Сергей Кордо Телепродюсер "Слабое звено", "Кто хочет стать миллионером", "Стань звездой" 15 ноября 2017г.
Рецепт популярного телешоу сегодня
В гостях у программы Мимонот телевзионный продюсер, лауреат премии "Тэфи" Сергей Кордо. Как изменилась индустрия развлекательного телевидения за последние тридцать лет

София Корзова:

Добрый день, это программа «Мимонот», в студии Mediametrics София Корзова и Евгений Додолев. Здравствуйте. 

Евгений Додолев:

Добрый день, в гостях у нас. 

София Корзова:

В гостях у нас телепродюсер, легенда телевидения, лауреат премии «Тэфи», Сергей Кордо. Добрый день. 

Евгений Додолев:

Добрый день. Надо озвучить сразу несколько проектов, к которым причастен наш гость, на слуху это «Как стать миллионером».

Сергей Кордо:

Кто хочет стать. 

Евгений Додолев:

Да, Кто хочет стать, «как» написано, я же читаю, Вы же знаете, читаем «кто», ошибка... 

Сергей Кордо:

Надо уволить, кто написал. 

София Корзова:

Опечатка. 

Сергей Кордо:

Один год он существовал, как «О, счастливчик» с Димой Дибровым, так запускался, это название понравилось больше тогдашнему руководству канала НТВ. А потом перебрался на первый канал, и уже стало вот это родное лицензионное название «Как стать миллионером». 

Евгений Додолев:

Я-то помню...

Сергей Кордо:

Кто хочет стать, как стать, это ты меня сбил. 

София Корзова:

Это новое название программы теперь, «Как стать..,». 

Сергей Кордо:

Кто хочет стать. 

Евгений Додолев:

Но я-то помню товарища Кордо ещё как человека, причастного к легендам молодёжки знаменитый, то есть к проектам, которые ещё в Советском Союзе делали. Я хочу подарить Сергею книгу «Мушкетеры перестройки 30 лет спустя», в которой есть интервью большое Сергея. Из которого, из этого интервью я узнал очень много любопытного для себя, в частности, про Влада Листьева, одного из фигурантов этой книги. 

Сергей Кордо:

Спасибо большое. 

Евгений Додолев:

Мне понравился тезис, что, на самом деле, молодёжная редакция, она была таким целым таки. И все проекты, это, не по проектам люди сидели, а жили в редакции. Поэтому даже к Взгляду какое-то отношение Вы, Сергей, имели. 

Сергей Кордо:

К Взгляду я как раз не имел никакого отношения, я имел отношение к каким-то другим программам. К Взгляду я имел отношение только потому, что я дружил с Таней Дмитраковой. 

Евгений Додолев:

Режиссёром. 

Сергей Кордо:

И с Ваней Демидовым, которого знал ещё до. 

Евгений Додолев:

Ещё осветителем, видимо. 

Сергей Кордо:

Да, опять же, на «Что?Где? Когда?». 

Евгений Додолев:

Ворошиловская «Что? Где? Когда?». 

Сергей Кордо:

Да. А потом Ваня появился в редакции, по-моему, на должности администратора, но тут уже запустился «Взгляд», и Ваня очень вошёл потенциально, сильный человек, он потенциально вошел. 

Евгений Додолев:

Потенциально был Иван Ивановичем. 

Сергей Кордо:

Может быть, теперь Иван Иванович, я не знаю. Только такое отношение имел. Ну и как-то всех знал, и с Малкиным я работал, делал какие-то проекты. «Взгляд» только переживал, смотрел, как я тебе говорил, что «Взгляд» смотрели мы обычно два раза, один раз на работе, то как это называется, такой был приборчик с кнопками, когда можно было набрать любую орбиту, можно было четыре раза посмотреть программу, а пятый раз прямой эфир вечером, дома и все передачи были разные. Не все, там дневные их, по-моему, в записи, но вечерняя московская сильно отличалась от дневной. И разные были случаи, когда что-то убирали по просьбе руководства из дневной передачи из орбиты какой-то дальневосточной. А бывало, наоборот, что что-то берегли, хитрили и неожиданно давали в вечерней передаче, мотивируя это тем, что гости не мог днём, неожиданно получилось, вот так вот, не могли упустить возможность. И какая-то сенсация вдруг появлялась вечером, все начинали друг другу звонить: ты видел? 

Евгений Додолев:

Сейчас в Ваших телевизионных проектах кто-то остался из людей, с которыми Вы работали 30 лет назад. 

Сергей Кордо:

Но вот, последняя была Дмитракова, как мы только что выяснили. 

Евгений Додолев:

И лет 30 проработали вместе?

Сергей Кордо:

Я Дмитракову знаю с 83-го, когда я пришёл в «Что? Где? Когда?», Дмитракова была ассистентом режиссёра у Ворошилова. При Жоре Жаринове. 

Евгений Додолев:

То есть она «Тэфи» получила за проект, с названием которого мы никак не можем разобраться.

 София Корзова:

«Кто хочет стать миллионером». 

Сергей Кордо:

Да получила программа, там же разные есть номинации, получила программа, потому что номинация за режиссуру отдельная, получил Вова Брежнев, я не помню, он за «Кто хочет стать миллионером». 

Евгений Додолев:

Постановщик тоже взглядовский, кстати. 

Сергей Кордо:

Да, взглядовский, и он запускал «Кто хочет стать миллионером», но я не помню, он получил «Тэфи», он много получил, но в сотрудничестве со мной он получил за эту программу или за «Танцы со звёздами». Не помню.

