Владимир Красноухов Изобретатель логических, занимательных игр и головоломок, член Международного клуба изобретателей головоломок 07 ноября 2018г.
Умные игры Владимира Красноухова
В новой программе будем говорить о головоломках! О том зачем нужно нам ломать голову, чтобы получить итог, о пользе такого вида игрушек

Антонина Цицулина:

Добрый вечер, коллеги! Это программа «Да - Игра!» Каждую среду в 18 часов на канале Mediametrics мы говорим с вдохновляющими людьми, с ключевыми экспертами рынка игр и игрушек, детских товаров о нашей индустрии. Так уж случилось, последнее время нам везет на спикеров, которые очень давно в нашем рынке, которые являются основателями каждый в своем направлении. И я с большой гордостью, удовольствием и любовью представляю Владимира Ивановича Красноухова – одного из самых наших заслуженных известных изобретателей интеллектуальных игр, механических головоломок, развивающих, логических и занимательных игр, человек являющийся не просто основоположником, но популяризатором российской изобретательской школы этого сегмента игр. Владимир Иванович, добрый вечер!

Владимир Красноухов:

Добрый вечер!

Антонина Цицулина:

Рада вас видеть. Мы работаем в таком свободном формате. Представьте, что мы обсуждаем, что случилось за этот год, пока мы с вами не виделись. Я пыталась посчитать, сколько лет мы с вами знакомы. Поняла, что лет двадцать – это точно. Но все равно задам тот вопрос, который задаю абсолютно всем участникам нашей передачи. В какие игры любил играть маленький Володя Красноухов?

Владимир Красноухов:

Спасибо. Игры, игрушки, да? Что касается игр, для меня самая любимая игра была и, в общем-то, входит в число самых любимых сейчас – это шахматы. Почему – это отдельный разговор. А вот что касается игрушек, то самые любимые мои игрушки были и сейчас я играю в эти игрушки с удовольствием, они у меня и остались, – это набор столярных инструментов: молоток, ножовка, рубанок и все остальное. Дело в том, что мой отец был столяр, неплохой был столяр. И мне очень нравилось наблюдать, как он работает. И он меня не отгонял, а, наоборот, показывал приемы, показывал технологии и обучал, причем с самого раннего детства, насколько я себя помню. Мне повезло, можно сказать, с родителями. Так сложились их сиротские судьбы, что и у мамы, и у папы не было возможности даже посещать какую-то школу. Они не окончили ни одного класса, но были очень умными, можно сказать, даже мудрыми людьми. И отец работал, ему приходилось очень много работать, потому что у меня три брата, три сестры. Это достаточно большая семья. У отца была идея фикс, как говорится, – это дать своим детям образование. И эту мечту он вполне осуществил, но он дал больше. Он приучал детей и, в общем-то, я думаю, успешно, получать удовольствие от любой мастерски выполненной работы. Поскольку он был сам столяр, я любил возиться с ним в стружках, которые из-под его рубанка вылетали. Для меня стружка – это, не памперсы, а именно стружки – это первые воспоминания моего детства. Когда мне было, скажем, два с половиной года, я помню, мы жили в то время на Дальнем Востоке. Потом, когда мне исполнилось три года, приехали в Курск. И я помню, как я. Для меня запах стружки и сейчас остается самым любимым.

Антонина Цицулина:

Запахом детства.

Владимир Красноухов:

Да, запах детства. Отец не просто учил меня работать, нет, он обучил меня многим, как ни странно, законам физики. Как это было? Вот я пытаюсь забивать молотком гвоздик. Как правильно держать молоток, где центр тяжести. Ну, он по-своему это, может быть, это называл. Как его определить, когда два конца – один тяжелый, другой. Как это определить?

Антонина Цицулина:

Так-так-так. Кандидат технических наук вступил в диалог. Понятно.

Владимир Красноухов:

Да. Вот это он все показывал. Дальше. Я забиваю гвоздь. Край доски. Доска раскалывается. Отец. Как осторожно не бей молотком по шляпке гвоздя – доска раскалывается. Тогда отец мне показывает простой прием, который меня просто поразил: надо взять гвоздь, поставить его на шляпку и молотком притупить кончик. Для меня непонятно. Ну если притупить? Наоборот, надо заострить, казалось бы. Нет, притупить. Парадокс. Я не знал тогда такого слова, но понимал, что что-то тут не то. И отец мне объяснял, что если кончик острый, вот этот конус, то он доску распирает и слои расходятся. Если тупой – он как пробку выбивает, впереди себя гонит этот столбик древесины и спокойно. Я проверил: действительно, срабатывает. И дальше. Срабатывает до сих пор даже.

Антонина Цицулина:

То есть и вот это ощущение?

Владимир Красноухов:

Ощущение того, что что-то новое, парадоксальное.

Антонина Цицулина:

Удивительное, парадоксальное.

Владимир Красноухов:

Да, абсолютно. Это вот от простого русского, можно сказать, мужика, но классного столяра и очень порядочного человека.

