Олег Зинин Директор по развитию корпорации «Проект-техника» 29 апреля 2019г.
Перекуем мечи на орала!
Поговорим о тех, кто не останавливается на достигнутом

Иван Кононов:

Здравствуйте всем! Меня зовут Иван Кононов, я главный редактор издательского дома «Отечественные товаропроизводители». А это программа «Третье дыхание» о тех, кто добился в жизни многого, но не останавливается на достигнутом. Вот кто у нас никогда не останавливается на достигнутом (вернее, не кто, а что), это оборонно-промышленный комплекс. Он развивается, он производит высочайшего уровня продукцию. И сегодня у нас с вами в гостях люди, представляющие одну из корпораций этого гигантского, огромного организма. У нас в гостях господин Зинин. Здравствуйте, Олег!

Олег Зинин:

Добрый день!

Иван Кононов:

Директор по развитию корпорации «Проект-техника». И директор департамента по IT-продукции Татьяна Мосендз.

Татьяна Мосендз:

Да, здравствуйте!

Иван Кононов:

Здравствуйте! Слушайте, ведь развиваться-то развивается оборонно-промышленный комплекс, но буквально сегодня в топовых новостях Рамблера появилась информация о том, что финансирование уменьшается (финансирование военных заказов), и это как бы демонстрирует миролюбивую стратегию нашего государства, говорящую о том, что мы все больше переходим на мирные рельсы. Но вам-то, наверное, тяжеловато становится в этих условиях, Олег Вадимович?

Олег Зинин:

Совершенно верно! Тенденция снижения государственного оборонного заказа, она прослеживается. И наше предприятие оборонно-промышленного комплекса, понимая эту ситуацию, предусматривает определенные шаги для перехода на продукцию мирного, так сказать, назначения.

Иван Кононов:

Гражданского?

Олег Зинин:

Да, гражданского.

Иван Кононов:

Вот Вы мне скажите, что такое сегодня корпорация? Вот ваша корпорация, как это выглядит с точки зрения ее составляющих (этой корпорации)?

Олег Зинин:

Ну, если немножко история, то наша корпорация имеет 30-летний опыт работы. За этот промежуток времени мы сейчас разрослись и имеем 2 производственные площадки – это предприятие по изготовление мобильных средств «Орелтекмаш» (город Орел)…

Иван Кононов:

То есть это полноценное большое предприятие?

Олег Зинин:

Корпорация – это система предприятий.

Иван Кононов:

То, что Вы назвали, мы имеем предприятие – это большой завод такой?

Олег Зинин:

Да, это несколько больших заводов.

Иван Кононов:

Несколько больших заводов.

Олег Зинин:

В нашу корпорацию подходит «Орелтекмаш»…

Иван Кононов:

Проектное бюро, наверное?

Олег Зинин:

Да. Это «Шумерлинский завод специализированных автомобилей»…

Иван Кононов:

Это в Чувашии?

Олег Зинин:

Это Чувашия, да. Это предприятие «Проектэлектроника», инженерный центр, который включает в себя несколько конструкторских бюро по различным направлениям…

Иван Кононов:

Короче говоря, сложный организм. Слушайте, Татьяна, ведь совсем недавно все, что вы сейчас мне рассказываете, это была секретнейшая информация, разве не так? Вообще, я помню себя в детстве, когда было страшное название «ящик», был секретный «ящик», и люди, работавшие в «ящике», и на «ящике»… Правда, я тоже на «ящике» работал, мы так называли телевидение. Но вот эти все предприятия такого рода, это были «ящики», «ящики», которые были тайной за семью печатями, что там происходило, никто не знал, знали, что это что-то очень важное для страны. И самое главное, всегда знали, что на этом «ящике» создают новые технологии. Вот можно сказать о вашей корпорации «Проект-техника», что она является как бы создателем новых технологий, что это то самое место, где оборонно-промышленный комплекс питает, я бы сказал, гражданскую составляющую с помощью своей вот этой многолетней мощи инженерных кадров, новых технологий, питает чем-то современным и новым?

Татьяна Мосендз:

Безусловно, мы можем говорить о том, что технология по-прежнему является наибольшей ценностью в рамках нашей корпорации, да и ОПК в целом. Новые современные технологии, технологии, проверенные временем, отработанные многолетним опытом, многолетним опытом эксплуатации, опять же, наших изделий в ВПК. Помимо этого, конечно, мы развиваем новые бизнесы, мы инвестируем в новые направления. Мы поддерживаем и развиваем ту школу, которая у нас сложилась, школа инженерных кадров, школа конструкторов с многолетним опытом, которые в роли наставников выступают, делятся своими знаниями с новыми специалистами.

