Александр Мостовой Советский, российский футболист 27 ноября 2018г.
Футбол и хоккей сегодня
Футбол и хоккей сегодня. Побеседуем о спорте

Найля Анварова:

Здравствуйте, дорогие зрители и слушатели телеканала Mediametrics. В прямом эфире программа «Герой будущего времени», её ведущая, Найля Анварова. Сегодня у меня в гостях советский, российский футболист, Александр Мостовой. Здравствуйте, Александр. 

Александр Мостовой:

Добрый день! 

Найля Анварова:

И мы поговорим о футболе и о хоккее. Александр, очень интересная, на самом деле, тема, мы сегодня будем обсуждать и футбол, и хоккей, это впервые в мой эфир, чтобы сочетание футбола и хоккея было. Хочу узнать, как началась ваша карьера, и как вы познакомились с футболом, вот с самых, самых. 

Александр Мостовой:

Я думал, как началась моя хоккейная карьера. 

Найля Анварова:

Нет, сначала о футболе. 

Александр Мостовой:

Я думаю, что ни для кого не секрет, я думаю, что вряд ли я кому-то что-то новое скажу. Как и у всех детей советского времени, советского периода начиналась карьера, это так, как всегда: просыпался во дворе, жил я далеко от Москвы, но по сегодняшним меркам уже недалеко, раньше это было очень далеко. 

Найля Анварова:

Москва почти рядом. 

Александр Мостовой:

Поэтому, как простой паренёк, как мы говорим, простой подмосковный паренек выходил, брал мячик, который был у меня, по-моему, один из всего нашего школьного класса, по простой причине, потому что у меня папа играл тоже в футбол, поэтому где-то он мячик там мог найти. 

Найля Анварова:

Заначка была. 

Александр Мостовой:

Где-то он мне его откопал или принёс от своей отдал, я его хранил. И поэтому всегда, когда я ходил с этим мячом или во двор, или стадион, который был недалеко, в 5минутах от моего дома. Изо дня в день, каждый день футбол, футбол, мяч, школа, футбол, мяч, мяч, мяч. Поэтому. 

Найля Анварова:

А вы пошли в какую-то спортивную школу, отдали или как, или просто во дворе всё это. 

Александр Мостовой:

Всё это было во дворе, конечно, потом на фоне того, что всё-таки то место, в котором я рос, жил и учился, ребята тоже играли в футбол. И в один прекрасный день мы создали, не мы, наши родители создали команду. Надо сказать, что мне повезло, мне повезло в плане того, что у меня в школе и в классе, в частности, в классе все ребята любили футбол. Понимаете, такое трудно найти, что из 30 человек пускай 20 ребят было в классе, остальные девочки, 15 ребят играли в футбол. 

Найля Анварова:

Ну, конечно, это уже команда почти. 

Александр Мостовой:

Да, не так хорошо, как я, конечно, но всё равно играли, мне с этим труда не составляло, закончились уроки, мы сразу на футбольное поле бежали, делились 5 на 5, 6 на 6 и всегда играли. Даже такой момент был, мы потом уже чуть постарше когда стали, стали играть так, кто учил английский язык, а кто учил немецкий язык в школе всегда был. Мы играли англичане на немцев. Ну, соответственно, англичане выиграли, потому что в команде англичан всегда был я. 

Найля Анварова:

Вы учили английский язык. 

Александр Мостовой:

Да. В то время учили, это громко называлось, просто ходили на уроки английского языка. 

Найля Анварова:

И потом?

Александр Мостовой:

Потом, когда мы, это лет, наверное, в 11, в 10 стали играть, была команда, мы стали играть на Московскую область, по нашему году, играли, кстати очень удачно. 

Найля Анварова:

Какие у вас родители молодцы, потому что истории моих эфиров, так скажем, это первый случай, когда родители организовали команду. Чаще всего ребёнка приводили уже в школу, спортивную школу, и там рос чемпион будущий. 

Александр Мостовой:

В то время немножко по-другому было, сейчас немногие не знают. В то время, где я рос, спортивных школы особенно не было, было то, что команда там, команда здесь, команда деревни, команда города. И у нас так сложилось, что у нас была команда эта. Мы играли везде, по Московской области, потом, конечно, когда мы стали играть и добиваться каких-то успехов, потому что, ещё раз подчёркиваю, в команде был я, просто в детстве я выделялся среди своих сверстников игрой в футбол. 

Найля Анварова:

Конечно, так бы вас не пригласили. 

Александр Мостовой:

Да, поэтому в какой-то момент играли на «Кожаный мяч», такой турнир был, очень популярный в Советском Союзе. В хоккее «Золотая шайба», я тоже постоянно играл. Поэтому в какой-то момент просто я помню, что папа так как играл в футбол, он же тоже многих знал по своему футбольному, где-то он в какой-то компании раз сказал, что у меня есть сын, хорошо играет в футбол. И где-то кто-то сказал: привози его, посмотрим. 

Найля Анварова:

И куда вы поехали?

Александр Мостовой:

Мы поехали в ЦСКА. В спортивную школу ЦСКА.

Найля Анварова:

Сразу к лучшим. 

Александр Мостовой:

На тот момент для меня, честно сказать, на тот момент что ЦСКА, что Динамо, что Спартак. 

Найля Анварова:

Самая сильная считалась. 

Александр Мостовой:

Просто так получилось, потому что я жил, где я жил, я там играл, я получал удовольствие, я понимал, что дальше какое развитие будет. В нашей стране особенно никто не загадывал на долгие-долгие годы. Нас когда спрашивали в школе, кем ты хочешь быть, половина ребят отвечали две, три профессии, а остальные говорили «не знаю». Потому что что было, куда идти. Если кто-то хорошо учился, он мог ответить, а кто учился средне или плохо, он не знал, что ответить, говорил: закончу школу, пойду в армию, а там посмотрим. Ну, вот так. И в какой-то прекрасный день я попал в армейскую школу ЦСКА, и с первых дней мне сказали, что всё, пожалуйста, приезжай. Но мне единственное, было трудно, потому что я далеко жил, а в то время нельзя было добираться. Я каждый день не мог ездить, я ездил, когда смогу. Мне сделали, ну, не сделали, а так оговорили: нет проблем, приезжай, когда сможешь. Потому что большая часть ребят в Москве жили, а я жил очень далеко, поэтому на тот момент я не мог ездить. 

