Антон Борзенков Нейрохирург Московского городского спинального нейрохирургического центра ГКБ №67 им Л А Ворохобова ДЗМ 19 апреля 2019г.
Здоровье спины и шеи
Поговорим о здоровье спины и шеи, остеохондрозе и искривлениях позвоночника, о реабилитации после тяжелых травм

Денис Остроушко:

Почему остеохондроз есть у 100 % людей и что нам с этим делать, а также как нам помогут роботы в операционных? Сегодня говорим о здоровье спины. Это «ЗОЖ через молодежь» на канале Медиаметрикс, меня все так же зовут Денис Остроушко. Рядом со мной, как всегда, мой соведущий И Сун Чер – специалист управления по связям с общественностью департамента здравоохранения города Москвы. Рассказать об остеохондрозе и не только, и вообще о работе московского городского спинального нейрохирургического центра при городской клинической больнице № 67 имени Ворохобова к нам в гости пришел врач-нейрохирург Антон Владимирович Борзенков.

Начнем с той страшной информации, которую я рассказал в начале: 100 % людей ходят с диагнозом. Или это еще не диагноз?

Антон Борзенков:

Остеохондроз – это диагноз, безусловно, объединяющий группу заболеваний. Действительно, остеохондроз в той или иной степени развивается практически у 100 % населения, у кого-то быстрее, у кого-то медленнее. Это зависит от нескольких факторов, от генетических особенностей – того, что тебе подарили мама и папа, и от образа жизни. Мы живем в больших городах, очень много сидячей нагрузки, неправильно сидим, пользуемся большим количеством гаджетов. Все это, так или иначе, приводит рано или поздно к появлению болей в спине, болей в шее, к появлению болевых ощущений в руках, в ногах. Рано или поздно многие люди обращаются за помощью к врачу: почему у меня болит, что с этим делать и как жить дальше? Чаще всего речь идет о дегенеративных заболеваниях позвоночника. Понятно, что может быть все что угодно, – воспаление, перелом, что угодно. Но чаще всего это остеохондроз. Люди чаще всего обращаются к нам, сначала на этапе консультации, а потом уже становятся, зачастую, нашими пациентами.

Денис Остроушко:

Так остеохондроз, если сказать более понятно, любое заболевание спины, или что, как понять?

Антон Борзенков:

Нет, не совсем. Да, это заболевание спины, которое характеризуется тем, что является проявлением нашего старения, так сказать, то есть процесс, при котором под действием осевой нагрузки происходит изменение в позвоночнике. Тут правильнее рассмотреть, наверное, как сегмент позвоночника, 2 тела позвонка. К сожалению, у нас тут нет модели, чтобы показать более наглядно. Это 2 тела позвонка, 2 кости, соединенных между собой межпозвонковым диском. Из таких сегментов у нас на протяжении всего нашего организма складывается позвоночник – шейный, грудной и поясничный отдел.

У позвоночника 2 основные функции. Первая – функция опоры, на нем все держится и крепится; благодаря межпозвонковым дискам опора подвижная, мы можем принимать красивое положение, двигаться изящно, красиво и так далее, и выживать. На каком-то этапе это позволило нам выжить, потому что мы могли поворачиваться, видеть, с какой стороны куда лучше двигаться. Вторая немаловажная и основная функция позвоночника – защитная. В центре проходит позвоночный канал, костная трубка, где располагается спинной мозг и нервные корешки, кабель и основные проводники, которые обеспечивают чувствительность движений, работу внутренних органов и так далее. В процессе остеохондроза постепенно накапливаются микротравмы, изменения в первую очередь межпозвонковых дисков, их разрушение, выдавливание части межпозвонковых дисков в просвет позвоночного канала, что уже называется грыжа межпозвонкового диска, – то, что часто люди, наверное, слышат в последнее время. Один из наиболее популярных запросов в интернете: грыжа межпозвонкового диска, что делать?

