Екатерина Мартусова Психолог, детский психолог. Наставник молодежного совета при ДЗМ 07 декабря 2018г.
Учеба из-под палки
Сколько ни возьмешь трудов классиков, везде будут доводы о пользе постоянного обучения: тут и Пушкин передает нам устами Годунова «учись, мой сын...», Михаил Ломоносов со своим «науки юношей питают...», да и Чехов, а затем Владимир Ильич рекомендовали: «Учиться нам нужно, учиться и учиться...». А что делать, если несмотря на все эти советы - учиться совсем не хочется? Где взять мотивацию на постоянное обогащение своих знаний? Об этом и поговорим.

Илья Акинфиев:

На канале Медиаметрикс передача «Профилактика заболеваний». Её ведущие ― я, Илья Акинфиев.

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов.

Вообще, учиться надо. Каждый из нас знает, что учёба — это хорошо. Единственное, что учиться совершенно не хочется. Хочется отдыхать и развлекаться, а учёба воспринимается как какая-то обязаловка. Но как не учиться из-под палки и мотивировать себя, нам расскажет наш сегодняшний гость. В гостях у нас замечательная Мартусова Екатерина Витальевна ― детский психолог, наставник Молодежного совета при департаменте здравоохранения города Москвы.

Что такое мотивация на учебу?

Екатерина Мартусова:

У нас есть внутренние и внешние факторы, побуждающие к какой-либо деятельности: для того чтобы проснуться, чтобы позавтракать, доехать до работы. Они все должны дружить между собой, что внешние и что внутренние. Когда эти два фактора совпадают, то в совокупности дают нам ту самую мотивацию к движению, к достижению ко всем маленьким процессам, необходимым для движения вперёд.

Илья Акинфиев:

Мы ещё самое главное хотели акцентировать. Сегодня мы бы хотели поговорить о мотивации к учебе не школьников и не студентов, а взрослых серьёзных дяденек и тётенек, уже состоявшихся, но которым в особенности своей профессии нужно продолжать получать новые знания и уметь совмещать учебу, работу.

Денис Хохлов:

Какие ты знаешь профессии, в которых не нужно совмещать учебу и работу, в которых не нужно самосовершенствоваться?

Илья Акинфиев:

Много таких профессий.

Екатерина Мартусова:

Есть ли профессии, где не надо развиваться? Наверное, есть. Но дело в том, что на таких специальностях чаще всего люди не застревают, они двигаются дальше. Даже если это профессия, которая на данный момент не требует умственных вложений для развития, то у него всё равно в подсознании сидит факт, что этим я всегда не смогу насыщаться, мне нужно что-то другое. Для этого всё равно надо учиться.

Денис Хохлов:

Постоянно развиваться — это нормальное состояние человека?

Екатерина Мартусова:

Вообще, да. Здоровое состояние человека ― постоянно стремиться к развитию.

Денис Хохлов:

Проходит происходит стагнация, деградация, и личность распадается, можно сказать.

Екатерина Мартусова:

Я думаю, личность распадается с вашими другими гостями, которые ближе к психиатрии. Если человек останавливается в развитии, то действительно происходит стагнация, в которой человек, как в паутине, запутывается и остаётся в ней. Там становится комфортно начинаются лень, прокрастинация всё что сейчас очень модно, страшные слова. Человек оттуда выбраться, практически, не может, потому что там ему хорошо, делать ничего не надо, не надо двигаться. Но человек, который занимает любую должность, связанную с медициной, с образованием, с продажами, с менеджментом, всё что угодно ― естественно, требует постоянного развития. Иначе человек не будет соответствовать занимаемой должности. Этот человек не интересен как специалист, в первую очередь.

Илья Акинфиев:

Когда я учился на дневном факультете, нам всегда говорили: вечерникам учиться проще, потому что люди взрослые, они знают для чего им учёба. Это реально так?

Екатерина Мартусова:

Я могу сказать со своей колокольни: да, это так. Я училась на вечернем. Во-первых, это был осознанный выбор, я осознанно пошла учиться. Я знала, зачем мне это, я знала, сколько стоит на рынке моя вакансия, я знала, что мне необходимо получить для того чтобы получить эту вакансию. Здесь, действительно, уже был опыт работы.

Денис Хохлов:

Да, известный факт. Человек, который прошёл училище, уже понимает, как и зачем ему учиться дальше. А человек, который приходит из школы, не мотивирован.

Екатерина Мартусова:

У нас часто бывает, что родители сказали, что выгодно учиться. «Иди, учись, потом пригодится».

