Леонид Логвинов Уролог-андролог. Заведующий урологическим отделением Бест Клиник. К.м.н. 09 ноября 2018г.
Репродуктивное здоровье мужчин
Сегодня говорим о самых важных андрологических аспектах мужского здоровья и самых распространённых заболеваниях, которые могут его нарушить. Как этого избежать и что предлагает сегодняшняя медицина в качестве лечения?

Тамара Барковская:

Доброе утро, уважаемые зрители и слушатели. В эфире Mediametrics, программа «Консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня говорим о важных андрологических аспектах мужского здоровья и о тех самых распространенных заболеваниях, которые могут его нарушить. И гость студии — врач уролог-андролог высшей категории, кандидат медицинских наук, автор 19 научных публикаций, член Московского и Российского общества урологов, член Европейской ассоциации урологов, заведующий урологическим отделением «Бест Клиник» Логвинов Леонид Алексеевич. Здравствуйте, Леонид Алексеевич.

Леонид Логвинов:

Доброе утро.

Тамара Барковская:

Давайте озвучим самые актуальные заболевания предстательной железы, которые очень волнуют мужчин, и как они классифицируются. Расскажите обзорно.

Леонид Логвинов:

Заболевания предстательной железы представлены тремя основными состояниями — это воспалительные заболевания предстательной железы, называемые хроническим простатитом, который объединяет различные формы согласно классификации, это доброкачественная гиперплазия предстательной железы — состояние, которое возникает у мужчин более старшего возраста, и наконец одно из самых распространенных заболеваний онкологического профиля — это рак предстательной железы. Но в сегодняшнем разговоре мы коснемся перечисленных выше состояний, и я думаю, если возможность будет по времени, коснемся факторов эректильной дисфункции и состояний, которые могут нарушать эту очень важную для мужчин функцию.

Тамара Барковская:

Если начать с воспалительной патологии, чем отличается хронический простатит от доброкачественной гиперплазии предстательной железы, ранее называвшейся аденомой простаты? Каким образом дифференцировать эти заболевания и что является причиной возникновения и того, и другого?

Леонид Логвинов:

Разница здесь по многим аспектам. Хронический простатит — это состояние, которое возникает все-таки у мужчин более раннего возраста: после 20 или 25 лет. Доброкачественная гиперплазия — у мужчин более старшего возраста, после 40 лет. Отличие их в том, что воспалительный процесс возникает по причинам, связанным с инфекционными моментами, с факторами переохлаждения, с факторами снижения сопротивляемости организма, факторами неправильного образа жизни: гиподинамия, конгестия, и фактор, безусловно, — это нерегулярная половая жизнь.

Аденома предстательной железы – это ранее называлось, теперь это доброкачественная гиперплазия. Это доброкачественное образование в виде узлов, которое возникает в предстательной железе на фоне гормональных нарушений и на фоне возрастных изменений. Если касаться хронического простатита, то все урологи работают по классификации Национального института здоровья (NIH) США 1995 года, которая предусматривает у себя следующие формы этого состояния: это острый простатит (первый тип), второй тип — это хронический бактериальный простатит, третий тип — это хронический абактериальный простатит, который подразделяется на A и B. A — это с воспалительными изменениями и B — это без воспалительных изменений. И четвертый тип — это латентный бессимптомный хронический простатит.

Чтобы дифференцировать эти состояния, необходимо проводить ряд мероприятий, которые все стандартизированы, они имеются и в российских рекомендациях, и в европейских. В первую очередь, это сбор анамнеза, откуда, что, когда началось. Мы обязательно должны исключить, ведя разговор об инфекционном генезе этого воспалительного процесса, наличие (или подтвердить наличие) какого-то микробного агента, для того чтобы говорить о так называемом бактериальном простатите. Это включает в себя выполнение ПЦР (ДНК-диагностики) на предмет выявления внутриклеточных микроорганизмов: хламидий, трихомонадных возбудителей, микоплазменных. Необходимо делать и бактериологическое исследование секрета предстательной железы. Важную роль имеет осмотр железы, когда врач-уролог определяет и неоднородность железы, и болезненность. Важное место в диагностике играет также ультразвуковое исследование: сейчас принято делать трансректальное ультразвуковое исследование. Все эти мероприятия являются уже по назначению врача выполняемыми.

