Артем Варданян Собственник АС "Калина Фарм", Великий Новгород 26 ноября 2018г.
Рецепты успешной автоматизации аптеки
Что ждут от автоматизации аптеки? Как управлять эффективнее и зарабатывать больше с использованием ПО? Ожидания и требования собственников: система, позволяющая не только собирать и регистрировать информацию о движении товара, но и... Новые идеи и дополнительные модули для более продуктивной и удобной работы аптек. Возможности по дополнительной мотивации сотрудников. Дисконтно-бонусные программы. Поддержка маркетинговых программ участников рынка

Алексей Пушкин:

Программа «Фармакология». У нас сегодня в гостях уже не в первый раз, но совершенно в новом статусе очень интересный гость. Зовут его Артем Варданян, он представляет компанию «ИнфоАптека».

Артем Варданян:

Да, с недавних пор я стал генеральным директором компании «ИнфоАптека». Это программа автоматизации аптек. В новом своём качестве готов рассказать о том, чем мы занимаемся, что мы делаем и зачем, и к чему мы идем.

Алексей Пушкин:

Наш сегодняшний гость интересен тем, что он пришел из вполне успешной розницы. Артем долгое время был собственником, возглавлял аптечную сеть «Калина Фарм», а сейчас яркий представитель розницы занялся программным продуктом. Как Вас туда занесло, и что интересного Вы хотите, каких результатов хотите добиться в компании «ИнфоАптека»?

Артем Варданян:

Действительно, начинал я, фактически, знакомился с компанией «ИнфоАптека» и с автоматизацией вообще, работая непосредственно в рознице. В ту пору ИнфоАптека был наиболее прогрессивным, интересным продуктом, плюс еще, он сочетал в себе не просто качество, но и достаточно демократичный подход. Мы с вами помним ситуацию, когда она была в составе компании «Аптека-Холдинг» (Alliance Healthcare), и за счет того, что ты выполнял объемные обязательства перед дистрибьютором, получал эту программу практически бесплатно и пользовался ей. В программе было достаточно много интересных наработок и разработок, которые позволяли быть интереснее на рынке, быть более конкурентным, и в целом все свои «хотелки» и требования ты мог реализовать в программе. Так уж получилось, что в какой-то момент акционеры «ИнфоАптеки» предложили сотрудничество с ними, вначале это был маркетинговый проект, в котором я участвовал совместно с акционерами. Но затем мне предложили возглавить компанию «ИнфоАптека» и использовать свой опыт и знания рынка для того, чтобы сделать этот продукт более совершенным, более интересным на рынке. Сегодня я могу сказать, что «ИнфоАптека» – это один из лидеров рынка (может быть, даже лидер рынка), более 17000 выданных лицензий, сегодня около 3000 точек, которые обслуживает компания. В планах есть достаточно серьезно нарастить в ближайшее время клиентскую базу, с одной стороны, а, с другой стороны, поднять качество продукта.

Алексей Пушкин:

За счет чего вы собираетесь наращивать клиентскую базу? Это будут переходы из других программ? Каков план захвата рынка?

Артем Варданян:

План есть, но я бы не хотел сейчас делиться с рынком по поводу планов. Как мы это делать будем? Могу сказать в общих чертах, что, в первую очередь, будем развиваться за счет партнеров, с которыми мы сейчас уже вступаем в определенные отношения, и будем пытаться с помощью них выходить на новые рынки.

Алексей Пушкин:

Я могу лично за себя сказать, что мне очень интересно и в этой встрече, и вообще в сотрудничестве: наверно, первый раз в своей жизни я сталкиваюсь с руководством компании, которая занимается программным продуктом, и руководитель разговаривает со мной на одном языке, потому что он такой же собственник аптеки, как и я. Мы привыкли к тому, что компании IT, они как «инопланетяне», то есть мы разговариваем совершенно на разных языках. Очень трудно иногда объяснить свое пожелание. Самое главное, что моменты, которые для нас кажутся важными, для программистов почему-то являются не первостепенными. Я надеюсь, что обратная связь, которую мы можем дать друг другу, будет очень полезна для развития программы. Хоть я и нахожусь на другом программном обеспечении, почему мне интересно развитие и вашей программы, и любых других? Потому что я хочу, чтобы конкурентная борьба подстегивала вас быть в рынке, быть постоянно на гребне волны. Потому что нам обстоятельства, рыночные реалии не дают спокойно жить, и мы понимаем, что автоматизация – очень серьезная штука. Нам очень хочется, чтобы ваш продукт, действительно, был для нас полезен, удобен в использовании.

