Ольга Тишкина Генеральный директор Центра дентальной травматологии «ICEBERG», терапевт, травматолог, кандидат медицинских наук 25 января 2019г.
Травма зуба: что делать?
В эфире рассматриваем проблемы, связанные с травмами зубов. Что делать, если зуб получил травму? Как быть, если она повредила щеки и десны? Можно ли принести выбитый зуб врачу, чтобы вернуть на место?

Юлия Клоуда:

Меня зовут Юлия Клоуда, в эфире программа «Начни улыбаться». Мы с вами много раз обсуждали имплантацию, эстетику, ортодонтию, говорили о том, как сделать себя красивыми и улыбаться во все 32 зуба. Мы никогда не касались грустной темы – травматологии. Никто никогда не ожидает, а с ним происходит травма. Сегодня, здесь и сейчас мы попытаемся разобраться, что делать и куда бежать. Я представляю наших экспертов. Генеральный директор Центра дентальной травматологии Iceberg Ольга Тишкина. Я очень рада Вас видеть, Ольга! Я знаю, что Вы ведете курсы, обучаете людей и Вы кандидат медицинских наук, являетесь членом Международной Ассоциации дентальной травматологии (IADT) и чемпион России по реставрации зубов по версии Призма-чемпион 2005. В Москве такое огромное количество центров имплантации, а в травматологии вы единственные или еще есть?

Ольга Тишкина:

Может быть, сейчас кто-нибудь еще отпочкуется, но мы точно были первыми из частных клиник, кто стал специализированным на этой теме.

Юлия Клоуда:

Я не встречала. Второй гость – тоже доктор дентальной травматологии Iceberg Руслан Новомирский, челюстно-лицевой хирург, травматолог.

Ольга, Вы такая хрупкая, красивая девушка и такая мужская профессия. Дети часто попадают в травматологию, может быть, не с зубами, но с чем-то еще, всегда же сердце сжимается. Как Вы решились на такую профессию, на такую специализацию?

Ольга Тишкина:

Это, скорее, даже не специализация, а хобби, которое выросло. Первоначально Владимир Леонидович, которому я очень благодарна, пригласил меня на «Дентал Фэнтези» на специфические работы - делать реставрации после травматических сколов. Количество травм стало нарастать, набегать, и, как обычно бывает, всё пошло на усложнение. Травмы стали более множественные, чуть более сложные, заставили меня начать искать больше информации по этой теме. Ты вместе с пациентом переживаешь эмоциональные горки, когда они раздосадованные, на стрессе приходят, мамы плачут, ребенок обычно не так сильно переживает. Когда ты видишь заживление, видишь результат своей работы, а у детей заживление идет быстро, и эти пациенты становятся пациентами на всю жизнь. Они благодарны, они всегда вспоминают, что мы с ними были в этот стрессовый период. Так это направление стало моим хобби. Это подписка на специализированные журналы, это членство в специализированных группах, конференции по теме. Когда я первый раз была на международной конференции, меня это так прибило, я просто вышла, молчала… Я поняла, что это моё, я хочу заниматься только этим.

Когда мы с ребятами, со своими учредителями, компаньонами открывали клинику, я говорю: «Мы будем специализироваться на травме». Все сказали: это неинтересная тема, никто на ней не специализируется. Однако сейчас, среди ныне живущих людей миллиард человек имеют свидетельство повреждения зубов. Считается, что по частоте травма зубов занимает 5-е место по распространенности среди всех заболеваний по международной классификации заболеваний. То есть, реально очень часто встречаются. В то же время, в стоматологии нет выделенного отдельного направления, как отдельной школы, поэтому мы продвигаем, в том числе среди докторов. Я очень благодарна, что Вы среди населения продвигаете данную тему.

Юлия Клоуда:

Я считаю, что у людей всегда делится на «до» и «после». Ты живешь – потом с тобой происходит. У меня было 2 случая. Первый раз ко мне обратилась мама подруги моей дочери: на горке, минус зуб, что делать, паника, страх, слезы. Очень часто взрослые, как Вы правильно заметили, больше паникуют, чем дети. Второй раз – тоже у моей знакомой: возвращалась на велосипеде, упала и минус 5 зубов. Эмоциональный человек, когда сталкивается, он понимает, переживает и не знает, куда обратиться. Сейчас ищут с помощью интернета, и в вашем присутствии я хочу обратиться к нашим слушателям, зрителям. Еще раз повторю, что клиника называется Iceberg, Вы можете легко найти её на страницах нашего портала, в интернете. Когда ты предупрежден - ты вооружен, мало ли что, всегда должно быть под рукой. Я знаю, что клиника у вас оснащена, а в клинике работают люди с блеском в глазах.

