Екатерина Гамова Легендарная российская волейболистка, двукратная Чемпионка Европы, двукратная ЧМ , дважды серебряный призёр Олимпийских игр 08 ноября 2018г.
В гостях кумир миллионов - прославленная волейболистка Екатерина Гамова
Расспросим Екатерину о ее пути становления, о прекрасном виде спорта - волейболе, о головокружительных взлётах и обиднейших поражениях. О том, есть ли жизнь после профессионального спорта

Елена Швец:

Доброе утро, дорогие друзья! В эфире «Путь героя», меня зовут Лена Швец, и утро действительно доброе, потому что сегодня у меня легендарная волейболистка, потрясающая девушка, кумир миллионов, не побоюсь этого слова, и мой личный кумир, Екатерина Гамова. Катя, здравствуйте!

Екатерина Гамова:

Доброе утро, Лена! 

Елена Швец:

Я перечислю также все ваши регалии, но мне кажется, что перечислить все невозможно, потому что десятикратная, по-моему, насколько я знаю, чемпионка России, двукратная чемпионка Европы, двукратная чемпионка мира и дважды серебряный призёр Олимпийских игр. Всё верно я назвала?

Екатерина Гамова:

Да. 

Елена Швец:

И многократные победы, мне кажется, на разных соревнованиях абсолютно разного уровня. 

Екатерина Гамова:

Конечно. 

Елена Швец:

Катя, как я рада, что вы ко мне пришли. Теперь уже без всякого официоза, правда, то, что я сказала, что вы мой кумир, это абсолютно не лукавство, потому что с самого детства, я тоже занималась волейболом, конечно непрофессионально, в школе я играла. Мне кажется, вы из тех спортсменов, которые личности. То есть настолько личность и настолько кумир, что даже те люди, которые не занимались волейболом, которые, может быть, не знают, не следили сильно, именно ваша личность, она как путеводная звезда. Мне кажется, Хоркина, Гамова, какой-нибудь Немов и вот какие-то такие личности примерно, может быть, с шестом у нас кто?

Екатерина Гамова:

Исинбаева. 

Елена Швец:

Исинбаева. Вот я была поклоннице именно вот таких спортсменов, в том числе, конечно же, и вы. Спасибо вам за ваш вообще спорт, за ваше правое дело и за то, чтобы ко мне пришли. Я очень рада. 

Екатерина Гамова:

Спасибо, что пригласили, у нас такая неожиданная встреча для меня, быстро, быстро, буквально вчера я ещё так согласилась, с удовольствием к вам пришла. 

Елена Швец:

У вас неожиданная. Я вас ждала три месяца, как-то так получилось, что до вас не доходила моя информация, что я хочу Катю Гамову. Но я давно уже, я правда, мне кажется, даже нашему программному директору говорила, что у меня скоро будет Екатерина Гамова в эфире. Он говорит: да?! И клянусь, больше запросов передать привет вам и респект и уважуху от всех моих друзей и знакомых, взрослых, молодых, не было ещё ни к одному герою, честное слово. 

Екатерина Гамова:

Спасибо. 

Елена Швец:

Катя, вопрос первый вот какой. Насколько после спортивной карьеры, я сразу перейду сейчас не то, чтобы к тому, как вы закончили, а какой распорядок дня. Вот как просто вам было сегодня проснуться, насколько, чем занимается профессиональная спортсменка, Екатерина Гамова в обычный свой день. 

Екатерина Гамова:

Сейчас совершенно разными делами, у меня есть работа, которой я занимаюсь, но это не постоянно. Загруженность, это не офисная работа с 9 до 6, я работаю во федерации волейбола куратором молодёжных сборных команд. 

Елена Швец:

Юношеских. 

Екатерина Гамова:

Да, молодёжные, юношеские, то есть это три возраста девочек, которых я курирую. Это периодические сборы, на которых я присутствую, соревнования, на которые мы вместе выезжаем, какие-то вопросы или проблемы, которые мы решаем с федерацией. То есть это такой основной род деятельности на сегодняшний момент, а так у меня есть семья, есть свои какие-то дела.

Елена Швец:

Это понятно, я не прямо про конкретный вид деятельности. 

Екатерина Гамова:

Я не соня, то есть я встаю достаточно, не очень рано, но часов в 9, то есть я не думаю, что это как-то поздно. 

Елена Швец:

Зарядка, спортсменам требуется, наверное, телу какие-то нагрузки. 

Екатерина Гамова:

Зарядки каждодневной нет, но я стараюсь ходить в фитнес. 

Елена Швец:

В фитнес. Для того, чтобы поддерживать в форме себя, то есть фигуру. 

Екатерина Гамова:

И хорошо себя чувствовать. 

Елена Швец:

И хорошо чувствовать, то есть это для здоровья больше, чем для красивого вида. 

Екатерина Гамова:

Конечно, потому что мы, профессиональные спортсмены, люди, которые отдали всю жизнь спорту. Есть такое определённое ощущение в теле, с кем я не разговаривала, у всех такое есть. Когда ты долго не занимаешься, долго не даёшь телу физическую нагрузку, тело начинает болеть.

Елена Швец:

Деревенеть. 

Екатерина Гамова:

Ломать, болеть, это какие-то некомфортные ощущения, поэтому нагрузка, понятно, что не такая же, не в том объёме, которая была раньше, но она должна присутствовать в твоей жизни постоянно. 

Елена Швец:

Даже до такой степени, что у профессиональных спортсменов или у людей, которые занимались спортом когда-то, вели очень активный образ жизни, у танцоров, них даже сердце бьётся медленнее. 

Екатерина Гамова:

Пульс медленнее, да. 

Елена Швец:

Медленнее пульс, потому что когда я приходила, я тоже в детстве много занималась всякими видами спорта, конечно, непрофессионально, но тем не менее, я приходила на ЭКГ, мне все говорили: что у вас такой медленный пульс. И потом одна из врачей говорит: посмотрите на неё, у неё мышцы везде, потому что она 100 % занималась спортом, и поэтому у нее сердце не хочет работать в полную меру, когда нет физической нагрузки. 

Екатерина Гамова:

Да, это так. 