Найля Анварова:

Не в основном, не каждый день на тренировки. 

Александр Мостовой:

Нет, конечно. В один конец у меня 2,5 часа только уходило на дорогу. 2,5 в 1 конец. 

Найля Анварова:

Почти рабочий день туда-обратно съездить. 

Александр Мостовой:

В 1 конец, представляете, что потом ещё после тренировки надо было возвращаться. 

Найля Анварова:

Это далеко. Ну а что за такой был инцидент, когда ЦСКА не хотел брать уже в молодёжную команду, или что, тренер или как, что-то такое было, и вас забрали в Спартак, насколько я понимаю, в Динамо, в Спартак. Расскажите. 

Александр Мостовой:

Это уже взрослый, уже взрослый я стал. 

Найля Анварова:

Взрослый, это сколько лет?

Александр Мостовой:

Школу заканчивали, 16 лет. 

Найля Анварова:

Это уже для спортсмена взрослый. 

Александр Мостовой:

В то время, да. В то время, да, 16 лет, простой простой пример был то, что в этот год меня позвали, хотя раньше уже начали создавать сборную Москвы, сборную Советского Союза своего года, я уже в неё стал попадать, в эти сборные. Кстати, со многими ребятами, которыми мы попадали в сборную Москвы и сборную Советского Союза, мы потом росли вместе все. И в какой-то момент мне тренер, наш тренер, нашего года в ЦСКА сказал: я порекомендовал тебя в команду, такая была команда раньше Красная Пресня. Это, как потом оказалось, она дочерняя команда Спартака была. Ещё потом в ней, оказалось, что главным тренером Олег Иванович Романцев был. Как раз закончил карьеру свою, и он в этой команде. Поэтому мне он позвонил и сказал: Саша, тебя хочу показать в эту команду. Представляете, на тот момент, что это было. Я сказал: конечно, с удовольствием приеду, покажусь. И вот в 1 момент, я помню, по-моему, как раз период был или ноябрь, или декабрь, когда я приехал на эту тренировку на стадион «Красная Песня», снег был, мороз уже был. Я приехал, конечно, меня никто не знает, я никого не знаю, я пришёл, встал на стадионе на этом и стоял, ждал, когда меня кто-то заметит хотя бы, скажет. И там подошёл начальник команды в то время, Валерий Владимирович Жиляев, который потом работал в Спартаке. Он говорит: ты кто? Я говорю: я Саша Мостовой. Он говорит: ты к нам на тренировку, давай, пойдём переодеваться. Ну и всё, и так началось всё. 

Найля Анварова:

И потом уже Спартак, Динамо. 

Александр Мостовой:

Нет, Динамо не было. 

Найля Анварова:

Только Спартак. 

Александр Мостовой:

Так всё началось, карьера началась, первая тренировка была, я помню, на хоккейной коробке. На хоккейной коробке, лёд был, мне дали какие-то кеды, потому что у меня не было обуви на тот момент. 

Найля Анварова:

Первая тренировка. 

Александр Мостовой:

В этот момент, когда он сказал «пошли переодеваться», он говорит: у тебя что-то есть? Я говорю: у меня ничего нет. А что я тогда, у меня ничего не было. Мне дали какие-то кеды размера на 2 может быть больше. Я говорю: да мне всё равно. Я вышел, на коробке начали кататься, играть, и всё, Олег Иванович Романцев, ребята, коллектив. Потом, после тренировки он мне сказал: всё, на следующую приходи ещё раз, и так тихонечко, тихонечко пошло, поехало. 

Найля Анварова:

И вы завоевали своё место. Вы считаетесь одним из самых успешных футболистов Российской сборной. И после Спартака, я так понимаю, вас выкупили. Когда вы уехали за границу, когда подписали?

Александр Мостовой:

Здесь история такая. После того, что я сейчас рассказал, в Красной Пресне, я остался в Красной Пресне. Остался, начал сезон, и довольно таки удачно. Тогда было правило, чтобы один или два молодых ребят в возрасте 17 лет или 18 должны были играть всегда в команде дома, домашние игры. Но так получилось, что с первой игры я стал удачно играть, меня Романцев стал на выезде ставить всегда. И опять же, удачно. Я говорю, что этот год был одним из лучших моих после школьных. 

Найля Анварова:

Это очень важно, на самом деле, для молодого спортсмена, чтобы его заметили, это самое главное. 

Александр Мостовой:

Конечно, а здесь какая причина была, то, что, как я сказал, что команда Красная Пресня играла на «Красной Пресне» и всегда на «Красную Пресню» приезжали руководители Спартака. Это Старостин, Бесков и многие футболисты приезжали смотреть наши игры, потому что всё-таки Романцев был во главе. И поэтому, конечно, мы, понимая это, ну, не мы, а все ребята понимали, что всегда кто-то, если будешь хорошо играть, тебя приметят. Хотя я об этом даже не задумывался. Я играл, как я говорю, я получал удовольствие, жил, я понимал, кто я такой, как я говорил, простой подмосковный паренёк. И в какой-то момент просто началось всё получаться. Начали говорить: Саша, если будешь так играть, тебя пригласят. Ну, не пригласят, поедешь на просмотр в Спартак. Ну и в один момент я поехал. 

Найля Анварова:

И как там? Как молодому спортсмену завоевать место в команде? Всё-таки там ребята постарше, конкуренция, несмотря на весь командный дух и командную игру, каждый всё-таки на себя. 

Александр Мостовой:

Надо, конечно, начать с того, что в то время Спартак, это конечно, было, знаете, что-то между землей и небом. Потому что, сами понимаете, это не то, что мечта, в мечтах даже такого не было, чтобы тебя пригласили в Спартак. Я говорю, у меня за год жизнь перевернулась с головы до ног или ног на голову, понимаете, я просто жил, как будто... 

