Леонид Васильев Главный врач клиники СтомАртСтудио Leonardo, стоматолог-терапевт и ортопед 21 декабря 2018г.
3D в имплантологии: для чего оно нужно?
Почему нужны хирургические 3D-шаблоны при имплантации? В чем их плюсы? Как это работает на благо пациента?

Юлия Клоуда:

Меня зовут Юлия Клоуда, в эфире программа «Начни улыбаться».

В предновогодней суете иногда забываешь о здоровье, обо всём, думаешь только о подарке. Но я призываю к тому, чтобы сегодня вы внимательно послушали наш эфир, потому что в гостях у меня Леонид Васильев. Это не просто врач, а врач с большой буквы, который очень любит своих пациентов и старается предложить им максимально комфортные условия и самые лучшие технологии в лечении. При клинике «СтомАртСтудио Leonardo», где Леонид является главным врачом, есть зуботехническая лаборатория. Тема нашей программы «3D-технологии в имплантации зубов».

Леонид, давайте начнём с очень стандартного вопроса. Мне всегда приятно, когда ко мне приходят на программу люди – потомственные врачи. Вы как раз относитесь к такому роду гостей. Расскажите, как вы стали стоматологом и что у вас происходит в клинике? 

Леонид Васильев:

Совершенно верно. Стоматологические традиции в нашей семье заложил мой дед. Он был достаточно известным, уважаемым врачом-стоматологом. Продолжил эти традиции и продолжает до сих пор мой отец, он зубной техник, руководитель зуботехнической лаборатории «Эксклюзив», которая является неотъемлемой частью нашей клиники. Стоматология меня интересовала с детства, я решил стать стоматологом ещё, наверное, будучи в шестом или седьмом классе школы, я понял, что это моё. 

Юлия Клоуда:

Очень рано вы определились с профессией. Ваша специализация ― ортопедия и терапия. Также вы проходили, насколько я знаю, очень много и курсов, и обучающих семинаров, и даже в Берлине учились. Эндодонтия тоже одно из направлений вашей деятельности, то есть лечение каналов. 

Леонид Васильев:

Да, основное направление моей деятельности - это протезирование зубов, ортопедия. Я также занимаюсь и терапией, и лечением зубов, и лечением каналов, то есть эндодонтией. Но основное, это всё-таки протезирование зубов, протезирование на имплантах. 

Юлия Клоуда:

Отлично! Будем говорить с вами и о 3D-технологиях. Сейчас всё цифровое ― цифровое продвижение, цифровая стоматология. Расскажите, почему так важна максимальная точность при установке имплантата?

Леонид Васильев:

Максимальная точность важна по многим причинам. Первым делом, наверное, безопасность. Наша челюстно-лицевая область снабжена очень большим количеством кровеносных сосудов, нервов, которые нельзя повредить, и другие важные анатомические образования, которые нельзя случайно повредить. Поэтому имплантат должен быть установлен точно, для того чтобы не повредить важные анатомические области. Если имплантат установлен правильно, точно, в правильной позиции, то и будущее протезирование на этом имплантате также получится правильным, функциональным и долговечным. 

Юлия Клоуда:

Что такое хирургические шаблоны в имплантации зубов? Очень часто это понятие слышит наш пациент – шаблон, шаблон. Расскажите нам, вы, наверное, используете его в своей практике? Он обеспечивает точность, насколько я понимаю? 

Леонид Васильев:

Да, безусловно, это точность, но не только. У него огромное количество преимуществ. Для начала, чтобы понять, что такое хирургический шаблон, наверное, нужно вкратце рассказать вообще об одном из современных подходов к планированию лечения с использованием имплантатов. Этот подход мы называем «от конца к началу». Приведу клинический пример. Например, не так давно к нам обратился пациент с полным отсутствием зубов на нижней челюсти. Сверху было всё в порядке, а на нижней челюсти не было зубов. Пациент пользуется съёмным протезом, который ему неудобен, от которого он хочет избавиться. 