Костная трубка – это ограниченное пространство, позвоночный канал. В нём, в ограниченном пространстве, которое было предназначено природой для спинного мозга и невральных структур, появляется агрессивная хрящевая ткань, которая сдавливает невральные структуры и вызывает у человека комплекс симптомов, с которыми человек уже начинает бить тревогу. Первое, что появляется, – боль. Боль – это признак страдания опорной функции. Чаще всего это боль в шее или боль в спине. Это как раз микротравмы, которые не всегда сразу проявляются, а когда их накапливается какое-то количество, появляется боль в спине. В принципе, если на этой стадии уже начать обследоваться, консультироваться и запустить профилактические мероприятия, можно избежать следующей стадии, когда у человека возникают неврологические проявления в виде болевого синдрома, в виде парезов, слабости в конечностях и так далее. Но, чаще всего к нам на прием попадают пациенты, у которых уже есть неврологическая симптоматика – онемение, либо боль в ноге. Это наиболее характерно для грыжи межпозвонковых дисков, потому что сдавливается нервный корешок, нервная ткань очень чувствительна и у человека есть простреливающая боль либо в руке, либо в ноге.

Денис Остроушко:

Простите, вы сказали про то, что самый популярный запрос – грыжа. Мне кажется, снизу было бы еще слово «протрузия». Также с грыжей ищут «протрузия». Не совсем понятно, в чем их различия?

Антон Борзенков:

Отличаются? Это выпячивание межпозвонкового диска, при котором еще не произошло разрыва и выхода хрящевой ткани в позвоночный канал. Протрузия ― ранняя стадия формирования грыжи. Протрузия может, в принципе, не проявляться, это неврологическая симптоматика, она не проявляется чаще всего. Именно боль в спине может быть протрузия. Протрузия есть практически, боюсь сказать, у 100 % населения. Если сделать МРТ находящимся здесь в студии людям, у всех у нас будут протрузии. При этом никто из нас не находится на больничной койке и, наверное, не собирается записываться к нейрохирургу на прием. Поэтому протрузия – это не так страшно, не так, наверное, опасно с точки зрения серьезных проблем.

Денис Остроушко:

Антон, правильно ли я понимаю, человек уже и так по факту стремится к тому, чтобы болеть остеохондрозом? Единственное, что мы можем, ― как-то отодвинуть тот момент, когда станет действительно больно, станет поздно. Мы можем заниматься профилактикой, потому что остеохондроз условно в нас уже есть, и единственное, что мы можем, ― как-то продлить нашу жизненную функцию чуть подольше? Или не совсем верно?

Антон Борзенков:

Безусловно, можно, конечно, это делать. Понятно, что здесь много факторов, которые зависят от нас. Понятно, что есть факторы, которые не зависят от нас, как генетика, особенности соединительной ткани, врожденные особенности строения позвоночника. Мы на них не повлияем, их нам дала природа. Но есть ряд, большое количество факторов, которые зависят от нас – масса тела, гигиена труда, назовем так.

Если человек сидит по 12 часов на неудобном стуле, понятно, что у него сформируется грыжа и он никуда от нее не денется, какая бы у него ни была природа, генетика и так далее. Также влияет фактор курения и на разрушение позвоночника, и на формирование остеопороза и так далее. Это гаджеты, положение нашей шеи в пространстве. Большинство людей в метро, где угодно, как только появляется свободная минута, наклоняются вперед, а каждый процент угла, градус наклона головы вперед уже провоцирует развитие разрушения шейных хрящей, межпозвонковых дисков. Таких факторов много. Это то, на чем мы спим – матрац, подушка. Если мы спим на чем попало, как попало, сидя, – это тоже фактор, который, безусловно, приведет к проблеме. Это масса тела; если человек не тренирован и у него смещены все векторы нагрузок, он тоже, получается, в большей степени подвержен формированию таких проблем. Это недостаточность мышц, опять-таки; если ты ничего тяжелее ручки не поднимаешь и ведешь образ жизни, связанный с минимальным количеством физической нагрузки, имеешь слабые мышцы живота, спины, ног, то, безусловно, тоже увеличиваешь вероятность появления такой проблемы. Бытовые действия – подъем тяжестей, уборка дома; если ты делаешь всё на прямой спине, что-то таскаешь, тянешь, то это тоже провоцирует. Везде есть маленькие нюансы, которые определяют. Еще один парадоксальный момент – залы. Сейчас модно заниматься спортом, фитнесом, очень много блогов, как что делать, упражнений. Зачастую мы видим больших, громадных людей, у которых большие красивые мышцы, но группы мышц, отвечающих именно за правильную работу позвоночника, не работают. То есть, несмотря на большой объем мышц, это может сопровождаться наличием хронических серьезных проблем. Профессиональные спортсмены не исключение, они зачастую становятся нашими пациентами.