Евгений Додолев:

А это тоже проект Кордо, «Танцы со звёздами»?

Сергей Кордо:

Да. 10 сезонов. 

София Корзова:

У меня вопрос. 

Сергей Кордо:

Да. 

София Корзова:

Вот у нас заявлено в анонсе программы, мы хотели с Вами поговорить о том, как изменилась вот эта индустрия телевизионная. Вы можете сказать, например, Вы же про это знаете всё. Как, действительно. 

Сергей Кордо:

Я бы хотел знать всё.  

София Корзова:

Как поменялось, например, за последние лет 10-15 или, вообще, понятно, что в Союзе Вы работали, потом уже Российской Федерации. Можете сказать, что вот тогда и сейчас, это две большие разницы и что самое важное поменялось, как Вам кажется. 

Сергей Кордо:

Понимаете, за 30 лет я не знаю, есть ли какая-то индустрия или какие-то в нашей жизни есть ли что-то, что не поменялось. Но телевидение настолько поменялось, что сравнивать просто, по-моему, невозможно. Начиная, это совершенно другое, потому что там было четыре канала или сколько там их. Главный, Останкино, учебная программа четвертая.

Московская была. 

Сергей Кордо:

Московская, учебная программа, которую подавал Гусинский, 104-й канал, НТВ. Вернее, сначала там был Малкин, «Сегоднячко», нет, не «Сегоднячко». Не помню, что там было. «Времечко». Теперь колоссальный охват, аудитория если раньше вся была сосредоточено на одном канале, на «Останкино» и все новинки, все всё видели и на следующий день обсуждали, я абсолютно не преувеличиваю, что это обсуждение в метро, были люди, незнакомые друг другу. Говорят: а ты видел вчера, а вот там, вот этого спросили, он так ответил. В этой маршрутке от метро, как оно там называется теперь. 

Евгений Додолев:

ВДНХ. 

Сергей Кордо:

Нет, ещё до Останкино.

Евгений Додолев:

Щербаковская 

Сергей Кордо:

Щербаковская, Алексеевская, они долго-долго меняли, много раз. Всю жизнь они его меняли, это был проспект Мира, потом... 

Евгений Додолев:

Нет, проспект Мира, он остался проспектом Мира, есть станция метро проспект Мира. 

Сергей Кордо:

По-моему, Алексеевская называется теперь. 

Евгений Додолев:

Теперь Алексеевская. 

Сергей Кордо:

Перед ВДНХ. Эта маршрутка ходит 500 лет, я не знаю, кстати, сейчас есть она или нет. 

Евгений Додолев:

Ходит? Я тоже не знаю. 

Сергей Кордо:

Ну вот. В 80-е годы она была, и там уже телевизионные люди сидели, уже телевизионные люди обсуждали, что вчера они увидели в эфире. Я теперь эфир не смотрю, вот это вот существенное изменение за 30 лет. 

София Корзова:

А как давно Вы не смотрите телевизор?

Сергей Кордо:

Я не знаю, наверное, последние лет семь я включаю только вот направлено, если знаю, что идёт передача кого-то из друзей или что-то, что я обдумываю, упаси бог, что-то похожее вроде бы появляется. Тогда я включаю и смотрю. 

София Корзова:

То есть Вы, можно сказать, что Вы не в курсе современных тенденций или всё-таки в курсе?

Сергей Кордо:

Я не знаю, я могу считать, что я в курсе, на самом деле, я не в курсе, это такая штука. У меня очень субъективное мнение. 

Евгений Додолев:

Но оно нам интересно. 

Сергей Кордо:

Боюсь, что я не теоретик развития телевидения. Я даже не знаю, кто бы мог быть, кого называть, чтобы точно Вам сказал и сравнил изменения за 30 лет. Главное изменение, что, на мой взгляд, телевидение стало скучнее, предсказуемее. Прошло то время, когда боялся отойти от телевизора чай налить в чашку и вернуться, так интересно было что-то посмотреть. Теперь вот выключить и уйти или выключить и заняться чем-то другим ничего не стоит. На мой взгляд, несмотря на обилие предложений, все они укладываются в достаточно такое узкое русло, которое почему-то востребовано большим количеством телезрителей. Вместе с тем оно, на мой взгляд, очень, я бы назвал этих зрителей, хотя их большинство, наверное, они обидятся, если вдруг кто-то услышит, но они абсолютно не требовательные. Потому что мне кажется, это всё сделано гораздо слабее профессионально, чем делалось раньше. Я понимаю, что люди работают совершенно не подготовленные. Очень тяжело найти сейчас людей в команду, вот группу собираешь, вот у меня сейчас реалити шоу, три человека, четыре человека, это те, кто со мной идёт по проектам, это основа. Но надо же набрать, это очень тяжело.

Евгений Додолев:

А какого рода кадров не хватает?

Сергей Кордо:

Редактуры не хватает. С режиссёрами монтажа, то, с чего, собственно, начинал Ваня Демидов когда-то давно-давно во «Взгляде», он и Разбаш, легче немножко, потому что их всех знаешь, это уже, практически, работаешь с одними и теми же, так же, как и со звукорежиссёрами. Но вот такие кадры, как администратура, редактура, а редактура это же основное. И такое ощущение, что если раньше, наверное, это было плохо, раньше было очень тяжело попасть на телевидение. 

София Корзова:

Сейчас легче?

