Юлия Евстигнеева Офтальмохирург, витреоретинолог 10 октября 2018г.
Проявления синдрома сухого глаза на фоне беременности
Поговорим об особенностях офтальмологического осмотра беременных. В чем отличия состояния глаз во время самопроизвольной беременности и беременности с применением ЭКО? Какова профилактика столь частого синдрома сухого глаза, возникающего у беременных?

Ксения Чинёнова:

В эфире программа «Взгляд доктора Куренкова». Со мной, ведущей Ксенией Чиненовой, врачом-офтальмологом, с нашим постоянным ведущим Вячеславом Владимировичем Куренковым, профессором, доктором медицинских наук, руководителем нашей клиники.

Наши традиционные новости. Мы пытаемся всегда находить что-то интересное для вас касательно медицины и не только, чтобы обсуждать, критиковать, подтверждать, насколько эта информация действительно реальная. Итак, новость достаточно свежая, от 3 октября: искусственное мясо будут производить из того же «материала», что и упаковку товаров в IKEA.

Есть компания под названием Ecovative. Она существует достаточно давно и занимается производством биоматериалов на замену пластику и подобным веществам для сохранения окружающей среды. Одним из крупнейших партнеров этой команды является всемирно известный производитель мебели и аксессуаров IKEA. Для нее Ecovative создает экологичную упаковку для товаров, причем, для этого используются особые грибы. Так вот, именно технологию создания упаковки при помощи грибов фирма хочет адаптировать для производства искусственного мяса.

Уже немало компаний во всем мире взялись за производство искусственного мяса. На то есть масса причин, но у всех подобных проектов есть одна весьма существенная недоработка: вполне можно выращивать мышечные клетки или даже создавать аналоги мяса на основе различных технологий, но повторить структуру мяса пока еще крайне сложно (соевое мясо в расчет не берем, это все же чисто растительный продукт). Таким образом, любое существующее искусственное мясо можно использовать для создания котлет, колбас, бургеров, но для производства стейков, вырезок и филе оно не подходит. Именно это и собирается изменить компания Ecovative. Сейчас особые грибы превращают исходные продукты в экологически чистую упаковку, но их, по словам представителей компании, можно легко «перенастроить» для производства искусственного мяса. Соучредитель и генеральный директор Ибен Байер заявил: «Например, если вы посмотрите на леса, то увидите, что растения ограничены геометрией листьев. Они маленькие и тонкие. С мицелием грибницы мы можем сделать лист длиной и толщиной в несколько футов. Мы можем контролировать плотность. Главное, что делает мицелий – это переход от одноклеточного субстрата к трехмерной структуре. Мы можем создать «каркас», который позволяет клеткам мяса расти, формируя мышечные и жировые волокна. Мы уже выращиваем на мицелии клетки животных, и они растут очень хорошо. Если это сработает, мы можем начать производить первые продукты с текстурой и структурой стейков и филе, но без убоя животных».

Что Вы скажете, Вячеслав Владимирович, насколько эта новость безопасная для нашего здоровья?

Вячеслав Куренков:

Это не те грибы, которые в Амстердаме пропагандируют? А это мясо не будет обладать теми же свойствами? Интересная, конечно, новость. Живешь себе, а потом нам скажут, что Вы уже 2 года едите не то мясо. Поэтому приобретайте мясо у проверенных производителей.

Ксения Чинёнова:

Как Вы считаете, насколько это безопасно для нашего здоровья в будущем?

Вячеслав Куренков:

С целью обеспечить определенные районы нашего земного шара гуманитарными продуктами, наверное, туда стоит в первую очередь не отрывать от себя свежий кусок мяса, а отправлять какие-то вещи, которые смогут быстро восполнить дефицит организма в тех или иных веществах, которые сбалансированы и подходят для таких районов. По моему мнению, наша природа нас создала таковыми, чтобы мы питались определенными продуктами. Я думаю, что иногда в рацион могут входить какие-то совершенно неспецифические для существования вещи, например, в путешествиях на кораблях, где можно вырастить такое мясо, или на подводных лодках, в стратегических запасах, в бомбоубежищах, где можно его воспроизвести. Но полноценно заменять нашу традиционную пищу, наверное, не стоит.

