Екатерина Аргир Автор и создатель проекта www.youtube.com/DiaChallenge, первый заместитель генерального директора Компании «ЭЛТА» 29 ноября 2018г.
#DiaChallenge
DiaChallenge стал первым в мире реалити-шоу о жизни с диабетом 1 типа. Обсудим проект, буквально взорвавший все диабетические сообщества в социальных сетях,как родился проект, как строилась работа в рамках проекта, каких результатов достигли участники – расскажут гости сегодняшнего эфира

Анастасия Плещёва:

Здравствуйте, дорогие друзья! С вами снова программа «Гормоны под прицелом», ее ведущая я, Плещева Анастасия. Сегодня я хочу вам представить проект DiaChallenge, в котором я была экспертом-эндокринологом и сопровождала наших подопечных в течение всего проекта. На сегодняшний день закончены съемки проекта, и поэтому я с радостью пригласила к себе на эфир Екатерину Аргир, которая является автором и создателем этого проекта, а также первым заместителем генерального директора компании «ЭЛТА». Здравствуйте, Екатерина!

Екатерина Аргир:

Здравствуйте, Анастасия!

Анастасия Плещёва:

И чтобы разбавить нашу такую экспертность, я сегодня пригласила одну из наших участниц проекта, а также Dia-блоггера Дашу Санину. Здравствуйте, Даша! 

Дарья Санина:

Здравствуйте! 

Анастасия Плещёва:

Я очень рада, что у нас закончились съемки, но вот мы сегодня собрались в нашей маленькой студии, и хочется с радостью представить наконец наш проект и на Mediametrics, и я очень рада, что Вы уделили время. Спасибо. 

Екатерина Аргир:

Вам спасибо, что пригласили. 

Анастасия Плещёва:

Екатерина, наверное, сразу вопрос к Вам. Мне очень хочется, чтобы Вы рассказали о Вашей компании, которую Вы представляете, прежде чем мы представим во всем обличии наш проект. 

Екатерина Аргир:

Наша компания, компания «ЭЛТА», родилась в 1993-м году. Это единственная в настоящее время компания, которая считается российским производителем, действительно, весь производственный цикл осуществляется на территории Российской Федерации. 

Анастасия Плещёва:

А где, если не секрет?

Екатерина Аргир:

В городе Зеленоград, наукоград. 

Анастасия Плещёва:

Очень здорово, обожаю этот город, у меня там живет куча родственников, очень красивый и успешный в плане положительной науки. Вы являетесь производителями глюкометров, делаются не в России, насколько я понимаю. Отсюда и все вопросы к ним – это их дороговизна. Как удалось в России построить такой завод, я так понимаю, что там стоит именно завод, и сдерживать эту финансовую составляющую? Потому что для людей, болеющих сахарным диабетом, это крайне важно. 

Екатерина Аргир:

Насчет финансовой составляющей это решение акционеров компании, делается это за счет уменьшения их прибыли, то есть решение непростое, скажем так. Но поскольку продукт у нас серьезный, с помощью нашего продукта люди контролируют свой сахар, это вопрос, как я люблю говорить, жизни и смерти, насколько человек правильно замерит свой сахар, и будет ли у него возможность померить этот сахар. И мы позволяем людям сделать это за небольшие деньги по сравнению с другими тест-полосками. 

Анастасия Плещёва:

Даша, тогда сразу вопрос к Вам. До проекта как часто Вы использовали полоски Сателлит и пользовались глюкометром Сателлит, то есть насколько действительно для человека, болеющего сахарным диабетом, это важно? 

Дарья Санина:

До проекта я не пользовалась, у меня не было глюкометра Сателлит, и как много болеющих людей диабетом думали, что раз зарубежное, значит лучше. Но я хочу опровергнуть, это совершенно не так, я сижу на Сателлите, я подсадила всех, кого я знаю с диабетом, и родственников всех на Сателлит. И я горжусь тем, что теперь знаю об этом, я являюсь крошечной, но частью этого. 

Анастасия Плещёва:

Среди моих пациентов, я уже в эндокринологии достаточно давно, Сателлитом, на самом деле, пользуется очень большое количество людей. В связи с доступностью полосок во всех ведущих учреждениях были достаточно длительное время Сателлит. У нас сегодня нет рекламы Сателлита, и так о нем все знают прекрасно. Катерина, у меня очень важный вопрос к Вам. Как вообще возникла идея – организация работает в некий минус себе – сделать такой серьезный проект, пойти на этот шаг? Ведь мы прекрасно понимаем, что финансовая составляющая здесь тоже потребовалась, я думаю, колоссальная. 

