Виктор Ярмоленко Основатель группы предприятий «Русский стиль» 24 октября 2018г.
История игрушек - Русский стиль!
В новой программе будем говорить о «русских игрушках», о людях, двигающих национальный рынок детской игрушки

Антонина Цицулина:

Добрый вечер, коллеги! Это программа «Да - Игра!» на канале Mediametrics. И мы продолжаем, теперь уже по средам, в 18 часов говорить о рынке игр и игрушек. Цикл передач «история игрушек в лицах» вызвал живой интерес, поступили вопросы. Я решила ее продолжить. Пригласила к нам сегодня в студию одного из старейших представителей нашего постсоветского, уже российского современного, игрушечного пространства, который с 1992 года, да?

Виктор Ярмоленко:

С декабря 1992 года.

Антонина Цицулина:

С декабря 1992 года занимается рынком игр и игрушек. В гостях у нас Виктор Ярмоленко – основатель группы компаний «Русский стиль». Виктор, добрый вечер!

Виктор Ярмоленко:

Добрый вечер! Спасибо за приглашение.

Антонина Цицулина:

Спасибо за то, то нашел в своем графике, все-таки сейчас игрушечный сезон. Он, кстати, начался или как?

Виктор Ярмоленко:

Движется в правильном направлении – к 31 декабря.

Антонина Цицулина:

Да, мы романтики. Виктор, вы для меня один из тех романтиков российского рынка игрушек, который много лет, скорее, вопреки, чем благодаря, занимался его развитием. Мы сегодня будем об этом говорить. Я буду задавать такие всякие вопросы. Самый первый вопрос немножко другой. Он такой традиционный для всех. Помните ли вы свою любимую игрушку? Что это за игрушка?

Виктор Ярмоленко:

Я нетрадиционно отношусь к игрушке, поэтому.

Антонина Цицулина:

Игра.

Виктор Ярмоленко:

Я с детства занимался спортом и основные мои игрушки – это были спортивные. А так моя любимая игрушка. Наверно, основная профессия, которой я отдал длительный промежуток времени, – военная, она оттуда и пошла. Это оружие. Причем оружие производства «Огонек».

Антонина Цицулина:

У нас как раз компания «Огонек» планируется в одну из встреч, и я обязательно им об этом скажу. Видите, какие близкие коллеги. А в какие игры любит играть ваш самый младший ребенок?

Виктор Ярмоленко:

Самому младшему ребенку сейчас 4,5 года.

Антонина Цицулина:

Здорово!

Виктор Ярмоленко:

В большей степени он сейчас отдает себя конструированию. Где-то последние, наверно, полтора года он занимается именно тем, что собирает из различных конструкторов как то, что и мы сами производим, в большей степени ему нравится производство технолога, потому что это дает возможность делать свою игровую среду. Ну и, естественно, LEGO.

Антонина Цицулина:

Естественно, LEGO.

Виктор Ярмоленко:

Как лидер, да.

Антонина Цицулина:

Здорово! Давайте так. 1992 год. Все фабрики закрыты, производство не работает, каждый выживает так, как выживает. Только закончился 1991 год со всем тем, что было в том 1991 году. Что подвигло вас? Почему вы приняли решение заниматься игрушкой?

Виктор Ярмоленко:

В данном случае решение было принято заниматься у нас не только игрушкой. Было четыре офицера, которые приняли решение уйти из служения Родине и начать свой путь в бизнесе. Соответственно, было выбрано два направления. Одно из них – игрушка. Почему именно игрушка? Потому что было достаточно большое количество детишек у двух основателей, соответственно, у меня и у Сергея Блажилина. С одной стороны, мы не наигрались сами, с другой стороны, хотелось, чтобы наигрались наши дети. Потому что в то время разваливался Советский Союз, соответственно, производство все разваливалось. В магазины начали поступать более интересные продукты западного рынка. И нам захотелось, чтобы наши детишки могли играть в том числе интересными продуктами, которые будут созданы именно в интересах и на основе российского менталитета.

Антонина Цицулина:

Поэтому группа компаний «Русский стиль», да?

Виктор Ярмоленко:

Именно поэтому группа компаний «Русский стиль». Название возникло именно исходя из нашего подхода, из нашего внутреннего, скажем так, духа, который нам долгое время прививали, в хорошем смысле слова. И вот поэтому мы и назвали «Русский стиль».

