Алина Дебольская Гинеколог-эндокринолог. Врач НМИЦ Эндокринологии МЗ РФ. К.м.н. 25 апреля 2019г.
Контрацепция
Контрацепция

Михаил Цурцумия:

Добрый вечер, дорогие слушатели, зрители! У нас сегодня в гостях снова Алина Ильинична Дебольская – врач акушер-гинеколог-эндокринолог Национального медицинского исследовательского центра эндокринологии Министерства здравоохранения Российской Федерации. Поговорим мы сегодня о контрацепции. Французы еще в XVIII веке начали использовать контрацепцию как регулирование рождаемости. Сейчас по разным социологическим данным и не социологическим исследованиям в нашей стране порядка в 40 % случаев аборты являются средством контрацепции. Мы сегодня рассмотрим контрацепцию как контрацепцию, как некий регулятор планирования беременности.

Итак, контрацепция. Расскажите нам, какие есть виды контрацепции, возможности?

Алина Дебольская:

Возможностей много, они широкие. Есть естественные методы, которые наши пациенты могут использовать и без назначения врача. Они имеют длинные исторические корни, люди очень давно думали о том, как ограничить рождаемость, потому что потомство нужно было выкормить, потому что иногда потомство было не совсем от того партнера, от которого было желательно, и многие другие вопросы. Поэтому есть много методов естественной контрацепции в планировании семьи. Проблема в том, что их эффективность не очень высока, вероятность наступления в данной ситуации нежелательной беременности довольно большая, поэтому наши пациенты часто обращаются к нам за помощью, чтобы мы подобрали для них наиболее эффективное, наиболее приемлемое, наиболее удобное в использовании средство. Подбор зависит очень от многих факторов. Большая группа - это различные препараты гормональной контрацепции, как таблетированные, так и импланты, и различные инъекционные препараты. Другая большая группа - это внутриматочные спирали, обычные и гормональные, они находятся на стыке этих методик. Есть различные спермициды, различные химические контрацептивы. Не забываем, конечно, о замечательном изобретении - презервативе, барьерной контрацепции. Что еще я позабыла?

Михаил Цурцумия:

Колпаки.

Алина Дебольская:

Колпаки, ночные колпаки, достаточно редко используемое сейчас средство.

Михаил Цурцумия:

Если мне не изменяет память, все методы контрацепции измеряются в некой шкале эффективности. Имеет ли на сегодняшний день это актуальность, или мы от неё ушли?

Алина Дебольская:

Нет, актуальность, конечно, имеет, потому что это единственный достаточно объективный способ измерения эффективности того или иного средства. Важно понимать, как оценивается эффективность, потому что, помимо собственно препарата или средства контрацепции, важна роль и пациентов, потому что они должны абсолютно правильно научиться применять тот или иной метод. У каждого метода есть свой способ применения. Есть, так называемый, индекс Перля. Я не знаю, насколько нашим слушателям нужны технические подробности, но я остановлюсь на том, что самый высокий индекс Перля, то есть высокая эффективность метода, у гормональных контрацептивов самых различных вариантов. В основном, в таблетированных, инъекционных формах.

Михаил Цурцумия:

Я бы в рамках сегодняшней передачи еще хотел поговорить о возможностях и необходимости контрацепции в разные периоды жизни женщины, и не только о контрацептивной активности контрацептивов, но еще и о лечебном их действии. Наверное, мы для начала оценим эффективность того или иного метода и применимость. Мы условно смоделируем ситуацию, когда пациентка пользуется контрацептивами с целью контрацепции. Это достаточно молодая пациентка, социально активная. Что бы вы посоветовали, либо на что бы вы ориентировались в выборе метода контрацепции?

Алина Дебольская:

Естественно, возраст и социальная активность нашей пациентки имеют большое значение. Я бы даже, наверное, начала не с социально активных женщин, а с подростков, потому что о них тоже нельзя забывать, они тоже вступают во взрослую жизнь довольно-таки рано. Наша задача – помочь им сориентироваться в обилии предлагаемых методов контрацепции, которое у нас сейчас есть. Всегда нужно учитывать, естественно, состояние здоровья, состоянии менструальной функции пациентки (если мы говорим о женской контрацепции, конечно). Также нужно понимать, насколько правильно наша пациентка готова и умеет применять тот или иной метод.