Ксения Чинёнова:

Я думаю, здесь еще играет роль социальная подоплека – вопрос убоя животных, сбережения нашей планеты.

Вячеслав Куренков:

Так устроен мир, что мы все являемся чей-то едой в пищевой цепочке.

Ксения Чинёнова:

Это правда.

Перейдем к офтальмологии. Сегодня мы поговорим о злободневной проблеме, проблеме синдрома сухого глаза, но в данном случае, мы выбираем когорту пациенток – беременных женщин, потому как это проблема…

Вячеслав Куренков:

…определенного периода жизни каждой женщины, или не каждой.

Ксения Чинёнова:

Большинство женщин в состоянии беременности могут обратиться с подобными жалобами. Для этой темы пригласили человека, который занимается проблемой много лет, написал кандидатскую диссертацию на тему проблемы беременных, синдром сухого глаза и последствия, к которым он ведет, Юлию Владимировну Евстигнееву, врача-офтальмолога нашей клиники, офтальмохирурга.

Вячеслав Куренков:

Конечно, колоссальная работа ― исследовать такую сложную группу пациентов. Потому что, во-первых, не всегда удается пригласить на прием. Во-вторых, это особое состояние, и нужно провести исследование, пронаблюдать, объяснить, и мало того, при выявлении заболевания еще и пролечить.

Ксения Чинёнова:

Начнем с того, какая роль отводится офтальмологу в обследовании беременных женщин в целом, в принципе?

Юлия Евстигнеева:

При комплексном обследовании беременные женщины проходят не только обследования у гинеколога. Обязательное исследование у нескольких специалистов – это ЛОР, стоматолог, обязательно офтальмолог и другие специалисты, исходя из того, какой соматический статус у беременной, возможно, это эндокринологи и другие узкие специалисты. Офтальмолог – один из первых специалистов, куда гинеколог направляет своих подопечных, потому что во время беременности глаза одними из первых реагируют на изменение гормонального статуса, на изменение иммунологического статуса беременных, и мы часто выявляем различные проблемы. Обязательно информируем об этом гинеколога. Исходя из этого, гинеколог определяет дальнейшую тактику ведения беременных женщин.

Ксения Чинёнова:

Что представляет собой офтальмологическое обследование беременных, отличается ли оно от обычного обследования пациентов, которые обращаются к офтальмологу? На что обращает внимание офтальмолог, понимая, что женщина находится в положении, каковы отличия в зависимости от триместров?

Юлия Евстигнеева:

Что касается стандартных методов исследования, то обязательны биомикроскопия, измерение внутриглазного давления, визометрия, проверяем диопритрийности. Дополнительные методы рассматриваются адекватно сроку беременности и адекватно показаниям. Из стандартных наблюдений обязательно в конце 1-го триместра и уже в 3-ем триместре, если у пациентки нет никаких проблем, стандартное диспансерное наблюдение во время беременности. Из особенностей обследования беременных женщин является щадящий режим закапывания препаратов. При осмотре глазного дна мы тоже соизмеряем со сроком беременности, не обязательно пациенту в самом начале беременности несколько раз закапывать. Третировать ее этим не стоит, а, может быть, лучше рассмотреть варианты осмотра глазного дна во 2-ом триместре беременности. Для пациентки без каких-либо нарушений, возможно, достаточно будет одного осмотра глазного дна. Если беременная женщина уже изначально имеет проблемы по зрению – аметропия, либо близорукость, либо гиперметропия – дальнозоркость, тогда мы более тщательно относимся к осмотру ее глазного дна, проводим процедуру несколько раз во время беременности.

Ксения Чинёнова:

Достаточно ли врача, который либо приглашен в женскую консультацию, либо уже есть врач-офтальмолог в женской консультации для осмотра беременных, или женщинам необходимо обращаться в узкопрофильное учреждение для более тщательного обследования? Как разобраться, стоит ли обращаться куда-либо еще?