Иван Кононов:

Да, это прекрасно, друзья мои! Но я вспоминаю печальные времена ОПК, это еще времена перестройки… Кстати, вы зародились когда? Если 30 лет, значит это был восемьдесят…

Олег Зинин:

…восьмой год.

Иван Кононов:

Да, 88-й год, когда тоже был брошен клич переходить на конверсию, на диверсификацию, и это, в общем-то, для ОПК, к сожалению, как мне кажется, тогда закончилось весьма плачевно, потому что стали мощные технологические производства выпускать кастрюли, канистры, скороварки… Я надеюсь, сейчас это все выглядит несколько иначе. Вот недаром вы департамент IT-продуктов. Что это означает с точки зрения обывателя? Вот я понимаю, что есть крупнейшая корпорация, которая замечательно работала. Вот я хочу теперь понять, чем она мне может быть полезной? Я уже давно привык, и мы все привыкли, что все IT-технологии у нас с Запада, что все мы, что хотим, везде написано или Samsung, или сделано в Китае, или в Гонконге…

Татьяна Мосендз:

На сегодняшний день мы можем говорить о платформе, о платформенных решениях. Исторически корпорация занималась разработкой, по сути дела, платформ «контейнер-кузов», «контейнер-кузов-фургон». Это некая коробка, наполнив которую, конечный обыватель, как Вы говорите, может получить продукт, который нужен именно ему.

Иван Кононов:

И, кстати, вся продукция, насколько я понимаю (почти вся), она у вас недаром называется мобильной, то есть она изначально и исторически создавалась для того, чтобы передвигаться?

Татьяна Мосендз:

Да, изначально и исторически, и по-прежнему, до сих пор основная ценность нашей продукции – это ее высокая мобильность, это возможность ее эксплуатировать в осложненных условиях, возможность быстро на основании ее создать новое решение. Мобильный сервисный комплекс, который мы выбросили на другой территории, быстро разложили, развернули, и через 2 часа уже можем восстанавливать технику. Мобильный полевой лагерь, мы развернули полевой лагерь, можем восстанавливать уже человеческое здоровье и жизни сберечь. Платформа проживания…

Иван Кононов:

Но это означает, что это временная платформа? Или она может быть?.. Просто, если она мобильная, значит, она приехала и через какое-то время уедет, или ее можно развернуть и так и оставить стационарно?

Татьяна Мосендз:

В линейке нашей корпорации достаточно широкий спектр применения. Это может быть быстровозводимая конструкция, которую развернули на 1 месяц…

Иван Кононов:

На какое-то время?

Татьяна Мосендз:

…на 1 месяц, например, и уехали в другое место дислокации. Одновременно на основании этого может быть создан довольно долго функционирующий стационарный центр. Основная ценность, что заказчик сегодня хочет получить готовое решение (решение под ключ), когда все его потребности учтены, и он получил финальный продукт. Недаром в наших изделиях довольно часто звучит слово решение: мобильное решение, сервисное решение, IT-решение, медицинское решение, решение конкретной задачи конкретного заказчика. В данной ситуации мы говорим о том, что, да, исторически нашим заказчиком является министерство обороны, ВПК, но при этом гражданский рынок, он точно так же нуждается в мобильных решениях, быстровозводимых конструкциях.

Иван Кононов:

А он знает об этом, что он в этом нуждается? Как ему объяснить, Олег Вадимович, что он нуждается в этом? Ведь здесь уже посложнее задачи-то, на самом деле. Одно дело, когда министерство обороны точно знает, что у него есть такая задача, что у него есть такие исполнители. Получи гособоронзаказ и будь любезен исполни! На гражданке, что называется, посложнее будет?

Олег Зинин:

Да, безусловно, гражданский рынок, он очень особенный. И все зависит и будет зависеть от того, как наше предприятие сможет провести маркетинговую работу в части определения потребностей этого рынка и в части рекламы той продукция, которая может быть востребована на гражданском рынке.

Иван Кононов:

То есть создать тоже платформу маркетинга?

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

Междусрочную.