Антонина Цицулина:

Вы знаете, я хотела построить сегодняшнюю беседу не идя от самого начала вашего жизненного цикла, в принципе, достаточно много публикаций о вас, где все это дело описывается, а вот с точки зрения уже вот этого багажа, который есть, жизненного пути, попытаться соотнести какие-то оценочные суждения по тому, что происходит сегодня с играми. Мы возьмем только сегмент интеллектуальных игр. Я знаю, что вы ездите очень много по миру, стараетесь ездить, посещаете все специализированные встречи людей, которые являются как бы супер профи в механических головоломках, ну и тому большому многообразию игр, которые там присутствуют. И, наверно, мы сойдемся с вами, а может быть, нет. Мы видим, как сегодня меняется игра детей, то есть появляется огромное количество новых категорий игр, которых не было. Те, привычные, игры трансформируются. Они раскладываются на множество составляющих. Такое ощущение, что у нас уже игр в миллионы раз больше, чем в принципе детям надо. С другой стороны, детям вообще не остается, нету свободной минутки поиграть в свободную игру. Все так распланировано, распланировано. И мы сейчас уже даже конкурируем не за, такое ощущение, не со своим коллегой за то, что купят мою игрушку или твою игрушку, а будет ли у ребенка вот эта минутка, когда они поиграют. Вот если брать ваш сегмент игр, вы давно в механических головоломках. Вот как вы сейчас. Меньше играют дети? Вы выросли вместе со своими детьми. Это все-таки для вас, это рынок, скажем, досуговой деятельности взрослых состоявшихся людей или же эта игра захватывает и все возраста и все сословия и все остальное? Вот коротко. Вот оттуда, а не сначала. Вот как на ваш взгляд все это? Вот механические головоломки двадцать лет назад и сегодня. Или сорок лет назад. Вот сегодня это рынок какой? Сегодня.

Владимир Красноухов:

Спасибо за вопрос. Вопрос очень трудный.

Антонина Цицулина:

Люблю трудные.

Владимир Красноухов:

Потому что отводится мало времени на его ответ.

Антонина Цицулина:

Да. А вы не рассказывайте, какие были рынки. Вы расскажите, в чем основные отличия сейчас.

Владимир Красноухов:

Основное отличие в том, что, не знаю, какой был раньше рынок, но я боюсь, что и сейчас рынка, может быть, как такового, не везде он создан, а, скорее, базар. Базар, да. Купил, продал. Что-то придумал и пытается автор продаться на этом рынке, ищет производителей.

Антонина Цицулина:

Мы говорим сейчас о рынке интеллектуальной собственности в полном объеме?

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Понятно. Маленькая ремарка.

Владимир Красноухов:

Хорошо. Тем не менее, есть авторы талантливые, без сомнения, которые что-то сделали толковое и пытаются продаться. Что касается, скажем так, все-таки детских игр, многие из этих авторов не знают, что существует целая наука о том, как играть, и эта наука называется «педагогика». Поэтому, наверно, это не мои слова, но я двумя руками за них голосую. Значит, у авторов развивающих игр должно быть, скажем, два родителя. Один из них – дизайнер, который придумал что-то умное, интересное, может быть, а второй – это педагог, играющий педагог причем. И тогда будет все хорошо. Забывают о существовании педагогики.

Антонина Цицулина:

Или не догадываются.

Владимир Красноухов:

В худшем случае даже не догадываются, что рядом есть специалисты, которым дайте – и они уже будут играть с вашими предметами. Они знают, как играть. Больше того. Играть для. Ну в этом сегменте, как вы говорите, там, конечно, велика составляющая такая интеллектуальная. То, что я придумываю, в общем-то, это возникает из математики, физики и психологии. Вот из этих трех составляющих. Почти по Гегелю. Так вот, три составляющие здесь. И придумывать можно с помощью различных разделов вот этих наук. Но и решать можно. Вернее, можно эту игру использовать и для дидактических целей, потому что, в общем-то, эти игры – это, скажем так, материальное воплощение неких нестандартных задач, и решать их можно тоже нестандартным образом. Там не хватает просто знаний, эрудиция тут вообще не нужна, а нужно умение нестандартно мыслить или вызывать в себе озарение. Просто знание и так далее – это в любом инженерном деле нужно, естественно, и нужны грамотные люди. Но и у нас, я думаю, таких достаточно.

Антонина Цицулина:

Да, это очень важно.

Владимир Красноухов:

Меньшее количество людей, которые способны изобретать, творить новое. К сожалению, телевидение вносит свой негативный вклад в это дело. Больше как бы готовят потребителя. Наверно, есть несколько каналов или несколько передач, где.

Антонина Цицулина:

Не будем о каналах.

Владимир Красноухов:

Да, не будем об этом, хорошо.

Антонина Цицулина:

Владимир Иванович, давайте вернемся к игрушкам. Вот смотрите, о рынке сегодняшнем и рынке будущем. Сейчас профессиональная дискуссия идет к тому, что современные, например, программы, в том числе архитектурные либо цифровизация, она сейчас методом перебора может создавать конструкторы, головоломки, ряд решений, когда меняется, поворот сюда, поворот сюда, и методом перебора можно делать.

Владимир Красноухов:

Подобрать, да.

Антонина Цицулина:

Вот здесь вы. Есть так называемые созданные из некого пула собранных, ну не знаю, класса, сегмента игр так называемые, условно. Ну я не знаю, надо ли к этому относиться уничижительно. Это тут один из вопросов. Созданных уже как бы с помощью вот таких решений, а не мозгом человека. Есть ли здесь угроза изобретателям, в лучшем смысле, изобретателям игр, – то, что их заменит искусственный интеллект либо программное обеспечение?

