Владимир Гевондов Врач дерматолог-венеролог, зам.генерального ди⁠ректора ООО "РЕПАР-ГРУП" 14 декабря 2018г.
Инновация в лечении хронических заболеваний
Лечение пародонтита, включая пациентов с сахарным диабетом. Ускорение процессов регенерации и репарации у пациентов в состоянии хронической усталости

Юлия Геворгян:

Добрый день, уважаемые зрители и слушатели Mediametrics. В эфире снова программа «Улыбка на миллион», и сегодня мы будем обсуждать инновации в лечении хронических заболеваний. Сегодня у нас в гостях два замечательных гостя, с одним из которых вы уже знакомы, мы уже общались в предыдущем эфире, но все-таки решили, что мы не до конца обсудили эту интересную тему, связанную с коллагеном. У нас сегодня в гостях врач-стоматолог, пародонтолог, терапевт, хирург, врач-косметолог Ольга Еременко. Здравствуйте!

Ольга Еременко:

Здравствуйте!

Юлия Геворгян:

И Владимир Гевондов – доктор дерматолог-венеролог, зам. генерального директора ООО «РЕПАР-ГРУП». Здравствуйте!

Владимир Гевондов:

Добрый день! 

Юлия Геворгян:

Мы сегодня будем обсуждать инновации, связанные с хроническими заболеваниями, которые сложно поддаются лечению. Ольга, начнем со стоматологии, все-таки мы стоматологическая программа. Конечно же, очень меня заинтересовало то, что Вы лечите пародонтит. 

Ольга Еременко:

Это очень востребованная тема сейчас, очень сложная. Население наше поражено пародонтитом фактически на 98 %. Оно течет сейчас совершенно по-другому, не так, как десятилетия назад, потому что сейчас поменялись средства гигиены, поменялся образ жизни людей. И очень много людей идут с хроническими заболеваниями, и они не могут сразу обнаружить у себя это заболевание. Поэтому ко мне попадают уже достаточно в тяжелой ситуации. 

У меня на данный момент есть своя методика лечения пародонтитов, и все, что я делаю, стараюсь максимально быстро добиться момента регенерации, потому что если мы не получаем закрытия пародонтальных карманов в тот период времени, когда человек находится у нас на лечении, то обострения случаются уже через две недели, как он вышел от врача. Поэтому очень важно довести человека до какого-то логического состояния, когда у него заболевание стабилизируется. 

Юлия Геворгян:

Каким образом? Лечение пародонтита в 5 посещений, Вы какие-то препараты применяете или оборудование, как это все происходит? 

Ольга Еременко:

Самым большим моим секретом является тот момент, что я узнаю об образе жизни человека. Исходя из того, какой он ведет образ жизни, я назначаю ему обследование. Если кто-то гадает по руке, по глазам, то по деснам и по зубам я могу предположить те хронические заболевания, которые у него есть. Соответственно, у меня есть список анализов, которые обязательно сдает пациент перед началом лечения. Мы ведем его уже комплексно, с основным лечащим врачом. 

Юлия Геворгян:

В каких именно ситуациях Вы применяете коллаген? Сейчас мы говорим конкретно о Репарколе. 

Ольга Еременко:

Коллаген необходим для получения заживления. То есть если мы говорим о процессах регенерации, то в процессе регенерации его запускают и влияют на скорость заживления, это два основных момента. Первое – это нити фибрина, которые содержатся в кровяном сгустке, второе – это нити коллагена. От количества ниток того же самого коллагена или объема фибрина зависит скорость заживления и время заживления. 

Юлия Геворгян:

Владимир, пользуясь случаем, хочу сказать Вам спасибо, потому что я приобрела Ваш препарат. У меня произошла такая ситуация, я порезала руку, причем очень глубоко, нанесла и на утро я, честно говоря, не могла понять, в каком месте был порез. Ни шрама, ничего. Я очень рада, что он у меня есть дома, потому что маленький ребенок, всякое бывает. Опять же, хочу сказать спасибо за то, что это именно наш препарат, российский, люди, которым я уже рекомендовала, которые приобретали в аптеках, отзывы только положительные. Поэтому я очень рада нашему знакомству. 

