{IF(user_region="ru/495"){ }} {IF(user_region="ru/499"){ }}


Анна Лебедева директор Международного Эриксоновского Университета Коучинга, MCC ICF 06 октября 2021г.
Осторожно: бизнес-тренинг!
Количество тренингов и бизнес-тренеров на рынке стремительно растет. К сожалению, клиенты не всегда получают то, за что заплатили деньги. В эфире программы «Прайм-тайм с коучем» директор Международного Эриксоновского Университета Коучинга Анна Лебедева расскажет о том, что такое бизнес-тренинг, кто такие бизнес-тренеры и как это – тренинг с коучинговым подходом.

Ольга Гиверская:

Добрый вечер, уважаемые слушатели, в эфире проект «Прайм- тайм с коучем» на Mediametrics. Все, что вы хотели знать о коучинге, но боялись спросить. Количество тренингов и бизнес-тренеров на рынке стремительно растет, есть спрос, есть предложение, но, к сожалению, клиенты не всегда получают то, за что заплатили деньги. Сегодня мы поговорим о том, что такое бизнес-тренинг, кто такие бизнес-тренеры и как это – тренинг с коучинговым подходом. В студии для вас работаю я, Ольга Гиверская, и моя соведущая Анна Лебедева, директор Международного Эриксоновского университета коучинга, мастер сертифицированный коуч по стандартам ICF.

Я думаю, что сегодняшний эфир будет полезен как тем, кто находится в позиции клиента, так и для тех, кто сам является тренером. Часто тренинг строится по принципу – тренер выявляет боль клиента, болевые, проблемные точки и после этого начинает латать дыры. Насколько эта схема правильная на Ваш взгляд?

Анна Лебедева:

Я бы сказала, что эта схема правильная процентов на 30-40, так как для того чтобы сделать качественный тренинг, необходимо намного больше. Я много вижу тренингов на таком уровне: мы видим боль клиента – мы закроем ее. И самый большой вопрос начинает возникать абсолютно с двух сторон. С одной стороны, на стадии всей подготовительной работы, а с другой, вопрос возникает на стадии постработы, что происходит после того, как человек прошел этот курс.

Начнем с подготовительной работы. Для того чтобы действительно качественно закрыть боли клиента, закрыть его потребности в навыках, а не боли, скорее, необходимо собрать по максимуму все, что есть на эту тему в современном мире, и этого недостаточно. Тренинг – это не только информация, человек чего-то не знал, а после тренинга что-то узнал, он вполне в состоянии прочесть книжку или в сети интернет найти ответ на этот вопрос. Самое важное, чтобы тот, кто готовит тренинг, будь то эксперт или профессионал-тренер, сделал максимальную подборку из того, что на сегодняшний день важного и ценного есть по этой теме.

И дальше возникает вопрос – а что выбрать? Я сама более 20 лет в этой теме, и ты всегда знаешь, что ты больше, чем в 6 раз знаешь по теме, чем твои участники, и тогда вопрос – что из этого становится важным, что ты успеешь сделать в рамках курса. А на этот вопрос ответ находится совершенно с другой стороны – что после твоего курса люди получат как некий подход, метод ноу-хау для решения своих задач, которые они в состоянии будут встроить в свою жизнь, так как тренинг не даст человеку устойчивый навык, тренинг его сопроводит и поможет создать мотивацию для обучения. Но после необходимо будет несколько месяцев продолжать тренироваться и встраивать в жизнь то, что ты приобрел на этом тренинге. И для этого нужна на протяжении тренинга работа, чтобы у человека для встраивания, когда он уже не под контролем тренера, была мотивация и позитивный взгляд на то, что у него получится, а это интересная и большая работа, этому почти уже не учат.

Ольга Гиверская:

Анна, Вы занимаетесь ведением тренингов уже более 20 лет. Я знаю, что Вы по первому образованию методолог, и что Вы замечаете, меняются ли потребности аудитории, меняется ли подход к ведению тренингов?

