михайлова:

Мой блок занимает очень много времени на школах. Если коротко ― во-первых, диета кормящей мамы. Об этом можно говорить очень долго, потому что всё индивидуально, кто что любит или не любит. Если коротко, то я рассказываю о том, что у мамы не должен быть тюремный рацион, состоящий из хлеба и воды. С другой стороны, надо понимать, что у вас ребёнок, надо подходить разумно к своему питанию. У моей передачи 3 правила. Всё новое кормящая мама должна вводить в свой рацион, первое ― только с утра, второе ― в небольших количествах, и третье ― не больше одного нового продукта в день. Дальше об этом мы будем рассказывать отдельно. Я рассказываю отдельно про супы, про второе, про котлеты, про рыбу, про компоты ― про всё, что хотите, поэтому получается очень долго. Это что касается питания. Второе ― рассказываю про уход. Тут работаем с Зиной, я рассказываю от макушки до пятки, как расчесывать волосы, как чистить нос, как выбрать подгузник, как подмывать мальчика, девочку, подстригать ногти и так далее. Всё детально рассказываю, показываю. Третье ― приданое. Здесь тоже стоит подробно рассказывать, потому что родители выкидывают огромное количество денег на вещи, которые потом ребёнку либо не пригодятся, либо неправильно подходят к покупке этих предметов. Поэтому я пытаюсь дать информацию, минимум, который родитель должен соблюсти при покупке того или иного ― кроватки, коляски, молокоотсоса. Я им откровенно говорю, что нужно, что не нужно, что нужно купить самим обязательно, что можно отдать родственникам под тегом «приму в дар» и так далее. Мой блок состоит из этого. 

Юлия Каленичина:

Моя задача состоит в том, чтобы объяснить всю пользу грудного вскармливания, что это единственное правильное питание для младенца. Природа продумала его до мелочей, до тонкостей. Вселить в маму уверенность, что она сможет кормить, объяснить, как правильно приложить к груди малыша, чтобы потом не было проблем с грудью, чтобы малыш правильно сосал, насыщался. Рассказываю также о тонких моментах, которые могут вызвать у родителей беспокойство, потому что сейчас рано выписывают малыша из роддома, на вторые-третьи сутки. Ребёнок проходит определённые физиологические моменты адаптации уже дома, а не в родильном доме, как это было раньше. Родители сталкиваются с различными нюансами, которые их напрягают, удивляют и даже иногда пугают. Я пытаюсь объяснить, рассказать, чтобы родители не переживали, не тревожились по пустякам, потому что есть варианты нормы, которые могут смутить родителей. Рассказываю о таких не очень приятных состояниях, которые являются физиологическими, как кишечные колики, срыгивания, как справиться с этой ситуацией, когда возникает необходимость обратиться к врачу. Потому что не каждое срыгивание бывает физиологическим. Также у меня есть пласт тренинга по пеленанию Зины, когда все мамы, папы, каждый может попробовать это сделать, объясняю, показываю. Есть очень много желающих это сделать. 

Михаил Цурцумия:

Можно, сразу задам вопрос. Пеленать?

Юлия Каленичина:

Пеленать. 

Михаил Цурцумия:

Именно пеленать?

Юлия Каленичина:

Пеленание сейчас, конечно же, отличается от того, какое было в средние века, не настолько суровое. Дело в том, что младенцы, привыкшие в утробе мамы находиться в стеснённых обстоятельствах, достаточно часто испытывают некий дискомфорт от обилия своих физических возможностей, вдруг появившихся после рождения. Поэтому ноги, конечно, нет, сейчас не пеленают так туго, к тому же и ортопеды советуют широкое пеленание ножек. А ручки лучше, конечно, закрыть. Есть малыши, которым нравится свобода ― пожалуйста! Если малыш чувствует себя комфортно в распашонке или в рубашке ― пожалуйста, пусть. Пеленать всё-таки надо, потому что иногда бывают моменты, что ребёнок никак не может уснуть, пугается, вздрагивает, что-то его тревожит. Пеленать должен уметь каждый родитель. 

Оксана Михайлова:

Мне очень нравится наблюдать, когда Юлия Игоревна обучает пеленать, особенно пап. Если папа подходит к Зине с пеленкой и первый раз заворачивает Зину, как колбасу, то после занятий с Юлией Игоревной он это делает уже замечательно, красиво, и всё правильно, несколько раз. Мама рядом стоит довольная, гордая за папу. Это так замечательно наблюдать! 

Михаил Цурцумия:

Хочу транслировать один из вопросов, который был задан на последней школе: а правда, что, если не пеленать ноги (помните пеленание времён инквизиции, нога к ноге ― так, чтобы не шевельнуться), то ноги будут косолапые, кривые? 