Юлия Евстигнеева:

Как правило, доктор, который ведет первичный поликлинический прием в женской консультации, выступает как регулировщик. Он смотрит, если есть проблемы у женщины, он направляет на дельнейшее исследование. Если все благополучно, то он сам в состоянии вести весь срок беременности.

Вячеслав Куренков:

То есть, принимает врач-офтальмолог общей практики, не узкий специалист, который разбирается в состоянии глазного дна, или в инструментальных методах обследования. Это специалист, который квалифицированным образом может сказать, что Вам недостаточно этого обследования, а нужно пройти в условиях клиники, где Вам точно поставят диагноз или определят, это норма по вашему состоянию или нет. Тем самым обезопасят Ваш период беременности и в особенности – период родов.

Ксения Чинёнова:

Зачастую мы сталкиваемся с тем, что, как только наступает беременность, женщина обращается, её ставят на учет в женскую консультацию и сразу же гинеколог направляет к офтальмологу для осмотра глазного дна. Зачастую, к нам в клинику приходят пациентки посмотреть глазное дно. Стоит ли вестись на это, стоит ли так торопиться и почему не стоит?

Юлия Евстигнеева:

Как правило, не стоит поддаваться на уговоры гинеколога. В любом случае, офтальмолог сможет дать окончательное заключение только в конце беременности по поводу родоразрешения. На первых сроках ни один офтальмолог не определит, можно проводить роды самостоятельным путем, либо потребуется дополнительное хирургическое вмешательство.

Вячеслав Куренков:

Гинеколога тоже можно понять, он должен списать с себя ответственность.

Юлия Евстигнеева:

Гинекологи очень переживают. Они всегда очень трепетно относятся к беременным пациенткам с близорукостью и почему-то очень переживают, если высокая степень, хотя для нас, для офтальмологов, это совершенно не показатель.

Вячеслав Куренков:

Вообще неважно. Также не надо опасаться капельных местных применений, чем почему-то напуганы беременные женщины. Ничего страшного, если мы местно закапаем капли, которые расширяют зрачок. Тем более, если у женщины в этом периоде есть какое-либо инфекционное заболевание глаз, то на местном уровне такая терапия не противопоказана.

Юлия Евстигнеева:

Надо понимать, что сейчас существуют и бесконсервантные формы терапии, и есть антибиотики, которые разрешены к использованию во время беременности, поэтому опасаться не стоит. Тем более, что когда мы расширяем зрачок, мы закапываем мидриатики строго дозированно, ровно столько, чтобы увидеть. Если потребуется дополнительное вмешательство – там уже, конечно, другая ситуация.

Вячеслав Куренков:

Она тоже не противопоказана?

Юлия Евстигнеева:

Нет, никаких противопоказаний.

Ксения Чинёнова:

Что происходит с организмом женщины во время беременности с точки зрения глаз, меняется ли что-то?

Вячеслав Куренков:

Почему Вы посвятили несколько лет данной теме и что Вы там нашли?

Юлия Евстигнеева:

Во-первых, беременные ― это категория пациенток, которая обследована очень тщательно. Мы обратили внимание на такой аспект жалоб у пациенток, как ощущение сухости и дискомфорта. Не у всех пациенток во время беременности возникают эти жалобы. Тут задачей нашего исследования было понять, что происходит, потому что меняется не только состояние сосудов. Это чаще происходит у женщин с осложненной беременностью, с эклампсиями, со сложными гестозами, я говорю про физиологическую беременность. Физиологическая беременность накладывает свой отпечаток на работу мейбомиевых желез, которые вырабатывают смазку для глаза. На фоне изменения гормонального фона происходит снижение функции этих желез, поэтому слезная пленочка нарушается, и возникают проблемы с ощущениями комфорта у женщин.

Вячеслав Куренков:

Это прямое объяснение, почему во время беременности некоторым женщинам лучше отказаться от ношения контактных линз, а перейти к очкам.