Давайте по порядку. Такой вопрос: как эффективнее управлять и зарабатывать больше с использованием вашего ПО? Как Вы это видите?

Артем Варданян:

Эффективность мы для себя оцениваем каким образом? Фактически, вся наша деятельность в аптеке делится на 3 части: правильно закупить, правильно расценить и правильно работать с товарным остатком.

Алексей Пушкин:

А правильно продать?

Артем Варданян:

Продать? Выгодно продать – зависит от того, как ты расценишь, как ты купишь, так и продашь. Продажи, фактически – это работа твоего первостольника, но с кассовым модулем, который также устанавливается. Но, торгово-складской комплекс – это основа нашего программного продукта и любой автоматизации: заказать товар, принять его, расценить и периодически анализировать, что у тебя творится с товарным остатком, и продать, конечно, в том числе.

Но, хочется все понятия разделить и предложить рынку что-то более интересное, допустим, в той же закупке. Сегодня есть достаточно интересные алгоритмы закупок, которые используются в общем ритейле на розничном рынке, не только фармацевтическом, но и любом розничном рынке, кто пользуется программными продуктами. Алгоритм, который закладывается в основу правильного, корректного заказа, помогает нам правильно держать ассортимент и работать над своей оборачиваемостью. Сегодня реалии рынка такие, мы видим, что нет достаточно серьезных отсрочек, какие были раньше. Более того, дистрибьюторы зажимают всех клиентов на предмет отсрочки, то есть они хотят финансово себя обезопасить. Раньше была возможность иметь отсрочки 60 или 90 дней, и собственник аптеки не особо заморачивался, какие у него остатки, какая у него оборачиваясь остатков (45, 70, 80, 90, 120). Всё перекладывалось на плечи поставщика, дистрибьютора.

Сегодня условия на рынке совершенно другие, поэтому любой из собственников хочет работать с товарным остатком более тщательно. Что для этого нужно? Надо правильно заказывать товар. С одной стороны, правильно заказывать, чтобы у тебя не было дефектуры, а, с другой стороны, правильно заказывать, чтобы у тебя не было и перезатаривания. То есть, чтобы не было дефектуры и перезатаривания. Это одна составляющая. Другая составляющая –ценообразование; сделать гибкое ценообразование, чтобы ты был более интересен клиентам, более гибок. Это достаточно большой кластер работы, с которым тоже надо работать. Или, допустим, централизовать ряд процессов, которые могут тебе позволит сэкономить на персонале, или сделать работу по закупу более эффективной, продуктивной для компаний.

Алексей Пушкин:

Сейчас такое время, я тоже глубоко погружен в процессы с автоматизацией. Конечно, самый большой бич – это справочник. Это тема, над которой, наверное, копья поломали многие, и вопрос, я так понимаю, до сих пор не решенный. Когда мы обращаемся к любой системе автоматизации, первое, что говорят разработчики: «У нас шикарный справочник!» Когда берешь справочник и начинаешь работать, понимаешь, что он далеко не шикарный. Самое главное, что очень много ресурсов сейчас требуется для поддержки справочника. Я знаю, что на рынке есть компании со своей автоматизацией, и они ведут справочник. Для меня этот вопрос был бы достаточно актуальным. Вы в этом направлении работаете?

Артем Варданян:

Да, конечно работаем.

Алексей Пушкин:

Считаете ли Вы, что это действительно важный момент?

Артем Варданян:

С данной проблемой я сталкивался, когда управлял аптечной сетью. Мы пришли к тому, что отделили полностью наш справочник и сами его ввели, но на это уходили определенные ресурсы ― и человеческие, и финансовые. То есть сначала мы привели полностью в порядок свой справочник. С другой стороны, мы постоянно с ним работали. Около 2000 наименований в день привязывалось, перепривязывалось, потому что нет единой базы кодировки, где каждое наименование имеет собственную уникальную кодировку. Штрих-код на товаре не является уникальным, к сожалению.