Юлия Каленичина:

Ноги будут такие же, как у одного из родителей, скорее всего. Это совершенно не зависит от пеленания. 

Оксана Михайлова:

Это лишний раз доказывает то, что нужно очень внимательно подходить к своему партнёру. Я к тому, что мы с вами школу охватываем от зачатия до 18 лет, но наша школа должна выходить в большие рамки. Мы должны не до зачатия, мы должны ещё раньше начинать работать. Это школа не будущих родителей, наверное, а уже школа родительства должна быть, в принципе. 

Михаил Цурцумия:

Да, родительства. Большинство приходящих, которые планируют забеременеть, задают вопрос: Михаил Зурабович, за сколько времени до зачатия надо бросить пить, курить и заняться физкультурой?

Татьяна Арехина:

Школа родительства как воспитание культуры репродуктивного здоровья населения. 

Юлия Каленичина:

Фактически, это школа здорового образа жизни. 

Михаил Цурцумия:

Да, почему нет? Школа больше превратится, наверное, в некий социальный поход. Честно, я не знаю, что вы скажете, коллеги, но я не вижу ничего зазорного, чтобы это видели и слышали, по крайней мере, старшие классы. 

Татьяна Арехина:

Подростки, да, конечно. 

Михаил Цурцумия:

Да. О чем мы говорим на школе? 

Татьяна Арехина:

Мой кусочек блока школы очень болезненный в массах ― вакцинопрофилактика, прививки. Говорить о прививках можно много, рассказывая про каждую. Я акцентирую внимание, в основном: точка приложения прививки, что такое иммунитет, против чего делается, в рамках каких законодательных документов; наш национальный календарь профилактических прививок, региональный ― почему именно в эти сроки, что грозит, если не прививать детей. Также, так как меняются наша законодательная база, здравоохранение, очень часто, очень много вопросов на тему: на какой день к нам придут медицинские работники из поликлиники после выписки? Несколько десятков лет назад наблюдение в первые две недели было практически ежедневное, когда врач с медсестрой ходили почти каждый день. Сейчас всё поменялось, не многие об этом знают, поэтому я также ставлю своей целью оповестить будущих родителей, что к ним на следующий день после выписки обязательно придет медицинский работник. Это, как правило, медицинская сестра, потом придёт участковый врач-педиатр и расскажет, по какому графику далее ожидать. Также, как прикрепиться к поликлинике, как выбрать. В городе есть законодательный документ, который гласит о том, что каждый пациент вправе выбрать один раз в год любую поликлинику, вне зависимости от места жительства. Но не каждый из пациентов будущих и настоящих знает, что выбрать он может любую поликлинику, но на дом к нему будет приходить только тот доктор, который территориально закреплён. Также о льготах детей, бесплатное получение продуктов питания малышей: какой пакет документов необходимо собрать до прихода медицинских работников, что нужно оформить заявление, передать в поликлинику, получать практически с первых дней жизни продукты питания на молочной кухне. Такой большой пул вопросов бывает, тоже достаточно ёмкий. 

Михаил Цурцумия:

Один из самых животрепещущих вопросов, которые, я думаю, нам стоит вынести в отдельную передачу, это вакцинопрофилактика. В многих средствах массовой информации, в сети интернет, в чатах, абсолютно согласен, есть как сторонники, так и противники. Я думаю, нам стоит выделить отдельную передачу и рассказать про вакцины, и вообще про наши мысли, про наше отношение к этой тематике.

В продолжение я бы хотел, чтобы вы немножко рассказали об учреждении, в котором вы сейчас трудитесь. Что это за учреждение? 

Оксана Михайлова:

Я и Юлия Игоревна, мы сейчас представляем Детскую городскую клиническую больницу имени святого Владимира. Мы пришли в эту больницу, поэтому в наших планах перенести школу матерей, организовать её на базе нашей больницы. Это не значит, что мы не выезжаем в другие округа; огромная территория, огромное количество мам, с которыми хотелось бы работать, которым хотелось бы рассказать и донести нашу информацию. Базироваться мы будем на территории больницы Святого Владимира. Сейчас планируем активно привлекать, в первую очередь, беременных Северного и Северо-Восточного округов, потому что им ближе всего. Про остальные планы сейчас расскажут коллеги. Благодаря тому, что мы базируемся в больнице, где есть более узкие специалисты, мы попробовали пригласить их на наши школы. Хороший опыт получился, более подробно Юлия Игоревна расскажет. 