Денис Остроушко:

Чем больше масса, тем тяжелее нести.

Антон Борзенков:

Не то что даже масса, а насколько правильно выполняются упражнения. Все имеет значение, поэтому немаловажный момент. Но, поскольку мы хирургический центр, то основной контингент – это пациенты, которые уже получили данную проблему. Таких пациентов много. Почему запросов много? Потому что человек, услышав такой диагноз, увидев, что у него есть такая проблема, начинает думать, как с этим жить, что с этим делать, оперироваться, не оперироваться, много разной информации ходит, разных способов тоже очень много, как быть, что делать. Поэтому здесь первое, что, наверное, пациент должен понимать и знать, самое главное: если появились симптомы, то не надо пытаться самому себе поставить диагноз либо как-то вылечиться, а обратиться к специалисту, к врачу.

Денис Остроушко:

Наши люди любят сразу позвонить какому-нибудь другу, у кого были уже такие боли, поставить себе диагноз.

Антон Борзенков:

К сожалению, такой путь приведет человека не к решению проблемы, а иногда наоборот, к запутыванию и к получению еще большего количества проблем, которые уже нужно будет решать по-другому, сложнее и тяжелее. Поэтому первоначально – консультация специалиста, диагностика, потому что, еще раз повторю, причин для боли в спине много. Это может быть и патологический перелом на фоне инфекции, метастаза, может быть перелом на фоне остеопороза, может быть действительно остеохондроз, грыжа и так далее. Первоначальное исследование, МРТ, КТ-диагностика, возможны варианты; но это уже врач-специалист будет формировать и описывать, что и как делать. Далее, если пациенту выставлен диагноз грыжа межпозвонковых дисков, у него есть соответствующая симптоматика, о которой мы говорили ранее, и есть показания к операции, тут уже важна консультация со специалистом-нейрохирургом для принятия решения о необходимости выполнения операции. Принципиально, если речь идет о грыже межпозвонкового диска поясничного отдела, допустим, то заболевание в большей степени ограничивает и нарушает качество жизни пациента. Здесь, несмотря на слово «грыжа», не значит, что человека 100 % надо оперировать или это неизбежно. Еще раз: это заболевание, которое нарушает качество жизни. Если человек не может делать то, для чего он живёт, кем он себя видит, то он должен, наверное, принять решение об операции и выбрать клинику, где её выполнят.

И Сун Чер:

Вернёмся к профилактике. Целью нашей передачи является возможность дать информацию, которую люди смогут использовать, чтобы именно практическая была польза. Ваш пример касательно использования гаджетов касается каждого второго, может быть, даже каждого первого. Возникает вопрос: как правильно ими пользоваться? Сразу бы хотел еще дополнить. Расскажите, пожалуйста, более подробно, так как у нас очень много слушателей, которые работают за компьютером, офисная работа, на что обратить внимание в рамках гигиены труда, о чем вы также упомянули?

Денис Остроушко:

Как правильно сидеть, условно?