Денис Хохлов:

Семейные традиции: ты будешь врачом, и всё. А он говорит: я хочу быть художником (или режиссером). Ему говорят: «Ты сначала диплом получи, а потом будешь кем хочешь». Получается, что человек теряет свои годы жизни.

Екатерина Мартусова:

Здесь как раз можно говорить про внутренние и внешние факторы, которые нас мотивируют непосредственно на достижения. Внешние факторы ― то, что нам диктует социум, какие вакансии сейчас более востребованы, профессии востребованные, где ты можешь больше зарабатывать. Твоя семья, твои друзья ― ты смотришь на них, тебе где-то хочется брать пример с них, где-то, наоборот, хочется быть выше, быстрее и так далее, достигать больших результатов. Это внешние факторы. Внутренние факторы зависят от личности человека. Если ты экстраверт и тебе нравится общаться ― ты, естественно, хочешь познавать больше и больше. Тебе потребность диктует изнутри. Чтобы быть успешным, тебе нужно красиво говорить, нужно хорошо улыбаться. Этот внутренний фактор тебя действительно подвигает на обучение. Либо внутренние факторы такие: я докажу всем что я лучше, или круче, быстрее, сильнее. Это тоже личностные характеристики. Есть такие характеристики, которые заложены в нас при рождении, либо внешние факторы формируются так, что мы их принимаем внутренне, они становятся нашими внутренними. Когда-то мы говорили про родительские сценарии. Родительский сценарий перешёл вовнутрь, и ты его выдаешь как свой стержень, появляется потребность достичь высот таких, что мама не горюй. Когда идёт совмещение всех факторов, о которых мы сейчас говорили, появляется мотивация к достижению.

Денис Хохлов:

Мотивация важна для всех сфер жизни?

Екатерина Мартусова:

Да. Без мотивации человек не сможет существовать.

Денис Хохлов:

Ночью пошел к холодильнику ― мотивация.

Екатерина Мартусова:

В принципе, да.

Илья Акинфиев:

Нет, холодильник мы трогать не будем. Можно ли мотивацию привить человеку против его воли, мотивировать его?

Екатерина Мартусова:

Против воли?.. Ему нужно пообещать плюшку.

Илья Акинфиев:

Плюшка может быть только денежная?

Екатерина Мартусова:

Нет. Карьерный рост, успешность, принятие, любовь могут быть мотивацией.

Илья Акинфиев:

А если человек это всё отвергает?

Екатерина Мартусова:

Это вопрос к человеку. Вопрос, надо ли ему это? Есть люди, которые действительно очень комфортно себя чувствуют там, где они сейчас есть. Он сидит в магазине продавцом…

Илья Акинфиев:

Сомики, которые забились под корягу, и всё. Им комфортно. А их надо заставить учиться.

Екатерина Мартусова:

Пообещай что-нибудь.

Денис Хохлов:

Можно ли заставлять учиться?

Екатерина Мартусова:

Если вы как работодатель заинтересованы в этом специалисте – да. Вы можете найти мотивационный крючок или ключик, чтобы человек захотел двигаться. Сейчас во всех сферах есть старшее поколение и младшее поколение. Раньше была преемственность, о которой сейчас очень много говорится ― преемственность, дружность, всё такое… Здесь всё зависит от руководителя. Когда старшее поколение понимает, что оно действительно может реализовать себя как старший, как тот, кто может научить ― это будет для него мотивация, причём, даже не финансовая. Дайте возможности человеку немножко раскрыть крылья. Тогда не из-под палки. Но для этого вы должны дать установку молодому поколению, что Мария Васильевна, или Мариванна может научить тебя этому, вот этому и этому, и ты тоже можешь научить её, но Марье Ивановне об этом тоже надо сказать. Это взаимовыгодные отношения, где «из-под палки» окажется во благо каждому.

Денис Хохлов:

А если лень человеку? Что такое лень? Это страшная бабушка лень, которая проникает к человеку за плечо и шепчет: «Отдохни, забрось всё, ложись на диван»?

Екатерина Мартусова:

Я считаю, что лень для людей ― это возможность отдохнуть. Есть по природе своей ленивые люди, но это тоже больше личностная характеристика, где человеку не привили стремление к движению и развитию. Ему там хорошо. «Не трогайте меня! Я сомик, забился в уголочек. Мне там классно, подкидывайте мне еду».

Денис Хохлов:

Еду подкидывать? Хитрый сомик!

Екатерина Мартусова:

Конечно, подкидывать еду, иначе он расшевелится.

Денис Хохлов:

Я понял механизм: не подкидывайте еду – зашевелится!