Первое место при обращении имеет анкетирование — это шкала симптомов хронического простатита (CPSI), где пациент отражает те проблемы, которые у него имеют место быть. И в бальной системе мы ведем разговор о том, насколько выражены эти симптомы. Проведя этот комплекс мероприятий, мы получаем ту или иную информацию. Если есть микробные агенты, мы ведем речь о втором типе хронического бактериального простатита. Здесь назначается согласно с рекомендацией антибактериальная терапия на курс 28 дней. При положительном эффекте она может быть продлена еще на 2 недели. И симптоматически, соответственно, препараты и местное лечение. Неплохо себя рекомендует и физический фактор лечения (лазеротерапия).

Острый простатит — это серьезная проблема, которая представляет угрозу для жизни пациента. Это когда имеется увеличение, отек предстательной железы, грозящие возникновением острой задержки, когда возникают дизурические явления — мочеиспускание малыми порциями, резко болезненное и подъем температуры. Здесь надо решать вопрос о том, нужно ли проводить оперативное лечение или можно обойтись консервативным мероприятиями. Это уже все будет зависеть от того, как доктор сориентируется в данной ситуации.

Тамара Барковская:

А сама симптоматика хронического простатита и доброкачественной гиперплазии чем отличается и отличается ли она вообще?

Леонид Логвинов:

Конечно, отличается. Для хронического простатита характерны все-таки признаки воспаления — это болевые ощущения, боли над лобком, в промежности, в паховых областях. Молодые люди могут отмечать и изменения со стороны эректильной функции, хотя хронический простатит и эректильная дисфункция никоим образом не коррелируются напрямую. Но если у человека имеет место воспалительный процесс, то как при воспалении легких — может ли человек стометровку пробежать? Конечно, нет, задохнется. То же самое и здесь: у пациента могут возникать проблемы с более ранним семяизвержением нежели было до этого заболевания. Могут иметь место и нарушения мочеиспускания в виде ургентности, то есть императивных позывов к мочеиспусканию (мочеиспускание малыми порциями). Могут быть и рези при мочеиспускании, все-таки рези в начале — это более характерно для воспаления мочеиспускательного канала. Рези при хроническом простатите чаще возникают в конце мочеиспускания.

При аденоме предстательной железы имеется состояние, которое называется симптомы нижних мочевых путей. Это нарушение функций накопления мочевого пузыря и функций опорожнения. Функции накопления коррелируются с функциями перечисленных нарушений при воспалении. Это когда пузырь не может полностью быть наполнен, и возникает ургентность, позывы к мочеиспусканию. Помочился, через час, через полчаса, через полтора часа опять возникает желание помочиться. Но встречаются и функции — степень выраженности тех или иных разная, все зависит от того, насколько большая это доброкачественная гиперплазия и куда она растет — внутрь мочевого пузыря или нет. И функция опорожнения нарушается в виде затрудненного мочеиспускания, мочеиспускание по каплям и — сейчас это крайне редко встречается — ишурия парадокса, когда у пациента при переполненном мочевом пузыре непроизвольно моча подтекает без наличия на то позыва. Но это для Москвы сейчас казуистика.

При аденоме предстательной железы имеется состояние, которое называется симптомы нижних мочевых путей. Это нарушение функций накопления и опорожнения мочевого пузыря.

Тамара Барковская:

А можем ли мы говорить об излечении хронического простатита или можно достигать только стойких ремиссий?

