Игорь Скурихин Российский актер драматического театра и кино, профессиональный ведущий, автор-исполнитель 09 октября 2018г.
Что должен уметь актёр сегодня
Побеседуем о кинематографе сегодня. Узнаем, как быть актёром и при этом не сойти с ума и не умереть с голоду

Найля Анварова:

Здравствуйте, друзья! В прямом эфире программа «Герой будущего времени» на телеканале Mediametrics. С вами Найля Анварова. Сегодня у меня в гостях российский актёр драматического театра и кино, профессиональный ведущий, автор и исполнитель, Игорь Скурихин. Здравствуйте, Игорь!

Игорь Скурихин:

Здравствуйте, дорогая Найля, здравствуйте, уважаемые радиослушатели телезрители. У нас двойное получается, и радио, и телевидение. 

Найля Анварова:

Да, и телезрители. Сегодня мы, Игорь, с вами хотели поговорить на тему, что должен уметь актёр сегодня. Побеседуем о кинематографе, узнаем, как быть актёром, при этом не сойти с ума и не умереть с голода. Кстати, это ваша цитата, и это очень интересно.

Игорь, я хочу узнать, как пришла профессия актёра в твою жизнь, когда это случилось, как ты понял, что актёр, это твоё?

Игорь Скурихин:

Это, на самом деле, случилось ещё в детстве, на...

Найля Анварова:

Детском утреннике? 

Игорь Скурихин:

Нет, не на детском утреннике даже, это случилось больше в школе. У нас как-то всегда мне было интересно поучаствовать в самодеятельности в школьной и так далее. У нас была игра «Что? Где? Когда?» в школе. И вот естественно, я вызвался быть ведущим этой игры, и мне тогда показалось, как это клёво вести, все тебя слушают. Я представлял себя Якубовичем немножко. 

Найля Анварова:

Пародировал немножко. 

Игорь Скурихин:

Кто там был, Ворошилов, в общем, пародировал немножко, пытался как-то так тембрально сыграть. Сделать приятный тембр голоса, посолиднее, пониже, чтобы бас был. 

Найля Анварова:

Повзрослее. 

Игорь Скурихин:

Да, повзрослее. Мне это нравилось очень. 

Найля Анварова:

А школа где, в каком городе родился?

Игорь Скурихин:

Я родился в городе Красноярске, в Сибири. 

Найля Анварова:

У меня сегодня одни сибиряки в эфире. 

Игорь Скурихин:

Так это клёво. Сибиряки - лучшие люди на свете. Так и есть. Самые надёжные, самые простые, добрые, душевные. 

Найля Анварова:

Все люди хорошие. 

Игорь Скурихин:

Конечно, но сибиряки лучше, на мой взгляд. Я родился в Красноярске, мама заканчивала пединститут на ин-язе. Потом мы переехали в пригород, это маленький такой городок, Уяр, 100 км от Красноярска, где прошло моё детство, я учился в школе, я закончил школу. И вот когда пришло время выбирать профессию. 

Найля Анварова:

А оно пришло. 

Игорь Скурихин:

Пришло, ты понимаешь, после 10-го класса пришло время, нужно было выбирать, что будет. Встал вопрос. Я попытался на юридический поступать, естественно не поступил. Потом я попытался в какой-то ВТУЗ, там был при заводе Крастяжмаш, завод такой и ВУЗ, где ты параллельно учился ракетным двигателям, строительству, но это всё мимо меня прошло, я и туда не поступил. Потом мама говорит: слушай, может быть, ты пойдёшь в музучилище в Абакан, это юг Красноярского края, Хакасия, недалеко в принципе ехать, ночь на поезде. Я говорю: давай попробуем. Я поступил в абаканское музыкальное училище, сейчас скажу, факультет, смешной факультет, он назывался режиссёр самодеятельного театрального коллектива. 

Найля Анварова:

Это получается, ты закончил именно этот факультет?

Игорь Скурихин:

Нет, я отучился год, потом меня призвали в армию. 

Найля Анварова:

А почему? 

Игорь Скурихин:

Потому что... 

Найля Анварова:

А разве с институтов призывают в армию?

Игорь Скурихин:

Так это не институт, это было училище. С училища призывают. 

Найля Анварова:

Сейчас тоже?

Игорь Скурихин:

Призывают, ещё как. Мне предлагал мастер курса, говорил: давай, ты не пойдёшь, ты закончишь. Я прикинул, я посчитал, думаю, сейчас я иду в армию со своим призывом, 18 лет. Когда я закончу, мне уже будет 20, будет неприятно, когда мной, 20-летним будут командовать 18-летние. Я подумал, что это неправильно, надо идти. Мне повезло, войска из Афганистана вывели в 89-м году, как раз зимой, а меня призвали весной в 89-м году. 

Найля Анварова:

Уже Афган не отправили. 

