Корнелия Манго Известная певица, художница, участник Фабрики звёзд, победитель "Танцы со звёздами" 11 декабря 2018г.
#СладкаяМанго
Как жить полноценной жизнью с сахарным диабетом, быть любимой не только в семье, но и в целом мире, завоевывать новые горизонты, развиваясь и совершенствуясь, сегодня в программе мы узнаем у Корнелии Манго, известной певицы и художницы, живущей с сахарным диабетом

Анастасия Плещёва:

Здравствуйте, дорогие друзья! С вами сегодня программа «Гормоны под прицелом» и ее ведущая я, Плещева Анастасия, врач-эндокринолог, диетолог. Сегодня у нас потрясающий эфир, потому что у нас в гостях звезда – Корнелия Манго. 

Корнелия Манго:

Здравствуйте! 

Анастасия Плещёва:

Здравствуйте! Корнелия Манго сегодня не одна, а еще со своим любимым питомцем. Я, как ни странно, угадала и подготовилась к этому, и сегодня я очень похожа в одеянии на Шиша. Здравствуйте, Корнелия, здравствуйте, Шиша! Сегодня мы будем обсуждать, как жить с сахарным диабетом. Всем известно, я думаю, что у Корнелии на сегодняшний день выявлен сахарный диабет. И сегодня мы поговорим, как же вообще жить полноценной жизнью с сахарным диабетом, быть любимой не только в семье, но и просто во всем мире.

Корнелия Манго:

Даже не знаю, с чего начать. Наверное, с того, что сахарный диабет у меня диагностировали около пяти лет назад. Мне казалось, что я обязательно вылечусь, это все не со мной, как такое может быть, если я целый год не ела сладости. То есть я же не понимала, что, оказывается, сахарный диабет появляется не из-за сладостей и всего остального. К тому периоду, когда я заработала свой сахарный диабет, я была очень стройная, я впервые, наверное, в жизни была такая стройная, я занималась спортом, очень много тренировалась. И когда у меня диагностировали сахарный диабет, я сказала, что такого не может быть, я же привела наконец-то себя в порядок, сбросила лишний вес, нормализовала тренировки и питалась только одними овощами и мясом. Как это могло случиться? Но, тем не менее, это случилось, мне сказали, что это, в первую очередь, стресс. И многие девушки и парни не знают, что наш организм вообще реагирует только на стресс. Поэтому меньше стрессуйте и обязательно будьте здоровыми. 

Анастасия Плещёва:

Вы считаете, что провоцирующим фактором в данной ситуации был именно стрессовый фактор?

Корнелия Манго:

В моем случае это было 100 %, потому что мой организм никогда не испытывал такие физические нагрузки, которые у меня были тогда. Три раза в неделю я занималась боксом, остальные дни было изнуряющее кардио, я бегала по 2 часа, сумасшедшие просто марафоны, я бегала по 21 км. И в тот же момент у меня были отношения с молодым человеком, и мы расстались. 6 лет улетели в трубу, это было очень сложное расставание. И я думала: на этом конец света, я старая дева, я никогда никого не найду. 

Анастасия Плещёва:

Корнелия, Вы-то старая дева?

Корнелия Манго:

Как бывает это у женщин. И я себя этим всем загнала. Я почти год не ела углеводы, сначала я попробовала две недели, сбросила очень хорошо и потом перестала вообще есть углеводы. И через какое-то время поняла, что это была дурацкая идея. 

Анастасия Плещёва:

Сахарный диабет диагностирован 5 лет назад. Поставлен, я так поняла, первый тип. 

Корнелия Манго:

Первый тип диабета мне сразу же поставили, я еще кричала: «Может быть второй, посмотрите, приглядитесь ко мне, я же такая полненькая». Они говорят: «Не знаем, была, наверное». В тот момент я действительно была очень стройная, и это уже были последствия диабета. То есть я уже потом начала даже какие-то сладости подъедать, а все равно худела и худела, это была просто интоксикация организма. 

Анастасия Плещёва:

То есть ретроспективно оценивая данную ситуацию, мы понимаем, что худели Вы не только из-за бокса и тренажерного зала, но и от стресса, а именно от сахаров. То есть они были, скорее всего, достаточно давно. Скажите, при каких обстоятельствах выявили сахарный диабет? 