Антонина Цицулина:

Скажите, пожалуйста, вот уже позже, я так поняла, это был тоже ваш выбор, вы решили инвестировать в производство, по сути, не выкупив, а вложившись в профессиональную команду производителей игр и игрушек из Сергиева Посада, бывшего Института игрушки. Так возник «Русский стиль Подмосковья» и производственная площадка.

Виктор Ярмоленко:

Практически так. На том момент времени мы плотно работали с Институтом игрушки, соответственно, с его основателем – Лобачевым. И нам было предложено создать совместный проект. Мы нашли площадку. Часть людей из Института игрушки, поскольку там ставки резались, площади сдавались в аренду, мы забрали под себя. Вот это был наш, скажем так, первый вклад в развитие российской игрушки. С этого мы и начали. Это был 1993 год.

Антонина Цицулина:

Смотрите, мы потеряли Институт игрушки как Институт игрушки полностью, а вам удалось сохранить, наверно, тех, кто остался, наверно, по состоянию на сегодня, включая, я так понимаю, и пресс-формы вы тоже забрали, да? И какие-то разработки?

Виктор Ярмоленко:

К сожалению, пресс-форм в Институте игрушки было не очень много. А разработки были, и разработки мы забрали. Коллектив основной (научно-технический персонал) перешел к нам. И, соответственно, именно с этого и началась наша работа.

Антонина Цицулина:

Знаете, вот, Виктор, интересно. Мы много уже лет знакомы, а я так и не знаю, никогда не задавала этот вопрос, наверно, пришло время задать. Вот начинали – доля игрушек была никакая. У нас тогда остался только из государственных институтов Котовский пороховой завод, который делал «Котовские неваляшки». И то сейчас там несколько юридических лиц, которые производят. И Чебоксарский – там, где до сих пор делают мячи, и с которыми вы прекрасно работаете. То есть доля была ничтожна, а все фабрики акционировались, какие-то развалились, какие-то сохранились. И в это время пришли новые люди, новые лица, которые начали создавать этот рынок. Вы, Константин Щербинский, Константин Кривенко и Константин (...07:34). Некоторых уже, к сожалению, и нет. И другие старейшие. «Огонек», команда. Сергей Блажилин, вы назвали. Еще другие подтянулись коллеги. Но вы, в отличие от всех, на определенном этапе делали то, что не делал никто, то есть вы инвестировали в производство и возрождали и сохраняли производство Института игрушки. Потом была компания «Технолог», которая вышла на экспорт неудачно. Взяла на себя все ошибки, какие только можно было. А вообще было очень перспективное направление, команда. Сейчас очень много идут фэнтези, и, наверно, они тогда еще опередили свое время. Потом, насколько я знаю, вы инвестировали в другого старейшего российского производителя, который находится в Смоленской области – в «Росигрушку». Вот каждый раз это было для вас что? Ведь это нельзя назвать такими чистыми инвестициями.

Виктор Ярмоленко:

В данном случае, природа этих инвестиций в каждом случае была индивидуальной. Если мы говорим об Институте игрушки, с одной стороны, это был наш интерес, а с другой стороны, предприятие разваливалось, и мы считали правильным и необходимым сохранить то, что можно было сохранить, и преумножить и внедрить в жизнь те разработки, которые у не были реализованы. Если говорить о второй инвестиции. Вторая наша инвестиция была в «Лену». Это было совместное предприятие с немцами. Было очень интересно. И было очень перспективное. Собственно, оно и работает на сегодняшний день. У нас есть там два направления. Первое направление – это то, что мы производим сами полностью, из тех пресс-форм, которые принадлежат теперь уже российской «Лене». И второе – это то, что мы берем у немецкой «Лены» пресс-формы, завозим их во временное пользование на территорию Российской Федерации. Работаем определенный промежуток времени, а затем вывозим их обратно. С «Технологом». Дмитрий Осетинский – это вообще уникальная личность. Я считаю, что было, есть четыре таких вот супер лидера креативных, к которым, к сожалению, уже относились, это Костя Щербинский, Костя Кривенко, Александр Истенко и, соответственно, Дмитрий Осетинский, у которых в голове было огромное количество идей, они ими фантанировали. И когда Дмитрий Осетинский пришел и сказал: «Мне не хватает, с одной стороны, сбыта, с другой стороны, хотелось бы и финансовой помощи». Вот таким образом мы вошли, соответственно, в работу по «Технологу». Если говорить о «Росигрушке», это был 2008 год. Возникли сложности у фабрики, которая работала с 1929 года на этом рынке. И Александр Истенко попросил, скажем так, подключиться для того чтобы убрать те проблемы, которые были на фабрике. Таким образом мы вошли в бизнес в «Росигрушке».

