Анна Большакова Дерматолог, аллерголог 13 мая 2019г.
Аллергия - не приговор
Бушует май, а вместе с ним сезонные аллергические реакции. Что нового в мире борьбы в полинозом? И как жить полноценной жизнью пока цветет береза?

Наталья Урмацких:

В эфире проект Союза женских сил «Женщина в праве». По статистике каждый четвертый житель России страдает аллергическими реакциями. Как правило, обострение происходит весной, в период цветения. Цветет все: береза, ольха, очень-очень много травок, которые вызывают неоднозначные реакции у наших урбанистических организмов. Сегодня в студию мы пригласили не юриста, не правозащитника, а доктора аллерголога, дерматолога, члена Ассоциации детских аллергологов России, автора книги «Аллергошкола для мам» и автора проекта в Instagram «Спроси дерматолога» Анну Большакову.

Анна, Вы делаете совершенно полезное дело. Я не понаслышке знаю, что такое аллергия. Всё, что знаю я, наверное, уже устарело, а что сейчас нового в сфере борьбы с аллергией, с атопическим дерматитом и с аллергическими реакциями, пожалуйста, расскажите сегодня Вы.

Анна Большакова:

Спасибо! Очень, действительно, важный и нужный вопрос. Я, действительно, очень много работаю с пациентами ― и с аллергическими реакциями, и на стыке дерматологии и аллергологии, и я понимаю, что сейчас мы находимся в таком периоде, когда еще новая информация не всеми воспринята, не всеми, может быть, даже в медицинском сообществе, и поэтому проекты, любые проекты в Интернете врачей призваны незнание уменьшить, дать новую информацию, провести некий ликбез.

Наталья Урмацких:

Ведь парадокс: у нас при такой широте информационного поля, при такой насыщенности, очень много, скажем так, недостоверной информации, или переосмысленной, мягко говоря, недоучками, поэтому сложно выбрать действительно квалифицированного советчика в Интернете. Давайте, сначала не про Интернет, а про офлайн-деятельность дерматологов, аллергологов. Обращается очень много молодых мам: при всем потоке информации про аллергию мало достаточно точных рекомендаций, на что обращать внимание в первую очередь, с первых дней жизни ребенка. Что Вы можете рекомендовать? Как различить, есть аллергия, нет? Очень много разных новых модных веяний, мы о них чуть позже поговорим.

Анна Большакова:

Во-первых, я бы раньше начала. Я начала бы даже не с первых дней, а с беременности и с некой, может быть, профилактики. Даже не столько с профилактики мамы или будущего ребенка, а сколько с того, что мама должна понимать, она должна провести некий анализ, есть ли в семье аллергики. Если она сама не аллергик, то хотя бы нужно уточнить, есть ли у папы ребёнка аллергии, какие, на что; есть ли у родственников аллергии? Почему, зачем это нужно? Это нужно для того, чтобы правильно проводить профилактику. Если ни у кого нет из родственников, все здоровы, то, в общем-то, ребенок аллергиком может быть, но в достаточно низком проценте случаев. Если у ребенка родители аллергики, а если и оба родителя аллергики, то вероятность возникновения аллергических реакций существенно возрастает. Соответственно, маме нужно будет с первых дней определенным образом быть готовой, морально и теоретически подкованной.

Я думаю, что вы знакомы с термином и понятием «доказательная медицина». Это современное направление медицины, когда медицинские предположения проверяются определенными проводимыми исследованиями. Так вот, единственный момент, который доказывает профилактику аллергических реакций – это употребление мамой в последнем триместре беременности препаратов, помогающих пищеварению: пробиотических, пребиотических. Выяснено, что прием таких препаратов буквально перед родами помогает ребенку родиться с меньшим процентом вероятности аллергических реакций. Диеты мамы во время беременности не обоснованы, во всяком случае, сейчас они абсолютно не являются доказательным моментом. Многие мамы, зная, что они аллергики, что папа аллергик, стараются сразу жестко диету соблюдать еще время беременности, но это совершенно не обосновано, потому что во время беременности мама должна разнообразно питаться. Но здесь я хочу добавить маленький нюанс: разнообразие не значит, что мама должна питаться исключительно шоколадками, клубникой и другими продуктами. Они еще не являются аллергенами для маленького ребеночка, потому что ребенок сам с ними еще не контактирует, но увеличение гистамина в организме ребенка через маму уже на этой стадии может проявляться. Поэтому, конечно, должно быть все в меру.