Екатерина Мартусова:

Да, так и есть. Не подкидывайте еду – зашевелится, это правда. Мы ленимся тогда, когда у нас есть всё. Ты можешь ничего не делать после увольнения, потому что тебе выплатили за то, что ты не отгулял, 10 месяцев отпуска за все твои 20 лет работы, и ты можешь себе позволить полениться. Как только у тебя заканчиваются средства, ты идёшь что-то делать.

Денис Хохлов:

Да, голод не тетка, это известно. Мы в прошлый раз говорили про детей, тут тоже хочется понять: с какого этапа развивается, формируется отношение к учебе у человека?

Екатерина Мартусова:

У нас сейчас есть не очень хорошая тенденция, когда родители пытаются детёныша 3 лет научить английскому, французскому, математике, литературе и так далее.

Илья Акинфиев:

Нет, они начинают переживать, если они к трём годам не успевают научить его английскому, французскому, математике.

Екатерина Мартусова:

Всему свое время. У ребёнка переход к учебной деятельности происходит ближе к 6 годам. Если у ребёнка до 6 лет возникает потребность, он самостоятельно подходит к вам с газетой и тычет пальцами: «Папа, мама, объясните, что это такое?» ― объясняйте! Но заставлять учиться до 6–5,5 лет бессмысленно. У ребенка основная деятельность – игровая, у него внимание удерживается 5–7 минут. Лучше привить ребенку трудолюбие, практически с года, как он начал ходить.

Илья Акинфиев:

А как?

Екатерина Мартусова:

Ребёнок должен знать, где его граница. Ребёнок должен знать, что это его игрушки, что он вместе с мамой должен их убирать. Мама не должна бежать, решать за него все проблемы, иначе будет сомик, которому подкидывают еду. Делайте вместе. Часто маме проще убрать за ребенком, нежели потерпеть 25–30 минут и убрать вместе. Проще самой покидать игрушки в мешок.

Денис Хохлов:

При этом кряхтя: ох, какой ты ленивый!

Екатерина Мартусова:

Да, потому что ребёнок сначала положит игрушки, потом нужно будет их выкинуть оттуда, потому что интересно, это познание. Но тут он получает оплеуху от мамы: «Как ты замучил! Я уже устала собирать за тобой игрушки!». Нужно терпение. Учитывая, что сейчас мир довольно быстро движется вперёд, мы забываем о том, что дети развиваются медленнее, чем мы готовы отдать им это время. То есть мы не готовы тратить время на них.

Денис Хохлов:

Глубокая мысль, философия пошла: дети развиваются медленнее, чем мы.

Екатерина Мартусова:

Да, конечно. Представь себе: вы добежали до кухни, а он сделал один шаг. Проведите параллели. Вы же не учитываете, что у ребенка нет таких длинных ног и больших шагов. Мама идет с ребенком, тащит его за руку: «Быстрее, быстрее», но он не может быстрее. Это нами не воспринимается. Поэтому каждая психическая функция развивается по-другому.

Денис Хохлов:

В общем, нужно детям внимательнее относиться. Стараться не мешать им развиваться.

Екатерина Мартусова:

Прививать любовь к тому, что окружает его самого рождения. Вместе мыть посуду, вместе бить тарелки, вместе всё что угодно, потихонечку.

Денис Хохлов:

На обоях рисовать тоже вместе?

Екатерина Мартусова:

Конечно! Наклейте другие обои, которые стираются.

Денис Хохлов:

Что может мешать формированию личности, которая любит учиться ― семья, социум?

Екатерина Мартусова:

И семья, и социум нам очень часто дают по рукам, о чём часто говорим, что «меня заставили быть врачом, а я хотела быть художником». Ребёнок растёт гуманитарий, а ты хочешь, чтобы он был технарём. Всё, ты его сломал. У него никакой мотивации, ни к учёбе, ни к заработку никогда не будет. Может быть, когда-нибудь у него мозги перестроятся, но не факт. Точнее, процентов 97, что они не перестроятся. Не будет удовольствия. Он не будет получать удовольствия ни от деятельности, ни от учёбы, ни от чего, и ни о какой мотивации речи быть не может.

Денис Хохлов:

Обида на родителей останется на всю жизнь.

Екатерина Мартусова:

Естественно. Родители же из хороших побуждений хотели, «я знаю, как лучше, я уже прошел этот путь».

Денис Хохлов:

Все родители хотят хорошего детям. Даже те, кто делает плохо.

Екатерина Мартусова:

Здесь тоже спорный вопрос и очень длинная тема, на самом деле. Есть ещё родители, которые решили, что им необходимо реализовать себя в своем ребенке. Мама всю жизнь хотела быть балериной, поэтому ты идёшь в балетную школу.