Антонина Цицулина:

Из всех фабрик сейчас наиболее успешен какой проект? В финансах, предположим. В «Рославльской игрушке»?

Виктор Ярмоленко:

Скорее всего, можно сказать, да, именно «Рославльская игрушка». Почему? Потому что очень умный, очень толковый коллектив, достаточно глубоко проработанная производственная база, технологи, которые думают, как можно все модернизировать, улучшить. Ну и самое главное, как я сказал, там есть креативщик в виде Александра Истенко, который постоянно двигает фабрику, постоянно толкает всех в плане движения вперед, развития, чтобы не стоять на месте, чтобы пытаться убежать от конкурентов.

Антонина Цицулина:

При этом же «Росигрушка» берет истоки еще из артели 1928 года, то есть если хронологию обратно, отсчитывать. Я в прошлый раз у Надежды спросила. У вас тоже, пользуясь случаем, хочу спросить. Кому вы передадите эстафету следующего интервью? Кого вы считаете, обязательно надо поспрашивать об истории игрушек?

Виктор Ярмоленко:

В данном случае я считаю, что у нас достаточно большое количество.

Антонина Цицулина:

Ну мало, да, кого попытать про историю.

Виктор Ярмоленко:

Достойных профессионалов. Эксперты в этой области. Естественно, я хотел бы, чтобы поделились своим видением и опытом, и в данном случае это очень интересные собеседники, тот же Александр Истенко, тот же Дмитрий Осетинский.

Антонина Цицулина:

Принято. Понятно. Давайте немного о Викторе Ермоленко. Виктор, знаю по себе, что сейчас, если у меня что-то случится, первые телефоны, кого я найду, – я позвоню вам. И то, что я со своей стороны знаю, и вы даже сейчас невольно это подтвердили, идут к вам. И зачастую вы принимаете выбор, не руководствуясь своей пользой. Это из детства? Это дала армия? Вот можете как-то сказать? Я, может быть, спрашиваю банальные вещи, но вот, правда, почему?

Виктор Ярмоленко:

Наверно, надо здесь сказать, я так считаю, правильно, спасибо родителям, которые меня воспитывали в определенном направлении, воспитывали у меня определенные качества. Второе. Безусловно, там, где я сложился как личность, это Вооруженные Силы. Прослужил, может быть, не так много, чуть больше тринадцати лет, но именно воспитал характер, закалился и выстроил свои жизненные принципы окончательно я там. Поэтому принцип «сам погибай, а товарища выручай», он, наверно, хоть в бизнесе это не совсем правильно, он присутствует даже и здесь.

Антонина Цицулина:

Знаете, я знаю, что вы начинали, вы сами сказали, вы начинали с бизнес-партнерами. С Сергеем Блажилиным. Он недавно был тоже на передаче. Очень тепло вспоминал то время и вас. Ведь мы все знаем, и не важно, будет ли это компания «Русский стиль» или любая другая компания, в игрушках, в нефтяном бизнесе, когда расходятся в силу тех или иных причин партнеры. Я сейчас, мне все равно, причина неинтересна и неважна для предмета нашего разговора. Это всегда сложно. Это всегда связано с какими-то проблемами. Но, тем не менее, я так понимаю, что вы при всем при том сохранили благодарность друг к другу, к тому времени, когда вы работали вместе. Вот интересно. Мы сейчас, уже переходя к сегодняшнему дню, например, видим, какие перед нами стоят вызовы, как будет меняться рынок игрушек, потому что меняется потребление игрушек, дети играют по-другому, усиливается конкуренция, в том числе внутри конкуренция, проблема с демографией и со всем остальным. Как вы думаете, возможно ли? Как пример – не конкретно для компании. Вот как пример. Возможна ли, Виктор, на нашем рынке какая-то все-таки кооперация, когда прямые конкуренты российские производители, бывшие ли партнеры, либо коллеги с какими-то бизнес-интересами, смогли бы объединиться хотя бы в какой-то консорциум и реализовывать какие-то большие как бы задачи? Вот на ваш взгляд. Или здесь ваш оптимизм меньше?