Наталья Урмацких:

А если, например, во время беременности девушка увлекается экзотическими продуктами, тоже может стать причиной? Не ела, не ела, а тут беременная, и как всем беременным, хочется чего-нибудь необычного ― мел пожевать, картошку сырую.

Анна Большакова:

Сказать, что это обязательно спровоцирует аллергию – нет, проводились исследования, таких корреляций нет. Но экзотические фрукты, экзотические продукты, не совсем типичные для нас, достаточно часто для европейской, средней полосы России являются продуктами гистамин-либераторами, то есть провокаторами выброса гистамина. Гистамин накапливается в организме матери, мама с ребенком в этот момент являются единым организмом, соответственно, гистамин накапливается и в организме плода, в организме ребенка. Тогда при рождении теоретически мы можем подозревать, что ребенок с уже накопленным гистамином может чуть больше среагировать на факторы, которые будут для него опасны после родов. Поэтому, конечно, должен быть здоровый баланс. Хочется клубнички, ее можно поесть, но не килограммами. У гистамин-либераторов очень существенный дозозависимый эффект: чем больше съели, тем больше выделилось гистамина, тем больше вероятность реакций.

Наталья Урмацких:

У здорового человека, употребляющего либераторы гистаминные, может начаться аллергия? Насколько я из жизни, из историй, рассказанных мне, в том числе, слышала: «Никогда не было, никогда – ни на котика не было, ни на… И вдруг в 40 лет начала чихать на березу». То есть аллергия приобретается с накоплением гистаминных либераторов?

Анна Большакова:

Нет, конечно, не только и не столько. За время, которое мы живем, человек контактирует с разными с теми или иными химическими веществами, мы постоянно получаем те или иные облучения, изменения. В общем, все накапливается, и не только гистамин, но и в целом многие раздражители и провокаторы, которые могут спровоцировать проявления аллергических реакций.

Наталья Урмацких:

То есть, чем слабее иммунитет, тем выше вероятность получить реакцию?

Анна Большакова:

В целом нужно понимать, что аллергические реакции – это реакции иммунной системы, но они «вычурные» реакции. Иммунная система призвана нас защищать, а получается – не совсем. Она защищает, пытается защищать, но почему-то продукты, или пыльцу, аэроаллергены вдруг начинает считать чужеродными для нас, начинает активно с ними бороться и выдавать такие реакции.

Безусловно, изменения в иммунной системе могут привести к проявлениям аллергических реакций в будущем, но я больше хотела бы сконцентрироваться именно на детском возрасте. Почему? Потому что каждый четвертый. Но каждый четвертый – это не те, кто уже в старшем возрасте стал, это как раз наши детки, которые сейчас рождаются с предрасположенностями к аллергическим реакциям, и очень не хочется, чтобы они реализовывались. Тут нужно понимать, что даже если мама и папа аллергика, то ребенок может быть аллергиком в 70 % случаев, то есть у него есть 30 %, что он будет совершенно здоров, и никогда никакие аллергические реакции не проявятся. Но, если у него есть предрасположенности, то аллергические реакции могут проявиться, и здесь очень большая вариативность, в каком виде и как они проявятся. Они могут проявиться как маленьким пятнышком, которое ребенок почесал и забыл, и всё ушло, а может появиться очень серьезным реакциями вплоть до астматических приступов.

Пренатальная профилактика, о которой мы говорили, еще не совсем исследованная область; конечно, сейчас она исследуется и изучается, но пока мы только предполагаем. Мы говорим, что нужно быть осторожными с едой, быть поаккуратней, без перегибов готовиться, а уже после родов начинается очень интересный момент. Очень многие мамы впадают в крайность: «Я ем все!», что, в общем-то, обосновано. Многие педиатры и многие онлайн-ресурсы говорят о том, что диета мам не обоснована, что маме нужно кушать все. Как педиатр – я закончила педиатрический факультет, я педиатр по основной профессии – я не могу с этим не согласиться. Это правда, мама не должна себя ограничивать, мама должна питаться разнообразно. Но тут, опять же, мы приходим к вопросу про экзотические фрукты, про клубнику, про шоколад, про продукты, которые не являются необходимыми для построения организма ребенка. Белки нужны для построения клеток организма, углеводы, жиры, но есть продукты, которые избыточны, скорее, прихоть мамы, нежели что-то необходимое ребенку. То есть сказать, что у ребенка есть потребность в белках какао – наверное, нет.

