Александра Аронова Директор департамента по взаимодействию с органами государственной власти ПАО "Ростелеком" 08 июля 2018г.
Физики и лирики IT
Беседы с гостями о них самих

Сергей Копылов:

Добрый день! Как всегда, Копылов, как всегда, «Отсебятина». У меня в гостях Александра Аронова, директор департамента по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «Ростелеком». Фу, выговорил. Саша, добрый день. 

Александра Аронова:

Всем привет, здравствуйте!

Сергей Копылов:

Мы с тобой давно уже знакомы заочно, сегодня первый раз познакомились очно, чему я несказанно рад. Потому что твоя красота, она на фейсбучном экране абсолютно не различается от твоей живой красоты. При этом ещё, узнав, что ты занимаешь такую должность, я, честно говоря, немножечко даже присел в почтительном поклоне. Потому что, с одной стороны, симпатичное пепельная блондинка, с другой стороны, джиарщик, это вообще товарищ такой, который умеет отстаивать свои интересы. Саша, познакомь себя, пожалуйста, со зрителями и со слушателями. Давай так, от чего начинала, как ты к этому пришла и вообще, немножко о себе, расскажи. 

Александра Аронова:

Я приезжая. 

Сергей Копылов:

Так, поехавшая. 

Александра Аронова:

Понаехавшая. 

Сергей Копылов:

Обожаю понаехавших. 

Александра Аронова:

Родилась в прекрасном городе Миассе Челябинской области. При должном и внимании к этому городу...

Сергей Копылов:

То есть ты суровая челябинская женщина. 

Александра Аронова:

Наоборот, нежная, очень приветливая, потому что при должном и внимании к нашему городу, это рай, окружённый лесами и озёрами. 

Сергей Копылов:

Так минуточку. У меня сложилось, естественно, я в Челябинске ни разу не был, особо и не интересовался, знаю его только по анекдотам про суровых челябинских жителей, которых вместо будильника будет метеорит и так далее. Что за город вообще, немножко, пару слов о нём. Он тебе вообще нравился, он хороший город для жизни?

Александра Аронова:

Для жизни хороший, но у него, как и у всех городов, где располагались раньше советские предприятия градообразующие, сейчас, конечно, в упадке. Знаменитое КБ ракетостроения Миасское двигало этот город в советские времена и в первую половину девяностых. И завод «Урал» тоже там находится, автомобильный. Сейчас городочек немножко запущен, но для жизни, для моей, по крайней мере, мне там комфортно. Тихо, спокойно, очень размеренное движение, чистый воздух, добрые люди. 

Сергей Копылов:

То есть чистый воздух, а то тоже там дымящие фабрики, раньше пугали, что экология плохая. 

Александра Аронова:

Все недалеко, в том числе, и печально знаменитый город, как же его, где у нас медеплавильное производство. Там совершенно лунный пейзаж в часе езды от Миасса, красно-жёлтые рейки и вечно жёлтые деревья. 

Сергей Копылов:

То есть там можно фильмы снимать про инопланетян. 

Александра Аронова:

Про зомби, да, если мимо ехать, ощущение, что сейчас выйдет что-то такое на переход. Но Миасс за счёт того, что вокруг леса, озёра спасается. То есть там есть, чем дышать и там комфортно. 

Сергей Копылов:

Ладно, родилась там, школу закончила. 

Александра Аронова:

Нет, я там школу не закончила, родители у меня военные, поэтому посидеть на 1 месте нам не удавалось, поездили по стране. Школу, можно сказать, полностью с первого по последний класс в астраханской области, в славном городе Капустин Яре, сейчас, по-моему, он Знаменском называется. На реке Ахтубе, оттуда у меня аллергия на зиму, любовь к воде и к теплой погоде. 

Сергей Копылов:

Да, ну, естественно. По-моему, у всех аллергия на зиму, я не знаю, что южных, что северных людей, которые очень любили бы зиму все шесть месяцев, которые она происходит. Там можно снежками покидаться, я не сильно. Хорошо, дальше. 

Александра Аронова:

Приехала в Москву, поступила здесь в ВУЗ, закончила. 

Сергей Копылов:

ВУЗ какой? 

Александра Аронова:

Это был филиал Московской юракадемии. 

Сергей Копылов:

Ты еще юрист. 

Александра Аронова:

Да, я юрист, второе образование госуправлении в нынешнем РАНХИГС. Тогда это был РАГС, если не ошибаюсь. 

Сергей Копылов:

Так, хорошо, закончила. А юристом поработать успела, нет?

Александра Аронова:

Успела. Я юрист, я 10 лет госслужащий, начиная с ВУЗа. Ну, не 10, 8. Я сразу после ВУЗа пришла в федеральное агентство по информационным технологиям, причём путем совершенно случайного звонка. В то время ещё не было конкурсных процедур для замещения должности государственной. И когда мне преподаватель, я заканчивала кафедру конституционного права, он мне посоветовал, говорит, сходи в госорганы, многому научишься, потом захочешь в бизнес, перейдёшь. Я взяла схему ФОИВов, которые на тот момент у нас существовали и начала обзванивать по списку. И вот, в общем, позвонила в кадры федерального агентства, мне сказали, в юридический отдел требуется человек, приходи. И вот я пришла. 

Сергей Копылов:

Ну, и чему ты там научилась? Давай так, чему можно научиться в гос органе?

Александра Аронова:

Наверное, в гос органе можно научиться тому, как, во-первых, работает отрасль с точки зрения государства. Государство её видит достаточно занятно, потому что есть теория, не буду оценивать, правдивая она или нет. 

Сергей Копылов:

Неважно, своё отношение. 

Александра Аронова:

Что бизнес, который работает в той или иной отрасли, не способен делать что-то прогрессивное или способен, но очень хочет переходить на какие-то новые регулирования, новые технологии, его надо слегка подталкивать. И вот, собственно, такое видение государства. 