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

Все-все упирается в платформу. Мы, кстати, готовы с вами тут сотрудничать с большим удовольствием как отечественные товаропроизводители, поскольку вы и есть наш целевой, что называется, партнер. И вот этот маркетинг: одно дело заниматься продажей, другое дело заниматься пропагандой того обстоятельства, что именно ваша технология нужна сейчас. Потому что ведь это же огромный, большой механизм (современная экономика), порой закостенелый в своих привычках, в своих партнерских взаимоотношениях, и очень сложно туда вливать что-то новое. Для того чтобы это происходило, или должен быть сверху какой-нибудь окрик: «Вперед, на осваивание новых технологий!», – или должны быть руководители тех или иных предприятий, отраслей людьми, понимающими как бы пульс современности. Вот у вас есть какой-то уже положительный опыт того, как вы предприняли эту конверсию, как вы стали переходить на рельсы гражданского потребления, как ваши платформы уже были восприняты и применены?

Татьяна Мосендз:

Ну, например, мы разрабатываем программное обеспечение, вот я отвечаю за эту область, скажем так. Мы разрабатываем мобильные приложения, мы можем разработать заказную разработку для того, чтобы автоматизировать бизнес. То есть, с одной стороны, мы решаем задачи прикладные в области управления непосредственно задачами, которые лежат в периметре управления войсками (вот этих задач, связанных с повседневной деятельностью, и так далее), но принципы, которые мы используем для управления разработкой, для создания современных приложений…

Иван Кононов:

Но вы понимаете, сколько, извините меня, на этом рынке у вас соперников?

Татьяна Мосендз:

Да, понимаем, но при этом, в чем наше конкурентное преимущество?

Иван Кононов:

Так…

Татьяна Мосендз:

Конечно, компании, работающие на рынке ВПК несут довольно большую ответственность перед военной приемкой, перед государственным заказчиком, необходимость исполнения контрактов в рамках гостированных жестко предопределенных последовательностей и так далее. При этом нельзя отрицать, что такого рода подход приводит нас в конечном итоге к высокому качеству финального продукта. Продукт, который подвергается испытаниям, независимо от того, это кузов-контейнер или это специальное программное обеспечение, мы проводим ему через цикл испытаний, подтверждая его качество, соответствие техническому заданию и так далее. Понятно, что бизнес требует больше гибкости, больше скорости реагирования порою, но мы никогда не идем по пути ухудшения качества нашего продукта, потому что для корпорации это основная ценность. Продукция корпорации эксплуатируется в войсках много лет, и поэтому мы должны отвечать за нее.

Иван Кононов:

Но Вы не ответили мне на вопрос, где вы уже применили свои навыки на гражданском поприще? Это что, секрет фирмы, или что?

Татьяна Мосендз:

Сложный вопрос. Хочется, конечно, сразу сказать, где мы это применяли. Ну, например, на сегодняшний день мы развиваем технологии обучения. Историческая компания занималась тем, что обучала в прикладных задачах, например, по эксплуатации тех же наших изделий. Вот возникла новая технология виртуальная реальность, у всех на слуху, дети наши любят в это играть…

Иван Кононов:

Дошло уже вплоть до строительных технологий с виртуальной реальностью.

Татьяна Мосендз:

Все правильно.

Иван Кононов:

Господин Полонский обещал уже выстроить целый город с виртуальной реальностью.

Татьяна Мосендз:

Мы с использованием технологии виртуальной реальности разрабатываем обучающие курсы для подготовки персонала (ремонтного персонала, строительного персонала и так далее), то есть мы такого рода решениям, в принципе, нашли нишу. Но я не хотела бы говорить конкретно применительно к какому заказчику, но в целом ниша есть и востребованность данного продукта она подтверждена.

Иван Кононов:

Но это же программный продукт, да, или какой? Это продукт, который, прежде всего, движим какими-то специалистами, которые разрабатывают то, о чем Вы говорите, и потом как они передают навыки эти. Как?

Татьяна Мосендз:

Создается специальный программный продукт...

Иван Кононов:

Опять платформа, вот это волшебное слово платформа, да?

Татьяна Мосендз:

Да.

Иван Кононов:

Хорошо, но ведь это же Вы не назвали, может быть, из скромности, может быть, все-таки опасения какого-то, я не знаю. Наверняка остались еще в какой-то парадигме закрытого, скажем так, предприятия, или вы прозрачны от и до? Вот Вы мне скажете, пожалуйста?

Олег Зинин:

Увы, нет.

Иван Кононов:

Нет. Поэтому какие-то вещи из вас щипцами не вытащишь сегодня.

Татьяна Мосендз:

А стоит ли?