Антон Борзенков:

Да, рабочее место имеет очень большое значение. Суть в том, что, когда вы сидите, должна быть опора под вашей поясницей. Если ее нет, ваша поясница висит в воздухе. Вы, наверное, обращали внимание, если у вас эфиры идут больше часа, то в спине появляется дискомфорт, а иногда и болезненность. Она появляется как раз из-за чрезмерной нагрузки на пояснично-крестцовый отдел позвоночника, вы устаете. Есть специальные ортопедические кресла, стулья, специальные насадки на стулья, которые позволяют скорректировать этот момент. Следующий момент – сидение. Как бы ты удобно, хорошо ни сидел, но через 1 час – 40 минут статической нагрузки мышцы устают, начинает идти чрезмерная нагрузка на позвоночник, на межпозвонковые диски, у человека, опять-таки, начинает появляться дискомфорт. Поэтому, по возможности, делайте интервалы. Прошло 40 минут, час – встать, пройтись 10 – 15 минут, это можно сделать, никто вам не запретит, чем бы вы ни занимались, попить воды, сходить в туалет, ваше личное дело. Что касается работы за компьютером – стараться, чтобы монитор, место, куда вы смотрите, находилось на уровне взора, не кивок вперед, а на уровне взора. То же самое с телефоном: никто вам не мешает его держать перед собой; так у вас будет уставать рука, но будет уставать шея. Такие незатейливые, простые приёмы позволяют в какой-то степени избавиться от таких проблем.

Сон, отдых тоже немаловажны. Использование ортопедической подушки, подобрать ее не в мебельном салоне, а именно в ортопедическом магазине, чтобы, когда вы легли на подушку, вы поняли, что она ваша, вам на ней комфортно, вы на ней засыпаете и у вас все хорошо. Многие пациенты покупают подушку и откладывают её в сторону, спят на чем угодно, только не на ней, потому что неправильно подобрана. Может, плохой пример, но это как подбор обуви. То же самое касается матраца: вы должны чувствовать себя на нем комфортно. Есть заблуждение, что надо спать на жестком и ровном, на полу. Это неверно. Это миф, абсолютный миф. Вы должны спать, чтобы вам было комфортно. Понятно, что вы не должны проваливаться в кровати, как в гамаке или как в перине, утонули в ней просто. Укладка ваша (извините, такая формулировка) на кровати не должна усиливать ваши естественные изгибы позвоночника. Чаще всего должны быть матрацы средней жесткости. Опять-таки, тоже вы должны прийти, полежать. Вы на нём лежите, вам жестко, ― зачем на нём отдыхать, спать? Вам неудобно.

И Сун Чер:

Сразу вопрос касательно сидячего образа жизни. Очень много людей, которые занимаются тем, что работают в рамках длительных поездок, это либо дальнобойщики, либо таксисты. Есть ли реально профпроблема, и вы сталкивались с тем, что чаще к вам обращаются люди конкретной профессии с болью в спине?

Антон Борзенков:

Прямой корреляции нет. Это могут быть разные люди разных профессий, разного социального статуса, положения, разной работы. Понятно, если человек большую часть времени сидит, то у него больше шансов получить такие проблемы. Не обязательно таксист, дальнобойщик, это может быть офисный работник, у которого постоянно рутинная, однообразная работа, занимающая значимую часть его жизни, ему не до спорта, ни до чего, тогда, он, конечно, в группе риска в большей степени. Как я уже говорил, профессиональные спортсмены не исключение, и работа с ними, в частности, являются одним из наших важных направлений – возвращение спортсменов в спорт высших достижений. Это наиболее показательные пациенты, физическое состояние которых определяет их выживание, можно напрямую говорить: люди, которые зарабатывают деньги своим телом, здоровьем. Если они не возвращаются после операции, то значит, что его карьера закончена. Поэтому здесь очень важная группа пациентов, и важная наша задача – возвращение профессиональных спортсменов после такого рода операций к профессиональной карьере.

Денис Остроушко:

Я все еще думаю, если честно, про спать на твердом, на жестком или на мягком? Мне вспомнился еще один, возможно, миф, возможно, нет, о том, что может искривиться позвоночник, если ты спишь на чем-то супермягком или неправильно подложил подушку, то у тебя может развиться сколиоз или что-то еще, другие умные слова.