Помимо прочего, говоря о подростках, которые вступают в половую жизнь, не будем забывать о профилактике инфекций, передающихся половым путём; желательно, чтобы наша пациентка их не получила. Здесь самое эффективное, самое хорошее, если так можно выразиться, средство – двойной голландский метод, голландская пуля. Это применение оральных контрацептивов совместно с использованием барьерной контрацепции — презерватива; то есть и защита от нежелательной, не планируемой сейчас беременности, и защита от инфекции, передающейся половым путем. Это что касается молодых, да, впрочем, и зрелых. Для женщин социально активных, для женщин, находящихся в репродуктивном периоде, нам очень важно учитывать репродуктивный план женщины: планирует ли она рожать детей в ближайшее время, или для нее уже вопрос решенный, она считает, что закончила свой репродуктивный план, и сколько она планирует еще рожать детей. В зависимости от запросов женщины мы можем выбирать методы контрацепции. У нас после рождения детей, после родов, женщинам традиционно рекомендуют внутриматочные спирали. В Европе и нерожавшим женщинам предлагают, но мое впечатление, что это не очень правильно. Гормональные контрацептивы можем выбирать в зависимости от репродуктивных планов: как долго женщина не хочет и не планирует беременность. Все остальные средства мы можем использовать при наличии противопоказаний к гормональной контрацепции. Выбор их велик, но эффективность их не очень высока. Самая высокая частота наступления нежелательных беременностей присходит на фоне применения химических контрацептивов, так называемых, различных спермицидных форм.

Михаил Цурцумия:

Вы упомянули, что не являетесь сторонником применения внутриматочной спирали до первых родов. Почему?

Алина Дебольская:

Потому что это внутриматочное вмешательство. Механизм действия любой спирали сопряжен с асептическим воспалением. Мне кажется, в данной ситуации для нерожавших женщин не стоит таким образом повышать риск воспалительных заболеваний.

Михаил Цурцумия:

Что касается применения, имеет значение, какая спираль – гормонально-активная или неактивная? Или никакой разницы?

Алина Дебольская:

У гормональной спирали есть ряд лечебных показаний. Мы можем её обсуждать, когда у пациентки, помимо необходимости в контрацепции, есть достаточно тяжелые сопутствующие заболевания по гинекологии, которые требуют такого лечения. Тогда это обсуждается. Я считаю, что, если нет, то лучше нет.

Михаил Цурцумия:

Вы упомянули оральные гормональные контрацептивы. Имеют ли значение анамнестические данные пациентки для выбора оральных гормональных контрацептивов? Какие показания, противопоказания?

Алина Дебольская:

Список противопоказаний стандартный, он есть в инструкции к любому гормональному препарату. Он одинаков: тяжелые нарушения гемостаза, тромбозы, тромбоэмболия в анамнезе, ряд тяжелых заболеваний печени и так далее. Здесь всё достаточно стандартно. Что касается показаний, выбор у нас велик. Мы можем, назначая гормональные контрацептивы, убить двух зайцев. Помимо контрацептивного эффекта, за которым, собственно, пришла наша пациентка, учитывая ее сопутствующее состояние или заболевания, мы можем приводить их коррекцию. Допустим, гормональные контрацептивы очень эффективно регулируют объем менструальной кровопотери. Женщинам, которые склонны к обильным менструациям, болезненным менструациям, имеют явление дисменореи, очень хорошо помогают гормональные контрацептивы решить этот вопрос. Также для женщин, у которых есть андрогенные проявления, гиперандрогения - избыток мужских гормонов, мы можем выбрать препараты с антиандрогенным действием, специально подобрать им, и эффект на андрогензависимые зоны будет великолепным; состояние их кожи улучшится, состояние волос, мы таким образом убираем гирсутизм, то есть избыточный рост волос в ненужных местах, и косметические эффекты будут достаточно хорошими. Что еще? Применением гормональных оральных контрацептивов можем купировать предменструальный синдром, можем увеличивать минеральную плотность костей гормональными контрацептивами, которые содержат эстрогены, они улучшают состояние костной ткани.