Корнелия Манго:

Родители все чувствуют, как говорится, моя мама медик. Она говорит: «Ты срочно должна приехать, ты очень худая, мне не нравятся твои синие круги под глазами, ты плохо себя чувствуешь, я вижу это даже через Instagram, можешь не говорить». Я говорю: «Нет, у меня все хорошо, я в Москве, не надо меня везти обратно в Астрахань». В итоге все-таки меня притащили туда, и мы пошли с друзьями попариться в бане, а на следующий день я ослепла. То есть я ничего не видела, был туман сумасшедший, я не могла никого разглядеть. Я пришла к офтальмологу и говорю: «Вы знаете, что-то у меня с глазами, я ослепла». Они говорят: «О, у нас тут отек сетчатки из-за высоких сахаров». В итоге проверяют мой сахар, а он почти 18-20. И понятно уже было, что это сахарный диабет, и меня срочно положили в больницу. Там я уже поняла, что моя жизнь разделилась ровно на до и после. На Корнелию Манго, обеспеченную девочку, которая делала, что хотела, когда хотела, особо никому ничего не объясняла, где она и что, не контролировала свою жизнь. И после мне пришлось контролировать каждый свой день, час и все, что я делаю. 

Анастасия Плещёва:

Вспоминая вот это снижение веса, Вы сказали про спорт, про стрессовый фактор, может быть, какие-то препараты использовали? 

Корнелия Манго:

Мой фитнес-тренер сказал, что последние несколько кг можно сбросить жиросжигателем. Но это был не просто L-карнитин, самый безобидный, который есть, а это был уже какой-то запрещенный сжигатель. Вот он мне его достал, я даже месяц пила. Мне не хотелось особо спать, я так много тренировалась, занималась, ночами писала картины, я художник по образованию, готовилась к выставке картин, то есть у меня даже сна не было. Это была сумасшедшая активность. Я не замечала, как у меня сердце выпрыгивает и руки трясутся, потому что была очень вдохновлена тем, что я делаю. Но потом я уже поняла, что это, оказывается, таблетки не особо полезные, я в шоке от того, что как это фитнес-тренер, который со мной занимался, мог мне такое вообще посоветовать. 

Анастасия Плещёва:

Это вопрос к Вам, как Вы доверились фитнес тренеру, а не врачу, потому что все-таки такие вещи лучше решать с врачом. 

Корнелия Манго:

Может быть, он и сам не знал. 

Анастасия Плещёва:

По поводу Вашего потрясающего голоса все понятно. Но вот по поводу художника. Я, например, не знала, к своему стыду, что Вы художник по образованию. А как давно музыка появилась в Вашей жизни, расскажите немножечко об этом.

Корнелия Манго:

Я думаю, что это шло все параллельно, потому что моя живопись началась очень поздно, в 13 лет я начала писать картины, меня мама сразу отдала в художественную школу, потом в художественное училище и художественный институт. То есть я ко всему прихожу осознанно.

То же самое случилось и с музыкой, меня никто не отдавал в музыкальную школу, как это бывает, чтобы ребенок развивался. У меня было осознанное желание петь в 18 лет. И все это, конечно, было очень интересно, потому что в семье у меня нет ни художников, ни музыкантов. Конечно, им было очень странно, откуда же такой самородок появился. Но я помню одно, что моя мама всегда говорила: «Ты должна ни одного дня в своей жизни не проработать, или должна работать так, чтобы тебе было очень интересно. Никогда в жизни ты не должна работать и сидеть в офисе, ты должна путешествовать по всему миру и просыпаться, когда ты хочешь». Вот это было ее желание. 

Анастасия Плещёва:

И это говорит мама медик. 

Корнелия Манго:

Да, это мама медик, потому что она всю жизнь хотела быть дизайнером, а не медиком. Конечно же, она меня вырастила свободным человеком, который должен идти вне системы, даже другого цвета кожи, потому что я мулатка, потому что моя мама не хотела, чтобы я была, как все. Она была бунтаркой за права африканцев в России, и всегда говорила, что нужно быть настоящими и идти до конца, если ты что-то надумал. 