Денис Хохлов:

Да, часто бывает. Не купили рояль в свое время, поэтому я тебе куплю, и ты будешь сидеть за роялем.

Екатерина Мартусова:

Закладывается то самое звено, что в дальнейшем, если ребёнок пошёл по настоянию родителей, он не будет получать удовольствия от деятельности. Его мотивация будет нулевая.

Денис Хохлов:

Как понять, что нужно ребенку? В кружки водить? Где ему нравится, он там задержится.

Екатерина Мартусова:

Он там задержится. Даже многие говорят: если бы мама меня не заставляла, я бы не стал чемпионом России. Но значит, в твоей жизни были попытки или было желание заниматься тем или иным. Если бы ты скандалил и занимался по 6 часов фигурным катанием ― это был бы другой вопрос, ты бы не стал чемпионом России. Но, если ты скандалил 1 день из 45, и ты считал, что тебя заставляют ― это другой вопрос. Поэтому сейчас дают возможности; открывают всё те же кружки в школе, проводятся различные мастер-классы. Водите ребёнка, посмотрите, что у ребенка получается лучше. Даже если он бросает постоянно, это нормально. Он чуть-чуть попробует там или там, разовьет свою мелкую моторику, будет двигаться дальше.

Денис Хохлов:

Должность не мешает человеку самосовершенствоваться?

Екатерина Мартусова:

Я считаю, что нет. Если человек пришёл туда, где ему хорошо и комфортно, то никакая должность не может тебе помешать развиваться дальше. Потому что ты приходишь на работу, получаешь удовольствие от того, что ты делаешь. Соответственно, чтобы делать лучше, чтобы ты мог взять объём побольше, тебе необходимо развиваться. Ведь мы живем в век информационных технологий. У меня в машине университет. Я еду на работу ― я слушаю обучающие тренинги, курсы, мастер-классы. В дальнейшем я выбираю себе 5-7 минут, где нужно ответить на вопросы, это всё происходит в движении. Благодаря информационным технологиям мы с вами можем посетить онлайн любую конференцию, и с отложенным просмотром чаще всего. Когда говорят, что мотивация – хорошо, но где найти время? Жесткий тайм-менеджмент, перед тобой много задач, с ними надо справиться. Если мы с вами правильно распределяем задачи, мы с ними справляемся. Врачам, может быть, тяжелее, учитывая, расписание приёма. С 9:00 до 18:00 я на приеме и у меня в каждый промежуток времени приходит пациент. Но ты едешь в метро домой ― у тебя есть время, ты едешь в машине домой ― у тебя есть время. Причём, если ты замотивирован, если ты хочешь получать больше, если ты хочешь двигаться дальше, ты не будешь играть в шарики, ты будешь слушать обучающие видео. Даже если ты смотришь обучающее видео, ты можешь поиграть в шарики; одно другому не мешает, а развивает два полушария. Прекрасно! Мы работаем и там, и там.

Денис Хохлов:

Так будет получаться? Многие устают после работы, проще залипнуть на шариках.

Илья Акинфиев:

Надо про эффективность ещё узнать, эффективность получения и дальнейшей обработки информации уставшего человека.

Екатерина Мартусова:

Каждый когнитивный ресурс нашего организма формируется с детства. Если мы с вами не развиваемся, то ни память, ни мышление, ни внимание не будут работать на том уровне, на котором нам хочется. Мы с вами закрываем каналы поступления информации, которые работали всегда. Допустим, Илья 5 лет не проходил никакого повышения квалификации. Информация, которая у тебя поступала в институте, уже будет блокирована, потому что ты ею не пользуешься. Для того чтобы наложить на неё новую информацию, тебе нужно поднять старую. Для этого, как минимум, нужно достать книгу, которую ты читал в институте, обновить информацию и положить на неё другую. Если ты остановился в развитии, то потребуется больше времени, чтобы восстановить и положить туда новые знания.

Илья Акинфиев:

Но нужно ждать проблемы, чтобы замотивировать себя, получается? Ты говоришь, что сомик не вылезет, пока еда не перестанет падать к нему.

Екатерина Мартусова:

Зависит от личности, что хочет личность. Есть ли у него целеполагание? Без цели человек жить не может, даже если цель ― вырастить здорового умного ребёнка. Если ты не развиваешься, как ты можешь развивать ребёнка? Цель? ― цель. Мотивация или нет? Здесь вопрос к человеку. Ты можешь развивать ребёнка, но ты сейчас уже не потянешь задачку 8 класса по физике, тебе будет тяжело. Почему некоторые люди и говорят, что «я учусь третий раз в школе, потому что у меня второй ребёнок». Ты обновляешь свои знания. Если ты перестанешь это делать, ты не сможешь помочь ребёнку.