Владимир Красноухов:

Да, очень хороший вопрос. Я думаю, что ответ здесь существует. И я считаю, что человеческий мозг пока незаменим. И, конечно, у меня в моем арсенале, на ряду с теми инструментами, которые я назвал, топор, молоток и другие инструменты, конечно, мощнейший инструмент – это компьютер, это некие программы и так далее. Но я стараюсь сделать такие головоломки, которые с помощью программы не решишь или это будет очень сложная программа – не имеет смысла тратить столько средств и энергии на создание такой программы, чтобы решить конкретную головоломку. Это раз.

Антонина Цицулина:

А я про «создать», а не про «решить».

Владимир Красноухов:

Про создание, да. Без сомнения, там нужно некую изюминку вкладывать, которая делает эту задачу не стандартной, не создаваемой с помощью простого, скажем так, вернее, программы или простого перебора и так далее. Меня в детстве поражали некоторые парадоксы, то есть если ты чего-то там достиг, чего-то знаешь и вот эрудированный ты вроде бы человек и получаешь пятерки. Все хорошо. Но когда встречаешься с каким-то.

Антонина Цицулина:

Нестандартной задачей.

Владимир Красноухов:

Абсолютно нестандартной задачей. Тут плывешь, естественно, потому что эрудиция вся работает против этого, все.

Антонина Цицулина:

Установки?

Владимир Красноухов:

Конечно. Все навыки нашего мышления, которые даны в школе и так далее, привиты, они против этого. Я стал специально делать, придумывать головоломки, которые как бы против логики, так, чтобы умный человек, без сомнения, образованный и логически мыслящий и так далее, испытывал затруднения, и чтобы эти головоломки решались не с помощью вот этих знаний его все-таки, а с помощью некого озарения. Вот умение вызвать в себе это озарение – это как раз то, что отличает изобретателя от инженера, грамотного, хорошего инженера. Придумать что-то совершенно новое. Это трудно, и, тем не менее, в этом задача заключается. Я не хочу никак, естественно, своих коллег, изобретателей, ну, игровиков. Это очень достойные люди, которые превратили это в хороший бизнес, вполне удачный. Вы их знаете хорошо и я с ними знаком. Никак затрагивать. Но, честно говоря, мне как бы кажется, что много все-таки на рынке бродилок, ходилок всяких. Таких игр состязательных как бы с неполной информацией, когда уравниваются наши силы путем. Подбросили кубик – и кому-то больше повезло, а кому-то меньше. И начинается, тут элемент случайности вносится. Я как раз специалист в области теории вероятности. Это, в общем-то, одна из моих специальностей. И понимаю, что такое вероятность. Но в данном случае лучше брать совершенно детерминированные задачи какие-то, их решить с помощью интеллекта, но так, чтобы эти задачи решались нестандартным образом, чтобы они выглядели. Я могу сказать, что основоположник вот этого направления – Евклид. 300 лет до н. э. примерно. Он выпустил кроме «Начал» геометрии, которые дали, потом выросли в современную геометрию, он написал еще одну книгу. «Псевдария» называлась. Слово «псевдо» переводить не надо. Это был сборник задач парадоксальных, когда дважды два равняется пять. Понятно, что.

Антонина Цицулина:

Замечательно. Хорошо, Владимир Иванович.

Владимир Красноухов:

Но задача заключалась не в том, что решить эту задачу и определить дважды два – четыре, а найти ошибку, логическую ошибку в этих. Книга, к сожалению, не дошла до нас, но какие-то парадоксы, которые возникли, я был поражен ими. И потом я просто поставил цель – понять. И я как бы научился их синтезировать, такого рода, задачи, головоломки. И они сейчас на внешнем рынке как раз становятся достаточно востребованными.

Антонина Цицулина:

Давайте об этом поговорим, Владимир Иванович, о профессии, да.

Владимир Красноухов:

Да. Я хочу ответить на ваш самый начальный вопрос: как это выглядит за рубежом и так далее. Я только что вернулся, несколько дней назад вернулся из Бельгии и Голландии. Я думаю, что Голландия – одна из ведущих стран в этом направлении, на ряду с Японией, понятно. Но Япония – там своя традиционная, можно сказать, культура головоломок. Но Голландия – это же страна, совершенно необычная в этом плане. И небольшой эпизод, почти притча. Перед поездкой в Голландию на съезд так называемый Dutch Cube Day. Это День голландского головоломщика. Есть такой праздник. Не только там эти Хэллоуины. Так вот, перед поездкой я получаю, мне сообщают, что статья, где я, ну, обо мне там в том числе, речь идет в крупнейшей голландской газете «Фолькскрант», опубликовано. И мне присылают, ну, дочь пишет: «Пап, смотри». И перевод этой статьи. Очень крупный популяризатор науки в Голландии, доктор наук Йоника Смеетс. Она, так же, как и Сергей Петрович Капица, ведет, можно сказать, работу в газете «Фолькскрант» и на голландском телевидении. Ее знают все голландцы, которые смотрят телевизор и читают газеты. Знают все. Она написала статью в этой газете. Статья прям по нашей тематике. Читатель пишет ей: «Дорогая Йоника, дайте какую-нибудь задачу, чтобы мой мозг был занят в течение хотя бы одного выходного дня». Она пишет: «Хорошо». Ну так требуется это, такая игрушка. Поехала, как она пишет, к легендарному голландскому изобретателю, ну, он первый компьютер в Голландии делал, в противовес американским. Это Виллем (...19:40) – известный ученый в Голландии. И у него спросила: «Дайте что-нибудь для этого самого». И что-нибудь такое плоское, не обязательно объемное. Не сложное. Чтобы можно было в газете напечатать. Он говорит: «Ну хорошо». Вот, пусть читатели попробуют решить, потому что я несколько лет не могу ее решить, эту головоломку. Она посмотрела. Говорит: «Прекрасно. А все-таки решение какое? Вы ее придумали и не можете?» Он говорит: «Нет, это не я придумал. Это придумал один русский человек. Это Владимир Красноухов». Больше того, он говорит ей: «Меня обескураживает то, что на чемпионате России в 2007 году, как тут написано, в этикетке, с этой задачей за три минуты справились несколько человек, а за десять минут решили. Эти русские способны решать вот такие задачи за такое время, а я три года не могу ее решить». Ну, нашел решение, дал ей. И она написала об этом: «Владимир Красноухов и так далее, и так далее». Ну мы посмеялись. Для меня это, в общем-то, честь, конечно. Дочь поблагодарила Йонику. И спросила у нее: «Можно встретиться с вами?» Она говорит: «Для меня это вообще будет чудо». Дело в том, что мы в городе Лейдене, где она.