Иван Кононов:

Понимаете в чем дело? Может быть, и не стоит вытаскивать все военные тайны, да и, вообще, я не для этого как бы с вами завел этот разговор. Просто опять-таки мне как обывателю и тем, кто слушает, интересно, что нового, важного, ценного может принести в данной ситуации ваша корпорация, когда она волей-неволей будет переходить на гражданские рельсы. И это же важно вам самим, потому что финансирование и заказ (гособоронзаказ) будет уменьшаться, потребность рынка теоретически будет расти, поэтому вы должны идти со временем или всячески пропагандировать свою деятельность. Поэтому, будьте любезны, убедите меня в том, что ваши мобильные, в том числе, платформы…

Татьяна Мосендз:

Платформенные решения…

Иван Кононов:

…платформенные решения, ну, вот как необходимы! Мне как, например, условно говоря, человеку, занимающемуся или МЧС, или геологоразведкой, или строительством – почему я не смогу обойтись без ваших фишек? Ведь это вы должны отдавать себе отчет, что это же самое главное теперь для вас?

Олег Зинин:

Да, если позволите?

Иван Кононов:

Да.

Олег Зинин:

Вы говорите все совершенно правильно. И рынок диктует условия, когда те возможности нашего предприятия необходимы именно для этих же направлений в той же геологоразведке, нефтегазодобычах, ведь особенности именно продукции, выпускаемой нашим предприятием, такова, что во главу угла ставится ее мобильность, и мобильность в условиях, которые отдалены от постоянных мест проживания…

Иван Кононов:

Для нашей необъятной страны это крайне важно, конечно!

Олег Зинин:

Крайне важно, да! И особенность платформенных решений такова, что, выполняя те или иные задачи в той или иной отрасли, мы обеспечиваем самодостаточность этих решений…

Иван Кононов:

То есть законченный цикл такой получается?

Олег Зинин:

Да. То есть, начиная от обеспечения электроэнергии и заканчивая бытовыми вопросами.

Иван Кононов:

А скажите, пожалуйста, то, что передвигается, то есть сам автомобильный парк, это тоже вы делаете?

Олег Зинин:

Нет, автомобильный парк мы приобретаем на предприятиях промышленности России.

Иван Кононов:

И оснащают его уже соответствующим образом?

Олег Зинин:

Да. Мы применяем практически весь парк техники, которую выпускают у нас в стране, и базируемся на нем. У нас есть и небольшой, но положительный опыт в этой работе. Нами созданы на базе кузовов-контейнеров постоянного объема хлебопекарные установки, которые позволяют на базе бездрожжевой рецептуры выпекать хлеб в любых условиях с объемом достаточным, чтобы покрыть потребности небольших населенных пунктов.

Иван Кононов:

Вот, вы приблизились уже практически ко мне, к обывателю. Запахло хорошим, свежим хлебом и, я так полагаю, по доступной цене?

Олег Зинин:

Да, безусловно.

Иван Кононов:

То есть речь идет не о каких-то там больших предприятиях, а о мобильных пекарнях, которые могут развернуться где угодно и напечь сколько угодно?

Олег Зинин:

Да, безусловно.

Иван Кононов:

Удовлетворить…

Олег Зинин:

…той продукцией, которая будет необходима.

Иван Кононов:

Эту-то военную тайну откройте мне, вы где-то это уже применили?

Олег Зинин:

Впервые мы свое изделие показали на выставке в парке «Патриот» в прошлом году на выставке «Армия-2018».

Иван Кононов:

Да, но все равно в рамках армии?

Олег Зинин:

В рамках армии. Сейчас мы подготовили несколько экспериментальных образцов, которые попытаемся использовать вот в эти праздники.

Иван Кононов:

Понятно, то есть уже в праздники где-то вы раскинете свои мобильные пекарни?

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

А для этого нужны какие-то дополнительные разрешения, согласования и прочее-прочее, ведь это же, помимо всего прочего, сфера общепита, скажем так?

Олег Зинин:

Ну, это происходит на уровне муниципальных образований.

Иван Кононов:

Ну, понятно, опять будете молчать, где, чего, сколько и почем…

Олег Зинин:

Да, и в дополнение я бы хотел еще отметить, что в ряде продукции мы используем (в рамках, естественно, дозволенного) технологии, которые мы используем для работы силовых структур.

Иван Кононов:

Ну, в этом-то, я считаю, ваша ценность-то и есть, что те наработки, которые вы используете для армии и силовых структур, они начинают служить простым людям, правильно?

