Павел Катков Основатель, владелец, старший партнер в КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ 27 мая 2018г.
Физики и Лирики IT
Защита интеллектуальной собственности

Сергей Копылов:

Добрый день, это программа «Отсебятина», это соответственно, Копылов. У меня в гостях сегодня Павел Катков, основатель, владелец, старший партнёр в компании КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ. Павел, добрый день!

Павел Катков:

Добрый день!

Сергей Копылов:

Павел, я Вас немного знаю, мы общаемся в Фейсбуке, мы с Вами встречались несколько раз на конференциях, даже выступали по схожим вопросам, по интеллектуальной собственности. Хочу задать самый простой вопрос. Как Вы дошли до жизни такой? Расскажите немножко себе. 

Павел Катков:

Я, как Вы уже сказали, основатель и старший партнёр юридической компании. Так или иначе, последние 10+ лет моя профессиональная жизнь связана с интеллектуальной собственностью. Ну конечно, расширительно, то есть у нас, если смотреть на продуктовую линейку, мы занимаемся защитой интеллектуальной собственности, отдельно выделим защиту технологий, потому что технологии и сейчас, и 100 лет назад, и 200 лет назад, просто это были разные технологии, они двигают мир. Ну, и отдельно у нас финансовая линия, налоги, оценки, аудит, потому что это нужно всем. Но в целом интеллектуальная собственность, банально, конечно, это звучит сейчас, драйвер экономики, но, тем не менее, драйвер экономики, цифровая интеллектуальная собственность, драйвер в квадрате. Ну и глядя на все это, как-то зацепило меня лет 10 назад. 

Сергей Копылов:

Так вот расскажите, как зацепило, чего всё начиналось. Где учились и как становились в своей профессиональной деятельности вот эти 10 лет. 

Павел Катков:

В учёбе, честно говоря, когда я учился, всё-таки у меня возраст такой, что когда я учился, у нас не было интеллектуальной собственности нормально. И только потом, получив уже два высших образования, я пошёл в аспирантуру. 

Сергей Копылов:

Вы очень молодо выглядите, извините, тогда для поклонниц, сколько Вам лет?

Павел Катков:

Мне в следующем году будет 40. 

Сергей Копылов:

Ох, ничего себе, не выглядите.

Павел Катков:

Хорошая генетика. 

Сергей Копылов:

Тогда временные интервалы мне уже, по крайней мере, понятны. 

Павел Катков:

Нам нормально не преподавали этого курса, или его читали совсем чуть-чуть. 

Сергей Копылов:

Чтобы закачивали, извините?

Павел Катков:

Я закончил, по первому образованию я закончил МФЮА, по второму образованию я закончил РАНХиГС, тогда ещё он был Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. Я закончил аспирантуру РГАИС, Российской Государственной академии интеллектуальной собственности при Роспатенте. 

Сергей Копылов:

Сильно. То есть Вы ещё и кандидат наук. 

Павел Катков:

Я закончил аспирантуру, но я не защитился. 

Сергей Копылов:

Вы не пошли защищаться. 

Павел Катков:

Нет, это такой вопрос, я пошёл, я написал диссертацию, диссертация дошла до кафедры, я прошёл кафедру и в этот момент меня стал поглощать бизнес. 

Сергей Копылов:

Я понимаю прекрасно. 

Павел Катков:

И реально надо было делать выбор, или у тебя бизнес.

Сергей Копылов:

Да, многие стоят перед этим выбором. 

Павел Катков:

Или аспирантура, вернее, не аспирантура, а сама кандидатская. Я вот добежал до финишной прямой, но её не пересёк. 

Сергей Копылов:

Нет это вполне нормально, я знаю людей, которые просто уперты, которым нужны вот эти дипломы и знаю людей, которые в какой-то момент понимают, что наука - не моё, я иду в практику. 

Павел Катков:

Знаете, наука - это моё. Вот когда Вы спросили, что так увлёкся интеллектуальной собственности. У меня началась всё с кино. То есть кино, это такая манкая вещь, кино, как объект интеллектуальной собственности. 

Сергей Копылов:

Да, поподробнее, пожалуйста. 

Павел Катков:

Как объект культуры, как объект медиа. Знаете, как профессиональные киношники говорят, кино -это dream, мечта. И действительно кино, это мечта, больше 100 лет ему, и мы все покупаемся на кино, все в него ходим. И конечно, вот эта романтика кино меня зацепила, но когда в эту романтику погружаешься, правовых вопросов там немало, реально. 

Сергей Копылов:

Но это же сложное произведение, кино - это, в принципе... 

Павел Катков:

Это сложное произведение, но мы оттолкнулись от науки. Вы говорите, наука - это не Ваше. Наука - это моё, я преподаватель Московской школы кино. 

Сергей Копылов:

Пардон, беру свои слова обратно. 

Павел Катков:

Преподаватель Академии Роспатента. 

Сергей Копылов:

Это было неверное предположение, виноват. 

Павел Катков:

Кстати, несколько недель назад мы закончили, мы дебютировали с коллегами, у нас есть курс, называется «Стратегия управления культурой», «Стратегия, тактика управления культурой», он проходит на площадке Московского государственного университета имени Ломоносова. Я там читаю управление интеллектуальной собственностью в культуре. Поэтому, в принципе, науки в моей жизни полно. Просто дело в том, что к какому-то моменту, это же научная деятельность, в том числе, статус кандидата во многом, извините за тавтологию, делается для статуса. К моменту, когда я подошёл к этой финишной прямой, статуса уже хватало. Но для удовольствия наукой я занимаюсь, потому что всё-таки связь с публикой, связь со студентами, у нас есть программа стажировки, сейчас мы не про МГУ, допустим, из каких ВУЗов к нам идут. Финансовая академия при правительстве, из МГУ тоже идут ребята, студенты, МЮА имени Кутафина, РГАИС при Роспатенте. У нас заключено соглашение с СПбГУ о стажировке студентов. 