Давайте, приступим к теме. Руслан, задам Вам первый вопрос: что такое травма зуба, как она возникает, и чем она отличается от травмы челюсти? Бывает сложный момент для пациентов, куда идти – в стоматологию или…

Руслан Новомирский:

В нашей практике мы привыкли делить травму зубов на травму именно зуба и травму зуба со смещением, то есть изменением его положения. К травмам зуба относятся повреждения зуба: скол, скол эмали, скол дентина с обнажением нерва, без обнажения нерва, то есть переломы зубов. Либо со смещением зуба, то есть когда зуб покидает лунку полностью, либо частично выдвигается вниз – это вывихи. Либо перелом корня, когда трещина проходит через корень зуба, при таких травмах зуб часто смещается и выдвигается вниз. При каждом виде травмы должна быть оказана помощь.

Юлия Клоуда:

Бывает так, что к Вам пришли ― и зубы отсутствуют, и челюсть сломана?

Руслан Новомирский:

Такое бывает, но чаще эти пациенты попадают в отделение челюстно-лицевой хирургии, потому что все травмы челюстей с переломами сопровождаются сотрясением мозга. Первое место, куда их везут, это стационары, там первую помощь оказывает челюстно-лицевой хирург. Челюстно-лицевой хирург старается работать надежно, чтобы любой вывихнутый зуб в дальнейшем не привел к воспалительным последствиям, челюстно-лицевой хирург его убирает. Мы стараемся максимально сохранять зубы, чтобы в дальнейшем не обрекать пациента на сложные хирургические операции, такие как имплантация, наращивание костной ткани.

Ольга Тишкина:

Тем более что у детей возрастной пик травм в 8-11 лет. Потеря передних зубов в таком возрасте вызывает серьезную атрофию костной ткани к тому возрасту, когда будет возможна имплантация.

Юлия Клоуда:

Ольга, как Вы посоветуете, если случилось то, что, как нам сказал Руслан, может сопровождаться травмой лица и сотрясением мозга, куда сначала бежать родителям в такой ситуации?

Ольга Тишкина:

Серьезная травма чаще всего бывает вызвана либо падением с высоты, либо, например, сильным ударом качелями. Когда родитель увидит месиво из разбитых губ, осколков зубов, он не сможет четко идентифицировать, что произошло. Первое, конечно, вызывают скорую помощь. Чаще всего невролог должен осмотреть первым для того, чтобы исключить серьезные моменты, связанные с неврологией и оказать первую помощь. По неврологии надо сказать, что в основном, даже если была кратковременная потеря сознания и, например, просто однократная рвота, они ничего не делают, оставляют под наблюдение. В большинстве частных клиник есть компьютерные томографы и ортопантомографы, которые тоже могут помочь в переломе челюстей. Если не настолько серьезная травма, что человек лежит без сознания и в критическом состоянии, то я за то, чтобы обратиться в ближайшую клинику.

Мы не призываем всех ехать к нам, потому что во многих случаях, например, при полном вывихе зуба у нас есть всего 20 минут, чтобы оказать своевременную помощь, которая реально повлияет на исход. Мы стараемся консультировать по телефону, у нас есть бесплатная горячая линия при травмах, мы консультируем регионы и врачей, которым вдруг пришлось столкнуться с этой ситуацией, оказываем именно информационную поддержку. Мы стараемся через все ресурсы подбирать докторов, которые связаны с нашей специальностью. Но, по большому счету, серьезные травмы все попадают в стационар. Мне хочется через Вас и через интернет дать понять родителям, что они могут сделать, чтобы сохранить в будущем улыбку и минимизировать последствия травмы. Потому что чаще всего это приходится делать самим, например, возвращать вывихнутый зуб обратно.

Руслан Новомирский:

У нас в практике 3 случая, когда родители самостоятельно вправляли зуб. В одном случае нам не удалось уговорить, чтобы мама сама вправила, она сказала: «Я сейчас упаду в обморок и мне будет плохо». Она поехала к нам, и в течение 40 минут она была у нас. Это не поздно, у нас есть 2 часа в запасе, чтобы зуб остался там стоять, но за 40 минут все равно происходит потеря клеток.