Антон Борзенков:

Сколиозы ― это другая группа заболеваний. Это зачастую идиопатические сколиозы, формирующиеся у населения младшей возрастной группы, в детском возрасте чаще всего. Что касается отдыха, сна, речь идет о чем? Основную нагрузку позвоночник испытывает осевую, когда мы ходим, сидим или что-то поднимаем. Когда мы лежим, как таковой осевой нагрузки у позвоночника нет. В данном случае задача матраца, подушки – обеспечить отдых, максимальное восстановление, расслабление мышц после трудового, тяжелого, осевого дня для позвоночника. Поэтому задача именно в комфорте.

Денис Остроушко:

Вспомнил еще один, возможно, миф. Говорят, повиси на перекладине минутку, сразу станет легче позвоночнику. Правда ли это?

Антон Борзенков:

Опять-таки, индивидуальный момент. Если ты всю жизнь висишь, никто тебе не мешает висеть, продолжай. Если у тебя серьезная ситуация, проблема, ты не знаешь, у тебя остро заболела спина и услышал, что нужно повисеть на позвоночнике, то не всегда может закончиться хорошо. Поэтому, сначала надо понять, почему болит, а потом уже предпринимать действия. В этом концепция любого начинания: сначала причина, потом уже устранение причины. Просто что-то где-то услышал, увидел, ― не очень правильно, и зачастую может привести к усугублению состояния.

Денис Остроушко:

Давайте, расскажем о том, что нужно почувствовать, чтобы набрать номер вашей клиники или прийти в поликлинику? Не начать гуглить: «У меня болит спина», а действительно прийти на прием. Как нужно себя почувствовать?

Антон Борзенков:

Если у человека есть объективная жалоба на боль, боль, которая не позволяет ему функционировать и жить, он должен обратиться к специалисту. Это нормально и нет ничего зазорного, или что ты слабый, или еще что-то. Болит – обратись.

Денис Остроушко:

Даже если кажется, что болят мышцы, например? Нельзя же понять, болит позвоночник или мышцы?

Антон Борзенков:

Если накануне была нагрузка, понятно, что мышца поболит день–два–три и затем стихает, ты забываешь про нее. Если ты не забываешь про нее, значит, это не мышцы, зачастую. Вы сами знаете, как и любой человек, что молочная кислота вывелась – мышцы перестали болеть. Если что-то, помимо молочной кислоты, то болит стойко и человек четко знает, что у него болит, и понятно, что делать.

И Сун Чер:

Плавно переходим к острым проявлениям заболеваний позвоночника. В чем они проявляются, какова выраженность?

Антон Борзенков:

Стойкий болевой синдром при грыже межпозвонкового диска (вернемся, опять-таки, к ней) в спине не настолько характерен, больше характерна боль в ноге, в ягодице, в бедре. Иногда боль спускается ниже колена. Кажется, странно: проблема в позвоночнике, а болит нога. Боль как по проводам идет. Дело в том, что в поясничном отделе проходят нервные корешки, которые, выходя, формируют один из наиболее крупных нервов в нашем организме – седалищный нерв. Знаете, седалищный нерв, грушевидная мышца. Одно из острых проявлений грыжи межпозвонкового диска поясничного отдела – это боль в ягодице, боль в бедре, в голени, которая имеет постоянный характер, усиливающийся на фоне всего, и нагрузки, и ходьбы. Также онемение. Основные функции нерва ― чувствительность и проведение движения. Иногда, в тяжелых случаях у пациента может возникать слабость в стопе, он не может встать на носок либо на пятку. Но, еще раз, если такие симптомы появились, не стоит пациенту оставаться один на один со своими жалобами, примерять к себе: «Есть у меня так или нет», а обратиться к специалисту. В некоторых случаях, и в последнее время появляется тенденция, пациенты сами делают себе МРТ-исследование, такой вариант тоже есть. Понятно, что любое исследование и любая диагностика должны контролироваться, должна быть логика действий, поэтому врач должен запускать процесс. Но зачастую и пациент может сделать МРТ себе самостоятельно, уже если он видит в заключении МРТ такие слова, он смело может записываться на консультацию к нейрохирургу. Это тоже один из возможных вариантов.