Игорь Скурихин:

Не отправили, меня отправили в Германию. Меня отправили в Германию в такие войска смешные, автомобильные. 

Найля Анварова:

Ты так засмеялся, ты вспомнил, чем вы там занимались, расскажи?

Игорь Скурихин:

В армии, я бы там всю жизнь крутил баранку, но я увидел, идут два покупателя в голубых погонах, с петличками. Я такой думаю, вот, это же ВДВ, это всё, о чём я мечтал с детства. Воздушно-десантные войска, думаю, дай попробую. Я подбегаю: товарищ капитан, возьмите меня! Еще со мной был земляк, здоровый парень, он на него посмотрел и говорит: вот этого я возьму, он пойдёт ко мне в разведгруппу во вторую, этот парень крепкий, а ты что можешь? Я 181, я говорю: а я вообще всё могу. У меня, говорю, A, B, C, D у меня три категории открыто, я могу быть водителем профессиональным. Тот такой посмотрел: ладно, пойдёшь в радиогруппу, в центровые экипажи, записал фамилию, вызвали, вот так я попал в армию. Отслужил, пришёл домой, мама говорит.. Гордый пришёл, в голубом берете, в тельняшке, десантура, все дела. А мама такая говорит: слушай, Игорь, может быть, ты всё-таки попробуешь пойти учиться в высшее учебное заведение? Зачем тебе сейчас возвращаться в училище, когда 100 км от дома всего лишь, есть Красноярский государственный институт искусств, театральный факультет, где мастер курса, Ирина Борисовна Калиновская, а декан Леонид Владимирович Калиновский. Это тот самый Калиновский, который был ректором Щуки, Щукинского театрального училища. И потом их перевели в Сибирь, и он уехала с Ириной Борисовной, с женой, туда. Им дали театральный факультет. Она говорит: пока такие люди там, пока преподают, ты попробуй, получись у них. 

Найля Анварова:

А мама видела в вас всё-таки актёра, музыканта. 

Игорь Скурихин:

Честно, она посмотрела, наверное, улыбнулась и сказала: Игорь, походу, наверное, все технические ВУЗы, это, наверное, не твоё. Всё-таки быть юристом - не твоё, быть математиком - не твоё, быть, что там ещё есть, физиком-ядерщиком - тоже не твоя история. 

Найля Анварова:

ВДВ тоже лучше не надо. 

Игорь Скурихин:

Нет, ВДВ, тут ее никто не спрашивал, я сам напросился и меня взяли. Это я о том, что тогда ещё я понял, в 18 лет, что ничего невозможного в этом мире нет. Даже иногда случается в жизни то, о чем ты даже не мечтаешь. 

Найля Анварова:

Это 100 %, потому что вселенная чувствует. 

Игорь Скурихин:

Подспудно как-то у тебя на подсознательном уровне, я всегда в детстве смотрел «В зоне особого внимания», десантура, мне всегда казалось, что это что-то недостижимое, это что такое вообще невообразимое. Как так, вот они такие сильные ребята, крепкие, широкоплечие, могучие, карате, с неба на землю с парашютами прыгают. Видишь, как. 

Найля Анварова:

И вот. 

Игорь Скурихин:

И вот напросился, приняли. 

Найля Анварова:

Шанс.

Игорь Скурихин:

Я его не упустил, был единственный шанс, я его использовал. Мама посмотрела, она наверное думает, сынок, зачем идти против природы. Если ты с детства вот такой артистичный, играешь на гитаре, поёшь песни. А мы же во дворе любили собираться с ребятами, пели песни, особенно мы любили в подвалах собираться. 

Найля Анварова:

А почему в подвалах, холодно?

Игорь Скурихин:

В Сибири зимой холодно, представляешь. 

Найля Анварова:

Минус 40, поэтому приходилось в подвалах теплых. 

Игорь Скурихин:

Представь себе, да, холодно ночью. 

Найля Анварова:

Получается, ты поёшь песни, как актёр. Я знаю, что ты поёшь песни, я даже хотела сейчас, если у вас есть возможность, сейчас послушать, а потом продолжить беседу о твоём детстве. 

Игорь Скурихин:

Легко. Я пою и свои песни, но с недавних пор, на самом деле. Играю на гитаре я с детства, мне это нравилось всегда, я учился на баяне, помню, два класса я закончил. Но мне этого хватило, чтобы нотную грамоту изучить, а дальше гитару я освоил сам, по самоучителю. Потом ходил в кружок, потом с друзьями мы собирались в подвалах и друг перед другом, кто лучше на гитаре, поёт круче, соревнования и у нас такие были. Но было интересно, подвалы манили, понимаешь. 

Найля Анварова:

Давай мы сейчас послушаем твою песню «Дед». 