Сергей Копылов:

У Вас, это у компании, имеется в виду. 

Павел Катков:

У компании КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ. У нас есть программа стажировки одарённых студентов с последующим их трудоустройством либо у нас, либо в дружественных местах. К нашей гордости наши же стажёры, кто-то из них пошёл Сколково, кто-то в Роспатент, кто-то остался у нас, кто-то пошёл на рынок труда. Здесь мы уже, наше дело их готовить, отбирать и готовить, а как развивать свою карьеру, это их дело. Поэтому от науки не уйдёшь. 

Сергей Копылов:

Скажите тогда уточняющий, нас же студенты тоже смотрят, как попасть в Вашу программу? Или это уже где Вы ведёте, там Вы уже отбираете студентов или как?

Павел Катков:

Нет, почему же, надо зайти на сайт КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ по английский он звучит katkovpartners.ru. Либо если Вы в Яндексе наберёте КАТКОВ И ПАРТНЕРЫ, он вылезет одним из первых или первым. Зайти, там у нас есть раздел «Карьера» и туда отправить заявку. Либо зайти в раздел «Контакты», написать письмо мне о том, что я такой-то такой-то, я студент такого курса или студентка, я хочу стажироваться в Вашей компании. И мы эту заявку примем в работу, мы с Вами встретимся. 

Сергей Копылов:

И ещё я специально говорю для тех студентов, ещё спалю, у Павла прекрасная страничка в Фейсбуке, я в других соц. сетях не знаю, но в Фейсбуке я с ним общаюсь. Поэтому контачьтесь в Фейсбуке и заваливайте личками, он Вам обязательно ответит, он отвечает на любые письма, это я Вам гарантирую, кроме рекламных, конечно. Понятно, тогда скажите, как Вам нынешние студенты, даже не знаю, как сказать, такой же процент ленивых и старательных, какой бы был лет 20 назад, когда мы с Вами учились. Ну, Вы учились чуть позже меня, лет на 10, 13. Или по Вашим ощущениям такое же? Студенты такие же, как Вы или всё-таки уже более злые до знаний. 

Павел Катков:

Сложно сказать, потому что когда учился, я был студентом и меня надо было оценивать. Но я думаю, что как и везде, это 80 на 20. Одна из причин, по которой мы вообще запустили вот эту программу стажировки одарённых студентов, её развиваем уже не первый год и будем дальше развивать, это то, что если студент пришёл к Вам на стажировку, он входит в эти 20 %. То есть он не лентяй, он понимает, он уже на третьем курсе примерно, у меня был стажёр один сразу после первого курса. Это вообще необычно, но это был одарённый человек действительно. Мы понимаем, что если он сейчас уже идёт на стажировку, то есть уже учась, готовит себя к будущей карьере, то это наш золотой кадровый резерв. А золотого всегда 20 на 80. Так вот, я думаю, что, как и всё мир в мире.

Сергей Копылов:

Процент не изменился практически. 

Павел Катков:

Я думаю, что, да, но тут примерно всегда было 20 % лидеров, 80 % середняка. Я думаю, с этими 20 % лидеров мы и работаем. И вот эта стажировка, даже сам факт того, что человек подал заявку, что у него есть амбиции. У меня есть стажёры, которые приходят и говорят: настало лето, мы хотим стажироваться. А у большинства студентов в голове мысль такая: настало лето, надо идти.... А здесь, когда у него мысль вот так идёт, я сразу ценю, человек действительно думает о своей будущей карьере. Вот им у нас место. 

Сергей Копылов:

Такой вопрос, я, например, даже не вопрос, а пример из своей практики преподавания. Я, когда меня студент о чем-то спрашивает, если я вижу интерес, я сначала пытаюсь из него выжать, упаси господь, экзамены я не понимаю, но я пытаюсь выжать, а понимает ли он технологию на пальцах. То есть он может ли мне рассказать, как зарегистрировать домен, как выглядит хостинг, как майнить криптовалюту, образно говоря. Нет, встречаются студенты, которые сначала говорят, Вы знаете, я знаю, которые мне начинают объяснять особенности холодного кошелька, например, в криптовалютах. Я так, опа. 

Павел Катков:

Какие хорошие студенты. 

Сергей Копылов:

Я говорю: супер. А сам отхожу и начинаю читать, чтоже такое холодный кошелёк. Потому что я криптовалютами не занимаюсь. Но имеется в виду, что студент должен прежде, чем понять, как это регулируется, сначала должен понять, как это работает. По крайней мере, это моё твёрдое убеждение. К Вам студенты приходят уже технически подкованные?

Павел Катков:

Какие-то да, какие-то нет. И тогда с теми, которые да, всё понятно, он действительно настолько уже осознанный, что он даже может быть писал курсовую на эту тему, сейчас немало курсовых со словами «цифровая среда», со словами «блокчейн», «реестр прав на блокчейне», ещё что-нибудь такое, то есть это интересно. Бывает, если он этого не осознаёт, это не беда. Потому что в чём смысл стажировки, мы должны его научить, он должен, понимаете, любой человек, да не только, вообще, кто угодно, он зависит своего окружения. Помести человека в одно окружение, он будет принимать его влияние, в другое, его влияние, в третье, его влияние, а главное, опыт тех, кто его окружает. Поэтому родители говорят: дружи с хорошими людьми, не попади под дурное влияние. 

Сергей Копылов:

Ну да. 

Павел Катков:

Вот в КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ мы надеемся, у нас компания, зарекомендовавшая себя вроде на рынке, мы можем так говорить, он попадает в наше окружение, работает со мной лично, с моим братом, Алексеем Катковым, у нас 2 акционера. 