Анастасия Плещева:. А мама, если не секрет, чем занимается? 

Корнелия Манго:

Она была медсестрой, бабушка у меня тоже медсестра и тоже работала в этой сфере. И тетя, и дядя, вообще все родственники у меня медики. Но когда я спросила у мамы: «Мама, а кем я буду в будущем?» Она сказала: «Ты будешь художником, ты будешь музыкантом», что, в принципе, очень сложно услышать от родителей. Обычно говорят: «Ты идешь стоматологом, там, где деньги есть». Но никто не знает, что такие же большие деньги можно заработать и на живописи и музыке. И ни одного дня не работать. 

Анастасия Плещёва:

Корнелия, давайте продолжим немножко говорить о нашем сахарном диабете. Скажите, пожалуйста, какие у Вас сейчас сахара? 

Корнелия Манго:

Сейчас у меня сахара, в принципе, неплохие. Мне бы хотелось совсем низкие, чтобы 4,5 было, но такого же не бывает, мы понимаем это. Сейчас у меня сахара 6,2. Это неплохо, потому что у меня былo 8,8, снизила за год до хороших целевых значений. Но мне бы хотелось, чтобы эта ровненькая полосочка была все время, чтобы не было скачков, чтобы не было иногда вот этих непонятных вылетевших 15. 15 у меня бывает раз в 3 месяца, но бывает. 

Анастасия Плещёва:

Чаще из-за чего? 

Корнелия Манго:

Я очень эмоциональная, и у меня постоянно в течение всего дня какие-то экспромты происходят. Я катаюсь на вейксерфе летом, я катаюсь на катере, катер дает волну, зимой у нас тоже есть такая волна в бассейне. И зимой, и летом, я все время в сумасшедшем стрессе. Еще я очень люблю сноуборд и катаюсь на нем, сейчас я очень рада тому, что выпал наконец-то снег, тот мягкий пухляк, на котором можно кататься. Иногда бывает, что мои эндорфины настолько зашкаливают, что я думаю, что у меня сейчас упадет, а он у меня подскакивает просто до 15, может быть из-за того, что я настолько нападалась, нахлебалась воды, что это для организма тоже стресс. 

Анастасия Плещёва:

У меня сразу, как у доктора, два вопроса. Нет ли другой ситуации, что у Вас падает сахар, который Вы не чувствуете, а потом это откат на высокий. Вы ВБС пользуетесь?

Корнелия Манго:

Не всегда. 

Анастасия Плещёва:

А на концертах? То есть, конечно, ВБС нас вообще спасает. Я не сказала, Корнелия находится на помповой терапии. Кстати, как давно? 

Корнелия Манго:

Ровно год, как я пользуюсь инсулиновой помпой, и мне, на самом деле, нравится, потому что с моим сахарным диабетом у меня были утренние зори. Те, кто знают, понимают, что с 3 часов утра у меня начинал подниматься сахар. И я просыпалась в 9 утра уже с сахаром почти 11-12. И это было неконтролируемо. Чаще всего у меня это происходит летом. То есть как только становится тепло, жарко, у меня поднимается, как только холодно, у меня сахара более-менее в норме. Летом мы выезжаем в Крыму, и чаще всего эти высокие сахара начинают выползать именно из-за того, что жарко. 

Анастасия Плещёва:

Нужно, как минимум, чтобы не было дегидратации, очень важно употребление нормального количества водного баланса. 

Корнелия Манго:

Я столкнулась с тем, что у меня очень много перелетов. Не просто много, а их огромное количество. 

Анастасия Плещёва:

Например, сколько раз в неделю Вы летаете?

Корнелия Манго:

В месяц у меня около 4-5 перелетов, то есть это туда-обратно. Я не успела еще адаптироваться, как я уже прилетаю. Иногда бывают и огромные перелеты, 14-15 часов, то есть Куба. Например, когда я только заболела сахарным диабетом, я через неделю улетела на Кубу. Мне врач говорит: «Вы знаете, Вам нужно к психологу». Я говорю: «Нет, мне нужно на море». Вот это история моего бунтарства. Конечно, мне было там сложно, потому что я тогда даже и не знала, что такое сахарный диабет, мне очень было сложно переходить на всю эту историю. Но живя в пятизвездочном отеле в гигантской вилле, я взяла с собой мультиварку и гречку, потому что я не знала, что есть. 