Леонид Логвинов:

Ваш вопрос очень интересный с позиции того, что само название «хронический» говорит о том, что оно будет с человеком, который получил это заболевание до конца его дней. И задача лечебных мероприятий –первые 2 года контроль и коррекция выявленных нарушений частотой не реже 2 раз в год. В последующие годы – не реже одного раза в год, то есть контроль и устранение тех проблем, которые сопровождают это заболевание. Если человек это все выполняет, то он живет полноценной жизнью, просто помня о том, что ему надо пройти врача и получить какие-то рекомендации. Это с позиции того, что, как мы знаем, надо и к стоматологу ходить 2 раза в год, по крайней мере 1 раз, чтобы не остаться без зубов, так же, как к гинекологу. То есть законы для всех едины.

Тамара Барковская:

А какая-либо консервативная терапия помимо диагностики на период ремиссии для профилактики показана? И что именно?

Леонид Логвинов:

Здесь мнение таково: все зависит от тех симптомов, которые возникают у пациентов. Безусловно, ни один человек пожизненно принимать какие-то препараты для улучшения функции предстательной железы не будет. Поэтому в те моменты, когда пациент приходит к врачу и ему назначается лечение, надо в этот период времени максимально использовать те возможности, которые имеются в современном медицинском арсенале. Помимо таблеток мы говорили о том, что антибактериальная терапия, но, к сожалению, эти хронические воспалительные простатиты занимают 10-15 % от всей когорты простатита. Остальные 80-85% — это хронический абактериальный простатит, который, как я уже говорил, и воспалительного характера, и не воспалительного. Воспалительного – да, мы можем назначать в соответствии с рекомендациями.

Тамара Барковская:

А как быть с абактериальными?

Леонид Логвинов:

А вот когда нет воспаления, нет бактериального агента, нет и назначения этих препаратов, которые действуют на бактериальный агент. И мнение о том, что при хроническом абактериальном простатите 3 типа необходимо назначать антибактериальную терапию – эти предпосылки не всегда оправданы. Ведь при синдроме хронической тазовой боли (иначе говоря 3b простатит) патогенез возникновения состояния другой, нежели проникновение какой-то инфекции. Это нарушение иннервационных процессов, это конгестии (застойные явления), это может быть и нерегулярная половая жизнь, которая приводит к этим вещам, неврологические состояния, проблемы с позвоночником или проблемы с другими неврологическими состояниями. Поэтому здесь акцент будет делаться на устранении этой боли. И опять-таки, исходя из современного подхода лучше, чем ударная волна ничего не найдешь.

На проходившем в сентябре 2018 года в Тбилиси международном андрологическом конгрессе выступали многие урологи из разных регионов Российской Федерации, и они очень положительно отзывались о данном виде воздействия, приводили результаты этих лечений, которые оказывались определенным группам, но в европейских рекомендациях нет четких указаний, что ударная волна является видом лечения первой линии. Почему? Потому что недостаточное количество рандомизированных исследований.

Но я что хочу сказать: в свое время, еще 10 лет назад в «Бест Клинике» был поставлен на вооружение этот аппаратный комплекс «Дуолит» фирмы «Карл Шторц», где все выполняется врачом согласно инструкции: при каких состояниях какие воздействия и в каком режиме надо осуществлять. То есть разговор о том, что это какая-то новизна — немножко зыбкий, потому что новизны нет никакой, все уже проинструктированы, все уже расписано, все это надо выполнять, а не обсуждать, помогает это или нет. Потому что те, кто выпускали эти изделия и аппараты, уже давно все исследования провели. К сожалению, стоимость этого комплекса достаточно высока, и не всякая клиника может себе позволить его приобрести. И люди, которые работают на нем, тоже должны быть обучены.

Тамара Барковская:

Эффекты от ударно-волновой физиотерапии как долго могут держаться? Насколько качество жизни улучшается у пациентов после курса таких процедур?

Леонид Логвинов:

По своему опыту я могу сказать, что эффект наступает не во время процедуры (хотя после первого-второго сеанса уходит болевой синдром), но ведь мы не знаем, сколько длился процесс: год-два-три у человека. Поэтому если человек долго болел, то, соответственно, и курс лечения, который составляет 8-10 процедур, даст безрецидивное течение где-то на 6-8 месяцев.

Тамара Барковская:

То есть достаточно длительный период.