Сергей Копылов:

Слушай, сразу вопрос, извини, что я сбиваю, но у нас программа такая, я сбиваю и подталкиваю, либо вообще тему сворачиваю. Ни у кого там не рождалось мысли, что бизнесу надо просто не мешать. 

Александра Аронова:

И такие люди тоже есть. 

Сергей Копылов:

Так, осторожно, да. Течение вот такие были, что, может быть, мы слишком сильно регулируем, может не трогать. 

Александра Аронова:

Они до сих пор есть, такие течения. Если, наверное, самый яркий пример, как, наверное, Минсвязь отстаивала историю с блокировками сети интернет для защиты авторских прав. 

Сергей Копылов:

Это с Минюстом. 

Александра Аронова:

С Минкультуры. 

Сергей Копылов:

С Минкультом, да, когда они столкнулись, я помню всё. 

Александра Аронова:

Алексей Константинович прекрасный, мне кажется, как раз проповедовал позицию, что бизнесу мешать не надо, и ради одного бизнеса ущемлять другой - это зло. 

Сергей Копылов:

Слушай, авторские права, это вообще, в принципе, такая скользкая тема абсолютно. Можно как в защиту говорить часами, так и против. В защиту отрасли тоже говорить часами. Я помню, мы где-то на эту тему встречались на нескольких конференциях, я с удовольствием уже занял позицию, что, господа правообладатели, для вас уже сделали всё, что вы хотели, теперь от нас отстаньте, от отрасли, и больше не лезьте. Хорошо. После этого куда пошла? 

Александра Аронова:

Я, после этого меня случайно вынесло в бизнес. 

Сергей Копылов:

Давай, давай, колесить, все рассказывай. 

Александра Аронова:

Я побывала в инвестиционном фонде, причём он не российский, это британский Инвестфонд, хотя он работает на российском рынке. Я туда ушла вслед за Денисом Свердловым, который покинул Минсвязь. Очень интересный опыт, потому что.

Сергей Копылов:

Извини, уточню, то есть Денис Свердлов ушёл, ты за ним, ты была в его команде, получается. 

Александра Аронова:

Не совсем так. Это, скорее, совпадение, просто Денис сделал предложение в тот момент, когда я была готова уходить. И так получилось, что нельзя сказать, что за ним, но с ним. 

Сергей Копылов:

Ну, делают предложения своим людям, с которыми привыкли или с которыми сработались, как говорится. Это нормально, когда человек куда-то уходит и пытается к себе подтянуть тех людей, с которыми ему достаточно комфортно работать. Я когда переходил, я делал то же самое. То есть у меня ползучая такая экспансия, мои постепенно подтянулись. Хорошо, так куда ты ушла, ещё раз?

Александра Аронова:

Инвестфонд. 

Сергей Копылов:

Инвестфонд, да. 

Александра Аронова:

Очень сложно было решиться на переход.

Сергей Копылов:

А чем ты там занималась, тоже просто юристом была?

Александра Аронова:

Я уже в тот момент не была юристом, это, скорее, всё-таки чисто джиарные функции я выполняла, но я даже несколько была выкинута из отрасли IT, я занималась там не только айтишными вещами, вплоть до обработки твёрдых бытовых отходов. То есть, например, законопроект о так называемом экологическом сборе, который сейчас действует и начнётся сбор с производителей-импортёров, мы участвовали в его написании. 

Сергей Копылов:

То есть ты уже тогда к законотворчеству имела непосредственное отношение. 

Александра Аронова:

Меня в Минсвязи научили. 

Сергей Копылов:

Да, это хорошая школа, я помню, да. Когда из Минсвязи приходили проекты, собственно говоря, и сейчас приходят. Да, хорошо. Так, инвестфонд, дальше. 

Александра Аронова:

А дальше я пришла в Ростелеком, после инвестфонда. 

Сергей Копылов:

Как ты туда попала?

Александра Аронова:

С улицы, совершенно случайно это случилось. 

Сергей Копылов:

У тебя получилось улица, вслед за шефом, потом опять улица. 

Александра Аронова:

У меня получилось вслед за шефом, потом я бы работала в Марсфилд, был период, когда для меня, как для джиара не было проектов. То есть просто я находилась в таком рабочем вакууме, а я не люблю ничего не делать. Меня коллеги из Ростелекома попросили помочь с одной темой, единая биометрическая система, которая у нас с 30 июня заработала, в общем-то, я стояла у истоков этого проекта, ещё не будучи в Ростелекоме, помогала на условиях гражданско-правовых отношений Ростелекому формировать этот законопроект, подзаконные акты. 

Сергей Копылов:

Уважаемые слушатели, вот если у вас по каким-то причинам вам откажут в кредите, потому что у вас съехал глаз на фотографии, знайте, в этом виновата вот эта очаровательная девушка, её единая биометрическая система. 

Александра Аронова:

У вас глаз во время того, как вы берете кредит, глаз не съедет, потому что первое тестирование, подошёл образец или нет, вы пройдёте прямо в банке и узнаете. 

Сергей Копылов:

Съехал глаз или нет. 

Александра Аронова:

Съехал глаз или не съехал, вам скажут. 

Сергей Копылов:

Дадут кредит или не дадут. 

Александра Аронова:

Поправьте глаз, вас предупредят. 

Сергей Копылов:

Поправьте глаз, кредит дадим. Хорошо, попала в Ростелеком. А почему с улицы? У тебя не было проекта, ты приняла сама решение уже переходить. 

Александра Аронова:

Я не приняла решение переходить, я решила сначала помочь Ростелекому, а потом так получилось, что Артемий Прокопенко, вице-президент Ростелекома искал директора джиар и как-то между делом он увидел те документы, которые я пишу. 

Сергей Копылов:

То есть ты до этого настолько выросла, что перешла сразу на позицию директора джиар. 

Александра Аронова:

Я не сразу на позицию директора джиар, я включалась в работу, просто чтобы понять, как работает Ростелеком, по-моему, в течение трёх или четырёх месяцев я была директором проектов, просто чтобы понять, как функционирует всё внутри, потом... 