Михаил Цурцумия:

То есть контрацептивы разного рода действия, помимо контрацепции как таковой. В общем итоге, что такое таблетка гормонального орального контрацептива, что она из себя представляет?

Алина Дебольская:

Есть две принципиальные группы гормональных контрацептивов - комбинированные оральные контрацептивы и прогестагенного ряда. В комбинированных оральных контрацептивах содержится эстроген или его аналог и второй гормон - гестаген, гормон второй фазы. Все препараты принципиально различаются по дозе эстрогена. Есть еще один уникальный препарат, клайра, который в составе имеет другой эстроген, о нём мы можем попозже поговорить. Гестагены различаются своим химическим составом, они все совершенно разные в разных препаратах и их дозы тоже. Некомбинированные, гестагеновые контрацептивы, еще их называют мини-пили, – это препараты, которые мы чаще всего назначаем в периоде лактации, поскольку они не противопоказаны кормящим женщинам и является препаратом выбора, если женщина желает иметь гормональную контрацепцию.

Михаил Цурцумия:

Я правильно вас понимаю, что набор, неважно — 21, 28 таблеток, которые содержатся в блистере орального гормонального контрацептива, это некое моделирование менструального цикла таким, каким он гипотетически должен быть?

Алина Дебольская:

Не совсем так. То, о чем вы говорите, гипотетическое моделирование менструального цикла – для этого есть трехфазные препараты. Они достаточно давно на рынке, сейчас довольно мало применяются. Исключение составляют, пожалуй, девушки-подростки, у которых есть определенные моменты, цикл еще не очень хорошо установился, и таким образом пытаются смоделировать перепад дозы эстрогенов во время цикла. Обычно сейчас речь идет, все-таки, о монофазных, то есть о препаратах, в которых доза эстрогена и гестагенного компонента не меняется в течение цикла. Она в каждой таблетке одинаковая, это одинаковые таблетки за исключением 28-дневных препаратов, где есть таблетки, так называемые, пустышки. Они сделаны для удобства пациентов, чтобы они не забывали принимать таблетку каждый день. Часть таблеток просто пустышечки, они содержат витамины, и всё.

Михаил Цурцумия:

Еще один момент, с которым достаточно часто сталкиваешься ― назначение дерматологами, косметологами, после консультации или не консультации с акушерами-гинекологами орально-гормональных контрацептивов. Эффект? Зачем?

Алина Дебольская:

Эффект — то, о чем я говорила. Чаще всего дерматологи любят направлять к нам на консультацию женщин с проявлением гиперандрогении. Они обычно их обследуют. Когда они видят, что проблема, с которой женщина пришла к дерматологу ― это чаще всего акне или повышенная сальность кожи, выпадение волос ― не связана с другими причинами, а есть какие-то гормональные нарушения, то дерматологи очень любят прислать к нам таких пациентов для назначения антиандрогенных гормональных контрацептивов. Очень хорошее влияние, эффект на состояние кожи, на рост волос в нужных местах и на их прекращение роста в ненужных. Наши пациенты очень довольны тем, что происходит. Главная наша задача - подобрать подходящий контрацептив каждой женщине. Это сугубо персонализированная медицина, подбор каждой конкретной женщине конкретного препарата.

Михаил Цурцумия:

В чем заключается «для каждой конкретной женщины»? Если мы понимаем, что все препараты содержат, плюс-минус, одинаковую концентрацию гестагенного, эстрогенного компонента, то в чем индивидуализация?

Алина Дебольская:

В том самом «плюсе-минусе», Михаил Зурабович. Как в анекдоте про нюанс: всегда есть нюанс. У каждой пациентки есть свои соматические заболевания, есть своя гинекологическая ситуация за плечами, и поэтому мы учитываем тот самый «плюс-минус».

Михаил Цурцумия:

Одним из противопоказаний применения оральной гормональной контрацепции является заболевание печени, нарушение обмена. Есть ли у нас варианты гормональной контрацепции не в виде таблеток?