Юлия Клоуда:

Сколько лет, если не секрет, пациенту, который пользуется съёмным протезированием до сих пор?

Леонид Васильев:

Ему до 60, примерно 57-58.

Юлия Клоуда:

Печально, согласитесь, очень печально. 

Леонид Васильев:

Совершенно верно. Плюс ко всему, его профессия такова, что он периодически в прямом эфире, крупный план, прямой эфир. Помимо того, что он хочет избавиться от съёмного протеза и сделать себе несъемные зубы, одним из его пожеланий было не остаться ни день без зубов. То есть на всех этапах лечения должен был быть, присутствовать временный протез. Он обратился к нам. Мы сделали компьютерную томографию, сняли слепки, дальше мы собрали некий консилиум и поставили цель: пациенту нужен несъемный протез и также ему нужны временные коронки сразу, в день имплантации, пациент не может быть без зубов. У нас есть цель, от которой мы начали выстраивать цепочку этапов лечения, от конца к началу. Чтобы сделать несъемные зубы, нужно поставить импланты, чтобы поставить импланты и обеспечить при этом правильную эстетику и функциональность, импланты нужно поставить в правильных позициях и так далее. Дальше мы весь этот объём данных – компьютерную томографию, цифровые модели слепков – загружаем в специальный программный комплекс, в котором мы планируем уже непосредственно конечный результат. Мы планируем тот результат, который пациент увидит в конце. 

Юлия Клоуда:

Вы всё пациенту показываете, согласовываете с ним?

Леонид Васильев:

Безусловно, конечно. После того, как всё спланировано, мы зовем пациента на дополнительную консультацию, показываем ему, что его ожидает в конце лечения. Пациент соглашается, и мы приступаем к планированию всей цепочки этапов лечения для того, чтобы обеспечить ему именно тот результат, который он ожидает. В том числе мы виртуально расставляем имплантаты именно в тех позициях, которые были бы оптимальны для изготовления протеза, который пациент хочет, чтобы эти позиции были оптимальны для функциональности протеза, а имплантаты ни в коем случае не затрагивали важные анатомические области, не травмировали. 

Юлия Клоуда:

Леонид, я правильно вас понимаю, что всё происходит с помощью шаблона? 

Леонид Васильев:

В конечном итоге да, совершенно верно. Когда мы спланировали все этапы на стадии виртуального планирования, нам нужно некое приспособление, которое перенесёт виртуальные позиции имплантатов непосредственно в полость рта пациенту, в реальные анатомические условия. Именно для этого и нужен хирургический шаблон, который нам помогает перенести виртуальную позицию имплантата с точностью до 20 микрон. Это 0,02 мм. Это очень высокая точность, именно с такой точностью мы переносим виртуальную позицию имплантата в реальные условия пациента. 

Хирургический шаблон помогает перенести виртуальную позицию имплантата с точностью до 20 микрон.

Юлия Клоуда:

Как же тогда происходит имплантации зубов без 3D-шаблона? 

Леонид Васильев:

В классической имплантации, если вкратце, делается разрез в десне, формируется отверстие в кости, туда устанавливается имплантат. Здесь всё зависит от опыта хирурга, хирурга-имплантолога, и, безусловно, в каких-то клинических ситуациях можно обойтись без шаблона. 

Юлия Клоуда:

В чем тогда преимущество 3D-шаблона перед классической имплантацией?

Леонид Васильев:

Первым делом ― безопасность. Когда мы планируем позицию имплантата виртуально, мы учитываем все анатомические особенности пациента: где залегает нерв, форму кости, мы придаём имплантату правильный угол, правильную глубину погружения. Шаблон не позволяет хирургу отклониться от нужной траектории, имплантат будет установлен именно так, как мы его запланировали. То есть и пациент, и хирург могут быть абсолютно спокойны, что мы не вызовем нежелательных осложнений при установке имплантата. Это первое преимущество. Ещё много разных преимуществ 3D-шаблона. 