Сергей Копылов:

Слушай, это гигантский скачок, я понимаю, всё-таки Ростелеком, это достаточно серьёзная структура, хотя я про неё практически мало знаю, кроме того, что мы с ней сотрудничаем в части инфраструктуры доменных имён. Но вот внутренности я не знаю, но сразу перейти на уровень начальника департамента, по-моему, это достаточно серьёзное предложение и сразу. То есть ты на рынке зарекомендовала себя очень хорошо, если такие предложения делают. Отлично, так. И сейчас ты в этой должности работаешь. 

Александра Аронова:

Да. 

Сергей Копылов:

Объясни мне, пожалуйста, что такое джиар. Вот я сейчас дурака включаю. Специально, люди слушают, а я делаю вид, что я не понимаю, а я действительно не понимаю. Вот чем занимается джиарщик? 

Александра Аронова:

Официально, скажем так, если характеризовать в неких терминах, что это за должность, то это два направления основных, это защита компании от регуляторных рисков, и второе направление, это продвижение интересов компании в госорганах. 

Сергей Копылов:

Лоббирование. 

Александра Аронова:

Лоббирование, да. Если рассуждать с точки зрения эмоциональной, это установления правильного контакта и возможность донести ту мысль, которая рождается внутри компании до человека, с которым далее мы эту мысль будем продвигать. 

Сергей Копылов:

И как вы это делаете? Нет, я сейчас не намекаю на личные знакомства, но, например, знаете, сейчас где-то начинает рождаться, появилась мысль, то есть до законопроекта ещё далеко, вы начинаете её как-то вылавливать и идти туда работать с этим или как?

Александра Аронова:

Появилась мысль, если она зародилась у нас, внутри нашей компании. 

Сергей Копылов:

У вас понятно, идёте везде, везде её пытаетесь пробить. А вот как вы мониторите вот это то, что происходит в недрах регуляторики?

Александра Аронова:

Это и личные контакты тоже, но есть очень много сейчас, слава богу, госорганы достаточно открыты. И посмотреть законопроектные инициативы, законодательные, их можно на сайте, на том же самом regulation, как минимум с момента начала разработки, когда появляется уведомление. 

Сергей Копылов:

Так, хорошо. 

Александра Аронова:

Там уже видно, кто исполнитель, какой департамент, куда идти, куда спросить. Слава богу, органы открыты к бизнесу, это здорово. 

Сергей Копылов:

Ты, пожалуйста, вот эту часть подробнее, потому что я спросил не для себя, для начинающих джиарщиков, которые сейчас сидят в компаниях. Я понимаю, что там сидят умные люди, но при этом пару ценных мыслей им подсказать, куда вообще дёргаться и где можно, где есть та точка опоры, где можно применить вот эту силу и немножко подвинуть метеорит другую сторону, чтобы он мимо Челябинска пролетел. Вот как это сделать, где можно. Предположим, нет личных знакомств, как бы ты. 

Александра Аронова:

Есть очень много, не всё держится на личных знакомствах, слава богу, мне кажется, давно уже отошли от того момента, когда можно было что-то... 

Сергей Копылов:

Да это и не работает, на самом деле. 

Александра Аронова:

Да, абсолютно официальная процедура, это сайт regulation.gov.ru, на котором публикуют государственные органы свои законодательные инициативы. Если ты знаешь, кто твой контрагент на той стороне, со стороны государства, у нас это, как правило, Минсвязь, то, в общем-то, выделяется специальный человек, который занимается мониторингом инициатив. Как только выходит инициатива, которая потенциально может затрагивать интересы компании, достаточно посмотреть, кто является исполнителем. Дальше два пути. Исполнители часто в госорганах так же спокойно контактируют, если нужно что-то узнать, могут рассказать, если это не какой-то закрытый проект. Когда он уже опубликован, он вряд ли закрыт. Могут рассказать, в чем суть и часто зовут на совещания, на экспертное обсуждение. Либо, если контакт не происходит по каким-либо причинам, то можно, на сайте есть голосование, на сайте есть возможность у каждой компании предоставить своё мнение, которое государственные органы обязаны учитывать. 

Сергей Копылов:

Скажи, как ты считаешь, есть ли толк от этих экспертных обсуждений, которые периодически устраиваются. Круглые столы, конференции, всякие публичные слушания и т.д. Оно что-то меняет или оно, скорее, для проформы? 

Александра Аронова:

Я считаю, однозначно меняет. Я здесь скорее посмотрю с точки зрения того момента, когда я была в госорганах, я занималась темой персональных данных. 

Сергей Копылов:

Ох, благодатная тема.

Александра Аронова:

Я ей занималась в тот момент, когда эта тема не было ещё так популярна. То есть до GDPR, до каких-то резонансных вопросов, то есть пока кто-то понимал, что есть закон о персональных данных, что это вообще такое, как с ним работать, никого не интересовало. И чтобы нам правильно понять мнение отрасли, мы собрали целый экспертный совет, Никифоров его возглавил. И действительно, у нас была работа с бизнесом. Работа с бизнесом по двум направлениям, если мы хотим что-то регулировать, то как не сделать им хуже, и так же вопроси какие барьеры нужно снять, чтобы им работалось легче. Поэтому, я думаю, работает. 

Сергей Копылов:

Это на базе Роскомнадзора сделали. 

Александра Аронова:

Это на базе Минсвязи, потому что всё-таки...

Сергей Копылов:

Роскомнадзор подчиняется. 

Александра Аронова:

Да, орган по нормативному регулированию в сфере персональных данных, это Минсвязь, а Роскомнадзор у нас надзирающий орган. Роскомнадзор входил в состав этого совета, то есть там одновременно и правоприменительная практика, и регуляторика. 

Сергей Копылов:

Но, однако, разъяснения по применению этого закона пишет Роскомнадзор, а не Минсвязи. 

Александра Аронова:

Пишет, но согласовывает с Минсвязью достаточно часто, насколько я знаю, сейчас. 