Игорь Скурихин:

«Дед», песня автобиографичная. Она родилась действительно из жизни, это всё невыдуманная история. За неё я, кстати, получил на конкурсе героивеликойпобеды.рф я получил такую звезду финалиста. То есть несколько человек вышли в финал, и вот за эту песню патриотичную, её посчитали, что она к героям войны имеет прямое отношение, и вручили мне звезду. Но с собой не стал брать, я человек скромный. 

Найля Анварова:

Давай послушаем, потому что я думаю, что все хотят послушать, и я тоже, еще раз. 

Игорь Скурихин:

Давайте. Сидя я пою впервые, для меня это непривычная история, пою всегда стоя.

Найля Анварова:

Все когда-то впервые.

Спасибо. На самом деле, у меня аж слезы накатились. Мне тяжело такие песни слышать. 

Игорь Скурихин:

Это потому, что от сердца, потому что история непридуманная. У меня действительно был, есть и остаётся лучший друг. 

Найля Анварова:

У многих слушателей, у многих людей, граждан нашей России есть такие деды и бабушки, которые действительно, большой им поклон за то, что они отдавали свои жизни, своё здоровье, себя, помогая. 

Игорь Скурихин:

Дед мне много чего рассказывал. Только жаль, что я не записывал те рассказы. У меня и второй был дед жив. 

Найля Анварова:

Сейчас на памяти нет? Чтобы какую-то книгу издать. Потому что это многие вот эти воспоминания, это очень важно, как было. У меня, например, моя бабушка, она давно умерла, когда мы ещё совсем маленькие были. Но если бы у меня была такая возможность, чтобы с ней разговаривать, я бы, наверное, с неё не слазила, сидела бы с открытым ртом. 

Игорь Скурихин:

Понимаешь, вот это есть мудрость, которая приходит с годами. А тогда же мы маленькие были, дед, расскажи! И мне второй дед рассказывал, как он был разведчиком, а потом стал начальником узла связи. Он мне рассказывал какие-то сумасшедшие истории, показывал шрам, врукопашную ходил, и немец один ему ножом, но тот его всё равно задушил в конечном итоге. Какие-то страшные вещи были. Рассказывал и жалко, что я не записывал, очень жаль. Но теперь чего уже. Важно, что эти люди были в моей жизни и многому меня научили. 

Найля Анварова:

И вложили, наверное, в ребенка вот этот патриотический дух, и сразу эти слова, которые проезжаешь, на каждом баннере везде: помним, гордимся. Я когда вижу, у меня сразу слёзы накатывают. Потому что это не просто слова, помним, гордимся, это как-то внутренне ты уже вспоминаешь. Просто я даже не могу не то, что громадный, просто вселенский труд общих наших бабушек, дедушек, которые они вложили за то, что мы спокойно едем по дороге, радуемся и поём песни. Это настолько... Поэтому спасибо тебе за то, что ты вновь нам и мне лично напомнил ещё раз сказать спасибо своим тем людям, которых, к сожалению, уже нет или тем, кто есть, за такую огромную победу нашей Родины. Мы остановились на том, что ты говорил, что пошёл поступать в Красноярск, поехал. 

Игорь Скурихин:

Да я естественно, мама говорит: сынуля, чего ты уже, давай, пока ты молод, горяч. 

Найля Анварова:

Пока ещё не совсем старый. 

Игорь Скурихин:

В хорошем смысле наглый. Я такой думаю, а почему бы и нет. Тем более, педагоги такие, из Москвы, из Щукинского театрального училища. 

Найля Анварова:

А ты ещё и возмужал всё-таки, уже как-то дурь молодецкая. 

Игорь Скурихин:

Я такой думаю, какая такая возможность, не уезжая за тридевять земель в Москву. 

Найля Анварова:

За 3000 км. 

Игорь Скурихин:

За 4000 даже, 4000 км из Красноярска до Москвы, 4000 верст. Я говорю: мама, ты права, конечно, надо пробовать. А тут сами они из Москвы, сами приехали к тебе и учат. Ещё Леонид Владимирович Калиновский, тот самый Калиновский, ректор Щуки, который, царство ему небесное, который в своё время Геннадию Розанова сказал при поступлении: молодой человек, вас ждут фабрики и заводы. Я хохотал, конечно. Это коронная фаза. В институте много было интересных моментов. Я как был, я думаю, надо как-то красиво себя подать, важно. Я беру гитару, я надеваю парадную десантурскую форму, аксельбант, голубой берет, уголок, тельняшка. Тельняшка, брюки ушитые, как сейчас, как у девушек лосины, заправленные в сапоги дембельские, тут аксельбант с кисточками. Сейчас вспоминаю, эта парадка мне сейчас не налезет на руку на левую, если её сейчас померить, так она была ушита. Такой гордый, с гитарой прихожу. Естественно, они посмотрели. 

Найля Анварова:

Певучий ВДВ. 