Ксения Чинёнова:

Что за мейбомиевы железы и где они находятся? Расскажите для наших слушателей, чтобы понимали, где очаг проблем?

Юлия Евстигнеева:

Очаг проблемы располагается у нас в веках. В структуре верхнего и нижнего века располагаются многочисленные железы, порядка 30 желез на каждом веке. Они вырабатывают специальную липидную фракцию, то есть жировой секрет, которой активно участвует в формировании слезной пленки и в полноценной состоятельности слезной пленки.

Ксения Чинёнова:

То есть, это железы, протоки которых выводятся на хрящи век, там, где женщины, зачастую, любят подкрашивать и закрашивать эти мейбомиевы железы. Это зона смыкания век.

Вячеслав Куренков:

Очень хорошо видно, когда делаешь операцию. Перед любой операцией, накладываешь векорасширитель и видишь, что находится в конъюнктивальной полости. Там видна вся косметика, которую за весь период жизни использовала женщина, потому что некоторые перебарщивают и заворачивают ее не в то место. Она туда попадает, и оттуда ее крайне трудно вымыть на бытовом уровне.

Ксения Чинёнова:

Физиологическая беременность, к сожалению, не всегда наступает, и в современном мире все больше проблем гинекологического характера в вопросах естественной беременности. В таких случаях все популярнее, все чаще встречается экстракорпоральное оплодотворение. Что это такое и чем такая беременность отличается по своей физиологии, как вести таких беременных в офтальмологическом плане?

Юлия Евстигнеева:

Что касается ЭКО, я думаю, что все уже знают и наши слушатели, даже те, кто не сталкивался с проблемами, наверняка, наслышаны о таком методе оплодотворения. Этот метод появился, если мне не изменяет память, в конце 70 –х, в 1978 году было выполнено первое ЭКО. Массовую распространённость этот метод получил именно сейчас, по последним данным, уже 0,01 % населения земного шара появилось, благодаря этому методу. Здесь можно долго дискутировать по поводу того, что происходит с нашей цивилизацией, почему это так важно, это другой вопрос.

Как происходит оплодотворение? Проводится забор яйцеклетки у женщины и оплодотворяется вне организма женщины, то есть в лабораторных условиях; уже готовый эмбрион подсаживается в матку, и беременность проходит под наблюдением докторов. Основная задача гинекологов – получить эмбрион. Чтобы получить хороший эмбрион, женщинам приходится пройти период активной гормональной перестройки. Происходит кратковременный импульсный ввод специальных гормонов, который стимулирует яичники женщин, этот период называется суперовуляция. То есть созревают сразу несколько яйцеклеток, что в обычной жизни для женщин нехарактерно. Проводится забор сразу нескольких яйцеклеток, потому что далеко не каждая яйцеклетка способна в дальнейшем выжить и привести к образованию эмбриона. Именно этот период гормонального стресса, проводимый для благой цели, иногда приводит к некоторым осложнениям с разными структурами нашего организма, в то числе это нашло свое отражение и на глазах. Ранее были работы, которые исследовали женщин после ЭКО, и были работы, подтверждающие развитие субретинальной неоваскулярной мембраны, то есть патологии сетчатки, проблемы центральных серозных хориоретинопатий у женщин во время ЭКО, но все это касалось сосудов, сетчатки. Мы обратили внимание на немножко другой аспект экстракорпорального оплодотворения. К нам часто стали обращаться женщины с дисфункцией именно мейбомиевых желез, которые могли протекать не так агрессивно как мейбомиты – воспаление этих желез вплоть до халязионов. Халязионы очень агрессивные, плохо поддающиеся лечению, мы связали их именно с гормональной перестройкой в этот сложный период.

Ксения Чинёнова:

Скажите, пожалуйста, уже во время беременности, когда эмбрион занесен внутрь женщины и женщина беременеет, мы, фактически, обманываем организм с помощью искусственного создания гормонального фона во время всей беременности?