Сергей Копылов:

Всё равно, я не знаю, последнее время я это не отслеживал, но я помню, как не могли добиться, дайте нам чёткий водораздел между персональными данными и не персональными данными. Я помню, с чем можно работать анонимно, с чем нельзя работать, что в совокупе будет, не будет, я помню, долго бодались, до последнего. Долгое время, год, наверное, я не отслеживал, что там происходит с российским законом. 

Александра Аронова:

Инициатива была. Извини. 

Сергей Копылов:

Наоборот, ты меня перебивай, меня остановить трудно. 

Александра Аронова:

Инициатива, это я помню, я ещё тогда находилась в Минсвязи, чтобы можно было чётко квалифицировать, какие данные являются персональными, и столкнулись с очень интересной, забавной историей, её подсказали коллеги из федеральной службы безопасности, которые сказали следующее. Представим себе, что у нас маленький городочек, есть в этом году дочки человек по имени Айзенштайн. Он в этом городочке один, и достаточно сказать Айзенштейн из Челябинска или из Миасса, и все будут понимать, что речь идёт ровно об этом человеке. Если про Айзенштейна в Москве, то в таком случае сложно, невозможно идентифицировать. 

Сергей Копылов:

Вы знаете, сразу вспоминаю старый одесский анекдот. Здравствуйте, скажите, в этом доме живёт Айзенштейн? Да, только его фамилия Рабинович. Вот примерно из этой же серии. Но здесь уже ничего не сделаешь, в маленьком городе, я не думаю, даже закон о персональных данных нужен. Нужно рот соседке болтливой заткнуть только. 

Александра Аронова:

Тоже, но как раз это к вопросу, как понять, какие данные идентифицировать, какие нет. Их невозможно разделить, зачастую. Вот этот водрраздел не прошли. Мучились, мучились, вместе с сообществом, кстати, и так и не смогли вывести некую формулу. 

Сергей Копылов:

Саша, но мы же оба понимаем, что то, что размыто, всегда в пользу регуляторики, а не в пользу бизнеса. Отбиться очень сложно, потому что тебя всегда могут обвинить, что ты нарушил закон, ты не можешь чётко отбиться, сказать, что вот здесь, видите, до буквы соблюл. Потому что это всё на усмотрение проверяющего. Здесь же палка не то, что о двух концах, об одном конце, о дубине. 

Александра Аронова:

Согласен. Но здесь сейчас меня закидают помидорами, я хочу сказать, что в этом отношении надо работать с Роскомнадзором. Вот не поверите, в части персональных данных мой опыт показывает, очень вменяемые люди. 

Сергей Копылов:

Я знаю, я их всех знаю практически. Они вменяемые люди, только всё равно это все дело почему-то буксует. Я уже не раз и не два сталкивался с этим вопросом тогда ещё, я говорю, сейчас эту тему отпустил от себя на некоторое время, я её пока не знаю. Все вменяемые люди, и советы там есть хорошие, тот же самый экспертный совет есть, но всё равно пока не вижу толковых жёстких разъяснений, когда это налево, это направо. Вот здесь всегда остаётся такой лаг, который бизнесу не всегда нравится. 

Александра Аронова:

Но у нас сейчас на площадке АФТ, это под Центробанком есть Ассоциация ФинТеха, когда мы банки, наверное, вы знаете, идут в сторону агрегирования данных, в т.ч. гос данных, и далее применение или некоторые это характеризует, как перепродажу. В общем, какой-то бизнес в этом направлении видят. И на площадке АФТ мы недавно встречались с Роскомнадзором, чтобы получить разъяснения, как вырабатываются общедоступные данные, как практика правоприменения складывается. Был очень интересное совещание, и для начала, мне кажется, не все ещё понимают, какая у Роскомнадзора позиция, не все слышат, не все читают. Мне кажется, несколько таких встреч и что-то в целом в правоприменительной практике подкорректировать будет можно. Потому что Роскомнадзор слышит, что спрашивают, слышит, что говорят. 

Сергей Копылов:

Смотри, я ведь, на самом деле, в своё время, я же люблю дурные идеи кидать, и на каком-то опять экспертном совете на меня посмотрели, как на идиота. Это я люблю. Я говорю: ну, хорошо, давайте мы исключим паспорт из раздела персональных данных. Мне говорят: это как? Я говорю: элементарно, договор буду заключать. С одной стороны компания, с другой стороны владелец паспорта номер такой-то, выдан тогда-то. Все, без фамилии, без имени, без отчества. Не будет это персональные данные. Нет, мне в Роскомнадзоре говорят: нет, это персональные данные, номер паспорта к кому-то относится. 

Александра Аронова:

Роскомнадзор прав, потому что обезличенные данные тоже являются персональными, просто они обезличены. Соответственно, это некий идентификатор. Оборот обезличенных данных у нас проще, чем. 

Сергей Копылов:

Обезличенные данные, они, здесь поспорю, они не попадают под жёсткое регулирование персональных данных. Это обезличенные данные, а мне говорят, что это персональные данные. Почему нельзя, у всех людей есть номера, вот номер, что с собой обычно таскаешь? Паспорт. Вот я хочу свой паспорт указать туда, номер такой-то, выдан тогда-то, всё, больше ничего не надо, хотя бы два идентификатора, фамилии нет, ничего нет, пользуйте мои номера, но по нему кредит не получишь. Нет, это персональные данные, всё равно идти в стойло, иди в операторы персональных данных, но это совсем смешно. Оператором по персональным данным у нас по умолчанию все являются, как ни крути. Нет, всё равно не дают. 

Александра Аронова:

Я рискну предположить, что Роскомнадзор здесь несколько уперся в букву закона.

Сергей Копылов:

Да мы не Роскомнадзор обсуждаем, это хорошие ребята, но я сейчас не собираюсь ставить в тупик, может быть, я тебе тем более наврал. 

Александра Аронова:

Это не тупик, я просто понимаю, из чего они исходят. У нас по определению. 