Денис Хохлов:

На самом деле, интересно: сейчас детей по-другому учат, или мы уже такие деградированные?

Екатерина Мартусова:

Не деградированные. Когда ребёнок только учится, у него идет последовательность решения; когда ты взрослый, ты уже прекрасно видишь, что, если у Маши было 3 яблока, а Пети 2 яблока...

Илья Акинфиев:

А в конце учебника есть ответы.

Екатерина Мартусова:

Тоже как вариант ― ты будешь знать, куда подглянуть. Ты не будешь расписывать: «Дано: у Маши 3 яблока, у Пети 2 яблока». Ты видишь результат, знаешь, сколько у них вместе яблок. А ребёнок этого ещё не знает, ему это нужно продумать.

Денис Хохлов:

Про Машу-то я вижу результат, а вот про разные совмещающиеся сосуды и паровозы, двигающиеся друг навстречу другу, мне уже тяжело понять.

Екатерина Мартусова:

Это как раз классный пример по поводу того, как наша память забывает и выкидывает то, что нам не надо. Если тебе это не пригодилось жизни, ты это положил в долговременную память, и ты вернешься к этому ровно тогда, когда у тебя возникнет ровно такая же задача. Ты будешь читать этот учебник и эту тему вместе с ребёнком, для того чтобы достать давнюю информацию. Поэтому там же мотивация.

Денис Хохлов:

Какие бывают мифы о мотивации?

Екатерина Мартусова:

Как заработать миллион долларов за час. Помните, была фишка, что надо собрать Олимпийские игры и взять в них 10000 рублей с человека. Тогда за час заработаешь. Миф: «Встань, иди, возьми и сделай!» ― не работает. Человеку нужна конкретная последовательность, что за чем делать, чтобы достичь. Все якобы мотивационные призывы с экрана: «У тебя всё получится, ты только подумай ― ты достигнешь!», ― это тренинги на мотивацию извне, они не работают внутри. Да, ты первые 15 минут будешь под впечатлением: вау, как у него классно получилось! Потом у тебя вся информация зачистилась, ты идёшь и думаешь: «Да, у него круто получилось, у меня не получится». Это миф, потому что человеку необходима последовательность, как достигать конкретной цели. Тот же самый тайм-менеджмент, целеполагание: как правильно распланировать себя и своё движение.

Денис Хохлов:

Не стоит ходить на всякие тренинги такого рода?

Екатерина Мартусова:

Где тебе обещают, что за час научат достигать целей и замотивируют на покупку квартиры через неделю ― нет. Я считаю, что оно, конечно, имеет место быть и каждый человек хочет быть обманутым, но зачем? Нужно всегда себе задавать вопрос: зачем? Зачем тебе это надо? Зачем ты туда идёшь, что ты с этого получишь? Всегда должна быть выгода.

Чтобы достичь поставленной цели, человек должен понимать свою выгоду и иметь план действий для достижения.

Денис Хохлов:

Можно ли в толпе увидеть мотивированного человека? Чем он отличается от обычных ленивых товарищей?

Екатерина Мартусова:

Он всегда улыбается. Он позитивный, жизнерадостный и настойчивый. Правда, эти люди выделяются в толпе, и на них можно посмотреть, как на странненьких. Они быстрее двигаются, больше улыбаются, они более открытые. Они постоянно готовы к диалогу. Особенно, когда вы находитесь в привычной для себя сфере ― на конференции, на ассамблее, ― там действительно видно: если человек доволен тем, что он делает, он по-другому выглядит.

Денис Хохлов:

У нас в стране такой менталитет: улыбающийся человек действительно будет странно смотреться. Обычно все суровые. Если ты кому-то улыбнешься, тебе скажут: «Ты что смотришь? Ударить хочешь? Получишь сдачи».

Екатерина Мартусова:

Сейчас практика показывает, что, улыбаясь в метро, ты заражаешь других улыбкой. Попробуйте! Мотивированные люди много в чём осведомлены. Пусть даже в своей профессии они глубоко осведомлены, но они стараются максимально расширить свой кругозор, где-то по верхушкам, возможно, если не касается его. Это человек, который всегда поддержит беседу, сможет вам составить компанию для времяпрепровождения. Это чаще всего интересные люди для беседы. Они заряжают своим позитивом, эмоциональное выгорание заражает, а мотивированные люди заряжают. Они готовы тебя подвигнуть на что-то интересное, у них всегда готовность: эге-гей, давай, попробуем!