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

У вас, кстати, сколько людей работает в целом? Вы же еще, помимо всего, как это принято говорить, градообразующее предприятие, то есть вокруг вас формируются, собственно говоря, те, кто получают у вас зарплату, те, кто за счет вас живет, практически?

Олег Зинин:

Да, совершенно верно Вы говорите, это и город Шумерля в Чуваши, и также «Орелтекмаш» (город Орел).

Иван Кононов:

Это градообразующие предприятия, правильно?

Татьяна Мосендз:

Да, градообразующие предприятия, которые обеспечивают и текущую занятость, и сохранность кадров, которые получили образование в регионе, они приходят к нам на предприятия трудиться. У нас достаточно интересные проекты реализуются с точки зрения формирования кадровых резервов для того, чтобы выпускники ВУЗов, школьники приходят нам на практику. То есть в этой части мы, опять же, можно сказать, используем тот опыт, когда предприятия региональные градообразующие становились базой для того, чтобы люди устраивались на работу в регионе, соответственно, не было оттока кадров из региона. Поэтому в этой части мы довольно интересные проекты реализуем в партнерстве с ВУЗами, например. На нашей базе открываются школы для молодых студентов и так далее.

Иван Кононов:

Татьяна, я вернусь все-таки вот к своему (пусть будет не совсем звучащему для вас привлекательно) тезису относительно того, что все, что у нас называется IT-продукцией и IT-технологиями, принято относить не к отечественному производителю, к сожалению. Вот развейте, пожалуйста, такую тенденциозную точку зрения мою. Скажите мне что-нибудь…

Татьяна Мосендз:

…воодушевляющее.

Иван Кононов:

..воодушевляющую по поводу того, хотя бы, знаете, пофантазируйте, Татьяна. Ведь реально в вашей области столько всего уже сделано в хорошем смысле этого слова, но тот же Президент говорит: «Братцы, еще чуть-чуть, и армия будет оснащена подзавязку уже всем, что нужно, и нам уже не нужны будут ваши дальнейшие изыскания в этой области; шагните к людям, сделайте нашу жизнь более привлекательной, увлекательной, и, главное, нашей технологией». Вот развейте миф, что мы не только нефтяная держава, понимаете, а мы еще и с мозгами. И, кстати сказать, Олег Вадимович, вот реформа, которая была применена Сердюковым, начиная с 10-го года, она освободила большое количество военных. Это воспринималось многими как некая беда, они были вынуждены уходить со своих привычных рельс армейских, и уходить на гражданку. Но, с другой стороны, это было ведь и преимуществом для многих предприятий, потому что туда пришли грамотные инженеры, специалисты именно в военного толка, и именно благодаря им во многом ОПК обрело новую кадровую какую-то политику, новое дыхание. Это так?

Олег Зинин:

Да, безусловно. В этот период реформирования вооруженных сил был очень значительный отток офицеров из вооруженных сил, начиная от главных заказывающих управлений и кончая войсками. И только благодаря тому, что оборонно-промышленный комплекс смог впитать в себя вот эти кадры…

Иван Кононов:

Вы, кстати, один из этих кадров.

Олег Зинин:

Да, сия чаша не минула меня. И опыт работы показывает, что, придя с военных рельс на гражданские предприятия, такие как мы понимали, что нужно войскам, как им развиваться, какая техника наиболее будет востребована? И благодаря поддержке руководства предприятий, где-то даже и в инициативном порядке, в нашей корпорации были разработаны и поставлены на снабжение в вооруженные силы ряд новых, будем говорить, инновационных перспективных видов вооружения военной техники.

Иван Кононов:

Татьяна, а от Вас я все-таки не отстану насчет гражданского направления, потому что Олег Вадимович уже сказал…

Татьяна Мосендз:

Олег Вадимович правильно сказал, что благодаря знанию истинных потребностей заказчика, вот кадровый состав к нам мигрировал, и тем самым наш продукт, он стал целевым, он еще больше обогатился. Вот это вот умение понять истинные потребности заказчика, сформулировать их виде продукта, вывести его на рынок и обеспечить его разработку, создание и дальнейшую поддержку – вот это можно на сегодняшний момент сказать идеология корпорации «Проект-техника». Поэтому вот Вы меня спрашиваете про то, есть ли область для развития информационных технологий…

Иван Кононов:

Но вы же так называетесь: IT-продукты…

Татьяна Мосендз:

Понимаете, здесь в чем ценность? Вот мы говорим о диверсификации бизнеса, диверсификации продукции. Это же двусторонний, двунаправленный процесс. С одной стороны, мы направляем те наработки, которые есть на сегодняшний момент в ВПК, в сторону гражданского рынка, одновременно мы должны уметь заимствовать те современные технологии и наработки, которые есть на гражданском рынке, которые применены успешно в гражданских технологиях и так далее. Вот в этом на сегодняшний момент и вызов, который бросает время в корпорации, и то, с чем, в принципе, мы в какой-то степени успешно справляемся. Да, у нас есть продукция, например, область автоматизации. Мы применяем, скорее, подходы к автоматизации с гражданского рынка к той предметной области, к той области автоматизации, в которой мы исторически работали. С другой стороны, мы говорим, что наши изделия, наши платформенные решения способны работать в особо сложных условиях – от Юга до Арктики. Длительный цикл эксплуатации подобных изделий, когда мы можем развернуть полевой лагерь и эксплуатировать его 30 лет. Это технологии, которые, действительно, нужны в рамках нашей большой страны необъятной, в рамках разных заказчиков. К нам приходят запросы и из нефтяной промышленности, МЧС, регионы, где отдельные ситуационные центры нужно развернуть, и так далее. Я не могу сказать, что это массовый поток проектов, потому что, действительно, есть свои барьеры, есть проблемы с финансированием, есть наши обязательства в рамках исполнения гособоронзаказа, когда мы так просто не можем перенастроить наше производство, но в целом мы готовы к этому. Если к нам приходит запрос, мы инициируем проект, мы начинаем отрабатывать эту заявку, мы начинаем выяснять, какое решение нужно заказчику, что же ему нужно, в каких условиях будет эксплуатироваться данное изделие. Вот, еще раз повторюсь, арктические комплексы, мобильный штабной комплекс для Арктики…

Иван Кононов:

Вот с этого момента поподробнее. Дело в том, что я некоторым образом имею отношения к этой проблематике, потому что являюсь одним из участников вновь созданного фонда, который называется «Артика – Союзное государство». Он совсем молодой, но уже амбициозный, и мы как раз планируем делать такой технопарк, где бы опробовались новые технологии, связанные с применением их в условиях крайнего севера и вечной мерзлоты. То есть Вы хотите сказать, что ваши мобильные системы (платформы), они могут в этой связи быть полезны?

Татьяна Мосендз:

Конечно! У нас есть изделие, называется «базовый арктические контейнер».

Иван Кононов:

Даже так, он уже есть?

Татьяна Мосендз:

Да. На его основе можно создавать решения под целевую задачу.

Иван Кононов:

Ну, все, считайте, что уже появляется что-то подобие заказа со стороны нашего фонда. Ну, это я говорю почти шутя. К сожалению, у меня нет таких полномочий, да и у фонда, собственно говоря, нет. Мы только можем сделать некие площадки, свои платформы, вот вместе с отечественными товаропроизводителями, с подобным фондом мы можем делать площадку, где бы мы демонстрировали возможности. Вот чего не хватает, потому что то, о чем Вы говорите, самое слово, которое на корню может подрубить любое начинание – это слово «если». Вы сказали: «Если нам дают, то мы делаем». А если не дают? Понимаете, вот где собака порылась, что называется, потому что надо создавать такую как бы структуру, если угодно, говоря вашим языком, платформу, которая была бы тем местом, где происходит (как сказать?) сплетение всех интересов, технологий, где можно найти для себя любое производство, любое направление деятельности. Попав сюда, может, просто с помощью ваших же технологий, отыскать нужный продукт, нужную мобильную систему, нужное направление технологии, которая нужна непосредственно кому-то. Я надеюсь, что вы в этом направлении, ну, если не работаете, то будете работать ближайшее время.

Татьяна Мосендз:

Если нам дают, конечно, это не совсем правильно, если видят потребность, если могут сформулировать потребности.

Иван Кононов:

Опять-таки «если»! Нет, то, что вы делаете, это очевидно нужно, просто очевидно! Перечислите еще раз, пожалуйста, платформы какого направления? Потому что Вы оговорились только потому, что я завел эту тему про Арктику. Значит, для Арктики, да? Какие еще?

Татьяна Мосендз:

Медицинская платформа.

Иван Кононов:

Медицинская, что означает медицинская платформа? Это значит быстро разворачиваемый какой-то медицинский комплекс, более менее понятно. А сейчас большая проблема, скажем, в медиасфере, связанная с цифровизациией телевидения. Вот в этом направлении, я боюсь попасть пальцем в небо, но наверняка тоже можно развернуть какие-то?

Татьяна Мосендз:

Да, у нас так и называется «платформа управления и связи».