Юлия Клоуда:

Чего же тогда ждать пациенту, когда врач ему говорит: я опытный специалист, ничего не бойтесь, не нужен никакой 3D-шаблон, всё и так будет хорошо. 

Леонид Васильев:

Бояться не нужно. Если специалист опытный, то он всё сделает правильно.

Юлия Клоуда:

Может быть, это вопрос новых технологий? Если они есть, то почему бы не использовать? Но мне, наверное, больше хотелось бы по шаблону, чтобы вообще минимизировать какие-либо риски. 

Леонид Васильев:

Абсолютно правильно! Мало того, что мы минимизируем риски, для пациента есть ещё определённое количество преимуществ, которые я считаю, очень важны. Например, тот же клинический случай, о котором я рассказал, где мы запланировали восемь имплантатов на челюсти, где нет зубов, за один раз. Мало того, если бы мы такую операцию делали классическим способом, это заняло бы около 2,5-3 часов. Мы установили 8 имплантатов за 40 минут. Это первое преимущество – скорость. Второе преимущество то, что при операции по хирургическому шаблону не используется скальпель, не делается разрез десны. Именно от разреза десны возникают постоперационные неприятные ощущения у пациентов, как отёк, болевой синдром. При операции по шаблону эти симптомы практически отсутствуют, практически нет отёков, практически ничего не болит, и всё продлилась 40 минут, за 40 минут мы решили большую проблему. Для пациента это очень большое преимущество. 

Юлия Клоуда:

Как давно появилась такая технология, как 3D-шаблоны? 

Леонид Васильев:

Они появились достаточно давно. 

Юлия Клоуда:

Но вы же обучаетесь очень много где, не только в России бываете. Как давно они применяются в России и как давно вне России?

Леонид Васильев:

Они применяются как не в России, так и в России. Они появились приблизительно в одинаковое время, в начале 2000-х годов. Технологию внедрила фирма Nobel, они же производят имплантаты. Они создали концепт, который потом подхватили много разных фирм, усовершенствовали продукт. Но изначально в начале 2000-х годов появились первые 3D-шаблоны, по которым производилась имплантация. 

Юлия Клоуда:

С того момента, на ваш взгляд, они сильно изменились, усовершенствовались?

Леонид Васильев:

Конструкция шаблонов, наверное, изменилась не сильно. Сам принцип изменился не сильно. Изменились технологии его изготовления, изменилась простота его изготовления. Когда технология только появилась, она была доступна только огромным клиникам, или существовали отдельные лаборатории, которые занимались только изготовлением таких шаблонов. Сейчас есть оборудование, которое может приобрести, в принципе, любая клиника и делать шаблоны непосредственно у себя. 

Юлия Клоуда:

То есть стало более доступно, получается, высокие технологии доступны практически всем. 

Леонид Васильев:

Совершенно верно.

Юлия Клоуда:

Почему недостаточно компьютерного моделирования при планировании имплантации?

Леонид Васильев:

Компьютерное моделирование, безусловно, очень важно при планировании имплантации, для того чтобы хирург понимал, как ему установить имплантат, где находится нерв, где находятся важные анатомические образования. Но хирург не может точно перенести виртуальную позицию имплантата в реальные условия. Это невозможно. 

Юлия Клоуда:

Потому что мы люди, не роботы. 

Леонид Васильев:

Да, совершенно верно. В том же клиническом случае, о котором я говорил, когда у человека нет зубов на всей челюсти, для хирурга нет точных ориентиров, где должен оказаться имплантат. Поэтому можно приблизительно перенести виртуальную ситуацию в полость рта без шаблона, но нужной точности и, в конечном итоге, той функциональности и долговечности протетической части всей этой затеи не будет. 

Юлия Клоуда:

3D-технология используется только в имплантации зубов, или ещё где-то?