Сергей Копылов:

Может быть, Роскомнадзор уже выпустил какое-нибудь разъяснение по этому поводу. Я сейчас про принципы определения персональных данных. Именно вот в это. Ведь, на самом деле, в своё время в директиве европейской по персональным данным, не этот GPR, который уже вышел, там посложнее будет, а вот раньше она была простая. Она говорила о том, что эти данные однозначно должны были позволить определить этого человека любому третьему лицу. То есть который не имеет специальных доступов, ничего. То есть там было всё логично, всё понятно. У нас либо относящиеся, либо на основании данных определяющие, вот персональных данных. Относящееся, ну конечно, оно относится к какому-то лицу, только я это лицо не знаю. А определяемое, нет, определить не могу, но здесь же у нас сказано «или, или» то есть здесь оно относится, номер паспорта, значит персональные данные. 

Александра Аронова:

Вы не можете определять это лицо, пока у вас ходит один номер паспорта, а если вы присовокупите к этому геолокацию человека, который вроде тоже обезличен. 

Сергей Копылов:

Вот, цель обработки, вот что во главе угла должно стоять, цель обработки. 

Александра Аронова:

И так стоит. Поэтому, я думаю, Роскомнадзор весьма осторожен, просто сейчас этот хайп, биг дата, не говорю о том, что её надо определять или не определять, но в целом мы же понимаем, что при определённом наборе совокупности данных человека можно идентифицировать. 

Сергей Копылов:

Мы словим его в 5 секунд, я согласен. Но для этого нужно определить цель обработки этой биг даты, для того, чтобы определить конкретного человека. Я занимался этой группой по биг дате, тоже знаю всё. Ты никогда не знаешь, что у тебя вылезет на этой биг дате. Но если у тебя вылезло то, что запрещено законом, сунь это обратно и больше к этому не прикасайся. Задай другой алгоритм результатов. А у нас же как, ты сначала перед обработкой должен заявить себя, как обработчика данных. Если ты этого не сделал, то в случае вылезания этого результата ты попался, но ты сам не знаешь, что там вылезет. Так построена биг дата. Ты же ищешь только совпадения, больше ничего не ищешь. Поэтому здесь, конечно. Ну ладно, это мы ушли куда-то, у нас, в конце концов цель была тебя попытать, в не мне рассказывать. Хорошо, ты джиарщик, ты сейчас ездишь на всякие взрослые заседания, разговариваешь с умными людьми, облеченными государственной властью, лоббируешь интересы компании. А какие интересы компании?

Александра Аронова:

Компания движется в сторону IT и для меня это очень приятно и интересно, потому что мне эта сфера знакомы, со связью у меня как-то исторически потяжелее складывается, хотя тоже приходится разбираться. Ищет новые сферы, ищет новые проекты, и это здорово, потому что когда такая большая махина, вроде, кажется, ты в неё приходишь, она уже как-то устоялась. 

Сергей Копылов:

Она же, скорее всего, зарегулирована, мама дорогая, то есть очень сложно крейсер повернуть, чтобы он начал немножко разворачиваться от какого-то курса. Как у вас эти согласования происходят, это же не один день, не два и не три, какое-то направление утвердить, у вас же там инвестиционный комитет, по-моему, какой-то. 

Александра Аронова:

Ну да, есть. 

Сергей Копылов:

То есть пока вот это всё пройдёшь, скажем так, я не знаю сейчас, как работает Яндекс, но я раньше знал, что, как мне рассказывали люди, которые внутри, там была большая свобода принятия решений. Это уже потом, когда уже шёл поток денег, оно уже как-то урегулировано. А у вас как? Вот, например, новая идея, она быстро у вас проскакивает?

Александра Аронова:

Быстро. Потому что сейчас руководство настроено на поиск новых идей, на поиск новых проектов, потому что понятно, что на связи, на фиксе ты долго сидеть не будешь. Соответственно, нужно искать выходы на новые рынки. Но, наверное, самые, опять же, вернусь к единой биометрической системе, где поехал глаз. 

Сергей Копылов:

Да, давай, где глаз съехал, главное смотри, у тебя это запомнилось. 

Александра Аронова:

Чуть больше года мы потратили от момента идеи до момента внедрения проекта, я считаю, что это очень здорово, это быстро. 

Сергей Копылов:

Не знаю, правильному ли я человеку задаю этот вопрос, но, может быть, ты в курсе. Сейчас и последнее время, ну как, последнее время, уже годы, в принципе, например, Apple, Google, Samsung и прочие гиганты, они, кроме всего прочего, ищут стартапы, за которыми следят и которые быстро выкупают, если они для них представляют интерес. Скажи, Ростелеком занимается нечто подобным?

Александра Аронова:

Занимается. 

Сергей Копылов:

Или идеи изнутри только идут?

Александра Аронова:

Идеи идут, вообще, космос на всех один. Идеи, так или иначе, рождаются не только в Ростелекоме, но и где то рядом. Соответственно, не всегда идея изначально, которая появилась в Ростелекоме, она принадлежит именно Ростелекому. Где-то что-то кто-то услышал, прочитал. Важно, скорее, как это развить. 

Сергей Копылов:

Я понял, скажи, я - стартапер, это я сейчас говорю для людей, которые слушают, у них есть хорошие идеи, которые они хотят воплотить и что-то сделали. Ребята, я надеюсь, все понимают, что просто идеи, они не покупаются, вы должны для этого уже принести готовый стартап, который уже как-то работает. Вот я хочу предложить его Ростелекому. Мне хотя бы выслушают?

Александра Аронова:

Выслушают. 

Сергей Копылов:

Так, а куда обращаться? 

Александра Аронова:

Я сейчас точно путь не укажу, потому что с подразделением стартапов я, как джиар редко взаимодействую. 

Сергей Копылов:

OK, например, в Facebook можно обратиться, Ростелеком там присутствует или нет. Я понимаю, ты джиарщик, не пиарщик, я просто спрашиваю, обратная связь, она где, как работает, или просто на инфо Ростелеком напиши, а там тебе обязательно ответят.