Юлия Евстигнеева:

Совершенно верно. В той или иной степени в гормональной поддержке нуждаются очень многие женщины. В редких случаях гормональная перестройка необходима только на периоде суперовуляции, и потом беременность протекает как обычно. Но, зачастую, женщины, которые обращаются к этому методу оплодотворения, уже имеют некоторые проблемы с гормональным фоном, поэтому гинекологам приходится подбирать определенную гормональную терапию на протяжении всей беременности.

Ксения Чинёнова:

Действительно ли, что к концу 3-го триместра жалобы, с которыми приходят пациентки, усиливаются, или такая проблема возникает, практически, сразу?

Юлия Евстигнеева:

Совершенно верно, максимальный эффект от гормональной терапии наблюдается именно к концу беременности. Но, возвращаясь к физиологической беременности, в зависимости от срока гестации тоже наблюдается определенная дисфункция мейбомиевых желез и слезных желез. Мы проводили исследование тестом Ширмера, который показывает нам уровень слезопродукции, и выяснили, что во время физиологической беременности слезопродукция тоже снижается. Но, в отличие от пациенток, которые прибегли к экстракорпоральному оплодотворению, при физиологической беременности женщины, практически, никогда не предъявляли жалоб на субъективные ощущения сухости по нашей статистике. Либо, не обращали внимание.

Ксения Чинёнова:

Все-таки, с какими жалобами придет пациентка с таким заболеванием, как мейбомит? На что пожалуется пациентка, с чем она придет?

Юлия Евстигнеева:

Во-первых, дискомфорт, ощущение дискомфорта, когда что-то мешает в глазу, не уютно, глаза слезятся, либо наоборот слишком сухие. Что касается век, женщина обращает внимание, что краешки век немного утолщены, может начаться покраснение и отделяемое, особенно по утрам, слишком густое, более желтого цвета. Потом в результате развития воспаления может среагировать и конъюнктива, то есть сам глаз может стать немножко красным.

Вячеслав Куренков:

Надо напомнить, что веки — это вспомогательный аппарат глаза, без век наш глаз не может нормально существовать. Веко обеспечивает его полную жизнедеятельность, и в том числе несёт оптическую функцию в плане того, что вырабатывает секрет, который смазывает роговицу. Ведь наша роговица не идеально гладкая, без увлажнения она не будет отвечать нужным нам оптическим свойствам, чтобы передавалось нормальное изображение. Поэтому вспомогательный аппарат глаза очень важен для функционирования органа зрения. Естественно, когда происходят какие-либо нарушения в период критических воздействий, либо в периоды беременности, в периоды заболевания, и даже возрастные периоды, когда меняется гормональный фон, когда присоединяются те или иные заболевания, они наносят отпечаток на секреторную функцию этой системы.

Ксения Чинёнова:

Зачастую, если пациентка придет с подобными жалобами в женскую консультацию, происходит неправильная постановка диагноза и часто пациентку лечат от банального конъюнктивита. Наверняка, мы часто встречались: красные глаза, отделяемое утром – «У Вас конъюнктивит», и начинается лечение немножко не в том спектре. Так ли это, часто ли это?

Юлия Евстигнеева:

К сожалению, не хватает внимания к нашим беременным пациенткам, иногда доктору проще и быстрее избавиться от этой симптоматики, назначив ненужные капли.

Вячеслав Куренков:

Или показать свою значимость.

Юлия Евстигнеева:

По разным причинам. К сожалению, пациентки к нам приходят, так скажем, залеченные после многих препаратов, которые в их конкретном случае пользы им не приносят. Вернемся к вопросу о профилактике. Задача в нашей работе была не только выявить проблемы у беременных женщин, а еще разработать алгоритм действий. Один из первых пунктов – гигиена век, и слезозаместительная терапия. Эти 2 пункта помогут избавиться беременным женщинам от дальнейших проблем. Всегда проще предотвратить заболевание, нежели потом с ним справляться.

Ксения Чинёнова:

Расскажите подробнее, что это за профилактика и когда ее стоит начинать? Ежедневна ли она, или надо дождаться каких-то симптомов, чтобы начать проводить профилактику?

