Сергей Абрамов Офтальмолог, офтальмохирург. Заведующий отделением катарактальной и витреоретинальной хирургии Клиники доктора Куренкова. К.м.н. 17 октября 2018г.
Мифы в офтальмологии
Поговорим о распространенных мифах о глазах и зрении, а также об их опровержении. Обсудим опасность тенденции по определению диагноза и назначения лечения с помощью интернета. Как разобраться в своих жалобах и симптомах?

Ксения Чинёнова:

В эфире программа «Взгляд доктора Куренкова» со мной, постоянной ведущей Ксенией Чинёновой, и ведущим Вячеславом Владимировичем Куренковым. Сегодня мы пригласили нашего частого гостя, витреоретинального, катарактального и рефракционного хирурга Сергея Игоревича Абрамова.

Сегодня у нас тема свежая и интересная. Мы поговорим о мифах в офтальмологии, о том, как их много. Будем их опровергать, шутить и пытаться объяснить Вам, слушателям, что очень многое является неправдой.

Вячеслав Куренков:

Когда пропадает зрение – уже не до шуток. Сейчас новости.

Ксения Чинёнова:

Новость сегодня идет из глубин нашей страны, со стороны российских ученых, которые изобрели «умную линзу».

Ученые ТюмГУ разработали уникальную варифокальную жидкую линзу на основе термокапиллярного эффекта. Как утверждает доцент кафедры радиофизики Наталья Иванова, новая линза обладает рядом преимуществ по сравнению с существующими аналогами: она может работать в режиме как собирающей линзы, так и рассеивающей. Кроме того, линза обладает способностью менять фокусное расстояние, приспосабливаясь к изменению внешних условий. Ученые также пояснили, что в отличие от твердотельных аналогов жидкие линзы могут фокусироваться неограниченное количество раз, делая это без износа и очень быстро за счет свойств текучести жидкости. Таким образом, по их мнению, изобретение позволит минимизировать большинство сложных оптических систем.

Эксперты полагают, что новая разработка может найти применение в самых разных областях промышленности и медицины, а также в биохимическом и биометрическом анализе. К потенциальным продуктам, использующим жидкую варифокальную линзу на основе этого эффекта, относятся устройства машинного зрения – лаборатории на чипе, или микросистемы общего анализа.

Идея применения жидкостей для построения оптических элементов с управляемыми характеристиками принадлежит Исааку Ньютону: он предложил использовать в качестве параболического зеркала поверхность ртути во вращающемся сосуде. По мнению ученых, новое исследование является частью комплексного изучения возможности создания адаптивных жидкостных оптических элементов.

Вячеслав Куренков:

Очень интересно. Вы читали, я представлял, как новый искусственный хрусталик меняет свою форму без связочного аппарата.

Ксения Чинёнова:

Что скажете, Сергей Игоревич, применимо ли это в офтальмологии?

Сергей Абрамов:

Я пока не представляю, как можно жидкий искусственный хрусталик поместить в капсулу хрусталика, который, по сути, является основанием для того, чтобы туда что-то имплантировать. Сейчас получается, что мы снимаем верхнюю крышку капсулы и убираем свой помутневший хрусталик, а туда имплантируем искусственную линзу. Но, как туда залить жидкость и потом все запаять?

Вячеслав Куренков:

Я только что придумал как. Должна еще быть как факичная линза, которую мы заправляем за капсулорексис, к экватору.

Ксения Чинёнова:

Пока звучит как миф, но, кто знает, возможны такие изобретения в будущем.

Сергей Абрамов:

Существовали методики, через малый разрез пытались ввести килеобразные хрусталики, но пока попытки не увенчались успехом. Я думаю, что опять на уровне только мифов.

Вячеслав Куренков:

В Израиле тоже придумали жидкую линзу, она, может, по-другому называется, которая меняет свою диоптрию и способна корригировать пациентов при пресбиопии. Она делается как не мультифокальная, а именно изменяет свою кривизну и так далее. Одна из прошлых новостей – насечки на роговице, какая-то система и также можно менять что-то. Это относится к той же разработке. На самом деле, идея интересная. Я действительно думал об искусственном хрусталике, Сергей Игоревич придумает, как заткнуть дырку под названием капсулорексис, и мы получим Нобелевскую премию.