Виктор Ярмоленко:

С оптимизмом у меня всегда хорошо, поэтому он никогда никуда не денется. Если говорить о наших взаимоотношениях. Я потом перейду к тому вопросу с Сергеем Блажилиным. На тот момент времени у нас было два направления. Он, естественно, хотел, чтобы все сто процентов вкладывались только в игрушку, я хотел, чтобы это были разные направления. Поэтому мы и определили, что он уходит чисто в игрушку, а я буду поддерживать два направления, как, собственно, мы и планировали и делали. И несмотря на то, что, безусловно, при разводе наших бизнесов были какие-то моменты, у нас остались абсолютно хорошие человеческие взаимоотношения. И я, и он, и наши дети общаются, и при необходимости мы всегда друг другу поможем. И по человечески и, при необходимости, несмотря на то, что мы работаем в прямую в конкуренции, при необходимости, если будет требоваться какая-то помощь, я ему окажу и уверен, что он мне окажет. Но при этом мы жестко боремся за полку, и в данном случае, я полагаю, что еще длительный промежуток времени, особенно с учетом того, что и у него ребенок возглавляет бизнес, и недавно мой сын возглавил одно из предприятий, но я думаю, вот эта честная и интересная конкуренция, когда мы не будем давать спокойно спать друг другу, она будет позволять развивать рынок, делать новое и интересное. А по поводу кооперации, она идет постоянно, и вчера, и сегодня. Например, мы работаем плотно по продукции «Полесье», по продукции «Нордпласта», при этом сами выпускаем транспортную игрушку. В данном случае все понимают, что если есть возможность заработать на взаимоотношениях, то в данном случае это и надо делать.

Антонина Цицулина:

Спасибо. Ты два таких направления, вектора, которые я хотела обсудить, а надо сказать, что я никогда не рассказываю гостям, которых приглашаю на передачу, о чем мы будем говорить, но это тот редкий случай, когда прямо вот ты как будто прочитал то, что у меня здесь в сценарии написано, а я знаю, что ты этого не читал. Закончим тему про кооперацию. Почему для меня это важно – ты понимаешь, то есть мы создали, то есть возродили Национальную ассоциацию игрушечников в России в 2006 году, когда пришли туда вместе с тобой, там было три компании, которая работала три года, и коллеги создавали это профессиональное сообщество именно для совместных интересов. Теперь игрушечное сообщество, которое вовлечено в нашу профессиональную деятельность, составляет в деньгах 90% рынка, кто-то более активно, кто-то менее активно. В 2008 году, десять лет назад, 10 ноября будет десять лет назад, создали следующее профессиональное сообщество – уже большую ассоциацию детских товаров. Было много планов, которые реализовались, еще больше планов, которые пришлось отложить, но для меня последние дискуссионные дни. А надо сказать, что сегодня в обед я в Санкт-Петербург говорила с «Нордпластом», с Константином Белоусовым, а день назад мы вечером долго дискутировали с Володей Чираховым, как будет развиваться наш рынок и наша специализированная розница, наши производители. И все-таки мы приходим к тому, что нам надо выстраивать более плотные кооперационные цепочки. Я хочу на нашей, традиционных таких встреч в виде какой-то дискуссии, собрать старейшие производственные предприятия игрушек и все-таки поговорить. Потому что по моим прогнозам уже на следующий год серьезные проблемы усилятся с точки зрения, как говорится, конкуренция откуда не ждали, и мы думали, что дети будут играть больше, а дети будут играть меньше. Сейчас есть свежие исследования компании LEGO, которые проводила в девяти странах, включая Россию. И там очень неутешительные для нас выводы, к которым нам надо быть готовым. Поэтому давай договоримся, что ты найдешь в своем графике время, мы соберем наш комитет производителей игрушек и поговорим по этой теме. Я считаю, что ряд компаний готов. И вижу большую перспективу в интеграции с товаропроводящими сетями именно в разработке совместных проектов, в том числе и государственных проектов. Вторая тема, которая такая более душевная, личная и правильная, – это то, что у нас в рынке происходит сейчас такая, ну, правильно, она должна проходить, смена поколений. Это связано с тем, что мы пока еще не научились жить до двухсот лет. Уже понятно, что будем жить гораздо дольше, но тем не менее. Я с такой особой теплотой наблюдаю за теми компаниями, которые сейчас развиваются как семейные предприятия. Ты сказал, что у тебя сын в этом году возглавил предприятие, а я последние три года за ним наблюдаю, вижу, как он переходит с одной позиции на другую, как он учится. Когда мы проводим какие-то мероприятия, я слушаю, как он говорит, смотрю, что он все время записывает. То же самое у Сергея – Маргарита, еще у Галины Волковой тоже очень такой сильный растет, дочка – очень сильный такой менеджер именно, у Александра Бондяшова, еще ряд коллег. Вот здесь ты считаешь, что уже пришло время, что он готов или надо дать возможность совершить ошибки тогда, когда ты можешь поправить? Вот это как? Это тяжело вообще смотреть? Свой же ребенок – все время хочется сказать.