Ольга Еременко:

Я, как доктор, который все-таки еще читает лекции и немного занимается научными исследованиями и изучением физиологии, патофизиологии, могу сказать, что коллаген Репаркол очень сильно отличается от других коллагенов, представленных на рынке. Он изготовлен в таких условиях и в таких температурных условиях, когда он действительно работает, как свой собственный. И Вы говорите о скорости заживления. 

Юлия Геворгян:

Это было просто уникально, из первых уст информация. Со мной лично произошло, глубокий порез ножом, но я была в шоке, потому что я думала, хотя бы 2-3 дня должно пройти, а тут всего лишь сутки.

Владимир Гевондов:

Мы очень гордимся тем, что это препарат наш, отечественный. Даже в аптеке первостольники удивлялись, они не могли поверить, что он отечественный, имеет такую качественную, красивую упаковку. Во всех отношениях он хорош. Мне приятно слышать и видеть, когда люди просто с восхищением говорят, когда они сами сталкиваются с тем, что его применяют и восхищаются. И я хочу подчеркнуть, что препарат полностью российский, аптечная сеть Асна, в которой на данный момент продается Репаркол, благодаря которой мы присутствуем во всей России, отнеслась к этому тоже с гордостью, что это отечественный препарат. Пока на данном этапе он как косметическое средство применяется, то есть при неглубоких повреждениях кожи, где можно обойтись наружным применением. И вдобавок к гелю я хочу показать еще один продукт, которого нет на рынке. Это спрей. Пока его нет в продаже, но будет, уже с нового года появится в той же сети Асна. 

Юлия Геворгян:

Им можно пользоваться точно так же, если вдруг царапина или рана?

Владимир Гевондов:

Да, разница заключается в том, что гель надо размазывать, а чтобы не касаться раны, спреем можно это делать на расстоянии, и он более экономичен. 

Ольга Еременко:

Уход после косметических процедур чудесный. 

Юлия Геворгян:

10 месяцев у меня ребенку, но когда я стригу ногти, у маленького ребенка очень быстро растут, буквально раз в 3 дня мне приходится стричь. И мы взяли в привычку: подстригла ногти и как маникюрчик смазываю Репарколом. 

Ольга Еременко:

Наверное, в ближайшие 20 лет будет очень развита тема ускорения регенерации. Потому что все сейчас люди заняты, ни у кого нет времени на то, чтобы заниматься своим лечением, лежать в стационаре, лечить тот же самый пародонтит годами, потому что мы живем сейчас в той ситуации, когда человек очень много работает. Заработки большинства зависят от количества времени, потраченного на работу. Если человек находится в состоянии хронического стресса, то у него заживление идет медленнее в любом случае. 

Юлия Геворгян:

Что такое хронический стресс? Хронический стресс и хроническая усталость – это синонимы? 

Ольга Еременко:

Почти. То есть хроническим стрессом являются стрессовые ситуации. 

Юлия Геворгян:

Вот я сейчас ехала на программу и застряла в пробке. У меня был стресс. Вот это и есть хронический стресс? 

Ольга Еременко:

В том числе. 

Владимир Гевондов:

Представляете, сколько машин в Москве, и у всех стресс. 

Ольга Еременко:

К стрессовым ситуациям относится и дефицит времени, когда ты что-то не успеваешь. Официально сейчас признано, что уменьшение чувствительности, недостаток времени приводит к хроническому стрессу.

Юлия Геворгян:

А как он проявляется? 

Ольга Еременко:

Есть вот этот стрессовый фактор, который запускает этот процесс, у нас замирает дыхание. Это первое, что происходит. Может упасть температура тела, может снизиться артериальное давление. И этот промежуток времени может быть абсолютно разным. То есть это может быть 15 минут, это может быть полчаса, это может быть несколько часов. И в эту первую стрессовую фазу тревоги следующим этапом идет резко поднятие давления, то есть организм старается убрать. И еще очень важный момент, что в первую фазу тревоги уменьшается объем лимфатических узлов, нарушается отток, и организм, естественно, теряет силы по возможности борьбы с инфекцией. И когда мы в этом состоянии находимся достаточно долго, следующим этапом может быть повышение температуры, повышение артериального давления, учащение сердцебиения, и дальше наступает фаза резистентности, когда организм пытается нас изолировать от этой проблемы для того, чтобы мы не погибли. А для него защитная реакция, нехватка времени – это тоже проблема. Хроническое воспаление, о чем я говорю, пародонтит – это для него тоже проблема, это для него тоже большой стресс. Хирургическая манипуляция, операция – это тоже стрессовая история. В какой-то момент у организма заканчивается ресурс. 