Екатерина Аргир:

К сожалению, грамотность нашего населения, людей, которые болеют диабетом, о важности самоконтроля находится близко к нулю. То есть люди не понимают, насколько важно регулярно измерять свой уровень сахара и именно на основании его делать инъекции, рассчитывать питание и так далее. И как производители средства самоконтроля, мы постоянно думали, как мы можем повлиять на уровень образованности. Я сама очень люблю смотреть всякие реалити-проекты, как люди меняются, как из точки А в точку Б люди приходят уже другими, они прожили некий опыт. И наблюдая за людьми, ты сам загораешься какими-то идеями, понимаешь, что все возможно, что ты можешь, что нет ничего сложного.

Но если взять реалити в классическом смысле, который мы знаем, обычно это съемки изо дня в день, достаточно, конечно, дорогое мероприятие, сложное. У компании Black Star года 3-4 назад был реалити-проект, у них есть такой конкурс, когда они отбирают молодых артистов, «Молодая кровь» называется. Это была «Молодая кровь 2», и они сделали некое реалити. Так же раз в неделю выходил выпуск, где рассказывалась жизнь участников. И то, что они делали в течение недели, какие-то задания выполняли, можно было видеть, кто как двигается, кто как развивается. И в голове у меня промелькнула такая мысль, что можно и так, то есть это не то реалити, когда каждый день, а это тоже реалити, но в несколько усеченном формате. Но, тем не менее, информация до людей доносится, то есть ты видишь, что человек был здесь, а теперь он здесь. То есть все равно это имеет свой резон, свой эффект. И с этого момента стала эта идея развиваться. 

Анастасия Плещёва:

Сколько вынашивали идею? Просто мне кажется, что такие серьезные идеи вынашиваются достаточно долго. Вы сказали, 2-3 года назад увидели проект, про который Вы сейчас рассказываете. 

Екатерина Аргир:

Я сейчас даже не помню, когда он вышел, то ли это был 2015-й год, и дальше, когда мы познакомились с Алексеем Шкуратовым, нашим экспертом, тут уже пазл сложился, потому что уже был яркий пример, и он мог стать наставником, экспертом, как, в общем-то, и случилось, и показать, что с диабетом возможно заниматься спортом, жить, как ты хочешь. 

Анастасия Плещёва:

И добиваться серьезных, на самом деле, вершин в спорте, которых он достиг. 

Екатерина Аргир:

Ставить задачи и выполнять их.

Анастасия Плещёва:

Дарья, Вы одна из тех представительниц, которые прошли уже этот квест. Скажите, что Вы вообще ждали от проекта, почему все-таки решились прийти на кастинг и сказать людям, что я могу, я хочу? На самом деле, это достаточно серьезная была изначально дорожка, понятно, что она была с препятствиями, как у всех серьезных дорог бывает. Поэтому мне бы очень хотелось услышать, почему. 

Дарья Санина:

Я вообще пришла на приключения. Соцсети горят, DiaChallenge, думаю, дай подам, тем более, я была в самом начале пути компенсации, ничего не понимала, помпу установила. Но я не думала, что проект настолько изменит меня, мое отношение к диабету и вообще полностью перевернет мою жизнь с ног на голову. 

Анастасия Плещёва:

Прямо перевернулась?

Екатерина Аргир:

Я вообще ничего не знала до проекта. 

Анастасия Плещёва:

Я подтверждаю. Дарья, такой вопрос, только честно. Как раньше происходили измерения сахара крови, как часто?

Дарья Санина:

До этого 15 лет я не измеряла, в принципе, вообще его. 

Анастасия Плещёва:

Почему? Что стояло преградой для этого?

Дарья Санина:

Ничего, я же здорова, у меня не было диабета все 15 лет, я просто колола наобум инсулин. Да, было плохо, болели ноги немножко, глаза в порядке, никаких особых изменений я не видела. Но мама капельницы мне прокапывала, у меня мама медик, вроде бы ты еще полгода живешь нормально до следующих капельниц. 

Анастасия Плещёва:

То есть с мамой повезло?

Дарья Санина:

С мамой мне очень повезло. 

Анастасия Плещёва:

Жалко, что мама не эндокринолог. Маме большое спасибо, потому что все-таки капельницы несколько, видимо, помогали уходить от того состояния, которое было у Дарьи. По поводу того, что Дарья пришла за интригой, как она уже сказала, я теперь поняла. Скажите, пожалуйста, все-таки соизмеримо то, что Вы хотели, с тем, что получили, или все-таки это не ожидаемые были какие-то вещи? 