Юлия Каленичина:

На ноябрьскую очную школу будущих родителей к нам приходил ортопед, специалист больницы Святого Владимира Горджеладзе Юрий Мамедович. Удивительно, это был наш первый опыт, мы впервые пригласили узкого специалиста, но родители были в восторге! Доктор тоже хотел коротко, мы рассчитывали, что он успеет за 15-20 минут, но, наверное, его удерживали целый час, вопросов было очень много. В дальнейшем в родительских чатах благодарили за то, что мы пригласили специалиста, и продолжают поступать вопросы именно на эту тему. В связи с этим мы решили приглашать и других специалистов. Сейчас мы подключили к чату докторов неонатолога и ортопеда, они отвечают на поступающие новые вопросы. Поэтому на следующую школу, скорее всего, мы пригласим неонатолога. Хотим подключить сосудистого хирурга. 

Оксана Михайлова:

Стационар даёт более широкое поле для деятельности, поэтому, наверное, всё немножко видоизменится. Мы смотрим по чатам, какие вопросы актуальны. Конечно, соединить в одну, и даже в две школы, которые длятся по 4,5, по 5 часов, тяжело, в первую очередь, родителям. Поэтому, наверное, мы будем разделять на отдельные блоки.

Татьяна Арехина:

Анонсировать и проводить блоками. 

Оксана Михайлова:

Почему Святого Владимира? Потому что это удобный стационар и удобнее там действовать. Мы не просто привязались к стационару и так далее, просто нам удобно, у нас есть возможности ― и помещения, и возможности, и территория, тем не менее, мы доступны абсолютно для всех. Больше того, наоборот, мы хотели бы пригласить из других роддомов, поликлиник, где проводятся такие школы; было бы замечательно, обмен опытом ― это всегда здорово. Мы с удовольствием могли бы поехать в другие школы, послушать, что там говорят, и к себе бы пригласить. Мне кажется, будет здорово, если мы начнём все вместе объединяться, делать что-то общее. Это уже грандиозные планы. 

Татьяна Арехина:

Но и бросать Юг и Юго-Запад мы не собираемся. Мы дебютировали именно с Юго-Западного округа. Потом объединились с Южным, поэтому ни в коем случае Юго-Запад не будет отпущен восвояси, мы будем также планировать и проводить школы и здесь. Тем более, у меня ещё, помимо врача-педиатра, есть ответственность перед избирателями, я являюсь муниципальным депутатом Зюзино, поэтому школе для Юго-Запада быть. Школу мы как раз проводили в Зюзино, в Центре молодёжного парламентаризма ― шикарный зал, вмещает достаточное количество желающих. Поэтому также будем анонсировать и выходить. 

Юлия Каленичина:

Люди могут приехать с любых районов, там зал очень большой. Абсолютно любой желающий, и бабушки, и папы, не только беременные женщины. 

Татьяна Арехина:

Нам содействовала наша управа Зюзино, поэтому, я думаю, что мы охватим всю Москву. 

Михаил Цурцумия:

И анонсирование, и возможность проведения на разных площадках школы. Огромное спасибо и вам, огромное спасибо префектуре Юго-Запада, которая услышала посыл, услышала вашу просьбу в выделении помещения, где мы можем провести то мероприятие. 

Оксана Михайлова:

Хорошо бы, чтобы нас ещё кто-то услышал. Из области мамам сложно ехать. Еще раз говорю, что Святого Владимира, Сокольники. Конечно, мы предоставим площади, чтобы приехали мамы, но не всем удобно, ехать, предположим, из Новой Москвы, или совершенно с противоположного конца Москвы, ехать тяжело. Мы приедем в ТиНАО, куда угодно, наша задача - охватить как можно больше народу, донести информацию как можно большему количеству человек. 

Татьяна Арехина:

Компетентную медицинскую информацию из уст профессионалов, которые ежедневно работают с детьми, с мамами, с пациентами. Наша прямая задача ― донести достоверную информацию. У нас у каждого есть документ об образовании, лицо, мы не скрываем, как нас зовут, где мы работаем, что мы сертифицированные специалисты, мы несём ответственность за свои слова. В той же сети интернет под аватаркой бабочки, собачки может скрываться кто угодно, поэтому, на мой взгляд, куда проще прийти на школу, подключиться к чату, спросить и получить ответ от того человека, который с этим работает, имея на то право. 

Михаил Цурцумия:

Небольшая оговорка, небольшая ремарка. Мы не пропагандируем какое-то учреждение, мы пропагандируем и рассказываем то, что мы умеем, то, что мы знаем. У слушателей может создаться впечатление, что мы пытаемся пропагандировать оказание медицинских услуг того или иного учреждения. Абсолютно нет, мы не являемся маркетинговым агентством по развитию услуг того или иного учреждения, мы есть те, кто мы есть. Мы говорим ровно то, что мы умеем. 