Сергей Копылов:

Семейная компания. 

Павел Катков:

Корни семейные, да, два брата, мы оба юристы, её развиваем. То есть он попадает в сообщество профессионалов, и мы на него все влияем ежедневно. 

Сергей Копылов:

Нет, это понятно. 

Павел Катков:

Он общается лично со мной, ошибки совершает какие-то, может задавать любые, даже самые глупые вопросы. 

Сергей Копылов:

То есть у Вас стажировка, это не подай, принеси, уйди, не мешай. 

Павел Катков:

Такого нет. Я понимаю, о чем Вы говорите, в некоторых компаниях, не хочу ничего плохого сказать о госслужбе, но там тоже бывает, к стажёру мало внимания. То есть его гоняют документы возить, курьером работает. 

Сергей Копылов:

Да, мне это очень обидно. 

Павел Катков:

У нас такого нет, они готовят сначала что-то простое, правовые обзоры, например, это его самого развивает, участвует в обзорах практики, в подготовке, в подготовке документов судебных. Естественно, само дело ведёт юрист, я возглавляю судебные команды по самым таким делам сложным. Но этот стажёр входит в судебную команду, ходит на заседания, сдаёт документы, готовит их. Если он что-то не так делает, ему говорят, как сделать, у него есть письменные инструкции. Плюс он погружается в к корпоративную среду. У нас ERP система, всё автоматизировано, он учится с этим работать, потому что когда он сядет в офис... 

Сергей Копылов:

А у Вас компания большая? Я имею виду количество сотрудников. 

Павел Катков:

Тут 20 человек костяк. 

Сергей Копылов:

Ого, это хорошо для частной конторы. 

Павел Катков:

А дальше как смотреть? У нас, допустим, есть...

Сергей Копылов:

Ну, есть привлечённые юристы на какие-то дела. 

Павел Катков:

Даже дело не в привлечённых юристах. У нас есть такие две сети, федеральная сеть и международная сеть. Федеральная сеть, это наши юридические представители в регионах России. У нас охвачены все федеральные округа. Глупо было бы говорить, что это всё у нас офисы стоят. 

Сергей Копылов:

Нет, это понятно, что это на контрактах. 

Павел Катков:

Это специально отобранные, обученные, экзаменованные и поддерживаемые методологически нами люди. 

Сергей Копылов:

Это стандартная юридическая практика. 

Павел Катков:

Но они в штат не входят, но это наша сеть, с этой сетью, конечно, можно и сто плюс будет. 

Сергей Копылов:

Но при этом они получают всю поддержку бэк-офиса. 

Павел Катков:

Да, получает всю поддержку бэк-офиса, но представляют нас на местах. То же самое в международном, скажем, аспекте. И ближнее зарубежье, как его назвать, СНГ, ЕЭС, и дальнее зарубежье, включая северную Америку, юго-восточную Азию, Китай, Европу западную, восточную, Великобританию. У нас юридически тоже представители. Ну, вместе с ними, конечно, это огромное сообщество юристов, объединённое КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ, и нашей штаб-квартирой в Москве, там уже можно говорить, что их 100+, 200+, а костяк 20. 

Сергей Копылов:

Скажите, мы заговорили о международной практике, об СНГ и так далее. По Вашим ощущениям, я сейчас не говорю про точные цифры, упаси господь. Понятно, что у нас программа на то и «Отсебятина», что мы без подготовки абсолютно. По Вашим ощущениям, где лучше всего и где хуже всего защита интеллектуальной собственности? 

Павел Катков:

Географически?

Сергей Копылов:

Географически, в стране, да, лучше она соблюдается, например, где больше пиратства или где затруднена больше защита, такой индекс Доу-Джонса по защите интеллектуальной собственности. Понимаете, о чем я говорю, где выше, где он ниже. Вот по Вашим ощущениям. Либо так, если это трудно сказать влет, в каком, по-вашему, месте стоит Россия, в серединке, выше к более хорошему или была внизу, улучшается, вот Ваши ощущения. 

Павел Катков:

Давайте так, я бы сказал так, т.к. у меня цифр нет. 

Сергей Копылов:

Да-да, чисто ощущения, субъективные ощущения, да. 

Павел Катков:

На мой взгляд, эффективнее всего, во всяким случае, стараются. 

Сергей Копылов:

По Вашей практике. 

Павел Катков:

Стараются защищать в тех странах, где она наиболее влияет на экономику. Приведём пример, в США есть Голливуд, Голливуд имеет огромную долю ВВП и, соответственно, я не скажу, что они эффективно защищают, но они пытаются. 

Сергей Копылов:

Слушайте, я вам сейчас легко возражу. Китай, пожалуйста, там интеллектуальной собственности очень много используется, а с защитой, мы все знаем, как-то, особенно с чужой интеллектуальной странности...

Павел Катков:

Да, я только что хотел сказать, что мы с Вами ещё не погружались, как там обстоят дела с защитой их собственной, кино, например. Может, оно всё нормально, понимаете. 

Сергей Копылов:

Да, но у нас посмотреть китайское кино в силу специфичности... 

Павел Катков:

Я думаю, там национальный кинорынок есть. Я бы мыслил по-другому. Смотрите, сейчас у нас защита интеллектуальной собственности во многом в цифровой среде. Пока я не стал бы говорить про физический контрафакт, вещи, товары, хотя это тоже важный вопрос, но про цифру давайте поговорим. Я выделяю, может быть, 5-6 стран в мире, которые в цифре законодательно преуспели. Это США. 

Очень хорошо. 

Павел Катков:

DFCA больше 10-12 лет.

Сергей Копылов:

И он, кстати, прекрасно работает. Но в нём есть одно лукавство. Вы, как юрист, его знаете, я его знаю. 