Илья Акинфиев:

Когда мы говорим про мотивированных людей, про «эгей», кучу тренингов, ролики, сразу представляется человек 25–30 лет. А если работник, либо даже медицинский сотрудник, который 20 лет назад закончил институт и сейчас понимает, что нужно учиться? Сложно в 40 лет заставить себя учиться?

Екатерина Мартусова:

Если ты меня спрашиваешь, то мне не сложно в мои 40 лет заставить себя учиться. Учитывая, что сейчас медицинское сообщество вас обязывает учиться, у вас есть баллы медицинское образование – это, кстати, то, что может мотивировать в первую очередь, из-под палки. Ты должен. Как у нас иногда думают люди? «Ну да, схожу, послушаю. Опять будет скучно». Я считаю, что здесь в первую очередь должны менять формат донесения информации. У нас по старинке читается бу-бу-бу-бу-бу, неинтересно. В конце: «Спасибо, что пришли». У меня недавно была лекция, надо было рассказывать об эмоциональном выгорании. Если ты находишься в диалоге с людьми, то даже те, кто 40 лет не повышал квалификацию, просыпаются и говорит: «Ого, здесь интересно! Давайте поподробнее!» Менять систему подачи информации, то есть информация должна соответствовать уровню человека, который пришел ее получать.

Денис Хохлов:

Какой нужен формат, чтобы заинтересовать человека?

Екатерина Мартусова:

Формат должен быть доступным и понятным для человека.

Денис Хохлов:

То есть аудиторию надо рассматривать?

Екатерина Мартусова:

Да, я считаю, что специалисты после 50-ти и специалисты до 30-ти должны учиться по-разному, в разных группах. Я как тренер могу прийти и 30-летним, рассказать: «Ребята, как классно вот это, это и это», но с аудиторией 50+ я себя так повести не могу, потому что есть уважение, субординация и так далее. Дайте информацию такую же, как здесь, только в другом виде. Поговорите, посадите их вокруг, поговорите о них. Человеку надо дать возможность примерить на себя информацию, которую он получает. Как только человек примеряет на себя, у него появляется мотивация. Этот формат действительно должен получить отклик. Разная информация, или одинаковая информация, по-разному переданная. Сейчас в тренде тренинги и мастер-классы, и всякое такое. Для молодёжи это понятно, для возрастного населения или возрастных специалистов тренинг ― это что-то, пришедшее к нам откуда-то, и что с этим делать? «Ты меня сейчас будешь поднимать, я должен буду что-то делать. Я сижу на месте ровно, мне хорошо, я получаю свою зарплату. Зачем мне двигаться?» Я считаю, что должен быть индивидуальный подход.

Денис Хохлов:

С чего начать человеку себя обучать, мотивировать? Какие есть простые моменты? Человек сидит на диване и думает: с Нового года начну, или с понедельника начну. Может, надо сразу начать?

Илья Акинфиев:

Может, до пенсии дожить, а там и не надо?

Денис Хохлов:

Хочется человеку повысить свою квалификацию, а мотивации особо нет.

Екатерина Мартусова:

Зависит от того, что он хочет. Начать с того, чтобы понять для себя, в первую очередь, что ты хочешь? В чём ты хочешь повысить свою квалификацию? Если ты врач, хочешь сейчас стать хирургом ― ты должен подобрать информацию.

Денис Хохлов:

То есть взять бумажку, взять карандаш и написать, что я хочу.

Екатерина Мартусова:

Да, было бы шикарно! Если бы люди садились и каждый день прописывали свои цели...

Денис Хохлов:

Продумывали: что мне надо от жизни, зачем я живу…

Екатерина Мартусова:

…зачем мне это? Но, люди ленивые, они не хотят этого делать, думают: «Да ладно, у меня и так в голове сформирована цель. Мне бы до стакана дожить, чтобы мне стакан подали, и всё». Но есть вокруг общество. Человеку необходимо понимать, зачем он это делает. Мы любые отношения можем вывести на взаимовыгоду, любые. Даже отношения специалиста со своей работой тоже взаимовыгодны. Человек должен понимать. С другой стороны, должна быть конкурентная среда — это, наверное, моё мнение как специалиста. Если у тебя вокруг тишь да гладь, да божья благодать ― зачем двигаться, действительно? Бессмысленно. Но, учитывая течение времени, информатизацию, время, которое течет быстро, ты должен соответствовать, либо тебя спишут. Это конкуренция со средой.