Леонид Васильев:

Что касается шаблонов, именно хирургических шаблонов, их можно применять не только для имплантации. Мы их применяем и для точного доступа, например, к инородному телу, которое находится в кости пациента. Например, пациенту когда-то давно удалили зуб, остался кусочек корня в кости. На компьютерной томограмме в трёхмерном пространстве мы видим точно его расположение, того кусочка корня. Для того, чтобы точно проникнуть, извлечь именно этот кусочек корня, не травмируя большую область как мягких, так и костных тканей, мы делаем хирургический шаблон, который позволяет нам точно проникнуть туда и извлечь. Как вариант, например. 

Юлия Клоуда:

Скажите, как проходит операция по установке имплантатов с применением 3D-шаблона? Мы сделали с вами, мы с вами утвердили, я уже понимаю, как и что у меня будет выглядеть. Дальше что происходит? 

Леонид Васильев:

Дальше мы должны этот шаблон произвести. Он сначала производится непосредственно в программном комплексе, мы получаем виртуальную модель шаблона, затем виртуальная модель отправляется на 3D-принтер, который печатает шаблон из специального биосовместимого материала. Таким образом мы получаем непосредственно шаблон. 

Юлия Клоуда:

Получается шаблон непосредственно на челюсть. Правильно говорят, лучше один раз увидеть, чем много раз слышать, это точно. 

Леонид Васильев:

Совершенно верно. Я с собой принёс пример, у человека отсутствует один зуб, мы ему ставим один имплантат. Это уже произведённый шаблон по его модели. Во время операции мы надеваем шаблон на зубы пациента, в данном случае на зубы. В шаблоне есть отверстие, в нём заложены направление и глубина сверления костной ткани. Когда хирург делает сверление костной ткани, шаблон ограничивает сверло по глубине, то есть нельзя просверлить глубже и нельзя отклониться в стороны. После того, как мы поставили по шаблону имплантат, мы каждый раз делаем специально ещё одну компьютерную томографию, и мы каждый раз проверяем, совмещая компьютерную томографию после имплантации с тем планированием, которое мы сделали до имплантации. Всё совпадает идеально, как правило, без отклонений. 

При операции по хирургическому шаблону не используется скальпель, не делается разрез десны, практически отсутствуют отёк, болевой синдром, работа выполняется быстро.

Юлия Клоуда:

Я сейчас смотрю на это всё и думаю: а вообще, теперь нужно получать образование, быть с опытом, быть настоящим врачом? Технологии дошли до того, что по 3D-технологиям какой-то студент или начинающий стоматолог может что-то сделать. Просто страшно становится. Я бы никогда не пошла, я бы пошла, наверное, только к вам. 

Леонид Васильев:

Спасибо. 

Юлия Клоуда:

Нас смотрят обычные пациенты, которые в дальнейшем задумались об имплантации. Если всё так, как вы показываете, я без медицинского образования, но мне кажется, что всё предельно просто. Если ты учишься на стоматолога, ты можешь это сделать. Развейте этот миф, или расскажите, как избежать недобросовестных. 

Леонид Васильев:

Дело в том, что выглядит всё достаточно просто. Но для того, чтобы это сделать, обязательно нужно медицинское образование, на этапе виртуального планирования мы обязательно должны понимать правильное расположение имплантата. Мы должны понимать, как имплантат будет взаимодействовать с костной тканью, есть ли вообще костная ткань. Без медицинских знаний и без опыта сделать это невозможно. 

Юлия Клоуда:

Я специально спросила вас провоцирующе, я прекрасно понимаю, что руки и опыт бесценны. Например, технология элайнеров, там тоже всё делает машина. Но главнокомандующий - это доктор, у него есть опыт, он корректирует, понимает, знает, направляет в нужном направлении. 