Ксения Чинёнова:

В любом случае, всё новое всегда интересное. Применимо это в медицине? – наверное, возможно. Применимо ли в плане живого внедрения организма? – наверное, немного сложнее, ввиду того, что химия не всегда безопасна для живой ткани.

Вячеслав Куренков:

До конца не понятно, как она поднимает, какой фокус ей нужно принять.

Сергей Абрамов:

Давай, сразу развеем, что это был первый миф. Связочный аппарат здесь не работает, соответственно, капсула фиброзируется, изменять форму не может и поместить его туда так, чтобы он не вытек никуда, невозможно. Так что это миф, пока миф.

Ксения Чинёнова:

Говорим мы о мифах, их большое количество, как реальных, так и до смешного, до саркастических. Тем не менее, мы собрали некий список, и сегодня о каждом немножко поговорим.

Первый миф, самый популярный. «Пока я нормально вижу, к доктору идти не надо». Так многие думают и не приходят к офтальмологу. Действительно ли так? Почему нужно посещать офтальмолога, несмотря на то, что зрение хорошее – 100 % у многих людей?

Вячеслав Куренков:

Офтальмолог – это не зубы. К стоматологам идут часто, особенно в последнее время, за хорошей улыбкой и так далее. Чтобы ее рассмотреть, нужно еще присоединить к этому комплексу и офтальмолога. Вообще, сложилось мнение, что наше обследование куцое и заключается только в том, что мы показываем Ш, Б; пациент видит – значит, с глазами все в порядке. Если спросить у офтальмологов, в ряд построить и спросить: «Если пациент видит Ш, Б, 10-ую строчку, то с глазами все в порядке?», то 99,9 % офтальмологов скажут: «Нет». Зрение ― это еще не то, что с глазами, как с системой все в порядке. Допустим, с далеко зашедшей глаукомой может сохраняться 100 % зрение, хотя оно будет трубчатое, но с глазом, особенно с его нервный аппаратом, будет беда.

Ксения Чинёнова:

Следующий миф. «Нельзя смотреть телевизор, сидя слишком близко к экрану».

Сергей Абрамов:

Мне самый сложный вопрос достался.

Вячеслав Куренков:

Я бы еще добавил: смотря, какой экран.

Сергей Абрамов:

Существует зависимость. В зависимости от размера экрана нужно садиться на определенное расстояние.

Вячеслав Куренков:

Когда тестируется тот или иной прибор, будь то телевизор, компьютер, монитор, телефон, всегда заложены характеристики, на каком расстоянии оптимальнее всего смотреть или наблюдать экран этого устройства. Поэтому каждый может обратиться к своему паспорту на телевизор, на телефон, на компьютер и посмотреть, какое расстояние оптимально для данного экрана.

Сергей Абрамов:

Это связано с тем, что, если мы будем сидеть очень близко, то, прежде всего, будет очень большая амплитуда движения глаз, что не очень хорошо. Причем, когда рассматриваешь картинку, предположим, по телевизору вдали, мы смотрим в одну сторону. Когда сидим близко, приходится сильно вращать глазами, и могут возникать тракционные тянущие движения стекловидного тела на зубчатую линию, где прикрепляется сетчатка, и могут образовываться разрывы сетчатки. Один из механизмов, кстати говоря.

Вячеслав Куренков:

К концу сеанса мы приобретаем пациента.

Сергей Абрамов:

Второе. Как-никак, какое-то излучение от телевизора идет. Третий момент, наверное, – сильная цветовая гамма с сильным световым излучением перегружает клетки сетчатки, тем самым возникает дефицит родопсина. Говоря обывательским языком, «тухнет зрение», так же, как если на лампочку долго смотреть, то будет темно в глазах. Тоже не очень хорошо, получается перегрузка живой системы.