Александра Аронова:

Насколько я знаю, у нас даже проходят целые сессии со стартапами, если не ошибаюсь, эти сессии ведёт вице-президент, Александр Айвазов, это его направление, развития бизнеса. Не скажу периодичность, но, по крайней мере, то, что я просматривала в новостях, его публикации какие-то, как минимум за этот год 3-4 прошло. 

Сергей Копылов:

А где они проходят, у вас или на каких-то площадках?

Александра Аронова:

На внешних площадках, туда приглашаются люди, которые хотят. 

Сергей Копылов:

Но это именно организует Ростелеком, там все это делают. 

Александра Аронова:

Да, организует Ростелеком. 

Сергей Копылов:

Понятно, вот это очень ценная информация для стартаперов, которые не хотят, например, продаваться за границу. Зачем, когда вас отечественные гиганты с удовольствием купят, если, конечно, вы того стоите, чтобы вас купили. Понятно, хорошо. OK, я думаю, с работой закончим, не буду, чтобы ты напряжённая такая не сидела. 

Александра Аронова:

Я просто первый раз в радио эфире, я все время напряжённая, о чем бы ни говорили. 

Сергей Копылов:

Расслабься, тем более, что как сказал сегодня один человек, что интернет, это вообще плесень на наших проводах. И как представитель этой инфраструктуры, представляющая инфраструктуру, вот эти провода, эта плесень, она так хорошо выросла. Хорошо, с работой разобрались. Теперь о себе, где отдыхаешь, чем увлекаешься, водишь ли машину, автолюбитель?

Александра Аронова:

Да, конечно. 

Сергей Копылов:

На какой машине катаешься?

Александра Аронова:

У меня Volkswagen Tiguan, немка, маленький такой, компактненький, очень быстренький, как пчёлка. 

Сергей Копылов:

Ты вообще, заядлый автолюбитель?

Александра Аронова:

Я, да, но начинала я с мотоцикла. 

Сергей Копылов:

Ещё интереснее, ты ещё и байкер. 

Александра Аронова:

Бывший.

Сергей Копылов:

Мало того, что ты чиновник, джиарщик, ещё и байкер. Посмотрите на эту очаровательную блондинку. Так, хорошо, а как вообще проводишь свой досуг, рассказывай.  

Александра Аронова:

На текущий момент у меня, я уже тебя немножко рассказала перед эфиром, что у меня роман с работой случился, когда я пришла в Ростелеком, поэтому работа - сейчас и моё увлечение, и очень много времени. 

Сергей Копылов:

Но не круглосуточно же ты находишься, это невозможно. 

Александра Аронова:

Последнее время, когда запускаем систему, почти круглосуточно, включая выходные. 

Сергей Копылов:

Я обычно так говорю, топ менеджер должен в 11 часов вечера выходить с работы на перекур. 

Александра Аронова:

Да. Именно. 

Сергей Копылов:

Но это, на самом деле, действительно трудно. Слушай, усталость, она накапливается, накапливается, всё равно надо куда-то выплёскивать. 

Александра Аронова:

Надо, я иногда успеваю петь. Хожу на вокал. 

Сергей Копылов:

Видел твои фотки с микрофоном, а где поёшь? И вообще, как ты к этому, ты музыкальную школу заканчивала или само пришло?

Александра Аронова:

Нет, у меня нет музыка образования, я совершенно, слава богу, наверное, бог дал голос, но не научил им владеть, музыкальная школа в детстве мне была не интересна, меня тянуло то на борьбу, то на волейбол, поэтому как-то прошла мимо. 

Сергей Копылов:

То есть на подчинённых ты можешь наорать на разных тональностях? У тебя много, кстати, подчинённых.

Александра Аронова:

Нет, нас пока немного, нас всего пока восемь человек, но мы в тельняшках. Пока справляемся с тем объёмом. 

Сергей Копылов:

Ты строгий начальник?

Александра Аронова:

Нет, я очень демократичный начальник. 

Сергей Копылов:

Слава богу, потому что душевный комфорт прежде всего психологический должен быть. OK, извини, перебил насчёт пения. И где ты выступаешь. 

Александра Аронова:

Я хожу в вокальную школу, точнее, ходила, пока моя прекрасная преподаватель была в городе. Выступаю, так случайно сложилось, мы очень дружили с ансамблем Александрова и через них вышли на площадку, выступали, по-моему, в МВД, в каких-то частях, пели для...

Сергей Копылов:

Какая прелесть, здорово. 

Александра Аронова:

Для юных росгвардейцев. 

Сергей Копылов:

А вы в форме выступали, нет?

Александра Аронова:

Нет, мы в свободном.

Сергей Копылов:

Просто я про Александрова услышал, у них обычно..

Александра Аронова:

Александрова весь в форме, а мы в платьишках в красивых. 

Сергей Копылов:

В следующий раз тебя позовём, я обязательно скажу, запись принеси, мы поставим и послушаем. 

Александра Аронова:

Хорошо, приду с записью. 

Сергей Копылов:

Никуда не денешься. Хорошо, байкером ты уже в Москве стала?

Александра Аронова:

Да, уже в Москве. 

Сергей Копылов:

И носилась по ночной Москве?

Александра Аронова:

Да. 

Сергей Копылов:

Удирала от полицейских? 

Александра Аронова:

Было дело, потому что я два года ездила без прав. 

Сергей Копылов:

Ну, это не предел, я 10 лет ездил без прав, ничего. Так, хорошо, ты любила одна носиться или вы группой?

Александра Аронова:

Нет, группой, потому что я девушка маленькая, хрупкая, уронила мотоцикл, не подняла, поэтому мне только группой. 

Сергей Копылов:

У тебя мотоцикл большой был, мощный?

Александра Аронова:

У меня был чоппер, у меня была Yamaha Virago.