Другая крайность – наоборот, у ребенка могут быть аллергические реакции. Достаточно часто у детишек в первый месяц проявляется, есть сыпушечки, младенческие акне, так называются; они к аллергии никакого отношения не имеют, но очень пугают мам, потому что внешне очень похожи на дерматит, на диатез. Мамы сразу пугаются: «Всё, у ребенка аллергия!» Бывает, что еще кто-нибудь дополнительно испугает маму, и мамы перестают есть совсем. Они садятся на воду, а у ребенка все равно продолжается сыпь, по их мнению. Поэтому здесь не должно быть крайности ни туда, ни туда.

Мы говорили уже, что мама должна заранее продумать. Если мама заранее знает, что у ребенка есть предрасположенности, то она должна понимать, что существуют те самые продукты гистамин-либераторы. Особенно, если мама кормит грудью, а это лучший способ питания ребенка первого полугодия жизни, и дальше прикормы и кормление грудью. Конечно, мама должна соблюдать диету – даже хочется найти другое слово, не диету, а некое ограничение, должна быть умеренность. Я стараюсь об этом писать постоянно, чтобы это слово уже наравне с «аллергенами» крутилось, чтобы было понимание, что причина не только аллергены. У нас же как получается? Ребенок родился, какая-то сыпушка пошла, что мы делаем? В Яндексе мама набирает «аллергия, диета при аллергии», и выдаётся стандартная гипоаллергенная диета с ограничением белка, коровьего молока, яиц, рыбы – то есть первых 7 самых ярких, самых сильных аллергенов.

Наталья Урмацких:

Семь смертных аллергических грехов.

Анна Большакова:

Вот-вот! Так вот, аллергены проявляют себя далеко не сразу у ребенка. Когда уже ребенок сам с ними начинает контактировать, тогда мы можем уже предполагать, что у него есть аллергические реакции на продукты. Мамы сразу ограничивают в этих продуктах, при первом же чихе, при первом появлении сыпушечки у ребенка; это необоснованно. Первое, на что мама должна обратить внимание, думая о том, как она будет питаться во время кормления грудью, ― знать о гистамин-либераторах, то, что раньше называлось облигатные аллергены. Это шоколад, цитрусовые, экзотические фрукты, специи, у нас сейчас очень распространен имбирь, имбирные напитки у нас любят делать, на них нужно обращать внимание, естественно – кофе, какао. Кофе – тоже камень преткновения.

Наталья Урмацких:

Сейчас сторонники здорового образа жизни очень часто прибегают к экзотическим диетам – кленовая, еще чиа, я даже не все названия знаю. Они тоже могут послужить стартом?

Анна Большакова:

Отличный вопрос, большое спасибо! Действительно, очень часто приходят ко мне мамы, и мы с ними обсуждаем, что ПП, правильное питание, не равно гипоаллергенное питание. Оно не безопасно для ребенка в плане как раз возможного гистамин-либераторного эффекта, то есть накопления гистамина, накопления того биологически активного вещества, которое обостряет все проявления на коже или проявляются в дыхательной системе ребенка.

Наталья Урмацких:

То есть, хочешь ты продолжать ПП – лучше ешь гречку, она, по крайней мере, своя, домотканая, не вызывает реакций, и организм уже привык.

Анна Большакова:

Да, и здесь еще момент, что при вводе прикормов тоже желательно ориентироваться на наши, местные продукты, потому что ферментативная система ребенка в целом развивается у всех детей очень индивидуально. Она может развиваться достаточно медленно, особенно, у деток-аллергиков, у деток-атопиков ферментативная система даже запаздывает. И нетипичные продукты организм может не переварить так, как он это должен сделать, может их не воспринять так, как нужно. Тогда возникают, так называемые, псевдоаллергические реакции.

Наталья Урмацких:

Они тоже выступают обычно на коже, кожными проявлениями?