Иван Кононов:

О, не попал я пальцем в небо!

Татьяна Мосендз:

Мы можем сделать мобильный центр обработки данных. Мы можем реализовать, разработать комплекс средств связи, который с использованием спутника.

Иван Кононов:

Да, потому что все время говорят, что вот глухие деревни, до них не дотянуться никаким технологиям, а вы вот раз и дотянулись. Правильно? Взяли и приехали к ним, не они к вам, а вы к ним. Правильно? Значит, еще раз: автоматизированная система…

Татьяна Мосендз:

Платформа управления и связи.

Иван Кононов:

Связи.

Татьяна Мосендз:

Да.

Иван Кононов:

То есть любая связь, в том числе, и телевизионные сигналы?

Татьяна Мосендз:

Мы являемся разработчиками сложных интегрированных решений, мы можем собрать на базе нашей этой идеи мобильности, создать любое решение под ключ, которое предоставляют современные IT-сервиса – сервисы в области хранения, передачи, обработки данных и так далее.

Иван Кононов:

Я какое-то время проработал в компании, которая называлась [34:58] «ГАЗ Вэлд», мы занимались тем, что делали само понятие сжиженный природный газ СПГ, нужном для даже того же «Газпрома», потому что в 11-ом году СПГ, казалось бы, был ненужным. Я сейчас опускаю весь этот долгий путь от того, что СПГ ненужно, к тому, что СПГ – это главный наш, вообще, наше все. Этот был пройден путь замечательно, но речь о другом, ведь СПГ – это еще, вдобавок ко всему, например, разработки каких-то локальных месторождений, которые не из числа, например, в Сибири, в самых глухих местах. И я просто хочу поинтересоваться, правильно ли я понимаю, что вы могли бы разработать, например, платформу, которая могла бы работать как мобильная система, во-первых, как геологоразведочная, находя подобного рода месторождения, и, во-вторых, как некая платформа, делающая производственные локальные месторождения такого рода, которые тут же бы перерабатывались в сжиженный природный газ? А это означает, что мы в состоянии как бы обеспечить энергией труднодоступные районы. Это тоже можно?

Татьяна Мосендз:

Это реализуемо, но хотела бы заострить внимание на следующем: мы всегда идем от технологии. Вот мы упоминали о хлебопечке. Есть такая технология быстрого бездрожжевого замеса хлеба.

Иван Кононов:

Она есть помимо вас, просто есть?

Татьяна Мосендз:

Она существует в природе, и мы понимаем, что она может существовать в формате такой мобильности (есть все-таки физические объемы, физические границы наших изделий), тогда, пожалуйста, у нас родилось это изделие весьма интересное и востребованное.

Иван Кононов:

То есть должны быть партнерские какие-то?

Татьяна Мосендз:

Должны быть партнерские отношения с теми, кто владеет технологией. Насколько сегодняшняя технология в области СПГ позволяет упаковать вот в такого рода изделие?

Иван Кононов:

Вопрос.

Татьяна Мосендз:

Либо это потребует, возможно, не контейнер, а, возможно, быстровозводимое здание, например. Этими вопросами мобильности мы, в принципе, занимаемся профессионально. Но говорю еще раз, технология – это то, от чего мы отталкиваемся, мы должны понимать, позволяет ли она, вообще, реализовать такого рода решение. Соответственно, у нас есть сервисная платформа, это еще одно направление, платформа предназначена для быстрого восстановления техники в полевых условиях – ремонт, техническое обслуживание, персонал, который владеет всем необходимым инструментом, и в контейнере уже все разработано так, чтобы нужные инструменты лежали в нужном месте, технологические процессы по ремонту и восстановлению были обеспечены с помощью изделий корпорации. Соответственно, вот такая платформа у нас тоже существует. Пожалуйста, для компаний, у которых в эксплуатации находится большой парк техники, мы можем адаптировать такого рода решение, когда в удаленных где-то регионах необходимо постоянно восстанавливать технику, быстро ее обслуживать, ремонтировать.

Иван Кононов:

Ну, или быстро реагировать на какие-то…

Татьяна Мосендз:

Либо быстро реагировать на сложившиеся…

Иван Кононов:

…на какие-то проблемы, где-то возникшие неожиданно, да?

Татьяна Мосендз:

Да.

Олег Зинин:

Да, посредством (разрешите, я добавлю), посредством создания выездных бригад, которые в своем оснащении будут иметь те же автомобили с теми же кузовами-контейнерами или фургонами с необходимым оборудованием, оснасткой, электроснабжением…

Иван Кононов:

Полный комплект.