Найля Анварова:

С головы на ноги. 

Александр Мостовой:

Всё туда-сюда вот так переворачивалось, потому что я не понимал, что действительно возможно ли такое или невозможно. Если сейчас прошло уже больше 30 лет.

Найля Анварова:

Это такой карьерный взлёт, конечно. 

Александр Мостовой:

Вы знаете, кто-то может сказать, туда-сюда, меня за год просто всё перевернулось, я уже смотрю, я в Тарасовке на базе Спартака сплю в номере, и сосед мой Рената Дасаев. 

Найля Анварова:

Станислав Черкесов. 

Александр Мостовой:

Черчесов. 

Найля Анварова:

Черчесов, простите.

Александр Мостовой:

Но это уже потом, когда я уже в Спартаке был. Конечно, я говорю, так всё перевернулось, с чем это связано, что здесь можно сказать или посоветовать, как я всегда говорю, любите футбол, играйте, старайтесь. Ясно, что, может быть, было заложено оттуда. 

Найля Анварова:

Сверху, конечно. 

Александр Мостовой:

Сверху, что чем-то я всё-таки, может быть, отличался и просто выстрелил вот так. 

Найля Анварова:

Но это все составляющие, и талант, и удача, и сверху, и поддержка, наверное, и семейная тоже, это немаловажно. 

Александр Мостовой:

Немаловажно. Ну, вы знаете, сколько есть поддержек семейных, и кто только не поддерживает. Есть ребята, и как только не поддерживают. 

Найля Анварова:

В наше время сейчас, и раньше было, в принципе, такое, а сейчас ещё больше, на самом деле, поддержки. 

Александр Мостовой:

Конечно, сейчас всё есть, чтобы поддерживать, сейчас и условия, и деньги, и одежда, и форма, и что только не было. Что было в моё время?

Найля Анварова:

У вас даже не было кед. 

Александр Мостовой:

У меня даже кед не было. Я до сих пор помню, мне купили ботинки, так называемые ботинки, и первое, что я сделал, я в них пошёл сразу на тренировку. Не на тренировку, а побежал, в свободное время мы пошли играть, у нас было между уроками. И сразу у меня подошва отлетела. Вы представляете, это новые, в которых я сегодня пришёл. Вы представляете, что это было для меня. А что, я не мог в другом, и что мне делать. Я их там клеил жвачкой или чем-то, приклеил как-то, не помню. Потом не знал, прятал, надо сказать, что у меня папа играл в футбол, поэтому здесь мы были единомышленники, и мама никогда против не была. Наоборот, всегда. 

Найля Анварова:

И после Спартака как дальше получилось, как вас пригласили за границу? И как Спартак отпустил? Кстати, бывают такие проблемы, когда клубы не хотят отдавать своих. 

Александр Мостовой:

Это сегодняшнее время. А сейчас мы говорим о нашем времени, когда не было. 

Найля Анварова:

Вы знаете, это как давно-давно, далеко-далеко. 

Александр Мостовой:

Не было ни контрактов, ничего, 90-й год. 

Найля Анварова:

Не было? 

Александр Мостовой:

Конечно, не было, 90-й год. 

Найля Анварова:

Самое сложное, кстати, время пришло для России. 

Александр Мостовой:

Конечно, оставалось год, полтора до вообще развала нашей большой страны, Советского Союза. Поэтому ясно, что я уже был в Спартаке, я уже стал двукратным чемпионом Советского Союза, одним из лучших футболистов. 

Найля Анварова:

Сколько лет вам было?

Александр Мостовой:

Мне было 19 лет. В 18 я дебютировал, в 18 я был признан признан лучшим молодым футболистом Советского Союза, и ясно, что Спартак, это Спартак, на тебя все смотрят, тебя все видят, мы играем, и там тем более. 

Найля Анварова:

И в еврокубках вы участвовали. 

Александр Мостовой:

Конечно, конечно. 

Найля Анварова:

Вас видели и за границей. 

Александр Мостовой:

Конечно, видели, другое дело, что в наше время никто не думал о том, чтобы уехать за границу. Никто не думал. Мы понимали, мы здесь, во-первых, не отпустят, тем более, мы знали тогда, в то время было правило 28 лет, игрок меньше 28 лет не имел права уезжать из страны. Вы знаете, в хоккее были случаи. 

Найля Анварова:

И сейчас, в принципе, до 27 лет вроде бы. 

Александр Мостовой:

Нет, сейчас совершенно другое, сейчас уже куда хотят и где хотят. Тогда это было, потому что мы это всё знали, особенно никто никуда не стремился. Но начался 90-91 год, когда в стране всё это перевернулось, и потихоньку стали кто-то как-то уезжать куда-то. 

Найля Анварова:

И вы как уехали? 

Александр Мостовой:

Я уехал немножко скандально. Но эту историю уже тысячи раз я везде рассказывал, все это знают, как мы уезжали тогда. 

Найля Анварова:

Расскажите ещё раз, пожалуйста. Как уехали? Историю эту. 

Александр Мостовой:

Как я уже сказал, что контрактов не было, договоров не было, телефонов не было мобильных, ничего не было. Но всё равно кто-то как-то слухами, словами где-то, доносились разные истории, предложения, всё время кто-то где-то намекал, говорил: я тебе продам, или туда хочешь уехать. Но это не только меня касалось, это ребят нашего поколения всех молодых, Колыванов, Шалимов, Кульков, все. И просто мы в 90-м году стали чемпионами Европы Молодёжной сборной чемпионами Европы. И конечно, нас видели, как одних из лучших футболистов молодых, перспективных. И тут со всех сторон, где бы мы ни были за границей, к нам кто-то всегда подходил и говорил: давай, оставайся здесь, подпишем контракт. У меня было много интересных историй, когда меня со стадиона хотели увезти и оставить. Но мы же не понимали сложностей, не понимали всего. В какой-то момент поступило реальное предложение из Германии. Потому что в Германию мы часто Спартаком ездили, играли турниры разные, меня там видели. Поступило предложение в Спартак от Байер Леверкузен тогда, и что делать, благодаря людям, которые в то время в Спартаке были, мы поехали туда подписывать этот контракт. Я две недели жил в Леверкузене, готовился подписать контракт. Всё устраивало, я устраивал команду, команда. 