Леонид Логвинов:

Да, но мы же живем не в космосе, что ни шага вправо, ни шага влево нет, у нас всякие соблазны и всякие факторы неблагоприятного воздействия существуют, те же факторы переохлаждения. А человек, у которого есть к этому предрасположенность, безусловно, на все это будет реагировать.

Тамара Барковская:

Что касается доброкачественной гиперплазии предстательной железы: непосредственно оперативное лечение когда показано? Должны быть какие-то конкретные размеры увеличены? То есть какие показания?

Леонид Логвинов:

Доброкачественная гиперплазия — это опухоль доброкачественного характера, исходящая из предстательной железы в виде узлов. Размер сейчас не имеет существенного значения.

Тамара Барковская:

На что акцент делается?

Леонид Логвинов:

Имеет значение то, что вызывает это ДГПЖ, какие нарушения. Если качество жизни человека ухудшается, и терапевтические мероприятия не дают эффекта, то тогда вопрос встает об оперативном лечении. Но это четко должно быть все обосновано, давайте я озвучу эти критерии. Во-первых, объем предстательной железы должен быть не менее 40, до 80 кубов и выше. Это определяется по ТРУЗИ. Скорость мочеиспускания по данным урофлоуметрии должна быть менее 10 миллилитров в секунду. Пальпаторно, раз ТРУЗИ мы имеем, увеличенная железа. И симптомы по шкале симптомов ДГПЖ, это IPSS табличка, симптомы, если средней и тяжелой степени, то есть количество баллов от 8 до 19 — это средняя степень тяжести, свыше 19 — это тяжелая форма.

Здесь, конечно, вопрос, чтобы качество жизни улучшить. Но при этом необходимо исключить и так называемое состояние рак предстательной железы. Поэтому маркером, чистая аденома это или не аденома, является исследование на ПСА. У мужчин до 60 лет эта цифра 2,5 нанограмм на миллилитр. В том случае, если эта цифра превышает указанное значение, необходимо проводить мероприятия — биопсию предстательной железы — для выявления гистологии ткани, есть ли там зло или нет. Если там зла нет, то спокойно можно уйти на оперативное лечение.

Тамара Барковская:

Прежде чем перейти к вопросу рассмотрения рака предстательной железы, о подробностях оперативного лечения аденомы немного еще сделайте нам детально ремарку.

Леонид Логвинов:

В свете сегодняшнего дня золотым стандартом является трансуретральная резекция. Но сейчас XXI век, технологии далеко шагнули вперед, самым оптимальным видом лечения является лазерная энуклеация, можно лазерную вапоризацию делать, лазерную резекцию. В данном случае я почему это говорю: потому что последний тулиевый лазер Уролаз, где не только тулиевый лазер, который осуществляет разрез и удаление, имеется и эрбиевый лазер, который вызывает коагуляцию, то есть операция идет фактически на бескровной железе. Это очень важный момент, потому что люди, которые достигли определенного возраста, помимо ДГПЖ имеют заболевания и сердечно-сосудистой системы, кто-то переносил и инфаркты, и инсульты, и принимает антикоагулянты. И учитывая то, что операции на бескровной железе, мы спокойно этих людей можем оперировать, которые принимают препараты, необходимые для того, чтобы не возникли травматические осложнения.

Тамара Барковская:

То есть чтобы предупредить осложнения у людей, у которых соматическая патология достаточно развернута.

Леонид Логвинов:

Конечно. Вы знаете таких людей, которые в 60 лет были бы абсолютно здоровы?

Тамара Барковская:

Практически нет.

Леонид Логвинов:

Внешне — да, но как Феликс Эдмундович говорил, что нет людей здоровых, есть недообследованные. Это наша ошибка, наш недочет. Поэтому, выявляя эту патологию, мы используем то, что есть сейчас самое современное, и, соответственно, результаты: 3 дня в клинике и домой. Все это отработано, и тулиевый лазер по данным литературы превосходит гольмиевый лазер, то есть последний писк.