Сергей Копылов:

Слушай, подожди, чоппер это, по-моему, большой мотоцикл. 

Александра Аронова:

Большой. 

Сергей Копылов:

Ты, наверное, там терялась среди руля, тебя не видно было. 

Александра Аронова:

Да-да. Говорят, надо что-то выложить, например, большой живот на руль, на вилочку.

Сергей Копылов:

Вот, этот мотоцикл для меня, я говорю, чоппер, он для меня, а тут не видно будет. 

Александра Аронова:

Ездила на чоппере, потом я его сменила на городской мотоцикл, а сейчас я, видимо, повзрослела, постарела и мотоцикл, в общем, был продан. 

Сергей Копылов:

Мне кажется, наоборот, к нему надо вернуться в наших пробках, потому что, я не люблю мотоциклистов, я честно говорю, мне надоело всё время озираться, чтобы перестроиться из ряда в ряд, чтобы никого зеркалом не сбить. И вот это их без глушителя езда, манера езды, я понимаю, для чего они это делают, чтобы рычать, чтобы тебя все слышали издалека. Я понимаю. Но меня это пугает, когда он меня, если у меня прямо окно открыто, и в этот момент он рыкнет, а мне сиденье стирай. Тем более, в пробке, жарко. Нет, вот это мне не сильно нравится. 

Александра Аронова:

Сейчас водители стали более дисциплинированными, они помнят о том, что мотоциклисты есть, освобождают междурядья. Когда я начала ездить, было совсем тяжело, потому что приходилось всем стучится в окошко: ребята, пустите, дайте, проехать. 

Сергей Копылов:

Слушай, на твою обаятельную улыбку все сразу виляли в сторону. 

Александра Аронова:

В шлеме не видно улыбки, в шлеме ты такой белый мишка, у тебя такие щёчки торчат из под шлема и глаза, там не понятно. 

Сергей Копылов:

Слушай, здорово, а потом уже пересела на машину. Отдыхаешь где? 

Александра Аронова:

Отдыхаю. 

Сергей Копылов:

Вообще отдыхаешь?

Александра Аронова:

Отдыхаю. На море обязательно, потому что я дико скучаю по лету и на море предпочитаю ездить, когда здесь холодает, либо осень, либо весна, а зимой в горы, кататься на сноуборде. 

Сергей Копылов:

Сильно. А куда на море, у тебя вообще пляжный отдых или гуляющий, экскурсионный?

Александра Аронова:

Когда как, но я чаще совмещаю. Чтобы не сидеть все время. 

Сергей Копылов:

Не овощем. Прости, ты замужем? 

Александра Аронова:

Я, как сказать. 

Сергей Копылов:

Сердце не свободно. 

Александра Аронова:

Я тот контингент женщин, которые, живя с мужчиной, считают себя замужней. 

Сергей Копылов:

Понятно, я имею в виду, что ты отдыхаешь со спутником. 

Александра Аронова:

Да. 

Сергей Копылов:

То есть ты со спутником, на сноуборде тоже со спутником или ты одна ездишь?

Александра Аронова:

На сноуборде ставим спутника на сноуборд. 

Сергей Копылов:

Поставил, поехал, это примерно, как меня, когда мне говорят, поехали на зимних лыжах, я говорю, я только на зимних санках, по-другому просто не получится. И где была последние годы?

Александра Аронова:

Я была в Швейцарии, была во Франции. 

Сергей Копылов:

Это в Швейцари на лыжах каталась?

Александра Аронова:

Да. А на море последняя поездка была в Шри-Ланку. 

Сергей Копылов:

Расскажи что-нибудь, я там, кстати, ни разу не был. Как тебе там, понравилось?

Александра Аронова:

Мне очень понравилось. 

Сергей Копылов:

Ты тур брала? 

Александра Аронова:

Я всегда сама езжу, я уже очень давно от турагентов отказалась и всегда выбираю сама. Мне очень повезло, мы попали в межсезонье, когда на одном побережье сезон почти закончился, на втором ещё не начался. 

Сергей Копылов:

А чем это хорошо?

Александра Аронова:

Тем, что людей нет. 

Сергей Копылов:

А погода нормальная?

Александра Аронова:

Погода прекрасная, там начинается сезон дождей, который характеризует себя, один час проявляется по ночам или утром. 

Сергей Копылов:

Всё остальное райская погода. 

Александра Аронова:

Всё остальное солнечно и замечательная погода. 

Сергей Копылов:

Кухня?

Александра Аронова:

Кухня ланкийская осточертела уже день на пятый, было невозможно, все у них там карри и т.д. У них очень много специй и, скорее, эти специи, они просто невозможно надоедают, но, слава богу, там много морепродуктов, которые можно и попарить, и погрилить, в общем, этим и спасались. 

Сергей Копылов:

Понятно. Отель? На букинге брали отель?

Александра Аронова:

На букинге, один из них гостевой. 

Сергей Копылов:

Угадали с ним?

Александра Аронова:

Угадали, с обоими отелями угадали, на обоих паре побережьях прекрасно. И даже в тот отель, в который мы заехали, какой-то guesthouse, чтобы покататься по Шри-Ланке, по центру, посмотреть на чайные плантации, как же без этого, тоже замечательно, по рейтингам всё совпало. 

Сергей Копылов:

Слушай, супер, а в Москве отдыхаешь, ходишь куда-нибудь или просто по городу? Как тебе Москва вообще? Я у всех спрашиваю этот вопрос, как вам Москва с точки зрения жизни, с точки зрения отдыха. Понятно, что она изменилась. В лучшую сторону или всё-таки нравится - не нравится. 

Александра Аронова:

Здесь, скорее, я изменилась, чем Москва. Москва, безусловно, мне кажется, меняется в лучшую сторону, но я от неё устала. И учитывая, что, видимо, я всё-таки житель маленьких годочков, я к этому привыкла, меня Москва радовала в подростковом возрасте, так скажем, когда была помоложе, когда эти все ночные покатушки на мотоциклах, когда ты не спишь и днём, и ночью, у тебя сплошная. 