Анна Большакова:

Да, это как раз то, с чем я очень часто работаю. В первый год жизни ребенка чаще всего я сталкиваюсь именно не с истинными аллергическими реакциями, а с псевдоаллергическими реакциями. Когда мама употребляет гистамин-либераторы, и ребенок на них реагирует, это может стать псевдоаллергической реакцией. Это реакции, которые протекают не по иммунологическому механизму, то есть иммунный механизм в данном случае не включается, а идет выброс биологически активных веществ, не проходя иммунологическую стадию.

Наталья Урмацких:

Мама-аллергик в период кормления ребенка может употреблять антигистаминные препараты? Допустим, сейчас весна, цветут березы, ей плохо, физически плохо?

Анна Большакова:

Да, но тут зависит, конечно, от степени. Если мама более-менее может терпеть, и если не очень сильное проявление, то, безусловно, желательно обойтись оградительными мерами – стараться меньше гулять в парках, вообще не гулять в парках, закрывать окна, поставить увлажнитель воздуха.

Наталья Урмацких:

Но антигистамины, которые принимает мать, переходят к ребенку, они влияют на него?

Анна Большакова:

Безусловно!

Наталья Урмацких:

Это опасно, неопасно?

Анна Большакова:

По поводу антигистаминных. Во-первых, есть антигистамины, которые можно употреблять и во время беременности, даже во втором-третьем триместре беременности, и во время грудного вскармливания. Антигистамины, конечно же, попадают к ребенку при кормлении грудью, но бояться здесь не нужно. Здесь, как всегда, мы ходим как по лезвию, то есть нам всегда нужно выбрать между плохим и очень плохим. Поэтому, если состояние мамы требует приема антигистаминных препаратов, то, конечно, мама их принимает, и из-за того, что какая-то часть попадет к ребенку, переживать не нужно. Бывают иногда ситуации, когда мы специально назначаем маме препарат, если ребенок совсем кроха и ему невозможно антигистамины дать, тогда мы через маму даем антигистаминные препараты. Редко, но такие ситуации тоже бывают.

Наталья Урмацких:

Всегда ли пищевая аллергия перерастает в усугубленные проявления – скажем, астма, кожные дерматиты, псориазы? Всегда ли аллергия начинается с пищевых реакций, всегда ли аллергены к нам попадают через желудочно-кишечный тракт, и отсюда возникают проблемы? Или есть другая опасность, извне, аэроаллергены?

Анна Большакова:

Да, это может происходить несколькими путями. Может приходить, что называется, атопический марш, когда сначала возникают дерматиты у ребенка, и потом постепенно, с возрастом, дерматиты могут уменьшаться или усиливаться, начать проявляться в дыхательной системе, вплоть до астматических реакций.

Наталья Урмацких:

То есть, если дерматит ушел, то не значит, что ребенок перерос аллергическую реакцию, она просто трансформировалась во что-то другое? Или ребёнок перерастёт?

Анна Большакова:

Не всегда. Не обязательно только из пищевых реакций обязательно пойдет атопический марш, совершенно необязательно. Может начаться с реакции на аэроаллергены. Другое дело, что для более маленьких деток характерны именно реакции пищевые, для деток более старших и для взрослых более характерны аэроаллергены, нежели реакции на пищевые продукты. Реакции могут, как Вы рассказывали, вдруг появиться, но чаще всего «вдруг» они появляются на тех же кошек, то есть аэроаллергены превалируют уже во взрослом возрасте.

По поводу «перерастет» есть момент, который тоже очень важно оговаривать, и я его тоже всегда стараюсь подчеркивать. То, что раньше называлось «перерастет аллергию», чаще всего дети к 3 годам перерастали псевдоаллергические реакции. У них дозревали ферменты, у них все начинало нормально перевариваться, гистамин-либераторы лучше переваривались ферментами, и все диатезы и все кожные проявления сходили на нет (сейчас нет диагноза диатез). Тогда говорили «перерос аллергию», но это не аллергия. Как мы сейчас понимаем, ребёнок перерастает псевдоаллергические реакции. Если у человека уже есть истинная аллергия, например, реакция на белок коровьего молока, то реакция на белок коровьего молока будет длительно существовать. Есть большая вероятность, что, при отсутствии длительного контакта с аллергеном возникает толерантность к этому аллергену, то есть постепенно организм начинает этот аллерген воспринимать более спокойно, и это тоже можно, наверное, назвать «перерос». Но, в целом, уход от кожных проявлений не говорит о том, что человек полностью перестал быть аллергиком.