Алексей Пушкин:

Я тоже не могу понять, может быть, Вы мне поможете в этом вопросе разобраться? Я знаю, что у нас, по крайней мере, в Москве, есть справочная система АптекаМос, и нам достаточно связать наш ассортимент с этой программой один раз, и дальше только мы дополняем позиции, которые вновь приобретаются или что-то меняется, но это крайне редко, в месяц может быть десяток позиций, не больше. Система уже на протяжении многих лет слаженно работает. Когда мы столкнулись с автоматизацией, с любой ― везде есть проблема: надо постоянно связывать в справочнике поставщиков, потому что у каждого поставщика свой код. Постоянно кто-то сидит, занимается справочником, и у меня уже складывается впечатление, что что-то не так.

Почему нельзя всё централизовать, всем как-то договориться? Ведь, в этом заинтересованы на рынке, по сути, все. Потому что, если у нас справочник неправильно связан, я могу заказывать позицию, которая у одного поставщика действительно стоит дешево, но у меня уходит в заказ на другого, потому что он неправильно связан. Получается, поставщики на этом теряют деньги. Мы зачастую заказываем неправильно, просим делать возврат. Нам делают возврат, то есть для компании поставщика это опять затрата. Для нас это тоже затрата, кроме того, для нас еще потеря в том, что мы обещаем человеку привезти один товар, а приходит другой. Так происходит сейчас, когда мы заказываем товар через систему автоматизации, а не как раньше, оформляли заказ через ФармСМ, КроссМаркет (были такие системы), ― там ты четко знал, что заказываешь. В этих системах мы выбирали позицию, и внутри уже было все связано. Почему нельзя сейчас сделать программу на уровне не аптек и их центральных офисов, а на уровне системы автоматизации?

Артем Варданян:

Кому это надо? Это надо автоматизации, или это нужно аптеке и поставщику?

Алексей Пушкин:

Это нужно аптеке. Но я, в конце концов, как пользователь, как аптека, со временем выберу ту систему автоматизации, которая будет отвечать за справочник, потому что для меня это очень большой, так скажем, геморрой.

Артем Варданян:

Я думаю, мы должны понимать, что это достаточно немаленький расход: ведение справочника, привязка, перепривязка. У каждого дистрибьютора свой справочник, у каждой справочной системы свой справочник, и всю работу мы должны проводить на своей стороне, получается. Но выгодоприобретатели в данном вопросе – это дистрибьютор и аптека.

Алексей Пушкин:

Мы готовы за это платить.

Артем Варданян:

Если мы берем расходы на себя, то понятно. Но сегодня собственник хочет что? Хочет минимум затрат, платить все меньше и меньше, и получать больше «хотелок». Когда мы некоторым сетям говорим, что вот такая стоимость программного обеспечения, когда программа стоит хотя бы 100 рублей в день (100 рублей в день – не так много для аптеки, 100 рублей в день аптека точно зарабатывает), когда мы говорим «100 рублей в день», даже в некоторых регионах в ответ слышим: «Ну, это очень дорого…» Конечно, мы всегда идем навстречу, делаем определенные скидки, преференции и так далее. Но качественный продукт не может стоить дешево! Поэтому, когда мы говорим о справочнике, где требуется непрерывная работа с ассортиментом, непрерывные привязки/перепривязки с поставщиками, постоянно добавляется новый ассортимент, у некоторых даже меняются кодировки, причем, некоторые поставщики используют старые коды. То есть, когда выходит новый товар, вместо того, чтобы его привязать к новому коду, они используют старый, который давно не используют. Но у нас же хранится вся база, и это вызывает определенные проблемы. Проблема в том, что общих правил ведения справочника ни у кого нет.

Отсутствие общих правил ведения справочника является главной проблемой сервиса современных систем автоматизации для аптек.

Алексей Пушкин:

Но, может быть, вы могли бы стать пионерами в этом направлении? Тем более, являясь лидером, как Вы говорите, рынка, то есть у вас достаточно большое количество подключений. Я думаю, что с нами, с аптеками, вам легко найти общий язык, как и среди своих клиентов. В перспективе могут подключиться и не ваши клиенты. Я не хочу в бизнесе привязываться ни к какой программе. Для меня было бы очень здорово, если бы я безболезненно, а еще лучше ― с сохранением ретроданных по продажам, мог перейти из одной программы в другую, если она дает намного лучший сервис.

