Анастасия Щербакова Основатель бренда Шуша 21 ноября 2018г.
Уникальный дизайн игрушек
В новой программе поговорим о том, как необычный дизайн игрушки помогает конкурировать на международных рынках

Антонина Цицулина:

Добрый вечер, коллеги! Как обычно, каждую среду вечером мы встречаемся с вами на канале Mediametrics, говорим об играх и игрушках. Сегодня у меня в гостях замечательная компания, Шуша, её основатели. Здравствуйте, Анастасия, здравствуйте, Василий. 

Василий Перфильев:

Здравствуйте! 

Антонина Цицулина:

Будем мы сегодня говорить о русской игрушке, не просто о русской игрушке, о дизайнерской игре, игрушке, не знаю, можно ли так назвать то, чем вы занимаетесь, это направление, я думаю, можно. В целом компания известная на рынке. Я так надеюсь и думаю, что вы меня поддержите. 

Анастасия Щербакова:

Мы тоже на это надеемся и думаем. 

Антонина Цицулина:

Вы большие молодцы, сегодня если кто-то не знает, мы вас познакомим. Но тем не менее, у меня есть такой вопрос, который я всегда всем задаю, Настя, начнём с вас. Какая у вас была любимая игрушка в детстве, во что играла маленькая Анастасия?

Анастасия Щербакова:

Я любила рисовать, поэтому бумага и карандаши, краски любимая игрушка. Ещё мне мама шила мягкую игрушку, которая меня очень долгое время сопровождала, такая игрушечная мышка. Пожалуй, так. 

Антонина Цицулина:

Не осталось мышки?

Анастасия Щербакова:

Осталась. 

Антонина Цицулина:

Детям?

Анастасия Щербакова:

Нет, не даю. Берегу. У них есть свои. 

Антонина Цицулина:

Свои, а какие свои любимые игрушки у детей?

Анастасия Щербакова:

Дочке восемь, она очень любит куклы, любит рисовать. А сыну, как все мальчики, машинки, ему два года, самые такие любимые игрушки. Но конечно, они играют в наши игрушки, потому что они у нас дома. Вообще, у нас очень много разнообразных игрушек, мы интересуемся этим вопросом, мы покупаем в связи с этим самые разнообразные игрушки. Поэтому игрушки, это то, чего у нас дома больше всего. 

Антонина Цицулина:

Здорово. Василий. 

Василий Перфильев:

Я в детстве любил играть в машинки и в кубики. Увлечение трансформировалось в профессию, я стал архитектором, до сих пор играю в кубики. Этот интерес к такому конструированию, удалось в какой-то степени перенести в игровую модель наших игрушек. В основном мы делаем какие-то конструкторы, из которых можно собирать различные образы, различные формы и развивать фантазию, развивать образное мышление ребёнка. 

Антонина Цицулина:

Вот интересно, не знаю, может быть, коротко об этом скажите. Вы, в принципе, наследники, на которых природа не отдыхает. Каждый из вас является в большей или меньшей степени дочкой либо сыном достаточно известных в своей сфере родителей. Оказало это какое-то влияние на то, чем вы сейчас занимаетесь? Кто первый начнёт? Я дочка кого?

Анастасия Щербакова:

Конечно, оказало. Начнём с того, что и у меня, и у Василия такая история с корнями, это династии художественные и вообще связанные с искусством. Например, у меня дома есть картина, которую написал пять раз прадедушка. То есть это такая длительная история, вообще в семье в основном люди, связанные с искусством, живопись, скульптура, искусствоведы, графики. И, наверное, поэтому мы тоже имеем отношение. Мой папа скульптор, Салават Щербаков, известный. Наверное, вот такие корни, они, конечно, никуда не деться. 

Антонина Цицулина:

И дети?

Анастасия Щербакова:

Мы не настаиваем на выборе профессии, но я вижу, что старшая дочка, она очень имеет интерес большой тоже к творчеству, она постоянно в этом, и она очень любит ходить по музеям, она такой уже опытный человек в этом плане. Она с интересом относится. 

Антонина Цицулина:

Василий. 

Василий Перфильев:

Да, конечно, мы старались, для нас это такая долгая история. Мы когда говорим о том, что у нас семейная компания, семейный бизнес, мы немножко шире на это смотрим, что это история семьи у многих поколений. И мы делаем её не только для себя самих, только начав, мы в какой-то степени, конечно, продолжаем путь наших родителей, бабушек, дедушек, которые были искусствоведами, архитекторами, занимались этими вещами. Мы своей деятельностью, связанной с искусством, с творчеством, с дизайном, мы продолжаем такую семейную историю. Ну и конечно, хотелось бы, чтобы это продолжилось в детях, если им это будет интересно, мы будем рады. 