Наталья Урмацких:

Вы сказали про толерантность; а бывает эффект наоборот, когда человек первый раз сталкивается с аллергеном, и вроде ничего, «прокатывает», что называется? Был опыт – завели морскую свинку, все было чудесно, потом она в свое время умерла от старости. Спустя 10 лет пытаются завести еще раз, и выясняется, что нет, даже спать приходится сидя. Бывает такое, что первый раз организм «не понял», что это такое, за врага не принял, а второй раз ему насыпали аллергена, и он уже сказал: «Нет, мы сейчас будем бороться соплями и всем остальным»?

Анна Большакова:

Отличный вопрос! Потому что с животными очень-очень сложный, очень сложный вопрос, но это мое мнение. Я считаю, что людям с предрасположенностями к аллергическим реакциям, а особенно – аллергикам, если у них есть аллергические проявления, с домашними животными лучше повременить и не связываться. Есть и противоположные мнения, есть доктора, которые считают, что наоборот, нужно больше контактировать, чтобы ребенок старался больше контактировать, потому что будет вероятность возникновения толерантности. Есть исследование, что с собаками может быть появление толерантности, но с кошками, попугайчиками, морскими свинками нет исследований. Скажем так – и то, и другое мнение могут существовать, но, я считаю, что лучше не надо.

Как объясняю я, почему не стоит? Есть несколько типов аллергических реакций. Есть немедленные аллергические реакции, когда контакт, – и всё, пошла реакция. Бывают аллергические реакции замедленного типа. В любом случае, аллергические реакции – это чаще всего реакции именно при повторном контакте. То есть первый раз мы лошадку погладили, и ничего, а организм за это время вырабатывает те самые иммуноглобулины, которые включаются в иммунную реакцию, и следующий раз, при контакте с лошадкой реакция может быть. Плюс то, что мы с Вами говорили, что с возрастом мы много контактируем, у человека за это время может произойти очень много разных изменений. Он живет с морской свинкой, и вроде бы, кажется, внешне никаких аллергических реакций нет, но мы же не знаем, что внутри происходит. Внутри может совершенно спокойно происходить накопление гистамина, накопление иммуноглобулинов, то есть уже идет некая подготовка к выдаче реакции, но пока организм её сдерживает. Чуть пошло ослабление иммунитета, но чаще из-за стресса, либо ребенок переболел сильным заболеванием, очень тяжело болел, и на фоне него пошла реакция на ту же кошку, на ту же морскую свинку. Такая реакция не говорит о том, что ее не было, и она вдруг появилась, просто она уже была готова, а, может быть, даже где-то и проявлялась. Может быть, где-то ребенок почесывался, но мама не заметила, или покашливал, но мама связывала, допустим, с ОРВИ. Сначала покашливание, и вдруг пошла явная реакция, но она не вдруг пошла, а потому что была готова к проявлению.

Наталья Урмацких:

Совершенно замечательная тема, которая сейчас очень часто обсуждается, в том числе, в Интернете – аллергия на белки, в том числе, коровьего молока, безглютеновые диеты, аллергия на глютен, на яичный желток. Что из этого правда, а что просто модный тренд?

Анна Большакова:

Глютен – отдельная песня, потому что аллергические реакции на глютен – это очень редкий вид аллергических реакций. Есть аллергические реакции на пшеницу. Пшеница является одним из тех семи страшных аллергенов, наиболее частых, и у большего процента аллергиков дают реакции. Но, пшеница – лишь частный случай глютена, когда мы начинаем перечислять глютенсодержащие продукты, то, помимо пшеницы, еще целая куча всего. Складывается впечатление, что у многих аллергия на глютен, эта опасность, хотя чаще всего, если аллергия есть у человека, то она на пшеницу, то есть на маленький, узкий сегмент, и совершенно нет никакой необходимости есть безглютеновые продукты. Более того, я чаще всего сталкиваюсь с тем, что продукты, которые не содержат глютен…

Наталья Урмацких:

…более аллергенны, чем обычная пшеничная каша.