Владимир Гевондов:

Даже если железный Феликс. 

Ольга Еременко:

Даже если аккумулятор не заряжать, батарейку, она умирает. У нее заканчивается ресурс. И поэтому у человека наступает момент астении, хронической усталости. В этот момент очень сложно добиться заживления, регенерации. 

Юлия Геворгян:

То есть в этом случае даже элементарные порезы могут заживать очень долго. А если это сахарный диабет еще в компании... 

Ольга Еременко:

То добавляется микроангиопатия, при которой клетки даже добраться не могут до той зоны, где возникло повреждение. 

Юлия Геворгян:

Если лечить пациентов с синдромом хронической усталости, каким образом может сыграть положительную роль коллаген? 

Ольга Еременко:

Я не могу сказать, что у меня со всеми пациентами это получается на 100 %. Но процент выживаемости у моих пациентов зубов с сахарным диабетом в данный момент времени 92 %, даже при средней степени тяжести. То есть обязательно сдача анализов, обязательно уход, обязательно мы с пациентом договариваемся о том, что он выполняет все мои рекомендации, потому что если мы что-то не выполняем, конечно же, нет никакого результата. 

А те ситуации, когда мы говорим про фибрин и про коллаген, они дают организму доставку непосредственно тех клеток и тех веществ, которые необходимы для заживления. Поэтому так важно прописывать этот алгоритм и ему следовать. Тогда будут хорошие результаты. 

Юлия Геворгян:

А в косметологии Вы употребляете Репаркол? 

Ольга Еременко:

Обязательно. 

Юлия Геворгян:

В каком виде?

Ольга Еременко:

Мне он нравится в качестве использования препарата для фракционной мезотерапии. 

Юлия Геворгян:

Что такое фракционная мезотерапия? 

Ольга Еременко:

Это инвазивная, но не глубоко инвазивная манипуляция, которая позволяет действовать на поверхность, на слои эпидермиса, которая будет стимулировать процессы заживления, улучшения качества кожи. Признаюсь честно, я фанат здорового образа жизни, я занимаюсь спортом, йогой. Благодаря такому поверхностному воздействию в соответствии с неглубокой травмой мы получаем регенерацию. Но тут очень важен ресурс. То есть коллаген отчасти создает вот это ресурсное состояние. Вы использовали на себе, и Вы оценили результаты. 

Юлия Геворгян:

Я только начала, я тоже становлюсь фанатом коллагена, это правда, потому что мне очень нравится.

Ольга Еременко:

Я могу еще открыть одну тайну, так как я вопросами регенерации занимаюсь уже год, полтора особенно углубленно, очень много изучаю информации, причем не только нашей, отечественной, но еще и из иностранных источников. Могу сказать, что есть определенные условия, при которых заживление наступает быстро. То есть любые клетки двигаются хорошо в жидкости. И тот коллаген, о котором мы говорили, в виде геля дает вот это состояние матрицы, гелевую основу для того, чтобы наши собственные клетки могли перемещаться без формирования шрама, потому что есть момент реконструкции тканей, а есть регенерации.

Если мы говорим про пародонтологию и про косметологию, то нам нужна репарация, то есть перестройка в лучшую сторону. А если мы говорим о травме без получения в последующем рубца, то это регенерация, то есть полное восстановление тканей. И тут нужно понимать, что мы хотим этими методами улучшать ожидаемый результат. 

Юлия Геворгян:

Скажите, пожалуйста, так как Вы занимаетесь хирургией, после удаления Вы пользуетесь коллагеном для того, чтобы лунка побыстрее затянулась?

Ольга Еременко:

Я человек, который использует разные методики в разных ситуациях. Если мы говорим про такие вещи, то я использую лечебные повязки, в которые можно замешивать лекарственные препараты для ускорения процесса заживления. 

Юлия Геворгян:

То есть в этом случае коллагеном Вы не пользуетесь. 

Ольга Еременко:

В некоторых случаях пользуюсь. 