Антонина Цицулина:

Владимир Иванович, давайте, у нас передача.

Владимир Красноухов:

Я понял.

Антонина Цицулина:

У меня очень много вопросов. Я боюсь, что мы просто не успеем.

Владимир Красноухов:

Я хочу сказать, что там играют взрослые люди.

Антонина Цицулина:

Хорошо.

Владимир Красноухов:

И эти головоломки рассчитаны независимо от возраста, то есть если это игрушки, то и для взрослых тоже, и это тоже моя аудитория.

Антонина Цицулина:

Что вас поразило? Давайте все-таки мы вернемся и очень коротко я вам позадаю вопросы, вы мне поотвечаете за минуту.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Вот вы ездите, порядка двух-трех поездок в год на ведущие съезды головоломщиков и все остальное. Что вас удивило? Появляется ли сейчас абсолютно новый класс головоломок? Если появляется, то какой он? Я знаю, что вы занимались классификацией головоломок.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

И даже у вас есть труды по этому. Вот из нового. Есть ли новые головоломки?

Владимир Красноухов:

Есть.

Антонина Цицулина:

И что это?

Владимир Красноухов:

Новые головоломки появляются, причем на совершенно неожиданном месте. Это не всегда связано с новыми технологиями. Понятно, что трехмерное.

Антонина Цицулина:

Что это?

Владимир Красноухов:

Что это? Вот я пишу. Симметриксы. Новое семейство задач на складывание фигур. Симметриксы. Законодатели здесь, к сожалению, не мы, а японцы. Я когда увидел, очень сильно удивился.

Антонина Цицулина:

Это какой класс задач? На что?

Владимир Красноухов:

Это класс задач именно на складывание. Надо некое минимальное количество элементов геометрических, и сложить симметричную фигуру.

Антонина Цицулина:

А что, разве раньше такого не было?

Владимир Красноухов:

Не было.

Антонина Цицулина:

Именно на симметрию?

Владимир Красноухов:

До японцев не было.

Антонина Цицулина:

Здорово!

Владимир Красноухов:

Да, здорово.

Антонина Цицулина:

А что еще?

Владимир Красноухов:

Нет, на симметрию.

Антонина Цицулина:

Я поняла, а еще что?

Владимир Красноухов:

Так вот, когда японцы начали выпускать, я тоже попробовал в этом жанре поработать. Вот сейчас я сочинил какое-то количество головоломок. Они имели потрясающий успех там, на Западе. И в результате другие начали изобретать. Немец, голландец.

Антонина Цицулина:

Понятно, открылся новый класс, туда пошли другие участники.

Владимир Красноухов:

Открылся новый класс, да.

Антонина Цицулина:

Хорошо.

Владимир Красноухов:

А сейчас эту книжечку я просто написал для себя как справочник, а немцы спрашивают: «А можно мы издадим ее на немецком языке?» Американцы спрашивают: «А можно мы на английском издадим?»

Антонина Цицулина:

Ну когда появляется новый класс. Или новая технология или новый класс.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

А если говорить о новых технологиях, они пришли в механические игрушки? Если пришли, то что? Какие технологии?

Владимир Красноухов:

Понятно, что трехмерное проектирование очень хорошие возможности дает.

Антонина Цицулина:

Пришли они, да?

Владимир Красноухов:

Пришли.

Антонина Цицулина:

Так, а еще?

Владимир Красноухов:

Но эстетически почему-то пока еще.

Антонина Цицулина:

Понятно.

Владимир Красноухов:

Приятно держать в руке. Все-таки пока отлиты, даже если из пластика, то на термопластавтоматах, на пресс-формах сделаны, так еще. Но уже продвигаются трехмерные. Уже иногда очень качественные делают.

Антонина Цицулина:

Скажите, пожалуйста, а вот с точки зрения компаний, людей, кто сейчас? Ну понятно, то есть мы с вами проговорили, что пользователи – это и дети, это и специалисты.

Владимир Красноухов:

Взрослые, да.