Найля Анварова:

Команда меня устраивала.

Александр Мостовой:

Да, всё устраивало. Другое дело, пока я находился там, мне постоянно звонили, звонили из других стран. И получилось так, что в какой-то момент я начал сомневаться, молодой парень, 20-21 год сомневаться. И опять эта история о том, что я говорил, пять лет раньше, когда я в Спартаке оказался, так же тут получилось, что в какой-то момент я подписал контракт, преконтракт подписал с Леверкузеном и вернулся в Москву. И должен был уехать с ними на сбор куда-то, по-моему, в Америку через пару недель, зимние, это зимняя пауза была. Но вернулся в Москву, мне поступили другие предложения, и как-то я собрался, и с этого с одного из турниров в Германии я уехал в Бенфику, в Лиссабон, потому что в Лиссабоне играли уже два моих друга, Василий Кульков и Сергей Юран, месяца 3 др этого подписали. Я что-то всё бросил и прямо туда полетел. 

Найля Анварова:

К друзьям. 

Александр Мостовой:

К друзьям, да. 

Найля Анварова:

Там свои есть. 

Александр Мостовой:

Да, там свои, так получилось. 

Найля Анварова:

А были какие-то компенсации, что вы должны, ведь был же подписан контракт. 

Александр Мостовой:

Потом все началось, конечно, потом всё началось. Потом всё началось, эти смутные странные истории тех лет, начала девяностых, всё это конечно прошло. 

Найля Анварова:

Но насколько отличился наш футбол, наша футбольная школа от европейской вот в то время? 

Александр Мостовой:

Я могу сказать одно, что в плане футбола ничем не отличался, потому что Спартак для меня был один из лучших клубов, и футболисты того времени в Спартаке одни из лучших футболистов, с кем-либо я когда играл. Потому что по фамилиям, по мастерству, по классу они ни в чем не уступали. Единственное, конечно, мы столкнулись с чем. С тем, что когда мы в Бенфику приехали, конечно, уровень подхода к футболу, он совершенно другой. Если мы в те годы форму стирали сами, форму где-то сами добывали, ещё что-то, за нами постоянно следили, за нами то, се. 

Найля Анварова:

Кормили. 

Александр Мостовой:

Там ты пришёл, всё, пришёл на тренировку, у тебя форма твоя висит чистенькая, глаженая, ты оттренировался и всё, и ушёл. И больше за тобой никто даже не следит, нужен ты кому, не нужен, ты должен прийти, оттренироваться, хорошо сыграть и всё. Здесь, конечно, много таких...

Найля Анварова:

Свобода получилась. 

Александр Мостовой:

Да, много свободы и соблазнов было. Но опять же, говорю, мне сейчас немножко трудно расшифровать это, потому что сегодняшнее время жизнь у нас и в то время, в девяностые жить за границей, это совершенно разное. В то время ты в Лиссабоне жил, в девяностых годах, и получал такое огромное удовольствие. Но сейчас я туда не поеду жить, потому что то, что есть в Москве, в Лиссабоне никогда не будет. Понимаете. А в то время в Москве ничего не было, ни дорог, ни асфальта, ни фонарей, ничего, правильно?

Найля Анварова:

Ну конечно, сейчас Москва, это один из самых красивых городов. 

Александр Мостовой:

Поэтому сейчас это трудно объяснить кому-то, разжевать это, потому что люди этого не понимают, через что мы проходили, и кому мы там были нужны. Никому мы там никогда не были нужны. 

Найля Анварова:

А сейчас молодые спортсмены, сейчас единицы, кого приглашают. 

Александр Мостовой:

Да. 

Найля Анварова:

Почему так происходит? У нас какой-то свой футбол. 

Александр Мостовой:

У нас в свой футбол. 

Найля Анварова:

Уровень своего футбола. Мы не растём?

Александр Мостовой:

Нет, не то, что, так нельзя, как не растем, мы растём, просто почему не уезжают, это простой вопрос. Потому что многие там не нужны никому, это раз. А второе, это то, что у нас уровень зарплат во много раз превышает зарплаты простых футболистов за границей. Поэтому кто будет покупать футболиста или кто поедет туда. У нас единственное, за последние пять лет Головина сейчас продали после чемпионата мира, а так больше никого. 

Найля Анварова:

Ну, в принципе, да. 

Александр Мостовой:

Во-первых, они там никому особенно не нужны, а с уровнем зарплат, кому-то платить, там свои ребята есть, там своих много молодых, хороших, талантливых. Поэтому нам нужно идти этим путём, нам надо своих выращивать. У нас каждый день сейчас возникает вопрос, у нас нет футболистов, у нас до чемпионата мира так же говорили все, иностранцы сюда приезжали, зарабатывали огромные деньжищи и говорили: у вас тут футболистов нет. Как нет у нас футболистов, сейчас чемпионат мира сыграли. 

Найля Анварова:

У нас огромная страна, у нас только ребят играет в футбол. 

Александр Мостовой:

Да, поэтому это всё отговорки. 

Найля Анварова:

Я конечно, с вами хотела поговорить ещё о детском футболе. Ваше мнение, как живёт наш детский футбол, как выращивают наших спортсменов?

Александр Мостовой:

Здесь мне трудно рассуждать на эту тему, потому что, как ни странно, я много лет уже живу в России, но видите, я ни в какой сфере нашего футбола не задействован. Меня первое, что когда где-то меня встречают, спрашивают, почему ты нигде, ни в футболе. 

Найля Анварова:

Да, почему вы не тренер, не в школе. 

Александр Мостовой:

Я говорю: так мне никто ниразу не предложил, чтобы я был где-то. 

Найля Анварова:

Но у вас такой опыт. Вы около 15 лет играли за границей, только за границей. Вы лучший футболист, в принципе. 