Виктор Ярмоленко:

На самом деле, это очень сложно. И в данном случае мой старший сын, закончив университет, работал в Казначействе, потом работал в Минфине. И на каком-то определенном промежутке времени он пришел ко мне и сказал, что принципиально он готов попробовать себя на том поприще, на котором я работал. Потому что у нас с ним был разговор, что я никогда его не буду приглашать, заставлять делать то, что ему не будет нравиться. И это был его выбор. Но для того чтобы понять, потянет он или не потянет, он начинал работу с простого менеджера и потихоньку, шаг за шагом, осваивал специфику нашего бизнеса. А с учетом того, что база у него неплохая, голова у него светлая, поэтому в данном случае за эти три года он достаточно быстро оказался способен возглавить предприятие. И я абсолютно с уверенностью передал ему бразды правления. Почему? Потому что мир достаточно быстро развивается. И в данном случае его поколение, оно будет принимать намного быстрее, намного более эффективные решения, чем будем принимать мы, несмотря на наш опыт, на наши знания. Потому что это было всегда так, и это всегда так будет. Молодые всегда поджимали и поджимают.

Антонина Цицулина:

Или груз ошибок, да?

Виктор Ярмоленко:

Совершенно верно. А ошибки есть у всех, они будут у него. Ничего страшного, на ошибках учатся.

Антонина Цицулина:

То есть будешь давать возможность совершать ошибки?

Виктор Ярмоленко:

Обязательно.

Антонина Цицулина:

Хватит сил и терпения?

Виктор Ярмоленко:

Хватит.

Антонина Цицулина:

Это здорово. Я помню, когда мы ездили в Японию и там встречались с нашими коллегами, они говорили: «Вы можете, Антонина, считать, что производство в России возродилось только тогда, когда вы передадите его в третьем поколении». Вот я говорю: точно, наверно, уже не в мою бытность, но тем не менее вот уже первую смену поколений мы видим. Это, конечно, здорово. Надо нам там продумать какую-то такую молодежную секцию, историю, послушать: а вообще, что они об этом думают, а то, может быть, нам давно надо слушать их, а не вспоминать и делиться своим лучшим опытом? Может, не нужен уже наш лучший опыт-то? Достаточно их видения, как должен развивается этот бизнес. Скажи мне, пожалуйста. Мы с тобой, наверно, два самых больших оптимиста, которые верят в то, что в России можно и нужно заниматься производством игрушек. Что ты думаешь по этого поводу сейчас, по истечении вот этих трех последних, следующих, последующих тяжелых года?