Оксана Михайлова:

Да, я и сказала, что было бы здорово, если бы мы начали общаться с разными школами. Было бы здорово, если бы мы начали друг друга слышать и обмениваться опытом.

Михаил Цурцумия:

И для нас в том числе полезно, потому что наше видение одно, а кто-то видит совсем по-другому, мы будем только рады перенять и научиться чему-то у них. 

Оксана Михайлова:

Ещё добавлю: родители у нас услышали одно, в другую школу поехали ― могут услышать что-то другое. Ещё поэтому необходимо обмениваться опытом, возможно, дальше идти в департамент, если они нас услышат, создавать методичку по уходу, найти общее видение, чтобы все школы матерей велись по определённым правилам. На сегодняшний момент все профессионалы, но у каждого своё видение, своя трактовка определённых моментов, поэтому зачастую мамам сложно, когда здесь говорят так, а здесь этак, и там медик говорил, и там. Если мы все вместе будем доносить одну и ту же информацию, будет только польза. 

Татьяна Арехина:

Медицинская информация может быть одна и та же, донести мы хотим одно и то же, но наши формулировки могут быть другими. Мы можем рассказывать про конкретную прививку, но в другой последовательности, что будет не совсем понятно нашим родителям. Про тот же уход: мы говорим, что нужно мыть в такой-то последовательности, где-то что-то поменять, принципиально это или непринципиально ― а у людей может быть диссонанс восприятия. Поэтому, на самом деле, да. 

Оксана Михайлова:

Особенно, по вскармливанию. Большое количество вариантов: как приложить, на сколько приложить, будить ночью, не будить, держать столбиком, не держать. У Юлии Игоревны, мне кажется, вообще самое большое количество вопросов, потому что у неё вскармливание. 

Татьяна Арехина:

А специалистов по грудному вскармливанию и школ по грудному вскармливанию достаточное количество только в Москве, не говоря уже о всей территории. Но они в большинстве своём самобытные, всё-таки. 

Михаил Цурцумия:

Всё в рамках учреждения, нет единого. Моё глубокое убеждение, что я вижу ― нет единого подхода, нет единого видения, кто во что горазд. Мы можем говорить об одних и тех же вещах абсолютно по-разному, только наши пациенты понимают совсем по-другому. Мы друг друга понимаем на профессиональном уровне, о чем мы говорим, но с пациентами встаёт вопрос коммуникативных возможностей, умения передачи, умения донести. Ещё раз вернусь к тому, что это формат, который нас не ограничивает. Пациентка, пришедшая на приём, пришла на нашу территорию, в лечебное учреждение. Школа же проходит на нейтральной территории, пациентке психологически комфортнее, она сидит спокойно, она может встать, выйти, попить водички, задать любые интересующие её вопросы. 

Татьяна Арехина:

Привести с собой поддержку. 

Оксана Михайлова:

Когда мы ещё анонсируем, всегда говорим: задавайте вопросы! Если вам вопрос кажется глупым ― это вам кажется, мы здесь для того, чтобы ответить на любые ваши, даже самые глупые вопросы. Вы можете задавать абсолютно всё, здесь никто не посмеётся, никто вам ничего не скажет, не покрутит пальцем у виска, здесь всегда вам ответят на все вопросы. Изначально мы всегда об этом говорим. Те, кто к нам приходит на школу, это знают, они действительно задают любые вопросы. 

Татьяна Арехина:

После школы у нас есть также обратная связь, мы раздаем большие анкеты, где спрашиваем: что вы хотели бы ещё услышать, что вам конкретно понравилось, что вам было понятно или непонятно? Потом анализируем. 

Оксана Михайлова:

Школа востребована еще потому, что у многих родителей это вторые дети, значит, есть старшие, которые ходят в сад или в школу. Родители точно так же задают вопросы по старшим детям. Именно поэтому я говорю, что наша школа постепенно, плавно, скорее всего, должна будет вырасти именно в школу родительства. Я ещё раз хочу об этом сказать: мы должны прийти в дом, начиная со старшеклассника, и закончить зрелым возрастом. Представляете, сколько ещё у нас есть направлений, куда двигаться! 

Юлия Каленичина:

Интересен еще тот факт, что есть родители, которые приходят на первую школу, узнают, когда следующая школа, приходят на следующую школу, у них появляются новые вопросы, они их продолжают задавать. Даже родив ребёнка, могут прийти опять. 

Оксана Михайлова:

У нас была мама, она приходила 4 раза. 

Татьяна Арехина:

А потом папа гулял с ребёнком, она ещё раз пришла. 

Михаил Цурцумия:

На этой волшебной ноте мы закончим сегодняшнюю передачу. Следующие передачи, я думаю, мы уже сделаем тематическими. До новых встреч в эфире! 

}