Елена Швец:

Поэтому у спортсменов то же самое. Здорово, вы в прекрасной форме, Катя, поэтому я думаю, что и конституции немаловажна. 

Екатерина Гамова:

Да, я никогда не страдала лишним весом, я никогда не сидела на каких-то диетах, даже сейчас я не ограничиваю себя в еде, хотя я, на самом деле, не очень много ем. У меня нет трёхразового, пятиразового питания, это совершенно для меня неприемлемо. Я считаю, что у каждого человека должен свой какой-то график. Я кушаю два раза в день, и мне этого хватает. 

Елена Швец:

Два, но плотно? 

Екатерина Гамова:

Я всегда ем, у меня всегда присутствует завтрак, это святое для меня. День начинается с завтрака, когда бы он ни начался. Я могу встать рано утром, позавтракать, например, ближе к 12, но завтрак всегда есть, и это поздний обед. 

Елена Швец:

Часов в пять. 

Екатерина Гамова:

Да, часа 4-5-6, может быть, но такое и всё, то есть мне достаточно. 

Елена Швец:

А на ночь, хватает вот этого, в 5 часов поесть и все? 

Екатерина Гамова:

Я могу попить чай, но так, чтобы я захотела прям жутко есть, нет. Это видимо, организм привыкает и уже достаточно. 

Елена Швец:

Может быть, а когда тренировались, тоже такое было питание? 

Екатерина Гамова:

Нет конечно же, когда я тренировалась, я кушала 3-4 раза в день, завтрак, обед, ужин, плюс полдники, плюс какие-то перекусы перед тренировками, играми, это совершенно другая история. 

Елена Швец:

То есть когда много энергии тратится, нужно естественно пополнять ее с точки зрения еды. 

Екатерина Гамова:

Да. 

Елена Швец:

Отлично, давайте про юношеские сборные ещё раз. Вы ездите с ними, как наставница или как тренер всё-таки?

Екатерина Гамова:

Разные бывают ситуации. В основном я ездила, как наставник, человек, который рядом присутствует, человек от федерации. Иногда бывает так, что я могу принимать какое-то участие в тренировочном процессе, помогать им, общаться, что-то сказать, а иногда я просто отдаляюсь. Но это всё зависит от тренера, кому какая нужна помощь от меня, насколько меня и задействуют. Например, на прошлом чемпионате Европы в Албании в сентябре месяце я была, как помощник тренера и сидела на скамейке всегда со всем тренерским штабом. Но это было пожелание главного тренера, то есть я сказала, что если вам это нужно, если я буду полезна, то конечно. А если нет, я спокойно сяду на своё место, где я всегда сижу и буду болеть оттуда. 

Елена Швец:

Но мне кажется, что игрокам важно ваше присутствие. 

Екатерина Гамова:

Я надеюсь. 

Елена Швец:

Потому что даже когда вы играли, вы же вообще прославлены тем, что в концовке матчей, когда особенно они проиграны, даже не то, что проигрышные, а спорные, когда очко в очко вы идёте. Мяч в мяч. Как называется? 

Екатерина Гамова:

Очко в очко? 

Елена Швец:

Очко в очко, да. И Катя Гамова: давайте, come on! То есть психологически вы были прямо стержнем команды. 

Екатерина Гамова:

Это видимо зависит всё-таки от человека. Потому что я раньше не понимала, как тренеры смотрят на игроков и говорят: вот этот будет играть, а вот этот ребёнок не будет играть. Для меня это было как-то удивительно. А когда сейчас я с этим столкнулась, я сама вижу. 

Елена Швец:

Видите?

Екатерина Гамова:

Я вижу это, и это удивительно, на самом деле. Потому что ты видишь, например, физические данные ребёнка, они потрясающие. Но его психология, его какой-то психологический портрет возникает очень много вопросов. И ты уже сам думаешь, а получится ли, или это ещё молодость. 

Елена Швец:

А с какого возраста, только хотела спросить, с какого возраста, в 5 непонятно ещё. 

Екатерина Гамова:

В 5, конечно, непонятно. Но например, когда дети уже начинают играть, когда происходят детские соревнования уже начинаются, с 12-13 лет, я думаю, что уже начинается более более-менее понимание у людей, получится из этого человека что-то или нет. 

Елена Швец:

Но какой должен быть, азарт какой-то у ребёнка, такая, не знаю, уверенность в том, что он делает или как? 

Екатерина Гамова:

Спокойствие, это какое-то спокойствие внутреннее, ты это ощущаешь и видишь. Нет каких-то истерических движений, нот каких-то, бывает так, что дети переживают очень сильно и очень эмоционально, хотя все люди разные. Мне все-таки ближе те, которые спокойные, твердо уверенные в себе и в результате. 

Елена Швец:

Катя, вы тоже были уверены в себе, но вы очень эмоциональны, и в т.ч., на поле. 

Екатерина Гамова:

Безусловно, да. 

Елена Швец:

Я помню, я не знаю, это конечно, такая история, я вспоминала, в машине ехала, я чуть реально не разревелась. Я правда плакала, вот тот матч в Лондоне 2012г., это единственное вообще соревнование в моей истории наблюдения за спортивными соревнованиями, где я прямо рыдала. То есть я рыдала, когда с бразильянками проиграли за выход, по-моему, в одну четвёртую. 

Екатерина Гамова:

В полуфинал. 

Елена Швец:

В полуфинал. Я прямо рыдала, и мне кажется, естественно, рыдала не только я, рыдала вся Россия, рыдала Катя Гамова, вот эти все фотографии по всем центральным каналам, где Катя Гамова плачет, потому что это реально... Даже, знаете, может быть, это странно прозвучит, но какие-то проигрыши в историю входят даже, мне кажется, более ярко, чем победы. У меня мурашки по коже. 

Екатерина Гамова:

Потому что на самом деле, это такой матч был, это хороший матч, это поражение, но его сложно просто сказать, что это проигрыш. 

Елена Швец:

Это была какая-то битва просто. 