Юлия Геворгян:

В тех случаях ускоряется процесс заживления?

Ольга Еременко:

Да, безусловно, ускоряется. Но я всегда ориентируюсь непосредственно на конкретного пациента. 

Юлия Геворгян:

Я имею в виду из тех даже нескольких пациентов, которые были, заметно, что эта лунка быстрее затягивается? 

Ольга Еременко:

Вы знаете, как я отмечаю разницу между процессами заживления? Степень отечности лица, первичным натяжением заживает или вторичным натяжением. Плюс есть такая очень интересная и сложная тема – это заживление трещины губы. 

Юлия Геворгян:

Кстати, по поводу губы. Герпес выскакивал у человека, мы намазали, буквально считанные часы, и он не пошел дальше.

Ольга Еременко:

Я не могу сказать, что коллаген лечит герпес, но скорость заживления и активация местных процессов заживления. 

Владимир Гевондов:

Если Вы не против, я в двух словах, как дерматолог, расскажу про герпес. Герпес живет в нервных узлах, и он при пониженном иммунитете выходит на поверхность, образует пузыри, потом они лопаются. И вирус таким образом размножается. Вот этот пузырь, вот эта жидкость полна вирусов. Когда он лопается, болезнь заканчивается. И период восстановления зависит только от скорости рубцевания этой ранки. А лучше всего для лечения герпеса применять комбинированную терапию, есть такой противовирусный препарат... 

Герпес живет в нервных узлах, и он при пониженном иммунитете выходит на поверхность, образует пузыри. Когда они лопаются, болезнь заканчивается. И период восстановления зависит только от скорости рубцевания этой ранки.

Юлия Геворгян:

Ацикловир?

Владимир Гевондов:

Нет, Ацикловир эффективен только в самом начале, когда начинает вот это место чесаться, потом чуть-чуть болеть. Есть такой препарат, Валтрекс. 

Юлия Геворгян:

Но к нему идет привыкание, потом то же самое. 

Владимир Гевондов:

После приема Валтрекса та стадия, на которой вы приняли, независимо от стадии развития герпетической инфекции, она идет на убыль. То есть валтрекс, а уже заживление именно самой раны – это Репаркол. И тут имеет большое значение не только то, что там содержится коллаген, хотя это основной компонент, но еще и пропиленгликоль, который удерживает эту рану во влажном состоянии, он гигроскопичный, и восстановление ускоряется значительно. И это все в геле, как сказала Ольга, и клетки там легко передвигаются, заполняют вот это все пространство. Так что для лечения герпеса я бы рекомендовал вот такую комбинированную терапию. 

Юлия Геворгян:

Ольга, я слышала, что коллаген скоро будут еще выпускать в виде пены. 

Владимир Гевондов:

Вы предвосхитили. 

Ольга Еременко:

Я думаю, что этот вопрос, наверное, к Владимиру. 

Юлия Геворгян:

Я просто хочу понять, в косметологии каким образом можно этим пользоваться?

Владимир Гевондов:

Я принес новинку, которую я продемонстрирую сейчас. Это аэрозоль, в котором находится тоже гель Репаркол, но при нанесении, при распылении образуется пена, она держится и работает очень хорошо. 

Юлия Геворгян:

И размазывать не надо. 

Владимир Гевондов:

Но смысл в том, что это пока опытный продукт, он у нас еще не продается, он в процессе регистрации как изделие медицинского назначения. И основное показание для него – это все-таки уже раны более обширные и особенно ожоги. У нас вся семья сидит на Репарколе, и гель есть, и спрей. 

Юлия Геворгян:

Кстати, недавно я своей коллеге порекомендовала, ребенок упал, сильно травмировал лобик, она побежала по аптекам и говорит: «Нету». По-моему, только в Асна продается.

Владимир Гевондов:

Приобрести Репаркол достаточно просто: надо зайти на сайт Асна. Соответственно, вы увидите список аптек, карту, где ближайшая, потому что компания Асна является эксклюзивным дистрибьютором.

Юлия Геворгян:

То есть Репаркол можно купить только в сети Асна? 