Сергей Копылов:

Ну да, вот этот драйв. 

Александра Аронова:

Да, у тебя сплошные гуляния совмещаются с работой, Москва для этого очень приспособлена, это круто. Но сейчас, наверное, я от нее устала, поэтому сбежала за город достаточно далеко. 

Сергей Копылов:

Да, хотел спросить, ты же за городом живёшь достаточно далеко. На дорогу, как я понимаю, не 15 минут тратишь. 

Александра Аронова:

Не 15, до работы около полутора часов, 1:15-1:30, но жить в деревне на первом этаже, где у тебя лесочек рядом, это того стоит. 

Сергей Копылов:

Это вообще уходить не хочется. Здесь я тебя прекрасно понимаю, эта смена. Но по Москве не гуляешь, то есть в свободное время. 

Александра Аронова:

Мне пыльно. 

Сергей Копылов:

Пыльно, да? Вообще, глупо спрашивать загородного жителя о том, гуляет ли он по Москве. Я прекрасно понимаю, что никуда дальше двора выходить не хочется, тем более, если двор ухожен. Дома домашние животные есть?

Александра Аронова:

Конечно. Я кошатница. 

Сергей Копылов:

Ты кошатница. Один, два?

Александра Аронова:

Два. Один, так сказать, выбранный очень внимательно, порода у нас антиаллергенная, потому что у мужа аллергия на кошек, а второй подкидыш, подкинули под забор с прошлым летом, вот вырастили ребёнка. 

Сергей Копылов:

Двор большой? Я к тому, что галку свою потом буду думать, куда девать. 

Александра Аронова:

Если кошки не съедят. 

Сергей Копылов:

Нет, я не думаю. 

Александра Аронова:

Они гуляют во дворах. 

Сергей Копылов:

Я думаю, сейчас подрастёт, она меня уже пытается жрать, эта галка. Здесь хорошо. 

Александра Аронова:

Возьмём галку. 

Сергей Копылов:

Галку возьмете, уникальное животное, конечно. Ладно, коты, собак нет?

Александра Аронова:

Нет. 

Сергей Копылов:

Только коты. Мальчики, девочки?

Александра Аронова:

Девочки обе. 

Сергей Копылов:

Обе девочки. Дружно живут?

Александра Аронова:

Дружно. 

Сергей Копылов:

Слушай, ну да, у меня две птицы не могут вместе друг с другом жить, попугай и галка, я понял, что они друг с другом как-то вообще несовместимы. Здесь коты. Слушай, отлично. А муж чем занимается, если не секрет, конечно. 

Александра Аронова:

Муж работает, муж тоже юрист, скорее, но он тоже. 

Сергей Копылов:

Два юриста. 

Александра Аронова:

Такой же путь, он сейчас такой, не юрист, менеджер проектов. 

Сергей Копылов:

Как в том анекдоте, я юрист, она юрист, тесть прокурор, моя мама судья, племянница в полиции работает. Не дай бог развод. Вот из этой серии. Но он уже не по юридической части. 

Александра Аронова:

Бэкграунд все равно остался и это здорово, потому что всегда есть, о чем поговорить, обсудить профессиональные темы, когда сама не знаю, бывают какие-то моменты, когда прямо затык, не знаешь, куда двинуться. 

Сергей Копылов:

Помощь друга. 

Александра Аронова:

Да, помощь друга, приходишь к мужу и говоришь: ну, давай смотреть. 

Сергей Копылов:

А вот теперь иди сюда, давай вместе разбираться. Это как ко мне жена приходит, какой-нибудь юридический перевод делает, начинает меня пытать, мне хочется от этого убежать просто. Я говорю, я больше не могу, я даже слушать это уже не могу. Нет, ты мне всё равно разъясни, как бывает. Скажи, какие дальнейшие планы. Ты живёшь, как оно получится или всё-таки у тебя есть какое-то расписание на ближайшие 5-10 лет. 

Александра Аронова:

С расписанием сложно, потому что… 

Сергей Копылов:

Я понимаю прекрасно, но в планах, есть ли план или пока есть и нормально. 

Александра Аронова:

Я думаю, что есть цель, есть желание. 

Сергей Копылов:

Давай по-другому вопроса задам. Давай, время у нас заканчивается, но на ответ времени хватит. Скажи, кем ты себя видишь в конце жизни, но не когда там уже скорбные родственники собрались, а кем ты видишь себя, когда ты говоришь, всё, сажусь на даче, пишу мемуары. Вот в этот момент ты кто?

Александра Аронова:

Мемуары я писать не буду, потому что скучно. Я вижу себя очень активный бабулькой, которая, я вернусь к мотоциклу обязательно в старости, обязательно, однозначно. Я думаю, что я в старости бабулечка, которая рассекает по Европе на мотоцикле с мужем. 

Сергей Копылов:

Подожди, для того, чтобы рассекать, нужно на эту жизнь заработать. 

Александра Аронова:

Однозначно. 

Сергей Копылов:

То есть это будет какой-то свой бизнес, или это будут какие-то накопления, или пока ты об этом не думала, но буду бабулька, которая ездит. 

Александра Аронова:

Я думаю, что это однозначно будут накопления, потому что трезво оцениваю свои способности. Я не способна создавать бизнес, у меня нет этого таланта, я искренне восхищаюсь людьми, которые это умеют, видят эти идеи, знают, как их трансформировать и родить из этого нечто, что потом работает и всех радует. У меня такого нет, я скорее человек, который идёт за таким лидером. Но, безусловно, какие-то возможности я буду искать для того, чтобы на заграницу и мотоцикл. 

Сергей Копылов:

Чтобы бабулькой кататься на мотоцикле. Спасибо огромное. У меня в гостях была Александра Аронова, замечательный человек, будущая бабушка, которая будет ездить на мотоцикле. Всего доброго, до свидания. 

Александра Аронова:

До свидания, спасибо. 

}