Игорь Скурихин:

Калиновский такой говорит: это хороший парень, он старостой будет в группе, надо, чтобы кто-то порядок наводил, берём однозначно, давай. Я что-то там показал, прочитал отрывки, но я был деревянный после армии, есть такое слово «зажат», «зажим актёрский». Я был настолько зажатый и деревянный, как стол вот этот хороший. Стол, он хотя бы дубовый, а я был, наверное, как березовый или какой-то там. Кленовый. 

Найля Анварова:

Осиновый. 

Игорь Скурихин:

Осиновый, да. Но поступил. Много было интересного. Я благодарен судьбе, что она меня связала с такими людьми. Правда, Леонид Владимирович через год умер, к сожалению, он был в возрасте уже, больной. Год, который он приходил к нам с Ириной Борисовной на курс и смотрел, как мы делали отрывки, как мы показывали наблюдения за людьми, за животными, пародии какие-то я уже пытался показать тогда уже, были у меня такие задатки. Он много чего умного говорил. Ирина Борисовна грамотно продолжила вот эти традиции, хорошие традиции Щукинской школы театральной. Это система Вахтангова. Есть Мейерхольда, есть Вахтангова, есть Станиславского и так далее. Есть везде. Вахтангова, это смешанная школа, и Станиславского, и Мейерхольда. То есть и школа переживания, и школа представления. Такой некий, как сейчас принято говорить, микс во всей этой истории. Было очень интересно учиться. 

Найля Анварова:

Получается, пять лет ты отучился в институте. 

Игорь Скурихин:

Четыре, четыре отучился. И вот сегодня у меня так получилось, что я ещё веду корпоративные мероприятия, придумываю различные мастер-классы.

Найля Анварова:

Я знаю, ты даже пишешь сценарии. 

Игорь Скурихин:

Сценарии к мероприятиям пишу, а как. Это к вопросу, как не сойти с ума. 

Найля Анварова:

Не умереть с голоду. 

Игорь Скурихин:

И не умереть с голоду, к вот этому вопросу. Приходится быть многостаночником, осваивать разные профессии, разные направления. Вот в этом году я лечу в Новосибирск, у меня было мероприятие. Я организаторам, кто мне делает мероприятие, говорю: ребята, вот моя родина, ночь на поезде, я в Уяре, а потом в Красноярске. Сделайте мне вылет через неделю на самолёте из Красноярска. Они делают. Мама такая: Игорь, ты бы выступил перед земляками, все тебя любят, все тебя знают, что ты снялся свыше, чем в 115 кинокартинах. Я надеюсь, мы посмотрим небольшой шоурил. 

Найля Анварова:

У нас будет шоурил? Уже готов. Может быть, давай сейчас посмотрим. 

Игорь Скурихин:

Давай сейчас посмотрим, а потом вернёмся, я расскажу историю. 

Найля Анварова:

Игорь, теперь после шоурила можно дальше поговорить про то, что ты был дома, на родине и мама что говорит?

Игорь Скурихин:

Мама говорит: Игорь, ты уже снялся в 115 картинах, многие тебя земляки знают, любят, гордятся тобой, что ты человек, который пробился в люди, можно сказать так. Ты бы что-то приготовил. Я говорю: мама, не вопрос, сделаю творческий вечер свой. Я подготовил впервые полноценный свой такой настоящий творческий вечер актёра театра и кино. У меня есть видео, я его залил в Одноклассники, потому что много людей, кто меня знает, они сидят именно не в Фейсбуке, земляки. В регионах так, знаешь, это в Москве все сидят в Фейсбуке, ВКонтакте. 

Найля Анварова:

В Инстаграме. 

Игорь Скурихин:

В Инстаграме. В регионах сидят в Одноклассниках в основном, понимаешь. Но это нормально, как-то так исторически сложилось. Я выложил видео, где, кстати, я перемежал, показывал работу, новости в кино, вот этот шоурил, а есть у меня ещё и работы свежие, которые были, которые не вошли в шоурил, но они есть, есть, что показать, чем порадовать людей. Песни, я спел шесть песен, семь даже получается. Я смешной отрывок, с юмором стихи прочитал, я вызвал ребят, провел интерактив для тех, кто хочет поступать. 

Найля Анварова:

Мастер-класс. 

Игорь Скурихин:

Мастер-класс для тех, кто хочет в театральное. Но с юмором, конечно, понимаешь, потому что народ любит юмор. Всегда надо как-то, если ты что-то делаешь, постарайся, чтобы это было интересно, ярко и с юмором. Мне так кажется. 

Найля Анварова:

Конечно, потому что всё-таки в юморе всегда проскальзывает харизма. Что для тебя харизма, что вообще такое?

Игорь Скурихин:

Харизма, это то, что я отъел в 2008-м году. Моя харизма не помещалась в экран, то есть лицо было вот такое. 