Владимир Гевондов:

Только в сети аптек Асна. Кстати, я хочу еще в двух словах рассказать опыты в аптеках. Мы мониторим, общаемся с работниками аптек, к нашей большой радости почти во всех аптеках сами работники говорят, что он уже у нас есть, мы сами пользуемся. Упаковка всем нравится, спасибо компании Брефи, это отечественная компания, которая разработала уникальную, красивую упаковку. Мы общались с главой представительства одной европейской фармацевтической компании, который держал в руке и сказал, что это очень круто, потому что такой красивой и удобной упаковки нет ни у одной даже европейской компании. Так что продается в сети Асна, на сегодняшний день пока только гель 5 мл, но с нового года будет еще гель в тубах 10 мл объемом и спрей. Но что касается пены, которую я показал, показания к применению более расширенные, более медицинские, мы запустили сейчас процесс регистрации как изделия медицинского назначения, соответственно, когда у нас уже будет он зарегистрирован, тогда мы его выпустим.

Ольга Еременко:

А потом со временем появятся зубные пасты для заживления. 

Юлия Геворгян:

Между прочим, это очень даже интересно. 

Владимир Гевондов:

На самом деле, у нас много разработок. Зубные пасты, помада. 

Юлия Геворгян:

А что даст помада? 

Владимир Гевондов:

Помада, когда у вас обветриваются губы. 

Юлия Геворгян:

Гигиеническая помада. 

Владимир Гевондов:

Гигиеническая помада, у нас есть целый список продуктов, которые мы готовы выпускать. 

Юлия Геворгян:

Вы можете сделать что-то, что касается маленьких детей? Многие детки страдают от опрелостей после памперсов. 

Владимир Гевондов:

От опрелостей можно, работает. У меня мама пользуется, мелкие какие-то повреждения кожи, чем человек старше, тем у него тоньше кожа. 

Ольга Еременко:

Позвольте, я опять вернусь к сахарному диабету, тут очень важный момент – скорость заживления раны до момента ее инфицирования. Поэтому тут очень важно получить быстрое заживление, чтобы эта ранка не инфицировалась и не явилась очередным стрессовым раздражающим фактором для организма, которая заберет все силы и энергию. Поэтому скорость заживления для нас сейчас первостепенна.

Очень важно получить быстрое заживление, чтобы ранка не инфицировалась и не явилась очередным стрессовым раздражающим фактором для организма, которая заберет все силы и энергию.

Владимир Гевондов:

Это предотвращает вторичное инфицирование.

Ольга Еременко:

Почему я говорю, что момент с хронической усталостью, про сахарный диабет. Как раньше было принято говорить, что сахарным диабетом страдают только те, кто много ест, неправильно ест. 

Юлия Геворгян:

На самом деле, на нервной почве. 

Ольга Еременко:

Сахарный диабет, первопричина – это активное население, которое находится постоянно в состоянии стресса. Все от нервов. Мы перенервничали, организму нужен сахар для того, чтобы быстро думать и быстро двигаться. 

Юлия Геворгян:

По большому счету, это не приговор, это просто образ жизни. Мне далеко ходить не надо, у меня отец болеет сахарным диабетом, но не инсулинозависимый, получил его в 36 лет. А почему получил? Опять же, на фоне стресса. Операции по 12 часов, в те годы, когда ему было 36 лет, не было в кардиохирургии таких инноваций, оборудования, как сейчас, та операция, которая идет сейчас 6 часов, тогда шла 12 часов, а то и больше. Ночные и так далее, на фоне этого, пожалуйста, сахарный диабет. Но при этом человек с сахарным диабетом живет всю жизнь. 

Ольга Еременко:

Но у него снижена тактильность, понимаете, в чем проблема, в том числе во рту. Почему человек не обращается при пародонтите вовремя? Потому что его это не беспокоит. У него нет ощущения боли. Допустим, если голова болит, то она болит, если болит рука или нога, она болит. А когда рассасывается кость во рту и разрушается связочный аппарат, человек начинает даже не чувствовать это, он это видит только тогда, когда начали шататься зубы, или когда начали шататься зубы, на фоне этого снизился прикус и начала болеть голова. То есть его пародонтит не беспокоит. По этой причине регулярные проверки, и лучше пусть не будет этого заболевания, и мы будем быстрее заживать. 

Юлия Геворгян:

Я просто к тому, что раньше об этом говорилось, что чуть ли не смертельно. Понятно, что это заболевание, которое ограничивает и меняет образ жизни человека. 