Тамара Барковская:

Что касается вопроса как предотвратить и как не пропустить рак: мы уже сказали, что необходимо диагностику делать мужчинам ежегодно. Что входит непосредственно в эту диагностику помимо ТРУЗИ, помимо сдачи анализа на ПСА? Что еще необходимо отслеживать мужчинам по части своего здоровья, чтобы не пропустить серьезные заболевания?

Леонид Логвинов:

В старину говорили, что примесь крови в сперме (гемоспермия) — это симптом рака предстательной железы, но это может быть и симптомом воспалительного процесса.

Тамара Барковская:

Но игнорировать никак нельзя.

Леонид Логвинов:

Безусловно. Кровь в моче или в секрете — это сигнал SOS, здесь надо все свои дела откладывать и идти доктору. Получив информацию по результатам гистологии, что имеет место быть онкологический процесс, выполняется МРТ диагностика, которая определяет стадию процесса, остеосцинтиграфия — есть или нет метастатические поражения, и принимается вопрос о радикальном лечении, потому что удалять опухоль, если человек сохранный, безусловно, это лучше, чем проведение мероприятий лучевой терапии и химиотерапии. Существующие методики — и роботическая простатэктомия, радикальная нерв-сохраняющая, и лапароскопические, и открытые операции — результативность их, в принципе, одинаковая. Разница в том, что робот — меньше кровопотери и все-таки вероятность нерв-сохранения больше, чем при открытой операции, но лапароскопические методики ничем по результатам не отличаются.

Тамара Барковская:

А если мы говорим о раке простаты уже развернутом, в серьезных стадиях, то это приговор или нет? И какие возможности у современной медицины? Есть ли вероятность считать это не приговором для пациента?

Леонид Логвинов:

Последний конгресс онкоурологов в Москве проходил в октябре. Если мы выявили состояние на ранней стадии, то, безусловно, у человека существуют большие шансы на то, чтобы достойно дожить до отпущенного ему времени доживания. А в том случае, если этот процесс запущен, существует химиотерапия, занимающая сейчас великое множество препаратов, но этим занимаются специалисты узкого профиля — онкоурологи. Это и лучевая терапия, причем не та лучевая терапия, которой облучается все рядом расположенное и не рядом расположенное…

Тамара Барковская:

Локально-селективная.

Леонид Логвинов:

Конечно. И брахитерапия, когда введение радиоактивных зерен в ткань предстательной железы, и это создает тот же эффект воздействия, но с минимальным повреждением окружающих тканей. То есть здесь нет такого, что мы выявили, и все, завтра тебе умирать. Нет таких сейчас подходов, надо стремиться к тому, чтобы максимально использовать достижения современной науки и практики для получения результата. Потому что для человека, который болеет, каждый день дорог, для любого из нас. Мы же радуемся, когда просыпаемся.

Тамара Барковская:

В случае, когда определен рак на ранней стадии, проведена операция, такой мужчина может стать отцом в дальнейшем? То есть репродуктивная функция каким образом себя ведет в случае, когда онкология обнаружена, но успешно разрешен процесс?

Леонид Логвинов:

Если процесс успешно разрешен, если человек перед операцией не сделал то, что необходимо сделать, планируя рождение ребенка, то есть сейчас же есть спермобанки, перед операцией человек должен сдать на хранение свой биологический материал.

Тамара Барковская:

Но это не прописано в стандартах?

Леонид Логвинов:

Это андрологические рекомендации. Но в системе ОМС спермобанка нет, мы ведем разговор, что это хранение требует определенных затрат, хотя это небольшие затраты. Ведь о чем речь ведем: что все эти виды помощи с каждым годом все менее и менее травматичные. То есть радикальная простатэктомия — нерв-сохраняющая, чтобы человек после операции не только сохранял возможность удержания мочи, но и сохранял эректильные функции. Для мужчины такой момент очень важный и психологически, и как он себя ведет в обществе. Нерв-сохраняющие операции, в послеоперационном периоде прием определенных препаратов — ингибиторы фосфодиэстеразы 5 типа — это всем известные Силденафилы, Тадалафилы, Варденафилы в течение полугода. Причем практически с первого дня после операции назначаются эти препараты, которые улучшают функционал пациента, и у меня люди, которые после этих видов оперативных пособий, через 6-8 месяцев уже живут полноценной половой жизнью.