Павел Катков:

Назовите, там полно лукавства. 

Сергей Копылов:

Это отключение по первому требованию правообладателя, но тут же включение на следующий день, это уже не считается, что он не выполнил требования правообладателя. Я это ещё называю чистым лукавством. 

Павел Катков:

Сизифов труд. 

Сергей Копылов:

Да, абсолютно, сизифов труд. 

Павел Катков:

Второе Digital Economy Act великобританский. То есть они у себя специальный закон приняли. Наш антипиратский закон, какой бы он не был и как бы его не ругали, у нас есть специальный институт. В Новой Зеландии то принимали, то отменяли, то опять принимали, он называется у них Copyright infringement and sharing bill. 

Сергей Копылов:

Спасибо не знал. 

Павел Катков:

Есть такая история, он похож на смесь, знаете, на что похож, он похож, пятое HADOPI, одноименный, Франция. И шестое, немецкое, в Германии сложившаяся практика по торрентам. Вы, наверное, о ней слышали. 

Сергей Копылов:

Да, конечно. Бедные пользователи. 

Павел Катков:

Вот шесть стран таких, разных, в основном это США, страны Европы, Новая Зеландия и Россия. Вот я называю шесть стран, в которых, во всяком случае, развито законодательство о защите интеллектуальной собственности в интернете, хорошее или плохое. Я думаю, что в нынешней ситуации вот эти страны можно в той или иной степени считать лидерами в защите в цифровой среде. Каких практических успехов они достигают, другой вопрос, но он уже зависит не только от законодателя, но и от активности правообладателя. 

Сергей Копылов:

Слушайте, но это как раз очень хороший показатель для инвестирования в бизнес в той или иной стране. То есть если Вы знаете, что Ваша интеллектуальная собственность там будет надлежащим образом защищена или в большей степени, то Вам повыгоднее развиваться именно в эти страны для того, чтобы Ваши бренды, Ваши товарные знаки, Ваши технологии были защищены. Это несёт за собой прямое практическое применение. 

Павел Катков:

Да, потому что это актив. Постройте у нас завод. А я могу рассчитывать, что этот завод будет защищён, что его не отберут бандиты, например.

Сергей Копылов:

Либо рядом не скопируют, а тебя не пошлют. 

Павел Катков:

Придите к нам с Вашим кино. Хорошо, а я смогу это кино законно защищать. Это защита инвестиций, здесь очень важно, какая. 

Сергей Копылов:

Не могу не спросить уже исходя из своей специфики. А в доменных сделках участвовали или защищали в доменных спорах, в доменных сделках. 

Павел Катков:

Да, мы участвуем, но, наверное, в радио эфире не стал бы комментировать.

Сергей Копылов:

Нет, конкретные дела не надо, просто. 

Павел Катков:

Конечно, сейчас, понимаете, доменный спор, там очень часто тесно переплетено это с товарными знаками. 

Сергей Копылов:

Да, я про что и говорю. 

Павел Катков:

Товарные знаки у нас отдельное большое направление. А товарный знак, словесный товарный знак сильно переплетается с доменом. Домен раньше был вообще объектом правовой охраны, его вывели потом. 

Сергей Копылов:

Слава богу, здесь мы можем очень легко по разным окопам встать. 

Павел Катков:

Я знаю позицию доменного сообщества, может быть, и слава богу, потому что его подменил словесный товарный знак. А домен, он уплыл в техническую сферу, что это техническое. Техническая штука, она делегируется, она есть. 

Сергей Копылов:

Но как можно словесное обозначение, которое участвует в технологии, вдруг превращать в товарный знак. Ну, например, беру с потолка абсолютно, условное слово туфля.ру. Ну почему вот эта туфля обязательно должно быть чьим-то товарным знаком и что-то надо занимать. Оно же всего одно в доменном имени, по-другому его не сделать. Если ты хочешь в доменном имени, уже давно бьюсь, ну как бьюсь, предлагаю, хожу, как городской сумасшедший с легендой, с лозунгом, давайте сделаем доменное имя с обязательным указанием товарного знака. То бишь, если ты хочешь туфлю в товарном знаке, значит ты можешь зарегистрировать туфляТЗ.ру. Имеется в виду вот этот логотипчик вставлять, обязательное слово. Или фирменное наименование, значит в домене обязательно должно в начале или в конце быть ФИ фирменные наименование, FN. 

Павел Катков:

Но это размоет. 

Сергей Копылов:

Конечно, бьются за употребимые слова, фактически, а не за домены. Поэтому вот эти процессы. 

Павел Катков:

Сейчас уже интернет так развивается, уже домены, я думаю. 

Сергей Копылов:

Ключевые слова в поиске, вот это сейчас самое главное. 

Павел Катков:

Хэштеги, соцсети, там уже домена ты можешь не помнить. Я вот сейчас сказал, вот КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ, можете не запоминать домен, ты зашёл, но вопрос поиска, чтобы ты в поиске указал. Ты там нашёлся, всё, человек не будет запоминать это katkovpartners.ru. 

Сергей Копылов:

Слушайте, я даже телефон на визитке уже не пишу. Я делаю логотип Фейсбука и говорю: морду лица запомнили. вот в Фейсбуке найдёте, контачьте. 

Павел Катков:

Нет, я телефон пишу, потому что надо понимать, что мы же работаем с Вами, мы работаем не только с интернетом и не только с цифровыми технологиями. Существует тяжёлая промышленность, существуют региональные предприятия, большие промышленные заводы и там своя...

Сергей Копылов:

У Вас заряжено на клиента, да. У меня другая специфика.

Павел Катков:

До сих пор факсами пользуются. Если есть такая... 

Сергей Копылов:

Кстати, соглашусь, да.