Антонина Цицулина:

Это целое сообщество, где проводятся чемпионаты, фестивали, съезды, то есть это свой собственный мир людей увлеченных этим. А если говорить об организациях или о людях, есть ли класс молодых новых изобретателях?

Владимир Красноухов:

Да, без сомнения.

Антонина Цицулина:

То есть вот приток свежей крови, свежей силы есть там?

Владимир Красноухов:

Абсолютно. Россия настолько богата талантами. Я не сомневаюсь, что первое место было бы обеспечено и в плане, так сказать, интеллектуальных продуктов, а не просто, так сказать, такого производства, без сомнения. Я могу назвать целый ряд изобретателей.

Антонина Цицулина:

Кого бы вы отметили? Вот если вы считаете, наиболее перспективные или вы считаете, что он олицетворяет с новыми? Мы с вами уйдем – они придут. Вот с новыми звездами? Это кто? Можно? Вот кого бы вы назвали?

Владимир Красноухов:

Дело в том, что.

Антонина Цицулина:

Ну вот вам хотелось бы отметить. Ну назовите мне хотя бы.

Владимир Красноухов:

Ответить я хотел бы вот что.

Антонина Цицулина:

Кого?

Владимир Красноухов:

Во-первых, Анатолий Тимофеевич Калинин.

Антонина Цицулина:

Его мало назвать молодым изобретателем. Я про молодых изобретателей.

Владимир Красноухов:

Да, но молодой чем отличается от старого?

Антонина Цицулина:

Возрастом. Я про возраст, да. Не про то, что он только пришел в рынок.

Владимир Красноухов:

Вы про возраст, хорошо. А я считаю так, молодой – если ты способен свежие идеи генерировать, совершенно современные, вот и все.

Антонина Цицулина:

Я согласна. Я сейчас немножко про другое спросила. Я про преемственность.

Владимир Красноухов:

Преемственность. Понял.

Антонина Цицулина:

Вот сейчас приходят ли, новая плеяда организаций, людей? Я поэтому в самом лучшем смысле с точки зрения возраста.

Владимир Красноухов:

Я сначала тогда отвечу на другой незаданный еще вопрос. А где они и почему их нет? Дело в том, что в смысле рынка это не самый выгодный товар. Не самый выгодный.

Антонина Цицулина:

Мы же с вами понимаем, что здесь мотивация людей, которые занимаются интеллектуальным трудом либо очень увлечены в этом направлении, для них, безусловно, финансовая составляющая важна, но она не всегда приоритетна, в самом хорошем смысле этого слова.

Владимир Красноухов:

Согласен с вами.

Антонина Цицулина:

Давайте все-таки постараемся ответить, а то мы уже скоро заканчиваем и не успеем обсудить.

Владимир Красноухов:

Извините, да. Я начал перечислять: Калинин Анатолий Тимофеевич. Это корифеи.

Антонина Цицулина:

Это корифеи. Давайте тогда сначала о корифеях, хорошо.

Владимир Красноухов:

О корифеях. Калинин Анатолий Тимофеевич. Ирина Новичкова. Она озабочена, может быть, еще и другими проблемами, чисто такими вот как бы производственными и так далее, но она очень креативный изобретатель. Я бы отметил еще – Николай Иванович Авилов. Заслуженный учитель Российской Федерации, в станице живет в Ростовской. Тогда Николай Иванович Авилов. Как бы он здесь смотрелся бы хорошо, интересно! Потому что он прекрасный педагог, во-первых.

Антонина Цицулина:

Хорошо. Спасибо.

Владимир Красноухов:

Дальше. Геннадий Ярковой.

Антонина Цицулина:

А если из новых, из молодых, кто-то пришел сюда? Яркие звезды.

Владимир Красноухов:

Конечно. Я думаю, что это и Кирилл Гребнев, и Дмитрий Певницкий, и Евгений Григорьев из Чебоксар. Он придумывает Кубика-Рубика-подобные, так сказать, головоломки, прекрасный дизайнер, все хорошо. Но рынок этот уже занят, ниша эта давно забита, и все люди, которые, может быть, менее талантливы, но, так сказать, более пробивные, они уже это все захватили, все эти. И можно еще назвать много, но это речь идет о том, как придумать, но вторая-то компонента, не менее важная, – педагогика этой игры.

Антонина Цицулина:

Сейчас мы обязательно к этому вернемся. Давайте вернемся к бизнесу. У нас В2В-передача для предпринимателей, в первую очередь. Смотрите, ведь вы, даже из всех перечисленных, имеете, наверно, наибольшие достижения с точки зрения, у вас есть как бы опыт на международном уровне и продажи интеллектуальных прав.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

И совместный выпуск с зарубежными производителями ваших головоломок.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

И организация собственного производства. То есть вы попробовали разные вот эти вот циклы как таковые. И понятно, что, то есть вы понимаете, сколько можно было бы еще сделать. Это сейчас, я думаю, что точно мы не успеем в оставшееся время сделать.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

И оно безрезультатно. Ну то есть к чему? Ну посетуем мы. Но я абсолютно разделяю с вами идею о том, что с точки зрения инновационной активности, с точки зрения создания конкурентоспособных на международном уровне продуктов, это обязательно наукоемкий и высокоинтеллектуальный продукт.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

И если нам и пытаться где-то конкурировать, – это используя все культурно-образовательное наследие.