Юлия Клоуда:

Роман, как выглядит вывих зуба? Вывих руки, ноги - всем понятно.

Руслан Новомирский:

Вывихи бывают разные. Бывает вывих вколоченный, когда зуб уходит глубоко под кость, под десну и его не видно, часто родители путают его с полным вывихом, когда зуб полностью выпал, и долгое время ищут зуб. У нас были такие случаи, когда родители присылают нам фотографию, зуба на месте нет, а мы говорим: ищите зуб в любом случае и старайтесь его вправить. После того, как родители не находили зуб, приезжали к нам в клинику, оказывалось, что зуб находится где-то в области носа. Такие травмы в нашей практике были. Есть полный вывих – когда зуб выпадет полностью из лунки, при такой травме нужна экстренная помощь, которую должен оказать сам родитель. В моей практике такой случай тоже был, когда ребенок катался на горке, и у него выпал передний нижний зуб, мама самостоятельно вправила зуб. Она его промыла холодной водой и вставила на место.

Юлия Клоуда:

По Вашим рекомендациям или самостоятельно?

Руслан Новомирский:

Она позвонила своему гомеопату, после этого она нашла нашу клинику. Но, гомеопат ей порекомендовал грамотное решение самостоятельно вправить зуб. Через день она попала к нам, на данный момент зуб остался живым и у него продолжил формироваться корень, то есть из зуба даже не пришлось удалять нерв. Совсем недавно был случай, в Фейсбуке мама, сама стоматолог, писала, звонила, узнавала; это произошло в Ереване, она искала доктора, который сможет оказать помощь. Она самостоятельно вправила зуб.

Юлия Клоуда:

Вы сейчас рассказываете, что всё женщины делают, хорошо, что нет моего мужа, он бы сразу в обморок упал. Получается, что в основном Вам женщины помогают?

Руслан Новомирский:

В основном да. Когда к нам приехали мама с папой ребенка, который упал на горке, я говорю: «Ваша супруга спасла зуб».

Юлия Клоуда:

Я прекрасно знаю, у нас происходят травмы, а мне приходится кровь останавливать, мужчины отходят. У сильного пола есть некая слабость.

Вы специализируетесь, ваши пациенты – дети и взрослые, это фора, что можно сразу помочь. Есть ли большие различия между зубом взрослого и зубом ребенка, или, например, у ребенка постоянные зубы и молочные? Давайте, начнем с вопроса: молочные и постоянные зубы у детей – если вдруг произошла травма, что делать?

Ольга Тишкина:

Первый контакт происходит по телефону, и наши администраторы обучены и готовы принять звонок по травме. Первое, что они спрашивают: какой возраст ребенка? Если возраст до 5 лет, то уточняют, повреждены ли молочные зубы, по мнению мамы, или постоянные. Чаще всего - молочные зубы, тогда мы внутренне несколько расслабляемся, она перестают быть тревогу. Мы запрашиваем фотографию с телефона, или как получится по мессенджеру, это тоже большой бонус, который мы сейчас имеем. Несмотря на то, что это приблизительная диагностика, мы хотя бы начинаем лучше понимать, что произошло, насколько все экстренно. С молочными зубами мы не порем горячку, мы спокойно назначаем их, осматриваем, когда нужно – спасаем зубы. У них часто можно пролечить каналы и сохранить. Мы очень расстраиваемся, если нам приходится эти зубы удалять для того, чтобы сохранить самое важное, что есть под ними – зачаток постоянного зуба. Мы также стараемся не допустить развития воспаления, то есть во всех сомнительных случаях мы скорее жертвуем молочными зубами во имя спасения целого зачатка.

В случае травм после 6 лет, а сейчас бывает и более раннее прорезывание, постоянные зубы еще не сформированы в этом возрасте. У них нет корня, они как морковка с толстым каналом внутри, там буквально раструб, есть только короночка и тонкие-тонкие стенки канала, как штаны. В этом случаи мы, первое, стараемся сохранить сам зуб, мы стараемся его сохранить живым для того, чтобы он продолжил рост и формирование корня. Чем длиннее будет корень, тем лучше ресурс на протяжении всей жизни. Если это компромиссный случай, мы все равно стараемся тянуть зуб как можно дольше, потому что только зуб может удержать кость вокруг себя для будущей имплантации.