Павел Катков:

Если есть такая корпоративная культура, я всё-таки на неё рассчитываю, я пишу и городской телефон, и мобильный. 

Сергей Копылов:

Правильно, у Вас клиентоориентированность. Я-то немножко по-другому. 

Павел Катков:

Я развёрнут лицом к всем своим клиентам. 

Сергей Копылов:

Абсолютно ко всем. Скажите тогда, чтобы закончить уже про Вашу компанию. А вот попасть на работу в Вашу компанию легко, какой алгоритм? Просто резюме или Вы смотрите из стажёров и в случае перспективных Вы их можете оставить в своей компании. Какой у Вас там ступенчатый проход?

Павел Катков:

У нас два источника, стажёров, мы уже обсудили и действительно, хороший стажёр может претендовать на место помощника юриста, это его следующая ступень, потом юрист. 

Сергей Копылов:

То есть это как бы первая кормовая база для, я образно говоря, кормовая база для получения сотрудников. В этом плане. 

Павел Катков:

Да, но стажёр сразу ведущим юристом не станет. 

Сергей Копылов:

Безусловно. 

Павел Катков:

Какую-то не займет такую позиция более высокую. Мы, сейчас у нас есть вакансия юрист, есть вакансия помощник юриста. 

Сергей Копылов:

Слышите, вакансии есть, юрист и... Становитесь в очередь. 

Павел Катков:

Я воспользуюсь Вашим эфиром и приглашаю тех специалистов, либо кандидатов в специалисты, будущих специалистов, кто считает возможным работать на позиции юриста, на позиции помощника юриста в КАТКОВ И ПАРТНЁРЫ, присылать нам свои резюме. Заходите на сайт katkovpartners.ru либо в раздел «Контакты», находите мой электронный адрес, либо находите раздел «Карьера» и там. 

Сергей Копылов:

Те вакансии есть. 

Павел Катков:

Да, те вакансии, которые там. Но лучше, наверное, мне, потому что я довольно открыт, я получу это, те кандидаты, которые будут нам интересны, будут приглашены на собеседование, и дальше уже, то есть мы и стажёров, и из рынка, конечно. Потому что когда-то нам нужны люди уже с опытом, а из стажёра мы можем сделать только помощника юриста. Сейчас есть две вакансии. 

Сергей Копылов:

Юристы и студенты старших курсов, у Вас есть шанс, потому что, зная Павла и зная авторитет его компании, дело, которые он ввёл, которые я тоже не буду говорить в прямом эфире, у Вас есть шанс получить очень достойную практику либо достойную работу. Хорошо, Павел, теперь начинаем о сокровенном. Я ведь знаю, что Вы не только юрист, Вы ещё и меломан. 

Павел Катков:

Есть такое. 

Сергей Копылов:

Вот давайте об этой стороне жизни, давайте теперь рассказывайте поподробнее. Поворачивайтесь к нам другим боком называется. Давайте рассказывайте, потому что я сам очень люблю музыку, особенно старую музыку люблю, буду слушать с удовольствием. Расскажите. 

Павел Катков:

Для этого мне надо было, наверное, на первую часть программы прийти в костюме, как обычно, а на второй слой футболке Битлз. Ну, кстати эта футболка интересна тем, что, я сейчас приподнимусь, чтобы было видно. На ней изображена оригинальная обложка альбома Beatles «Meet the Beatles». Здесь мы видим лейбл американской фирмы Capitol, которая её издавала. В Англии Битлз издавал Parlophone, в Америке Capitol. Я, как я пишу у себя в Фейсбуке, юрист, меломан и виниловый коллекционер. Конечно, все мы слушали винил тогда, в советское время. 

Сергей Копылов:

Слушайте, винил, это же трактильность, его в руки возьмёшь, аккуратненько эту пластиночку поставишь, начала пыль вытрешь. Я помню, извините, минуту украду. Я помню свои ощущения, даже продавались такие специальные пластмассовые кружочки с держалкой и с бархатный такой штучкой. 

Павел Катков:

Продавались, да. 

Сергей Копылов:

Чтобы её крутить по пластинке, чтобы снять с неё пыль, посмотреть на свет, царапин нет ли, аккуратно ставишь, и вот этот звук иглы, которая начинает. 

Павел Катков:

Хрустеть. 

Сергей Копылов:

Всё, это просто уже ты настраиваешься на эту музыку. 

Павел Катков:

Знаете, Джон Пил сказал такую вещь. Он на английском это говорил, но мы сумели с моей приятельницей, Алиной Усмановой смогли это нормально перевести, вернее, она нормально перевела. Не буду лукавить. Он сказал, что некоторые говорят, что CD лучше винила, потому что на виниле есть треск. На что Джон Пил отвечает: чувак, да ведь вся жизнь треск. 

Сергей Копылов:

Правильно, так и есть. Но почему-то другие абсолютно ощущения, когда слушаешь пластинку. 

Павел Катков:

Звучит на английском вообще классно эта фраза. И вот потом винил ушёл, началась цифра. С одной стороны, когда цифра открылась, мы как жажду утолили, потому что ты нажимал кнопку, я потом ещё, когда Яндекс музыка появилась, я стал её... Можно говорить в эфире «Яндекс музыка»? 

Сергей Копылов:

Вообще говорить все, что угодно можно, только матом не ругайтесь. 

Павел Катков:

Я не буду. Я стал её слушать, потому что я люблю слушать альбомами. И когда много треков врассыпную, то мне не интересно. Мне интересно, чтобы была обложка, был альбом, я уже тогда тяготел к этому. И долгие годы, на самом деле, я был таким пристальным слушателем, но вот это, понимаете, вот эта тяга к концентрации на конкретном альбоме, она меня довела до того, что я начал интересоваться именно тем, как винил был издан. Вот, например, у меня в руках, я сегодня просто был на ярмарке винила, сегодня у нас ярмарка винила в заведении с говорящим названием «Дорогая, я перезвоню». 