Сергей Кордо:

По-моему просто вот заходи, попросись, давай, давай, давай, вот что-то тут напиши. 

София Корзова:

Возьмите меня на работу. 

Сергей Кордо:

Давайте мы с Вами поговорим. 

София Корзова:

Я как раз сейчас в поиске работы. 

Сергей Кордо:

Когда я устраивался.

София Корзова:

Где та дверь, куда войти. 

Сергей Кордо:

До молодёжной редакции, я устраивался работать в телеобъединение «Экран» сначала, и там был такой режиссер, которого, он знакомый моих родителей, он спрашивал родителей, ну зачем ему это нужно, администратором идти, в результате я начал на полставки администратором. 

Евгений Додолев:

А сколько было полставки?

Сергей Кордо:

Я получал большую полставки, я получал 65, потому что маленькая поставка была 50. Я поздно пришёл на телевидение я это получал в 31 год. В общем, небольшие деньги. Но зато я знаю весь технологический процесс. Так вот когда я устраивался в «Экран», этот режиссёр, уже когда у него не было никаких аргументов, он мне сказал: ты понимаешь, что ты будешь бегать мне за пивом первые месяцы. Вот я хотел сказать что-то Вам такого же рода. 

Евгений Додолев:

Что будете бегать за пивом, я так понял. Вы готовы? 

София Корзова:

Без проблем, я побегаю, побегаю. 

Сергей Кордо:

Но так ассоциативно я пытался выйти на это. 

Евгений Додолев:

Да, Константин Львович Эрнст, хорошо Вам известный, наоборот, говорил, что в конце восьмидесятых, собственно, когда мы все появились на телевидении, в системе рухнули и на телек, это я его цитирую, найти было очень просто. А сейчас как раз, мне кажется, очень много фильтров стоит. 

Сергей Кордо:

Мне кажется, что сейчас войти очень легко, я не скажу про конец восьмидесятых, потому что в конце восьмидесятых я уже работал. Я уже был директор первой категории, я уже получал, как доцент, потому что когда много передач делаешь. 

Евгений Додолев:

А как доцент, это сколько. 

Сергей Кордо:

Ну, я не знаю, сколько они получали, даже как профессор, потому что бывали передачи, просто передачи, а бывали постановочные передачи. За постановочные передачи платилось ещё вознаграждение дополнительное. А ещё премии бывали, и если много передач, а у меня это была «Музыка в эфире», еженедельная постановочная передача, «Огоньки», что-то там ещё, всякие, всё, что в Большом театре, Паваротти в Москве и т.д., это мои фильмы. Я очень хорошо получал деньги, я не знаю, как в это время уже устраивались на работу. 

Евгений Додолев:

Но сейчас ведь совершенно нет новых лиц, вот ведущие все, все. 

Сергей Кордо:

Мы говорим о ведущих, я то же самое говорю руководителям каналов, но у меня ощущение, что все боятся пробовать. 

Евгений Додолев:

Я знаю, что боятся, почему. 

Сергей Кордо:

Я не знаю, почему. Я не могу понять. 

Евгений Додолев:

Вот если бы возглавляли канал, Вы бы не боялись, что Вы сделаете там Соню ведущей, у неё снесет башню, и через год она уже, будучи известным человеком, ведущей, начнёт нам что-нибудь выносить, какой-нибудь. 

Сергей Кордо:

Ну, начнёт любой ведущий, как только он считает, что он состоялся, это такое ощущение, но оно страшное, в первую очередь, для самого ведущего. 

София Корзова:

А у Вас было такое, Евгений Юрьевич?

Евгений Додолев:

Я очень уже зрелым человеком стал ведущим, я очень быстро понял расклад, мне уже было за 30 лет, поэтому у меня крышу не снесло. Но сейчас есть такой риск, ведь правильно, руководители каналов опасаются. 

Сергей Кордо:

Мне кажется, что он был всегда, он и сейчас есть, ну и это у любого ведущего. Другое дело, в какой это форме и в каком масштабе. Потому что, предположим, я не знаю, мы работали . Любой ведущий в определённый момент начинает выходить с предложениями, как надо делать передачу. И это хорошо, потому что даже если он говорит 90 % ерунды, не зная того, сего, не зная просто технологии даже, а есть такие ведущие, которые её не знают. Есть ведущие, которые технологию знают лучше, чем я. Всё равно в 10 % что-то есть интересное, что можно взять, и это всё равно нужно. Поэтому я всегда выслушиваю. Другое дело, когда с одним и тем же выходят, я не скажу, что крышу сносит у кандидата в президенты г-жи Собчак. Но когда мы работали вместе, если она упиралась во что-то, ей приходилось объяснять не только мне, но включалась ещё несколько человек, другие соведущие её, ей объясняли, почему, а вот она приходила с такой идеей. Но это хорошо. 

Евгений Додолев:

Ксения Анатольевна какие проекты... 

Сергей Кордо:

Мы с ней работали в проекте «Девчата» на канале Россия. 

Евгений Додолев:

Как раз это Таня Дмитракова. 

Сергей Кордо:

Нет, Таня, практически, Таня была на самом запуске, на самых первых, Таня была на кастингах, это да. Кастинги все проводила Таня, и кастинги, я считаю, очень удачные, собственно, такого хорошего кастинга, наверное, никогда не было и, наверное, не будет. Вот они были все разные. 

Евгений Додолев:

А чья идея, значит, она выбрала Собчак? 