Тамара Барковская:

Давайте коснемся болезни Пейрони. Мало кто о ней знает. Что это такое, в чем выражено, каково лечение, какова частота встречаемости этого мужского заболевания?

Леонид Логвинов:

Болезнь Пейрони или фибропластическая индурация полового члена – это по типу коллагеноза. Этиология его неизвестна, это четко в рекомендациях европейских, американских написано. Суть проблемы в том, что образуются бляшки, то есть тканевые структуры.

Тамара Барковская:

Белковые ткани.

Леонид Логвинов:

Да, в венозных телах и вызывают нарушение кровотока, вызывают девиацию искривления полового члена в ту сторону, где эта бляшка, и вызывает болевой синдром. По статистике, болезнь Пейрони занимает от 3 до 8% среди урологии, это, кстати, не такой маленький процент, но лечение этого состояния не везде проводится правильно. В рекомендациях, которые дает Американская ассоциация урологов, из трех пунктов, что рекомендуется при данном состоянии: это Ксиафлекс, препарат, который вводится в белочную оболочку, препарат, содержащий коллагеназу. Вторая рекомендация по уровню — это прием Верапамила, препарата, улучшающего кровообращение, и препаратов Анаферона. И третий этап — это хирургическое лечение. Но это Америка, я не веду разговор, сейчас модно какие-то параллели проводить, я просто цифру озвучу: Ксиафлекс, стоимость одной инъекции — 3, 5 тысячи долларов.

Тамара Барковская:

А с какой частотой необходимо?

Леонид Логвинов:

На курс две инъекции. А курс — это 8 инъекций. Перемножьте, и у вас получится 26000 долларов. Кто это будет делать? Кто-то будет.

Тамара Барковская:

Какие выходы?

Леонид Логвинов:

Поэтому рекомендации, безусловно, хороши, но что здесь можно сказать: касаясь ударно-волновой терапии, здесь написано, что нет достаточного количества рандомизированных исследований. Но это не значит, что мы не можем использовать этот вид помощи, имея результаты хорошего не только прогноза, но и хороший результат лечения.

Тамара Барковская:

Отражающего клиническую эффективность.

Леонид Логвинов:

Еще в 2009 году мы написали статью об опыте применения ударно-волновой терапии. Группа была очень маленькая, 7 пациентов, с доктором Кумачовым мы писали статью, которая в ВАКовском журнале была опубликована, и у нас у всех этих пациентов был получен положительный результат, то есть редукция этой бляшки. Да, утолщение белочной оболочки сохранялось, но девиация искривления полового члена уходила, боль уходила, это очень важный момент. И у человека появлялась возможность совершения полового акта, а ведь, как правило, это люди дееспособного возраста, 40-50 лет, у нас были люди и 25-летние.

Применяя патогенетические воздействия на это образование, пытаясь вызвать его деструкцию, то есть нарушить оболочку, об этом еще на каком-то конгрессе урологическом говорил, я фамилию сейчас не припомню, но уролог чуть старше, чем я, из Питера, что эти попытки введения рассасывающих препаратов под бляшку, в бляшку — это вообще невозможно, потому что она инкапсулирована. Пройти туда можно, но туда ввести что-то нельзя, потому что она заполнена, очень плотная структура. Это все из видов фейка, что мы вводим. Интракавернозное введение тоже чревато тем, что фиброз может возникнуть, поэтому здесь можно по-разному относиться, но применение ударной волны дает положительный результат.

Потом ведь, достигнув определенного момента, устранив эти симптомы, мы же можем применять и для профилактики рецидивирования образования соединительнотканных бляшек лазеро- и локальное отрицательное давление (ЛОД), тренируя растяжимость кавернозных тел с магнитом, с лазером, это все в комплексе. И если составляется такая программа, положительный результат до 80%! Это очень высокий результат.