Юлия Клоуда:

Если зуб у ребенка выпал, обязательно нужно найти его, о чем Вы говорили Руслан? Если прошло 40 минут, час, не так быстро человек к вам добрался, а зуб постоянный, что-то с ним можно дальше сделать у ребенка или нет?

Ольга Тишкина:

Если получилось так, что они обратились позже, чем какое-то время, мы по телефону даем инструкции для самостоятельной имплантации, только если это случилось сейчас. Если травма случилась 1-2-3 часа назад, мы, скорее всего, будем делать сами, потому что зуб нужно подготовить определенным образом. Тогда уже нет большой спешки, и мы рекомендуем положить этот зуб в молоко, чтобы сохранить как можно больше живых клеток на поверхности корня, затем приехать к нам. Если травма случилась только что, мы рекомендуем самостоятельно поставить его не место, даже если он немножко грязный, не протирать его спиртом, не мыть, не облизывать, просто поставить его на место и затем приехать.

Юлия Клоуда:

Я думаю, что все слабонервные уже отключили эфир и не могут нас слушать.

Ольга Тишкина:

Взрослый пациент едет к нам сейчас, к 15-ти часам, было утреннее обращение из другого города. Он потерял сознание в помещении дома и сломал 3 зуба, так что у взрослых тоже бывает. У взрослых есть более серьезные травмы связанные, например, с насилием, с драками, с дорожно-транспортными происшествиями. У нас уже 3-ий случай из-за обморока.

Юлия Клоуда:

Скажите, из детей чаще травмируются девочки или мальчики?

Руслан Новомирский:

Мне кажется, 50/50.

Юлия Клоуда:

Какого возраста к Вам чаще всего обращаются? Вы обозначили, что с 8 до 11 лет по статистике, это российская статистика или ваша?

Ольга Тишкина:

Общемировая статистика.

Юлия Клоуда:

А по вашей клинике?

Ольга Тишкина:

Мне тоже кажется, что 8–9–10 лет, и затем уже взрослые.

Руслан Новомирский:

Мне кажется, что 7-летние тоже часто бывают.

Юлия Клоуда:

Если говорить про взрослых, то какая возрастная целевая аудитория?

Руслан Новомирский:

Чаще 25-35 лет, часто бывают дорожно-транспортные пришествия, либо драки.

Ольга Тишкина:

Спортивные травмы. Последний раз была серьезная травма из другого города. Фехтовальщицы тренировалась с бокеном (тренировочный меч) и этим пластиковым мячом ударили в зубы. По описанию удар выглядел не очень сложным, но вид был достаточно серьезный, поэтому мы даже немного засомневались, что это правда.

Юлия Клоуда:

Скажите, помощь и восстановление происходит под наркозом или под седацией? Под местной навряд ли?

Ольга Тишкина:

Чаще всего в сознании. Дело в том, что для наркоза нужна «голодная пауза», то есть не должны 6 часов ничего есть и 4 часа не должны ничего пить. Чаще всего мы первую помощь именно так, стараемся использовать и закись азота для седации, и местную анестезию.

Руслан Новомирский:

Взрослому несложно объяснить, что ему нужно оказать помощь, но дети после травмы чувствуют себя немножко виноватыми перед родителями, и в первое обращение они сидят очень хорошо. После этого дети бывают капризные и не очень хотят сидеть. Но те, кто приезжают сразу после травмы, сидят и не шевелятся. Родители сидят все никакие, в нашем архиве есть некоторые фотографии: родители сидят и держат ребенка за руку, а дети лежат и не шевелятся. Им возможно оказать помощь без анестезиолога.

Ольга Тишкина:

Имплантация, которая проводится самостоятельно, тоже безболезненна чаще всего. Мы на себе не пробовали, но мне кажется, это практически не больно.

Юлия Клоуда:

Если нужна седация, нужно ведь анализы сдавать и проводить исследования. Как вы решаете такой момент, если нужно срочно?

Ольга Тишкина:

В случае экстренного вмешательства бо́льшую часть мы делаем у себя: ЭКГ делаем сами, уровень глюкозы, общий клинический анализ крови. Их можно сделать быстро. Обычно недлительные вмешательства.

Юлия Клоуда:

Давайте, поговорим о видах травм. Вы нам рассказали про вывихи и так далее. Мне бы хотелось, чтобы Вы обозначили их по сложности, чтобы у слушателей было понимание. Например, у некоторых есть очень высокий болевой порог, то есть им больно. Моей первой дочке от щипочка больно, а вторая – герой, как и я, тоже может много терпеть. Зачастую мы откладываем, когда что-то случается. Давай предостережем, расскажем про основные травмы, и когда ни в коем случае нельзя откладывать, потому что дальше будут некие последствия.