Анастасия Плещёва:

За это я Вас тоже хочу сразу похвалить, потому что Вы хотя бы перестраховались. Мы проговорили про то, что бывают скачки до 15. С чем они чаще связаны? А сколько у Вас гликированный?

Корнелия Манго:

Гликированный я только что назвала, это 6-6,2. 

Анастасия Плещёва:

А как часто бывает состояние гипогликемии?

Корнелия Манго:

Довольно часто, чаще бывает ночью, потому что еще не перешла на базальную, вот сейчас выровняю, потому что холодно стало. То есть до этого еще вроде как у меня нормально было, а сейчас стало холодно, я немножко гипую, просыпаюсь с 3,8, я считаю, что это маловато. 

Анастасия Плещёва:

Скажите, у Вас есть еще мониторинг?

Корнелия Манго:

Да, все время у меня мониторинг, в течение всего года, у меня есть флешка, которая передает информацию моему эндокринологу.

Анастасия Плещёва:

У меня самый главный вопрос, который я задаю всегда и всем: как насчет дневничка, Вы его ведете?

Корнелия Манго:

Дневник я веду только перед тем, как пойти к врачу, и то даже не всегда бывает. 

Анастасия Плещёва:

Как часто Вы к нему ходите?

Корнелия Манго:

Раз в 3 месяца, может быть, бывает и меньше. 

Анастасия Плещёва:

Корнелия, пообещайте мне, что Вы дойдете до своего эндокринолога. Это очень важно. И, конечно же, с дневничком питания, потому что эти колебания, про которые Вы говорите, и вечерней базы, ночной, тут надо разобраться с вечерней, надо посмотреть, что у Вас ночью происходит. Естественно, Вашему эндокринологу просто безумно будет важно ведение Вашего дневника питания. Я думаю, Вы это понимаете. 

Корнелия Манго:

Я это понимаю. На самом деле, я хотя бы научилась его вести, потому что до этого я вообще просто даже не знала ничего. То есть я компенсирую, но я стала серьезно заниматься своей проблемой сахарного диабета. Ровно год назад у меня было около 8 гастролей в течение одного месяца, я жила с сахарами под 17, я не знала, как их снизить, потому что они были все время высокие, потому что у меня были перелеты бесконечные, я из холода в тепло, у меня были гастроли в Сочи. В тот момент я поняла, что это кошмар, что это ужас, я не знаю, что делать. Меня сразу же забрали в больницу, я перестала чувствовать пальцы ног. Я подумала: у диабетиков ноги отваливаются, надо срочно ехать в больницу. И с тех пор я поняла, что хочу серьезно к этому подойти, я не хочу жить мало, я хочу жить полноценно и долго. И для этого мне нужно правильно питаться. Я правильно питаюсь, но все равно, конечно, когда у меня низкие сахара, мне хочется где-то подъесть чего-то запрещенного. Но хотя бы я сейчас уже начала понимать, что запрещенное – это может быть и один финик, допустим, а не кусочек пирожного. Я действительно начала понимать, что диабетик первого типа может под все подколоться. 

Анастасия Плещёва:

Даже скрыть от врача, если он грамотный диабетик. 

Корнелия Манго:

Да, но я хочу, чтобы у меня было мало инсулина в течение суток. То есть раньше я колола до 80 инсулина в сутки, и от этого я прибавляла в весе. Сейчас я понимаю, что я так больше не хочу, я сейчас стараюсь около 40 держать свои дозы и ни в коем случае не подниматься, стараться есть больше безуглеводную пищу или малоуглеводную пищу, то есть растительное. Я понимаю, что мне это подходит. 

Анастасия Плещёва:

Это Ваш вызов сахарному диабету, я услышала. Скажите, пожалуйста, как родственники реагируют, какова их помощь в Вашей жизни?