Найля Анварова:

Ты сам, твоя харизма - это ты сам?

Игорь Скурихин:

Моя харизма перестала помещаться в экран, вот такая была харизма. Шучу, конечно. Но если сравнивать меня после армии, когда я был худой, стройный, у меня, грубо говоря, одни сухожилия были и вены, то теперь это два разных человека. Тогда я весил 70 кг, теперь я 97. Понимаешь, разница есть. 

Найля Анварова:

Конечно. 

Игорь Скурихин:

Но я качался, я старался, чтобы как-то стать пошире немножко, побольше. Харизма, тут всё вместе, понимаешь, какая штука. Харизма - это смесь, как мне кажется, темперамента, интеллекта, начитанности человека, очень важно, не просто, чтобы был интеллект, а чтобы человек был помимо того, что он умный, он должен быть разностороннее, всесторонне развит. 

Найля Анварова:

Эрудированный. 

Игорь Скурихин:

Для этого надо прочитать в детстве много книг, чем я усиленно занимался иногда. Да, я читал много, слава богу, у нас дома была хорошая библиотека. Плюс ещё пятый момент, то, что девушки говорят: этот парень сексуальный, что-то в нём есть, безусловно. Понимаешь, сексуальность. Вот тебе и харизма. Немного, пять составляющих всего. 

Найля Анварова:

Вот этот секрет харизмы, всего пять составляющих. 

Игорь Скурихин:

Да, первое, это много есть, второе - много спать, третье - не читать книг, четвёртое - выпивать и курить, и пятое - ничего не делать. Вот секрет харизмы. 

Найля Анварова:

Это харизма неудачных людей, мне кажется. Таких, которые, их даже не показывают не то, что по телевизору, вообще, в принципе, на улице не показывают. 

Игорь Скурихин:

Давай с тобой вместе повторим, что такое харизма. Давай. Вот первое, мне кажется, чувство юмора, раз. 

Найля Анварова:

Обязательно. 

Игорь Скурихин:

Ум. 

Найля Анварова:

Интеллект, как ты говоришь, эрудированность, это обязательно. 

Игорь Скурихин:

Эрудиция равно начитанность, чувство юмора, что ещё, сексуальность и пятое связующее звено, это что? 

Найля Анварова:

Не знаю, что. Это, наверное, всё вместе. 

Игорь Скурихин:

Пусть это будет, как у Брюса Уиллиса, пятый элемент. Брюс Уиллис спасает вселенную. Пусть пятый элемент каждый для себя сам найдёт, сам определит. 

Найля Анварова:

Но мне кажется, всё равно это какая-то душа, внутреннее, твоё нутро. У каждого человека есть своя сущность, так скажем. Наверное, это основное всё-таки. 

Игорь Скурихин:

А ты знаешь, как проверить.

Найля Анварова:

Пятый элемент. 

Игорь Скурихин:

Я вот часто надеваю маску по-актёрски. 

Найля Анварова:

Вы, актёры, очень часто надеваете маски. 

Игорь Скурихин:

Понимаешь, я могу быть, хотя бы я сейчас перед тобой, перед нашими радиослушателями, телезрителями, могу быть откровенен. На самом деле, я люблю посмеяться над собой, потому что самоирония, может быть, это. 

Найля Анварова:

Это лучшее, что есть, в принципе.

Игорь Скурихин:

Может быть, это даже шестая составляющая харизмы, самоирония. Потому что. 

Найля Анварова:

Скажем так, слабые люди не могут смеяться над собой, это я уже заметила. 

Игорь Скурихин:

Ты тоже убедилась в этом?

Найля Анварова:

Да, потому что только сильные личности могут посмеяться над собой. Это уже тот уровень, когда ты перешёл, наверное, душевно все стадии, а слабые люди, если даже они могут ехидничать над другими, но над собой они не могут как-то посмеяться или улыбнуться. Это не все могут, понимаешь, не все правильно воспринимают даже. 

Игорь Скурихин:

Ну вот, мы с тобой уже пришли к тому, что харизма имеет шесть составляющих. Самоирония сюда включается ещё, в эту составляющую, и плюс ещё, как ты сказала очень точно, душевность человека. То есть ты можешь быть умным, но ты можешь быть жестоким, недобрым человеком. И недушевным. Всё-таки мне кажется, что сильный... 

Найля Анварова:

А может быть, туповатым. 

Игорь Скурихин:

Сильный человек должен быть немножко всё-таки добрым внутри, мужчины, во всяком случае, я имею в виду. 

Найля Анварова:

Ну и женщины. Сила, люди, они же, понимаешь, по жизни они возрастают всегда. Люди не рождаются сильными душевно, я имею в виду, что сильный человек, он всегда, как ты становишься сильным, через какие-то сложности, сопереживания. 