Владимир Красноухов:

Абсолютно.

Антонина Цицулина:

Всю нашу природную смекалку, и создавать те продукты, в нише которых вы работаете. И вот если говорить, какие вы советы дали молодым изобретателям, которые придут на этот рынок, и у них однозначно получится то, что не получилось у нас с вами или у наших коллег, то три совета от Владимира Ивановича Красноухова сможете сформулировать?

Владимир Красноухов:

Один совет точно могу сформулировать.

Антонина Цицулина:

Ну давайте один.

Владимир Красноухов:

Начну все-таки тогда с личного примера. У меня есть разработка, называется. А-а-а, ну вот она, собственно говоря. Это такая лодочка с черепашками. Это советский патент за 1989 год. Чтобы эту штуку сделать, я нашел в журналах физических наук статью доктора наук Карапетяна. Дифференциальные уравнения, описывающие динамику движения твердого тела и так далее и так далее. И там система дифференциальных. Там ни одной картинки нет. Там физика, причем такая крутая физика. Вот в решении этих дифференциальных уравнениях заключено все, что нужно для того, чтобы было сделать эту лодочку. То есть, поняв эти области, нарисовав их, я понял, что надо. И дальше делал все вручную. Но я знал, что в какой-то степени надо менять, чтобы этот эффект состоялся. Эта штука был одним из моих как бы ключевых моментов, потому что у меня заказали ее сразу же. Заказал японский университет на Окинаве. Заказал несколько сотен. Не буду называть полностью цифры и так далее. У меня ее заказали аэрокосмические фирмы США. Несколько. Это в качестве бизнес-сувениров, там перед рождеством и так далее. В Париже наукоград заказал у меня, два заказа сделал на эти штуки по несколько сотен штук и так далее. Игрушка это или что? Но для того чтобы ее создать, нужно владеть вот этими.

Антонина Цицулина:

Знаниями.

Владимир Красноухов:

Пониманием дифференциальных исчислений и так далее и так далее. И у нас как делается? Или кто-то придумал куколку. Ну да, вроде бы на Барби похожа и так далее. Но тот, кто придумал, он в этом же разбирается.

Антонина Цицулина:

А придумать Барби – круче. Я понимаю. Я другой вопрос хочу задать. Скажите, я вот. Это, конечно, высший пилотаж.

Владимир Красноухов:

А ученые, которые в этом разбираются, в этих дифференциальных уравнениях, они далеки от игрушек.

Антонина Цицулина:

Действительно, это серьезная профессия – придумывать и разрабатывать игры. Тут никто спорить не будет.

Владимир Красноухов:

Поэтому сказать: ребята, давайте, вперед. Ну это получится пазл.

Антонина Цицулина:

Владимир Иванович, я сейчас задам вопрос. Но смотрите, вот вы говорите, ну, оперируете такими знаниями, умениями, но ребенок, когда играет с этой, он же в обратную сторону не раскрутит. То есть если рядом не будет понимающего взрослого, который сможет, используя эту игру, рассказать эти законы. Он будет с ней играть просто как с забавой, которая занимательна, и все.

Владимир Красноухов:

Которая занимательна и которая парадоксальна. Не просто крутится как юла, а парадоксальна.

Антонина Цицулина:

Да. И это очень важно.

Владимир Красноухов:

Потому что он подумает: «Как так?»

Антонина Цицулина:

Почему их надо использовать в образовательном процессе.

Владимир Красноухов:

Да. Но это вы про ребенка сказали. А про взрослого почему вы не говорите? Взрослый тоже.

Антонина Цицулина:

Ну потому что наша игра, мы говорим все-таки про рынок игрушек для детей.

Владимир Красноухов:

А-а-а, детские. Понятно, да.

Антонина Цицулина:

Я сейчас разбираю еще как бы то наследие, которое у нас осталось от нашей научно-практической конференции. Мы выпустили наш печатный сборник. И там очень много, в том числе и ваша статья, там очень много вот таких важных вещей. И я свято верю в то, что уже в этом, в прошлом, а в последующие, ближайшие три года, наука очень серьезно придет в разработку игр и игрушек. Вы два раза отметили тему дизайна. Спасибо вам огромное, потому что это сейчас предмет моих очень серьезных забот. Не знаю, вы слышали или нет, мы запускаем специальную международную образовательную программу. Я хочу создать российскую школу дизайна игр и игрушек. Сейчас у нас шесть ведущих университетов вместе со студентами в течение года будут разрабатывать по брифам, по заказам конкретных производственных предприятий конкретный класс игрушек. Я буду очень признательна, если вы найдете в своем графике время и ряду студентам покажете, расскажете, и расскажете вот эту механику, вот этот творческий процесс, как придумывается эта игрушка, и вдохновить их, как вы можете вдохновлять. Пользуясь случаем, в прямом эфире я вас приглашаю.

Владимир Красноухов:

Спасибо.

Антонина Цицулина:

Согласуем с вами график. Когда вам будет удобно, организуем такую встречу. Это очень важно. Очень важно. Но я возвращаюсь все-таки к вам, как к вам. Скажите, пожалуйста, вот если, вы сами начали этот разговор, вот если перечислить, с точки зрения профессионального пути, есть какие-то главные, или самые любимые, или самые дорогие? Вот это ваши детища. Вы можете назвать свои главные головоломки?