Вячеслав Куренков:

Само фокусное расстояние. Допустим, если в зале кинотеатра мы будем смотреть фильм ближе первого ряда, а кто-то и на первом ряду (недаром люди выбирают ряд по комфорту) не могут смотреть, не могут сфокусироваться, не могут поймать фокусную область, и приходится поворачивать голову, чтобы захватить весь объем воспроизводимой информации. Поэтому нужно смотреть комфортно. Если ребенок или какой-то человек смотрит чрезмерно близко, значит, у него либо недокоррекция, либо у ребенка появилась близорукость.

Ксения Чинёнова:

В маленькой квартире большой телевизор часто бывает большой ошибкой.

Вячеслав Куренков:

Да, все пытаются приобрести побольше и не смотрят, какое расстояние нужно для комфортного просмотра.

Сергей Абрамов:

Это, кстати, один из показателей у детишек. Если вы заметили, что дети близко подходят к телевизору и пытаются рассмотреть, это говорит о том, что надо обратиться к офтальмологу: скорее всего, начинается миопия.

Вячеслав Куренков:

Даже если не подходят, лучше с детьми раз в год посещать офтальмолога.

Ксения Чинёнова:

Развеяли. Следующий миф или правда. «Гаджеты портят зрение сильнее, чем книги при нагрузке вблизи». Так ли это?

Сергей Абрамов:

Я считаю, что сейчас нет.

Вячеслав Куренков:

Я тоже. Просто от них невозможно оторваться, и можно не заметить, когда испортится зрение.

Ксения Чинёнова:

В общем, разницы особой нет?

Вячеслав Куренков:

Есть, конечно, небольшая разница. Дело в том, что работа на близком расстоянии должна быть ограничена. Глаз отдельно от мозга не работает, это одна система. Офтальмологи вместе с физиологами посчитали, что зрительный режим работы вблизи должен быть ограничен 45 минутами. Естественно, такого в природе не существует, это только существующая норма, которая выработана и безопасна для человека. При работе свыше 45 минут идет прямое увеличение утомления. Соответственно, нужно не только отдыхать от работы вблизи, но и переводить свою зрительную систему на работу вдаль, на точку горизонта, на точку ясного зрения, для того чтобы немножко разгрузить систему и не привести ее к спазму. Особенно это значимо для людей, которые имеют аномалии рефракции – близорукость, дальнозоркость и астигматизм, для них это вдвойне важно. Как минимум, у 50 % пользователей очков с любой аномалией они подобраны недостаточно корректно. Соответственно, есть недокоррекция, и у них все астенопические явления возникают гораздо чаще, чем у здоровых людей.

Сергей Абрамов:

Астенопические явления – это головная боль, усталость.

Ксения Чинёнова:

Если сравнивать книги и гаджеты как источники света. Считается, если глаз получает информацию от источника света, то это более неблагоприятно, более дискомфортно, чем если человек получает информацию от отражения света, то есть от книги, а книга получает свет от источника.

Вячеслав Куренков:

Раньше было, одевали специальные ламповые фильтры, сейчас уже достаточно подобрано, чтобы чрезмерно не раздражать зрительную систему.

Сергей Абрамов:

Сейчас другая система в мониторах. Раньше были лампы, когда фотоны летели, ударялись об экран, свет летит туда. Сейчас все по-другому, LED-дисплеи.

Ксения Чинёнова:

В общем, миф. Следующий: «Читать в темноте вредно для глаз». Мы говорим о гаджетах в темное время.

Сергей Абрамов:

Я подойду с физиологической и анатомической точки зрения. У нас в глазу есть передняя камера ― расстояние от роговицы до хрусталика. Если у молодого человека глубокая передняя камера, нормальная рефракция, и молодой человек вечером читает – наверное, ничего плохого. Здесь речь чаще всего идет о пациентах с уже начальной катарактой, у которых увеличилась катаракта в размере. При этом угол передней камеры уменьшается. У нас в углу передней камеры, где прикрепляется радужка, происходит отток жидкости. Если вечером мы начинаем читать при плохом освещении, зрачок расширяется, угол оттока, где происходит отток внутриглазной жидкости, уменьшается, при приближении предмета хрусталик еще увеличивается. В таком состоянии человек, предположим, в возрасте с предрасположенностью к глаукоме может спровоцировать острый приступ глаукомы.