Артем Варданян:

Да, это тоже важно. Допустим, мы ведем свой справочник, и клиенту он интересен, мы ему предлагаем перейти на наш продукт. Но клиент хочет, чтобы история продаж, которая у него есть, полностью перешла в наш справочник, чтобы он не нарабатывал новую 30 или 40 дней, и вообще не потерял историю, потому что она нужна производителям, еще кому-то. Он хочет сохранить свою историю, потому что мало ли что ― возвраты возможны, в конце концов. Конечно, для этого нужно не просто иметь свой справочник, а еще иметь корректный алгоритм привязок, то есть надо иметь программу авторазбора, которая корректно разберет и привяжет ваш ассортимент, ваш справочник с нашим справочником. Тогда всё будет передано корректно и без потери информации в связи с переходом.

Алексей Пушкин:

Да, очень важный аспект, потому что справочник тормозит всё. Вы начали с того, за счет чего можно заработать? За счет ценообразования, за счет правильного заказа. Тут же мы упираемся в справочник, потому что мы не можем сделать нормальный автозаказ, полностью автоматизировать процесс заказа, потому что у нас есть проблемы со справочником.

Артем Варданян:

Справочник, конечно, на 80 % (и где-то даже больше 80 %), все-таки, корректно привязан. То есть речь идет о тех 15-20 %, где есть погрешности. Для нас в первую очередь очень важно, чтобы проблем не было с жизненно важными лекарственными средствами, потому что по ним есть жесткое ограничение на ценообразование со стороны государства, регулируется этот вопрос, иначе потери репутационные и финансовые лягут на того, кто будет вести справочник.

Алексей Пушкин:

Что и говорить; штрафы такие, что если у тебя один раз из-за ошибки компьютера по ЖВ произошло нарушение, то это очень серьезные деньги. Сейчас штраф, по-моему, в районе 200 тысяч рублей, то есть совсем немало.

Артем Варданян:

Еще где-то напишут обязательно, что такая-то сеть нарушила.

Алексей Пушкин:

Что самое неприятное, ты же можешь попасть к ним в мониторинг, потому что ты уже единожды нарушил, тебя захотят проверить снова, а это всего лишь ошибка автоматизации. Конечно, здесь важный момент.

Но, давайте от грустного перейдем к более веселому. Что интересного и нового? Какие, может быть, у вас есть модули в программе, что у вас интересного? Давайте, начнем с мотивации сотрудников, потому что, как мы уже разобрали, программа должна помогать продавать. Чтобы продавать, нужно мотивировать людей, которые продают, то есть наших первостольников. Для того, чтобы их мотивировать, нужно им четко поставить задачи. Было бы очень хорошо, если бы на кассе всё было отображено, наверное, в финансовом эквиваленте. Что у вас для этого сделано?

Артем Варданян:

Конечно. Но единственное, хочу сказать. Для того чтобы правильно продавать, мы должны научиться продавать то, что нам более интересно, или чтобы наши сотрудники, или кассовый модуль, который стоит перед сотрудником, давал рекомендации, чтобы продать. Очень важный момент тоже, чтобы сотрудник понимал, что за прямые продажи он имеет дополнительную мотивацию, и это было отражено в балльном эквиваленте или в рублевом эквиваленте. Данная возможность есть. У нас есть такой модуль, называется «Промоакция», где ставятся и планы перед сотрудником, и определенная балльная мотивация, и рублевая. Но до него, конечно, желательно, чтобы был еще модуль маркетинга, где ты загружаешь информацию по планам, которые спускаются от центрального офиса, либо от производителя. Тогда сотрудник понимает, что есть определенные плановые обязательства, при выполнении которых аптека и сам сотрудник получают дополнительную мотивацию. То есть, если рассматривать вопрос более глубоко, то есть определенный маркетинговый модуль, с которым, не секрет, сегодня очень активно работают маркетинговые организации, достаточно крупные организации, такие как компании «АСНА», «Партнер», «Созвездие», «ПроАптека». Сегодня даже мы имеем свой небольшой маркетинговый модуль GMS, где мы можем по ряду контрактов передать информацию аптеке, непосредственно кассе о том, что есть определенный неснижаемый товарный запас, который надо соблюдать (заведующая об этом будет знать), есть определенное объемное соглашение, информация о котором тоже передаётся, передаётся определенная информация о наличии акционных активностей. Это все важно для того, чтобы сама аптека заработала денег, это дополнительный доход, без которого сегодня достаточно сложно выживать на рынке.