Дарья Санина:

Я ушла с проекта с тем, что я понимаю, что мне делать дальше. Даже если будет преграда, я знаю, что с этим делать, к кому идти, к кому обращаться. Очень много я могу сделать сама благодаря Анастасии, Василию и Алексею. Те вещи, которые совершенно не знала и боялась их, теперь я этого не боюсь, теперь я разбираюсь, не до конца, конечно, не буду говорить, что я вышла экспертом, но мне теперь совершенно не страшно. 

Анастасия Плещёва:

Но некоторые посягают и на это, и это неплохо, потому что я всегда говорю, что человек с сахарным диабетом должен быть, на самом деле, даже круче эксперта. Потому что эксперт только на работе занимается данным заболеванием, если не имеет его, конечно же, самостоятельно. А те люди, которые болеют сахарным диабетом, буквально каждую минуту, каждую секунду с ним. И вы должны знать его даже лучше, чем мы, во всяком случае, что делать конкретно вам конкретно в какой-то ситуации. Ожидала, что выйдешь такой уверенной? 

Дарья Санина:

Конечно, не ожидала. 

Анастасия Плещёва:

То есть думала, так, посмеемся, посидим, несерьезное было что-то? 

Дарья Санина:

Я думала, что это больше реклама Сателлита. И то, что мы сейчас все участники, абсолютно все мы начинаем мотивировать, потому что наше сообщество, которое есть в Москве и по России, и даже не только в России, сейчас все смотрят на нас. И это такая колоссальная отдача идет, что мы действительно не зря все это делали, старались. Помимо того, что мы изменили свою жизнь, я думаю, что каждый участник изменился, изменил свою жизнь, мы дали очень большой отклик и отзыв. Я не ожидала, что будет так. 

Анастасия Плещёва:

Катерина, очень много вопросов и в соцсети, и коллег, будет ли реальным сделать вторую часть или взять новых участников? Какие-то есть мысли у компании?

Екатерина Аргир:

Конечно, мысли есть, скажем так, есть некие планы на будущее, работа над ошибками, потому что, к сожалению, не все... 

Анастасия Плещёва:

Первый блин.

Екатерина Аргир:

Я не думаю, что это блин, но хотелось бы больше реализовать то, что не получилось в этом сезоне. Но мы еще не все увидели первый сезон. То есть мы сейчас работаем над тем, чтобы как можно больше людей увидело наш проект. Все-таки он больше социальный, социально-оздоровительный, и в то время, когда шли съемки, я очень часто напоминала участникам, чтобы они, когда работали в процессе над заданиями, помнили, что на них будут смотреть люди, на них будут ориентироваться, то есть они будут их примером. Поэтому, конечно, сейчас мы занимаемся тем, что раскручиваем первую часть. И мы задумываемся о том, какой будет второй сезон DiaChallenge. 

Анастасия Плещёва:

Спасибо, даже я об этом не знала, а Катерина сегодня немножечко подраскрыла нам карты. Рады Вы за людей, которые Вам пишут в Instagram о том, что, пожалуйста, расскажите, будет ли еще такая возможность? Дарья, как Вы считаете, нужно ли вообще делать продолжение этой истории?

Дарья Санина:

Да, конечно, нужно, каждое второе письмо про то, будет ли второй сезон. И пользуясь случаем, я хочу передать большое спасибо от мам детишек, которые только заболели, которые смотрят и верят, что их дети будут жить здоровой, полной жизнью, несмотря на диабет. Считаю, что это очень важно. 

Анастасия Плещёва:

Я хочу присоединиться и сказать, что очень большой отклик, наверное, самый большой, это действительно от мам детишек, запросы есть именно на проект. Честно говоря, для детей я не очень представляю, как это даже юридически осуществить, но это решать компании. Их нужно куда-то поместить, должны быть рядом родители, которые будут нести юридическую ответственность. Но действительно запрос очень большой от мам. И благодарности самый большой процент именно от мам, потому что они видят, они верят, они не закапывают эту историю в дальний угол, они действительно решают эту проблему сегодня и сейчас и говорят, что как круто, что мы увидели, что люди с сахарным диабетом растут, развиваются, становятся успешными людьми и рожают детей. Это самый большой страх мам, когда ей сообщают о диагнозе «сахарный диабет» своего ребенка. У нас пришла беременная Ольга, и она родила на проекте. Но есть еще у нас, наверное, какие-то сюрпризы, посмотрим, что у нас такого интересненького еще получится. Зрители, я думаю, оценят наши возможности. Дарья, вопрос к Вам. В Вашей жизни сахарный диабет достаточно давно. Сколько лет?