Касательно шейного отдела, это боль в шее, боль в надплечье, боль в руке, простреливающие боли в кисть, в пальцы кистей, онемение пальцев кистей. Это тоже показания к тому, чтобы сделать МРТ шейного отдела позвоночника. Но, еще раз: обратившись первично к специалисту.

Денис Остроушко:

Чтобы он уже сказал, нужно тебе МРТ или нет.

Антон Борзенков:

Да. Либо у пациента может возникнуть острая боль в спине, такое бывает при патологических переломах, тоже прямое показание. Конечно, бывают и более тяжелые случаи, когда у пациента возникает нарушение функций тазовых органов после физической нагрузки ― тоже тяжелая ситуация, уже остро сформированная грыжа, такое бывает. Чаще всего ― боль в спине, боль в конечностях, онемение тоже как жалоба, либо слабость в конечностях.

Денис Остроушко:

По-моему, мне всё стало понятно; я начал себя сразу аккуратненько прощупывать, ничего ли не немеет, как там носочек, пяточка.

Дальше мы будем говорить не просто о болезнях, а о вылечивании – такое слово сейчас у меня в голове появилось, вылечивание болезней спины, к примеру, в московском городском спинальном нейрохирургическом центре при городской клинической больнице № 67 имени Ворохобова.

Антон, мы почувствовали боли все, какие только возможно, и обратились к вам. Вы сделали нам МРТ, сказали: надо оперироваться.

Антон Борзенков:

Как я уже говорил, если речь идет о грыже межпозвонкового диска, то окончательное решение об операции принимает пациент, исходя из волшебного слова «качество жизни», насколько оно его устраивает либо не устраивает. Зачастую, действительно, если речь идет об активных людях, которые не приемлют ограничения своей физической активности, то они принимают решение об операции.

Денис Остроушко:

Как долго проходит реабилитация? Мне кажется, если операция на спине, на которую мы постоянно совершаем нагрузку, то нужно неделю лежать, потом еще неделю кое-как на костылях.

Антон Борзенков:

Мы должны понимать, что есть разные модели пациентов, и в каждом конкретном случае у нас, в нашем спинальном нейрохирургическом центре принято подбирать индивидуальный план лечения, который подразумевает индивидуальный подход по всем этапам, начиная от типа операции, которую предполагается выполнять пациенту, и заканчивая процессом восстановительного периода. Основная задача заключается в том, чтобы в максимально быстрые сроки вернуть человека к активной полноценной жизни с его желаемым качеством жизни, чтобы всё происходило наименее травматично и человек мог восстановиться максимально быстро. В настоящее время существует очень много хирургических технологий, направленных на то, чтобы так сделать. Но, почему их много? Потому что нет одной технологии, которая бы полностью закрывала собой все.

Мне повезло работать в московском спинальном нейрохирургическом центре, в котором, благодаря департаменту здравоохранения Москвы, администрации клиники, главному врачу, нашему руководителю Дзукаеву Дмитрию Николаевичу собраны все, можно сказать, топовые технологии, которые есть в настоящее время, для лечения дегенеративных заболеваний позвоночника и острых травм. В каждом конкретном случае после обследования мы для каждого конкретного пациента с его проблемой подбираем тот вариант хирургического лечения, который позволит сделать все то, о чем я говорил, – максимально быстро восстановить человека, минимально травматично, и вернуть его к активной, полноценной жизни. Если пациент правильно обследован, правильно прооперирован, правильно сделан основной этап, он приходит к этапу реабилитации. Если все идет так, как мы с вами проговорили, то иногда на третьи–пятые сутки после операции пациент уже… сразу после операции он начинает раннюю реабилитацию с инструктором. К пациенту приходят, показывают, как делать простые упражнения, затем день ото дня ситуация усложняется, упражнения тоже усложняются.