Алексей Пушкин:

Но всё, о чем мы говорили, настраивается в центральном офисе специально обученными людьми, или вы уже продвинулись настолько, чтобы всё можно было сделать в аптеке? Например, в аптеке заведующая делает настройки, получая информацию о том же НТЗ, она может выбрать активности. Как всё управляется?

Артем Варданян:

Всё зависит от того, какую модель управления для себя взял собственник. Если он дает возможность каждой заведующей в своей аптеке делать определенные изменения и дает определенные рычаги управления вопросами маркетинга ― это один вопрос. Но я не слышал, чтобы так кто-то делал. Конечно, всё делается централизованно.

Алексей Пушкин:

Я имел в виду, наверное, больше касается контроля?

Артем Варданян:

Контроль – да, но фактически все основные параметры задаются из центрального офиса, где есть определенные обязательства, есть определенная договоренность с производителями или с маркетинговыми компаниями. Эта информация передается непосредственно в аптеку, где исполнители видят её, то есть информация будет высвечиваться на каждой стадии. Допустим, на стадии заказа её видит заведующий, на стадии продажи её видит непосредственно первостольник, который с этим товаром работает.

Алексей Пушкин:

То есть, у вас в программе как-то подсвечено?

Артем Варданян:

Есть возможность подсветить, есть возможность балльно показать. Подсветить как? Обычно все работают категориями; в определенных категориях товара можно будет сделать приоритетную рекомендацию 1-ой степени и 2-ой. Можно так подсветить: допустим, 1-я степень – это зеленый цвет, можно буквы подсветить, или фон.

Алексей Пушкин:

Вы сейчас имеете в виду кассовый модуль?

Артем Варданян:

Да, мы говорим о кассовом модуле.

Алексей Пушкин:

А если говорить о заказе? То есть, когда формируется неразмещенный заказ, то есть заказ, который система рекомендует сделать до распределения по поставщикам. С этим списком заведующий начинает работать. На этом уровне можно увидеть, какие позиции маркетинговые?

Артем Варданян:

Это всё задается в справочнике. Что такое наш программный продукт? Наш программный продукт – достаточно универсальный, его можно сравнить с конструктором, где есть огромное количество механизмов и настроек. Мы можем дать рекомендованную настройку, которую мы видим, но фактически каждый собственник сам настраивает под себя, как он считает нужным. Если вы хотите настроить так, чтобы ваш маркетинговый товар был, например, выделен курсивом или цветом, то это возможно сделать. Тогда информация передается вам при заказе вашей заведующей. Вы централизовано настроили, и эту информацию получил заведующий.

Алексей Пушкин:

Вы сейчас сказали очень хорошее слово «конструктор». Я и хочу сказать, что до сегодняшнего дня мы всегда получали программу как конструктор. Но, когда я покупаю машину, я хочу получить машину, а не конструктор. Для того, чтобы машина поехала, мне не надо её собрать. Когда я покупаю мебель в IKEA, я понимаю, что я ее соберу за 5 минут. А этот конструктор? На этапе покупки мне говорят, что очень легко все собрать, а я не могу собрать его годами. Я бросаю и беру другую программу. Так мы живем уже на протяжении многих лет.

Артем Варданян:

Я здесь полностью с Вами согласен, потому что, фактически, модель «конструктор» – это модель, которую делают разработчики-программисты, как они видят, потому что они готовы разработать один конструктор. Они не будут заморачиваться, что же хочет собственник и как он хочет видеть. Для меня, конечно, так же, как и для Вас, всегда хотелось бы понять, как мне настроить. Или настройте продукт и покажите, что я могу сделать, чтобы сделать настройку для себя, уникальной. То есть, с одной стороны, я хочу конструктор, потому что я хочу сделать какие-то вещи уникальными для себя, а с другой стороны, я хочу настроенный продукт, я не хочу сидеть и тыкать, дайте мне настроенный продукт. Мы, с одной стороны, делаем универсальную вещь для всех, но, с другой стороны, хотелось бы, чтобы наши программисты и мы сами как руководители программы автоматизации понимали, что, действительно, клиенту надо дать готовый автомобиль, на который человек сядет и поедет.