Анна Большакова:

Они даже не столько более аллергены, сколько в них содержится очень много тех самых специй, в них добавлены ароматизаторы, красители, добавлено что-то такое, то есть целый список всего такого, на что может пойти гистамин-либераторный эффект. Достаточно часто бывает так, что приходит мама на ПП, и ребенку дает чиа, и еще плюс безглютеновые продукты, приготовленные на безглютеновых смесях хлебушки или что-то еще, а у ребенка все равно сыпь. Почему? Потому что у него сыпь как раз на добавки, которые в этом всем содержатся. Безглютеновые диеты обоснованы только в ситуации истинной аллергии на глютен – очень небольшом проценте, точно так же, как у кого-то может быть аллергическая реакция на белок. Желток – тоже достаточно сильный аллерген, один из серьезных аллергенов. Но бывают аллергические реакции на гречку. Кажется, безопасный продукт, но бывают аллергические, но тоже маленький процент, точно так же, как и глютен, в принципе, даёт маленький процент аллергических реакций. На пшеницу бывает, но пшеницу мы можем заменить другими видами круп и выйти из положения.

Наталья Урмацких:

Сами педиатры часто грешат тем, что отвечают, когда мама жалуется на реакцию: «Это у вас на коровий белок, это у вас на глютен. Смените питание, и все пройдет». Как разобраться, в том числе и маме – анализ сдать, царапки, которые раньше были популярны, аллерген-реакции?

Анна Большакова:

Здесь очень зависит от возраста ребенка и от того, что мы хотим конкретно проверить. Почему говорят, что у вас аллергия на белок коровьего молока? Потому что он один из самых частых аллергенов.

Наталья Урмацких:

А откуда? Он еще не ел коровьего молоко, он только титьку сосал в первые свои 2 месяца.

Анна Большакова:

Считается, что частицы белка могут проходить. То есть, если ребенок действительно сильный аллергик на белок коровьего молока, то это проявится еще на грудном вскармливании. Но, опять же, это не значит, что каждый ребенок будет обязательно реагировать на белок коровьего молока. Вполне возможно, что у него есть некая ферментативная недостаточность, о чём мы говорили, псевдоаллергические реакции.

Как проверять, что делать и что думать? Пока ребенок маленький, пока ребенок до года, проводить те или иные исследования стоит, если доктор подозревает, что есть истинная аллергическая реакция. Например, доктор посмотрел на пищевой дневник мамы и увидел, что мама никаких глютенсодержащих продуктов не ест; доктор проверил, что у ребенка нормально функционирует ферментативная система и никаких лактазных недостаточностей, что достаточно тоже часто бывает. Если доктор подозревает, что есть реакция на белок коровьего молока, то есть анализ: берется венозная кровь, иммуноглобулин E, смотрят на белок коровьего молока; бывает, иногда смотрят на фракции этого белка. Чаще всего это делается для того чтобы подобрать молочную смесь. Если мама изначально не кормила грудью, то подбирается смесь, и для этого сдается анализ, чтобы определить, какую смесь, насколько гидролизированную нужно взять смесь. Если можно исключить, то просто нужно исключить. Достаточно часто, если есть истинная аллергическая реакция, исключение продукта из питания буквально на неделю, две, три, четыре показывает картину, как она есть на самом деле. Исключили, реакция ушла – значит, можно подозревать, что реакция была. Если мы исключаем, а реакция остается, то не значит, что у ребенка аллергическая реакция на всё, аллергической реакции на всё не бывает. Она бывает на один, на два, на три максимум продукта. Если мама считает, что у ее ребенка аллергическая реакция на все, значит, это не аллергическая реакция, а нужно думать о псевдоаллергических проявлениях. Это в отношении маленьких детей.

Более старшие детки, начиная с года, когда ребенок уже сам питается, у него уже есть собственные контакты с белками (потому что аллергены чаще всего белки, в большинстве случаев), то на подозреваемые мамой аллергены можно сдать тот же самый анализ крови на иммуноглобулин E. Но, тоже я бы не рекомендовала сдавать просто так, потому что у нас как получается? Мамы узнают о существовании анализа, идут в лабораторию и сдают огромные листы на всё-всё-всё, на все-все-все продукты, и надеются на то, что сейчас им покажут сколько-то галочек, они уберут эти продукты, и все уйдет. Но, к сожалению, ситуация намного сложнее, поэтому желательно сначала посетить доктора, чтобы доктор сделал предположения и направил на конкретные исследования, которые нужны. Что касается царапок, те самые скарификационные тесты – они проводятся уже после 5 лет. Считается, что в этом возрасте они наиболее информативны, и тоже желательно не на всё-всё-всё подряд, а проводить на аллергены, которые мама, доктор считают предполагаемыми для ребенка.