Есть ли противопоказания? Для меня очевидно, что преимуществ огромное количество, начиная от времени, которое для нас сейчас бесценно, и заканчивая точностью, это приживление, соотношением промежутка между зубами. Противопоказания, есть тот, кому вы скажете: нет, вам я не буду делать 3D? 

Леонид Васильев:

Как таковых противопоказаний к использованию, к применению шаблона нет. Сам шаблон сделан из биосовместимого материала, не вызывает никакой аллергии, он находится во рту у пациента от 15 минут до часа, не больше. Поэтому именно к применению шаблона противопоказаний нет. Есть определённые противопоказания к некоторым этапам изготовления этого шаблона. Например, для того чтобы изготовить шаблон, нам обязательно нужна компьютерная томография. Это рентгенологическое исследование, которое мы не можем проводить беременным, им делать нельзя. Соответственно, мало кто, будучи беременным, хочет поставить себе имплантат. 

Юлия Клоуда:

Согласна. Тут опять вопросы обезболивания и так далее. 

Леонид Васильев:

Совершенно верно. Или, например, для того, чтобы сделать шаблон, нам нужен слепок. Если у человека повышенный рвотный рефлекс, мы не можем сделать слепок, соответственно, мы не можем сделать шаблон. Но, если таких противопоказаний нет, то нет противопоказаний к применению самого шаблона. 

Юлия Клоуда:

Давайте по срокам, потому что мы говорим про время. Время всегда бесценно, и прежде всего мы смотрим, во сколько обойдётся, и сколько по времени у нас займёт. Если мы говорим про 3D. Пришёл человек (давайте, на том же примере остановимся), у него абсолютно отсутствуют зубы на нижней челюсти. От момента, как он к вам пришёл, через сколько вы сможете ему уже реализовать в жизни 3D-имплантацию?

Леонид Васильев:

На планирование, как правило, уходит от 2 до 5 дней в зависимости от сложности клинического случая. Если брать конкретный пример, о котором мы говорили, нам потребовалось 4 дня на то, чтобы спланировать всё от начала до конца, и 4 часа принтер печатал шаблон. 

Юлия Клоуда:

То есть человек к вам пришёл на приём, спустя 5 дней он повторно вернулся, уже было всё готово, и спустя 40 минут был установлен? 

Леонид Васильев:

Да, спустя 40 минут были установлены имплантаты, и дальше ещё спустя 20 минут был установлен временный протез, и человек ушёл от нас с зубами. Через 1 час, 1 час 20 минут приблизительную человек ушёл от нас с зубами. 

Юлия Клоуда:

Уважаемые зрители и слушатели! Я хотела напомнить вам, что всю информацию о клинике «СтомАртСтудио Leonardo» вы можете найти в интернете на портале экспертного журнала star-smile.ru, а также на сайте самой клиники. Также обязательно ищите в соцсетях, там не просто показывается жизнь клиники, но и приоткрывается дверь к увлечениям и к приватной жизни стоматологов. Вы найдёте много отзывов и работ до и после. А мы возвращаемся к теме 3D в имплантации.

Леонид, мы с вами разобрали противопоказания, их оказалось вообще минимальное количество, и, в принципе, противопоказания не везде существуют. По-моему, всё нельзя беременным, вполне нормальная тема. Может ли подготовка 3D-шаблона причинить вред пациенту? Ладно, рентгеновский снимок, но бывали у вас случаи, что вместо пользы был вред от 3D-шаблона? 

Леонид Васильев:

Нет, таких случаев не бывало, я даже не могу себе представить такой случай. Технология совершенно безвредна для пациента. Самое вредное во всей цепочке, это непосредственно компьютерная томография. Это рентген, но он практически безвреден, потому что современная аппаратура имеет крайне низкую лучевую нагрузку. Даже, например, трансатлантический перелёт на самолёте обеспечивает большей лучевой нагрузкой, нежели сделать компьютерную томографию. Поэтому всё очень безопасно, абсолютно безвредно. 