Юлия Евстигнеева:

При физиологической беременности я далеко не всем рекомендую профилактические курсы, они не обязательны. Мы выявили несколько факторов, не только мы, а уже работы, проведенные до нас, определили, что факторами риска развития мейбомитов, то есть дисфункции мейбомиевых желез, является ношение контактных линз, это тоже фактор риска. Поэтому беременным мы рекомендуем пересмотреть режим ношения контактных линз, сократить период их ношения, либо на какие-то дни совсем от них отказаться, по возможности. Еще один фактор риска ― это дисфункции щитовидной железы, неважно: гипотиреоз, гипертиреоз. Хотя, мы больше делаем акцент на пациенток с гипотиреозом, с недостаточностью функции щитовидной железы. Или пациентки, которые принимают гормональную заместительную терапию, не буду вдаваться в подробности, пациентки, которые сталкивались, знают, что это такое. Именно эти пациенты тоже в группе риска. Пациентки, допустим с другими эндокринными нарушениями, я имею в виду сахарный диабет и прочие сопутствующие моменты. Это все предрасполагающие факторы к развитию дисфункции мейбомиевых желез. Если доктор видит, что в анамнезе у пациентки есть несколько таких моментов, то это уже повод рекомендовать профилактический курс гигиены век, он очень прост. Существуют гели, которыми можно обрабатывать веки. Они абсолютно безопасны во время беременности, не несут никакого риска ни для мамы, ни для плода, ими можно пользоваться даже на протяжении всей беременности, можно делать интервалы отдыха и продолжать. Заместительная терапия, то есть увлажняющие капли тоже мы рекомендуем, они без консервантов, их великое множество, не буду озвучивать поименно.

Вячеслав Куренков:

Только ни в коем случае самому себе нельзя их назначать! Надо ходить, все-таки, на прием, и только под наблюдением офтальмолога назначать подобную терапию, и вообще любую. Раньше часто был синдром сухого носа, когда у женщин были гормональные контрацептивы, сохла не только слизистая и уменьшалось количество секрета в мейбомиевых железах, но также высыхала полость носа. Тогда все капали капли в нос и до того привыкали, что и после беременности некоторые девушки не могли от них отказаться. Ведь наш организм привык, он считывает, что у Вас увлажнено или не увлажнено, хватает ли секрета или нет. Он понимает, когда Вы привносите другое, он считает это своим и еще больше тормозит, либо наоборот, увеличивает секреторность. Ни в коем случае не вторгайтесь в глаз или в любую другую систему организма самостоятельно, чтобы не навредить себе.

Ксения Чинёнова:

Юлия Владимировна, Вы говорили о гигиене век, о том, что необходимо смазывать специальными гелями поверхность век. Достаточно ли этого, или должен быть алгоритм, как себя вести беременной женщину утром и вечером, есть ли какие-то нормы, к которым они должны привыкнуть?

Юлия Евстигнеева:

Во-первых, я считаю, что гигиена век необходима не только беременным, она для всех, веки должным быть чистые утром и вечером. Обязательная гигиена век – умываемся, чем привыкли, тем и умываемся. Главное – наносить гель на чистые веки. Можно сделать легкий, теплый компресс. Всё проводится банально: берутся обычные ватные диски, смачиваются в теплой воде и на закрытые веки на пару минут можно положить. Это немножко размягчит секрет мейбомиевых желез и позволит ему легче эвакуироваться и выйти из протоков. После этого наносится гель, желательно наносить легкими массирующими движениями. Тут всё лучше тет-а-тет с пациентом обговорить в деталях, потому что у всех могут быть свои особенности, всем одно и то же я не буду рекомендовать. Легкими массирующими движениями, ни в коем случае не надавливая сильно на глазное яблоко, проводится втирание геля. С этим гелем потом можно пользоваться косметикой, но, как Вячеслав Владимирович заметил, не стоит наносить густо тушь, карандаш на внутреннее ребро века, это крайне негативно влияет.