Корнелия Манго:

Мама ничего не понимает, она только плачет, очень переживает, как с моим ребенком это случилось. Я думаю, что это у всех родителей такое происходит. Мой муж очень хорошо выучил мой сахарный диабет, он просыпается раньше меня, когда у меня низкий сахар ночью, будит, говорит: «Проверь сахар». Он знает мое поведение от и до, когда у меня высокий сахар, я очень агрессивная, потому что в обычной жизни я очень добрый человек. Но стоит повыситься моему сахару хотя бы до 11, как я превращаюсь в злого, отвратительного зверя. Он даже со мной не спорит и не ругается, он просто сразу говорит: «Проверь свой сахар». 

Анастасия Плещёва:

Здесь важно доверие, конечно, между членами семьи, и очень удобно, что Вы его слушаетесь и проверяете сахар. Как отреагировало звездное сообщество, когда узнало о том, что у Вас выявили сахарный диабет?

Корнелия Манго:

Они до сих пор очень удивляются, говорят, как может быть второго типа. Многие вообще просто не знают ничего про первый и второй тип. Я, например, сейчас начала вести свой YouTube блог и совсем скоро запущу его уже в процесс. Я сейчас просто собираю очень много информации, так как я очень много общаюсь с артистами, мне даже самой было интересно взять у многих из них интервью. И как оказалось, очень мало, кто знает про сахарный диабет вообще. Потому что там один жрет все подряд, у него сахарный диабет второго типа, вроде как плохо себя чувствует и даже водочку попивает, как говорится. Другие вообще ничего не знают, а третьи просто отмалчиваются. Я помню, как я выложила пост в Instagram о том, что у меня сахарный диабет, мы летели вместе на гастроли с одним артистом, он сказал: «Ты знаешь, у меня тоже сахарный диабет. Правда, я никому об этом не говорю». И таких артистов очень много, которые не говорят о своем сахарном диабете. 

Анастасия Плещёва:

Как Вы считаете, почему?

Корнелия Манго:

Потому что вроде как неприлично говорить о своих болезнях, артист – это артист, лучший, красивый, невероятный, сногсшибательный, который никогда не болеет, у которого всегда все идеально, даже когда температура у нас 38, мы выходим и выступаем. Не принято говорить о своих сахарах и не принято говорить о том, что у нас вообще сахарный диабет. Я считаю своим долгом просто рассказать об этом, потому что мне ежедневно в мой Instagram пишут девочки: «Я вчера заболела сахарным диабетом», «А я только выписалась из больницы, Вы не могли бы мне подсказать, потому что мне сказали, что я должна гречку есть каждый день». И я сама это проходила, когда мне говорили, что нужно гречку есть каждый день. А потом я научилась считать, вот и все. 

Анастасия Плещёва:

Как давно это произошло? Как давно Вы начали считать?

Корнелия Манго:

Мы серьезно к этому подошли год назад, вот реально моему диабету пять лет, а я научилась сахара считать только год назад. Потому что до этого я на все колола 6, как меня выпустили из больницы, так я и на все колола 6. Потом не понимала, откуда это. Я очень рада, что сейчас то время, когда есть интернет, когда можно прочитать что угодно, и когда очень многие блогеры об этом говорят, разные проекты помогают узнать побольше о сахарном диабете. Я очень рада, что я буду представителем от звезд, который не стесняется говорить о своем сахарном диабете, который говорит, что не нужно стесняться, что у тебя помпа висит где-то и подает инсулин. Я об этом говорю открыто, хожу на каждое телешоу и рассказываю об этом. И буду продолжать это делать, потому что я считаю, что каждый ребенок, даже тот, который в глубинке, имеет право на то, чтобы он открыто это говорил. Потому что я помню даже свои времена, когда на меня косо смотрели в аэропорту, когда я колола инсулин. Кричали мне в след: «Наркоманка». Я хочу, чтобы этого больше никогда не было в нашей стране, все-таки у нас толерантная, большая страна, которая должна быть продвинутая, как и все остальные. 

Анастасия Плещёва:

Про вот эту историю в аэропорту – действительно часто можно услышать, у каждого есть такой опыт, к сожалению. Это ужасно, это говорит о неосведомленности. А какой еще случай из жизни, который связан с сахарным диабетом, Вы вспоминаете?