Алина Дебольская:

Да, есть. Помимо таблеток, что мы имеем сейчас в своем арсенале? Во-первых, есть гормональной пластырь - те же самые гормональные контрацептивы, только в виде пластыря. Удобство его использования достаточно велико. Женщина должна наклеивать пластырь раз в неделю в течение 3-х недель, неделю она отдыхает, на время менструации. Есть комбинированные контрацептивы - гормональное кольцо, которое женщина использует вагинально, вводит его один раз на 3 недели, через 3 недели самостоятельно удаляет, это технически несложно, и на период менструации тоже делается перерыв. Также в арсенале комбинированных контрацептивов есть инъекционный гормональный комбинированный контрацептив, но в России его нет, у нас он не зарегистрирован. Не знаю, к сожалению или к счастью, но у нас его пока что нет.

Есть инъекционные контрацептивы пролонгированного действия, достаточно мало сейчас используются потому что имеют ряд побочных эффектов. Условная необратимость метода заключается в том, что препарат мы ввели, он будет действовать 3 месяца, но при наличии побочных эффектов женщина ничего не сможет сделать, и мы ей не сможем помочь. Достаточно большое неудобство.

Есть импланты, которые имплантируются под кожу на достаточно большой срок. Но, исторически, когда создавали эти контрацептивы и думали, для кого они применимы, речь шла о достаточно, скажем так, асоциальных личностях и личностях с пониженной социальной ответственностью. Методика первого препарата, который появился на рынке, была рассчитана на 5 лет. Такие методики мы применяли в отношении женщин, которые не могли, допустим, контролировать ежедневный прием таблеток, осуществлять контроль за контрацепцией, это чаще всего контролирующие себя пациенты. Сейчас некоторые женщины хотят, им кажется удобным поставить имплант на 5 лет или на 3 года, разные препараты. Но, есть минус: если возникает индивидуальная непереносимость, побочные эффекты, неприемлемые для нас и для наших пациентов, то приходится убирать имплант.

Михаил Цурцумия:

Или через год у нас появился тот, от которого мы хотим.

Алина Дебольская:

Совершенно верно. «Мы передумали», – тоже очень важный момент, они приходят и просят убрать. Смысл было делать, когда есть достаточное число методов с полной обратимостью, как только пациентка перестает их применять? Те же гормональные контрацептивы, та же внутриматочная спираль вполне себе быстро обратимы, я уже не говорю обо всех остальных барьерных и химических методах контрацепции.

Михаил Цурцумия:

Вопрос, достаточно часто задаваемый в школах молодых родителей: возможно ли наступление беременности после родов, в течение лактации, в течение месяца-двух-трех после родов? Если возможно, то какой самый правильный метод контрацепции в такой ситуации?

Алина Дебольская:

Как говорят «британские ученые», метод лактационной аменореи в первые 6 месяцев при соблюдении правил лактации будет эффективен в первые 6 месяцев после родов. То есть прикладывание ребенка по требованию и не реже, чем раз в 3 часа днем и не менее 1 ночного кормления, по-моему, ночной перерыв должен быть6 часов. Но, всё было бы хорошо, если б мы с вами, Михаил Зурабович, не видели погодков. Когда появляется погодки, мы понимаем, что вах, лактационная аменорея не сработала. Что наиболее эффективно в такой ситуации, что мы можем предложить нашим пациентам? Во-первых, барьерная контрацепция, которая абсолютно безвредна. Во-вторых, мы можем установить внутриматочную спираль, не гормональную, естественно. Третье, что мы можем предложить ― мини-пили, некомбинированные оральные контрацептивы, содержащие только прогестагенный компонент, который абсолютно безопасен при лактации и никак не влияет на неё отрицательно.

Михаил Цурцумия:

Вы предвосхитили мой вопрос, сказали, что не влияет. То есть к ребенку не имеет никакого отношения, к качеству грудного молока не имеет никакого отношения, можно абсолютно без боязни назначать его пациенткам принимать в послеродовом периоде?

Мы достаточно обширно, подробно поговорили про оральные гормональные контрацептивы. Какие еще варианты? Что мы можем предложить еще, помимо гормональных контрацепций, и какова их эффективность?