Тамара Барковская:

Очень многих мужчин волнует вопрос эректильных функций, их потенции в данном понимании. Как разделить, диагноз это или симптом, то есть эректильную дисфункцию принято считать симптомом или диагнозом? И, пожалуй, это будет наш завершающий вопрос, поскольку по времени мы должны заканчивать, и после ответа на этот вопрос, пожалуйста, краткое резюме дайте для наших мужчин — что им необходимо делать, чтобы поддерживать свое репродуктивное здоровье. Итак, эректильная дисфункция.

Леонид Логвинов:

Эректильная дисфункция — это и симптом, и проявление общего состояния здоровья мужчины. В молодом возрасте, безусловно, это симптом какой-то проблемы, о чем мы выше коснулись. Никто не отменял психогенные факторы эректильной дисфункции. Мы ведь прекрасно знаем, что словом можно убить человека, и если партнер что-то озвучил не так, то это может послужить поводом для возникновения этой проблемы функциональной дисфункции. С возрастом эректильная дисфункция, то есть неспособность возникновения эрекции, достаточной для интроекции, для введения и выполнения полового акта, возникает на фоне сосудистых изменений, которые имеют место во всем организме. Пенильные сосуды самые тонкие, и эректильная дисфункция у 50-летнего мужчины будет говорить о том, что у него скоро возникнут и проблемы с сердечной мышцей в связи с нарушением коронарного кровообращения.

Тамара Барковская:

Это отражение общего состояния сердечно-сосудистой системы.

Леонид Логвинов:

Конечно. И в соответствии с этим, согласно рекомендациям, мы можем назначать препараты, которые улучшают приток крови к кавернозным телам. Это ингибиторы фосфодиэстеразы 5 типа, но здесь опять ударной волны коснусь, блестящие результаты лечения, когда на корень полового члена в проекции сосуда.

Тамара Барковская:

Даже в этом случае.

Леонид Логвинов:

Конечно. Это не с точки зрения того, что я именно это рекламирую, это с точки зрения, что это доступно и реально работающее. С точки зрения получения результатов другими способами: я, например, тоже живу не один год, и я как-то сомневаюсь, что у человека, который испытал это состояние, нет возможности какими-то мероприятиями изменить эту ситуацию. Либо он просто не хочет, либо он рассчитывает на какие-то чудеса.

Тамара Барковская:

И в связи с этим, пожалуйста, скажите, с какого возраста необходимо мужчине на постоянной основе обращаться к андрологу, и какой комплекс мероприятий необходимо делать.

Леонид Логвинов:

Чтобы мужчинам было понятно, и мне нравится эта аллегория: обращаться надо с момента приобретения «машины». За «машиной» человек ухаживает, и с того момента, как вы начали заниматься, уважаемые мужчины, половой жизнью, для того чтобы эта половая функция с вами сохранялась до того момента, пока вы живы, вам необходимо производить контроль за состоянием своего организма. Вести здоровый образ жизни: диета нужна для того, чтобы иметь возможность иногда ее нарушать. Избегать вредных факторов, переохлаждения — это все элементарные вещи — и вести обязательно регулярную половую жизнь. Потому что если вы полгода не занимались, а потом за неделю решили недостающие разы в виде рекорда выполнить, есть глубокая ошибка. Это перегруз, и как спортсмен во время тренировки может получить травму, так оно и происходит в жизни. Поэтому при не только каких-то симптомах, которые говорят о том, что у вас что-то не так, но и с профилактической точки зрения лучше всегда предупредить, чем потом что-то решать. Поэтому обращайтесь, всегда урологи и андрологи готовы помочь, и тогда вы будете всегда на коне, и удачи вам.

Тамара Барковская:

Спасибо, Леонид Алексеевич, за сегодняшний эфир. Уважаемые зрители и слушатели, благодарю за внимание и до следующей пятницы. Всего доброго, хороших выходных.

Леонид Логвинов:

Всего хорошего.

}