Антонина Цицулина:

Я не знаю, рассказывала вам или нет, мне на заре нашего знакомства, уже не помню, сколько лет это было назад, но точно больше пяти лет, позвонила Людмила Ивановна Швецова, теперь её уже, к сожалению, нет. Она сказала: слушай, у моего друга такие талантливые дети, они занимаются игрушкой, я сразу сказал, что надо к тебе, им надо помочь и все остальное. Я говорю: Людмила Ивановна, ты хоть покажи. Вот, они называются Шуша. Я посмотрела и сказала: Людмила Ивановна, им не надо помогать, у них все хорошо, у них всё замечательно, они большие молодцы. Но ты мне пообещай, что ты им поможешь. Это тот человек, который всем помогал, она и Зинаида Фёдоровна Драгункина, пользуясь случаем, сегодня у неё юбилей, дай бог ей здоровья, долгих лет жизни и так помогать игрушкам, как они помогают. И я с того времени периодически по напутствию захожу, читаю, смотрю и всегда очень радуюсь. Конечно, имея такие большие культурные корни и живя в этом, была предопределена концепция. Очень коротко, не все слушатели знают, расскажите о концепции создания своего бренда. 

Василий Перфильев:

Наша концепция была в том, что мы посмотрели на рынок, что было в то время, и нам захотелось создать что-то такое, чего нет и что было бы интересно нам, во что нам бы самим захотелось играть. Мы всегда, как я сказал, тяготели к какому-то конструированию, к фантазированию и поняли, что скорее всего, надо двигаться в этом направлении. Поэтому мы стали рисовать какие-то конструкторы, что-то такое, что можно комбинировать, раскрывать какие-то образы, и искать стали визуальный язык, как бы это могло быть отражено. И в такой ретроспективе искусства посмотрели, что скорее всего, лучше всего это может быть изображено языком, близким к языку русского авангарда. Это простые формы, это простые цвета, при этом нет заранее заданного результата, заранее заданного образа, и человек, ребёнок может свои все фантазии, свои эмоции, своё воображение переложить, визуализировать посредством вот этих деталей вот этого конструктора. И у нас сложилась такая концепция, что мы делаем в своём роде наборы для творчества, конструкторы с какими-то более-менее заданными направлениями. Например, это конструктор «составь портрет», это лица, эмоции, возраста. Про животных конструктор, это фантазийные или реальные животные. Пейзаж, это конструктор про пейзаж, пространство, развивает речь. Таким образом мы создали такой бренд, концепцию, что это игрушки без заранее заданного результата, с открытым кодом, которые развивают детское воображение, фантазию и интересны и современным детям. Потому что, вроде бы, казалось, деревянная игрушка уже не так им близка, не так понятна. Наша игровая модель, она в какой-то степени почерпнута из виртуальных приложений, это довольно быстрое, такое динамичное действие, которое всё время дает разный результат. И ребёнку не становится скучно, он всё время погружён в это и развивает эту историю. 

Антонина Цицулина:

Международные исследования говорят несколько слов в защиту деревянной игрушки, это видно по международному рынку игрушек, что деревянная игрушка не просто держит свою нишу, она её укрепляет. Это естественно связано совершенно к иному сейчас восприятию экологии в наш технократичный век, это те оставшиеся живые материалы. У этой игры, мы понимаем, еще на несколько столетий будет свой покупатель, это однозначно точно. Я помню и, в принципе, вы об этом тоже много пишите и говорите, о том, что сегодня на международном рынке, а вы выходили сначала на международный рынок, а потом уже завоёвывали любовь покупателей, можно и нужно выходить с российским дизайном. Притом, что это должен быть язык, который визуально понятен абсолютно всем. Сейчас на зарубежных рынках вы российский бренд? То есть вас ассоциируют, или вы международный. Они понимают, что это русский авангард, или вы этот язык, который понятен абсолютно везде?

Анастасия Щербакова:

Это интересно, что зачастую, на международных выставках, они быстрее считывают, что это было почерпнуто из русского авангарда, потому что им это всё известно, и они с этим, был такой интересный факт, что больше знакомы, чему русские покупатели, это во-первых. Во-вторых, интересно, что стилистика наша, она каким-то образом оказалась близка азиатским странам, и большее количество наших клиентов, они из Китая и, скорее, из Японии. Потому что что-то такое, минимализм какой-то, что-то им близкое по духу в нашем стиле и вообще в наших идеях. 

Антонина Цицулина:

Сколько стран сейчас, где представлен бренд? 

Анастасия Щербакова:

Где-то чуть меньше, где-то чуть больше. 

Антонина Цицулина:

Я имею в виду количество, в каких странах?

Анастасия Щербакова:

Я думаю, что 9 где-то так, 9 стран. 

Антонина Цицулина:

Эта знаменитая история, когда вы вышли на Нюрнбергскую выставку игрушек, вы с маленьким стендом, мимо вас проходил достаточно известный человек в мире деревянной игрушки, вами заинтересовался. Это всё правда или это такая байка?