Дарья Санина:

16. 

Анастасия Плещёва:

У нас просто очень много различных людей, которые пишут и не верят, что на проекте собраны люди с достаточно большим стажем сахарного диабета. 16 лет диабет у Дарьи Саниной. Дарья, скажите, сколько Вам лет было?

Дарья Санина:

13.

Анастасия Плещёва:

Такой возраст, когда особо вообще ничего не осознаешь. И вот сейчас, оглянувшись на ту себя, до проекта, хочется именно на ту Дарью взглянуть, которую мы увидели на кастинге, что можешь сказать о себе?

Дарья Санина:

Во-первых, я хочу сказать, что если бы тогда, в 13 лет, был хотя бы такой проект или намек на это, то мне надо было в кабинет к психологу, потому что полнейшее отрицание, обман мамы, мне до сих пор стыдно, я такие вещи придумывала. То есть кровь водой разбавляла, чтобы показать ей на глюкометре, что цифры хорошие. Я считаю, что мне повезло, потому что 15 лет не соблюдать вообще, и осложнения только сейчас вылезли, на проекте.

Я хочу сказать той себе: Даша, все будет хорошо, я не умру к 30, я буду жить полной жизнью. Проект мне помог, все ребята на проекте мне помогли, потому что каждый из них был примером, у нас были девочки, кто компенсированные, Оля, Дина, всем большое спасибо. У меня до сих пор какой-то шок, я не верю, что мы все разбежались. 

Анастасия Плещёва:

Но вы не разбегайтесь. 

Дарья Санина:

Не будем видеться часто. Мне просто повезло. 

Анастасия Плещёва:

Надо признать, и мне повезло, и всем нам повезло, потому что это первый такой проект, который объединил, взяли под шефство несколько пациентов с сахарным диабетом, и это первая история, в России ее не было. Я всегда говорю, что когда речь идет о каком-то хроническом заболевании, от которого нельзя избавиться, всегда лучше работать в команде. Это командная история, она всегда дает очень хороший результат.

Со своей стороны скажу, что у меня тоже были определенные виды на проект изначально, я не очень представляла, как это все будет проходить, как это будет организовано. И почему хочется сейчас, смотря в глаза Екатерине, сказать о самом главном. Здесь была действительно вложена душа Екатерины, у нас есть еще люди, как говорится, за кадром, но мы их тоже обязательно будем приглашать. И я считаю, о них обязательно должны все знать. И без той души, которая была вложена в проект, наверное, ничего бы не получилось. Я скажу честно, очень боялась, какие придут участники, как это все будет проходить, кто как будет реагировать, потому что у каждого участника есть свое видение на экспертов, что уж тут говорить. Их вели энный промежуток времени эндокринологи. Я всегда с большим уважением отношусь к своим коллегам, но почему-то не сложилось, по каким-то соображениям. И, на мой взгляд, в данной ситуации те вещи, которые мы перед собой поставили, сложились именно потому, что была командная история. Реально командная поддержка, вот этот обмен опытом, и не всегда важен обмен опытом только экспертов. Именно обмен даже не опытом, а наоборот, какими-то своими неудачами, которыми делились наши участники, они еще больше претендовали на то, что надо разобраться наконец-то.

У нас были люди, которые были очень хорошо осведомлены, но в практике не получали того результата, который могли бы получать, если бы где-то кто-то когда-то чем-то поделился. Это очень важно. Поэтому большое спасибо не просто за создание, вообще, за мысль этого проекта, за то, как это было проведено. Это очень крутой уровень и очень приятно было с Вами работать.

В продолжение нашего разговора о проекте мне хочется еще спросить Дарью. Сейчас на проекте были собраны пациенты с сахарным диабетом первого типа. Как Вам кажется, Дарья, нужны ли такие проекты для людей, возможно, с другим сахарным диабетом? Вот Вы человек, который находится постоянно на инсулинотерапии. Но мы прекрасно знаем, что сахарный диабет есть не только инсулинозависимый, но и таблетированные препараты, есть люди, просто банально имеющие очень большую массу тела, которые имеют высокие сахара. Нужно ли их как-то объединять и помогать им такими проектами?