Наталья Урмацких:

В моем детстве доктор говорил: «С чем контактируете больше всего, на то реакцию и проверяйте». Домашняя пыль, пух, перо, бытовые вещи, собаки, кошки…

Анна Большакова:

Хотела сейчас о них упомянуть, но очень часто у нас есть зацикленность на продуктах питания, что и понятно, потому что, как я говорила, в самом маленьком детском возрасте очень много завязок вокруг желудочно-кишечного тракта. Видимо, по накатанной мамы считают, что и дальше тоже. На самом деле, нет. На самом деле, существенно снижается реакция на пищевые продукты и увеличивается на аэроаллерген. К 5 годам, когда уже можно проводить скарификационные тесты, как раз их желательно проводить именно на бытовые аллергены. Вообще, я рекомендую, если домашнее животное живет в доме, то хотя бы раз в год смотреть либо иммуноглобулины E к шерсти, слюне, перхоти этого животного, либо сдавать скарификационные тесты после 5 лет. Если по анализам что-то проявляется, и мы что-то видим, то нужно делать выводы и задумываться.

Наталья Урмацких:

Что делать взрослым людям, которые всю жизнь с этим живут, или аллергия начала проявляться уже во взрослом состоянии? Для них темп, ритм жизни, образ жизни, меняется, или можно продолжать в том же темпе и ритме, просто принимая антигистамины? Допустим, человек хочет заниматься бегом, а сейчас весна, поллиноз, с насморком не очень-то побегаешь. Кроме банального супрастина что можно предпринять, или лучше себя ограничить в утренних пробежках?

Анна Большакова:

Расскажу. Практических советов достаточно много. Я считаю, что подход к терапии аллергии для всех – и для детей, и для взрослых, – должен быть комплексным, мы не должны воспринимать аллергию как что-то исключительное. У нас аллергия, мы пропили супрастин, и больше ничего делать не надо – не совсем верный подход. Почему, потому что аллергия – это реакция иммунной системы, то есть целый комплекс моментов, которые влияют на весь организм; соответственно, весь организм тоже влияет на проявление реакций. Для детей и для взрослых очень важно закаливание, потому что это хороший способ укрепления иммунной системы, от которой зависит проявление аллергических реакций.

Наталья Урмацких:

Главное – недорогой.

Анна Большакова:

Да! Самое важное, что все препараты, которые сейчас существуют, иммуномодуляторы, они, помимо того, что не имеют никакой доказательной эффективности в своей модуляции, так они еще и являются гистамин-либераторами, то есть при их употреблении могут усиливаться все аллергические проявления. Поэтому так сложно. Наверное, хочется что-нибудь выпить, чтобы стало сразу легко, но такой путь не совсем правильный. Я всегда смотрю на аллергию как на некий момент, некий звоночек, который говорит о том, что нужно свою жизнь скорректировать в сторону здоровья: закаливание, как я уже говорила, тот же самый бег. Здесь нужно понимать, что любая физическая нагрузка всегда влечёт выброс гистамина. В ситуации, когда человек сейчас реагирует на пыльцу, для него сейчас самый опасный период в его годовом цикле жизни, наверное, сейчас ему усиленно заниматься спортом, давать себе гипернагрузки – не самый лучший вариант. Заниматься надо, но в меру. Тем более, не бегать в парках, где все цветет – тут вообще без вопросов. Но, например, в осенне-зимний период, когда нет цветения, – пожалуйста, можно бегать и заниматься спортом, это будет не так опасно, как сейчас.

Мы сейчас живем в век, когда существует очень много всяких домашних приспособлений. Например, против пыльцы и реакции на пыльцу сейчас чего только нет, можно даже жить, не открывая окна. Есть фильтры, которые врезаются в стену и очищают воздух, который поступает с улицы.

Наталья Урмацких:

Кстати, о пользе ионизаторов и увлажнителей: они играют роль в жизни аллергика?

Анна Большакова:

Ионизаторы не всегда играют хорошую роль. Ионизатор, скорее, небезопасный аппарат, потому что он может ионизировать частицы пыли, которые летают в воздухе, что не есть хорошо. Когда ионизируется уже очищенный воздух, то есть смысл, но бывает так, что иногда ионизаторы включаются, особенно, в машине любят включить ионизатор, где скопление пыли, все частицы ионизируются. В общем, ионизатор считается не очень хорошо. Что касается увлажнения, это хорошо. Увлажнение воздуха – это здорово, потому что в целом помогает работать нашему дыхательному аппарату лучше, легче очищаться, в том числе, от аллергенов.