Анна Лебедева:

За 20 лет тренерская индустрия колоссальнейшим образом изменилась. Лет 20 назад было два больших направления. Были бизнес-тренинги, ориентированные на навыки soft skills, для того чтобы люди научились переговорам, презентациям, продажам, управленческим вещам, с одной стороны. С другой стороны, было огромное поле, пространство тренингов личностного роста, они никак не комбинировались друг с другом, и там речь шла не о навыках, а об изменении ценностных установок и веры в себя, в свой лидерский потенциал, распаковки его и не касалось бизнес-навыков.

На сегодняшний день я вижу, во-первых, рынок несколько раз вырос, во-вторых, у нас есть роскошь пользоваться всеми самыми современными ноу-хау и подходами, для того чтобы создавать для людей пространство как среду обучения и делать не только общее, хором обучение людей, но и индивидуальный образовательный трек прокладывать в этом. И это бесценная возможность, которую нам дарят все современные технологии этого совмещения обучения через работу с преподавателем, с тренером и возможность асинхронного обучения тем вещам, которые можно освоить в индивидуальном формате.

Ольга Гиверская:

Вы затронули эту тему, что сейчас очень много и тренеров, и тренингов. И поскольку Вы по образованию методолог, насколько важно правильно собирать тренинг, насколько важно подстраиваться под аудиторию, и, может быть, есть у Вас какие-то секреты, которыми Вы готовы поделиться?

Анна Лебедева:

Я могу заметить только то, что в современном мире стало очень много разного рода экспертов, которые хотят поделиться своими знаниями и собирают курсы и программы. И большинству из этих людей, программы, курсы которых я сама тоже регулярно покупаю, я бы порекомендовала учиться профессиональному преподаванию, это совершенно две разные вещи.

С одной стороны, если человек эксперт, он хорошо разбирается в своей теме, у него есть узкая зона своей экспертности, мы можем назвать ее так – Марианская впадина, то есть этот человек может от высоты 100 000 над землей быстро спуститься на высоту на земле и быстро нырнуть под воду, в самую суть каких-нибудь нюансов или аспектов деятельности. Но такая узкая экспертность в своем деле не дает возможности хорошо преподавать, потому что это другой совершенно навык.

Навык преподавания можно сравнить с путешествием группы по долине, то есть ты должен просчитать, где у них будут привалы, где они будут ночевать, что они при этом будут кушать, какое у них будет в этом состояние, какого рода впечатление эти люди от темы и от тебя будут черпать на протяжении этой программы. Поэтому недостаточно быть узким экспертом в области, в которой ты хочешь других обучать, необходимо также понимать, как то, в чем ты провел 20 лет, ложится на ту аудиторию, которой ты это передаешь.

Я за время пандемии прошла очень много разного рода обучения по тематике, которая мне интересна, и буквально все преподаватели проваливают именно в зоне дизайна создания обучения, которую можно усваивать, есть перевариваемыми кусочками. У кого-то мало экспертности, много упражнений, которые ты не понимаешь, как, с чем связаны. У кого-то слишком много экспертности, но не очень много контакта с тем человеком, кто идет по твоей программе. Здесь необходимо и учиться, и развиваться, и задумываться над тем, как это собирать.

Ольга Гиверская:

Но сейчас еще многие тренеры, мне кажется, не до конца понимают свою целевую аудиторию, и меня лично иногда пугает, когда тренер в одном тренинге объединяет и студентов, где-то школьников, и уже людей, состоявшихся не в одной и не в двух профессиях. Насколько важно учитывать мне со стороны того, кто покупает тренинг, кто будет на этом тренинге, и мне как бизнес-тренеру, когда я собираю свой тренинг?

Анна Лебедева:

Хорошее знание своей аудитории приходит с некоторым количеством повторений того, что ты делаешь. Я вижу в интернете прогрев, прогрев, прогрев, потом запуск. Понятно, что тестовые группы в таком разрезе, а в таком формате все, запуск, пришло 300 человек, все учатся хором, это все уже не бизнес-тренинг в принципе, это асинхронное обучение на интернет-платформах, где есть предзаписанные вебинары, которые на некую аудиторию, на тестовую, возможно, тренер разработал, и он ее отдает с разной степенью качества и красоты картинки, и сейчас это называют тренингами. Но тренингами это полностью не является. Тренинг – это вещь, где мы собираемся вместе и где преподаватель беседует со своими студентами в формате равный-равный.