Алина Дебольская:

Что мы предлагаем? Возвращаясь к барьерной контрацепции, тут риск наступления нежелательной беременности около 20 % все же сохраняется, и чаще всего это сопряжено с немного неправильным использованием метода. Остаются внутриматочные спирали; тут есть свои плюсы: спираль обычно ставится на 5 лет, и она достаточно эффективна. Но при использовании внутриматочных спиралей повышается риск воспалительных заболеваний органов малого таза, поэтому мы рекомендуем пациенткам очень внимательно относиться и наблюдать за своим состоянием после введения спирали. Что еще мы можем предложить в данной ситуации? Химические методы контрацепции ― использование различных спермицидов, гелей, вагинальных таблеток, губок, есть масса интересных приспособлений, о которых многие даже не подозревают. Но у них достаточно невысокая эффективность, риск нежелательной беременности довольно высок. Правда, у них есть положительное качество: они содержат в себе средства, которые снижают риск воспалительных заболеваний и передачи инфекций, это их плюс. Ноноксинол-9 и другие химические вещества снижают риск передачи инфекции.

Михаил Цурцумия:

Но это не касается внутриматочных контрацептивов.

Алина Дебольская:

Нет, нет, нет, я сейчас говорю о химических.

Михаил Цурцумия:

Всё время удивлял вопрос о том, что вопрос контрацепции почему-то касается только женщин, это бремя ложится на их плечи. Есть ли варианты мужской контрацепции?

Алина Дебольская:

Варианты всегда есть. Самое интересное, что действительно, так сказать, получают удовольствие вместе, а рискует больше женщина. Я не говорю о риске инфекций, передающихся половым путём, тут оба в равных условиях, а вот риск нежелательной беременности сугубо женский. Для данной ситуации есть достаточно хорошо себя зарекомендовавший метод для мужчин, это вазэктомия, перерезка семявыносящего протока. Метод обратимый, как жизнь показала, сейчас хирурги при желании могут восстановить проходимость. Если у мужчины появилось желание завести детей, то, помимо пункции яичка для получения сперматозоидов, можно восстановить проходимость семявыносящих протоков. Метод достаточно безвредный, ни на что не влияет; единственное – после операции 3 месяца нужно все равно предохраняться, и потом желательно еще раз сдать спермограмму, дабы подтвердить, что сперматозоидов там нет. Для многих женщин это выход; у меня на приеме нередко бывают женщины с тяжелой соматической патологией, которым я не могу предложить практически никакой метод контрацепции, за исключением барьерной в виде презерватива, а он не всегда устраивает пару. Буквально на прошлой неделе у меня была такая пациентка, у которой был тромбоз, и ни о какой гормональной контрацепции мы вести речь не могли. Я сейчас, честно говоря, не могу вспомнить, почему мы не могли вести с ней речь о спирали, что-то еще нас останавливало, но факт остается таким, что мы обсуждали с ней вопрос вазэктомии. Она сказала, что будет говорить об этом с мужем, потому что он действительно для неё выход.

Михаил Цурцумия:

Скажите, пожалуйста, есть ли у нас некий стандарт обследования перед назначением оральных гормональных контрацептивов? Что нам надо посмотреть у пациентки, прежде чем решить: да, мы их назначаем?

Алина Дебольская:

На данную тему есть рекомендации Всемирной организации здравоохранения. Конечно, первое - это осмотр, сбор анамнеза, уточнение наследственных заболеваний, уточнение перенесенных и сопутствующих заболеваний у пациентки, также мы выясняем её менструальную функцию, ее репродуктивную функцию. Что касается каких-либо инструментальных, лабораторных исследований, то по рекомендациям ВОЗ нам достаточно померить артериальное давление, и все. По факту женщина к нам приходит, как я говорила уже, с определенным гинекологическим багажом; естественно, в процессе осмотра могут выясниться нюансы, требующие дополнительных обследований, например, ультразвукового исследования органов малого таза. Раз в год все наши пациенты, независимо от того, пришли они за контрацепцией или просто пришли на прием, должны обследоваться на патологию шейки матки, сдавая ПАП-тест, или мазок на онкоцитологию, это обязательный минимум. Конечно, мы должны не забывать об осмотре молочных желез и, если потребуется дополнительно, нас что-то смущает, то мы делаем ультразвуковое исследование молочных желез. В принципе, всё. Могу сказать, может быть, я сейчас развенчаю один врачебный миф, но гормонального обследования всем пациенткам, пришедшим за гормональной контрацепцией, или в принципе за контрацепцией, не требуется.