Александр Мостовой:

Значит никому не ,надо не интересно это. Потому что мы сами понимаем, что у нас в футболе много людей тех, которые в футбол никогда не играли, они у нас много очень в футболе решают. Поэтому что сделать. 

Найля Анварова:

А как мы тогда будем растить чемпионов. Как нам быть? 

Александр Мостовой:

Ну как, значит этими какими-то путями вот так. Поэтому детский футбол, конечно, мне трудно рассуждать, я и по России особенно нигде не бывал, не ездил, но с проведением вот этого замечательного чемпионата мира я вижу, что, по крайней мере, условия намного лучше. Кстати, у нас многие сравнивали всегда заграницу, у нас всегда говорили: там полей, там то, се. Я много лет прожил за границей, и во многих странах играл. Какие услуги у нас сейчас, во многих странах таких нет. Так что это немножко такое... 

Найля Анварова:

Несмотря на климат. 

Александр Мостовой:

Да, несмотря на климат. У нас и манежи есть, и всё. Там ни манежей нет, ничего, понимаете. Но там вырастают, и у нас должны вырастать, и они у нас есть, молодые ребята, просто надо заниматься, выращивать, смотреть, где-то доводить до ума. Здесь конечно, проблема может быть в тренерском плане, что просто действительно, многие не имеют возможностей детей довести до такого определённого уровня. Не все же хорошо в футбол, в футбол, как мы говорим, все разбираются, из 10 9 человек разбираются. А играли из 10, может быть, один максимум. Конечно, это тяжело. 

Найля Анварова:

Но как вы считаете, всё-таки должен, и моё мнение такое, что всё-таки должен человек практик быть тренером, понимать, как учить, чтобы увидеть ребёнка. 

Александр Мостовой:

Это идеальный вариант, конечно. 

Найля Анварова:

Педагогические качества должны быть. 

Александр Мостовой:

Главное, ребёнок, дети, они же смотрят на что, они смотрят, как ты показываешь. Не так, как ты на словах говоришь. На словах ты можешь сегодня сказать одно, завтра второе, послезавтра третье. А показывать, когда ты ему показываешь, как надо сделать, тогда он будет понимать. 

Найля Анварова:

Но такой авторитет, как вы, мне кажется, дети все знают, особенно футболисты наших российских футболистов. 

Александр Мостовой:

Ну знают, и что. У нас много есть хороших ребят, которые играли много в футбол так же, как я. 

Найля Анварова:

Надо вас обязательно, чтобы пригласили в школу Спартак. 

Александр Мостовой:

Может быть, доживём до этого, может быть, когда-нибудь и пригласят. 

Найля Анварова:

Ещё такой интересный факт, почему мы разговариваем и о футболе, и о хоккее, тему мы назвали. Я бы хотела узнать, когда вы перешли в хоккей, в какой период, и сейчас вы являетесь капитаном любительской команды «Ледяные волки», и как это произошло. Я просто даже не представляю, чтобы футбол соединялся с хоккеем, это как-то редко. 

Александр Мостовой:

Смотрите, здесь, опять же, простая причина. Наше поколение и до нашего. 

Найля Анварова:

Везде могу. 

Александр Мостовой:

Да, Росло во время, как я говорил, летом футбол, зимой в хоккей. Поэтому у нас выбора не было, не было выбора. У нас не было инвентаря, это да, но другое дело, всё, что было под рукой, мы то и делали. А была у нас хоккейная клюшка с шайбой или футбольный мяч с кедами какими-то. Поэтому я с детства был и футбольным, и хоккейным человеком. Другое дело, наступил момент, когда мне просто было сложно выбирать, не то, что выбирать, а сложно было совмещать, поэтому я ушёл как-то в футбол. Другое дело, что, может быть, в хоккее лет в 14 если бы я имел возможность ездить в Москву, заниматься хоккеем, может быть, столбы хоккеистам каким-то в то время. Потому что на уровне «Золотой шайбы» я всегда был одним из лучших в детстве. Поэтому закончил карьеру футбольную, когда приехал в Москву, времени свободного очень много, я начал первое, что делать, это заниматься спортом. В футбол немножко было тяжелее играть, потому что немножко наелся уже футболом, поэтому стал ездить к друзьям в хоккей играть. Туда-сюда, затянуло опять, вернулся, вспомнил. 

Найля Анварова:

Детство вспомнилось. 

Александр Мостовой:

Да и стал кататься, кататься и всё. В какой-то момент, года два назад просто товарищ попросил, говорит: не хочешь ли, есть такая команда, которая играет в Ночной хоккейной лиге, как раз Ночная лига у нас осталось сильно развиваться. Почему бы нет, я говорю, конечно. Тем более, понимаете, человеку, который всю жизнь был в спорте, ему все равно соревновательный процесс, он должен быть, как мне кажется. Я не могу без того, чтобы игра, выигрывать, проигрывать, вот эти эмоции, которые я, грубо говоря, когда я закончил футбол, я их потерял, у меня их не было такого. А здесь я вернулся, я опять ощущаю вот это состояние борьбы. 

Найля Анварова:

А сложнее в футбол или в хоккей. Честно только. 

Александр Мостовой:

Честно, сложнее играть в футбол. 

Найля Анварова:

Это что-то новенькое. 

Александр Мостовой:

Это говорю я, футболист, ясно, я думаю, если бы сидел сейчас здесь кто-то из хоккеистов, он бы сказал, в хоккей сложнее. 

Найля Анварова:

Ну да, потому что многие хоккеисты говорят, что хоккей, это самый сложный вид спорта. 

Александр Мостовой:

Но многие футболисты говорят, что футбол. Поэтому нет, это всегда было есть и будет, всегда будем спорить, и ещё многие, когда мы спорим, какой травмоопасный вид спорта. И многие говорят, хоккей. Но когда мы заходим в какую-нибудь клинику спортивную, там травмы, доктор тебе сразу говорит, вот статистика, у футболистов из 20 15 больных, а у хоккеистов трое-четверо. Немножко тут разные виды травм и разное отношение. Нет, это серьёзно так. 