Сергей Кордо:

Нет, идею привнёс я. Нет, Собчак, я не помню, когда она появилась, потому что Голуб появилась, Таня выбирала, Рита Митрофанова, Шелест, как это, я не знаю. Довлатова появилась в самый последний момент, наверное, недели за две до первой записи. И Таня принимала участие в самых первых трёх, максимум, четырёх эфирах. А потом она отошла от этой программы, это было начало наших размышлений. 

Евгений Додолев:

А кто был мотором вот этого проекта из ведущих, кто был самым лицом проекта. Вот, условно говоря, это ведь, как калька «Прожекторперисхилтон» воспринималась зрителями. 

Сергей Кордо:

Нет, это совершенно неправильно воспринималось зрителями. 

Евгений Додолев:

Хорошо. Там есть Ваня Ургант, вот кто был Ваней Ургантом в «Девчатах», скажем так. 

Сергей Кордо:

Во-первых, мне кажется, что в начале «Прожектора» я не ощущал Ваню, как паровоз такой, как мотор. Вот сейчас, да, я не смотрел последние выпуски, но и по информации внутри Ваня абсолютно лидер этой программы, по взаимоотношениям в коллективе. 

Евгений Додолев:

В «Девчатах» кто был?

Сергей Кордо:

Там немножко по-другому. Прежде всего, это не «Прожекторперисхилтон». Это взята живущая уже 15 лет программа канала ITV, выходящая пять дней в неделю, называется она Loose Women, но там немножко по-другому. Почему она стала похожа, вернее, они больше похожи на «Перисхилтон», потому что они отталкиваются в обсуждении любой темы от какой-то газетно-журнальный информации. Мы начали с этого же. Мы, не желая покупать лицензию, мы сделали по-другому. 

Евгений Додолев:

Вы лицензию не покупали. 

Сергей Кордо:

Нет. И в результате где-то мы совершенно с этими газетными штуками зашли в какой-то тупик, от чего мы отказались, наверное, в передаче 656, и в результате через месяца три мы получили совершенно другую программу, слава богу. Но, с другой стороны, там сидят мужчины, здесь сидят женщины, обсуждают. Но мы пошли по женским темам, которые бесконечны. Их можно проходить по пять кругов, меняя какой-то взгляд или меняя акцент в одной и той же теме, и там подтем такое количество. И мы обсуждали, все ведущие разные, у них были самые разные мнения. Плюс у нас был 1-2-3 гостя мужчины, и мы обсуждали эту же тему, взгляд мужчины на эту же тему. Вот то, на что мы вышли, наверное, месяца через три-четыре в этой программе. 

Евгений Додолев:

Вопрос, кто был с точки зрения...

Сергей Кордо:

Там есть технологический лидер. Технологическим лидером, это человек, который абсолютно чувствовал хронометраж, который очень хорошо с ушами работает, это очень хороший ведущий. 

Евгений Додолев:

Вы поясните просто для наших зрителей, что такое уши. 

Сергей Кордо:

Уши, внешние у звукорежиссёра, это уши. 

Евгений Додолев:

Встроенный динамик, по которому даются распоряжения ведущим. 

Сергей Кордо:

С ней очень легко работать, и даже если она, она чрезвычайный профессиональна, даже если она что-то, с чем-то не согласна, я её провоцирую, говоря ей в уши что-то другое..

Евгений Додолев:

А Вы прямо на ухе сидели. 

Сергей Кордо:

Я не сидел на ухе последние полгода. Программа просуществовала 3,5 года, было, наверное, около, думаю, 200, наверное, выпусков, потому что там были периоды, когда она выходила пять раз в неделю, потом мы её сделали немножко другой, она стала выходить, мы её сделали больше для домохозяек, она стала выходить каждый день и на этом, собственно, закончились. Она даже тут выполнила все абсолютно точно. 

Евгений Додолев:

Она - это кто? 

Сергей Кордо:

Это Шелест Оля. Вот Шелест Оля, там технологически нужен такой человек, который бы слышал хронометраж, понимал, что тема исчерпана, хорошо работал бы по ушам, это было Оля. Но лидер, душой коллектива, там ротация была, и там иногда доходило до семи участников.

Евгений Додолев:

Но не одновременно. 

Сергей Кордо:

Нет, одновременно сидело четыре. И конечно, когда была Марина Голуб, то это был лидер команды. 

Евгений Додолев:

Кстати, Марина Голуб мне рассказывала, что упомянутая Ксения Собчак запросто воровала реплики. То есть когда готовился проект, придумывалась какая-то реплика, кто-то говорил: а я вот это. Все говорили: супер. А потом раз, в эфире вдруг Ксения Анатольевна бабах и выдавала это от своего имени. 

Сергей Кордо:

Но я хочу сказать, что это не Ксении Анатольевны находка, это такой разработанный приём, которым грешат очень многие. 

Евгений Додолев:

София Корзова:

А как вообще там. 

Сергей Кордо:

Но это правда. Более того, Ксения Анатольевна, она, по-моему, в очках, да?

Евгений Додолев:

Да.

Сергей Кордо:

Но, тем не менее, у неё зрение достаточно хорошее, и у нас никогда не было прописанного сценария, это очень важно. Кроме первых программ. А потом генеральный директор канала Златопольский почувствовал это раньше, чем я, он сказал: убери от них вообще все сценарии. И, наверное, выпуска с 10-го они стали работать только то, что они записали для себя в проговорах за чаем в редакции комнаты. Сценариев, а сейчас ты, а сейчас ты, нет. Всё шло только по ушам, через человека, который вёл, достаточно, в итоге, легко сложилось, мы же шли в прямой эфир. 