Алексей Пушкин:

Но, здесь еще такой момент. Есть разные масштабы бизнеса. Есть одиночная аптека, причем, управляемая профессиональным провизором. То есть бывшая заведующая, имея фармобразование, вдруг решила открыть свой бизнес. Сейчас это вполне возможно, и она это делает. Для нее продукт должен быть один. Бывает некий инвестор, который решил открыть 1, 2, 3, несколько аптек, и для него очень важен абсолютно автоматический процесс, потому что многих нюансов он не знает и, самое главное, он не может сесть и руками всё заказать. Есть более крупный бизнес, который готов привлекать дополнительных людей, делать настройки, что-то придумывать, что-то модернизировать. Они давно в рынке, они знают, что нужно, как можно из этого больше выжать, у них свой запрос. Есть совсем крупные сети, которые, наверное, даже способны вам писать серьезные техзадания на очень серьезные доработки, которые, возможно, вы в последующем будете транслировать для всего рынка. Вы подобную информацию обрабатываете, или вы об этом вообще не думали?

Артем Варданян:

Конечно, думаем. Для нас есть видение того, что должно быть несколько вариантов. У нас есть деление на 3 вида пакетов: пакет «Оптимальный», пакет «Продвинутый», пакет «Максимальный», в зависимости от того, какие требования и «хотелки» у клиентов. Кому-то, действительно, ничего не надо, нужно выполнять лишь самые простые движения – заказать, расценить, продать и, может быть, кое-что проанализировать. А кто-то из собственников хочет, чтобы всё было настроено до такой степени, чтобы он ни в какие процессы не вмешивался, а у него были лишь самые простейшие инструменты управления информацией. Он хочет сидеть со своим смартфоном и смотреть туда (или в свой iPad) и видеть информацию, какие-то маркеры по финансовым показателям, по маржинальности, по качеству работы, по наполняемости чека. То есть те критерии, по которым он сможет оценить работу своей аптеки, своих сотрудников. Есть, конечно, сети, которые хотят иметь достаточно прогрессивный продукт. Более того, они просят делать специальные доработки, или делают доработки на стороне и хотели бы интегрировать их с нашим продуктом. Конечно, это все тоже делается.

Опять же, чем крупнее сеть, тем больше у нее «хотелок», с одной стороны, а с другой стороны, тем меньше она хочет платить с точки. Здесь всегда возможен некий компромисс. Во всяком случае, мы будем стараться, с одной стороны, быть интереснее для клиента, делать не просто все, что он хочет, а даже направлять его. Как правило, мелкие и средние клиенты со своими новыми «хотелками» обращаются к нам после конференций, или после каких-то видеоматериалов, или обучающих лекций с приглашенными специалистами. Они обращаются с определенными требованиями: «Я хочу видеть вот так». Знаете, с чем сталкивался и видел непосредственно в нашей программе? Предыдущие разработчики и руководители старались идти на поводу многих таких «хотелок». Я вижу, что в нашей программе есть огромное количество отчетов, которые дублируют друг друга, потому что один собственник хотел вот так видеть, другой иначе, и надо было и тому угодить, и этому. Я считаю, это не совсем правильно.

Алексей Пушкин:

А как у вас построено в компании? Наверное, зависит от процесса? Понятно, что программисты ― очень увлеченные люди, им очень интересно делать то, что им интересно, но что может быть совершенно не нужно для бизнеса. Если вы, как человек из аптечной розницы, смоделируете все вопросы, то это будет для вашей компании, наверное, большой ценностью?

Артем Варданян:

Как мне видится, наверное, 80 % опций, которые предлагаются нашей программой, не пользуются нашими клиентами, или очень редко пользуются некоторыми опциями. Мы сами, будучи одной из ведущих сетей на региональном рынке, пользовались, наверное, процентов на 60 из числа отчетов, которые есть. Часть наших запросов разработчики не могли выполнить, или кидали в долгий ящик, чтобы сделать позже, чем нам было нужно. Где-то мы обращались к сторонним компаниям, которые нам делали.