Вячеслав Куренков:

В темноте вообще читать невозможно, я бы так сказал. При сниженной освещенности, наш мозг будет переутомляться, глазу-то все равно. Глаз не будет четко различать достаточно контрастный текст и нервное напряжение на мозг будет значительно выше. Сейчас в детском возрасте никого не заставишь читать книжки, все смотрят гаджеты, предыдущий наш миф был именно о них.

Ксения Чинёнова:

Не миф, отчасти правда, что определенным группам пациентов читать в полумраке не очень полезно для глаз, и может быть опасно, например, пациентам с глаукомой.

Следующий, один из моих любимых. «Специальные упражнения для глаз помогают вылечить зрение». Один из моих любимых мифов.

Сергей Абрамов:

Это не миф.

Вячеслав Куренков:

Давайте, ответим так. Допустим, пациент с -3D приходит к офтальмологу и говорит: «Я хочу себе гимнастику, которая исправит мою аномалию рефракции». Доктор назначает, плюс, аппараты, плюс, еще масса вещей. При его -3D острота зрения повышается, но, как только он прекращает делать, всё возвращается. Либо, другой пример: у пациента -3D, а он читает 100 %; это говорит о том, что у него хорошая аккомодация. Поэтому, все зависит от аккомодации. Если у пациента есть аномалия рефракции, то не нужно делать гимнастику, не нужно делать что-либо, чтобы побороть аномалию. Лучше назначить контактную или обычную очковую коррекцию. Если совершеннолетний пациент не хочет носить очки или контактные линзы, можно сделать рефракционную операцию. С другой стороны, если много зрительной работы (мы возвращаемся к предыдущим мифам), то зрительная гимнастика помогает релаксировать наш аккомодационный аппарат, тем самым увеличивает нашу работоспособность.

Сергей Абрамов:

Снимая спазм аккомодации. Еще я думаю, что гимнастика полезна при начальной стадии пресбиопии, когда людям становится тяжело читать без очков вблизи. На самых начальных моментах, до +1D, полезна гимнастика, направленная на улучшение кровотока цилиарной мышцы. Банальные движения вправо-влево, вверх-вниз, так называемая «снежинка» позволяет отсрочить время надевания плюсовых очков для близи. Я думаю, до +1D, дальше уже сложно, гимнастика не поможет.

Вячеслав Куренков:

Нужно предупредить наших слушателей, что ни одна офтальмологическая гимнастика не избавляет от офтальмологических заболеваний.

Сергей Абрамов:

Так же, как ни одна гимнастика не освобождает от заболеваний опорно-двигательного аппарата.

Ксения Чинёнова:

Следующий миф, вы объясните сейчас, почему так люди считают. «Зрение с возрастом улучшится». Имеется в виду, когда после близорукости достигается определенный возраст пресбиопии. Многие считают, что зрение улучшится и ждут определенного возраста, когда минус пойдет на плюс.

Вячеслав Куренков:

В то время, пока они ждут, они плохо видят?

Ксения Чинёнова:

По всей вероятности, да.

Сергей Абрамов:

Я начну с частых вопросов, которые задают пациенты. Пациент, предположим, с -5D говорит: «Ну, у меня же после 40 лет зрение пойдет на плюс?» В тысячный раз говорим, что минус, который присутствует у человека, это его полностью рефракция глаза, она никуда не денется ни после 40 лет, ни после 70 и так далее, до тех пор, пока не поменяем хрусталик.

Вячеслав Куренков:

Продолжу мысль Сергея Игоревича. Наступает 40 лет, и он с -5D должен смотреть вдаль, а с -4D должен смотреть вблизь. В 50 лет с -5D вдаль, с -3D вблизь и в 60 лет и дальше -5D вдаль и -2D в близь.