Владимир Гевондов:

Мы живем уже в 21-м веке, и очень многие болезни, которые раньше были приговором, например, люди от аппендицита умирали, от каких-то болезней, которые сейчас элементарно лечатся антибиотиками. И люди с хроническими достаточно тяжелыми заболеваниями живут обычной жизнью. Правда, есть такая тенденция, много производится препаратов, которые не то, что лечат, не то, что нужно пройти курс и вылечиться, их надо принимать пожизненно. Вот вы принимаете, вы себя чувствуете нормально. 

Юлия Геворгян:

У коллагена в данном случае есть эффект отмены? Вот я сейчас пользуюсь, вхожу в какой-то график, раз в неделю, условно, а потом? 

Ольга Еременко:

Я все-таки за проведение курса лечения. Коллаген – это все равно белок. И вот это привыкание к чужеродному белку, постоянное создание хронической травмы не есть хорошо. То есть косметология, по большей части, ориентирована: травма, ресурс для заживления и заживление, за счет чего мы видим результат. А если регулярно создавать травму мезороллером, ресурс у организма может закончиться. И вы уже не увидите того эффекта, который могли бы увидеть. То есть у каждой клетки запрограммировано количество делений, лимит, после которого мы уже видим момент старения. То есть нам очень важно поддерживать в качественном состоянии свои сосуды, обязательно употреблять определенные витамины.

Если регулярно создавать травму мезороллером, ресурс у организма может закончиться. И вы уже не увидите того эффекта, который могли бы увидеть.

Мне нравилось советское время тем, что все ели рыбий жир, и очень мало было ОРЗ. Рыбий жир – это омега-3. И нужно сказать, что омега-3 очень важна для профилактики атеросклероза, для профилактики остеопороза, хронического стресса. То же самое у нас было с витамином D. И для организма все равно нужен ресурс, помимо коллагена, который способствует заживлению. То есть должен быть строительный материал, невозможно построить дом из одних кирпичей. 

Владимир Гевондов:

Из каркаса одного, вот как раз клетки – это кирпичики, которые заполняют каркас. 

Ольга Еременко:

То есть нам нужен и цемент, и фундамент, и обязательно кирпичи. Нам все нужно для заживления. В этом и особенность регенерации. 

Юлия Геворгян:

То есть Вы считаете, что надо пить витамины? 

Ольга Еременко:

Обязательно. Без этого вообще невозможно. 

Юлия Геворгян:

А если мультикомплекс взять, они усваиваются?

Владимир Гевондов:

Нет, лучше по отдельности. 

Юлия Геворгян:

Мне порекомендовал доктор, главный врач Арбатклиник, которую я посещала, препарат, который стоит копейки, в котором огромный комплекс. Называется элементарно – Юнона. Там есть все. Это препарат для беременных и кормящих женщин. Поверьте, у меня ребенку 10 месяцев, и я продолжаю пить. Я не пью никакие витамины, там вся таблица Менделеева. 

Владимир Гевондов:

И микроэлементы. Но насколько они совместимы. 

Юлия Геворгян:

Совместимы, несовместимы, но я могу сказать следующее. На моем личном опыте, при беременности на большом сроке я просто выпивала, как молочный коктейль, я как наркоманка была, бежала за этим коктейлем, выпивала, и сразу силы появлялись. Я продолжаю пить, более того, мои подруги своим взрослым детям стали давать пить. 

Владимир Гевондов:

А Вы его не сдавали на анализ, может быть, там что-то содержится?

Ольга Еременко:

Я другое могу сказать, что есть ресурс, который дает краткосрочную энергию, но по поводу витаминов тут надо всегда смотреть очень-очень индивидуально, потому что витамины могут не усваиваться по каким-то причинам. Допустим, кальций не усваивается без железа. Для того, чтобы понимать ту дозировку, в которой нужно принимать, необходимо сдавать анализы крови. И поэтому, когда я читаю лекции для врачей, я четко проговариваю, какой минимум должен сдать человек для того, чтобы понимать, что происходит с его организмом, и уже после этого мы назначаем витамины. 

Юлия Геворгян:

Вы рекомендуете формулу крови, биохимию?