Анастасия Щербакова:

Это правда. Мы приехали туда, и весь тираж у нас был в чемодане. И когда подходили покупатели, мы не очень даже понимали, какую цену называть. Мы просто, это был, наверное, интуитивно правильный шаг, но мы просто решили попробовать, показать себя, увидеть реакцию разнообразных покупателей, но профессиональных покупателей. Мы стояли со своим стендом небольшим, увидели там, вернее, подошёл к нам человек, так мы с ним познакомились, это, расскажи. 

Василий Перфильев:

Да, К вашему предыдущему вопросу, он совершенно точно считал, что это русский бренд, что это русский авангард и первое, что он задал, вопрос, который он задал: вы из России? Хотя мы стояли просто молча, ничего не говорили. У нас там флагов никаких не было, но он сразу это понял, он считал этот посыл. Да, мы с ним познакомились, он оказался собственником большого очень завода, крупнейшего завода по производству деревянных игрушек, собственником нескольких брендов, связанных не только с деревянными игрушками. Он пригласил нас к себе на завод, куда мы поехали, посмотрели технологии производства, посмотрели, что вообще можно делать. И действительно, нам это знакомство помогло выпустить первую большую партию, большой тираж, которым мы уже закрыли спрос из других рынков. 

Антонина Цицулина:

Продолжаете работать с ними?

Василий Перфильев:

Да, мы продолжаем работать до сих пор, и новинки делаем. 

Антонина Цицулина:

Молодцы. Если так, ваши рекомендации для коллег, которые только-только начинают свои разработки, можно? нужно не бояться, но можно начинать с международного рынка? Если бы было, вернуться назад те 7-8 лет, вы бы внутренним рынком занялись или так же бы пошли?

Анастасия Щербакова:

Так же пошли бы. Конечно, мы сделали массу ошибок, потому что без них невозможно, думаю, дальше будем тоже продолжать делать ошибки, идти дальше. Но это был однозначно правильный выбор, поехать на международную выставку. Во-первых, помимо того, что мы находим там клиентов, мы находимся в конкурентной среде реально. Во-вторых, мы отмечены международными экспертами, и эксперты выставки главнейшей Spielwarenmesse вносили нас в трендсеттеры по деревянным игрушкам, то есть это очень важно, когда ты находишься в каких-то реальных международных обстоятельствах. 

Антонина Цицулина:

Профессиональной среде. 

Анастасия Щербакова:

Да, профессиональной среде, и понимаешь, где ты. И реально, что небольшая компания может вдруг стать трендсеттером, и это подтверждается, можно посмотреть на сайте и так далее. То есть подтверждается международным сообществом, это очень важно и это даёт энергию. 

Антонина Цицулина:

Молодцы. Если говорить про то, что что такое бренд Шуша, назови мне, пожалуйста, я забыла, как правильно называется, в каких конкурсах что-то где-то выигрывали, куда-то вас там в какой-то необыкновенный музейный комплекс. Похвастайся немножко, а я погоржусь.

Анастасия Щербакова:

Мы стараемся участвовать в разнообразных конкурсах, чтобы посмотреть на себя со стороны, посмотреть глазами жюри. По профессии мы дизайнеры, и сначала для нас было очень важно участвовать в предпринимательских конкурсах, потому что мы изначально далеки от этого, и нам было важно к ним готовиться и знать мнение жюри. И мы, например, финалисты международного конкурса Creative. 

Василий Перфильев:

Business Cup. Мы российские финалисты, ездили на финал международный в Копенгагене. 

Анастасия Щербакова:

Да, то есть мы победители российского этапа, мы ездили в Копенгаген, где разнообразные творческие предприниматели показывали свои проекты. Там, к сожалению, мы не выиграли, там выиграли в этот код приложения. 

Антонина Цицулина:

Была какая-то образовательная программа? Когда-то, или только конкурсная была программа?

Анастасия Щербакова:

Была и образовательная программа, мы ездили тоже на стажировку, которую... 

Василий Перфильев:

Организаторы Creative Business Cup российского этапа... 

Антонина Цицулина:

Помогло вам для вашей бизнес-модели?

Анастасия Щербакова:

Это было очень полезно, и мы очень благодарны за такую возможность, потому что, казалось бы, никто не верит, а государство дало нам такую возможность, и это было прекрасно. Потому что мы очень много посмотрели в Копенгагене, это были очень полезное время, разнообразные творческие бизнесы небольшие, чуть больше, но тоже посмотреть, как это работает. Как дизайнеры мы получили такую отметку Red Dot за одну из наших игрушек, это для дизайнеров очень-очень важно. 

Василий Перфильев:

Престижная награда. 

Анастасия Щербакова:

Престижная награда. Это как звездочка Мишлен для ресторана. 

Антонина Цицулина:

Это где?

Василий Перфильев:

Это международная награда, но присуждают её немецкий институт дизайна. Были мы финалистами, одними из финалистов российского конкурса «Предприниматель года» Ernst & Young, который организует... 