Игорь Скурихин:

Сильным ты становишься тогда, когда тебя бьют, ты падаешь, а потом. 

Найля Анварова:

А мы летаем, как у Аллы Пугачёвой. 

Игорь Скурихин:

Ты всё равно встаёшь, поднимаешься и идёшь дальше. Тебя опять бьют, опять падаешь. 

Найля Анварова:

Не поднимаешься, а летаешь, понимаешь, это очень важно, когда ты даже можешь не просто подняться и идти, а когда ты можешь даже, несмотря на всё это, вспыхнуть над проблемами, над какими-то сложностями. Это уже высший пилотаж.

Игорь Скурихин:

Ну, так закаляется сила как, через преодоление. А как, по-другому не скажешь. 

Найля Анварова:

Мы с тобой закончили на том, что ты окончил институт, получается, в Красноярске, как в Москву перебрался?

Игорь Скурихин:

Я расскажу тебе историю, на самом деле, она проста донельзя. Ещё будучи студентом мы подрабатывали в театре юного зрителя, играли стражников «Руслан и Людмила», вот этих басурман этих играли. Нам предложили после института, это был 95-й год, предложили: Игорь, приходи, мы тебя берем в труппу, театр юного зрителя Красноярский, он котировался. 

Найля Анварова:

А как вы девяностые переживали, мне интересно. И сейчас платят в театрах мало, а тогда. 

Игорь Скурихин:

Я тебе скажу, как я был студентом. Я ездил домой, спасибо моим папе и маме. Я затаривался картошкой, затаривался мясом, брал с собой в общагу, ехал туда, я научиться готовить сам именно в институте, я и картошку жарил, и супы варил, и щи, и похлёбку, чего только не делал. Общага даёт школу жизни. Там ты научишься готовить, гладить я ещё в армии научился. 

Найля Анварова:

Получается, с института куда-то поехали с труппой или как?

Игорь Скурихин:

Смотри, я повторюсь. Закончил я институт, пригласили в ТЮЗ, театр юного зрителя, приходи на сбор труппы. Я пришёл, сбор труппы, 95-й год. А ты помнишь, что творилось в 95-м году в стране?

Найля Анварова:

Вообще не было у людей работы, я не знаю, как ещё вам нужно было. 

Игорь Скурихин:

На самом деле, времена были ужасные, просто во всех отношениях. 

Найля Анварова:

Все плачутся, сейчас плохо, я говорю, как кого не послушаешь, девяностые, это был вообще действительный ужас. 

Игорь Скурихин:

Но я не могу сказать, потому что это была моя молодость, и все равно я считаю, что это были лучшие годы, потому что человек, когда для него это молодость, ему кажется, это круто. И вот я пришёл туда и смотрю сбор труппы. Я такой смотрю по сторонам, бог ты мой, стены обшарпанные, в театре ремонта не было давно уже, какие-то люди помятые, мужчины такие небритые, со щетиной, со следами похмелья на лице, ярко выраженными. То есть видно, что люди пьющие. Я пригляделся смотрю, а в глазах безысходность полнейшая. 

Найля Анварова:

Конец, 94 год. 

Игорь Скурихин:

95-й. Я такой: а сколько зарплата? 10.000 руб. Я говорю: можно я подумаю. Звоню Олегу на Авторадио, а я ещё, будучи студентом, подрабатывал тем, что я озвучивал, тогда пошли рекламные аудиоклипы. 

Найля Анварова:

Это оттуда у тебя любовь, я знаю, что ты озвучиваешь, делаешь пародии?

Игорь Скурихин:

Я делаю пародии. 

Найля Анварова:

На таких, как Лепс, Шнур, можно было бы посмотреть. 

Игорь Скурихин:

Сейчас посмотрим, сейчас я расскажу просто. Я тогда ещё, будучи студентом, подрабатывал тем, что я приходил и своим приятным тембром голоса, который я мог сделать, вот эту манящая нотку сексуальную, я озвучивал разные аудиоклипы. И мне Саша, один знакомый, он работал на радио, говорит: слушай, есть прекрасная тема, можно озвучить пакет аудио джинглов для Авторадио, в Красноярске которое открывается. Я такой: конечно, это же деньги, давай, давай озвучим. Я такой, сейчас как помню, я большинство роликов озвучивал, как сейчас помню: с вами Авторадио из Красноярска. Вот так я сказал. Я Олегу звоню, директору Авторадио, говорю: Олег, слушай, как-то бы хотелось, наверное, у тебя поработать, как-то в театр что-то не спешу я. Он говорит: приходи, мы открываем отдел рекламы, маркетинга, будешь в отделе у нас, берём тебя с радостью. Я пришёл и стал работать на радио. И именно тогда я получил бесценный опыт в Красноярске после института. Я не пошёл в театр, но интуиция мне подсказала, что надо обучаться, надо учиться, надо схватывать всё новое. Надо держать нос по ветру, надо попробовать себя несколько в ином качестве. 