Екатерина Гамова:

После этой игры все сказали, что это был финал. То есть это был финальный матч, несмотря на то, на каком этапе он случился, потому что всё, что было после этого, это конечно даже близко не приблизилось к тому накалу, к тем эмоциям, которые как раз превзошли на том матче. Вот судьба распорядилась так, ничего не поделаешь. Но я могу одно точно сказать, бывают разные ощущения, разные эмоции после поражения и бывает стыдно, такое бывает. Но после этого матча ни к кому никаких претензий не предъявить, спросив себя, любой игрок мог спросить себя честно, отдал ли ты себя всего полостью, без остатка. Да, здесь было, не поспоришь, что называется. Поэтому мне не стыдно за тот матч, он случился так, мы проиграли, мы не достигли того, чего мы хотели, но жизнь такая. 

Елена Швец:

Так случилось. На самом деле, я могу сказать, что ещё этот матч был, по-моему, вы первые из группы вышли, а они четвёртые, то есть это был такой. 

Екатерина Гамова:

Это судьба. 

Елена Швец:

Мне кажется, в этом тоже была какая-то история с их позиции. Обычно, если слабый игрок выходит, ему нечего терять, условно говоря, он может превзойти себя. Я даже вижу в теннисе такие моменты иногда, когда выходит, и он со всей дури играет, как говорится. А фавориты могут иногда играть в свою силу, но тот прямо превзошёл себя. Мне кажется, это был как раз тот случай, когда бразильянки, может быть, превзошли. 

Екатерина Гамова:

Сложно их назвать какой-то плохой командой. 

Елена Швец:

Лузерами, ну понятно. 

Екатерина Гамова:

Для них неудачно начался этот турнир, очень неудачно, и для нас для всех было очень удивительно. И конечно же, когда мы с ними встретились на этом этапе, они вышли с четвёртого места чудом просто. 

Елена Швец:

Всю злость они вложили в это. 

Екатерина Гамова:

Это знаете, такое, как птица Феникс они восстали вновь, после нашей игры особенно. Наверное, они нам даже в какой-то степени должны быть благодарны за тот конечный результат, который они получили, как раз они выиграли олимпийские игры. 

Елена Швец:

Но всё-таки эмоциональность, вернёмся к детям, эмоциональность, она не всегда плохая. 

Екатерина Гамова:

Нет, это здорово. 

Елена Швец:

Но главное, чтобы не было истеричности какой-то. 

Екатерина Гамова:

Это не должно быть страха, не должно быть истерично, эмоции, это должны быть какие-то такие цельное, я даже не могу это объяснить, но я когда смотрю на детей, я это виду. В ком-то я вижу. 

Елена Швец:

Именно в волейболе?

Екатерина Гамова:

Именно в волейболе, да, я не лезу в другие виды спорта, потому что. 

Елена Швец:

В разных разные качества. 

Екатерина Гамова:

Разные, и нужны разные дети, и разные качества физические, психологические. Но я занимаюсь своим делом, я в нём разбираюсь, поэтому я за своих детей. 

Елена Швец:

И плюс, наверное, не боязнь публичности, не боязнь вот этого момента соревновательного, когда ты не наоборот трясет тебя до такой степени, что ты не можешь по мячу попасть, а наоборот. Тебя настолько этот встряхивает, что ты лучше играешь в критической какой-то ситуации, это тоже, наверное, такое качество. 

Екатерина Гамова:

Это нарабатывается, я считаю. Это приходит с опытом, и любое волнение, оно нормальное. В начале матча, игры, заплыва всего остального прочего это нормальное состояние человека, ты должен волноваться и это нормально. Вопрос в том, что можешь ли ты справиться с этим волнением, когда начинается всё, когда старт дан. Или ты не можешь справиться с этим волнением, оно тебя поглощает, не даёт тебе в полной мере раскрыться и показать то, на что ты способен. В этом отличие игроков топ уровня от игроков, которые не достигают. Это не только физические данные, но именно психология и именно какой-то внутренний стержень. 

Елена Швец:

Катя, вы за сборную России играли почти 15 лет, насколько мне известно. То есть с 99-го по 2014-й, настолько говорит мне Википедия. 

Екатерина Гамова:

Да, был небольшой перерыв в сезон. 

Елена Швец:

Один сезон. Из-за травмы, наверное. 

Екатерина Гамова:

Нет, я просто решила, что я хочу отдохнуть. 

Елена Швец:

Серьёзно? Такое тоже бывает? 

Екатерина Гамова:

Да, в принципе, я не собиралась в 14-м году вообще возвращаться в сборную. 

Елена Швец:

Вы решили закончить карьеру. 

Екатерина Гамова:

Я решила закончить карьеру после Олимпиады в Лондоне, как раз об этом объявила, то есть спокойно себе жила 13-й год, играла в клубе, готовилась к клубному сезону, удачно его провела, был хороший сезон у нас. И в 14-м году был чемпионат мира, мне позвонил главный тренер сборной и попросил прийти в команду. На что я ему честно сказала, что я не нахожусь в своей хорошей физической форме, не в тех кондициях. Он сказал: для нас будет важно, что ты будешь с нами. Я говорю: хорошо. 

Елена Швец:

Но это правда важно. 

Екатерина Гамова:

Ну, наверное, я не знаю, но я посоветовалась с тренером в клубе, он сказал, что да, конечно. 

Елена Швец:

Катя, в коллективе вы всегда были лидером, всегда прислушивались к вашему мнению?

 Екатерина Гамова:

Нет. Вы знаете, я не любила тянуть одеяло на себя, я никогда не хотела быть капитаном команды. И даже когда у меня такой период был в Москве, в Московском Динамо, я каждый год говорила: я не хочу, вот я не хочу этой капитанской палочки, мне это совершенно не нужно. 

Елена Швец:

Ответственность? 

Екатерина Гамова:

Вы знаете, у всех разное отношение к этой палочке, капитанству. Кто-то считает, что это круто, кто-то этому стремится. По мне капитан - это какой-то завхоз. То есть ты можешь быть лидером на площадке, тебе не обязательно для этого вешать вот эту палочку себе, потому что капитан отвечает за все распорядки, за все организации, за общение с тренером. То есть для меня это завхоз, поэтому я никогда не хотела быть капитаном. 

Елена Швец:

Я не про капитана, а про лидера. 

Екатерина Гамова:

И лидер слово для меня какое-то очень странное, на самом деле, я к себе его никогда не применяла и не хочу применять. Что такое лидер, я не понимаю просто. 