Юлия Клоуда:

Я говорила нашим зрителям и слушателям в начале, что вы не просто врач-терапевт, имплантолог, ортопед, но вы ещё занимаетесь и винирами, то есть красивое делаете, превращаете пациентов в людей с очень красивыми улыбками, я видела много ваших работ. Расскажите ещё о применении цифровых технологий в стоматологии. Чем вы ещё пользуетесь? Однозначно, 3D - это must have, мне кажется, для любой уважающей себя стоматологии. Что ещё у вас есть интересного? 

Леонид Васильев:

3D мы применяем также для изготовления, например, коронок на основе диоксида циркония. Наша лаборатория оснащена всем необходимым, у нас есть система CAD/CAM. Это система, в которой моделируются и производятся, вытачиваются непосредственно из блоков диоксида циркония или уже целиковые коронки, или каркасы для них. Это тоже полностью цифровой процесс, высокотехнологичный, очень интересный. 

Юлия Клоуда:

Имплантация без ортопедии, без протезирования не имеет смысла. Мы делаем имплантацию по 3D-шаблону. Как дальше, какие вообще есть виды коронок, которые вы делаете? Как вы их выбираете, и к каким видам коронок применимы цифровые решения? Не ко всем, наверное? 

Леонид Васильев:

Практически, ко всем. 

Юлия Клоуда:

Какие самые лучшие сейчас? Я иногда вижу в интернете про металлокерамику, которая уже устарела. 

Леонид Васильев:

Это достаточно устаревшее протезирование. Самое современное на данный момент — это, наверное, коронки из диоксида циркония. 

Юлия Клоуда:

Какие преимущества диоксида циркония? Вы только ими пользуетесь у себя в клинике, или даёте выбор пациенту?

Леонид Васильев:

У коронок на основе диоксида циркония, на самом деле, очень много преимуществ. Мы обязательно даём пациенту выбор, потому что коронки на основе диоксида циркония имеют более высокую стоимость. Мы обязательно предоставляем пациенту выбор и рассказываем про плюсы и минусы и той, и другой технологии. Но, безусловно, диоксид циркония, наверное, лучшее, что есть на данный момент в стоматологии для протезирования зубов. Диоксид циркония, первым делом, абсолютно биосовместим. Он никогда не вызывает никакой аллергии. Диоксид циркония в разы прочнее, нежели металлокерамические коронки. Диоксид циркония имеет абсолютно живую эстетику, то есть коронки из диоксида циркония выглядят, как живые зубы, потому что в них есть глубина, в них есть прозрачность. Если ещё и техник творчески подходит к изготовлению коронки, если зубной техник делает работу с творческим подходом, то получаются абсолютно живые зубы. 

Юлия Клоуда:

Скажите, а долговечность ― это сколько?

Леонид Васильев:

Долговечность коронок на основе диоксида циркония в разы превышает металлокерамические коронки, потому что металлокерамика представляет собой два разных материала, спечённых между собой. Место спекания керамики и металлического каркаса и есть слабое место в сторонке. Как правило, именно там происходят сколы керамики от металлического каркаса. В диоксиде циркония этого не происходит, потому что мы получаем монолитную коронку, которую практически невозможно уничтожить. В плане эстетики в диоксиде циркония есть ещё один плюс. Я думаю, что многие замечали: у людей, у которых стоят металлокерамические коронки, часто появляется синюшный край на десне. Это металлический каркас, который просвечивает сквозь десну и даёт тёмный оттенок. Диоксид циркония имеет цвет зуба. Он белый, его можно колировать в определённые оттенки бежевого. Поэтому, даже если со временем десна немножко приподнимется от коронки, то стык коронки зуба не будет виден, то есть они эстетически безупречны.

Юлия Клоуда:

Да это большой плюс. 

Леонид Васильев:

У диоксида циркония сплошные плюсы. 