Владимир Красноухов:

Если семья большая, то трудно выделить одного ребенка.

Антонина Цицулина:

Да. А я поэтому, вот три мне назовите, и все. Три.

Владимир Красноухов:

Понятно. Три моих собственных, да?

Антонина Цицулина:

Конечно, ваших собственных.

Владимир Красноухов:

Это вот это.

Антонина Цицулина:

О которой мы уже говорили.

Владимир Красноухов:

«Русские упрямые черепашки». Под таким названием они известны в разных. Дальше. «Черный квадрат 2».

Антонина Цицулина:

Мой любимый.

Владимир Красноухов:

Да. На сайте BBC было написано: «Дайте решение, иначе мы облысеем скоро. Я уже волосы стал терять». Вот это. И «Курский кубик», пожалуй, то есть пазл, но доведенный до минимума. Не максимума элементов. До минимума. Три элемента всего. Он трехмерный, но разобрать его можно, пользуясь только законами физики.

Антонина Цицулина:

Владимир Иванович, я очень люблю эту головоломку, и у нее есть своя история.

Владимир Красноухов:

Да. Спасибо.

Антонина Цицулина:

Я просто. Сейчас коллеги делают совершенно замечательный конкурс. Они делают. Путешествуют по России. И делают конкурс региональных вот этих вот всяческих разработок сувениров и все остальное. Я думаю, «Курский кубик» надо туда подать.

Владимир Красноухов:

С удовольствием.

Антонина Цицулина:

Хотя у него уже столько регалий.

Владимир Красноухов:

Регалий хватает, да.

Антонина Цицулина:

Но вот с точки зрения привязки к территории.

Владимир Красноухов:

Вошел в топ-10.

Антонина Цицулина:

С точки зрения известности, да. Вошел в топ-10? Закончите.

Владимир Красноухов:

Спасибо Василию Ивановичу, моему брату, который помог мне его материализовать.

Антонина Цицулина:

В топ-10. Надо договорить. В топ-10 чего он вошел?

Владимир Красноухов:

В топ-10 – это на соревнованиях по головоломному дизайну в Берлине в 2011 году. Он вошел.

Антонина Цицулина:

В топ-10 знаковых.

Владимир Красноухов:

Лучших головоломок мира.

Антонина Цицулина:

Лучших головоломок мира. Назовите мне речитативом, как это, частушкой, в каких странах сейчас продаются ваши головоломки?

Владимир Красноухов:

Япония. Фирма Hanayama делает.

Антонина Цицулина:

Две минутки у нас осталось.

Владимир Красноухов:

Нидерланды. Фирма Recent Toys. Много делалось в Испании. Фирма (...36:41). В Германии фирма Philos.

Антонина Цицулина:

А куда проданы лицензии? Вот в эти же страны, да? Вы им продаете лицензию на производство?

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Они платят авторские отчисления?

Владимир Красноухов:

Платят.

Антонина Цицулина:

Здорово!

Владимир Красноухов:

Royalty так называемый. Я плачу налоги с этих royalty и сплю спокойно.

Антонина Цицулина:

Я, знаете, еще, вот коротко. У нас осталась минутка. Я знаю, что у вас музей механических головоломок. Сколько сейчас в вашей коллекции?

Владимир Красноухов:

В коллекции, я думаю, четыре с лишним. Иногда трудно отличить одно от другого.

Антонина Цицулина:

Да.

Владимир Красноухов:

Потому что идет непрерывное как бы совершенствование. Иногда уже современный подлинник очень отличается от прототипа. Поэтому тут трудно. Ну четыре с чем-то.

Антонина Цицулина:

Самая старая какая? Сколько ей лет?

Владимир Красноухов:

Самая старая. Головоломка, копия которой побывала в космосе, на корабле Прогресс-16 была запущена на станцию Салют-6, где космонавты устанавливали.

Антонина Цицулина:

Я прямо мечтаю о выставке вашего музея.

Владимир Красноухов:

Это было бы интересно, да.

Антонина Цицулина:

А вы не оцифровываете? Не думаете, что можно сделать все-таки сейчас цифровой такой музей? Надо подумать над этим вопросов.

Владимир Красноухов:

Надо подумать.

Антонина Цицулина:

Хорошо.

Владимир Красноухов:

Тем более что в США есть такого рода музей.

Антонина Цицулина:

Да.

Владимир Красноухов:

Library в штате Индианаполис в университете.

Антонина Цицулина:

Да, давайте подумаем над этим.

Владимир Красноухов:

И там, в этом музе, пятьдесят, наверно, тысяч, в том числе там сотня с небольшим мои головоломки и Ирины Новичковой. В этом музе.

Антонина Цицулина:

Здорово. Надо будет обязательно поговорить с Ириной.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Я очень надеюсь на то, что все-таки российская школа головоломок, основоположником которой вы являетесь и ваша школа головоломок Владимира Красноухова, продолжится. И вы, наверно, один из немногих, у кого есть последователи и есть ученики. Ирина в том числе ваша ученица.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Уже самостоятельный мастер, но все равно вдохновляли.

Владимир Красноухов:

Дмитрий Певницкий, подчеркиваю, что он мой ученик.

Антонина Цицулина:

Дмитрий Певницкий тоже, да, ученик. Это очень важно, чтобы эта школа развивалась, эта была.

Владимир Красноухов:

Конечно, да.