Елена Швец:

Прислушивались к мнению?

Екатерина Гамова:

Есть многие игроки в команде, которые высказывают своё мнение на благо команды, на благо икры, и это не значит, что это должен быть один человек. Мы все вместе, и мы всё делаем одно дело, которое должно привести нас к какому-то большому результату. Поэтому нет, конечно же, я могла что-то сказать, но как-то не нравится мне это слово, «лидер». 

Елена Швец:

Я поняла. В команде обязательно дружить со всеми, или были склоки разные, всё-таки женский коллектив, кто-то кому-то не нравится, кто-то кого-то не любит. 

Екатерина Гамова:

Я думаю, что у мужчин проще, у них один удар и вопросы все решаются. У девочек, конечно же, это не так, и никто не должен между собой дружить. 

Елена Швец:

Два раза дёрнул за волосы и тоже вопрос решился. Теоретически. 

Екатерина Гамова:

Нет, на самом деле, это коллектив, это большая команда и это как обычная работа. То есть ты приходишь, ты делаешь своё дело, ты работаешь, несмотря на то, что вокруг тебя, невозможно дружить со всеми людьми, этого не бывает априори. У тебя есть с кем-то близкие отношения, есть с кем-то приятельские отношения, есть с кем-то просто рабочие отношения. Ты приходишь, вы все вместе делаете одно дело, вы выходите за площадку, за пределы зала и вы совершенно свободные люди, вы не должны ходить в обнимку и дружить? это совершенно нормально. 

Елена Швец:

Есть прямо подруги, с кем до сих пор дружите из команды?

Екатерина Гамова:

Конечно. 

Елена Швец:

Кто, можете назвать?

Екатерина Гамова:

Я сейчас боюсь кого-то обидеть и не назвать. 

Елена Швец:

Ну, кого-нибудь хотя бы. 

Екатерина Гамова:

Женя Старцева, она до сих пор кстати играет, и играет в сборной, основная пасующая наша. У меня как-то знаете, пасующих много. Марина Бабешина она играет в московском Динами, Леся Махно. Много сейчас девочек, я сейчас боюсь просто всех...

Елена Швец:

Никто не обижайтесь на Катю. 

Екатерина Гамова:

Никто не обижайтесь, я вас всех помню и люблю. 

Елена Швец:

По поводу, как называется, названий в команде. Есть пасующие, есть центральные нападающие, кем вы были, то есть Википедия говорит, что вы. 

Екатерина Гамова:

Диагональный игрок. 

Елена Швец:

Диагональный игрок. 

Екатерина Гамова:

Да, но я считаю себя больше универсалом таким. 

Елена Швец:

Потому что это очень интересно, с таким ростом обычно все бывают на другой позиции, насколько я знаю. 

Екатерина Гамова:

Нет, просто я игрок, я бесприёмный игрок, но я не классический диагональный, который стоит только во второй зоне. Я совершенно спокойно могла меняться, четвёртую зону, в зависимости от команды, от соперников, с которыми мы играли. То есть у нас тоже была такая, не то, чтобы договорённость, я в Казани когда в последние годы играла, я просто могла, стоя на площадке, поворачивалась к тренеру и спрашивала: куда? Он смотрел на ту сторону и говорил: давай сюда, во вторую зону. В следующий раз я говорю: куда? Он говорит: давай в четвёртую. То есть для меня никакой разницы не было, во второй я зоне играю или в четвёртой. Кому-то это неудобно, для меня это не доставляло никакого дискомфорта, но это был плюс для команды, например, потому что меня спокойно могли оставить одну на блоке, если я начинаю углубляться и уже решать вопросы вдвоём с другого края. То есть поэтому я своим молодым девочкам, которые говорят: я хочу быть только доигровщиком или я хочу быть только диагональным. Я я всегда говорю не нужно привязываться к одной зоне. Учитесь играть и там, и там, это очень сильно пригодится. Если у тебя есть возможность варьировать зоны, ты более полезен для команды, тебя могут... 

Елена Швец:

Конечно, ты универсален. 

Екатерина Гамова:

Поэтому я считаю, что да, чисто номинально, наверное, я диагональный, потому что я бесприемный игрок, но я могу играть и там, и там, и мне это не доставляло никаких неудобств. 

Елена Швец:

А по правилам можно, то есть ты махнул и перешел, как тебе нравится. 

Екатерина Гамова:

Да. Есть определённые правила, я могу на первой линии меняться во время подачи, да хоть в центр встать. То есть каких-то жёстких рамок не существует. 

Елена Швец:

А ограничение какое-то есть, что четыре раза можно постоять здесь и больше ни разу. 

Екатерина Гамова:

Нет. 

Елена Швец:

Но на приём ты все равно должен прийти один разочек?

Екатерина Гамова:

Нет. 

Елена Швец:

Нет? То есть один и тот же игрок может даже подавать всё время?

Екатерина Гамова:

Нет, игроки все ходят. 

Елена Швец:

На подачу в смысле, я имела в виду подачу. 

Екатерина Гамова:

Игроки все ходят по кругу, но, например, на задней линии, если ты стоишь на задней линии, у тебя три расстановки на задней линии, ты можешь меняться в любую зону. 

Елена Швец:

В переднюю ты уже не можешь встать. 

Екатерина Гамова:

В переднюю не можешь, пока твоя очередь не дойдёт до передней линии. У тебя три расстановки в передней линии, ты также можешь встать в любую зону, хочет тренер, но понятно, что есть какие-то определённые правила в зависимости от амплуа игроков. Но я говорю, что я играла и во второй, и в четвёртой зоне, мне не доставляло это дискомфорта. 

Елена Швец:

Раз уж мы завели разговор про тренеров, давайте вспомним тренера, который, как говорит Википедия, раскрыл в вас тот потенциал, Карполя. Легендарном, известном, скандальном даже можно сказать, тренере. Расскажите про него. Что мы знаем, что я знаю о нем, это маленький кричащий человек, который гениально тренирует волейболисток. 

Екатерина Гамова:

Он не маленький, на самом деле, человек. 

Елена Швец:

В смысле я имею в виду рост. 