Алексей Пушкин:

Как Вы оцениваете, ваша программа имеет большой объем насыщенной, ненужной информации, или она очень нужная, но вы эту ценность пока еще не вынесли на рынок, не объяснили и не рассказали?

Артем Варданян:

Есть и то, и другое. Есть, конечно, вещи, которые очень нужны рынку. Но, вы понимаете, каждая «хотелка» нагромождает программу настолько, что она становится менее поворотливой. Представьте себе, вы нагружаете телегу все большими и большими продуктами. Может быть, они интересны, нужны и важны, но в итоге становится тяжелее унести и тяжелее двигать. Поэтому есть четкое понимание, что «хотелки» должны быть внешними модулями, с помощью которых ты можешь подстраивать и настраивать. Хочет клиент и готов платить за определенную новую разработку, новейший алгоритм ценообразования, или, допустим, другой вид аналитики, или выгрузку в стороннюю программу, где он в облаке всё видит, и в каких-то таких пиктограммах ему нравится всё смотреть ― пожалуйста! Сделали доработку и всё работает. Или он хочет, чтобы у него все выгружалось в интернет-аптеку, где он с помощью сторонней программы делает продажи товара ― пожалуйста, тоже возможно. Тут все возможно.

Алексей Пушкин:

У меня есть определенный набор сервисов, которые хотелось бы видеть в программе, внутри, потому что пользоваться дополнительными программными продуктами мне, например, проблематично, хотя я далеко не самый последний в технологиях человек.

Артем Варданян:

Я помню, на самой заре, когда мы начинали розничный бизнес, у нас был программный продукт, который считал наши финансы, некий управленческий финансовый модуль, который был сторонним, неплохо написал достаточно интересный программист. Но потом через какое-то время в ИнфоАптеке он появился тоже. Было очень удобно, что ты мог в программе не просто получить, расценить и продать товар, а еще и мог посмотреть, у какого дистрибьютора какая отсрочка и какая сумма подходит к оплате. Туда загружался банк клиентов и загружалась информация по сотрудникам, каждому сотруднику ставилось определенное количество часов и рассчитывалась зарплата согласно отработанным часам, ставился коэффициент мотивации по каждому сотруднику, тоже рассчитывался и выводился ежемесячно, полностью велась статистика по расходам. В итоге у собственника всегда была информация, сколько у него денег в кассе на данный момент. В любой день, в любой час времени он мог увидеть, какая сумма у него находится в кассе и какая сумма у него на счету, и всё в одной программе. Это было очень удобно. В какой-то момент эту программу упустили, и вот мы недавно преобразовали её и выпустили в релиз.

Алексей Пушкин:

То есть, у вас сейчас этот блок появился?

Артем Варданян:

Да. Более того, могу сказать, что мы сейчас взяли курс на то, чтобы каждые 2 недели выпускать определенный дайджест с нашими новинками, разработками, которые мы делаем.

Алексей Пушкин:

Это здорово, потому что собственник должен весь бизнес ощущать на кончиках пальцев. Я как собственник могу сесть за программу в любое время, могу в 2 часа ночи открыть компьютер, вдруг что посмотреть, и мне надо видеть все. Понятно, что когда всё в одном месте, в ЦО, я там всё вижу, для меня это хорошо. Когда же у меня начинают появляться дополнительные блоки ― как правило, здесь что-то не работает, отсюда что-то недовыгрузилось. В 2 часа ночи не позвонить айтишникам, и теряется вся линия. То есть, когда в программе всё находится в одном месте, когда я всё вижу, я открываю накладную и вижу логику: какой товар заказывался, как это делают в других аптеках. Можно посмотреть ценообразование, можно разделить по категориям, как категории распределяются в аптеках. Я понимаю, что за каждый участок отвечает отдельный человек, но когда я как управленец всё вижу и ощущаю в одном месте, вижу и финансы, сколько я должен поставщикам, какой у меня товарный остаток – это то, без чего сейчас жить становится просто опасно, потому что, если мы получаем данные о нашей задолженности в тот момент, когда она уже состоялась и повлиять на неё никак невозможно, то это может просто угробить бизнес. Насколько я понимаю, те потрясения на рынках, которые мы видели за прошедший год, во многом, наверное, связаны и с тем, когда собственники немножко заигрались и где-то пропустили какую-то информацию.