Найля Анварова:

Но я знаю, что вы играли против Владимира Владимировича Путина, например. Как играть с лидером страны, против?

Александр Мостовой:

Обычно, так же, как и всё, так же, как и всё. Так же, как и всегда, спокойно. 

Найля Анварова:

Спокойно. 

Александр Мостовой:

Спокойно, да. Был у меня опыт, 2 раза уже играли, это Ночная лига в Сочи. 

Найля Анварова:

Проиграли или выиграли?

Александр Мостовой:

Конечно проиграли, потому что, во-первых, мы играем против команды звёзд хоккея. 

Найля Анварова:

Да, Фетисов. 

Александр Мостовой:

С президентом выходят все основные наши звёзды хоккейные, а у нас выходят те, которые люди любители. Конечно, если бы мы сейчас в футбол играли и мы бы вышли против, конечно, мы бы тоже выиграли в футбол. Нет, это шикарное мероприятие, и правильно это делается, и очень здорово просто, очень много людей, я говорю, последние три года так проникся этим, я вижу, сколько не то, что ребят, мужчин играют в хоккей. Я только обеими руками и ногами «за», чтобы всё это продолжалось. 

Найля Анварова:

Не подскажете, никогда не сталкивались с детским хоккеем, не было такой практики в вашей жизни?

Александр Мостовой:

Это как?

Найля Анварова:

Хотя бы обзор, какой у нас детский хоккей. Или у нас весь детский спорт в тяжелом развитии. 

Александр Мостовой:

Нет, не знаю, не сталкивался, потому что я вижу много детей катаются, играют, и условия наверное лучше и лучше становятся с каждым годом, это я вижу. А так, чтобы, не сталкивался, только знаю родителей, которые отвозят и водят своих детей в тот или другой вид спорта, это да. А так я с этим не сталкивался. 

Найля Анварова:

Вас надо обязательно назначить, как минимум, куда-нибудь в спортивную школу, чтобы вы передавали вот этот свой опыт. Тем более, разница, что и в хоккее, и в футболе, это очень важно. Мне просто очень интересно, как возможно было это слияния, настолько это два разных вида спорта, несмотря на то, что они командные. Для меня сейчас действительно это загадка. 

Александр Мостовой:

Это для вас загадка, а для многих это не загадка. Сейчас много ребят, которые играли в футбол, тоже в хоккей играют. Я говорю, здесь обратно немножко, мало ребят, кто в хоккей играют, играют в футбол. Нет, многие играют, но немножко... 

Найля Анварова:

Да, кстати, футболисты больше играют в хоккей, чем хоккеистов в футбол. Почему это происходит?

Александр Мостовой:

Потому что вопрос, что сложнее, какой вид спорта, поэтому я и отвечаю, сложнее футбол. 

Найля Анварова:

Не может быть, мне кажется, просто хоккей, это такая скорость, этот лед, может быть, в этом какой-то экстрим более. 

Александр Мостовой:

В футболе поле 120 м, попробуй, пробеги туда, кто-нибудь из хоккеистов подбежит и через 5 минут сядет на лавку и будет сидеть, понимаешь. 

Найля Анварова:

По привычке. 

Александр Мостовой:

Ногами бежать, а ещё мяч надо обыгрывать ещё перед тобой. Поэтому вот ещё один. 

Найля Анварова:

Вы быстро находите в свою сторону. 

Александр Мостовой:

Нахожу да. Нет, просто это вечный вопрос у нас, мы всегда спорим, и футбол, хоккей, это просто неотъемлемое, это всегда будет вместе. 

Найля Анварова:

А какие вообще планы на свои дальше действия?

Александр Мостовой:

Никаких, пока никаких. Я говорю, сейчас время такое, что надолго, мне кажется, нельзя планировать или программировать какую-то свою жизнь. Но вот так проходит, потому что очень много случаев и жизненных ситуаций, которые, ты никогда не знаешь, что может произойти, а оно происходит. Поэтому лучше, мне кажется, спокойно. 

Найля Анварова:

Я бы конечно хотела, чтобы вы немножечко продолжили по поводу биографии, когда вы из Бенфики, как играли, куда попадали, потому что всё-таки это такие хорошие клубы европейские. У нас есть ещё немного времени, поэтому хочется хотя бы немножко про это проговорить. 

Александр Мостовой:

Если так, вернёмся к плану португальского периода, там я столкнулся, как я уже говорил, со многими проблемами, не только я, потому что мы были одними из первых молодых ребят, которые уехали за границу. Мы не понимали, что, с чем столкнёмся, как. Единственное, что мы понимали, что в футбол нужно работать, очень много работать и доказывать, что ты сильнее. И с этим я первый раз столкнулся в Бенфике, потому что там был очень большой набор футболистов, причём из разных стран, и конкуренция была сумасшедшая. И чтобы пробиться в состав, это нереально было, хотя я старался, делал всё, что возможно, но мы были иностранцы. Там могли играть три иностранца только, а у нас в команде, их там человек за 10 было, наверное, шведы, бразильцы, русские, кого там только не было. Поэтому в какой-то момент я там после двух лет решил поискать вариант какой-нибудь, куда-нибудь уехать, потому что я понимал, что здесь мне играть не дадут, потому что всегда будут свои на первом месте или те ,люди которые... Поэтому я нашёл вариант, не я нашёл, а мне подыскали вариант во Францию, я всё бросил и поехал во Францию. 

Найля Анварова:

Это в Кан.

Александр Мостовой:

Сначала в Кан поехал, потому что там оставалось 3 или 4 дня до того, чтобы заявки вот эти заканчивались, и я приехал на тренировку, сделали товарищескую игру какую-то, и получилось так, что тренер увидел, в первые 15 минут забил два гола, он говорит, ёлки-палки, быстрее, быстрее и всё. И это была игра в среду, а в субботу уже была игра чемпионата, и мне за 3 дня, я причём остался, я не полетел назад в Лиссабон, я остался там, мне прислали, привезли форму мою, которая, и потом я уже вернулся. И я уже в субботу или воскресенье играл первую игру за этот клуб. 