Евгений Додолев:

А вы шли в прямом эфире, «Девчата»?

Сергей Кордо:

Они шли на Владивосток, туда куда-то в прямой, и за всё это время мы только четыре программа, четыре-пять программ мы к московскому эфиру судорожно перемонтировали, из которых две мы просто понимали, что получилось плохо и надо её, имея какой-то материал, переделать её. А две, там были у нас всякие какие-то просьбы от руководства переделать. Остальные все шли в прямом эфире. Ксения Анатольевна иногда даже почеркушки разглядывала, не то, что обсуждали в редакторской, а ты тогда скажи так или поверни вот так. Ксения Анатольевна даже, потому что все уже наученные, там Рита Митрофанова пишет для себя какую-то фразку, которая в это время в голову пришла, Ксения Анатольевна иногда эту фразу могла увидеть. 

Евгений Додолев:

Жесть. 

София Корзова:

Так они ссорились, можете сказать, что я прямо их разнимал. 

Сергей Кордо:

Я их разнимал.

София Корзова:

То есть прямо были драки.

Сергей Кордо:

Я их разнимал, и Ксении Анатольевне я не давал слово, а слово я давал Марине, не выносить сор из избы. Поэтому я не буду в деталях говорить, потому что это было просто, как в кино. 

София Корзова:

Серпентарий. 

Сергей Кордо:

В хорошем кино один инцидент, но Ксения Анатольевна ушла, это было её желание, я считал, что это не очень правильно, несмотря на то, что она была своеобразной ведущей. Но я считал, что такая нужна, и что с ней интересно. Она ушла после того, как у нас был гостем Соловьёв. 

Евгений Додолев:

Владимир Соловьёв. 

Сергей Кордо:

Владимир Соловьёв, и у них давние отношения. И лучше бы Ксения Анатольевна в это время смотрела по записочкам девочкам. Но Ксения Анатольевна решила лично выяснить отношения с Соловьёвым и, перегнувшись, они там у нас такой подковой сидят, она сидела в краю с краю, а он в центре, перегнувшись, чтобы увидеть его, когда ещё там стол был у нас, а не диваны. Она начала подпускать под него всяких жучек и всякие колкости, которыми просто, по-моему, ему такие подачи хорошие давала. Он это разворачивал назад так, и вот после этого Ксения Анатольевна, несмотря на то, что она сама затеяла эту такую. 

Евгений Додолев:

Перепалку. 

Сергей Кордо:

Перепалку, перебранку, она сказала, что её подставили, что вот это.. Но веди себя по-другому, кто ты тебе это прощал, это у Вас да давнишняя любовь, Соловьёв не простил. И дальше мы уже пошли без Ксении Анатольевны. Но зато у нас появилась через какое-то время, мы всё время как кого-то добавляли, потом понимали, что плохо. А вот эта ведущая, она нам очень понравилась, хотя она никакая не ведущая была. Это жена футболиста Аршавина, которая сейчас прекрасно ведёт «Мужское и женское» после того, как закрыли программу «Девчата», она легко-легко вошла и такой краски, как эта ведущая, у нас не было. У неё даже говорок такой, она выделялась, очень выделялась. Ну, вот. 

Евгений Додолев:

Всегда согласовываются на федеральных каналах фигуры ведущие с высшим руководством, или у продюсеров у некоторых таких, как Кордо, есть карт-бланш?

Сергей Кордо:

Нет, это всегда согласовывается, и всегда и, по-моему, везде дело не только в каналах или в стране, это везде. Везде канал согласовывает ведущих. Я не знаю, может быть, как-то по-другому у кого-то происходит, я всегда утверждал, кастинг на «Девчат». Он был очень долгий, это было, наверное, месяца 4 и мы сняли, наверное, три пилота. 

Евгений Додолев:

Три пилота. 

Сергей Кордо:

Да. От пилотов иногда меня освобождали. Это правда. Но тут я сам не был уверен, и мы сняли три пилота, но таких, усечённых. Тем не менее, собирали разные составы и проходили по 2-3-4 темы. Тогда ещё это было всё с газетами со свежими. 

Евгений Додолев:

Если говорить о продюсерских удачах и продюсерских факапах. Можете огласить список, что Вы считаете. 

Сергей Кордо:

Это очень просто, потому что я все время в голове это прокручиваю, я понял вопрос. Я считаю, что самая удачная программа, я очень любил ею заниматься, это «Девчата». И одна абсолютно неудачная, за которую мне стыдно, вернее, я понимаю, в чём там дело, и делали мы её с режиссёром Андрюша Першин, это тот, который Крыжовников, Жора, Крыжовников он же на телевидении был. Допустим, он был, был такой формат, 3 эпизода «Стиляги» мы делали, режиссёром была Таня

Евгений Додолев:

Дмитракова. 

Сергей Кордо:

Да, но она, короче, тоже, вот тогда мы с Андрюшей познакомились, он делал этих «Стиляг». И это называлась программа «Минутное дело». И нам казалось, что так здорово, так смешно, первый раз в студии мы просто чуть не падали со стульев. А потом мы поняли, что надо было сидеть в аппаратной и смотреть из аппаратной, это совершенно жалкое самодеятельное зрелище. 

София Корзова:

«Минутное дело» напомните, пожалуйста, что это за программа. 