Как правило, после грыж межпозвонковых дисков пациент уже на следующий день после операции встает и самостоятельно передвигается. Он может самостоятельно передвигаться в пределах отделения, для этого нет противопоказаний. Конечно, мы дозируем осевую нагрузку, которую он себе дает. Действительно, на 3–5 сутки после операции, если позволяет состояние раны пациента, мы можем уже спустить в воду, в бассейн, где в условиях невесомости, в теплой воде расслабляются мышцы, пациент значительно быстрее восстанавливается. После такого интенсивного реабилитационного цикла пациент через 2–3 недели после операции может возвращаться к активной повседневной жизни без ограничений. Имеется в виду, ограничения будут, но человек будет знать, столкнувшись с бытовой проблемой и ситуацией, как правильно из нее выйти, чтобы опять не заболеть, чтобы не спровоцировать тот каскад проблем, который его привел к нам. Поэтому основная задача реабилитации – дать пациенту философию обращения со своим позвоночником, чтобы он в последующем не вернулся.

Как мы с вами каждое утро и вечер чистим зубы, точно так же надо ухаживать за своим позвоночником, потому что он тоже структура, которая требует каждодневного ухода. Для этого не нужно по часу – два находиться в зале, достаточно 10–15–20 минут реабилитационных мероприятий на протяжении жизни, и ваш позвоночник скажет вам спасибо. С таким алгоритмом лечения и восстановления в послеоперационном периоде, как правило, пациенты к нам уже не возвращаются с этими проблемами. Такую технологию Дмитрий Николаевич называет хирургия позвоночника под ключ. Обращается пациент с проблемой, больной, инвалидизированный по факту, а уходит от нас в более лучшей физической форме, чем он был до появления грыжи, потому что, ухаживая за собой, человек увеличивает степень своей физической активности и объективно улучшает свое физическое состояние.

Денис Остроушко:

Я до сих пор в шоке от 3 – 5 дня, уже в бассейн. Что-то невероятное!

И Сун Чер:

Топовые технологии. Антон, расскажите, пожалуйста, более подробно, в чем они заключаются, в чем уникальность. Обязательно расскажите об использовании роботов в практике.

Антон Борзенков:

Что касается роботизированной технологии. Действительно, у нас есть интраоперационный компьютерный томограф, интраоперационный робот, которые работают вместе. Это сочетание технологий с точки зрения адаптации к позвоночнику является уникальным в мире, наверное, так можно сказать. Сочетание технологий, которые работают вместе, с учетом, что основная задача роботизированной системы – это позиционирование имплантов, которые иногда в процессе хирургии требуется установить в позвоночник. Устанавливают систему имплантов, чтобы восстановить опорную функцию; помните, мы говорили, что у позвоночника 2 функции – опорная и защитная. Специальные импланты устанавливаются в позвоночник и обеспечивают его стабилизацию. Так вот, роботизированная система позволяет устанавливать импланты с максимальной точностью и нивелировать человеческий фактор; установить, зачастую, в анатомические образования, толщина которых, допустим, 5 – 6 мм, толщина винта чуть меньше, и при этом с одной стороны у нас спинной мозг, с другой стороны – важные сосуды. Винт должен пройти через конкретное анатомическое образование, не сместившись ни влево, ни вправо. Это самый простой пример, чтобы было понятно, как работает технология.