Сергей Копылов:

Слушайте, а где такая ярмарка, я бы с удовольствием сам заехал. 

Павел Катков:

Вот сегодня сейчас идёт «Дорогая, я перезвоню» на Тверской. 

Сергей Копылов:

А, это на Тверской, и она часто проходит? Это заведение или что?

Павел Катков:

Это заведение. Разные ярмарки проходят в разное время. Есть ярмарка «Сила винила», она проходит, по-моему, в среднем раз в месяц. «Дорогая, я перезвоню» впервые вижу. 

Сергей Копылов:

Расскажите, пожалуйста, назовите популярные ярмарки, которые Вы посещаете.

Павел Катков:

«Сила винила» популярная ярмарка. 

Сергей Копылов:

Это где находится?

Павел Катков:

Она находится в заведении Powerhouse. Это на Гончарной.

Сергей Копылов:

То есть искать «Силу винила». 

Павел Катков:

Да. Сегодня я был в «Дорогая, я перезвоню», я не могу сказать, как она часто будет проходить, но первая прошедшая мне понравилось. Мне понравилось заведение, играли хорошую... 

Сергей Копылов:

А ярмарка, это частная продажа, как я понимаю, это владельцы продают свои. 

Павел Катков:

По-разному, есть магазины, которые туда просто приезжают и выставляют свой товар. Я сегодня купил первопрессного Клэптона, Slowhand. 

Сергей Копылов:

Класс какой. 

Павел Катков:

Он 77-го года. 

Сергей Копылов:

В камеру, там видно. 

Павел Катков:

Видно. Вот я купил Deep Purple, последний концерт в Японии. 

Сергей Копылов:

Чтоб не отсвечивало. 

Павел Катков:

Вот так не отсвечивает. Deep Purple 30 мая приедет, будем сравнивать, как они звучат. 

Слушайте, шикарно. Ну-ка ещё похвастайтесь. 

Павел Катков:

Я купил The Guess Who, знаете песню American Woman, которую потом перепел Lenny Kravitz, вот это их песня, это концертник их, буду слушать. 

Сергей Копылов:

Слушайте, вот сижу, уже обзавидовался практически. 

Павел Катков:

Сейчас с собой Stevie Wonder, Woman in red. 

Сергей Копылов:

О, какой классный. 

Павел Катков:

Вот он, красавец. Isaak Hayes, интересный Isaak Hayes, эту друг и партнёр по музыке Barry White. Barry White все знают больше, вот это интересный винил. 

Сергей Копылов:

Всё, заразили чёрной завистью. 

Павел Катков:

Понимаете, это открывает всем другую для тебя, совсем другую грань в музыке. Я на всём этом увлечении запустил проект, он называется «Рок на виниле с Павлом Катковым». Если наберёте в Яндексе, Вы найдете «Рок на виниле с Павлом Катковым», либо можно набрать рокнавиниле.рф по-русски, либо rockonvinyl.ru. 

Сергей Копылов:

Рок на виниле, понятно.

Павел Катков:

Есть этот же «Рок на виниле» в Инстаграме, там очень красивые фотографии винила, кстати. Он же есть и в Фейсбуке, и ВКонтакте. 

Сергей Копылов:

А формат какой, просто треки выложены или что?

Павел Катков:

Нет-нет, у меня формат шоу, я называю его «Уникальное музыкальное виниловое шоу». Это смесь прослушивания пластинок, просмотра на большом экране материалов о виниле, оригинальных фотографий, оригинальных пластинок. 

Сергей Копылов:

То есть я правильно понимаю, это смонтированная передача на Youtube?

Павел Катков:

Нет, это живое шоу. Вот Вы пришли в зал, Вы приходите ко мне, как на концерт. Я выхожу на сцену, на сцене мы монтируем виниловое оборудование с хорошей иголкой. 

Сергей Копылов:

То есть это живьём всё?

Павел Катков:

Живьём, да. 

Сергей Копылов:

И посетители к Вам приходят живьём. 

Павел Катков:

Живьём. Приходят живьём, они кушают, пьют, то есть вот это, как клубный концерт. Я в микрофон рассказываю о пластинке. Например, мы берём вот эту пластинку, да любую, давайте возьмём, Deep Purple возьмём и рассказываем о ней. Мы говорим, что это Last Concert in Japan, это оригинальная пластинка, называем год её выпуска. Вот здесь мы видим на пятаке, что она вышла на Deep Purple Records. 

Сергей Копылов:

То есть это рассказ о пластинке?

Павел Катков:

Да. Любой посетитель моего шоу может подойти, задать вопрос, может сфотографироваться с любимой пластинкой, потому что не все могут позволить себе купить, не у всех есть винил. 

Сергей Копылов:

Ну да, они очень дорогие. 

Павел Катков:

Это первые пресса тех лет. Вот он вышел, допустим, Doors, Morrison Hotel в 70-м году, вот у меня пластинка 70-го года. Она физически 70-го года. 

Сергей Копылов:

То есть это не перепечатка. 

Павел Катков:

Не перепечатка, и с каждым годом она дорожает. 

Сергей Копылов:

Ещё бы. 