Ольга Еременко:

Нет, обязательно нужен общий анализ крови, обязательно нужно смотреть содержание кальция в крови, обязательно нужно смотреть витамин D. 

Юлия Геворгян:

То есть Вы рекомендуете на кальций делать отдельный анализ?

Ольга Еременко:

Конечно. Это обязательно, Вы назвали те микроэлементы, которые, на самом деле, крайне редко меняются в биохимии. Но меня больше всего интересует момент того, как эти микроэлементы усваиваются. Потому что это все будет влиять на процесс регенерации, на процесс заживления. Да, пациенту кажется: как дорого, этот доктор от меня хочет кучу анализов. 

Юлия Геворгян:

Меня разводят. 

Ольга Еременко:

Но он должен понимать, что без этих анализов мы не всегда можем предположить, какие витамины мы можем назначить.

Юлия Геворгян:

Я Вас слушаю и думаю, хоть бы у нас в России к детской вакцинации так же относились индивидуально к каждому ребенку, с кучей анализов, пускай даже будет очень дорого. 

Ольга Еременко:

Мы вчера говорили про препараты, которые влияют на заживление, про тот же самый актовегин. То есть я не говорю о том, что стоматолог должен комплексно лечить человека. Почему я говорю, что гадаю по деснам и по зубам, потому что пародонтит – это симптом, зачастую, основного заболевания. То есть десна выглядит при метаболическом синдроме одним образом, при артериальной гипертензии другим образом, при сахарном диабете, когда идет фиброз, третьим образом, то есть там очень мало капилляров. И вот эти все моменты врач должен учитывать. Видя клиническую картину и анализы, отправлять этого пациента к основному лечащему врачу, чтобы уже доктор им занимался. Я очень много выявляю остеопорозов сейчас, к сожалению, остеопорозу сейчас подвержены совсем молодые люди, это женщины 30 лет.

Пародонтит – это симптом, зачастую, основного заболевания. То есть десна выглядит при метаболическом синдроме одним образом, при артериальной гипертензии другим образом, при сахарном диабете, когда идет фиброз, третьим образом.

Юлия Геворгян:

От нехватки кальция? 

Владимир Гевондов:

Это есть денситометрия, такой вид анализа, который как раз устанавливает объем кальция. У нас же солнца здесь не хватает, соответственно, витамина D, а без витамина D кальций не усваивается. Плюс гормональный фон. 

Ольга Еременко:

Возвращаясь к хроническому стрессу. Стресс очень сильно влияет на состояние гормонов. Иногда даже без психолога не обойтись, потому что когда мы лечим конкретные заболевания, видя конкретно вот это заболевание, погружаясь человеку в рот, мы пытаемся его вылечить, как многие лечат, допустим, чрезмерное сжатие зубов, а причина может быть в голове. 

Юлия Геворгян:

Бруксизм имеете в виду? Причина, конечно, в голове. Приводят детей с бруксизмом, изготавливают капы и на этом все, а причины мало кто ищет. А почему у человека бруксизм?

Владимир Гевондов:

Лечат пародонтит как симптом.

Ольга Еременко:

У меня через четыре посещения они с такими большими глазами на меня смотрят: «Как, нам надо еще раз приходить, у нас же уже все хорошо». И пропадают на полтора года.

Юлия Геворгян:

Я хотела сказать, что когда начинаешь пациенту объяснять, что нужно вот это, вот это, люди смотрят с недоверием и думают, что меня туда направляют, сюда, это сдай, то сдай. Люди воспринимают теперь, как развод, что тебя нагружают лишними манипуляциями с целью наживы.

Владимир Гевондов:

К сожалению, немало мошенников врачей существует, которые правда разводят. 

Юлия Геворгян:

У нас не то, что мошенники врачи, я никогда не думала, что может прийти устраиваться на работу врач с липовым дипломом. Я столько лет в медицине, для меня это был шок. Я не ожидала, что это вообще может быть просто в природе.

Владимир Гевондов:

А я еще круче скажу, Вы может быть сталкивались, или в почтовые ящики бросают, расклеивают в подъездах, или на телефон смс, что открыт новый медицинский центр, приходите, бесплатная диагностика, допустим, позвоночника. Соответственно, приходит туда человек, и там сидят не врачи или липовые врачи. Они конкретно разводят, я просто в одной такой конторе побывал.