Что такое бизнес-тренинг? Когда тот, кто преподает тренинг, курс, это преподаватель беседует, фокусируется на своих участниках, на их потребностях. Для этого нужно хотя бы 3-4 раза один и тот же курс проводя, собирать обильно обратную связь, что у этих людей, какие у них пробелы, какие белые пятна, которые необходимо достроить, чтобы у них сложились нейронные связи в голове. Обычный тренинг – это то место, где люди могут задавать свои вопросы вживую, не предзаписанные вебинары, и тогда у того, кто преподает, возникает эффект немедленной обратной связи, и есть возможность скорректировать программу обучения под тех людей, которые пришли.

Вы знаете, что я преподаю очень много лет, и ни одна группа не похожа на другую, и одинаковый совершенно по формату, и по раздаточному материалу, и по таймингу курс у нас не проходит одинаково. В открытом формате, когда люди из разных областей приходят, то любой тренинг, который я веду, проходит более или менее под запрос той аудитории, которая сейчас. В закрытом корпоративном формате он на 30% разный, то есть если прийти и послушать одну и ту же тему, допустим, коучинг или искусство классно вести тренинги в фармбизнесе, или на открытом рынке, или в каком-нибудь торговом бизнесе, то вы не узнаете этот самый курс, потому что мы говорим совершенно на разных примерах.

И это экспертность, когда ты можешь подобрать под аудиторию актуальные для этой аудитории примеры, понять, где у них пробел, и именно этот пробел усиленно закрывать, а другие темы, которые могут быть тоже заявлены, более легким образом проходить, отдавая на домашнее обучение. Поэтому вот это размытое позиционирование – приходите к нам учиться и лисица, и волчица, и мы вас всех научим, и после этого обучения вы все будете на 90% выше, лучше, сильнее – вызывает большие вопросы, так как так невозможно, должны быть четкие, конкретные внутренние потребности у человека, на которые этот курс влияет.

Ольга Гиверская:

Вы говорите про то, что эксперты должны учиться тренерству. Сейчас мы наблюдаем, что многие эксперты без подготовки собирают группу людей и начинают их чему-то обучать. И я думаю, что для многих сейчас было откровение, что, оказывается, тренерской деятельности надо учиться, потому что тренер – это не только тот, кто передает свои знания, это еще тот, кто умеет держать аудиторию, кто правильно учитывает потребности аудитории, кто знает методологию, кто в 6 раз более экспертен, чем его участники. И в самом начале нашей программы Вы сказали о коучинговом подходе в тренерстве. Что это такое?

Анна Лебедева:

И у коучингового подхода в тренерстве есть целый набор компетенций разного рода. Ольга, Вы совершенно справедливо назвали несколько из них. Одна из компетенции тренера, который преподает в коучинговом формате, это выстраивание связи между тем, что человек сейчас проходит, с тем, как это связано с его деятельностью, то есть для чего этот человек пришел на курс. Он же не просто так пришел, а у него есть определенная задача, которую он хочет с помощью этого обучения решить. И простраивание связей на протяжении каждого получаса твоего обучения с тем, зачем этому человеку этот курс, это одна из важных ключевых компетенций.

Вторая важная ключевая компетенция – перенос в будущее и конструирование того, как он будет это применять, с кем, когда конкретно, где конкретно, как конкретно, то, что этот человек здесь изучил, он пойдет тренировать, потому что бизнес-тренинг нацелен на то, чтобы человек вышел с определенными зачатками навыков, умений и с некоторым количеством знаний, которые помогут это реализовать. Но для того чтобы человек вышел на стадию формирования устойчивого навыка, нужно потом следующие 3 месяца в этом практиковаться. И вот для этой практики необходимо создать такую среду во время обучения, выстроить эту будущую модель, куда конкретно, как конкретно этот человек будет применять то, что он здесь получил.