Антонина Цицулина:

Молодцы. 

Василий Перфильев:

Мы стараемся. 

Анастасия Щербакова:

Сколково тоже стартап. 

Антонина Цицулина:

Мы, Василий, несколько лет назад с вами говорили о том, что в принципе, не важно, деревянная игрушка либо какая-то, я советовалась с вами, горячо поддерживали, может являться тема дизайна. То есть у нас есть какие-то такие ожидания, что у нас такое огромное культурное, художественное наследие, мы видим, что сейчас в моде наши молодые дизайнеры и не только, мэтры, пользуются. И мы подумали, что может быть, у нас в игрушке тоже это может получиться. И всё-таки мы решили сделать образовательный конкурс по дизайну игр и игрушек, вам уже в этом конкурсе не надо участвовать, вы уже там у меня, я надеюсь, будете экспертами. Что мы сделали. Оказывается, я нашла в мире порядка семи стран, включая двадцатилетнюю программу по дизайну игры и игрушки, специализированные программы для дизайнеров игры и игрушки. Прямо специализированные программы. И мне была очень близка итальянская программа, они её тоже запускали, во-первых, они тоже только запускают, они сделали такой микс всех программ, и прямо целое экспертное сообщество возникает таких дизайнеров игры, игрушки. Поэтому нам очень нужна, во-первых, ваша экспертиза, поддержка. Что придумали. Сейчас уже шесть ведущих ВУЗов России, ещё мы там ожидаем несколько к нам подключатся, мы сделали такое открытое соглашение, по которому они будут предлагать студентам писать курсовые дипломные работы. То есть собирутся такие коллективы. Это и наша знаменитая Строгановка, и университет Штиглица, и уральская академия промышленного дизайна, и национальный институт дизайна, и университет дизайна и технологий, и наш институт игры и игрушки Сергиева Посада. Мы надеемся, мы сейчас думаем, что МАРХИ подключится, может быть, какие-то рекомендации ещё дадите, ведем переговоры с британкой, с Высшей Школой Экономики. То есть мне хочется, чтобы не менее 300-400 студентов так или иначе загорелись этой темой. В каждом университете, включая колледж, например, Строгановки, они выбирают, кафедра выбирает, которой это интересно. И там не всегда просто кафедра промышленного дизайна. Всё это построено на чём, на конкретных брифах, заказах промышленных компаний. То есть чтобы не просто, хотя мы очень будем рады, если без всякой темы, у нас есть там открытая категория, если там что-то ребята придумают. В апреле уже хотим открыть этот конкурс, открытый для всех. Моя задача - собрать дизайнерское сообщество, дизайнер, здесь такая рамка не запретительная, отличительная, скажем так, которым интересно будет проектировать детскую среду, начинаем с игрушки, хотя сейчас активно к нам бьются мебельщики, говорят: а нам точно, у нас кроватки все играют, нам это точно надо. Сидели, креативили, говорим: да, действительно, уже кроватку кушает, давайте её сделаем игровой. Рада буду, если вы войдёте внутрь, как эксперты, профессионалы. Потому что здесь важна не только профессиональная экспертиза с той стороны, но и профессиональная экспертиза с точки зрения промышленности, и начнёте развивать эту тему. Поэтому не оставляя вам выбора, в прямом эфире приглашаю, наделяю полномочиями, а теперь вы за это отвечаете. 

Анастасия Щербакова:

На самом деле, это очень важное такое. 

Антонина Цицулина:

Дальше мы ведём переговоры уже со следующего года, потому что в этом году долго собирали интуитивно. Мы делаем конкурс-акселератор, конкурс почему, потому что для молодых людей всё-таки, когда твоя курсовая работа, дипломная работа может участвовать в конкурсе, сформируем мы с вами фонд, там определили миллион рублей для того, чтобы можно было поощрить победителей, кто там победит. И второе, почему акселератор, потому что если у нас сформируется какой-то творческий коллектив, или мы увидим очень талантливых, неважно, будут это студенты, как молодые креативные, либо это будет какой-то фрилансер или будет это какое-то бюро, дизайн-студия какая-то, чтобы мы поняли, какие компетенции нужны. Либо хочет знать какую-то специфику, как работать на рынке, они хотят войти в рынок. Либо наоборот, им нужно прокачать что-то с точки зрения дизайна, с точки зрения новых технологий и всего остального. В общем, у нас получается такая очень большая, серьёзная программа. Жду от вас, сброшу вам все документы, жду от вас, что вы покрыжите, сделаете, нарисуете. В том числе, Настя у нас является автором замечательного логотипа, который она, тоже совершенно сумасшедшая была история. В ночь я её попросила, она мне за 3 дня нарисовала нашей научно-практической конференции по игре и игрушке «Да - игра!». Уже в этом году провели вторую, у нас такой вышел замечательный научный сборник, принимаю участие уже международные исследователи, которые сказали, что у нас очень сильная такая составляющая, и мы решили, в т.ч., после нового года запустить сбор научных статей и исследований, посвящённых дизайну игры. А оказалось, что эта тема сейчас только нова для международного рынка, и нам сейчас формируется программный комитет из ведущих дизайнеров игрушек мира, приезжала к нам Катрина из Финляндии, это дочка известной старейшей фабрики игрушек, она нам помогла, сказала в этом помочь. Очень сильно мы загорелись, сделать, в том числе, научный сборник, где будет отдельный раздел посвящён изучению влияния дизайна, именно дизайна игр и игрушек на тот весь большой спектр. В общем, предстоит большая научная работа, предстоит большая образовательная программа, и предстоит большая такая крутая история на выходе, где, может быть, мы откроем и создадим новый бренд Шуша. Или у бренда Шуша к тому вдохновению, которое у вас есть, появится новая линейка игрушек, новый ассортимент. И переходим к планам. Переходим к планам. Перед передачей мы с вами немножко обменялись. У вас всё было в той или иной стадии, всё красиво, набили правильные шишки, попали в струю, потому что с кем я разговаривал из международных экспертов, все говорили: у вас же есть брэнд, мы обратили внимание, мы про них слышали. Вот как они.. Я говорю: это Шуша. Да, да, Шуша, такие. И мне всегда было приятно. Сейчас ещё у нас одна такая компания, про которую начинают называть, что они её знают, я этим ужасно горжусь. Но тем не менее, проговорили о том, что же сегодня, есть какая-то, где-то какой-то потолок, который вы понимаете. Это в цене, в ассортименте?

Анастасия Щербакова:

Поскольку мы руководствовались, когда начинали исключительно тем, что просто пришло нам в голову, то есть мы решили, что это будут вот такие игрушки определённые, они оказались действительно нишевым продуктом. И для того, чтобы сейчас, как сказать, переступить на следующий этап нашего развития, мы понимаем, что нам понадобится расширить ассортимент, чемы мы и собираемся сейчас заниматься. И возрастной тоже, как сказать. 

Василий Перфильев:

Возрастные группы расширить. 

Анастасия Щербакова:

Да, возрастные группы и ценовую тоже эту всю разницу, то есть это будет от и до. В общем, собираемся расширяться. И мы считаем, что только тогда мы сможем переступить на следующий этап, возможно, появятся pop-up такие магазины. Будем работать в этом направлении. 

Антонина Цицулина:

Скажите, я понимаю, что идей уже очень много. 

Анастасия Щербакова:

Конечно. 

Антонина Цицулина:

Особенно к этому такие предпосылки, я так понимаю, сыну два года, это же всегда. То есть, с одной стороны, можно передохнуть, а с другой стороны...

Анастасия Щербакова:

С другой стороны, нельзя. 

Антонина Цицулина:

Да, с другой стороны, надо стимулировать. Но мне казалось, что вы были ещё в авангарде такой темы, мы её сейчас видим очень серьёзно, это та культурная среда, это музеи, театры, это всяческие пространства, арт пространства и всё остальное, для которых вы уже не как производитель игр и игрушек, а как, по сути, дизайн бюро делали такие очень продукты, я даже побоялась, что вы оставите производство игрушек и полностью уйдёте туда. Вот об этом расскажите. Мне кажется, что сейчас становится параллельный рынок, со своим рынком сбыта, со своими крупными игроками, с тем пониманием, как должен представляться этот продукт в том пространстве, в музее, либо ещё в парках, в развлекательных центрах. Колитесь, рассказывайте про новые рынки, мы послушаем. 

Анастасия Щербакова:

Поскольку люди о нас узнали, понравились наши игрушки, наш дизайн, к нам стали обращаться музеи, парки, цирк Никулина любимый наш тоже, за сувенирами и индивидуальными какими-то заказами. Причём не только в России, но и японское издательство очень крупное, мы для них делали книгу. Так что у нас полноценно заработала дизайн студия наша, которая...

Антонина Цицулина:

С радостью. 

Анастасия Щербакова:

Да, с радостью делает. 

Антонина Цицулина:

Исполнит ваши мечты. 

Анастасия Щербакова:

Да. 

Антонина Цицулина:

А вы такие маленькие коробочки делали, это что такое, для Москвы, по-моему, было?

Анастасия Щербакова:

Да, это были сувениры для Москвы маленькие, Москва в миниатюре, архитектура, маленькие такие детальки. 

Василий Перфильев:

Особый знак архитектурной Москвы в спичечных коробках. 