Сергей Кордо:

Там пары должны были пройти какие-то конкурсы, а конкурсы смешные. 

Евгений Додолев:

Лицензионная эта история?

Сергей Кордо:

Нет. Нелицензионная, но есть формата 3-4. Это сейчас такая тенденция, если раньше появлялся один, да хотя, нет, «Поле чудес» же было тоже в 3-4 версиях. Пожалуй, что, да и «Как стать миллионером, наверное, три версии я знаю, не 15 раундов, а до 10 раундов, другая разбивка. Существует 4-5 понятий авторского права относительно форматов. Если Вы от них уходите, то Вы можете всё содрать, и к вам претензий никаких не будет. 

София Корзова:

Вот это, кстати, очень важный вопрос, как, например, вот я придумала программу, приношу её продюсерам, не знаю, сняли пилот, как бороться с воровством, чтобы тебя не обманули. 

Сергей Кордо:

Я не знаю, как в России бороться с воровством, да, по-моему, особенно не воруют. 

Евгений Додолев:

Ну да. Без конца заявки авторам заворачивают, потом эта же идея. 

Сергей Кордо:

Да я один раз с таким столкнулся. Кстати, Таня Дмитракова сделала очень хороший пилот программы. Очень хороший, с, как же её фамилия, с ведущей, Оля. Но вот как Дмитракова умеет, рыдали все в аппаратной, когда мы осматривали. И нам её завернули, а через какое-то время она пошла, сделанная, на мой взгляд, просто не сравнить с тем, как бы сделала Таня, пошла на другом канале, я прослеживаю легко цепочку. Но я не могу сказать на 100 %, может быть, человек думал одновременно, потому что все мыслят стандартно. И в результате в сильном выигрыше тот, кто мыслит нестандартно, а таких людей единицы. А так все остальные примерно в одном русле. 

Евгений Додолев:

Ну, вот вопрос Сони, как в ее, допустим, случае, у нее есть проект, она хочет его предложить какому-нибудь каналу, я не советую. 

София Корзова:

Вы можете мне сделать..

Сергей Кордо:

Вам надо, я не знаю, как застолбиться в России, потому что все эти наши агентства авторских прав, куда я, предположим, сейчас новая компания, она называется по-новому и я, естественно, отдаю на регистрацию товарный знак. Только через полтора года мне скажут чистый он или нет. Или что-то там может быть у меня похожее на то, что Женя сделал за неделю до меня. Поэтому я не знаю, как работают все эти агентства. Но существует пять критериев, названия, которые легко меняются. Редко есть такие названия, что поменять просто и не хочется. Названия, студия, это авторское право художника. 

Евгений Додолев:

Декорации. 

Сергей Кордо:

Декорации, да. Музыка. Если есть сценарий, потому что есть такие развлекательные программы, где пишется сценарий, и если Вы выберете сценарий, значит Вы попадаете. По-моему, всё, там четыре или пять пунктов каких-то. 

Евгений Додолев:

То есть очень легко, на самом деле, украсть. 

Сергей Кордо:

Очень легко украсть, и как мне сказал в своё время, очень давно, мы пересекались, есть фирма Endemol, господин Эндемоли, и тогда шла эта замечательная программа «За стеклом». Которая была. 

Евгений Додолев:

ТВ6, по-моему это было. 

Сергей Кордо:

Да, которая была, вот Левин Саша так переиначил творчески «Большого брата» или как это называлось в английском варианте. И тогда Эндемоли сказал, что доказать очень тяжело, и иногда лучше сделать вид, что не заметил, чем проиграть суд. Но в результате, видимо, с возрастом он изменился, потому что, насколько я знаю, кто же мне рассказал, только что в Каннах на кинорынке он подал в суд на Первый канал.

Евгений Додолев:

А Первый канал здесь причём?

Сергей Кордо:

Эндемоловская программа пародийная перешла на второй, как она называлась. 

Евгений Додолев:

Я не знаю, о чем речь даже. 

София Корзова:

«Большая разница». 

Сергей Кордо:

Да. 

Евгений Додолев:

А, Вы про «Большая разница». 

Сергей Кордо:

Нет, не «Большая разница», пародийная, где, «Точь-в-точь». 

Евгений Додолев:

«Один в один» 

Сергей Кордо:

«Один в один» и «Точь в точь, она была на первом, перешла на второй, эндомоловская лицензия, а первый взял, он проиграл первому. Потому что название другое, это изменили, то изменили. 

Евгений Додолев:

Нет, но «Поле чудес» выходит уже четверть века, и Wheel of Fortune, по-моему, даже не пытался обозначить какие-то претензии. 

Сергей Кордо:

Там невозможно, там есть несколько форматов очень похожих. И вообще, это легко сделать сейчас компиляцию из трёх похожих форматов. Это такой, слово уже даже, наверное, не модныое, тренд. Это такой тренд, если какая-то тема появляется, эту тему начинают производители и крупные продавцы форматов разрабатывать сразу в нескольких направлениях. Они делают её в результате для разных тайм слотов абсолютно. Тема примерно одна, но в некоторых, в разных тайм слотах разные формы и в раынвх жанрах. Иногда это может быть ток-шоу, иногда это может быть развлекательное шоу на эту же тему, иногда это может быть, я не знаю, documentary или unscripted. И выбирай любое, вот хочешь на 11:30 вечера, куплю вот это, а хочешь, возьми все 4 и сделай свой формат. Это я Вам рекомендую. 

София Корзова:

А Вы можете мне дать рецепт успешного телешоу вот сейчас. 