Екатерина Гамова:

Он достаточно высокий. 

Елена Швец:

Высокий? 

Екатерина Гамова:

Да, конечно. Это понятно, что когда вокруг тебя стоят девушки от 190 и выше, то ты волей-неволей начинаешь смотреться каким-то маленьким. Нет, он не маленький, это достаточно образованный человек, очень начитанный, очень интеллектуальный. Да, он очень эмоциональный, и эмоции - это его роль. 

Елена Швец:

Но он не злой, вот я о том и хотела спросить, это не злой какой-то. 

Екатерина Гамова:

Нет, это не злость, это никогда никаких оскорблений не было, уж тем более мата, как многие придумывают. Многие просто говорят, Карполь на вас матерился. Я говорю, никогда такого не было по отношению к девочкам, может быть, когда отворачивался куда-то в сторону, но так, чтобы прямо... 

Елена Швец:

Для связки слов в предложении. 

Екатерина Гамова:

То есть я, по крайней мере, никогда такого не слышала. 

Елена Швец:

Я так дочери говорю, иногда, я тоже очень эмоциональный человек, я иногда ору. Хотя когда со мной многие знакомятся в таком неформальном, думают, ты такая доброй. Я говорю: нет, ребята, я бываю злостной теткой. Я когда ору, у меня Ева.. Я говорю: Ева, но ты же знаешь, что у тебя мама нервная, я не со злости, я просто реально эмоциональная, поэтому мне кажется, что он из той же серии, что он просто даже как-то заводил, может быть. 

Екатерина Гамова:

Это манера общения, манера ведения игры, манера ведения тренировок. И плюс, наверное, это и плюс, потому что человек не держит в себе негативные эмоции, он их выплёскивает, потому что многие тренеры в себе это всё держат, и это, мне кажется, не совсем хорошо сказывается на их здоровье. 

Елена Швец:

А девочки не боялись, были такие, которые новые приходили и столбенели?

Екатерина Гамова:

Когда ты приходишь, для тебя первое время, это такой немножко ступор наступает. Потом ты привыкаешь, люди, в принципе, ко всему привыкают. 

Елена Швец:

Но он, в любом случае, наверное заходил, говорил: девчонки, молодцы. Условно так успокаивал, хвалил, из образа выходил. 

Екатерина Гамова:

Нет, конечно же, он не всегда в таком образе был, то есть совершенно спокойно он мог и пошутить, что-то интересное нам рассказать, и были такие совершенно спокойные истории. Но на тренировках это был жёсткий, требовательный человек. 

Елена Швец:

Катя, расскажите про ваши главные старты, и какие лучшие, может быть, моменты спортивной карьеры, которые вы вспоминаете, когда думаете. 

Екатерина Гамова:

Не вспоминаю. 

Елена Швец:

Не вспоминаете вообще?

Екатерина Гамова:

Не вспоминаю, знаете, я не сижу и не предаюсь каким-то воспоминаниям, думаю, а вот. 

Елена Швец:

Давайте вспомним, у нас есть видео. 

Екатерина Гамова:

Ну, давайте вспомним. 

Елена Швец:

У нас есть видео, давайте посмотрим, а потом, может быть, немножечко обсудим. 

Екатерина Гамова:

Хорошо. 

Елена Швец:

Как раз видео сделано клубом Динамо. 

Екатерина Гамова:

Динамо Казань. 

Елена Швец:

Динамо Казань как раз для того, к окончанию карьеры, проводы Екатерины Гамовой. Давайте посмотрим на экран. 

Это реально потрясающе, это очень круто. Это просто такое счастье для всего народа, вот эти все победы. И мне кажется, ни на один вид спорта, кроме как на командный, вот так не реагируют болельщики. 

Екатерина Гамова:

Значит мы делаем что-то хорошее и делаем не зря, это радует. 

Елена Швец:

Катя, скучаете по волейболу?

Екатерина Гамова:

Нет. 

Елена Швец:

Нет? 

Екатерина Гамова:

Нет. У меня все об этом спрашивают, это первый вопрос, самый первый вопрос все задают после того, как я завершила карьеру. И я всё время говорю, что я не скучаю по волейболу. Я не хожу на волейбольные тренировки, я не играю для себя, я не беру мяч в руки, чтобы я захотела, такого просто уже два с половиной года прошло, и этого нет. Хотя все мои подруги, которые завершили, они так или иначе где-то играют в любительской лиге или играют за Газпром, ещё на какие-то соревнования ездят. Вот они мне говорили: год пройдёт, ты захочешь. Вот год прошёл, я не захотела. Прошёл второй год, вот уже идёт третий год, желание во мне, в принципе, оно не просыпается, и чем дальше я от площадки нахожусь, тем мне, в принципе, спокойнее. 

Елена Швец:

Нет такого, что на отдых приехали, все такие пузатенькие дяденьки вышли на песок, и Катя Гамова: ну, давайте сыграем. 

Екатерина Гамова:

Нет, я не играла на пляжу ни тогда, когда я была профессиональной спортсменкой, ни даже тогда, когда я сейчас уже завершила. 

Елена Швец:

Но когда профессиональная, понятно, тогда уже волейбол... 

Екатерина Гамова:

У меня подруги, почему, приезжали мы когда на пляж, они прямо с удовольствием говорят: пойдём поиграем. Я говорю: нет, хотите, поиграйте, меня не трогайте только, пожалуйста, я полежу, позагораю без этих мечей, без всего. Хотя мой супруг, мы где-то в магазине, например, или где-то мяч ему попадается в руки, он усиленно начинает им в меня кидать и говорит: давай поиграем. Я говорю: послушай, отстань. Я отворачиваюсь от него, говорю: не надо, пожалуйста. Приезжает моя тётя, мой первый тренер как раз к нам в дом, у нас дома достаточно большой второй свет. И он говорит: Люба, ну хоть вы со мной поиграйте. Вот они встают и начинают что-то пасовать. Для меня это...

Елена Швец:

Вы, проходя мимо на кухню...

Екатерина Гамова:

Нет, я подхожу и всё время делаю так: Боже мой, я этого не вижу. 

Елена Швец:

Кто эти люди. 