Виктор Ярмоленко:

Я не буду называть имена тех людей, с кем мы общались в конце 90-х годов и которые очень активно работали по направлению дистрибьюторства, работали с Китаем. Они говорили: «Ребята, здесь зарабатывается на импорте намного больше, чем на российском производстве. Зачем вам это?» И сейчас мы видим, что все в той или иной степени идут в российское производство. Кто-то работает по СТМ, кто-то работает по контрактному производству, кто-то начинает открывать уже площадки либо с абсолютного нуля либо покупая то или иное предприятие. Поэтому я абсолютно искренне верю, что производство в России будет развиваться и несмотря на те сложности, которые в экономике на сегодняшний день есть. История показывает, что все сложности рано или поздно преодолеваются. И в данном случае, когда мы в 2008 году, создавая ассоциацию, и говорили о том, что на долю российского производства приходится меньше 10%, то на сегодняшний день. Ну, нельзя там точно посчитать, потому что.

Антонина Цицулина:

Эксперты сходятся примерно, что если говорить об игрушке, это примерно 23% уже.

Виктор Ярмоленко:

Да, совершенно верно, то есть это между 20 и 25%.

Антонина Цицулина:

Да.

Виктор Ярмоленко:

И я полагаю, что эта доля будет развиваться, расширяться, и, более того, пример таких предприятий, в первую очередь, как «Нордпласта», как «Эльф Маркета», как «Звезды», которые успешно уже освоили зарубежные рынки. Мы будем работать не только на территории Российской Федерации или стран ближнего зарубежья, но и будем осваивать и дальнее зарубежье. Собственно, в других направлениях это происходит. И я полагаю, в направлении производства игр и игрушек будет происходить то же самое.

Антонина Цицулина:

Ну ты же понимаешь, что здесь тогда нужны другие инвестиции? Для того чтобы сегодня создавать продукт, который может быть успешен на зарубежных рынках, это, на мой взгляд, должен быть очень серьезный наукоемкий продукт. Это должен безупречен быть продукт с точки зрения дизайна. Это должны быть другие компетенции и другая финансовая подушка, которая позволит определенный маркетинг, определенную логистику. Это значит, что наша индустрия, и игрушка в первую очередь, потому что там большая доля, большие возможности, куда можно войти. Нужны стратегические инвесторы, то есть сюда должны прийти, именно в производство детских товаров на территории Российской Федерации, на мой взгляд, должны прийти инвестиционные фонды. Не кредитные деньги, которые там берут под залог квартир и всего, что только можно, кровью расписавшись на стене, но и другие инвесторы. Или ты считаешь, что можно обойтись малой кровью?

Виктор Ярмоленко:

Первое. С точки зрения фондов, те фонды, которые работают в России, они зарабатывают, и поскольку имеют такую возможность, намного больше, чем будут зарабатывать на инвестировании в производство их игрушек. К сожалению, это факт. Поэтому фонды и не идут пока на сегодняшний день в производство игр и игрушек. Скорее всего, это будет именно институциональный игрок. И в данном случае мы это видим на примере «Детского мира», когда они начали поиски возможности производить на территории Российской Федерации. И полагаю, что мы об этом скоро узнаем, потому что Владимир Чирахов об этом говорил. И это точно, скажем так, в ближайшее время будет озвучено. Второй момент. Безусловно, у нас есть хорошие наработки с точки зрения инженерной мысли. У нас уже наработано много и с точки зрения дизайна. Да, есть определенная проблема в финансировании. Но есть интерес, еще раз говорю, у тех, кто занимается ритейлом, и, рано или поздно, ритейл должен будет прийти на рынок производства, и тогда будут происходить достаточно, скажем так, быстрые изменения и развитие производства в России получит дополнительный толчок и, я бы сказал, будет развиваться намного стремительнее, чем развивается на сегодняшний день.

Антонина Цицулина:

Уважаемые коллеги, если нас слушают инвестиционные фонды. Я отправлю еще ссылку на нашу передачу. Давайте-ка мы все-таки обсудим эту тему. Я правильно понимаю, что, например, такое предприятие как «Русский стиль Подмосковья», оно готово к приходу инвесторов и в том числе фондов или других коллег для того, чтобы выйти предприятию на следующий уже, третий десяток, может быть, на другой уровень? Потому что очень многие наши просто же не готовы. Говорят: «Нам ничего не надо» (или «Вы нам предлагаете такие условия, что для нас неприемлемо»).