Найля Анварова:

Но вы были таким спасителем, я насколько знаю. 

Александр Мостовой:

Так получилось. 

Найля Анварова:

Потому что клуб, он вылетал уже, на последней строчке.

Александр Мостовой:

И у них причём парень, который основной игрок был, он получил очень серьёзную травму, крестообразный разрыв, и поэтому на его место очень нужен был футболист. 

Найля Анварова:

Вы спаситель. 

Александр Мостовой:

Ну а что, мне какая разница. 

Найля Анварова:

Но в принципе, достаточно результативной был выход вашей команды, получается, в середину строки. 

Александр Мостовой:

Таблицы.

Найля Анварова:

В середину таблицы, да. 

Александр Мостовой:

Просто я был голодным до футбола, мне всё равно, где я, чего я, мне все равно было, мне нужно было играть. Потому что у меря сил было много, я вышел, я играл одну, вторую, третью игру, мы вышли сразу поднимались с 20-го места на 14-е, город небольшой, но всё равно, так всё комфортно, все устраивало, футбол. Хотя жизнь была довольно скучная, как бы сказать, всё-таки другая страна, другой язык, всё другое, погода другая, чем в Лиссабоне. Поэтому, конечно, мне трудно было, очень трудно. 

Найля Анварова:

И получается, потом вы всего один сезон играли и перешли. 

Александр Мостовой:

Получилось, что тренер этого Кана очень влюбился в меня, и в конце сезона он предложил мне, он подписал контракт со Страсбургом и говорит: я хочу, чтобы ты со мной ушёл в Страсбург. Ну и всё, и тут началось, как всегда начинаются разговоры между Бенфика и французским клубом. Но, слава богу, что так всё случилось, я ушёл в Страсбург. 

Найля Анварова:

Я даже знаю, что вас настолько полюбили французы, что решили даже вам памятник поставить. 

Александр Мостовой:

Нет, это в Испании всё произошло. 

Найля Анварова:

Это в Испании. 

Александр Мостовой:

Это в Испании. 

Найля Анварова:

Но у меня почему-то написано... 

Александр Мостовой:

Нет, это всё в Испании. 

Найля Анварова:

Так вы полюбились европейцам. 

Александр Мостовой:

Во Франции меня тоже полюбили, да. Так что Страсбург тогда тоже за два года вышел в финал кубка Франции, и в лигу UEFA, и мы за два года здорово там тоже поднялись. 

Найля Анварова:

Получается, потом вы перешли в Сельту, в какой клуб, и как там?

Александр Мостовой:

Там всё здорово. 

Найля Анварова:

И насколько вообще все эти клубы, они отличаются друг от друга? Европейские клубы вообще, в принципе. 

Александр Мостовой:

Сколько нас времени ещё? 

Найля Анварова:

У нас минут пять, наверное. 

Александр Мостовой:

Просто спрашиваешь, а я немножко не понимаю, как вести себя, какой формат ставить. Потом, как всегда, получается, проиграл во Франции, всё здорово, всё замечательно. Но в какой-то момент начались разговоры по поводу продления контракта, улучшения условий, как это было. Но в то время, это не как сейчас, сейчас может футболист... 

Найля Анварова:

А сейчас тогда как?

Александр Мостовой:

Сейчас футболист два гола забил, он может рассказывать, что он сильный, дайте ему контракт большой. Если есть деньги, они дают, раньше такого не было. Раньше чтобы заработать контракт, надо сначала играть здорово, чтобы тебя, понимаешь. 

Найля Анварова:

Получается, сейчас намного проще играть в футбол или как? 

Александр Мостовой:

Нет, никак не проще, всё так же. В футбол тяжело играть всегда, сегодня, вчера, позавчера, всегда тяжело. Просто кому-то это даётся, кому-то не даётся, правильно. 

Найля Анварова:

Но я знаю, что вас очень долго, потом вам предложил Реал играть, и контракт, но вас не хотели отпускать. 

Александр Мостовой:

Потом всё это произошло, когда я играл в Испании, всё уже началось совершенно по-другому. Были предложения, было много чего интересного, хорошего, но так ни сложилось, судьба так не сложилась. 

Найля Анварова:

Не хотели вас отпускать. 

Александр Мостовой:

Всё время кто-то не хотел, кто-то запрашивал деньги большие, кто-то ещё. Потому что я всегда говорил, конечно, иметь хорошего футболиста и дешёвого, конечно, намного лучше, чем иметь богатого, дорогого ещё какого-то. 

Найля Анварова:

Но насколько вот эти контракты, они портят карьеру. 

Александр Мостовой:

Ни насколько не портят, всё нормально. 

Найля Анварова:

Просто бывали случаи такие у футболистов, что клуб, например, не хотел отпускать талантливого футболиста куда-то и, так скажем, не получалось заключить контракт. Вот такие вопросы. Да, кстати, были такие у нас. 

Александр Мостовой:

Так постоянно есть такое. 

Найля Анварова:

Но всё-таки футболист хочет развиваться, хочет двигаться дальше. 

Александр Мостовой:

Но есть и обратное, когда футболист не хочет развиваться, а хочет просто получать большие деньги и ничего не делать. 

Найля Анварова:

Это вы сейчас про российских футболистов. 

Александр Мостовой:

И российских футболистов таких очень много. Мы же говорим, нужно зарабатывать, а не получать. А у нас многие просто получают . Ну жизнь такая, что здесь такого. Я бы сейчас, в сегодняшнее время, я тоже рад был бы играть в Спартаке или в Зените и получать много денег, а что плохого?

Найля Анварова:

А в европейских клубах нужно зарабатывать, там совершенно другая система. 

Александр Мостовой:

Нет там подход другой немножко. Там тебе не будут платить, если ты плохо играешь. Ясно, что будут платить, контракт есть, другое дело, что как ты не будешь, там скажут: извини, придаём или уходишь или ещё что. Просто в футболе очень много подводных течений, поэтому за счёт этого. 

Найля Анварова:

Подводных течений, да?