Екатерина Гамова:

Нет, я не скучаю, вообще не скучаю. И это для меня очень, на самом деле, радостно, потому что я знаю, как спортсмены переживают этот очень тяжёлый шаг, когда ты выходишь из такой насыщенной профессиональной спортивной жизни и попадаешь в обычную жизнь. Всё-таки мы не простые люди, мы полностью были подчинены одному делу, полностью, без остатка. В какой-то степени мы даже беспомощные, потому что за нас покупали билеты, нас кормили, поили, в какой-то степени, да. А тут ты попадаешь в обычную жизнь. Но опять-таки, я анализирую это всё, почему у меня так легко произошло. Во-первых, там было несколько причин. Потому что уже была травма, и тренироваться через не могу, играть через боль, это конечно, такое не пожелаешь никому. И это видимо, всё-таки довело до такого состояния по отношению к волейболу. Плюс у меня хорошая семья, у меня замечательный супруг, это даёт мне определённую такую защиту и уверенность такую даёт мне, что я совершенно спокойно шагнула в новую жизнь и ни о чём не жалею, совершенно с комфортно себя ощущаю. 

Елена Швец:

Счастья вам в этой новой жизни. 

Екатерина Гамова:

Спасибо. 

Елена Швец:

Катя, вопроса два. Первый вопрос, как сейчас здоровье, травмы не беспокоят старые?

Екатерина Гамова:

Нет, и это удивительно, потому что ты перестаёшь постоянно, получается, каждый день себя нагружать и как-то через боль это всё время делать, у меня, на самом деле, прошло всё. 

Елена Швец:

А что было?

Екатерина Гамова:

У меня была травма колена, которая мучила меня последние полтора года, и это было такое для меня и стрессовое состояние. Потому что у меня не было таких травм на протяжении всей карьеры, это конечно, меня изматывало очень сильно, потому что это и боль, и невозможность, конечно, через не могу делать то, что я привыкла делать с лёгкостью. Поэтому она меня немножко подтолкнула даже, и спасибо, наверное, этой ситуации, потому что стало, легче я закончила со всем этим. 

Елена Швец:

Второй вопрос, куда делась, где сейчас находится вот эта пятиметровая фигура, которую в честь вас сделали, изваяли? 

Екатерина Гамова:

Это была история такая, был проект международной федерации волейбола, он назывался «Герои FIVB», это было три, по-моему, статуи. Да, три статуи: моя, Жиба, есть такой бразильский волейболист, и Керри Уолш, эта американка, олимпийская чемпионка по пляжному волейболу. Эти статуи возили по разным соревнованиям, их привозили на разные крупные турниры, в том числе и в Лондоне она была, привозили, здесь её открывали на поклонной горе. А потом она обрела свой дом в Казани, её привезли на универсиаду и поставили как раз в тот зал, в котором мы тренировались и играли, и она там благополучно существует. Как оказалось, недавно я узнала, что она осталась единственной статуей из этих трёх. 

Елена Швец:

Остальные куда делись? 

Екатерина Гамова:

Их утилизировали. Потому что они достаточно большие, их нужно где-то хранить, это дорогая перевозка постоянная, очень дорого стоит восстанавливать их, потому что они достаточно хрупкие. А моя статуя, она так встала очень удачно, живёт, ей тепло, сухо, слава Богу. 

Елена Швец:

Здорово, это заслуженно, мне кажется. Давайте к личной жизни перейдём. Я кстати слежу за вашим Инстаграмом, недавно я увидела новый пост, где вы пишите, что вы завели кошку. 

Екатерина Гамова:

Да, очередную. 

Елена Швец:

Очередную, она не первая? 

Екатерина Гамова:

Далеко не первая. Так получилось, что мы жили сначала какой-то период здесь, в Москве, потом мы жили какой-то период на даче за городом, пробовали, всё-таки обратно мы вернулись в Москву. У нас на даче осталось четыре кошки. Но у нас было два кота здесь, в Москве, мы их перевезли на дачу, потом к ним случайно прибавилась одна кошка, а потом к нам просто пришла кошка с улицы, и мы не смогли её выгнать. Вроде и дом большой, в то же время они все комфортно, спокойно, свободно ощущают, ходят охотятся, большие пространства. То есть мы понимали, что обратно их привезти в Москву уже не получится, это уже совершенно другие животные. Но мой супруг, он говорит: хочется животинку. Я говорю: нет, пожалуйста, не кошку, у нас четыре там. Он говорит: но они же там. И вот в один день я пришла домой вечером, а она лежит у нас на кровати. 

Елена Швец:

Он принёс. 

Екатерина Гамова:

Да, он съездил на птичий рынок и за 50 руб. у какой-то бабушки купил. 

Елена Швец:

Прикольно. У меня сейчас ребёнок требует с меня собаку. 

Екатерина Гамова:

Собака, это другое, это большая ответственность, потому что у меня был опыт общения с собакой, сейчас моя собака живёт у главного тренера Динамо Казань. Удачно, они меня постоянно благодарят за неё. Это совершенно другая история. Кошки, конечно, они проще в уходе, они как-то сами больше по себе, им не нужно постоянно внимание. 

Елена Швец:

А дети, планируете?

Екатерина Гамова:

Конечно. 

Елена Швец:

Я вам желаю. Потому что я только хотела сказать перед тем, как вы сказали, что не тянет к волейболу, мне кажется, когда дети появятся, вас обратно затянет. 

Екатерина Гамова:

Это такое следующее предположение, но посмотрим. 

Елена Швец:

Мне кажется, потому что начнёте, может быть, отдали своего ребёнка в волейбол? 

Екатерина Гамова:

Не знаю. 

Елена Швец:

Вот все так говорят. 

Екатерина Гамова:

Не знаю, потому что из-за того, что я уже столкнулась с этим, я вижу детей, я считаю, что нужно посмотреть на ребёнка. Это одно понятие, когда у тебя родители, но есть ребёнок, есть личность, может быть, он вообще в бабушку пойдёт. 

Елена Швец:

Это понятно, но если данные есть. 

Екатерина Гамова:

Если данные есть, не знаю. 

Елена Швец:

У вас какие данные, вы уже в 11, по-моему, были 1,76 м или сколько?