Далее, вовлеченность участников. Вы все во время пандемии чему-нибудь учились, я тоже, и твоя вовлеченность плавающая. Даже если есть педагог, который беседует с тобой в режиме реального времени, твоя вовлеченность в материал плавает, а если это предзаписанный курс, то там она еще больше плавает, неизвестно вообще чем человек занимается, когда он проходит это обучение параллельно, очень многие люди стараются сделать 2-3 параллельных формата. Поэтому каким образом вовлекать людей, чтобы они фокусировали свое мышление, откладывая все остальное в сторону, на том, что происходит именно здесь и сейчас в области того, что они изучают, это невероятный навык.

После того, как ты чему-то учишься или погружен в какую-нибудь научную книгу по своей специализации, профессии, и у тебя блинькает в этот момент телефон. Ты обычно смотришь это сообщение, если это со звуком, после этого чаще всего какое поведения у человека есть – человек начинает дальше проверять почту, Инстаграм, Фейсбук, еще что-то, и есть как минимум 3-5 минут паузы, отвлечения от происходящего. Если это в живом режиме тренинга, это уже не отмотаешь назад, если это в онлайн-обучении, предзаписанный семинар, либо он не заметил то, что он пропустил кусок, и он переспрашивает, либо переслушивает.

Я замечаю на нашем обучении, когда человек вот так выпадает на 3-5 минут, и потом, для того чтобы вернуться в суть того, чему он учится, нужно еще 10 минут как минимум. Получается, каждый момент отвлечения человека несет определенный урон качеству того, как он усваивает материал. Поэтому вовлечение участников в обучение – это один из тех очень важных коучинговых навыков, которые мы преподаем, потом проверяем, как усвоили наши студенты, так как очень смешно преподавать методику обучения тем, кто потом приходит и смотрит на то, что ты им только что это преподавал, а сейчас ты на них это пробуешь. Они видят как это называется, они знают какова технология стоит за спиной, какие пошаговые методики мы используем, и они очень веселятся от того, что оно все равно на них действует, даже когда ты знаешь, что делаю я и мои коллеги тренеры Эриксоновского университета с тобой, ты – юный волшебник, ты знаешь формулу, но она действует на тебя все равно, это очень смешно, но очень интересно.

Следующий навык – это навык того, каким образом сбалансировать ясную, понятную, четкую, легкую структуру обучения. Все вы учились, сейчас кто-то в вузе учится, кто-то на онлайн-курсах, я уверена, что нас слушают именно те, кто постоянно чему-то учится. Вы, наверное, замечали насколько структура обучения может быть поверхностной, насколько она может быть глубокой или вообще угруженной структурой, перегруженная структура обучения, когда ты не в силах за то количество времени, которое у тебя есть, усвоить то количество ценных знаний, которые на тебя сыпет и сыпет эксперт, дорвавшийся до микрофона. Так нельзя, это невозможно, люди усваивают 7 плюс-минус 2 единицы информации за единицу времени. 7 плюс-минус 2 – это очень немного, и для того чтобы это усвоить, это же еще в навык перевести надо, не просто информация, которую мы унесем с собой, мы можем в интернете прочесть, а это нечто, что влияет на то, как мы будем действовать и принимать решения и использовать эти навыки дальше. Тут важна еще четкая, легкая, сбалансированная, усвояемая структура с экологией и мышлением о тех людях, кто придет на твой курс.

Ольга Гиверская:

Вы затронули тему социальных сетей, где сейчас так все красиво, и многие эксперты создают свой личный бренд, работают над визуалом и даже работают над смыслами, но иногда бывает так, что ты приходишь на тренинг и разочаровываешься, потому что в Инстаграме это одна картинка, а то, что происходит уже по ту сторону экрана, это совсем другая картинка. И как мне понять, на что именно обратить внимание при выборе тренера, при выборе тренинга? Как во всем этом потоке информации сориентироваться и сделать правильный выбор?