Сергей Кордо:

Нет, не смогу, потому что я, какие-то, мне кажется, должны выстрелить, мне кажется, что идея очень интересна, я даже начинаю смотреть, вижу, что и сделано хорошо, а зритель почему-то не смотрит. Поэтому я не смогу. 

Евгений Додолев:

Почему не покатило это твоё «Слабое звено». 

Сергей Кордо:

«Слабое звено» не покатило? 

Евгений Додолев:

А что, покатило?

Сергей Кордо:

«Слабое звено» покатило абсолютно. 

Евгений Додолев:

Почему оно не в эфире?

Сергей Кордо:

Слабое звено существовало пять или шесть лет, запускали мы его как раз тогда, когда эти самолёты разрушили Всемирный торговый центр. И девочки, два продюсера BBC, они в ужасе глядя на это, побежали звонить на BBC и сказали, что всех продюсеров со всего мира отзывают. И в тот же вечер уехали, слава тебе, господи, потому что мы бы иначе не запустили, они были такие клуши. Бывает полезный продюсер, когда покупаешь формат, приезжает продюсер. 

Евгений Додолев:

Всегда.

Сергей Кордо:

Всегда хотят приехать, потому что это заработок определённый для компании, которая продала, потому что они накручивают там. 

Евгений Додолев:

То есть смотрящий, фактически. 

Сергей Кордо:

Приезжают иногда очень люди, которые помогают. Но, как правило, всё равно ты делаешь уже по-своему, у тебя другие возможности, у тебя другая аудитория, которую они не знают и не понимают, что такая шутка или такой приём не пройдут. Соответственно, от них хочется часто отделаться. И вот эти девочки, которые никаких решений не принимали сами и всё время звонили, мы всё время останавливались. Мы и так медленно шли, потому что наша Маша Киселёва, это не Аня Робинсон в Англии, и все тексты ей писал я и Дмитракова. Мы садились и после каждого раунда, мы одну передачу писали четыре с половиной часа. При том, что хронометраж ее был чуть ли не 30 минут. Она очень топовая. Но если Аня Робинсон, она делала перерыв только на перестановку, на перекатку камер, входила и тут же начинала, она в день писала четыре программы. Мы в день с трудом две писали. И выходили измочаленные, потому что вот это придуманные реплики, а ещё некоторые реплики Маша не хотела произносить, потому что она трижды олимпийская чемпион не может такое говорить. 

София Корзова:

А как появилась вообще её кандидатура. 

Сергей Кордо:

Кандидатура удачная, она, в общем, несмотря на все эти сложности, там тоже очень долгие кастинги были, и в результате мы пригласили Машу. Мы её загримировали, одели, отсняли и принесли Константину Львовичу. И Константин Львович на этом остановился, но она сильно не нравилось Ларисе Васильевне. 

Евгений Додолев:

Синельщиковой. 

Сергей Кордо:

Да.

Евгений Додолев:

Которая тогда возглавляла «Красный квадрат». 

Сергей Кордо:

Тогда ещё, по-моему, не было «Красного квадрата». 

Евгений Додолев:

Она имела влияние, скажем так. 

Сергей Кордо:

Она имела сильное влияние и я, не было «Красного квадрата», но ещё, по-моему, был «Вид». «Вид» был. 

Евгений Додолев:

Он и сейчас существует. 

Сергей Кордо:

Во всяком случае, Лариса Васильевна сидела на барже, на дебаркадере в те времена. И до меня доходили слухи о каких-то ночных кастингах в четвёртой студии ведущей. 

Евгений Додолев:

АСБ-4, да?

Сергей Кордо:

Да, кастинги на место Маши Киселёвой. Периодически я вздрагивал, мне называлось, что за эту ночь попробовали трёх человек. 

Евгений Додолев:

Попробовали трёх человек за эту ночь, звучит в контексте нынешнем. 

Сергей Кордо:

Я бы даже сказал, трех девушек. Ну вот, я судорожно начинал выяснять, а кого же приглашали и понимал, что это всё равно не получится. Короче, программа была запущена в 2002-м году, были очень хорошие цифры, и Эрнст её хорошо поставил, сначала она 5 дней в неделю шла, потом 2 дня в неделю она шла долгое-долгое время. И цифры до самого, мы очень сомневались, когда её запускали, потому что такая программа, в общем-то, у меня были опасения, мне она очень нравилась, но у меня были опасения, что наш русский, немножко это так как-то. 

Евгений Додолев:

Но там унижения, вот это, мне кажется, не любят у нас вот это, не катит. 

Сергей Кордо:

Но покатило. 

Евгений Додолев:

Видимо, лично у меня она не покатила. 

Сергей Кордо:

Я не смотрел, но я тебя уверяю, там были хорошие цифры до самого конца, до самого 2005-го или 2006г., я не помню точно. Когда Лариса Васильевна, всё-таки не было ей покоя с Машей Киселёвой, причём это как-то персонально такое, на мой взгляд, недовольство, может быть, неприязнь, я не знаю. Короче, она не решила запустить программу «Русская рулетка» с Пельшем, и тогда с двух раз в неделю поставили один раз «Слабое звено», а потом при долях, по-моему, 26.

Евгений Додолев:

26, это очень много. 

Сергей Кордо:

В те времена это была не самая высокая, но в те времена это была очень хорошая доля. 

Евгений Додолев:

Сейчас это очень высокая цифра.