Дарья Санина:

А почему нет? 

Анастасия Плещёва:

Есть запросы в соцсети, у нас Дарья еще и Dia-блоггер на сегодняшний день, и достаточно успешно ведет свою страничку, очень интересно, даже я зачитываюсь. Есть ли запросы на такую помощь?

Дарья Санина:

Да, посоветуйте диетолога, напишите меню, пожалуйста, скиньте дневник. 

Анастасия Плещёва:

Хотя надо сказать, что таких программ очень много. Скажите, Катерина, как Вам кажется, надо действовать в каком ключе, если делать такие проекты? Все-таки они должны быть больше направлены на сахарный диабет первого типа либо необязательно? Как Вы это видите?

Екатерина Аргир:

Конечно, для любого типа важна образованность в плане самоконтроля, но с учетом того, что первый тип – это все-таки молодые люди, у которых от правильного понимания диабета зависит их дальнейшая жизнь, какая она будет, конечно, для нас больше важен первый тип диабета. Просвещение именно людей, у которых первый тип.

Анастасия Плещёва:

А если второй с избыточной массой тела и 30 лет, и это второй тип? Если ему сейчас показать и рассказать, как жить, он может вообще от этого уйти. Ведь это на самом деле так. Вот у меня сегодня на приеме было несколько человек, один из них – это молодой человек, 35 лет, и реально очень большой вес. Все мои коллеги эндокринологи подтвердят это, я не знаю, чем закончится у нас с ним общение. Возможно, он даже уйдет от высоких сахаров просто банально на том, что он скинет вес. И это всегда сложно, потому что когда вес реально большой, тут важна вот эта командная поддержка, потому что скинуть 5-10 кг – да не вопрос, а вот скинуть и удержать вес достаточно в хороших пределах, это сложно. 

Екатерина Аргир:

Я хотела бы немножечко в сторону отойти. У нас состав экспертов, которые у нас были в проекте, это Вы, Анастасия, как эндокринолог, Алексей Шкуратов, тренер проекта, и Василий Голубев, психолог. То есть мы затронули три сферы: это непосредственно эндокринология, диабетология, то есть те знания, которые нужны людям от специалиста, что делать конкретно с их диабетом. Это в здоровом теле здоровый дух, то есть это тело, это то, что можно пощупать реально, как ты вкладываешь свои усилия, и ты видишь, как они реализуются. Это придает уверенность, это придает мотивацию, и люди сразу видят, что они могут влиять на себя, на свое тело. Потому что, допустим, то, что касается рекомендаций эндокринолога, может быть немножко отсрочено во времени. И психолог. Психолог был нами выбран, у Василия Голубева большой опыт. 

Анастасия Плещёва:

Специфика у него имеется. 

Екатерина Аргир:

Да, специфика работы и даже, может быть, реабилитации людей именно с диабетом, именно в области принятия их своего заболевания. Ведь очень часто у людей есть какие-то внутренние установки, которые мешают им принять болезнь, и уже исходя из этого, двигаться дальше. 

Если мы говорим сейчас про второй тип, я думаю, что все это возможно, конечно, то есть я не буду исключать того, что мы уделим время и ресурсы, будет и второй тип, но первый тип все-таки для нас в приоритете, потому что он гораздо сложнее. То есть второй тип – там какие-то более общие рекомендации, а мы хотели показать, что у каждого свой диабет. Он уникальный, то есть тебе нужно изучить себя, изучить свое тело, изучить свои реакции. Один человек пробежал километр, у него одна реакция, они съели все то же самое, но химия организма другая, и генетика. И мы хотим больше про это поговорить. Я хотела бы заметить, что Вы, Анастасия, сказали, что это уникальный проект для России, но мы изучали специально матчасть, скажем так, и мы не нашли аналогов в мире пока. Возможно, мы плохо искали. 

Анастасия Плещёва:

Я не буду спорить, потому что я этих аналогов тоже не знаю, но думала, что кто-то что-то подобное сделал. Я не искала, я только так предполагаю. Наверное, и правда нет. 

Екатерина Аргир:

Знаете, есть у меня такое мнение, что, возможно, это связано все-таки с ментальностью. Мы прекрасно знаем, что в других странах чаще всего диабет не считается каким-то таким заболеванием. То есть это как образ жизни, просто у тебя есть глюкометр, тебе нужно колоть инсулин, у нас сложнее все с этим. Я думаю, это из-за отсутствия как раз понимания заболевания, как с ним жить, какой механизм воздействия на это. То есть это некая дремучесть, когда ты чего-то не знаешь, ты боишься этого, когда ты узнал, понял, все становится просто и понятно. Остается только делать, что тоже непросто. 