Павел Катков:

Со сцены я рассказываю о том, что это за пластинка, мы оформляем видео инсталляцию, на которой идут другие обложки, листаются, всё это красиво очень выглядит. И мы ставим эту пластинку на иглу. И человек, придя на программу, может послушать вот эту пластинку и может послушать несколько пластинок, о которых я буду рассказывать. Программы бывают тематические, рок 60-х, рок 70-х, рок 80-х, акустический рок, электроника, Kraftwerk, Tangerine dream, Depeche Mode, Новая волна, Police, Piter Gabriel восьмидесятых. Металл, Iron Maden, Motorhead, Metallica, Slayer, на виниле у них вышли совершенно потрясающие работы. Но нельзя забывать о Black Sabath, отца всего этого направления. И всё это, конечно, даёт большую такую почву для прослушивания и большой потенциал для погружения и в старую, и новую музыку. Потому что сейчас в этом году выходит новый винил. У David Gilmour вышел прекрасный концертный альбом Live at Pompeii, где он играл сольные вещи. И Pinkfloyd, и он вышел в очень красивом боксе, с таким буклетом, вышло видео, я это видео смотрел. Красиво, понимаете, красиво. Я у себя на этом сайте, если Вы зайдёте, там есть раздел «Об авторе», и у меня там от первого лица я написал, почему рок и почему винил. Вот винил, есть две больших причины. Первая, когда пластинка вышла в 70-м году, Вы можете её послушать, вот могли тогда послушать. Потом шло время, настала цифровая эпоха. Ей сделали цифровой ремастеринг, снова её выпустили в восьмидесятых. Но в 90-е технологии ещё усовершенствовались и сделали второй цифровой ремастеринг. И вот под этой грудой цифровых ремастерингов, честно говоря, становится непонятным, как он звучал тогда. 

Сергей Копылов:

Нет, я понимаю. 

Павел Катков:

Потому что при цифровом ремастеринге, вообще, при любом ремастеринге всё-таки звук меняется. Плюс носитель меняет звук. Потом мы её сжали в MP3, и Вы стали слушать её через, допустим, Яндекс музыку. Хорошо. Плюс ей увеличили громкость, чтобы слушать в машине, в радио, борьба громкостей, война громкостей, есть такое понятие. И вот после всего этого через 30-40 лет ты никогда не поймёшь, как звучал альбом любимого исполнителя тогда, Beatles, Dors, Deep Purple, пока не возьмёшь вот эту пластинку, не выкрутишь эквалайзер на нули, и не поставишь её на иглу и не послушаешь. Это первая причина. То есть узнать, как звучало изначально. Потом ты можешь, кстати, сделать выбор, можешь сказать, что нет, винил звучит плохо, буду слушать цифру. Или что-то плохо, что-то хорошо. На самом деле, так и есть. Вторая причина, конечно, обложка. У меня, я даже планирую запустить ещё отдельный проект по обложкам, именно рассказывать про обложки. Мы с моими партнёрами, есть такое сообщество аудиофилов, называется, на Пермской, Permskaya street. Его основал Сергей Поликов, это мастер, который занимается колонками Tannoy. Tannoy - это дорогие, серьёзные колонки. Вы можете поинтересоваться. 

Сергей Копылов:

Поинтересуюсь, да, я плохо разбираюсь. 

Павел Катков:

Тракт на Tannoy может стоит 5 млн. руб., это вот всё устройство, которое будет звучать. От иглы до колодок. И колонки сами дорогие. Мы уже делали тестовую программу. Приведу пример, например, Stevie Wonder, альбом Characters называется, характеры. У него на обложке стоит Stevie Wonder и держит в руках белую маску и всё. И Вы когда просто ее видите издалека, ну, Wonder держит маску. Когда ты начинаешь его раскрывать, это маска его лица, и она сделана выпукло, чтобы слепой слушатель мог её ощупать и понять, что на ней. Wonder вот такие вещи делал, например. Или Rod Stewart, Athlantic Crossing, у него такая обложка, там огромный белый гигант шагает через небоскрёбы. Надо понимать, что фраза Athlantic Crossing, она означает «Пересекая Атлантику». Английскому музыканту для карьеры было крайне важно не только в Англии завоевать хит-парады, но и в Америке. И фраза «по обе стороны Атлантики» означала, что он возглавил хит-парады двух ведущих музыкальных англоязычных рынков мира. Это было важно и для Beatles, для Rolling Stones, для Birds, для всех великих групп тех лет, да и сейчас это важно. Просто сейчас другое время. И вот он перешагивает из Англии в Америку на этой обложке. Вот этот весь контекст ты никогда не услышишь на MP3, понимаете. Когда артисты хотели донести до нас своё искусство, они же не думали, никогда они не увидят обложку, только звук будут слушать. Нет, они хотели всё вместе, и обложку до нас донести, как афишу в кино. 

Сергей Копылов:

Конечно. 

Павел Катков:

Ну и её внутренности. 

Сергей Копылов:

Я знаю, что они привлекали дизайнеров, потому что обложка, это половина успеха альбома. 

Павел Катков:

В момент покупки да, а как ещё человек поймёт. Я Вам больше скажу, может быть, я сейчас буду выглядеть поверхностным, но я скажу, я некоторые пластинки, я вижу обложку и думаю, такая классная обложка, куплю, посмотрю, что внутри. 

Сергей Копылов:

Знаете, это как фильм и книга, книгу читаешь, одно впечатление, но когда ты видишь фильм, ты понимаешь, что до тебя доносят совершенно другое впечатление. И даже не знаешь, что лучше, сначала прочитать, потом посмотреть, либо сначала посмотреть, потом прочитать. Потому что совершенно разное восприятие. И ровно так же с альбомом. Так что здесь я полностью согласен. Скажите, а где Вы проводите эти, если я прослушал, прошу прощения, где проходят у вас эти... 

Павел Катков:

У меня гастрольный проект, то есть где я провожу мероприятие, всё равно, что спросить, где артист проводит концерты. 

Сергей Копылов:

То есть у Вас это не постоянно. 

Павел Катков:

Артист проводит концерты там, куда его зовут. У меня ближайший «Рок на Виниле» состоится 1 июня этого года в Сочи, Роза Хутор, концертный зал «Роза Холл», в рамках конференции Colisium. 