Ольга Тишкина:

Я бы по срочности на первое место поставила… Я не буду говорить сейчас про серьезные травмы, связанные с челюстями, переломы верхней челюсти, всё, что связано с орбитой и так далее. Это серьезные случаи, которые должны быть сразу…

Юлия Клоуда:

Я думаю, что человек даже не будет терпеть, здесь же серьёзная боль. Мы можем разделить на детские и взрослые, или это все единые травмы?

Ольга Тишкина:

Если мы говорим про полный вывих, то, как при инсульте говорят, есть «золотой час» или «золотые минуты», когда должна быть оказана помощь. В случае полного вывиха, будь то взрослый, будь то ребенок, тоже есть «золотое время». Считается, что в первые полчаса, 20 минут зуб должен быть возвращен в лунку. Иногда это не удается сделать из-за сочетанной травмы, связанной с переломом самой кости альвеолы, когда его не удается туда вправить без репозиции самостоятельно. Тогда этот зуб необходимо положить в молоко, и ехать к ближайшему стоматологу, буквально тому, что в доме.

Юлия Клоуда:

Практически, мы с вами не разделяем детей и взрослых.

Ольга Тишкина:

Да, и у детей, и у взрослых. В случае переломов более спокойная ситуация, мы чаще всего назначаем в течение дня, в течение недели. Даже если пульпа вскрыта, мы стараемся сохранить зуб живым.

Юлия Клоуда:

Вывих – это понятно, когда зуб смещен, притом довольно сильно, как нам Руслан рассказал, что даже можем его не увидеть, мы будем его искать, а он вколотился. Перелом – это что?

Ольга Тишкина:

Перелом – это в 30 % случаев всех травм откалывается всего лишь кусочек. Он бывает крошечный, когда откалывается только эмаль, бывает чуть больше. Может проходить даже через пульпу, тогда на этой площади, на срезе видна кровоточащая точка самой пульпы. Этот осколочек чаще всего можно приклеить, это самый быстрый вид реставрации, самый недорогой, самый эстетичный, поэтому все кусочки лучше собрать.

Юлия Клоуда:

Я даже не знала. Если больше, чем половина?

Ольга Тишкина:

Тем более. Это самая простая реставрация, которая может быть. Самое главное ― найти этот кусочек, положить его во влажную среду, в воду.

Юлия Клоуда:

Уже не в молоко?

Ольга Тишкина:

Давайте, будем запоминать молоко, чтобы не перепутать, и взять его с собой на прием.

Юлия Клоуда:

Мы с вами разобрали вывих, рассказали, как он выглядит, и что если не можете найти зуб, то не факт, что он найдется, он может быть у Вас во рту. Рассказали про перелом. Какие еще есть травмы?

Руслан Новомирский:

Есть травмы, которые связаны с повреждением челюсти альвеолярного отростка; перелом не на всю длину челюсти, а именно альвеолярной кости. Альвеолярная кость ― это кость, в которой находится зуб.

Ольга Тишкина:

Стенки костной лунки, либо даже полностью отлом нескольких зубов вместе с этой костью.

Юлия Клоуда:

Как это чувствуется? Перелом – понятно.

Руслан Новомирский:

Происходит смещение зуба и на десне проходят разрывы, либо она совсем разбита.

Ольга Тишкина:

Очень часто смещается либо один, либо несколько зубов целым блоком, и пациент может чувствовать, что ему неудобно смыкать, либо он совсем не может сомкнуть зубы.

Юлия Клоуда:

Что Вы в таких случаях делаете, это операция?

Ольга Тишкина:

В государственных клиниках часто используют шины, которые дополнительно могут травмировать десну. Сегодня будем принимать такого пациента. Это гладкая шина-скоба, которая применяется с 1812 года и, к сожалению, не во всех государственных клиниках есть оснащение, чтобы сделать более современные, например, стекловолоконные или композитные шины. Чаще всего это репозиция, то есть мы должны вернуть зубы на место. Также шина улучшает заживление за счет сближения краев ран, за счет правильной постановки кости. Затем устанавливается, условно, гипс к неподвижным к здоровым зубам для того, чтобы удержать. Гипс накладывается на месяц, до заживления.