Анна Лебедева:

Я здесь, может быть, для вас нестандартно подскажу, может быть, это будет инсайтом, извините меня, если не не зайдет. Тут такая фишка в вашем выборе – как же легко нам, людям Советского Союза, платить деньги за обучение, в моем собственном бюджете я могу поставить себе лимиты на одежду, на еду, на все что угодно, но только не на обучение, не правда ли? Мы идем, слушаем красивый рассказ, он по технологии сделан, я сама лично преподавала, как это красиво сделать, и мы вовлекаемся в посыл другого человека, которому хочется продать тебе свой курс, он ради этого вообще-то и вышел на этот маркетплейс. Это маркетплейс, это рынок, это торговля, люди предлагают свое обучение, и желательно, чтобы они это делали классно.

Но навык торговли – это не равно навык преподавание, и здесь очень важный момент, который пропускают очень много людей, когда достают карточку платить за курс. Подожди, твои жизненные приоритеты на этот год, каких навыков в жизни, каких знаний лично тебе нужно добавить, чтобы у тебя была более успешная в долгосрочном формате твоя собственная жизнь, знал ли ты об этом курсе кизомбы, допустим, или интуитивного рисования до того, как этот эксперт ворвался в твой мир, что ты лично хочешь для себя взрастить, каковы твои жизненные цели, каков твой жизненный маяк, в какую сторону плывет твой корабль, каких навыков тебе необходимо дорастить, достроить, для того чтобы этот корабль более точно и качественно плыл к твоему маяку. В этом ваша ответственность, дорогие коллеги, никто вас не защитит, никакое законодательство от того, что вы будете разочаровываться в тренингах, которые вы на импульсе, на кураже купили. И вы приходите потом туда, слушаете эксперта, он свою работу сделал, он красиво продавал, молодец, потратил денег на маркетинг, на продюсера, все это очень недешево стоило, на вовлечение вас.

Вы зашли в этот зал зачем, в чем ваша внутренняя энергия, что вы лично хотите вынести. Хороший студент затерзает преподавателя, всех кураторов своими вопросами, заколебает всех, но получит свою пользу. У него масса энергии, он знает, для чего он это делает. Когда он выходит из обучения, все сидят, он уже внедряет эти знания в жизнь, потому что у него выстроена внутренняя мотивация, и это ваша ответственность, в том, чтобы вы знали зачем вы туда пошли учиться и как вы будете это внедрять. Это очень сильно видно мне как преподавателю на моих студентах, кто пришел с тем, чтобы что-то в жизни созидать, кто-то шел-шел и пришел.

Но дальше уже вторая ответственность педагога, как спрашивать людей об их целях, как связывать то, что ты преподаешь, с тем, что они в жизни могут для себя создать, как связь между его маяком и его кораблем более явно в твоем обучении провести. И мы обучаем тренеров, чтобы раз в час возвращали людей к тому, что они сейчас проходят, даже если это посередине упражнения, и к тому, как это связано с их жизнью, то есть эта связь должна все время сплетаться, потому что мы можем погрузиться, отвлечься, уйти в чей-то прекрасный мир. Вовлекающие преподаватели профессионалы в вовлечении, у них красивая Вселенная, у них все выстроено, а насколько это относится к тебе, как ты будешь этим пользоваться?

Ольга Гиверская:

Тренер – это равно педагог или это разные вещи?

Анна Лебедева:

В школе учитель, в дошкольном образовании воспитатель, педагог вузе, а бизнес-тренер фокусируется на другом формате, его целевую аудиторию, даже если она по возрасту студент, он видит не как студента, а как полноценного взрослого, который собирает эти знания, для того чтобы эти навыки в жизни внедрять. Бизнес-тренинг – это про то, чтобы зачаточный уровень навыков человеку дать и создать его дорожную карту, каким образом этот человек будет эти навыки в жизни внедрять. Обычно когда мы говорим преподаватель, это товарищ, который стоит на кафедре и там вещает, у него поточная аудитория в 300 человек или онлайн на 3000 человек. Тренер делает таким образом, чтобы ты взял то, что ты хочешь взять, и пробовал, пробовал, пробовал. Ведь ни у кого не получался ни омлет с первого раза, ни блинчики, каждый из нас, для того чтобы приготовить омлет, блинчики, пирожок, пожарить рыбку все равно несколько раз брал рецепт и пробовал. Навык выходит на уровень бессознательной компетентности только при определенном условии, что ты сделал как минимум 21 попытку. Эриксоновский коучинг базируется очень сильно на нейронауке, что вот эти нейронные связи в твоей голове встроились, и тут уже неважно с какой базой ты приходишь, потому что к концу этого количества повторений тот, кто повторял навык, пробовал несколько раз, у него образуются свежие нейронные связи в голове, и весь его предыдущий богатый опыт помогает ему это делать качественно.