Найля Анварова:

Наверное, и есть эта профессия актёра, уметь сделать всё в любых ситуациях, найти себя, обучаться, обучаться, обучаться, как ты думаешь? В чем залог, наша основная тема, как мы её назвали, что должен уметь актёр сегодня?

Игорь Скурихин:

Я именно на радио научился впервые общаться с клиентами. Это очень важно было, общаться с клиентами. Я был менеджером, я был лучшим менеджером на радио. Мы с Олегом спустя 20 лет встретились, он в Краснодаре сейчас живёт, он говорит: ты лучший. Разместил пост в Фейсбуке, вот так поностальгировали, повспоминали с ним с такой теплотой и любовью те времена. Я научился. И кстати, там впервые я ещё научиться делать аудио ролики. И впервые пробовал петь уже какие-то такие, даже музыкальные ролики пробовал напеть. И вот сейчас мы посмотрим два ролика, это уже та музыкальная пародия, которую иногда меня просят как-то помочь поздравить людей. Говорят: Игорь, придумай что-нибудь, надо как-то поздравить людей. Давайте сейчас посмотрим Лепса, только давай так, не всё мы посмотрим, а мы посмотрим куплет и припев. 

Найля Анварова:

Хорошо, давайте, потому что у нас, на самом деле, очень мало эфирного времени. 

Игорь Скурихин:

Да, я поэтому и говорю, коротенько буквально посмотрим. 38:34 

Найля Анварова:

Ну, а есть ещё что-то более погорячее. 

Игорь Скурихин:

То есть ты хочешь сказать, чтобы я был в тренде?

Найля Анварова:

Да.

Игорь Скурихин:

Погорячее с такой харизмой, с хрипотцой. 

Найля Анварова:

Да, знаешь, как показывают про футболистов. 

Игорь Скурихин:

Ты имеешь в виду группу «Ленинград» что ли? Есть у меня. 

Найля Анварова:

Да, у них очень хорошие, кстати, последние композиции. 

Игорь Скурихин:

«В Питере пить» ты имеешь в виду. Есть у меня и такая история. Давайте посмотрим, опять же, куплет, припев коротенько. 

Найля Анварова:

Да, интересно. 

Игорь Скурихин:

Это к вопросу о харизме. Что Шнур, что Лепс, это же харизматичные певцы достаточно, всегда интересно, если ты пародируешь, то бери тогда уже яркие личности, где ярко выраженная харизма. Просто другой вопрос, что иногда сложно голосово передать тембр, тесситура бывает разная. Допустим, Кобзона, царство ему небесное, я уже не спою, его поет мой друг, если надо поздравить его голосом. Это отдельный жанр. 

Найля Анварова:

Это тоже, чтобы не умереть с голода, я так понимаю, жанр появился оттуда?

Игорь Скурихин:

Пародия? 

Найля Анварова:

Да. 

Игорь Скурихин:

Не знаю, на самом деле, всегда люди, понимаешь, такие существа, человеки на планете, что они всегда пытаются подражать чему-то яркому, по-настоящему интересному. Заметь, всякую ерунду никто не копирует. Пародируют только тех, кто что-то из себя представляют, за что можно зацепиться, что-то взять. А если песня никакая, исполнитель никакой, никогда в жизни никто его пародировать не будет, понимаешь, вся логика. 

Найля Анварова:

Конечно, а что пародировать, пародируют, я скажу так, талантов либо какое-то необычное, так скажем, существо, или творчество, или личность, что-то необычное. Просто так, кого-то с неба не пародируют. 

Игорь Скурихин:

Я поработал на радио, продолжим диалог, как до Москвы добрался. Женился первый раз. Я смотрю, и тогда ещё, это был 97-й год «Улицы разбитых фонарей» я увидел, сериал, я подумал, неужели в Питере. 

Найля Анварова:

До сих пор они идут. 

Игорь Скурихин:

В Питере начали снимать кино питерцы, и потому внахлёст я увидел «Агент национальной безопасности», Пореченков молодой, красивый, сильный, харизматичный, яркий. Я думаю, пошло всё-таки, что-то началось в стране, перемены к лучшему пошли, что-то сдвинулось с мёртвой точки, начали что-то снимать. Я сорвался, сёл на машину, жена говорит: куда ты? Я говорю: я приеду, устроюсь, тебе напишу, приедешь. Поехал в Москву. Что только не делал. Я пытался продавать рекламу в регионы, я пытался по старым связям, пытался что-то делать, пытался быть менеджером, пятое, десятое. Потом увидел случайно на каком-то, тогда пошли корпоративные мероприятия, увидел, пошёл в какой-то пансионат загородный, не помню, каким судьбами я там родился. Я смотрю, какой-то парень невзрачный такой, неяркий, абсолютно не харизматичный ведёт мероприятие, ведет бездарно. Я к нему подошёл потом, говорю: слушай, то что, можно так зарабатывать оказывается. 