Юлия Клоуда:

Вы сегодня раскрываете для меня и для слушателей очень много интересных моментов. Мы с вами говорили про зубы, а если повреждаются еще язык, щека, десна, здесь нужно вмешательство хирурга? Обращаться к вам или не к вам?

Руслан Новомирский:

Если повреждения в полости рта, либо небольшие ссадины на лице, то мы можем оказать помощь. Если раны сквозные, то всё же это стационар, для того, чтобы оказать помощь.

Ольга Тишкина:

С одной стороны, да. Мы в клинике спорили на счет того, что в частной клинике есть практически все ресурсы, чтобы с одной стороны, убрать угрозу жизни пациента. Я не говорю про очень серьезные травмы, которые именно для стационара, для полного наркоза. Но, можно сделать суперкосметические швы, так как у нас есть прекрасный супертонкий шовный материал, и оптическое увеличение, все оснащено микроскопами. Мне кажется, в частной клинике лучше всё приспособлено, чтобы сделать косметически красиво.

Руслан Новомирский:

Наверное, да. Во времена своей ординатуры я направлял своих пациентов в частную стоматологию, так как там лучше оснащенность.

Юлия Клоуда:

Существуют именно государственные центры дентальной травматологии? Я о таком никогда не слышала. Получается, что, если что-то случилось – человек едет в травмпункт, правильно, если мы говорим про госучреждение?

Ольга Тишкина:

Я думаю, что да, в травмпункт. Но, травмпункты в общем понимании, ни детские, ни взрослые, не приспособлены для оказания помощи именно по стоматологии. Они чаще попадают в челюстно-лицевое отделение больниц, например, детских или взрослых. Там челюстно-лицевой хирург оказывает помощь, а не стоматолог, который думает о том, как будет выглядеть улыбка пациента после заживления. Он делает все, чтобы устранить угрозу для жизни, это их основная цель. Плюс, Вы понимаете, что в скоропомощной клинике огромный поток пациентов, гораздо более серьезные случаи и, может быть, на эстетику не обращают должного внимания.

Юлия Клоуда:

Приходилось вам переделывать?

Ольга Тишкина:

Регулярно, и особенно после ДТП.

Руслан Новомирский:

В течение недели у пациента была зашита губа, были смещены и сколоты зубы, никаких улучшений пациент не отмечал. Чтобы у него заживала губа, зашито было очень толстыми нитками, а губа — это эстетически значимая зона. После того, как мы ему перешили губу в течение 5 дней всё зажило.

Ольга Тишкина:

Я про Федора хотела рассказать, про мальчика на велосипеде, которого сбила машина. На тот момент ему было 11 лет. Мы его долго наблюдали.

Юлия Клоуда:

Он до сих пор с вами?

Руслан Новомирский:

Сейчас он начал ортодонтическое лечение.

Ольга Тишкина:

У него была пересадка зуба на место выпавшего. Дело в том, что у него было серьезное повреждение. В стационаре, пока лечили общие травмы, не обращали внимания на полость рта. Когда, уже подзаживший, он приехал в нашу клинику, оказалось, что один зуб был вывихнут полностью, у 2-го был, так называемый, экструзивный вывих, когда он не полностью вышел из лунки, начал заживать в этом положении. Была открыта кость, в которой уже были признаки некроза, так называемый, остеомиелит. Дефект был серьезный, однако жизни он не угрожал, воспаления активного не поддерживал, поэтому в стационаре не обращали должного внимания.

Юлия Клоуда:

Потом родители обратили внимание на эстетику?

Руслан Новомирский:

Они приехали к нам в клинику с жалобой, что у ребёнка отсутствует зуб, и что мы можем им предложить. Им было предложено пересадить собственный зуб на место вывихнутого. У нас есть такие зубы, которые очень часто удаляют ортодонты для того, чтобы исправить прикус.

Юлия Клоуда:

От другого человека?

Руслан Новомирский:

Нет, собственный зуб. Так как у него была патология прикуса, которая нам позволяла забрать зуб, после консультации с ортодонтом мы ему пересадили зубик. Мы его наблюдаем уже 3 года; я недавно общался с его мамой, показывал фотографии. Спрашиваю у мамы: «Он не переживает, что у него зубик сейчас выглядит по-другому?» Потому что постоянный зуб сделать идеально из другого зуба не всегда получается. Она говорит: «Нет, он очень рад, что у него есть зуб, хорошо, что мы это сделали». Сейчас мы его ортодонтически реабилитируем, то есть смещаем боковые зубы на место того, которого мы забрали.