Ольга Гиверская:

 Спасибо большое, что Вы показали разницу между всеми категориями преподавателей, и я знаю, что 14 октября в Эриксоновском университете коучинга стартует курс «Тренинг для тренеров с коучинговыми технологиями: быть вкладом в людей». В чем особенность этого тренинга, для кого он? Этот тренинг разрабатывали Вы вместе с Мэрилин Аткинсон, это доктор психологии, которая уже более 40 лет проводит, разрабатывает тренинги, в том числе и тренинги для тренеров. Для кого – для тех, кто хочет создавать свои тренинги, для тех, кто хочет вовлекаться в тренерскую деятельность, или еще для кого-то?

Анна Лебедева:

Эриксоновский университет этот курс проводит на территории русскоговорящих стран более 20 лет, а Мэрилин сама собирала технологию работы с аудиторией, чтобы аудитория чему-то научилась, более 40 лет как доктор психологии, и недавно опять репрошла курсы по нейрофизиологии и искусству обучения взрослых в своем же собственном университете, то, что новое, современное сейчас есть. И я вместе с ней тоже преподавала это и в Ванкувере, и в Турции, и в России, и в Украине, и в Казахстане, в соседних странах много лет. Мы возвращаем этот флагман Эриксоновского коучинга, наш тренерский курс теперь уже в режиме онлайн. И недавно мы полгода посвятили тому, чтобы докрутить для людей, которые хотят учиться в онлайн-формате, и это будет первый раз.

С одной стороны, это базируется на хорошей классике, замес нашего многолетнего опыта с людьми, с которыми мы проездили полмира, и даже больше, в разных странах его преподавали. А с другой стороны, я как самый приверженный, возможно, ее ученик в этой теме, так как я сама преподавала тренинги тренеров сразу же с университетской скамьи в 1998 году, когда еще ничего не существовало, еще до встречи с коучингом, в этой связи мы здесь собираем все самые важные фишки того, как обучаются взрослые, это раз. Во-вторых, что мир онлайна, мир современной технологии может нам предложить, что нового, классного и облегченного мы можем дать нашим студентам, которые будут пробовать на себе.

Это не курс предзаписанных тренингов, мы обучаем, и люди тут же распределяются на подгруппы и уже пробуют тренерскую работу, пробуют ее элементы, создание вдохновения для людей, сильные коучинговые вопросы в формате обучения и так далее, то, что мы даем возможность эту оболочку, среду, в которой собираются люди, кто хочет попробовать научиться хорошо вести учебные курсы, и они будут тренироваться. После каждого большого блока, четыре дня с погружением, маленький промежуточный тест, экзамен, и потом еще целых полтора месяца работы на протяжении каждого вторника вместе с доктором психологии Мэрилин Аткинсон, и у людей будет возможность насобирать для своего дизайна материал, книги, интернета начитаться, собрать все, чтобы выйти уже в мир и подарить людям возможности открытия нового, красивого в той области, в которой вы разбираетесь, а вам, естественно, найти платежеспособную аудиторию.

Ольга Гиверская:

Более подробную информацию об этом тренинге можно посмотреть на сайте erickson.ru либо в Инстаграме @erickson_coaching. И коль уж Вы затронули тему подарить миру свои знания, по Вашим наблюдениям, тренинги сейчас у кого больше востребованы – у корпораций, у маленьких компаний или открытые тренинги, где сам эксперт собирает себе группу? Что востребовано?

Анна Лебедева:

В современном мире после пандемии люди очень сильно изголодались по люксу личного общения. Недавно мы приехали из огромного отеля, где весь отель был переполнен, учебные аудитории были заполнены людьми. После пандемии отложенный спрос вернулся. Для тех из вас, кто освоил обучение в онлайн-формате, я вас поздравляю, он продолжается, отложенный спрос на очную встречу возвращается, и сейчас это как новая весна.