Сергей Копылов:

Сильно. Конференции 

Павел Катков:

Конференция Colisium будет проходить там же с 1 по 3 июня, и гости первого дня, вечером я там буду выступать ещё на правовую тему, а совсем вечером, в 9 30 начало мы будем слушать «Рок на виниле», я буду со сцены выступать, рассказывать о нём. 

Сергей Копылов:

Теперь на всех конференциях я буду вылавливать Ваши дни. 

Павел Катков:

Можете меня даже пригласить на какую-нибудь. 

Сергей Копылов:

На какой-нибудь Ваш день, я понимаю. Почему нет. 

Павел Катков:

Ну, вот IT конференция идёт, почему бы нам не поговорить, не послушать песню We are the Robots, Kraftwerk. Почему нет. 

Сергей Копылов:

Я уверен, что наши пиарщики смотрят, они это уже в блокнотик себе записали. И много людей приходит, как я понимаю. 

Павел Катков:

Да. Зависит от зала, зависит, как всегда, от зала, от промоушена, залы у меня не пустые, то есть люди приходят. 

Сергей Копылов:

Я про индекс увлечения.

Павел Катков:

Зал заполнен, конечно, потому что сейчас люди нашего с Вами возраста приходят, потому что они понимают, как это важно. Потому что они раньше слушали винил. Люди молодого поколения, младшего поколения, они приходят, потому что винил вернулся. Для них это такая диковинка. 

Сергей Копылов:

Для них да, это для нас кайф. 

Павел Катков:

Но Вы помните, что есть ещё диджейская культура, и диджейская культура, она близка молодым. А диджеи, это одни из тех людей, из-за которых винил вообще сохранился. Потому что они играли на этом виниле, две пластинки, играли с него техно, хаус, фанк так далее. Смотря кто что играл. И на этом стыке диджеинг и старый рок, и то, и другое на виниле, люди приходят, интересуются. Я вчера был в музыкальном магазине, видел молодёжь. Они, конечно, специфически интересуются. Например, я видел, они группу Rainbow обложку друг у друга спрашивают, что это за радуга такая. С подозрением. Но это ладно, это забавно, но это их дело. Но дело не в этом, а дело в том, что молодые интересуются реально винилом, и роком. И дело в том, что чем больше времени проходит, извините, старые рокеры уже не те, часть из них уходит от нас, и вот эти старые группы... 

Сергей Копылов:

Мы все не вечны, да. 

Павел Катков:

Старые группы, которые раньше ты ругал, например, Phil Collins в восьмидесятые, он достал всех. 

Сергей Копылов:

Фил, прости. 

Павел Катков:

Да, Фил, прости. А потом он сошёл со сцены, мы 20 лет не слышали от него ни звука. И сейчас он анонсировал своё турне, я конечно сейчас думаю, что мне, визу получать или ждать, когда он доедет, понимаете. Точно так же и старый рок. То есть Deep Purple тоже там самому молодому под 70, самому старому 70+, и люди в турне ездят, понимаете. То есть чем больше времени проходит, тем больше повышается ценность старой музыки, как записанной, так и концертной. И конечно, когда высока ценность, то молодые, как наиболее активные участники общества, почему я ещё люблю рок, каждое десятилетие новый рок. 60-е рок-н-ролл, 70-е хардрок, артрок, 80-е новая волна, панк, 90-е был гранж, если помните. 

Сергей Копылов:

Рок меняется, но не уходит. Слава Богу. 

Павел Катков:

Да, меняется, но не уходит. Мы можем провести параллель между, ну, не параллель, а цепочку ассоциативную между Black Sabbath и современными тяжёлыми группами, какой-нибудь Mastodon. Но группа собирает, она продаётся. Поэтому в этом смысле, конечно, рок интересно всем. Залы у меня не пустуют, «Рок на виниле» - это успешное шоу. 

Сергей Копылов:

Скажите, вот Вы коллекционер, боюсь спросить, чтобы Вас не ограбили. Это ценность великая, Вы много уже накопили в своей коллекции? 

Павел Катков:

Вы знаете, я не пересчитывал. Но я недавно визуально посмотрел, грабить меня бессмысленно, потому что кроме меня есть, кого грабить. 

Сергей Копылов:

Нет, но это же ценность великая. 

Павел Катков:

Есть музыкальные магазины, в которые ты заходишь, и там стоит 10.000 пластинок. Вот это да, это капитал, понимаете. У меня скорее сотни пластинок, я бы так сказал. 

Сергей Копылов:

Слушайте, но сотни пластинок, это всё равно, за каждой из этих пластинок связан конкретный выбор, конкретная работа, конкретный поиск и т.д. 

Павел Катков:

Да, причём я бы себя не называл коллекционером, потому что коллекционер, он покупает, чтобы иметь в коллекции. Я покупаю, чтобы слушать и ставить, понимаете. Поэтому я покупаю сердцем. Допустим, я покупаю что-то, чего никогда не слушал. Я покупаю что-то, что соразмерно, сообразно настроению. Идёшь ты в офис, у тебя солнце светит, из офиса идёшь домой и думаешь, куплю сейчас какой-нибудь хорошего джаза и покупаешь, предположим. То есть по настроению. 

Сергей Копылов:

Вот я говорю, что по этим пластинка можно отследить весь Ваш душевный мир. Спасибо большое, на этой оптимистичной ноте я заканчиваю передачу, время, к сожалению, у нас вышло. У меня в гостях был Павел Катков, замечательный юрист и не менее замечательный меломан. Всего доброго, спасибо, до встречи через две недели. Нет, извините, наврал, следующая неделя будет передача, а вот ещё через неделю уже не будет, там будет перерыв. Павел, спасибо Вам огромное. 

Павел Катков:

Благодарю Вас. 

}