Анастасия Плещёва:

И сразу вопрос к Даше. Страх вообще был?

Дарья Санина:

Конечно, был. Во-первых, были слезы, были сопли, непонятные записи, дневники, все писали, все конспектировали, не спала, собирала контейнеры на следующий день по 2 часа. 

Анастасия Плещёва:

Ненавидела Плещеву. 

Дарья Санина:

Нет, не только Плещеву. 

Анастасия Плещёва:

Я думала, только мне доставалось. 

Дарья Санина:

Было тяжело, особенно первый месяц. Потом, когда я уже после первого этапа слетала в отпуск, приехала, открыла свою полку с контейнерами и поняла: Господи, моя дисциплина, вот она. Теперь мне нравится. Я правда кайфую от этого, что у меня все так разложено, и Василий приложил немало усилий для того, чтобы была систематичность и эта дисциплина каждодневная, она вроде бы рутина, но без этой рутины уже тяжело. 

Анастасия Плещёва:

Я прямо могу сказать, что без этой рутины тяжело даже человеку, не имеющему сахарный диабет. Потому что если по полочкам ничего не разложено, вечно какой-то хаос везде. Поэтому здесь надо признать, что эта дисциплина важна каждому, и контейнерный взгляд на жизнь в нашей Москве, в которой мы находимся, в любом городе, где не очень все хорошо с питанием, надо понимать и знать, что есть, как есть. И контейнеры – это вообще моя любовь, это мой дзен, как говорит Дарья, и я считаю, что без этого вообще никак. Я не имею сахарного диабета, но контейнеры всегда со мной, потому что я слежу за своим питанием.

У нас осталась буквально одна минутка, мы не все, честно говоря, осветили, что я хотела бы сегодня осветить. Поэтому у меня буквально на каждого из вас по полминутки. Катерина, давайте начнем с Вас, чтобы Вы передали привет и пожелания тем людям, которые нас слушают, возможно, некоторые из них имеют сахарный диабет, а у кого-то, может быть, из родственников сахарный диабет. Что Вы можете им сказать и порекомендовать, пройдя уже этот челлендж?

Екатерина Аргир:

Я могу, конечно, порекомендовать посмотреть наш проект и исходя из этого двигаться в области знаний диабета. Чем больше вы знаете, чем больше вы понимаете, изучаете свое тело, тем проще вам будет жить с вашим диабетом. 

Анастасия Плещёва:

А если даже диабета нет, либо он есть у ваших родственников либо у друзей родственников и так далее, вы всегда можете протянуть руку помощи и знать, что конкретно в какой-то ситуации делать. Потому что иногда без этих знаний просто пропадают жизни, что уж тут говорить. Дарья, и от Вас пожелания людям, сахарным человечкам, как Вы их называете в своем мире. 

Дарья Санина:

Я хочу сказать, чтобы вы, ребята, не сдавались, потому что если у такой двоечницы, как я получилось, то и у вас обязательно получится. 

Анастасия Плещёва:

А я хочу взять с Дарьи слово. Дарья, на сегодняшний день после того, как прошел такой квест, надеюсь, не боитесь стать мамой?

Дарья Санина:

Конечно, нет. 

Анастасия Плещёва:

Хотим? 

Дарья Санина:

Хотим. 

Анастасия Плещёва:

Дай Бог, чтобы получилась. На этой нотке я хочу еще раз сказать большое спасибо Катерине, Дарье, что сегодня были с нами. Друзья, мы продолжим однозначно серию эфиров проекта DiaChallenge. В ближайшее время в анонсах вы это увидите. И хочу еще раз напомнить, что по ссылочке, которая у нас есть в анонсе, вы можете пройти и посмотреть проект DiaChallenge. Какой у нас сайт?

Дарья Санина:

Diachallenge, мне кажется, так называется. 

Анастасия Плещёва:

В общем, заходите ко мне на страницу в Instagram, я напишу, на каком еще сайте представлены одномоментно все серии, которые вы можете одним залпом посмотреть. А вообще, в YouTube набираете DiaChallenge, вы увидите все серии. И я очень надеюсь, что данный проект поможет не только вам, если вы имеете сахарный диабет, но и вашим родственникам, друзьям и товарищам для того, чтобы ни в коем случае не бояться. До новых встреч, друзья, спасибо большое, что были с нами.

}