Найля Анварова:

Это ещё один заработок для актёра. 

Игорь Скурихин:

Он говорит: да. Я говорю: сколько ты получаешь? Он говорит: я крутой ведущий, я 1000 $ получаю. Я говорю: о-о. И про себя такой: раз этот, мягко говоря, не очень харизматичный, я не хочу грубые слова говорить в эфире. 

Найля Анварова:

Не надо. 

Игорь Скурихин:

Не очень харизматичный парень ведёт, почему я не могу. Я окунулся с головой в это дело. Прихожу в агентство, стал звонить, встречаться с людьми. Они говорят: у вас есть портфолио, видео, как вы ведете мероприятия? Я говорю приятным тембром: да, конечно есть, просто, к сожалению, я оставил его дома, но я вам потом как-нибудь пришлю по электронной почте, давайте мы пока начнём работать, а потом я вам все пришлю. 

Найля Анварова:

Прокатывало, нет?

Игорь Скурихин:

И это прокатило, ты понимаешь. 

Найля Анварова:

Это вообще редкость. 

Игорь Скурихин:

Ты будешь смеяться, просто приходил, говорил: да, я работаю, веду, давайте работать. А зачем тебе видео, давай начнём, а потом видео появится. Что самое смешное, я начинал, а в основном девушки там были, но находил подход какой-то, какие-то струны души затрагивал, очевидно. И пошло это потихоньку. 

Найля Анварова:

Сколько ты, получается, в этой сфере был? Как вышел на экраны потом? У нас очень мало времени, мне хочется уже дойти до самого интересного. 

Игорь Скурихин:

Вот смотри, я тебе рассказываю, в 2003-м году впервые я провел большое мероприятие, мой друг говорит: слушай, у меня есть ассистентка классная, Мария Крыжанская, давай я тебя с ней сведу, познакомлю, может быть, начнёшь сниматься. Он меня познакомил, действительно, пошли первые мои работы в кино, потихоньку, потихоньку меня стали приглашать. И вот тут я и пожалел, что у меня актёрский опыт большой был перерыв, что я не работал в театре. И это сразу видно в работе. 

Найля Анварова:

Сейчас у тебя в Инстаграме много фотографий со спектакля, такого необычного спектакля, какие-то странные костюмы. Это что за спектакль, где ты сейчас?

Игорь Скурихин:

Смотри, я сейчас официально трудоустроен в Дмитровском драматическом муниципальном театре. В городе Дмитрове, потому что я переехал из Москвы туда, в Подмосковье, живу сейчас в Дмитрове. В театре в это воскресенье, кстати, был, я всех приглашал, если ты видела, обратила внимание, и в Фейсбуке, и в Инстаграме, и ВКонтакте всех приглашаю своих друзей, приходите на спектакли, проведу бесплатно. 

Найля Анварова:

Это очень важно, друзья. У нас, к сожалению, закончилось эфирное время, поэтому я хочу, наверное, от тебя какой-то небольшой совет, напутствие тем, кто хочет стать актёром, кто может, хочет переучиться. Что должен уметь актёр, как понять, что ты в душе актёр и стать им в реальности. 

Игорь Скурихин:

Понять можно сразу. На самом деле, это либо есть в тебе, качество природное, либо нет. А время сегодня такое, что оно ставит перед людьми разные задачи, и совершенно неожиданно и стремительно это делает. Поэтому, на мой взгляд, актёру сегодня очень важно иметь, уметь, не столько иметь, сколько уметь молниеносно обучаться новому направлению. Танец, вокал, любая история, он должен уметь пародировать, петь, танцевать и переучиваться молниеносно. Быть гибким, быть спортивным, не пить, не курить, быть всегда в хорошем тонусе, в спортивной форме. 

Найля Анварова:

Век живи - век учись. 

Игорь Скурихин:

На мой взгляд, самое важное сейчас, что требуются с учётом стремительного меняющихся обстоятельствах и стремительно меняющегося мира нашего, умение молниеносно обучаться иметь приверженность к обучению, уметь любить учиться и уметь делать это быстро. 

Найля Анварова:

И хорошо. 

Игорь Скурихин:

И хорошо. И схватывать на лету. 

Найля Анварова:

Всё, мы уже вывели все критерии успеха и счастья в актёрском мастерстве, и поэтому мы сегодня прощаемся с нашими зрителями и слушателями. До свидания, наши дорогие. 

Игорь Скурихин:

Всем пока. Успехов, любви, счастья, удачи, будьте здоровы.

Найля Анварова:

Увидимся в следующих эфирах. 

}