Юлия Клоуда:

Что касается переделок то, как Вы правильно заметили, у госучреждений нет оснащения такого, какое может себе позволить частная организация.

Ольга Тишкина:

Нет цели и времени, но при этом у них другая цель.

Юлия Клоуда:

Вы нон-стоп обучаетесь, Вы еще и других обучаете. Любой профессионал не только практика, но и постоянное обучение. Обучение – это деньги. В тяжелом случае, я считаю, надо обязательно обращаться только за платной медицинской помощью, потому что самое важное – диагностики, дальше лечение. То, что вы рассказываете, подтверждает теорию. Зачастую, люди по своей узкой специализации находят решение проблемы: ничего здоровью не угрожает – отлично. Про эстетику никто не думает, хотя, как для ребенка, так и для взрослого это самое важное, ему дальше общаться, жить.

Я благодарна вам, что вы пришли на эфир, вы так интересно рассказываете!

Возьмём взрослого человека, у него был установлен титановый имплантат и уже вжился в кость. Произошла травма: повреждение имплантата, коронки или моста. Что здесь, есть ли своя специфика? Имплантат тоже при повреждении вылетает?

Руслан Новомирский:

Если при травме скололась коронка на имплантате, то решается заменой коронки. Если травма настолько серьезная, что произошел перелом самого имплантата, то имплантат будет удален. Чаще всего имплантат стоит у взрослого пациента, поэтому переделать имплантат на такой же имплантат, скорее всего, будет возможно.

Ольга Тишкина:

Чаще всего это замена супраструктуры; даже если ломается винт, меняют только верхнюю часть. Таких случаев у нас не было ни разу. С коронками да, коронку переделывали.

Юлия Клоуда:

А мост?

Ольга Тишкина:

Если с моста даже большой протяженности скололась керамика, мы можем попробовать починить. Есть специальные наборы для ремонта керамики, но это не очень надежно.

Юлия Клоуда:

В основном, получается, только касательно коронок, поэтому ничего страшного?

Ольга Тишкина:

Да. У взрослых все значительно проще, потому что мы можем использовать имплантацию. Поэтому мы спокойнее по поводу них.

Юлия Клоуда:

У ребенка как? Если он лишился коренных фронтальных зубов, что происходит дальше?

Ольга Тишкина:

У нас наибольшее количество потерянных зубов случается в бассейне, когда зуб полностью выпал и не смогли найти. В аквапарке очень много.

Юлия Клоуда:

Вы меня пугаете. Что может произойти в аквапарке?

Ольга Тишкина:

Падение на скользких поверхностях, падение с ударом о бортик горки, удары во время приземления. Мы сейчас ведем травму без какой-либо трансплантации, то есть зуб выпал, был выбит, там кровь, вода и его не нашли. После приезда из отпуска они обратились к нам. У ребенка идеальный прикус и забирать какой-то зуб для трансплантации мы не хотели. Был изготовлен Мэриленд-мост, когда без обработки соседних зубов мы подклеиваем на стекловолокне искусственный зубик. Практически все терапевты владеют, это простая методика.

Юлия Клоуда:

Если фронтальные зубы, если один, то вы можете подклеить, а если 4?

Ольга Тишкина:

Если 4, то гораздо более сложная ситуация, связанная с потерей объема костной ткани, которую мы у детей не можем запустить. Тогда будет использована аутотрансплантация ― пересадка собственных зубов. Мы ищем подходящих доноров, делаем панорамный снимок, консультируемся с ортодонотом, что мы можем занять, чтобы что-то сохранить, уменьшить дефект насколько возможно.

Юлия Клоуда:

Получается, если ребенок лишился фронтальных зубов, то мы не может сделать имплантаты, мы ждем? Сколько?

Ольга Тишкина:

Ждем до 25 лет.

Руслан Новомирский:

Как правило, девочки взрослеют раньше, скелетный рост заканчивается где-то в 20 лет, мальчики – 22 года. Еще есть индивидуальные особенности, когда и в 15 лет бывает сформировавшийся мужчина.

Ольга Тишкина:

Еще от типа роста зависит. Бывают люди с вертикальным типом роста, что растет всю жизнь. Если мы установим имплантат слишком рано, то через 10 лет он окажется выше, чем все верхние зубы.