Диоксид циркония, наверное, лучшее, что есть на данный момент в стоматологии для протезирования зубов. Он абсолютно биосовместим, в разы прочнее и имеет абсолютно живую эстетику.

Юлия Клоуда:

Хорошо, мы сделали шаблон. Дальше вы по шаблону изготавливаете коронки?

Леонид Васильев:

Не совсем так. Шаблон нужен именно для установки имплантатов. Но, так как мы заранее знаем, где окажется имплантат, то мы можем заранее сделать коронку уже на имплантат, нам не нужно дожидаться приживления имплантата и только потом снимать слепки. 

Юлия Клоуда:

Да, очень важный момент, что мы время не теряем, мы все заранее знаем. 

Леонид Васильев:

Совершенно верно. То есть мы можем изготовить коронку сразу. Как правило, изготавливаются временные коронки. На период приживления имплантатов делаются временные коронки, с которыми пациент ходит от 2 до 4 месяцев в зависимости от установки. 

Юлия Клоуда:

Давайте, сразу проясним, почему нельзя сразу поставить постоянные? Некоторые пациенты считают, что зубные врачи на них наживаются, поэтому ставят временные коронки. Расскажите. 

Леонид Васильев:

Теоретически, используя хирургический шаблон, мы можем сделать сразу постоянные коронки. Но дело в том, что у постоянной коронки совершенно другая стоимость, нежели у временной коронки. Если по каким-либо причинам с имплантатом что-то случается в период его приживления, то теряется и имплантат, и коронка. Поэтому, изготовив временные коронки, мы минимизируем возможные, крайне маловероятные, но возможные финансовые потери пациента именно на этом этапе. 

Юлия Клоуда:

Можно даже посмотреть, как коронка себя ведёт, как десна опустится. 

Леонид Васильев:

Абсолютно правильно. Как раз за период приживления имплантата, имея временную коронку, которая является практически копией будущей, постоянной, пациент понимает, удобно ли ему, удовлетворяет ли его эстетически форма. Мы на этом этапе понимаем, что нам нужно изменить или доработать в постоянной коронке. 

Юлия Клоуда:

Давайте, вернёмся к вопросу цифровых решений в протезировании. Какие именно технологии вы применяете, что позволяет достичь хороших результатов довольно быстро? Что это за аппарат, может быть, оборудование? 

Леонид Васильев:

Это, так называемая, CAD/CAM система. Она состоит из компьютерного блока, в котором планируется всё виртуальное: форма коронок, их расположение, и модуль, который фрезерует из определённого материала то, что мы спланировали в компьютерном модуле. Его мы в нашей клинике применяем непосредственно для изготовления коронок на основе диоксида циркония, временных коронок, абатментов для того, чтобы установить коронку на имплантат. Это всё можно изготовить именно в этом модуле. 

Юлия Клоуда:

Когда используется машина, роль техника какова? Я часто слышу, что скоро зуботехнические лаборатории будут полностью замещены машинами, что врач только через компьютер будет передавать снимки, а машина сама всё изготовит. 

Леонид Васильев:

Это не совсем так. Мы действительно можем организовать нашу работу так, что мы будем передавать в лабораторию всю информацию не в виде слепков, а в виде цифровых файлов. Но без участия зубного техника непосредственно в изготовлении финальной работы мы не сможем достичь правильных и эстетически безупречных реставраций. Машина может выточить форму, а вдохнуть в неё жизнь, создать именно структуру зуба, которая очень мелкая и сложная, она создаётся зубным техником вручную, с помощью кисточки. Это действительно очень творческий процесс, который пока искусственному интеллекту недоступен. 

Юлия Клоуда:

Соглашусь с вами полностью. У меня есть две коронки. Одну из них ни один доктор никогда не может даже определить, какая из них, где имплантация, а где коронка. Вторая же настолько заметна, мне кажется, даже видна невооружённым глазом. Вот это мастерство! Вообще, работа мастера, зубного техника ― это реально творчество, это искусство сделать так, чтобы зуб выглядел максимально естественно. Имплантация неразделима, согласитесь со мной, сам имплантат и коронка. Только две составляющих дают хороший результат. Как бы вы свою работу хорошо ни сделали, вас может подвести зуботехническая лаборатория. 