Екатерина Гамова:

Я не знаю, откуда-то все берут, кто-то где-то написал. Я, на самом деле, вообще не помню, но то, что я была высокого роста. Однозначно, я детские фотографии когда перебираю, мы смотрели, в детском саду, в школе, я всех уже выше на голову. То есть это было всегда, это не так, что я, как бывает, дети маленькие, маленькие, потом раз, выросли на 20 см. Нет, я изначально была такой. 

Елена Швец:

Высокая. Катя, а как с этим бороться психологически с точки зрения, многие как с какой-то невидалью фотографироваться начинают. Я даже по себе знаю, хотя я 1,80 м, я всю жизнь работала моделью, и на каблуках, естественно, там сантиметров 12 ещё прибавляется. То есть примерно к 2-м там уже идёт. И неделя моды всегда проходит на Охотном ряду, в центре, и всегда вот эти туристы, китайцы, для них это как будто бы второй Кремль. Можно с вами, такие прибежали, сфотографировались. Я не представляю даже, я со своим ростом, а как вы. Вот психологически по детству не то, что как вы справляетесь со своим ростом?

Екатерина Гамова:

Тяжело. 

Елена Швец:

Вы по-другому не знаете, как было. Суть в том, как в детстве, были какие-то психологические, вот, я всех вижу и т.д. 

Екатерина Гамова:

Нет конечно, и комплексы были, тяжело было, и мало того, что я высокая, я ещё и очень худая была, это всё было, конечно. 

Елена Швец:

Да, штаны трубы я носила. 

Екатерина Гамова:

Дело даже не в том, что штаны трубы, чтобы скрыть эту худобу, такой период, я ребёнок того времени, когда был Советский Союз, и развалилось, и стала новая Россия, и было сложное время, когда моя мама не знала, во что меня одеть, в принципе. 

Елена Швец:

Да, то же самое. 

Екатерина Гамова:

Поэтому когда она плакала и не знала просто даже...

Елена Швец:

Все штаны бриджи. 

Екатерина Гамова:

Мне повезло, у меня мама шила и очень хорошо, поэтому так, чтобы я голая или штаны по колено, у меня не было. Но всё равно, обувь. 

Елена Швец:

У меня было, мне мама не шила. 

Екатерина Гамова:

Всё равно, ту же найти ткань, чтобы сшить. 

Елена Швец:

А какой размер, Катя, ноги?

Екатерина Гамова:

44-45.

Елена Швец:

44-45! У меня 41 такой, полноразмерный, и то я мучилась. 

Екатерина Гамова:

Мне просто все говорят: такой большой. Я говорю: послушайте, но я же не 1,70 м, то есть мне как-то надо более твёрдо стоять на земле. Я даже при всём своём росте, при всех своих параметрах я достаточно органично сложенный человек. 

Елена Швец:

Конечно. 

Екатерина Гамова:

Ты есть у меня ноги, руки, всё соответствуют тому, как я есть. Поэтому мне грех на что-то пожаловаться, ну я такая. 

Елена Швец:

Обувь на заказ только, естественно?

Екатерина Гамова:

Нет, конечно. 

Елена Швец:

Продаётся?

Екатерина Гамова:

Сейчас вообще, на самом деле, если девочки меня какие-то маленькие слушают, смотрят, очень часто мне задают такие вопросы, где я покупаю одежду, обувь. Проблем сейчас вообще нет. Европа, в России у нас, продаётся женская обувь и очень больших размеров, и очень маленьких, чтобы кто-то знал, я потому что знаю, что у женщин с очень маленькой ножкой тоже такие же проблемы. Сейчас все это есть, каких-то вопросов, проблем нет. У меня не очень длинные руки, я могу себе спокойно найти одежду, у меня достаточно узкие плечи. Джинсы сейчас тоже, если задаться целью, можно всё это найти. 

Елена Швец:

Суть в том, что не нужно иметь комплексов, друзья, если у вас такая комплекция, полюбите себя такими, сейчас выходы из любых...

Екатерина Гамова:

Голыми вы не будете. 

Елена Швец:

Не будете ни голыми, ни какими-то недолюбленными. Есть высокие мужчины, есть мужчины невысокие, она тоже вас могут полюбить, потому что у меня муж тоже ниже меня, вполне. У вас муж ниже вас ростом? 

Екатерина Гамова:

Он немножко ниже, но он очень высокий, 196. 

Елена Швец:

Ну да, потому что есть высокие мужчины, есть маленькие мужчины, которые любят высоких женщин, не комплексуйте, дети, дети, не комплексуйте, не пытайтесь переделать себя, это невозможно. То есть если вы, конечно, едите гамбургеры и у вас 110 кг веса, тогда пытайтесь. 

Екатерина Гамова:

Тогда займитесь своим здоровьем. Ешьте правильную еду. 

Елена Швец:

Но если у вас 41 размер ноги, как я в детстве всегда мечтала переделать пупок и отрезать один палец на ноге. Ну что за смехотура. Это странно. Я хотела по поводу семьи. Недавно тоже прочитала пост, такой сложный вопрос будет. Прочитала пост о том, как вы писали, что много лет прошло со смерти вашей мамы. 

Екатерина Гамова:

Да. 

Елена Швец:

Катя, как вы пережили в этот момент, сколько вам лет было?

Екатерина Гамова:

Мне исполнилось через несколько дней 25 лет. 

Елена Швец:

25 лет. 

Екатерина Гамова:

Да. 

Елена Швец:

Давайте просто не будем спрашивать, просто скажем, берегите, друзья, своих родителей, пока они ещё. 

Екатерина Гамова:

Цените то время, когда они здесь с нами, и все рядом. 

Елена Швец:

Да и позвоните мамам, это очень важно. 

Екатерина Гамова:

Я написала кстати, позвоните, напишите, обнимите, там правильно человек написал, а лучше придите и обнимите. 

Елена Швец:

Придите и обнимите, даже если вы живете в другом городе, приедьте, если у вас есть возможность, приедьте и сделайте сюрприз ей. 