Сергей Абрамов:

Частое заблуждение пациентов, которые решаются на лазерную коррекцию и говорят: «У меня минус потом уйдет в плюс». Никуда ничего не уйдет, будет 2-ое очков. Когда мы делаем лазерную коррекцию, мы всегда говорим: «Вы будете в 40 лет читать в плюсовых очках, но у Вас будут только одни очки для чтения, а вдаль Вы будете смотреть хорошо».

Ксения Чинёнова:

Исчерпывающий ответ. Следующий миф из социальных сетей, поэтому он оправдан и действительно звучит. «Очки с неподходящей оправой портят зрение».

Вячеслав Куренков:

Если отдаваться моде, то, действительно, можно вставить стекло в какую-то замысловатую оправу и очки не будут центрироваться. В ряде оправ невозможно достичь мультифокального эффекта с прогрессивными линзами. В ряд оправ, если оправа другого размера, в нее невозможно поставить оптические стекла, чтобы соблюсти межцентровое расстояние, что в дальнейшем будет приводить к головным болям, к утомляемости и другим неприятностям, которые будут раздражать пациента.

Сергей Абрамов:

Я думаю, что любые украшения и то, что мы надеваем на голову и на лицо, нужно мерить и подбирать под себя. Потому что одни очки одному человеку могут быть удобны, другому те же самые очки неудобны. Собственный подбор оправы будет влиять на то, как им будет удобно, комфортно и так далее.

Вячеслав Куренков:

Если подбор производится в профессиональной оптике, то оптики-консультанты помогут подобрать оправу для той коррекции, которая должна быть достигнута у пациента.

Ксения Чинёнова:

Следующий распространенный миф: «Постоянное ношение очков вызывает привыкание к ним, прогрессирует и ухудшает зрение, если их постоянно носить».

Вячеслав Куренков:

Очки – не наркотик.

Сергей Абрамов:

Лет 10 назад было такое поверье, что детям нужно подбирать очки с неполной коррекцией, для того чтобы они как бы тренировали зрение смотреть вдаль, и как можно меньше носили эти очки. Это полностью опровергнутая теория, она совершенно неправильная и ей следовать нельзя.

Вячеслав Куренков:

Более того, она способствует прогрессированию близорукости.

Сергей Абрамов:

Детям обязательно нужно подбирать полную коррекцию, носить очки или контактные линзы постоянно. Потому что, во-первых, развивается прогрессия из-за напряжения мышц. Там есть другой механизм, когда напрягаются мышцы, при прищуривании растягиваются у растущего организма, в том числе глаза, растягиваются стенки глаз, еще больше увеличивается миопия. Нельзя допускать, чтобы ребенок щурился.

Вячеслав Куренков:

Ксения Владимировна, еще раз зачитайте миф, который мы сейчас обсуждаем, как он звучит?

Ксения Чинёнова:

«Постоянное ношение очков вызывает привыкание…»

Вячеслав Куренков:

Я согласен. Почему? Если пациенту с -5D мы наденем очки -5, он тут же привыкнет, потому что ему в них будет хорошо, и они будут действительно вызывать привыкание. Это хорошее привыкание.

Ксения Чинёнова:

Хорошее привыкание – согласна, одно из лучших.

Есть очень забавный миф, не могу его не прочитать, но действительно так многие думают. «Зрение ухудшается от частых занятий сексом». Беспочвенное утверждение, родилось на том основании, что сифилис, который раньше был довольно распространён, в запущенной форме может привести к аксонопатии, а на самом деле к определенным заболеваниям: увеитам, ретинитам и прочим проблемам.

Следующий миф: «Слепые люди обладают 6-ым чувством и сверхъестественными способностями». Так ли это, почему там многие думают?

Вячеслав Куренков:

Не совсем так, с другой стороны – так, с третьей - совсем не так. Глаз принимает участие в 80 % получения информации, все остальные органы чувств у нас стоят на 2-ом месте. Мы пользуемся основным, приоритетным, главным органом, зрение нам дает самую быструю, самую полную, самую качественную информацию. Если у человека исключить зрение, то обостряются остальные органы чувств. Их можно назвать 6-е, 7-е, 5-е, 10-е, они просто будут работать не так, как у человека, который имеет зрение. Соответственно, это состояние может быть подменено таким понятием, как «обостряется 6-е чувство», и он начинает все по-другому ощущать. Действительно, начинает нас лучше слышать, обоняние обостряется, они могут шире распознать ряд запахов.