Денис Хохлов:

«Время течёт быстро» ― это как? Субъективно или объективно?

Екатерина Мартусова:

Информатизация происходит быстро. Мне кажется, это объективно. Через сколько времени каждый из нас поменяет свой гаджет? Через сколько времени ты переустанавливаешь программу, она у тебя обновляется каждый раз? Есть специалисты, кто лечил, или писал, или отчёт делал на руке, на коленке, на тетрадке ― ему этого достаточно.

Денис Хохлов:

Это разрывает и поколения, на самом деле. Действительно, 150 лет назад для человека не было особой разницы в развитии техники, в отличие от современного человека. Действительно, большой разрыв поколений. Молодые люди уже обладают большими скиллами, чем предыдущие.

Екатерина Мартусова:

Пропасть даже между 2000-ми и 2017-м. Наши родители не успевали за переменами, они в 50 лет уже считали себя на вершине.

Денис Хохлов:

Уже 30-летние не понимают тинейджеров, о чём тут говорить?

Екатерина Мартусова:

Поэтому, здесь важно то самое наставничество, тот самый обмен опытом, потому что мы правда можем научиться много чему у людей старшего поколения. Но мы же считаем, что мы круче, лучше, выше, сильнее.

Денис Хохлов:

Потому что мы можем заглянуть в интернет и сказать: эй, Google!

Екатерина Мартусова:

Да. Но те же грабли, которые были у человека по жизни, никакой Google, никакой интернет не исправит. Поэтому, чтобы двигаться вперёд, должны быть взаимовыгодные отношения.

Денис Хохлов:

Учиться нужно на чужих ошибках, как делают умные? Или всё-таки свои шишки дороже?

Екатерина Мартусова:

Свои шишки интереснее. Но ты можешь получить информацию «на выбор». У тебя всё равно будет твоя шишка, от шишки не уйдешь. Если ты не будешь получать свои шишки, ты не будешь развиваться ― прямая связь.

Илья Акинфиев:

Интересный вопрос от наших зрителей: как могут помогать мотивации к учёбе хобби и спорт, если нет времени? Как, помимо учёбы, ещё и хобби со спортом засунуть, и для чего они?

Екатерина Мартусова:

Во-первых, хобби и спорт разгружают нас от усталости. Это возможность побыть наедине со своими мыслями, это возможность выдать свою агрессию вовне, а не поедать себя изнутри. Когда мы с вами занимаемся спортом, или сидим рисуем, или мы поем, или ещё что-то делаем, мы с вами эмоционально обновляемся. Когда у нас с вами что-то получается, мы увидели результат своей работы, ― мы написали картину, например, или сделали из бисера изделие ― мы получили результат здесь и сейчас. Вот он, результат, вы его видите. К сожалению, иногда наша профессия связана с тем, что мы не видим результата. Мы написали отчёт, мы его отправили ― всё, ушёл куда-то. Может быть, нам в конце месяца скажут, что мы молодцы. А хобби и спорт дают возможность обновиться и увидеть результат, избавиться от негативных эмоций…

Денис Хохлов:

…завершить цикл. Не чувствовать себя частью конвейера, когда ты вкладываешь маленькую детальку и она уходит за горизонт. Ты сам создал что-то совершенное, чувствуешь: вот оно! Катарсис наступил.

Екатерина Мартусова:

Без спорта ты засиживаешься. Мы сейчас большую часть времени проводим в странном, неестественном положении: пережата диафрагма, ты не дышишь, кислород не получаешь, ты устаёшь ещё больше. Естественно, ты не делаешь ничего того, что тебе врач сказал: каждые 15 минут смотри на цветочки, на листочки, моргай, вставай и двигайся. У нас на это нет времени, как показывает практика, как говорят многие. Поэтому есть хобби и спорт. Нехватка времени — опять-таки, спорный вопрос. Сделай это с детьми, если ты занимаешься детьми после того, как ты прибегаешь с работы. Тебе нужно приготовить ужин? Здесь выбор: либо ты готовишь 12 блюд, либо ты сваришь курицу, бульончик похлебаешь и съешь куриную грудку. Ты поел, что надо организму ― всё есть: белок есть, жидкое есть, всё хорошо. А мы тратим на это время. Хотя, если приготовление еды является твоим хобби ― это другой вопрос. Не делай ничего из-под палки, не надо. Ты сломаешься.

Денис Хохлов:

Возвращаясь к теме нашей программы: из-под палки учиться не надо, и вообще ничего делать не надо.

Илья Акинфиев:

Нет эффективности.