Екатерина Гамова:

Я люблю делать сюрпризы, я приезжаю, например, в Челябинск я ездила, у меня там живёт моя тётя, я люблю делать сюрпризы. То есть я приехала и не сказала, что я приехала, возле двери я ей позвонила и сказала: открой дверь, там курьер стоит. Она открыла, а стою я. Я вообще люблю делать сюрпризы, поэтому... Для тети люблю. 

Елена Швец:

Мы, кстати, земляки. 

Екатерина Гамова:

Да, как мы выяснили. 

Елена Швец:

Да, я-то знала, я тоже из-под Челябинска, из города Златоуст, поэтому, может быть, ещё и поэтому. Я говорю, я в детстве смотрела волейбол, Ишмуратова, Светлана Ишмуратова у нас, стрельба и бег на лыжах как называется?

Екатерина Гамова:

Биатлон. 

Елена Швец:

Биатлон, господи, вылетело из головы. Биатлон и волейбол, мне кажется, самые мои любимые виды спорта были всегда, я за ними наблюдала. Катя, у нас, на самом деле, маловато осталось времени. Но у нас есть постоянная рубрика, называется «блиц». Это просто вопросики, не совсем блиц, и просто интересные вопросы, на которые я попрошу вас ответить. 

Екатерина Гамова:

Хорошо. 

Елена Швец:

Если нет, скажите: не буду отвечать. Итак, если бы вам предложили пережить один день из прошлого, в какой из дней вы бы вернулись? Один день. 

Екатерина Гамова:

День моей свадьбы. 

Елена Швец:

Свадьба?

Екатерина Гамова:

Да. 

Елена Швец:

Счастливенький?

Екатерина Гамова:

Очень весёленький. 

Елена Швец:

Весело было и здорово. 

Екатерина Гамова:

Весело было, близкие люди, у нас такая была тусовка, мы не хотели делать свадьбу-свадьбу, мы хотели сделать такой сейшн для друзей, у нас получилось. 

Елена Швец:

Здорово. Катя, что бы вы не сделали даже за 1 млн. $. За 2, за 3, не знаю, спортсменам, может быть, побольше цифру надо называть. За большую сумму денег, скажем так. 

Екатерина Гамова:

Не знаю. Есть какие-то рамки приличия для меня, которые я бы не переступила. 

Елена Швец:

Снялись бы в «Максим» с голой грудью?

Екатерина Гамова:

Нет, если бы прикрыто было, то почему бы нет. 

Елена Швец:

Можно, да? Ну, какие-то совсем, предательство, что-то такое. 

Екатерина Гамова:

Предательство, да, не знаю, публичное оскорбление кого-то, ну какие-то такие вещи больше, наверное. 

Елена Швец:

Я бы оскорбила за 1 млн. 

Екатерина Гамова:

Вы бы оскорбили? 

Елена Швец:

Я бы потом извинялась долго и поделилась, я бы поделилась. Я бы сказала: слушай, давай я сейчас тебя скорблю, мы распилим напополам. 

Екатерина Гамова:

Это уже сговор. 

Елена Швец:

Если есть ли талисман или вещь, которая особенно дорога?

Екатерина Гамова:

Сейчас это не талисман и не вещь, это наверное число, я бы так сказала. Я играла под 11-м номером и как-то оно так и пошло, сопровождает меня всю жизнь. У меня машина под 11-м номером, у меня номер телефона на 11, у меня какие-то даты важные, если так посмотреть, тоже там в 11 упирается. Мне кажется, это вот так. 

Елена Швец:

У меня был такой классный вопрос, я потом начала думать, сейчас я ещё его вспомню. Смогли бы вы выбросить из квартиры 250 вещей? Вот прямо сейчас прийти и выбросить, любых. 

Екатерина Гамова:

Маленьких? 

Елена Швец:

Каких-нибудь. 

Екатерина Гамова:

250 наверное нет. 

Елена Швец:

А попробуйте, я недавно пробовала, оказывается, можно и 500. Каких-то мелочей разных. 

Екатерина Гамова:

Я, на самом деле, стараюсь, чтобы у меня не складывался такой хлам, и наступает, бывает такой период, я называю «синдром Золушки». Когда ты берёшь вещь, и ты понимаешь, что ты с ней легко расстаёшься, и под эту историю можно выбросить сразу полквартиры. Я не останавливаю себя в такие моменты. 

Елена Швец:

Да? Но не всегда такие моменты наступают. 

Екатерина Гамова:

Не всегда наступают. 

Елена Швец:

Иногда жалко, иногда складируешь, перекладываешь. 

Екатерина Гамова:

Я себе всегда говорю: ну нет, тебе это не надо, выбрасывай. И всё, у меня как-то больше мне нравится, когда пусто. 

Елена Швец:

Мне кажется, голодное детство иногда работает, у меня работает иногда голодное детство, когда на всякий случай пусть полежит, может быть, пригодится. 

Екатерина Гамова:

Голодное детство, это с моим супругом тоже смеёмся, что у нас оно измеряется в вещах, это две категории вещей: это джинсы и обувь. Это видимо то, чего не хватало нам в жизни. 

Елена Швец:

Кроссовки всякие разные. 

Екатерина Гамова:

Кроссовки, обувь любая, ты покупаешь, ты думаешь: господи, уже 1050-е джинсы, зачем они тебе нужны? Но они же тебе подходят. И ты берёшь, потому что они тебе подходят, потому что именно в детстве этого видимо не было. 

Елена Швец:

Не хватало. 

Екатерина Гамова:

Не хватало, да. 

Елена Швец:

Здорово. В принципе, у меня тут ещё много вопросов, но времени у нас, к сожалению, нет. Катя, я очень рада, что вы ко мне пришли. Я хочу подарить вам кубочек героя, маленький такой геройский кубочек, передача «Путь героя». 

Екатерина Гамова:

Спасибо!

Елена Швец:

Спасибо вам большое за то, что вы такая прекрасная, за то, что вы дали нам болеть за вас, за то, что вы дали эти счастливые моменты игры. И пожелайте, пожалуйста, нашим телезрителям что-то от себя. 

Екатерина Гамова:

Пусть все будут здоровы, и хорошего вам настроения на долгие, долгие годы. 

Елена Швец:

Друзья, это была Екатерина Гамова, Лена Швец, «Путь героя», пока.

}