Антонина Цицулина:

Удачи, здоровья вам! Огромное. Рада, что вы принимаете участие во всех наших мероприятиях. Давайте попробуем посмотреть, есть ли у нас потенциал в молодых ребятах, студентах, которые понимают.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Ну и мы с вами понимаем, что сегодня игровые технологии активно пошли в образовательный процесс. И будем надеяться, даже Александр Ильич Савенков говорил, что они будут делать Очень факультет интеллектуальных игр.

Владимир Красноухов:

Очень интересно, да.

Антонина Цицулина:

И, конечно, нам все надо туда и им помогать. Но очень важна. Вот вы сделали, я знаю, очень хорошую классификацию, описание этих игр, работаете в этом. Я думаю, что с тем багажом, который у вас есть, может быть, хотя бы какое-то описание эволюции. Вот для меня сейчас интересна эволюция игрушек. Мы об этом много говорим: как они трансформируются, как они представлены, вот где они применяются и все остальное. Я знаю, что у вас очень напряженный график.

Владимир Красноухов:

Да.

Антонина Цицулина:

Но, тем не менее, я буду очень рада, если вы что-то на этом.

Владимир Красноухов:

И три совета вы просили молодым.

Антонина Цицулина:

Давайте.

Владимир Красноухов:

Три совета. Первый совет. Я боюсь, что я буду неоригинален, тем не менее, первый совет: учиться. Второй совет: учиться. И третий совет: учиться. Учиться, учиться. Потому что знаний столько сейчас в последнее время, что мы не успеваем их переваривать. Но без них тоже нельзя никак двигаться вперед.

Антонина Цицулина:

А я, наверно, бы со своей стороны еще добавила, что в игре, игрушке, не важно, игровое оборудование, игровая среда, сейчас уже говорят, гибридный новый класс, всегда очень важна, вот то, что вы говорите, вот эта вот занимательность, вдохновение.

Владимир Красноухов:

Занимательность, да.

Антонина Цицулина:

Некий вот этот инсайт.

Владимир Красноухов:

Совершенно верно, да.

Антонина Цицулина:

Вот то, что вот эту ходилку, эту головоломку, извините, машинку, ведерко, делает.

Владимир Красноухов:

Занимательной, да.

Антонина Цицулина:

Игрушкой, которая развивает главную детскую игру.

Владимир Красноухов:

Да, но я ни в коем случае не хотел никак обидеть наших игроков.

Антонина Цицулина:

Мы все это понимаем.

Владимир Красноухов:

Потому что уже здорово, и спасибо им, они хотя бы отвлекают этими играми ребят от подворотни. Так, наверное. Сидят себе, играют.

Антонина Цицулина:

Да, сейчас вы тоже, да? Головоломки – как раз вот тот класс игр, который иногда разъединяет всю семью, а иногда объединяет. Это когда спорят.

Владимир Красноухов:

Не разъединяет, только объединяет, в хорошем споре, диалоге.

Антонина Цицулина:

У нас с вами очень много случаев, когда пишут и говорят: «Вы обрушили мой авторитет перед ребенком. Напишите, расскажите, как собрать эту головоломку». Как это так?

Владимир Красноухов:

Да-да.

Антонина Цицулина:

И мы с вами подсказываем.

Владимир Красноухов:

Таких писем много. Конечно.

Антонина Цицулина:

Таких писем много. Подсказываем. А я все время говорю, когда дарю вашу головоломку. Я делаю это всегда с удовольствием. И говорю, значит, одно: «Если не получится – отдайте ребенку и не мешайте».

Владимир Красноухов:

Конечно. Не мешайте, самое главное, потому что подходят мамаши и начинают неправильно подсказывать.

Антонина Цицулина:

Неправильно подсказывать, да.

Владимир Красноухов:

Абсолютно, да. Вот это тоже, да.

Антонина Цицулина:

Здорово! Спасибо вам огромное.

Владимир Красноухов:

Спасибо.

Антонина Цицулина:

Творческих удач, успехов! Много новых замечательных головоломок. Вы знаете, я тоже не удержусь. Понимаю, что мы перебрали, но расскажу. Я, честно, глаза были на мокром месте. Никогда не отличалась сентиментальностью, но когда я в Японии зашла в самый большой магазин игрушек, и вот идешь, и ты к этому не готов, и все остальное. И вдруг я вижу в удивительном качестве в прекрасной упаковке знакомое. А я думаю: «Контрафакт. Ну это же Владимира Ивановича».

Владимир Красноухов:

Нет-нет.

Антонина Цицулина:

Я открываю. Я читаю. И когда я вижу, там написано: «Владимир Иванович Красноухов». Это такая гордость.

Владимир Красноухов:

Да, (...42:23).

Антонина Цицулина:

Это такая вся история. И это классно!

Владимир Красноухов:

Спасибо. Я хотел бы все-таки еще на ваш один вопрос все-таки ответить немножко – это как играть. Как играть? Смотрите, пожалуйста, статьи. Смотрите работы Ирины Казуниной, Сергея Григорьева, Евгении Пайсон в Интернете. Этого хватает. Вот эти три фамилии смотрите – и вы увидите, как нужно играть с ребенком. Это очень важно.

Антонина Цицулина:

Спасибо.

Владимир Красноухов:

Спасибо вам.

Антонина Цицулина:

На этом мы заканчиваем.

}