Корнелия Манго:

Наверное, это первое гипо, которое случилось у меня на Кубе, когда я купалась с дельфинами. Я не заметила это гипо, потому что плавала с дельфинами, я вообще не знала, что такое гипо. Все об этом говорили, все об этом писали, но я сама этого никогда не пробовала, и поэтому я не могла ничего понять. Я закрылась в кабинке, уже начала переодеваться и упала. И тут я поняла, что, наверное, это оно и было. Тут же побежала мама, помогла мне, подсказала, что это низкий сахар, нужно быстренько выпить что-то сладкое. Второе – это, наверное, агрессивное поведение, когда у меня был высокий сахар, у меня были телевизионные съемки на Кубе, и я там очень агрессивно себя вела, я даже не понимала, откуда эта агрессия, злость какая-то сумасшедшая. Тогда у меня был высокий сахар. Все методом проб и ошибок.

Потом я уже начала понимать, что нужно сахара проверять все время: до еды, после еды, на ночь, среди ночи и записывать все это в бумажечку, чтобы потом как-то себя контролировать. Как вы пьете воду, записываете, сколько вы выпили воды. Так же нужно с сахарами и со всем остальным. У некоторых давление, например, они тоже все записывают.

Анастасия Плещёва:

Такой не очень скромный вопрос от меня, сразу за него извиняюсь, если не хотите отвечать, не отвечайте. Есть ли у Вас в планах материнство?

Корнелия Манго:

Конечно, у меня есть в планах, но Вы же понимаете, что диабетик не может взять и захотеть, взять и залететь, я бы так сказала. Диабетик должен планировать свою беременность, и мы начали ее планировать за полтора года до этого. Пока что Господь еще нам не дал этого ребенка, но я одно знаю, что мы за него молимся, я делаю все для того, чтобы это случилось, и с врачами на коротком поводке, за этим очень хорошо слежу. Самое главное для хорошей беременности – это компенсация. Диабетик должен быть компенсированный. Нельзя войти в беременность с восьмеркой, девяткой или даже еще выше, потому что вы можете повредить не только себе, но и ребенку. А если это ребенок в 25 рождается, то это одно, а когда ты желанного ребенка ждешь в 30 лет, это совершенно другая история. 

Анастасия Плещёва:

Спасибо за то, что Вы за об этом говорите. И если говорить о подготовке, предгравидарная подготовка, конечно же, важна не только человеку, живущему с сахарным диабетом, это тоже услышьте, пожалуйста, дорогие мои. И не важно, есть ли у Вас какое-то заболевание, важно понимать, что к детям надо готовиться. Потому что если это все делать по залету, как выразилась Корнелия, это несет за собой, возможно, серьезные последствия. Корнелия, еще такой вопрос, вот Вы звездный человек, Вы очень часто находитесь на публике, и очень часто у Вас гастроли. Как Вы себя ведете, когда Вы выходите на сцену? Есть ли какие-то фиксированные сахара, которых Вы придерживаетесь? Вот я, например, подготавливаясь сегодня к эфиру с Корнелией, взяла с собой пару пачек сока на всякий пожарный. Мне интересно, как Вы готовитесь к этому. 

Корнелия Манго:

Дело в том, что я не тот артист, который встал и поет, я артист, который танцует, потому что из всех песен только одна медленная. И действительно, это шоу, большие классы, мы недавно были в Уфе, это был большой мюзикл, где я танцевала, пела, веселила народ. У меня всегда падает сахар на то, что я делаю на сцене. Я не переживаю, у меня не выскакивает эндорфин, я никогда не волнуюсь перед сценой. Но у меня может он упасть, потому что я целый час танцую, активно пою. И поэтому перед тем, как идти на сцену, конечно же, я поднимаю свой сахар хотя бы до 7,5 или до 8 даже, потому что я понимаю, что он у меня, скорее всего, за все мое выступление спустится до 6. Я снижаю также базальную скорость на 30 %, но, думаю, что можно вообще ноль ставить и просто не подъедать ничего. Можно так сделать?