Наталья Урмацких:

И астматикам помогает?

Анна Большакова:

Тут момент, что астматикам нельзя находиться во влажном воздухе, но тут, как с диетами, не надо впадать в крайности. Влажность не должна быть 70 %, влажность должна быть на уровне 30-40 %, максимум. Объясню, почему? У нас даже по Москве и по ближайшему Подмосковью бывают совершенно разные климатические моменты, и может быть рост плесени в доме. Дом, может быть, не очень старый, но, например, затопили соседи, пролили, еще что-то, где-то начала расти плесень. Плесень ― очень сильный аэроаллерген, про который мы достаточно часто забываем. Мы говорим про пыль, про пыльцу, и забываем про плесень. Даже если есть маленький очажок черненой плесени, нам кажется: «Ну, что там, протерли и всё…» На самом деле, споры плесени летают, мы ими дышим, это очень сильный аллерген. Плесень активно растет во влажном воздухе, поэтому, если вы живете около озера, то, может быть, стоит подумать, ставить увлажнитель или нет. А что касается очистителя воздуха, – есть мойка воздуха, которая еще и увлажняет воздух, есть сухие очистители воздуха – это штука хорошая, нужная, она должна быть в доме аллергика, особенно, реагирующего на аэроаллергены.

На вопрос, меняется ли жизнь в этот период, – конечно, она должна немножко меняться в период пика цветения, пика аллергенов, причем, взрослому человеку желательно уже понимать, на что у него конкретно аллергия. Если у маленького ребенка много тонкостей, и нужно понять, то у взрослого человека уже всё более-менее понятно. Ему нужно понимать, на какой конкретно аллерген у него реакция, и нужно отслеживать. Если, реакция на цветение, то ему нужно отслеживать с помощью сервисов. Сейчас существуют очень хорошие сервисы по отслеживанию пыльцы в городе, в населенных пунктах, можно отслеживать, когда начинается пыление, когда пик пыления. Гулять ему лучше после дождя, например, утром, когда еще роса, когда пыльцы меньше.

Наталья Урмацких:

То есть жить осознанно в суровых условиях.

Анна Большакова:

Конечно! Недостаточно только выпить антигистаминные, следуя рекламе: «У вас аллергия? Выпейте антигистаминные, и все будет хорошо!» Они могут помогать, но, либо начальном этапе, либо, если проявления не очень сильные. Например, в нынешнем году очень яркое пыление, очень сильное, и у многих гиперреакции. Допустим, человеку в прошлом году помогли антигистамины, но в этом году у него реакция могла гораздо сильнее проявиться, поэтому ему нужно знать заранее. Почему я еще хотела сказать, что он должен знать, на что конкретно аллергическая реакция, – потому что есть перекрестные аллергены. Перекрёстные аллергены – это продукты, белки которых содержат частицы, схожие с белками пыльцы, поэтому желательно их на этот период тоже ограничивать.

Наталья Урмацких:

Мы уже практически научились лечить такие болезни как рак, другие суровые заболевания. Аллергия все-таки излечима, или нет?

Анна Большакова:

Я всегда отвечаю на этот вопрос так: наша задача не давать необоснованные обещания и говорить, что мы вас вылечим, но мы можем добиться того, чтобы человек жил с аллергией в балансе, чтобы он ощущал себя здоровым, то есть была некая ремиссия. Мы стараемся добиться ремиссии при аллергии, когда человек себя ощущает здоровым максимально долгое время. У него есть моменты, к которым он подстраивается, но, в целом, он себя чувствует здоровым и не обращает на это внимания.

Наталья Урмацких:

Спасибо большое! 45 минут полезной информации, потому что женщина вправе знать, что такое, в том числе, и аллергия. Мы желаем вам жить в гармонии с окружающим миром и с самим собой!

У нас в гостях была Анна Большакова – врач-дерматолог, член Ассоциации детских аллергологов России, автор книги «Аллергошкола для мам» и автор проекта в Instagram «Спроси дерматолога». Найдите и подпишитесь, кому это интересно и нужно.

}