Юлия Геворгян:

По руке диагностику делают. 

Владимир Гевондов:

Нет. Они говорят: вот мы вам бесплатно делаем диагностику, анализы. И потом человека нагружают и рассказывают, что он чуть ли не при смерти уже. Там же сидят представители банков, которые оформляют кредиты. Такое существует, звонят, приглашают. Или берут такую проблему, которая людей беспокоит. Вот боль в позвоночнике, наверное, в определенном возрасте почти 100 %. 

Ольга Еременко:

Есть определенные протоколы лечения пародонтитов. На самом деле, если мы вернемся к классическим протоколам лечения пародонтитов, там обязательно есть анализы крови. Я даже больше хочу сказать, туда входят некоторые анализы, которые мы даже не назначаем. То есть на медиаторы воспаления некоторые анализы, на интерлейкины, а мы их не назначаем, потому что это еще дополнительные деньги. Хотя во всем мире они назначаются уже. Поэтому мне очень важно, в каком состоянии находится человек, потому что я понимаю, какой результат мне ждать.

Опять же, возвращаясь к дополнительным средствам, к плазме, к коллагену, я уже понимаю, что если его ресурс снижен, мне обязательно нужна помощь врача, который будет заниматься его остеопорозом. Мне нужно, чтобы он пил витамины, и я вижу по анализам риски, получу я этот процесс заживления или не получу. Поэтому когда человек не настроен на то, чтобы быть здоровым, его бесполезно лечить. Есть люди, которые лечатся бесконечно, они лечатся в одной клинике, во второй, теряют все зубы. 

Юлия Геворгян:

Есть фанаты лечения, им это нравится. 

Ольга Еременко:

Им необходимо лечиться постоянно, это их право. Опять же, это их право. Я человек результата. Если человек не хочет заниматься здоровьем, я не хочу заниматься этим человеком. Есть люди, которым необходима помощь, потому что им нужно работать, им нужно развиваться, им нужно растить детей, развивать свой бизнес. А есть люди, которым нужно лечиться. 

Юлия Геворгян:

Наш эфир заканчивается. Первое, уважаемые зрители и слушатели, всем рекомендуем препарат Репаркол, второй раз мы создали эфир, потому что действительно уникальная вещь, которую должна иметь в доме каждая хозяйка, особенно у которой есть маленькие детки. Второе, берегите себя, избегайте стрессов, хронической усталости. Что бы ни случилось, никогда не переживайте, потому что от того, что мы переживаем, ничего не изменится, пробка не рассосется, а нервы мы теряем. 

Владимир Гевондов:

У нас производство находится в Подмосковье, Хотьково. Это самое сердце еще Древней Руси, рядом Сергиев Посад, и самое главное – Радонеж, там был Сергей Радонежский. И мы постоянно с ними сотрудничаем, они освещают это дело, мы занимаемся благотворительностью, у нас есть даже благотворительная грамота. В том числе, мы передаем безвозмездно для пожилых, обездоленных, для детских домов, занимаемся благотворительностью. Так что, возможно, это тоже где-то помогает. 

Юлия Геворгян:

Молодцы, я снимаю шляпу, это всегда благородное дело. 

Ольга Еременко:

Спасибо, что Вы создали такой препарат. И последний момент, когда я познакомилась с тем человеком, который занимается производством, я запомнила эти слова на всю жизнь: «Я делал этот препарат так, чтобы он работал, как Но-шпа, чтобы у него был авторитет, как у Но-шпы, то есть человек шел в аптеку, покупал его и знал, что он ему поможет, а не навредит». 

Юлия Геворгян:

Это Сергей. 

Ольга Еременко:

Да. Я до сих пор рассказываю об этом случае абсолютно всем. 

Владимир Гевондов:

Конечно, если бы нам кто-нибудь еще мог помочь, чтобы он стал известнее и пошире распространился, мы бы, конечно, были очень рады.

Юлия Геворгян:

Я думаю, что всему свое время. Дай Бог, все будет замечательно. 

Владимир Гевондов:

Даже сарафанным радио. 

Юлия Геворгян:

Сарафан, поверьте, за Вас все дела сделает. Спасибо большое, увидимся с вами ровно через неделю. До свидания.

Ольга Еременко:

До свидания. 

}