Анастасия Плещёва:

Нет, надо проверять, и более того, я понимаю, что Ваше выступление на сцене зависит и от нас, от аудитории, которая Вас слушает. И какой бы Вы жизнерадостной не вышли, наверное, все-таки этот драйв, который Вы получаете от аудитории, тоже очень важный, и Вы можете быть более активной или наоборот. Или не зависит?

Корнелия Манго:

Вы знаете, у меня не зависит. Если люди сидят с кислыми лицами, у меня внутри такой драйв, я танцую внутри, я пою, у меня полный зал. То есть для меня никогда не зависит, что там делает публика, даже если в меня тапочком кинут на сцену, то я его подниму и обратно запущу. Я научилась не обращать внимания на то, что если даже пустой зал или зал кислых лиц, я никогда на это не обращаю внимания. Поэтому у меня нет вот этого стресса. 

Анастасия Плещёва:

Тут еще вопрос о временном и базальном, Вы ставите его конкретно на шоу или все-таки заранее планируете эту историю и за полчасика, за часик это делаете. Вот тут очень важно. Пожалуйста, проговорите со своим эндокринологом, не хочу вмешиваться, в кулуарах я узнала, кто эндокринолог у Корнелии, это потрясающий человек, которого я очень уважаю, и обязательно обсудите с ней эти моменты. Вам однозначно нужно подготовиться к этому. Но тут вопрос, что Вы до этого эндокринолога, как я выяснила, доходите редко. Поэтому если Вы дойдете, Вам обязательно подскажут эти моменты. А пока, конечно, пробовать однозначно нужно, если 30 базально Вас не очень устраивает, и Ваши сахара действительно все равно падают, значит надо, как минимум, его сделать пораньше и просмотреть эти вопросы. И тут метод проб и ошибок. У Вас свой диабет, как и у каждого пациента. 

Корнелия Манго:

Абсолютно индивидуальный. 

Анастасия Плещёва:

И это абсолютно индивидуальные вещи, которые решаются только методом проб и ошибок. 

Корнелия Манго:

Но сейчас зимой я поняла для себя, что мне очень нравится лес, который около нашего дома. И я хожу там по часу, по полтора, хожу активным, быстрым шагом, я хочу сказать, что вместо бега я сейчас решила перейти на быструю ходьбу. И мои сахара хорошие, потому что когда я занимаюсь, когда я двигаюсь, мои сахара действительно в эти дни всегда прекрасные. Но стоит мне пропустить несколько дней вот этой ходьбы, начинает немножечко подниматься сахар, я это чувствую просто в течение суток. 

Анастасия Плещёва:

Как Вы сейчас себя чувствуете?

Корнелия Манго:

Сейчас я чувствую себя прекрасно, я сегодня прекрасно погуляла, походила, немножко перенервничала, когда попала в пробку, но быстро привела себя в порядок. 

Анастасия Плещёва:

Корнелия, я предлагаю вернуться к любви. Я оставила это на десерт, и мне очень хочется узнать о знакомстве с Вашим молодым человеком. Когда это произошло, тогда уже Вы жили с сахарным диабетом либо нет?

Корнелия Манго:

Ровно год я пыталась как-то с этим диабетом жить и понять, как мне жить дальше. Мы с ним познакомились через год, это был телевизионный проект, где он был моим педагогом по битбоксу, он тоже музыкант, Дэнсхолл артист. Конечно же, было очень интересно познакомиться с ним. Я скрывала от него диабет, кололась где-то в углу. Был просто ужас, не проверяла почти свои пальчики на предмет низкого или высокого сахара. Через две недели все-таки я ему сказала, что у меня сахарный диабет. На что в ответ он сказал: «Я знаю уже, я ждал, когда ты мне это скажешь». 

Анастасия Плещёва:

Расскажите, как он догадался. 

Корнелия Манго:

Он сказал: «Я повсюду увидел какие-то пластиковые штучки, ввел в интернет, в Google, что такое». Это проверялки от сахара по квартире. И потом он прочитал в интернете, что есть, он говорит: «Какой у тебя сахарный диабет – первого или второго типа?» Я говорю: «Боже, он знает про это». 

Анастасия Плещёва:

«Надо брать», – сказала Корнелия. 