Ксения Чинёнова:

Лучше совсем не наносить на внутреннее ребро.

Юлия Евстигнеева:

Вечером то же самое все повторяем: также умываемся, теплый компресс и потом наносим гель.

Ксения Чинёнова:

Лучше проводить без контактных линз?

Юлия Евстигнеева:

Однозначно, гигиену проводить без контактных линз. Утром, если Вы проводите такой туалет, сначала гигиену век, а потом через 20-30 минут Вы можете надевать контактные линзы. До нанесения косметики, что важно.

Вячеслав Куренков:

Мы всегда говорим при подборе контактных линз: если Вы носите контактные линзы, это не значит, что Вы не должны иметь очки. Очки у Вас должны быть постоянно с собой. Под контактную линзу может что-то попасть, она может и выпасть, или Вы можете заболеть; при острых респираторных заболеваниях нельзя использовать контактные линзы, а также в некоторых периодах беременности, когда очень низкий собственный секрет слезы.

Ксения Чинёнова:

Если пациентка обратилась на поздних сроках с уже имеющимися осложнениями мейбомита, это халязионные и прочие воспаления век, которые связаны с очаговой инфекцией, что в таких случаях Вы рекомендуете пациенткам, особенно, когда срок уже большой.

Вячеслав Куренков:

Будете ли Вы лечить или оперировать?

Юлия Евстигнеева:

Здесь мой ответ зависит напрямую от того, какой гестационный период. Берем радикальный момент, хирургия ― она вполне возможна во время беременности. Но, она обязательно проводится по согласованию с гинекологом, который ведет пациентку, он должен дать нам заключение, что нет соматических противопоказаний для проведения хирургии. Пациентка сдает ряд анализов, и после этого проводим хирургию. Она проводится под местной анестезией. Мы используем анестетики, которые разрешены к применению во время беременности, и используем антибиотики, которые тоже разрешены во время беременности, поэтому опасаться не стоит. Опасаться стоит хронического очага воспаления в организме женщины, у которых снижен иммунитет, что часто приводит к развитию абсцессов век. Я не буду дальше запугивать. Лучше избавиться от очага воспаления, нежели ждать, пока само пройдет, рассосется. К сожалению, как показывает практика, не проходит, не рассасывается, – наоборот, ситуация усугубляется, если ей не заняться. Если пациентка приходит своевременно, мы можем рассмотреть вариант специальных препаратов, которые вводятся в капсулу халязиона, это терапевтический метод лечения, без хирургии. Если нельзя им обойтись, тогда уже хирургическое вмешательство.

Вячеслав Куренков:

Реабилитация в состоянии беременности ничем не отличается от реабилитации в нормальном, а может, даже лучше.

Ксения Чинёнова:

Через Вас прошло много беременных за эти годы. По Вашим наблюдениям, чаще женщины боятся оперироваться? Боятся и не приходят, или боятся, но делают?

Юлия Евстигнеева:

Боятся, но делают. Если пациенту грамотно объяснить, в чем преимущество хирургии, почему это стоит сделать, если есть адекватное доверие между пациентом и доктором, то, конечно, хирургия проходит успешно.

Вячеслав Куренков:

Если нет доверия – выберите другого врача, но все равно оперируйтесь.

Юлия Евстигнеева:

Больше, наверное, иногда боятся гинекологи, чем беременные, с ними мы тоже отдельно беседуем. У нас налажен контакт между докторами, мы дискутируем, что для этой конкретной пациентки будет лучше, потому что мы всегда несколько раз думаем, соизмеряем риск и необходимость хирургии. Что касается халязиона, здесь риска, практически, нет, он минимален, а пользу сложно переоценить, поэтому хирургия обязательна.

Вячеслав Куренков:

Пожелаем всем беременным легкого протекания этого периода. Будьте здоровы! Чувствуйте себя хорошо! Берегите глаза!

Ксения Чинёнова:

Спасибо Вам большое, что пришли нам на программу. Спасибо, Вам!

Юлия Евстигнеева:

Спасибо!

}