Антонина Цицулина:

Я всё время мечтаю, у нас же во всём в мире есть такая тема, их называют либо храмы, либо крепости, либо и то, и другое, такие памятники архитектуры. И мальчишки страшно любят вот это, на самом деле, и девчонки тоже. Это такая коллекционная история. Я всё время говорю, у нас в России такие есть мосты, есть такие где-то замки, где-то вот эти, и никто этого не сделал. Я прямо это вижу в конструкторе и вижу это в песочных наборах, когда сидит и там эту смоленскую стену знаменитую с этим делает. Подумайте, пожалуйста, об этом. Мне кажется, вот эта история, связанная с историей, с такими памятниками архитектуры, она имеет просто безграничный потенциал. Потому что мы видим, как развивается туризм, мы понимаем, что побывав в Великом Новгороде, привет моему любимому Великому Новгороду, там же совершенно крепость замечательная и храмы. Оттуда точно это всё повезут. И мы видим, как развивается сейчас сувенирный рынок, который идёт к нам, а надо наоборот. 

Анастасия Щербакова:

Сейчас очень хорошие сувенирные магазины стали появляться, и в музеях, исторический музей тоже очень хороший. 

Антонина Цицулина:

Наши коллеги сейчас, когда был наш чемпионат мира по футболу, из-за того, что проходил в разных регионах, они делали сувенирную продукцию, и небольшая компания, которая вторая пришла, они умудрились не просто сделать сувенирку для FIFA, они ещё сделали отдельную в каждом городе. И это было самое популярное, потому что этого никогда никто нигде не делал, из каждого города увозили эти сувениры. Я говорю, всё-таки такая региональная туристическая тема, а в нашей отрасли это может ещё краеведение, она может иметь такой образовательный потенциал, и историческая игрушка. Это здорово. И всё-таки это два бизнеса. Один - это собственное производство, это до сих пор ещё контрактное, то есть вы там тоже работаете, такое дизайн бюро, как маркетинговая компания, размещая производство на одном заводе или у нескольких производителей? 

Анастасия Щербакова:

Мы работаем, если это из картона игры, у нас был тоже такой опыт, это на одном заводе, из дерева на другом. 

Антонина Цицулина:

Но картон сейчас очень такой, благодатный материал, и здесь тоже мы это видим по заказам наших промышленных партнёров конкурса «Да - дизайн!» и в целом это я рекомендую, особенно с точки зрения утилизации сейчас и требований, это упаковка, как игрушка. Когда я думаю, что у нас прямо запредельный рынок, всё жду, когда они у нас к нам придут. Наверное, надо нам к ним идти. Это когда производители того же молока и всего, что связано, особенно детское молоко, детские все, и вся упаковка может быть сама игрушкой. 

Анастасия Щербакова:

Здорово. 

Антонина Цицулина:

Это здорово. И поэтому здесь картон, он конечно, такой дешёвый, утилизируемый, очень понятный материал, с картоном вы работаете. Есть планы расширять это направление?

Анастасия Щербакова:

Да, мы хотим расширять направление, мы хотим, чтобы у нас появлялись наборы для творчества, и всё это было из экологичных материалов. Это для нас важно, и важно, на самом деле, для покупателей. Европейские покупатели, они просто на выставке первое, что они спрашивают. 

Василий Перфильев:

Возобновляемая ли древесина, экологичное ли это сырьё, как у вас вопрос экологии. 

Анастасия Щербакова:

То есть они очень обращают на это внимание, я думаю, что мы тоже к этому скоро придём. 

Антонина Цицулина:

Да, это уже даже не тренд, это уже сегодня реальность, и очень многие это понимают. Хорошо. Если о мечтах. Кстати, это будет бренд Шуша или будет новый бренд?

Анастасия Щербакова:

Шуша. 

Антонина Цицулина:

Это будет все Шуша. 

Анастасия Щербакова:

Да. 

Антонина Цицулина:

Замечательно. Как вы думаете, вообще, как вы видите сегодняшний рынок игрушки. Как вы думаете, какой он, помечтаем. 

Анастасия Щербакова:

Конечно он, наверное, связан с мультиками. 

Антонина Цицулина:

Сами не думали поработать с лицензионной моделью, или считаете просто, финансово не готовы. 

Анастасия Щербакова:

Нет, мы, наверное, просто пока не готовы, не финансово, а просто не готовы. Мы думаем, что мы, конечно, может быть, будем меньше объёмы иметь, но будем более заметны, потому что тут конкуренции сильно больше становится, когда с лицензией, с ней многие работают. Но мы думаем, что это всё связано с мультиком, с телевизором, всё равно это реклама и конечно, я думаю, что рынок связан с лицензиями игрушечными. 

Антонина Цицулина:

А с новыми технологиями?

Анастасия Щербакова:

С новыми технологиями, это другая страна. Тоже. 

Василий Перфильев:

Но это всё-таки рынки всё про детство, всё про игрушки, но они разные. Действительно, Анастасия говорит, большая часть рынка, это всё, что связано с лицензионным товаром. То, где покупателем является ребёнок, он просит купить эту игрушку. Большой сегмент есть игрушки и игры, которые делаются для детей, но всё-таки покупают, выбирают их родители, просто родители, в первую очередь, будут смотреть на другие характеристики, насколько она полезна, интересна игрушка для ребёнка, чему она его научит, насколько она качественная и какие-то другие вещи. Третий большой такой сегмент, это игры виртуальной реальности, гаджеты и всё, что с этим связано. 