Артем Варданян:

Согласен, конечно. Я хочу сделать акцент еще на таком маленьком нюансе: важно не просто сделать программные доработки и модули, важно, чтобы эти модули имели с собой конкретную, четкую, лаконичную инструкцию. Может быть, даже видеоролик. Сегодня в Ютубе можно найти любую информацию, которая тебя интересует: как починить, допустим, дверной замок в автомобиле, или поменять батарейку в телефоне. Набираешь, и тебе открыто показывают. Хотелось бы, чтобы эти инструкции были в доступе.

Алексей Пушкин:

Кстати, хорошая тема! Если вы этим занимаетесь, то полезно будет на любом уровне. Я вижу, как приходит новый сотрудник, и его нужно, так скажем, вклинить в работу, ему всё объясняют. Иногда я не понимаю вообще, с чем он уходит, что он понимает. А когда будет видеоролик наглядный, понятный, то человек в спокойной обстановке, оставшись один на один с компьютером, когда ему никто не мешает, может посмотреть и понять. Он может посмотреть 15 раз ролик, если до него медленно доходит.

Артем Варданян:

Я помню, как, работая в нашей сети, я сталкивался с вопросом: как правильно быть с неразмещенной заявкой? Не размещена заявка – дальше что делаешь? Удаляешь, не удаляешь, распределяешь? Были споры с заведующими, одни говорили, что надо удалить, а другие возражали: «Нет, если удалишь, у тебя задвоится, повторно закажется». Там же есть такая функция, что если ты заказал товар и он в пути, то его повторно не надо заказывать, то есть программа не должна повторно запросить, а если ты удаляешь неразмещенную заявку, то она теряется. Я видел эти споры. После этого смотришь на талмуд инструкции к программному обеспечению и понимаешь: его надо весь прочесть, чтобы понять, а прочтешь – все равно не поймешь. Как же с этим быть? Мы в свое время внутри своей компании разрабатывали мини-инструкции по конкретным вопросам. Для меня было совершенно понятно: допустим, на кассе продавать все умели, кассовый модуль стандартный для всех, но работать с заказом, с ценообразованием, с аналитикой товарных остатков большинство заведующих не умело. Или простые, элементарные действия: как посмотреть товар, который у тебя долгое время лежит без продаж? Это же элементарно, есть отчеты, которые формируют итоги по запросам. Но никто их не смотрит, представляете?

Алексей Пушкин:

Одна заведующая стесняется спросить у другой, потому что думает: «Она мне сейчас покажет, увидит, какие у меня залежи, настучит руководителю, поэтому лучше молча сидеть и ждать».

Артем Варданян:

Один из моих товарищей-программистов как-то мне говорил: «Почему нельзя сделать, чтобы сотрудник, наведя мышкой на какую-то кнопку, видел, что это такое и для чего она?» Представьте, как в играх, когда первый раз ты открываешь игру, тебе показывают: «Нажми сюда – получишь то, нажми туда – придешь туда». Почему нельзя так сделать? Конечно, надо сделать! Это правильно, к этому надо стремиться!

Алексей Пушкин:

Время нашего эфира подошло к концу. Прозвучала самая главная фраза: надо стремиться. Я надеюсь, с Вашим темпераментом и напором Вы добьетесь большого успеха в вашей программе, что, в свою очередь, подстегнет к развитию остальных участников рынка.

Артем Варданян:

Конечно, обязательно! Самое главное, что участники рынка будут крепко держаться на ногах, чувствовать себя интересными для рынка и смогут бороться с достаточно большими монстрами, у которых данные продукты, наверное, на более совершенном уровне, потому что они большие, они богатые, могут себе много чего позволить. Поэтому не стоит экономить на программном продукте, и уже надо уйти из времен, когда всё можно было делать на коленках. Времена другие.

Алексей Пушкин:

Это было Ваше окончательное пожелание, или еще что-то пожелаете нашим телезрителям?

Артем Варданян:

Работайте с нами! Работайте с нашей командой, а мы сделаем все, чтобы вы были довольны! Спасибо!

Алексей Пушкин:

Спасибо, всего доброго!

}