Сергей Абрамов:

Проприоцептивная чувствительность, человек начинает чувствовать ворсинками кожи.

Вячеслав Куренков:

Как животные усами чувствуют ветер, они как радары работают. Когда у человека нет зрения, он чувствует дуновение ветра от проходящего человека, транспорта и так далее. То есть, всё обостряется.

Ксения Чинёнова:

Следующий миф или не миф: «Сквозь солнцезащитные очки можно смотреть на солнце безнаказанно и безопасно». Миф ли это?

Вячеслав Куренков:

Я не советую этого делать. На моей памяти была масса солнечных затмений, которые мы, офтальмологи, запоминаем по последействию, когда ряд пациентов приходят и начинают рассказывать самые разные истории, как они готовили себе солнечные фильтры. Ряд из них делают фильтры из собственных солнцезащитных очков. Ни в коем случае нельзя, они не спасают от прямого солнечного света! Более того – вызывают травмирование центральной зоны сетчатки, тем самым могут вызвать как стойкое снижение зрения, так и временное. Нельзя солнцезащитные очки рассматривать как защиту от солнца, от солнечного отражения.

Сергей Абрамов:

Пишут, что у любых солнцезащитных очков ультрафиолетовой защиты 98-99 %, 100 % никогда никто не напишет, потому что лучи все равно проходят. Ультрафиолетовые лучи опасны, они могут вызвать ожог. Есть такой интересный момент: чем лучше у человека зрение, тем больше у него возможности получить травму, потому что фокус четко сходится на макулярной зоне сетчатки, и он получает мощнейший ожог.

Ксения Чинёнова:

Одна из моих любимых тем, и не только моих, это специальное питание для глаз, или: «Назначьте мне специальные витамины для глаз, чтобы я лучше видел».

Вячеслав Куренков:

Есть специальные витамины для глаз. Более того, нельзя питаться однообразной пищей, она должна быть разнообразной, богата витаминами, питательными веществами, микроэлементами и так далее. Основное питательное вещество для макулярной зоны – лютеин, его усвоение со временем у людей падает.

Сергей Абрамов:

Лютеин и зеаксантин.

Вячеслав Куренков:

Поэтому в комплексы витаминов эти вещества обязательно входят. Естественно нужно подбирать себе питание, где есть продукты богатые этими веществами. Но, это не значит, что вы должны есть эти продукты каждый день. Опять же, их ежедневное потребление не гарантирует, что с Вами будет все в порядке. Это сложный комплекс, когда возникает тот или иной недуг. Одним из пусковых механизмов является пониженное потребление определенных веществ. Но, на 100 % не доказано, что, если человек не будет его есть, у него возникнет это заболевание.

Ксения Чинёнова:

Следующий миф: «Контактная линза при ношении может попасть за глаз, остаться там навсегда и испортить зрение». Что это за миф, откуда он идет и действительно, может ли она попасть за глаз?

Вячеслав Куренков:

У Вас был пациент, который 5 лет не снимал линзы?

Ксения Чинёнова:

Да.

Вячеслав Куренков:

Ей не повело, она не попала за глаз. Есть пациенты, у которых линза попадает за глаз. Дело в том, что конъюнктивальная полость у нас большая, но замкнутая, за глаз не попадет, но линза может там храниться годами, она там не ощущается. Порой, смотришь пациента и говоришь: «У Вас там контактная линза, Вам ничего не мешает?» Он говорит: «Нет, но я ее потерял пару лет назад».

Сергей Абрамов:

Сейчас Вячеслав Владимирович напугает людей, перестанут носит линзы. Это вообще единичный случай из миллиарда.

Вячеслав Куренков:

Но, на самом деле, линза никуда не денется. Если Вы не можете найти пропавшую линзу, сходите к офтальмологу он обязательно ее найдет у Вас.