Виктор Ярмоленко:

На самом деле, всегда есть две парадигмы: либо зарабатывать на том, что уже создано, либо рисковать и достаточно серьезно двигаться вперед. Наше предприятие всегда стремилось к развитию. Очень часто шло, что называется, по лезвию ножа. Иногда даже в своем стремлении развиваться, как в 2008 году, с учетом тех проблем, которые были созданы «Бананой-Мамой». Мы получили там подножку достаточно серьезную, но мы всегда готовы именно к развитию и к расширению. И если есть те, кто серьезно заинтересованы, для того чтобы вложиться в рынок производства их игрушек, мы готовы рассматривать эти предложения и совместно.

Антонина Цицулина:

Ловлю на слове.

Виктор Ярмоленко:

Принимается.

Антонина Цицулина:

Знаешь, мы вот сейчас с тобой беседуем, а на сегодня начался наш очередной форум отраслевой, который мы как бы задумывали и реализуем как образовательную программу. Сегодня группа наших производителей утром работала на площадке Х5 Retail Group. Коллеги свою бизнес-игру для поставщиков актуализировали для детских товаров. И мы, там первый пробный такой шар, сегодня играли. Пришли самые разные отзывы. Кому-то очень сильно понравилось, кому-то очень сильно не понравилось. Это, на самом деле, нормально. Хотя для меня показателем является то, что один из, крупнейший ритейлер для своих очень больших поставщиков, которые уж умеют работать, глобально в том числе, уж умеют работать с такими торговыми сетями, и, тем не менее, менеджмент учится, учится и учится. У нас сейчас только-только, это благодаря, наверно, деятельности ассоциации, в первую очередь, возникают такие как бы консолидированные образовательные программы. Мы выпустили первую группу маркетологов. Сейчас заканчиваем, выпускаем первую группу PR-специалистов. Ищем как дать вот ту удочку или как вложиться в тех специалистов, которые дальше смогут вывести наши предприятия на другой уровень. Все-таки секрет успеха Виктора Ярмоленко и «Русский стиль» – это команда?

Виктор Ярмоленко:

Секрет успеха любой успешной компании – это команда, и мы здесь не исключение. Ряд людей, которые вошли в бизнес в 1992 году, работают в нашей компании. И большое количество тех людей, которые приходили двадцать, двадцать с лишним лет тому назад, они у нас трудятся, и, надеюсь, будут трудиться еще долго и успешно.

Антонина Цицулина:

Ну и, естественно, я знаю, уходили люди и приходили люди, и возвращались. Это тоже один из показателей, да?

Виктор Ярмоленко:

Всегда, скажем так, у человека возникает желание попробовать себя в своем развитии. И когда у тебя пять-шесть успешных менеджеров, которые хотят стать руководителями, а место руководителя одно, к сожалению, возникает иногда такая ситуация, как бы нам не хотелось, чтобы ничего не менялось, что люди уходят, через определенный промежуток времени они приходят либо на другую должность либо иногда возвращаются на ту же самую должность. Это нормально. Это жизнь. Кто-то развивается, двигается вперед более активно, более, скажем так, напористо. Кто-то на определенном этапе хочет стабильности и устойчивости. Поэтому у каждого есть свой выбор.

Антонина Цицулина:

Если говорить о каких-то таких проблемах либо о тех главных задачах, которые придется решать, что тебя беспокоит больше всего?

Виктор Ярмоленко:

Беспокоит любого российского производителя – это глобализация рынка. Это когда в одних руках сосредотачивается больше возможностей влиять на производство. Поэтому если складываются хорошие взаимоотношения с ритейлом – это положительно. Если вдруг, скажем так, с ритейлом где-то что-то не складывается, то это серьезно может подвигнуть к возможностям производства. Почему? Потому что мы видим те изменения, которые происходят и которые будут происходить, потому что мировых тенденций нам, скажем так, не избежать и глобализация рынка как она шла все это время, так она и будет идти. В данном случае это и плюс, как я говорю, и минус. Это первая основная проблема. А вторая проблема, естественно, это то, что многие производства находятся на территории крупных городов и всегда возникает желание у властей эти территории использовать чуть более эффективно с точки зрения получения доходов. А игрушка дает меньше доходов, чем те же самые торговые производства. Игр и игрушек, чем торговые центры. Это тоже есть определенные риски. И мы знаем, как долго боролся «Нордпласт» для того, чтобы получить необходимую мощность по электричеству.