Антонина Цицулина:

Я говорю о сочетании, когда у деревянных кубиков появляется дополненная реальность, появляются какие-то, она начинает соединяться определённым способом с магнитами, даже была у нас Елена Луценко, я говорила о ее замечательном конструкторе. Они добавили туда небольшой набор, связанный с программированием, когда внутрь. То есть, во-первых, мы с вами прекрасно знаем, что дети, у них вообще нет никаких препонов, только у взрослых. Они всё сочетают, они сочетают кастрюлю с кубиками, то есть промышленные, не промышленные игрушки, они рисуют, это где-то мы взрослые придумываем. То же самое они сочетают технологии с традиционными игрушками, я знаю, что есть коллеги, которые пришли из больших технологий, инвестировав в разработку контента, где идёт сочетание физического и виртуального мира, и в этом есть такой челлендж. 

Анастасия Щербакова:

Это здорово. 

Василий Перфильев:

Конечно, и сочетается все. 

Антонина Цицулина:

А в Шуше будет сочетаться? 

Анастасия Щербакова:

В Шуше мы думаем об этом. 

Антонина Цицулина:

То есть вы тему ещё дизайна до конца, то есть тему культуры. 

Василий Перфильев:

Это наша основная экспертиза, дизайн, искусство, поэтому мы строим наш бренд вокруг этого. Но естественно, глядя по сторонам, потому что мы не можем быть просто художниками, мы что-то нарисовали, и вот это произведение искусства. Всё-таки у нас, в известной степени, промышленный дизайн, он прикладной, он для детей, он должен использоваться и должны этим пользоваться. 

Антонина Цицулина:

Он всегда будет авторский? Ведь авторы всех разработок, не буду показывать пальцем, но мы все понимаем, кто это. 

Анастасия Щербакова:

Да, ну пока да. 

Антонина Цицулина:

Пока да, это важно, или вы чувствуете, понимаете, держите. 

Анастасия Щербакова:

Потому что пока что. 

Василий Перфильев:

Во-первых, у нас есть очень много планов и задумок, которые мы еще не реализовали, будем их реализовывать. Во-вторых, конечно же, хочется какую-то такую целостность этого бренда сохранить, бренда в смысле и подхода к нему, и образного языка. Поэтому пока мы этим займёмся сами, но в общем, это не какая-то константа, конечно, мы можем привлекать кого-то. 

Антонина Цицулина:

То есть, может быть, там вообще будет авторская школа, в конце концов. 

Василий Перфильев:

Да может быть. 

Антонина Цицулина:

И будут студенты, с которыми будут...

Василий Перфильев:

Мы открыты всегда, со всеми делимся знаниями, которые получили. 

Антонина Цицулина:

Спасибо, я знаю. Скажите, такой экономический вопрос, не все его любят, но вы в целом инвестиционно привлекательны, вы это понимаете, вы перспективны, у вас крутая команда, при всех плюсах, минусах, надо было давно. Я помню нашу дискуссию, все время говорила: надо средний плюс, средний минус, готовиться. Вы: нет. Я не буду говорить: я была права. К этому надо было прийти осознанно. 

Анастасия Щербакова:

К сожалению. 

Антонина Цицулина:

Ты знаешь, Настя, я думаю, что вы не просто сейчас к этому пришли, вы уже понимаете, где, в чём и какой продукт можно перевести либо в другой материал, не очень дорогой, либо ещё что-то. Я говорю, всему своё время, только нам кажется, что мы его либо упустили, либо мы его обгоняем. Но вы, в принципе, инвестиционно привлекательны. А вы готовы вообще пустить кого-то, я знаю, что у вас был опыт, но это был человек, который полюбил, загорелся, инвестировал в вас на самом этапе. Но мне кажется, что сейчас с тем багажом, который у вас есть, вы уже готовы к таким большим, серьёзным стратегическим инвестициям. 

Анастасия Щербакова:

Да, мы готовы. 

Антонина Цицулина:

И вы готовы к переговорам. 

Василий Перфильев:

Конечно.

Антонина Цицулина:

Потому что для меня, я радуюсь, вы для меня одна из тех компаний, лидеров, перспектив нашего российского рынка игрушек. У нас есть компании, которым 80-120 лет, мы на следующий год будем праздновать 120 лет со дня основания бренда Гамма, это наш знаменитый твёрдый пластилин с русским характером, который, оказывается, должен быть твёрдым, особенно для деток с определёнными заболеваниями и всем остальным, там целая вот с этим история. Есть компании 80, 70, 50 лет. Есть новые производители полного промышленного цикла, которым 25-30 лет. Есть вот эта новая поросль, вот эта новая плеяда тех, кто приходит на смену, это вы и новые молодые компании. Поэтому я со своей стороны хочу, чтобы вы сходили в пару фондов, с другой страны, кто нас слушает, коллеги, у нас есть несколько замечательных брендов, в которые можно и нужно инвестировать. Да?