Александр Мостовой:

Да. 

Найля Анварова:

Скажите тогда, какой у нас сегодня футбол. Вот прошёл Чемпионат мира, на ваш взгляд, как мы представили свою страну, мы могли бы лучше или это наш предел? 

Александр Мостовой:

Нет, лучше мы бы не могли, и так надо отдать должное, что в какой-то мере нам повезло. Нам повезло, что мы, во-первых, после жеребьёвки двухгодичной давности я сказал, что мы из этой группы выйдем легко, потому что Саудовская Аравия и Египет с больным с Салахом это нам не соперники в домашнем чемпионате мира. Уругвай, да, но Уругвай нас обыграл 3:0, правильно. Дальше мы вышли и надеялись на фарт, и он нам помог. Фарт со сборной Испании, здесь не надо отрицать, что в футбольном плане нам просто повезло, что сделать. 

Найля Анварова:

Везунчики. 

Александр Мостовой:

90 минут мы стояли, отбивали мячи по всем трибунам, такое тоже, ну что сделать, такое бывает, вот повезло. Но это другое, мы очень рады остались тем, как прошёл чемпионат мира. 

Найля Анварова:

Эйфория, она ведь мешает развитию. 

Александр Мостовой:

Я бы не сказал, она не мешает. 

Найля Анварова:

Сейчас у нас есть все условия, но я думаю, что у нас настолько великая страна, неужели мы не можем создать сборную. 

Александр Мостовой:

Почему не можем, у нас есть сборная, у нас все условия прекрасные, у нас всё есть. 

Найля Анварова:

Нет, я имею в виду, чтобы она выходила в финал, на такой уровень. 

Александр Мостовой:

В какой-то мере да, это проблема. Но видите, сейчас все довольны, что мы заняли на домашнем чемпионате седьмое, восьмое место, и так все довольны. Но видите, подьём произошел в сознании наших болельщиков, людей, здесь в этом плане я рад, что вся страна болела, вся страна переживала, хотя другого я и не ожидал. Я был на 3 чемпионатах мира, на 2 чемпионатах Европы, я видел, как в каких странах как это происходит. Также люди все переживают, болеют, правильно, та же Испания, та же Италия, Германия, всё, что угодно. Просто у нас первый раз в истории так произошло, и у нас вот этот подъём национальный. И хорошо, что мы прошли Испанию по пенальти и, к сожалению, не прошли...

Найля Анварова:

Какое будет развитие вообще футбола?

Александр Мостовой:

Не знаю. Я не в футболе, поэтому я не знаю, какое развитие будет. 

Найля Анварова:

Даже как эксперт, я знаю, что вы часто обсуждаете разные темы, на матчи Вас приглашают. 

Александр Мостовой:

Потому что я в футбол всю жизнь играл, поэтому конечно, кто лучше расскажет про футбол, если не те люди, которые играли в футбол. Да. Развитие, мы не знаем, как будет. 

Найля Анварова:

У нас все-таки ещё загадка, потому что мы проводили эфир с Дмитрием Булыкиным, он конечно надеется, как всегда, на лучшее. Что всё-таки всё из детских школ, будет преобразование, будут улучшения и тренерских составов, чтобы учить наше молодое поколение. С чего нужно... 

Александр Мостовой:

С детских что школ, а что школы, у нас плохие школы? 

Найля Анварова:

Чтобы растить чемпионов ещё больше, чтобы давать больше молодёжки. 

Александр Мостовой:

Мы говорили, сейчас момент, что у нас в школы, хорошие школы, у нас в Москве вообще шикарные все школы. 

 Найля Анварова:

А в чем тогда проблема, где вот этот переход от молодёжки во взрослую команду. 

Александр Мостовой:

Здесь. В голове у людей, у взрослых, у маленьких у самих. Я говорю, в условиях мы ничем не уступаем ни Португалии, ни Испании, ни Италии. У нас дети лучше и тренируются в шикарных условиях, многие дети тех стран и не мечтали о таких условиях. 

Найля Анварова:

Значит когда-то, например, я не верю, что в нашей стране нет талантов, нет талантливых мальчишек футболистов. 

Александр Мостовой:

И я не верю, я это всегда говорил. Я не верю. 

Найля Анварова:

Но вот на выходе молодёжная команда. 

Александр Мостовой:

У нас страна в 10 раз больше, чем вот эти все страны, которые я сейчас назвал, правильно. Как же так. 

Найля Анварова:

У нас осталась 1 минута, хочется от вас какого-нибудь совета, может быть, напутствие молодым спортсменам, именно тем, кто в молодёжные проходит. 

Александр Мостовой:

Ты знаешь, здесь трудно давать советы, потому что много людей дают советы пачками, а принимают их... 

Найля Анварова:

Но вы лучший футболист. 

Александр Мостовой:

А принимают их единицы. Знаешь, смотри, я на своём опыте говорю, мне никогда никто советов не давал. Никогда советов не давал. Я за всю жизнь, я имею в виду детского возраста, я что-то не припомню, чтобы мне кто-то давал советы или сказал: делай так, делай так. Но я вырос и играл 20 лет в футбол, правильно? Поэтому что я буду давать. Я могу где-то кому-то что-то подсказать из детей, если я увижу, что-то он делает неправильно, это я могу. Но совет. 

Найля Анварова:

Играйте и любите футбол, любите и играйте.

Александр Мостовой:

Это самые стандартные фразы, все говорят об этом. Это как я говорю, когда начинают на дне рождения тосты, я никогда не люблю, потому что это вообще, 30 человек, и все 30 поднимают и одно и то же друг другу говорят. Если кто-то хочет сказать, подойди и скажи. Но видите, это так, история, культура такая. 

Найля Анварова:

Так принято. 

Александр Мостовой:

Так принято, да. 

Найля Анварова:

Спасибо вам большое, Александр, что вы сегодня были со мной. 

Александр Мостовой:

Спасибо. 

Найля Анварова:

Провели наш эфир. Спасибо, дорогие зрители и слушатели, что были с нами. До свидания! 

}