Леонид Васильев:

Абсолютно правильно, да. Но в нашей клинике мы абсолютно полностью уверены в нашей лаборатории, потому что там работают действительно высококлассные специалисты с творческим подходом. 

Юлия Клоуда:

Давайте, о животрепещущей теме. Цены до сих пор остаются наиболее важным фактором, хотя уже мы и так понимаем, что врач должен быть опытным так далее. Но, всё равно, иногда я вижу рекламу, в которой указанные цены априори не могут существовать. Есть такие, что даже ниже закупочной называют, например, на Zoom 4 или ещё на что-то. Имплантация по 3D-технологии, всё, что вы обозначили ― я сразу считаю, что должно быть то, другое, третье оборудование и так далее. Как вы считаете, какая может быть минимальная стоимость по 3D-шаблону?

Леонид Васильев:

Вопрос достаточно сложный, к которому мы в нашей клинике подходим очень индивидуально. Безусловно, это стоит денег, но в определённых случаях, когда мы видим, что человеку нужно поставить имплантат, у человека ограниченный бюджет, но без шаблона мы ему поставить имплантат не сможем или из-за анатомических особенностей, или из-за особенностей ортопедической конструкции, которая планируется на имплантат. Мы в данной ситуации можем сделать шаблон абсолютно бесплатно. 

Юлия Клоуда:

Если взять в общем по рынку? Я знаю, что у вас клиника не просто хорошая, вы и благотворительностью занимаетесь, и так далее. У вас это идёт от души, от сердца. Но, чтобы сориентировать. Когда возрастает конкуренция, она у нас очевидна на стоматологическом рынке, он уже перегретый, то очень много недобросовестной рекламы. Иногда занижают цену, хотя мы знаем, что не может быть цена ниже определённой. Её указывают, чтобы заманивать людей. Чтобы не обмануться, какие бы вы дали советы нашим слушателям, зрителям, как выбирать клинику, где применяются 3D-шаблоны? Может быть, вы замечали, тоже отслеживая, что происходит в интернете, какие есть моменты, на что обратить внимание нашим пациентам при выборе клиники? Как врача, вас вряд ли может кто-то ввести в заблуждение, вы же сразу можете понять, что действительно правда, а что действительно ложь. 

Леонид Васильев:

Безусловно. Наверное, при выборе клиники важен первичный контакт с врачом. В течение первичной встречи, мне кажется, становится понятно, пытаются пациента обмануть или с ним искренние и предлагают ему именно то, что нужно пациенту, а не врачу. Как правило, это происходит именно при первичном контакте пациента и врача. Потому что честность и искренность не скрыть. Тяжело скрыть ложь и обман. Мне так кажется.

Юлия Клоуда:

Да. Леонид, я с вами согласна. Я вам очень благодарна, что вы пришли сегодня к нам в студию. Я думаю, вы можете что-то пожелать нашим пациентам перед Новым годом. 

Леонид Васильев:

Хочется пожелать успехов, здоровья. Это, мне кажется, две самые важные составляющие. И положительных эмоций. 

Юлия Клоуда:

Я вас благодарю! Хочу напомнить, что у нас в студии был Леонид Васильев, главный врач клиники «СтомАртСтудио Leonardo», стоматолог-терапевт, постоянно обучающийся нон-стоп, как за границей, так в России, применяющий эндодонтическое лечение. Эндодонтия ― это лечение каналов, как спасать наши зубы, когда другие отказались спасать. Хочу рекомендовать эту клинику, у неё очень антикризисные цены, поэтому заходите на сайт, ищите в соцсетях. Берегите себя, берегите своё здоровье, улыбайтесь чаще! 

}