Руслан Новомирский:

В этом месте не будет развиваться кость.

Юлия Клоуда:

Ребенок растет, его зубы растут, вы поставили. У нас же размер зубов меняется, к вам периодически приходят, и вы переустанавливаете коронку на фронтальных?

Ольга Тишкина:

Коронка сформирована та, что прорезалась над десной, она уже меняться не будет. Дальше рост идет только за счет формирования корня, выдвижения, будем говорить. Мы несъемные конструкции маленьким детям не ставим, чтобы не сдерживать рост зубов. Для них возможно изготовление пластинок, либо, когда они носят ортодонтические пластинки, к ним можно сделать искусственный зуб. Маленьким детям с не полностью сменившимся прикусом, мы никакие несъемные конструкции не устанавливаем, чтобы не задерживать рост зубов.

Юлия Клоуда:

Как проходит выздоровление? Я понимаю, что зависит от травм. Начнем с вывиха: сколько времени идет заживление?

Руслан Новомирский:

В зависимости от вывиха. Полный вывих, когда зуб потерял лунку и мы его вправили, мы накладываем шину и ушиваем края лунки. Шина – это металлическая проволока, которая за счет специального клея прикрепляется к зубам. Эту шину мы накладываем на 2 недели, затем снимаем и зуб уже может функционировать.

Юлия Клоуда:

Назначаете диеты?

Руслан Новомирский:

Мы рекомендуем в течение месяца ничего не откусывать, рекомендуем резать пищу на маленькие кусочки и жевать жевательными зубами.

Юлия Клоуда:

Перелом мы с вами уже проговорили, что вы сразу же делаете коронку и все.

Ольга Тишкина:

Мы делаем немедленную реставрацию сразу же после травмы, и считается, что активное лечение закончено в этот же визит. Однако, мы продолжаем наблюдать этих детей в течение года. Все осмотры бесплатны, чтобы они не терялись, в любом случае появлялись, потому что мы должны отсматривать возможные осложнения со стороны пульпы. Пульпа, даже при очень благоприятном поверхностном переломе, может погибнуть, в 5-6 % всех случаев она погибает. Если был еще сочетанный вывих, то 25 % вероятности того, что зуб может погибнуть. Поэтому мы должны вовремя выявить гибель пульпы и вовремя ее убрать. Пульпа – это нерв.

Руслан Новомирский:

Наверное, самая сложная травма, которая дольше заживает и требует длительного ношения шины – это перелом корня. Бывает, что зуб срастается самостоятельно, для этого нужно 4-5 месяцев, чтобы пациент находился в шине. Это удобная шина, которая не мешает пациенту жевать, чистить зубы, гигиена нам важна для заживления.

Юлия Клоуда:

Программа подходит к концу, я хочу, чтобы вы закончили кровавую тему, пожелали что-то жизнеутверждающее. Ольга, я Вам очень благодарна, что Вы к нам пришли, я знаю, что Вы супервостребованный специалист. Что-нибудь для взрослых и детей.

Ольга Тишкина:

Для всех взрослых хотела бы сказать, что при возможности при занятиях активными видами спорта, особенно такими падучими, как катание на роликах, на скейтбордах, на рампах, используйте, пожалуйста, защиты в виде спортивной капы. Всегда помните, что чаще всего зуб можно сохранить. Сохраняйте все запчасти, которые от него отвалились, и вообще всё, что можете подобрать, нужно подобрать и положить в молоко. Мы в этом году открываем информационный портал для пациентов, с возможностью подбора стоматологов в их городе. Там будут краткие правила помощи при различных травмах. Портал называется спасизуб.рф.

Юлия Клоуда:

Здорово! Потому что, Вы сами знаете, происходит все неожиданно. К вам круглосуточно или люди могут позвонить?

Ольга Тишкина:

Так как на горячей линии я, то круглосуточно, всегда надо оказать информационную поддержку.

Руслан Новомирский:

Ольга все пожелала. Я хочу пожелать здоровья, и знайте, что ничего непоправимого нет. Мы всегда рады оказать помощь.

Юлия Клоуда:

Спасибо вам большое!

Напомню, что у нас в гостях была Ольга Тишкина – генеральный директор Центра дентальной травматологии Iceberg и челюстно-лицевой хирург Руслан Новомирский. С вами была я, Юлия Клоуда, руководитель экспертного журнала о стоматологии Startsmile.

}