Сергей Кордо:

Но сейчас совершенно другие цифры, сейчас все размыто, сейчас 14 хорошо считается. Ну вот, при 26, это выше средней доли канала, поставили «Русскую рулетку», которая просуществовала месяца три, по-моему. Я не знаю точно сколько, но очень быстро она. 

Евгений Додолев:

Из-за цифр, из-за рейтинга низкого, почему она так мало просуществовала? 

Сергей Кордо:

Наверное, я не... 

Евгений Додолев:

Какова вообще роль ведущего, насколько она значима при форматах, если мы не про авторские передачи говорим. Потому что я помню уход Диброва, демарш его, когда он ушёл с «Миллионера», он исходил из того, что без него «Миллионер» не потянет, потом появился Галкин, и отряд не заметил потери бойца. Я имею в виду под отрядом телевизионную аудиторию. Насколько значима, вообще, персона ведущего в таких форматах?

Сергей Кордо:

Значима, безусловно. 

Евгений Додолев:

То есть может быть, действительно, что ведущий уходит, ставят другого, и всё, проект закончился, бывало такое?

Сергей Кордо:

Это всегда сложно. На мой взгляд, я не знаю, для меня, я уже я весьма консервативен, на мой взгляд, это уже крайняя мера. И в том случае нам просто некуда просто было деться. 

Евгений Додолев:

В том случае  с «Миллионером»?

Сергей Кордо:

В случае, да, с Дибровым, потому что Диброву платил канал, в то время существовавшей. 

Евгений Додолев:

То есть не Вы платили, не производитель. 

Сергей Кордо:

Нет. И очень часто, очень часто у ведущего в штате канала. Таким образом, если формат, лицензия на формат не у производящей компании, вернее, у производящий компании, то таким образом канал держит программу у себя в сетке. Хотя, желающих сменить канал, по-моему, настолько эти случаи редки. Это уже надо, я не знаю, до чего довести производителя, в хорошем смысле слова, чтобы он захотел что-то менять. 

Евгений Додолев:

Иногда просто ведущие сами уходят. Малахов ушёл с Первого на Второй. 

Сергей Кордо:

Я не знаю всю эту историю, как там произошло, но он очень профессиональный, я его поклонник, мне он очень нравится. 

Евгений Додолев:

Чем? Мне он тоже очень нравится, мне хочется понять со стороны. 

Сергей Кордо:

Я не знаю, я с ним очень плохо знаком, практически, не знаком. 

Евгений Додолев:

Я тоже не знаком, но, тем не менее. 

Сергей Кордо:

Я знаю Кордо, я знаю Малахова, мы можем поздороваться где-то и всё. Но мне очень нравится его отношение к тем, кто у него в студии. У него совершенно, то ли он играет, то ли он такой человек. 

Евгений Додолев:

Мне кажется, он искренний. 

Сергей Кордо:

У него совершенно нет безразличия, которое у большинства. 

Евгений Додолев:

Вот, это да, точно абсолютно. 

Сергей Кордо:

И вот не случайно сейчас пошла программа «Стена» на Втором канале, и там я посмотрел первый эпизод, я вижу, что в какие-то моменты на какие-то события в программе они берут реакцию Малахова, а не реакцию людей. Потому что Малахов так переживает за вот эту пару, которая пришла здесь, и неудачно или, наоборот, удачно, что его наблюдать намного интереснее. 

Евгений Додолев:

Абсолютно согласен, вот Соня не даст соврать, я своим студентам это и говорил, что он экает, у него до сих пор после стольких лет в эфире нет вот этой чёткости речи, как, допустим, у Корчевникова, но искренен и, конечно, цепляет очень. То есть зритель на него идёт. 

Сергей Кордо:

Искренность и доброжелательность. Какие бы там у него не сидели, я правда, больше любил его субботнюю передачу на Первом я смотрел, которая по субботам, а не которые на неделе. Кто бы там не приходил, какие бы там карлики, живущие вот с такими женщинами. Он с ним разговаривает, как будто это его товарищ по школе, которого он знает много лет. Говорит: ну как же ты, Петя, стал карликом и живёшь такой толстой женщиной, которая больше тебя в 3 раза. Очень хороший. И, на самом деле, таких мало. И большинству совершенно не интересны никто. А, с другой стороны, большое количество наших ведущих, особенно celebrities, это мой конёк, я сёл на него сейчас, они чрезвычайно ценят себя, и они, это правильно, профессионал, наверное, должен себя ценить, да не должен, не наверное, а точно должен себя ценить. Но надо хоть немножко иронично иногда к себе относиться, а вот это абсолютное отсутствие иронии по отношению к себе, в отношение к себе настолько серьёзно, что просто человек вносит себя в студию, садится в кресло и так же потом выносит. И это тяжёлая история. 

София Корзова:

Сергей, наш эфир, к сожалению, подошёл к концу. 

Евгений Додолев:

Как жаль. Нам пора выносить себя из студии. Мне было очень интересно, я думаю, что это наша не последняя встреча в этой студии, надеюсь. Хотя понимаю занятость твою. Но рассчитываю, что мы ещё тебя увидим, в эфире была программа... 

Сергей Кордо:

Женя, буду рад. 

Евгений Додолев:

Спасибо, взаимно. 

Сергей Кордо:

Спасибо. 

Евгений Додолев:

Прощаемся. 

София Корзова:

Прощаемся, программа «Мимонот», в студии были София Корзова, Евгений Додолев, Сергей Кордо, встретимся через неделю, до свидания.

}