Михаил Цурцумия:

Хорошо, про этап обследования до назначения понятно. А если речь идет уже о назначенной, то меня интересуют два вопроса. Вопрос первый: есть ли необходимость контролирования, лабораторного контроля, либо инструментального, при уже имеющейся гормональной контрацепции? Второй вопрос большой, давайте, пока первый.

Алина Дебольская:

Хорошо. По поводу того, что мы делаем, какой объем обследования, наблюдения при назначенной гормональной контрацепции. Если пациентка пришла к нам впервые, мы назначили ей гормональный препарат, то через 3 месяца, тоже по рекомендации Всемирной организации здравоохранения, – повторный визит. Что мы обсуждаем на повторном визите, для чего он нам нужен? Это как раз то время, когда мы можем вместе с пациенткой оценить, как действует контрацептив, как она себя чувствует, всё ли в порядке, есть ли побочные эффекты? Обычно, если они есть, то в течение первых трех циклов они исчезают. Поэтому недаром рекомендация явиться на повторный прием через 3 месяца, а так – раз в год.

Михаил Цурцумия:

Второй вопрос, который я хотел у вас уточнить: в каком режиме принимаются оральные гормональные контрацептивы? В режиме, я имею ввиду, мы пьем нон-стоп, пока нам это нужно, либо мы пьём с какими-то перерывами? Что мы делаем, каков режим приема?

Алина Дебольская:

Я знаю, что вы задали вопрос неспроста, Михаил Зурабович. Еще один великолепный миф, который живет не только среди наших пациентов (им можно), но он живет и среди наших коллег. Никаких перерывов, помимо положенных в приеме, делать не нужно. Если женщина выбрала для приема гормональный контрацептив, она может его принимать до тех пор, пока она по каким-то причинам не решит от него отказаться совсем. Если она планирует беременность, то заканчиваем, и в следующем цикле можно беременеть. Никаких «6 месяцев принимаем, 6 месяцев делаем перерыв, отдыхаем», я не знаю, что еще. Как раз в те 6 месяцев или в любой другой перерыв пациентка приходит к нам с нежелательной беременностью, с настроем ее прервать. Это огромный риск для здоровья. Никакого подтверждения, научного обоснования о том, что необходимо делать перерывы в приеме контрацептивов, нет. Более того, есть такая опция для пациентов, которые уже достаточно длительно принимают гормональные контрацептивы - избегать менструации. То есть принимать подряд 3 упаковки препарата, речь идет о 21-дневных, то есть 63 дня, есть такие специальные коробочки-расфасовки, для того чтобы избегать лишних менструаций, поскольку они не имеют смысла. Иногда это имеет определённый лечебный эффект при различных гинекологических патологиях.

Михаил Цурцумия:

Мы достаточно подробно поговорили о контрацепции. Мне хочется, насколько возможно, затронуть вопрос: для чего мы это делаем? Что плохого по ту сторону? Поговорить о вреде абортов каких бы то ни было, будь то фарм, будь то не фарм-вариант. Аборт — это плохо?

Алина Дебольская:

Не думаю, что найдется хоть кто-то один, кто скажет, что хорошо. Плохо. Плохо, потому что очень много абортов у первобеременных, а любой аборт — это риск бесплодия в дальнейшем. На первобеременных приходится порядка 40 % во всей структуре абортов. Это риск воспалительных заболеваний органов малого таза и, опять же, риск бесплодия в дальнейшем и достаточно неприятных ситуаций, это риск различных гормональных нарушений. Ничего хорошего в абортах еще никто не нашел.

Михаил Цурцумия:

Речь идет о любом варианте аборта, или есть более щадящие, менее щадящие, и имеет ли это значение вообще, в принципе?

Алина Дебольская:

Я думаю, что здесь неуместно говорить о щадимости метода. Действительно, есть хирургический аборт, это выскабливание, а есть фармацевтический аборт, то есть пациентка принимает определенный препарат. Поверьте мне, с приемом этих препаратов тоже сопряжены большие риски, кровотечения и различные гормональные нарушения, с которыми потом достаточно трудно разобраться. Лучше все-таки предвосхитить ситуацию, чем из нее потом выпутываться. Лучше предупредить нежелательную беременность, это для здоровья гораздо лучше. Это уважение к себе, в первую очередь, забота о своем здоровье, это управление своим телом и своим организмом, потому что вы вправе решать, вольны выбирать, сколько детей и когда вы хотите иметь.