Корнелия Манго:

Да, он сказал, что знает об этом, прочитал в интернете. Я говорю: «У меня сахарный диабет первого типа». Он сказал: «Хорошо, это не передается детям». Для меня этого было достаточно, что у него серьезные намерения, и что он не просто хочет пообщаться и все остальное, что это серьезные намерения. Ровно через месяц он сказал, что ты станешь моей женой, мы потом приехали к родителям, он сделал помолвку, это было так романтично и классно. Мы поженились через два года и сразу же обвенчались. Многие бы, наверное, подумали, что этого не бывает по-настоящему, что вот так муж взял и сказал своим родителям, он просто младше меня немного, на 8 лет. Он пришел к родителям и сказал: «Знаете, у меня жена с сахарным диабетом, но я ее люблю». Он просто сказал, и это не обсуждается.

Анастасия Плещёва:

Я немножко прослезилась, друзья, потому что эту историю от Корнелия я слышу здесь в студии впервые. Дай Бог здоровья и родителям мужа, и мужу, и Вам в ближайшее время просто получить то, чего Вы очень долго ждете. У Вас замечательный Шиша, но все-таки ребеночек, конечно, это я Вам как мама говорю, тоже потрясающие эмоции. Я очень надеюсь, что в ближайшее время все состоится. 

Корнелия Манго:

Спасибо. 

Анастасия Плещёва:

Корнелия, хочется с большим уважением обратиться к Вашей маме, чтобы она ни в коем случае не нервничала. Корнелия находится в очень хороших руках, доктора я ее, как сказала, хорошо знаю, она просто замечательная, все будет хорошо. И хочется, чтобы Вы все-таки обратились к Вашим друзьям по жизни, людям, болеющим сахарным диабетом. Зная, как Вы относились к своему сахарному диабету, насколько серьезно Вы уже подходите, просто пожелайте им. 

Корнелия Манго:

Мне хотелось бы пожелать здоровья, конечно же, это самое главное. Потому что раньше, когда мне желали здоровья, я говорила: «Нет, желайте денег, еще чего-нибудь, все что угодно, но только не здоровья, да кому оно вообще нужно, только старикам желают здоровья». Сейчас я каждый раз, когда есть возможность, желаю здоровья, потому что именно его не купишь за деньги. И если у тебя хорошее здоровье, то будет и любовь, и все остальное. Если его нет, то ничего не будет, это я уже поняла. Поэтому будьте здоровы, будьте счастливы.

Я, например, поняла для себя, что я хочу быть активным диабетиком, я хочу как и раньше заниматься и сноубордом, и вейксерфом. И недавно мы даже приобрели баню, у меня лично снижаются сахара в бане. Я это поняла, но нужно перед тем, как ты идешь в баню, обязательно проверить сахар, как только ты там находишься, все время проверять сахар, потому что он действительно снижается очень быстро. Конечно же, давление, тоже нужно об этом понимать. Поэтому мне хотелось бы, чтобы и давление у вас было в норме, и все остальное, и самое главное – не забывайте, что спорт всегда приводит к хорошим сахарам, это очень важно. И когда вы улыбаетесь, когда у вас все в порядке на душе, тогда и сахара просто идеальные. Что касается меня, я считаю, что нельзя нервничать, вот именно нервные клетки, во-первых, не восстанавливаются, во-вторых, из-за них происходят всякие разные болезни. Чтобы этих болезней не случалось, улыбайтесь чаще, радуйте своих близких. Моя мамочка, пожалуйста, не переживай, у меня все хорошо, с сахарным диабетом я уже научилась жить, я надеюсь, что все мамочки, которые по ту сторону сейчас слушают нас, тоже не переживают за своих детей. Все хорошо. 

Анастасия Плещёва:

Спасибо большое, Корнелия, что были с нами. Я Вас жду еще и обязательно жду анонса, когда выйдет уже открытие YouTube канала, обязательно расскажите мне, я обязательно сделаю репост. 

Корнелия Манго:

И на концерт Вас приведу обязательно. 

Анастасия Плещёва:

Большое спасибо. До новых встреч, Корнелия, я очень рада, что Вы сегодня с Шишей нас посетили. 

Корнелия Манго:

Спасибо. 

Анастасия Плещёва:

До свидания, друзья, до новых встреч. 

}