Очень многие люди осознали, у них было время сесть и подумать о том, что ты делаешь со своей жизнью или со своей компанией, увидеть все слабые звенья в корпоративном управлении. И сейчас мир характерен тем, что разнообразие форматов ширится, количество разнообразных подходов все больше и больше, ограничения, которые были, стандарты, нормы, что вот такой хороший тренинг, такой нехороший тренинг в большем и целом по моделям меняются. Теперь можно создавать как очные тренинги с выездом и погружением, так и онлайн-мероприятия, на которых люди не встречаются, сохраняя уровень качества, а можно создавать миксы, где есть очные встречи и где есть возможность между ними пройти дополнительный материал в онлайн-формате, вернуться опять в очные встречи уже на новом уровне. Поэтому количество моделей, которые можно взять для создания своего авторского курса, огромно, и количество предложений на рынке становится все больше и больше. Я за то, чтобы наша аудитория становилась все более профессиональной в том, как она выбирает, то, что она покупает.

Ольга Гиверская:

Насколько возможно вообще создать авторский тренинг, когда сейчас такое количество экспертов, когда кажется, что все ниши уже заняты, и многие говорят об одном и том же, но преподносят это по-разному?

Анна Лебедева:

Я много читаю книг о творчестве, одна из книг называется «Воронка художника» Работая в этой профессии больше 20 лет, я обнаружила, что любой тренер транслирует не только тот материал, который он транслирует, но и свою жизненную философию при этом тоже, кто он, какой он, и мы очень разные. Я же вела корпоративные тренинги, где 40 тренеров будут преподавать одно и то же, и каждый из них транслирует еще при этом себя. В этом и красота подхода, что ты не просто чью-то информацию даешь и какие-то методологии, а ты транслируешь себя, ты собираешь из всего, что ты знаешь, определенный волшебный котел, и в нем уже люди варятся.

Поэтому у каждого, у кого горит огонь внутри что-то передать другим, которому не все равно, как это у людей встроится, всегда будет возможность научиться методологии ведения тренерства и разработать свою более авторскую модель. «Воронка художника» это вот про что. Конечно же, мы стоим на плечах гигантов, тех, кто были до нас, и мы можем достаточно легко в современном мире начитаться о том, как гиганты мысли что-то такое свое мыслили, это раз.

С другой стороны, есть разного рода фишки, которые лично вам нравятся, вы их собираете в жизни, в любой теме, не только в тренерстве. Третье, вы начинаете это компоновать в каком-то режиме, и приходит живая аудитория, она дает вам обратную связь, кто на вас идет, кто на вас реагирует, это ваша аудитория, она вам дает обратную связь. И это комбинация, как то, что ты насобирал, с тем дизайном, который ты сложил, к твоей аудитории подходит, твой тренинг начинает меняться. Сначала может быть шаблонненький, достаточно неглубокий, но постепенно начинают находиться свои фишки.

И четвертое – это внутренний творческий огонь, когда именно твой взгляд, когда ты разрабатываешь, это же такой невероятный кайф – придумать что-то свое, которое людям нравится, и ты можешь этим поделиться, и у тебя получается это отдать. Ты видишь, что этого вчера не было, а сегодня оно уже есть, и завтра ты можешь это повторить и еще творчества добавить. Вот из этих 4 источников собирается любая экспертность. И совершенно нормально, что мы берем какие-то темы, которыми мы вдохновились у кого-то другого. Мы вдохновились, но потом, переработав, через себя пропустив, мы даем людям, и это уже не то, что было у того автора, это уже твое.

Ольга Гиверская:

Полюбившаяся нашим слушателям рубрика чек-лист от коуча, три коротких вопроса, три коротких ответа. Бизнес-тренер сегодня – это кто: учитель, мотиватор или кто-то больше?