Антонина Цицулина:

(...28:31).

Виктор Ярмоленко:

Да. Или тот же самый «Степ-Пазл». То же самое, долго преодолевал. Да, здесь есть определенные проблемы, есть определенные риски.

Антонина Цицулина:

Совет от Виктора Ярмоленко для начинающих в игрушках.

Виктор Ярмоленко:

Никогда не бояться двигаться вперед, любить то дело и самое главное – нужно создавать и делать то, чтобы твои дети и твои внуки с большим удовольствием играли в эти игрушки. Тогда все будет получаться. Тогда все будет замечательно и здорово.

Антонина Цицулина:

Спасибо, Виктор, большое. Вообще, такие разговоры и беседы с тобой, они, конечно, всегда заряжают оптимизмом. И, мне кажется, чем больше проблема и серьезнее проблема, тем у тебя больше всегда оптимизма. В чем твой главный секрет? Расскажи мне. Я знаю тебя уже, даже боюсь сказать, сколько лет. Ну в чем?

Виктор Ярмоленко:

Как говорят, столько не живут, да? На самом деле, секрета никакого нет. Всегда с оптимизмом смотрел, любил солнышко, любил горы, любил всегда двигаться вперед. Трудности – это всего лишь на всего возможность потренировать себя для того, чтобы были силы двигаться к новым вершинам.

Антонина Цицулина:

Скажи мне, пожалуйста, есть ли что-то, чего я у тебя не спросила? О чем мы не поговорили?

Виктор Ярмоленко:

Мы не поговорили о многом. Мы не поговорили, как тому, кто хочет открыть производство, что ему нужно сделать. Мы можем поговорить, как можно избежать тех или иных ошибок у тех, кто занимается впервые или в начале производства. Мы можем поговорить о том, как скооперировать возможности производителей. На самом деле, на эту тему мы говорим долго, много, что-то получается, что-то не получается. Ну и самое главное, хотелось бы более активно брать те мировые возможности, которые есть на рынке игр и игрушек и внедрять их на территории нашего российского производства.

Антонина Цицулина:

Услышала. Ну что, я думаю, что часть из проектов, которые мы, подводя, программу, которую реализуем с «Индустриальной картой Игропрома России» с Минпромторгом, в октябре мы ее заканчиваем, переходим на второй этап, позволит нам в том числе по-другому обсудить эту тему. Я сейчас очень надеюсь на программу, которую мы запускаем с шестью ведущими университетами по созданию русской школы дизайна игры и игрушки. Я помню, ты мне несколько лет назад давал такую вольную, когда говорил: «Бери, что хочешь, и делай». Я помню, что. Ты помнишь, да? Ты подтверждаешь? Потому что я уже наметила одну линейку в ассортименте «Русского стиля», которую я хочу сделать еще лучше, чем она есть. И мы об этом встречались и говорили с руководителем ведущего, Московского театра кукол. И я думаю, что через год, когда мы будем подводить итоги по нашей программе по дизайну, мы вернемся к этой теме. Спасибо тебе большое. Коллеги, надеюсь, вам было интересно с нами. Мне с Виктором точно было интересно. В следующий раз мы продолжим эту тему. Я подумаю, кого из основателей нашего игрушечного рынка мы пригласим и поговорим. Завтра, после завтра мы работаем на площадке Университета имени Г.В. Плеханова с нашими секретами детского ритейла. И будем смотреть исследовательский блок: о чем говорят сегодняшние чеки покупателей. А 26-ого будем смотреть и слушать итоги форсайта о новых замыслах, мечтаниях наших потребителей, как мечтают потребители. Рада буду вас всех видеть. И присылайте ваши вопросы. Все наши эксперты готовы на них ответить потом уже в формате интервью. И если я что-то не спросила у Виктора, а вам очень хочется спросить. Или же вы давно не могли договориться о чем-то с «Русским стилем». Договоримся. Ну и особенно тех начинающих предпринимателей, которые, по сути, сейчас. Виктор сказал, что готов и смотреть, и слушать, и рекомендовать, для того чтобы они могли развивать наш российский рынок игрушек. Спасибо тебе, Виктор. До свидания!

Виктор Ярмоленко:

Спасибо. И удачи всем!

}