Олег Зинин:

Да, полный комплект, который может выехать в любую точку и произвести те или иные работы, независимо от внешних условий и по времени.

Иван Кононов:

Ну, звучит очень привлекательно! Я вообще не понимаю, почему вы скромничаете? Потому что для нашей необъятной страны любая мобильная технология, которую позволительно применять в любой глубинке – ну, это просто как бы панацея практически, потому что, пока доберется до всех уголков нашей необъятной родины та или иная технология, а ваша – вот она, пожалуйста! Встал на колеса… Другое дело, есть ли там дорога в тех местах. Или у вас есть и вездеходы, которые могут передвигаться, где угодно?

Татьяна Мосендз:

Мы и с вертолета можем сбрасывать…

Иван Кононов:

А, вы и с вертолета! То есть вы можете всю страну новыми технологиями, что называется, просто забросать, практически? Ну, ладно, это я уже почти шучу, хотя хотелось бы верить, что это именно так и будет, ведь потенциал-то гигантский у предприятия – производство, инженерные кадры, проектное бюро, все под рукой.

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

Опыт уже 30-летний, сделано много, о чем-то говорить вы не хотите и не можете, но это ладно. Главное, что было понятно, что вы на передовых рубежах технологий. Главное, что было понятно, что с вашей помощью, наконец-то, мы сможем преодолеть условия любых санкций, любых кризисов, дефицит тех самых технологий, которые принято считать, что мы не в состоянии произвести. А вы говорите о том, что вот они, пожалуйста, только дайте нам запрос. Опять-таки, не только «дайте» и не «если». Я не знаю, может быть нужен какой-то специальный инструмент дополнительный, чтобы происходила эта смычка конверсионная, и не в рамках только одной корпорации, а рамках страны. Я вот сейчас думаю об этом, например, и хотел спросить у вас как у специалистов, что должно быть посредником, что должно быть связующим механизмом, чтобы слово «если» и «только если», оно бы все-таки перестало существовать, а было бы так: есть это, и есть… Ну, как, собственно говоря, всегда было в ВПК: есть заказ и есть изготовитель, есть потребность и есть те, кто эту потребность могут разрешить. И в гражданской истории, по идее, должна быть такая же ситуация. Разве нет?

Олег Зинин:

В общем-то, да. Здесь основной посыл наше государство дало, теперь, наверное, мы должны, как предприятия, проявить больше инициативы, больше смекалки в этом вопросе, наверное, может быть более активно работать со структурами, такими как Минпромторг.

Иван Кононов:

Вот!

Татьяна Мосендз:

Да, это правильное слово. Мне кажется, говоря о посредничестве, о посреднике, который мог бы, это все-таки системная задача (не хотелось бы называть это проблемой)…

Иван Кононов:

Государственная.

Татьяна Мосендз:

Да, государство должно создавать фонды, механизмы, субсидирование для того, чтобы… Ну, мы, будучи частной компанией все-таки, мы должны взвешенно подходить к тем проектам, в которых мы участвуем, понимать их результативность, востребованности и так далее. Заказчику тоже бы хотелось иметь какие-то гарантии и такого рода пилотные проекты инициировать. Неслучайно в практике министерства обороны создаются опытные образцы, и вот такого рода практику было бы целесообразно применять.

Иван Кононов:

Ну, в общем, получается так, что практику не только производства, но и организации…

Татьяна Мосендз:

…организации проектов.

Иван Кононов:

…управления.

Олег Зинин:

Да.

Иван Кононов:

…нужно черпать, как вы правильно сказали, идя навстречу друг другу. Я вас благодарю за сегодняшний эфир, желаю вам всяческих успехов! Надеюсь, что в ближайшем будущем платформы заработают с божьей помощью и с помощью наших отечественных товаропроизводителей и вашей компании. Спасибо, большое, Татьяна! Спасибо большое, Олег!

Олег Зинин:

Спасибо!

Татьяна Мосендз:

Спасибо!

Иван Кононов:

Всего наилучшего! Я прощаюсь с вами до следующего понедельника, который теперь будет, наверное, после праздников, поскольку у нас в рабочей неделе всего 2 дня, а потом череда праздников, вот после них и встретимся. Встретимся в понедельник, и понедельник, как известно, по формуле «Третьего дыхания» – это день надежды. Всего доброго!

http://radio.mediametrics.ru/tretie_dyhanie/62218/

}