Василий Перфильев:

Да. 

Анастасия Щербакова:

Мы считаем, что мы можем развиться в нечто большее, даже предполагаем, во что. То есть мы думаем, что сейчас самое время. 

Антонина Цицулина:

И ещё мне кажется, что по ряду таких схожих ментально небольших компаний, даже несмотря на то, что разные продукты, можно поговорить о какой-то такой кооперационной цепочке, когда, выходя на определённые рынки, нужна какая-то ассортиментная матрица. Я думаю, что нам надо еще с вами такую проработать, собрать компании-разработчики, я прямо вижу. Со своей стороны ещё хочу попросить, знаете, что мы проводим много лет, собираем изобретателей. И в этом году нас так получилось, Василий, что жюри, оно у нас честное, выбрали, так мы сами не ожидали, пять наборов, они все, так или иначе, имеют отношение к конструированию. И есть несколько, коллеги из регионов, у них изнутри, они все связаны с технологиями, либо с робототехникой, как инженерные конструкторы. Но с точки зрения дизайна и с точки зрения, когда вот это сама образовательная ценность дополнительно может быть дополнена не банальным, а в хорошем смысле слова традиционным конструированием, у них отсутствует. Я бы хотела, чтобы вы посмотрели эти пять наборов и, может быть, какой-то с точки зрения менторства под себя возьмёте посоветовать. В школе акселератор мы так собираемся, прокручиваем, стараемся дать им советы, докрутить этот продукт, упаковать, вдруг он так же выстрелит. 

Анастасия Щербакова:

Очень здорово, что вы связываете всех, это очень ценно, потому что из-за того, что люди не имеют связи, ничего в итоге не получается, надо всех связать. 

Антонина Цицулина:

Будем к этому набираться. Скажите, пожалуйста, я у всех спрашиваю, мы стараемся в нашей передаче показать разные направления, услышать разных людей, спросить у них какое-то мнение. Как вы думаете, кого обязательно надо пригласить на эту передачу, о нём рассказать, его показать, либо у него спросить?

Анастасия Щербакова:

Вы имеете в виду из игрушечных?

Антонина Цицулина:

Да. 

Анастасия Щербакова:

Я думаю, что Антуана. 

Василий Перфильев:

Да, вполне. 

Анастасия Щербакова:

Это отличный новый продукт. 

Антонина Цицулина:

Это кто?

Анастасия Щербакова:

Сейчас прорекламирую. 

Антонина Цицулина:

Давайте, обязательно, у нас можно все рекламировать, говорить. 

Анастасия Щербакова:

Кстати сказать, у него соединены...

Василий Перфильев:

Виртуальные технологии и классический театр теней. 

Анастасия Щербакова:

Papaton. 

Василий Перфильев:

Papaton Studio. Это приложение, авторское приложение они разработали, где есть некоторый набор классических сказок, очень красиво сделали, с музыкой, с текстами красивыми, и набор теней. И родители могут детям читать эти сказки, показывать театр теней. 

Антонина Цицулина:

Обменяйте нас контактами, я с удовольствием приглашу. Уважаемые коллеги, ещё раз огромное спасибо Анастасии, Василию и вашему замечательному бренду Шуша, всем смотреть. Я так понимаю, что скоро всем, у кого ещё в ассортименте нет, в магазине всем начинать покупать, как я говорю. В следующий раз мы поговорим, кстати, надо будет познакомить, к нам придёт Павел Ковшаров, который развивает сеть познавательных, развлекательных и активных центров Zamania. И мы будем говорить о том, что сейчас очень востребованы и нужны т.н. большое игровое оборудование, которое может применяться, как в таких больших замечательных больших центрах, так и в небольших, маленьких. Потому что сейчас мы видим, что детская появляется гостиница, которая внутри включает целые игровые комнаты, лестница, проёмы и всё остальное. 

Анастасия Щербакова:

У нас был опыт такой, мы делали для музея современного искусства гараж, больше такие мягкие игровые наборы. 

Антонина Цицулина:

Я думаю, что это была бы замечательная коллаборация, когда ваши замечательные игрушки появятся, в том числе там, или мы получим наш замечательный русских авангард ещё и в наших развлекательных центрах. Всё, коллеги, спасибо большое. 

Василий Перфильев:

Спасибо. 

Антонина Цицулина:

На этом наша передача заканчивается. В следующий раз мы встретимся в среду, в 18 часов, слушайте, смотрите, задавайте вопросы, наши коллеги с удовольствием на них ответят. Как до передачи, так и после передачи. Так?

Анастасия Щербакова:

Да, спасибо. 

Василий Перфильев:

Спасибо большое. 

}