Сергей Абрамов:

Ничего не может попасть за глаз без прободения конъюнктивального мешка. Конъюнктива – достаточно мощная оболочка, её сложно просто так взять и обойти. В итоге – не может.

Вячеслав Куренков:

За глаз - нет.

Ксения Чинёнова:

Миф, который идет с детских времен, когда мы были детьми. «Если пересечь глаза, они такими и останутся». Когда сводят глаза к носу – останутся такими навсегда. Миф ли это, правда ли это? Почему так всегда говорили с детства родители нам, когда мы шутили?

Вячеслав Куренков:

С физиологической точки зрения ничего не должно произойти, но были такие случаи, они описаны. Может быть, просто совпадение. Ребенок может баловаться, скрещивать глаза и в это время может что-то произойти с нервной системой и глазодвигательными нервами.

Ксения Чинёнова:

Это тоже один из миллиарда случаев?

Сергей Абрамов:

Это совпадение.

Ксения Чинёнова:

Я, как врач, ведущий много детей-пациентов, могу сказать: если маленький ребенок косит, это может рассматриваться, как игра. Но не всегда это может быть игрой, зачастую, это может быть патологией, которая скрывается за поведенческим характером ребенка, ребенок может иметь косоглазие.

Вячеслав Куренков:

Но, если ребенок строит гримасы, то тоже ничего страшного – это не косоглазие.

Сергей Абрамов:

Если он все время стоит гримасы, то лучше обратиться к офтальмологу.

Ксения Чинёнова:

Если альтернирующее попеременное косоглазие – не пропустите этот момент.

«Если у родителей плохое зрение, то дети обязательно унаследуют эту черту». Миф ли это?

Вячеслав Куренков:

Бывали такие случаи, что нет. Но чаще - да. К сожалению, плохое зрение родителей является предрасполагающим генетическим фактором, когда у ребенка может наследоваться не только близорукость и дальнозоркость, то есть рефракционная аномалия, но и другие заболевания глаз, такие как глаукома, заболевания центральной зоны сетчатки, либо другие заболевания, которые передаются по наследственной линии. В том числе цветовосприятие - это ошибка в другой системе глаза. Все это передается по наследству.

Ксения Чинёнова:

«У двоих голубоглазых родителей никогда не может родиться ребенок с карими глазами».

Сергей Абрамов:

Может. Голубые глаза – это рецессивный признак.

Ксения Чинёнова:

Поэтому очень часто родители удивляются: «У нас голубые, а у него почему карие, в кого он пошел?»

Сергей Абрамов:

Доминантные признаки передаются по прямой линии, то есть в последующих поколениях могут быть, рецессивные признаки могут через много поколений проявиться. Если бабушки и дедушки были кареглазые, то у ребёнка может быть. Если все в роду были голубоглазые, то они должны быть голубоглазые. Зеленоглазые – очень редкие глаза.

Ксения Чинёнова:

Зеленоглазые – да. Но, надо сказать, в популяции населения земного шара большинство людей кареглазые ввиду того, что по определенному гендерному признаку, национальному признаку большинство людей имеют темные глаза.

Забавный миф, который для меня, как оказалось, не миф: использование искусственных подсластителей, всё более популярных, сделают Ваши глаза более чувствительными к свету. Это правда? Как и многие антибиотики, оральные контрацептивы. Вы знали это?

Сергей Абрамов:

Конечно.

Ксения Чинёнова:

Как и многие другие препараты: диуретики, препараты для лечения сахарного диабета и ряд группы антибиотиков.

Вячеслав Куренков:

Есть даже препараты, которые меняют цветоощущение.

Несмотря на то, что нам было весело и смешно, для некоторых людей эти мифы почему-то являются руководством к пользованию. Лучше всего и надежнее всего развеивать их на приеме у офтальмолога. Поэтому, берегите глаза, приходите на консультации, и не стесняйтесь задавать вопросы.

Ксения Чинёнова:

Помните, что глупых вопросов не бывает. Пациент должен все, что его беспокоит, уточнить у врача-офтальмолога, а не через интернет-ресурсы.

}