Михаил Цурцумия:

Почему задаю этот вопрос? Зачастую, просматривая социальные сети, комментарии, касающиеся аборта, сталкиваешься с комментарием: «Моё тело, что хочу то и делаю. Я вольна с ним делать все, что заблагорассудится». Поэтому тысячу раз с вами соглашусь, что должно быть разумно, должно быть спланировано.

Еще один аспект, который я хотел бы, чтобы вы по возможности нам осветили. Мы достаточно часто слышим о назначении короткого курса оральных гормональных контрацептивов как некоего, расскажем так, триггера наступления желаемой беременности в последующем.

Алина Дебольская:

Да, у гормональных контрацептивов при коротких курсах, обычно 3 месяца приема, выявлен такой замечательный rebound-эффект, то есть возвратный эффект еще большей силы. На отмену контрацептивов спустя 3 цикла существенно возрастает шанс овуляции, особенно у женщин, у которых овуляция нарушена при различных заболеваниях, сопровождающихся ановуляторными циклами. Это один из методов в лечении бесплодия и наступления желанной беременности, это еще один положительный, побочный эффект комбинированных оральных контрацептивов.

Михаил Цурцумия:

Мы с вами поговорили и о контрацепции в подростковом периоде, поговорили о молодых, активных, поговорили о дамах после родов. Скажите, пожалуйста, есть ли риск забеременеть в период менопаузального перехода?

Алина Дебольская:

Конечно, есть! Более того, мы с вами немного упустили период позднего репродуктивного возраста перед менопаузальным переходом, когда тоже есть риск забеременеть, а женщина нередко этого не хочет. В связи с новым гормональным состоянием женщины мы имеем ряд дополнительных возможностей для неё. Во-первых, у женщин в таком возрасте очень хорошо применяются препараты, тоже содержащие комбинированные оральные контрацептивы, которые содержат натуральные эстрогены. Очень часто мы используем внутриматочные гормональные спирали, потому что женщины к этому возрасту нередко имеют сопутствующую гинекологическую патологию. Очень большое распространение в этом возрасте уже имеет эндометриоз, нередки миома матки и гиперпластические процессы в эндометрии. Внутриматочная спираль с гормональными контейнерами успешно нам помогает убивать двух зайцев: помимо эффекта контрацепции, мы можем лечить определенные заболевания. Более того, если за время, пока установлена спираль, срок ей 5 лет, женщина вступает в чудесный, любимый нами с вами период менопаузы, то мы можем продолжать использовать эту спираль, но уже не с целью контрацепции, или не только с целью контрацепции, а с целью защиты эндометрия при использовании заместительной гормональной терапии, менопаузальной от гиперплазии, которая вызывается эстрогенами.

Михаил Цурцумия:

Если мне не изменяет память, есть определенное исследование, которое показало снижение риска развития рака эндометрия.

Алина Дебольская:

Да. Это, кстати, касается не только внутриматочных спиралей с гормоном, но касается и комбинированных оральных контрацептивов. Более того, есть исследование, данные, что женщины, которые принимали в своей жизни гормональные контрацептивы, на 12 % реже умирают от всех причин. Я не понимаю, как это было измерено. От всех возможных причин, есть такое исследование.

Михаил Цурцумия:

Для мужчин нет таких таблеток?

Алина Дебольская:

Михаил Зурабович, всё впереди.

Михаил Цурцумия:

В завершение нашей передачи я бы хотел, чтобы вы сказали пару слов пожеланий нашим пациенткам.

Алина Дебольская:

Если буквально пару, то будьте здоровы! Если чуть больше, то любите себя, ведите максимально здоровый образ жизни, заботьтесь о себе и думайте о последствиях.

Михаил Цурцумия:

И не бойтесь врачей акушеров-гинекологов, приходите, и эндокринологов. Спасибо!

Алина Дебольская:

Всего доброго!

}