Анна Лебедева:

Бизнес-тренер сегодня – это точно не учитель и желательно не только мотивационный спикер. Но кроме этого хорошо бы было, чтобы он был прекрасно эрудирован в своей теме, хорошо и постоянно учился и читал, это номер один. Второе, бизнес-тренер сегодня – это тот человек, которому интересны и важны другие люди, он работает для людей, для того чтобы они становились лучше, росли и развивались. Номер три – бизнес-тренер на сегодня профессионал, который понимает, как перерабатывается, усваивается информация и как встраиваются навыки, и в состоянии любую тему разложить методологически так, чтобы из этого получился сочный, классный курс, который легко проходить и который люди готовы потом внедрять в свою жизнь.

Ольга Гиверская:

Хороший тренинг – это… Три пункта от Анны Лебедевой.

Анна Лебедева:

Яркий, понятный, структурированный материал этого тренинга, это раз. Второе – баланс между какими-то элементами теоретического материала и классной, хорошо прописанной практики, в которой люди получают опыт того, что этот тренер преподавал. И третье – отслеживание изменений в жизнях тех людей, которые, пройдя этот курс, внедрили и у них что-то получилось.

Ольга Гиверская:

Какой вопрос должен задать себе эксперт, который хочет начать тренинговую деятельность?

Анна Лебедева:

Каким образом заразить людей огнем мотивации, вовлеченности в твою тему, и с какими навыками ты хочешь, чтобы эти люди вышли из твоего учебного класса.

Ольга Гиверская:

Я уверена, что те, кто нас сейчас слушает, обязательно зайдут на сайт Международного Эриксоновского университета коучинга, ознакомятся с информацией о тренинге для тренеров, который стартует уже 14 октября, идет регистрация. И в завершение нашей программы я хотела бы еще задать следующий вопрос – ведь сейчас тенденция такова, что люди набирают себе много разных обучающих курсов и ходят с одного тренинга на другой тренинг, потом на третий, четвертый, пятый. На ком здесь лежит ответственность за то, чтобы материал был усвоен – на том, кто покупает и набирает и хочет чего-то большего, или все-таки на тренере, который находится здесь и сейчас на тренерской точке, неважно, онлайн или офлайн?

Анна Лебедева:

Тут такая совокупность, я бы рекомендовала людям, которые что-то сейчас проходят, быть более осознанными в том, чтобы не миксовать слишком несочетаемые темы, в одной этой же области не миксовать подходы двух противоположно думающих авторов, у вас в голове будет каша. Возьмите какую-то одну тему в одной своей специфике, допустим, финансы и управление финансами или дизайн помещений и в этой теме попробуйте быть моно хотя бы несколько недель. Побудьте с этой темой по максимуму и сочетайте с ней только то, что можно миксовать: тренинг физического плана или диетологического, про другое. Побудьте с этой темой, дайте себе возможность погрузиться в нее на протяжении какого-то периода времени. И когда вы поймете, что зачатки навыков у вас уже формируются, отслеживайте тренировочный план, как вы будете это внедрять жизнь, к чему вы это прикладывать будете, что из того, что вам преподавали вы можете приложить, применить, потому что «ой, это было не вовлекающее, я не буду это применять». Да, но нужно же еще потрудиться, создать возможность для себя это в жизнь внедрять, это с одной стороны. А с другой стороны, ответственность лежит на человеке, который это преподает. Если ты тренер, сделай так, чтобы людям было понятно, бери обратную связь, спрашивай, как им вообще, как это усваивается, и подумай о том, через какие метафоры, истории, рассказы, упражнения можно твой материал подать таким образом, чтобы он усвоился еще лучше.

Ольга Гиверская:

И все-таки коучинговый подход в тренерстве – это как?

Анна Лебедева:

Коучинговый подход в тренерстве – это создание яркого будущего, это создание дизайна, который базируется на современных нейрофизиологических знаниях о том, как человек усваивает информацию, сколько внимания он держит. Это баланс, мост между тем, что человек сейчас проходит, с тем, как это он в жизни будет применять. И четкая, понятная структура, сбалансированный портфель.

Ольга Гиверская:

Я благодарю директора Международного Эриксоновского университета коучинга, мастер сертифицированного коуча по стандартам ICF Анну Лебедеву и всех приглашаю на тренинг для тренеров в Международный Эриксоновский университет коучинга. До встречи в эфире.