Екатерина Мартусова:

А смысл мне из-под палки учиться? Сейчас ты мне скажешь: Катя, иди пожалуйста, обучись натиранию стекол листом эвкалипта. Мне зачем это? Если ты мне сейчас скажешь: Катя, тебе это принесёт это, это, это, ― я скажу: окей, я попробую.

Денис Хохлов:

Нужно ли четко прописывать компетенции для каждого специалиста?

Екатерина Мартусова:

Да. Когда мы приходим на новую работу... Вы читали свои должностные инструкции от корки до корки? Вы знаете всё, что должны делать на рабочем месте?

Денис Хохлов:

От корки до корки, наверное, не читал никто.

Екатерина Мартусова:

Мы же не читаем, что написано в инструкции, а инструкцию писал человек, который не имеет отношения к своей специальности. Он не знает, на что способен тот или иной специалист. Если писал действительно классный специалист, и он знает, кто что должен делать, от уборщика помещения до IT-директора ― не вопрос! Но чаще всего ты должен погрузиться. Почему нужны компетенции? Для того чтобы ты мог замотивировать своего специалиста на повышение той или иной квалификации. У тебя прописана твоя компетенция, ты должен уметь работать с МФУ от и до. Сделать из формата А1 формат А4, и наоборот. Компетенция? Компетенция. Если ты этого не можешь сделать ― иди, научись. После этого получишь то, что я тебе обещал.

Илья Акинфиев:

Введение штрафных санкций может являться мотивацией в учёбе?

Екатерина Мартусова:

В России, наверное, да.

Денис Хохлов:

А чем мы отличаемся от другого мира, остального?

Екатерина Мартусова:

У нас всегда работают кнут и пряник. Всегда. У нас действительно люди более инертны. Ещё есть отголоски Советского Союза, где всё было стабильно, конкретно, чётко и понятно: я работаю на заводе, я иду, у меня смена, мне нужно выполнить это, это и это.

Денис Хохлов:

Многие скучают по прошлому.

Екатерина Мартусова:

Потому что там было понятно.

Денис Хохлов:

Из детского сада – в школу, из школы – в институт, из института – на завод или в инженерное бюро. Всё было отлично.

Екатерина Мартусова:

Я не знаю, можем ли мы об этом говорить в принципе, но это детская позиция. Тебе рельсы нарисовали, и дуй по этим рельсам, всё. Шаг вправо, шаг влево – попытка взлететь. Никогда не любили тех, кто выделялся. Скучают, потому что так проще, потому что не надо было напрягаться в плане собственного развития. В то время люди напрягались, работали физически ― станки, это сложно, тяжело, надо было делать. Но ты отвечаешь только за конкретный объем работы. Не было многофункциональности, а сейчас чаще всего любой специалист многофункционален. Это та самая информатизация, которой мы живём, то самое быстрое течение времени, в котором мы с вами сейчас находимся.

Денис Хохлов:

Многие профессии исчезают, постепенно заменяются техническими помощниками, идёт роботизация.

Илья Акинфиев:

Таких помощников кто-то должен чинить.

Екатерина Мартусова:

Опять-таки, кто-то должен их чинить. Но люди, которые чинят, ― другого уровня, у них должно быть много знаний. Чтобы починить робот-пылесос, нужно знать, что такое робот-пылесос, потому что он отличается от обычного пылесоса. Ты повысил свою компетенцию. У тебя есть мотивация для повышения своей квалификации, для того чтобы ты смог чинить не только пылесос «Буран», но и Samsung, и ещё что-то. Вот оно, развитие: для того чтобы ты был востребован. Если ты не умеешь чинить вышеупомянутое, то ты будешь чинить только «Буран». Сколько их осталось по России? 4 штуки.

Денис Хохлов:

Логика ясна. Наша программа подходит концу.

Илья Акинфиев:

Осталась самая любимая рубрика. Твои пожелания нашим зрителям.

Екатерина Мартусова:

Я желаю никогда не останавливаться. Я считаю, что движение вперёд ― это жизнь. Пока мы движемся ― мы живём, получаем удовольствие, умеем дарить удовольствие другим. Поэтому, если вы улыбаетесь в метро, то улыбайтесь от души! Тогда весь мир будет улыбаться вам. Наверное, так.

Денис Хохлов:

Главное, не надо детей прессовать, они должны выбрать путь сами. Спасибо огромное!

Илья Акинфиев:

С вами была Мартусова Екатерина Витальевна психолог, детский психолог, наставник Молодежного совета при департаменте здравоохранения Москвы. Рассказала нам сегодня про мотивацию к учебе и отсутствие эффективности учебы из-под палки. Спасибо вам!

}