При этой технологии компьютерная томография, то есть основное сканирование, которое необходимо для планирования и выполнения таких операций, делается во время операций уже в конечном положении пациента, и данные автоматически загружаются в роботизированную систему. В отличие от аналогичных способов использования в мире робота с интраоперационным рентгеном, нет этапа регистрации, когда мы должны что-то сопоставлять, когда что-то зависит от хирурга, тем самым снижая точность системы, а с максимальной точностью всё устанавливать и делать. Также технология позволяет снизить лучевую нагрузку как на пациента, так и на хирурга. Поскольку мы делаем такое сканирование, информация используется только для планирования и выполнения операций. Нам не требуется во время операции постоянно делать контрольные исследования: чуть-чуть продвинулся и сделал снимок, чуть-чуть продвинулся и сделал снимок. Тем самым уменьшается лучевая нагрузка на хирурга и, в первую очередь, на пациента. При тяжелых деформациях и особенностях анатомии позвоночника у конкретного пациента это позволяет сократить срок, время операции. Чем меньше у него операций, тем меньше кровопотеря, меньше травм у пациента.

Также данная технология позволяет исключить ревизионную хирургию. Допустим, пациент уже прооперирован, и на третьи – пятые сутки после операции, когда пациент более-менее пришел в себя, выполняют контрольную компьютерную томографию. Потом на КТ, на контрольном исследовании видят, что что-то идет не совсем так, что-то не полностью убрали, либо что-то стоит не очень корректно, и пациента опять тащат в операционную. При данной технологии после основного этапа операции мы делаем контрольное исследование сразу во время операции. Мы исключаем вопрос ревизионной хирургии, что тоже немаловажно и имеет большое значение. Поэтому, еще раз: данная уникальная система позволяет значительно улучшить качество оказываемой помощи и быстрее вернуть человека к активной полноценной жизни. Опять-таки, данная технология позволяет делать малоинвазивные вмешательства, не делая больших разрезов. Поэтому область использования технологии довольно-таки большая.

Денис Остроушко:

А врач-то, роботы еще не вытеснили врача до конца?

Антон Борзенков:

Данная система помогает, навигирует, но основные действия делает хирург. Система защищает хирурга от ошибок. На различных симпозиумах, нейрохирургических семинарах, спинальных нейрохирургических всегда находятся врачи, которые говорят: «Я опытный хирург, мне не нужен компьютерный томограф, мне не нужен робот. Я это сделаю очень быстро и мне ничего не надо, серьезного такого оборудования». Данную технологию может использовать хирург, которые не имеет большого опыта, и, опять-таки, не делая большого количества снимков. Это система, которая защищает от человеческого фактора, от человеческой ошибки.

И Сун Чер:

Очень хотелось бы переместиться в диаметрально противоположную сторону, от высоких технологий к обыденной жизни. Случаи из жизни, когда к вам обращались люди, скажем так, из-за банальных происшествий – человек мог сесть мимо стула, поскользнулся, упал с горки. Есть ли топ-рейтинг казусных ситуаций, когда реально невозможно было предположить, что так получится?

Антон Борзенков:

Есть ощущение, что, как только у взрослого человека появляется свободное время, он ищет тысяча и один способ, как бы себя убить либо покалечить. Поэтому можно перечислять примеров сколько угодно. Он в 40 лет решил попрыгать на батуте. Пациент находит способ покалечиться. Поэтому важно, чтобы человек чем-то занимался, тогда он реализуется. Если у него появляется свободное время, безусловно, он найдет, как себя покалечить. Тут не надо топы устанавливать, это трагедия, зачастую. Я бы, наверное, не составлял бы топ, рейтинг, аналогичный премии Дарвина. Наверное, не совсем правильно. Но, внутреннее ощущение со стороны, если отойти и посмотреть на происходящее, то такая ситуация. Понятно, что, бывает, и на производстве что-то на человека упало, свалилось. Тоже трагедия, он пострадал на работе. Но большой процент случаев, когда человек что-то делает по глупости, из-за чего и страдает, к сожалению.

Денис Остроушко:

Как говорит один мой знакомый врач, чем меньше у тебя свободного времени, тем меньше у себя болезней ты найдешь, или симптомов болезней. Если случилось что-то такое, или не случилось, или просто человек почувствовал боль, куда ему звонить, писать, куда обратиться? Слышал, что у вас суперклассный Инстаграм.

Антон Борзенков:

Да, наш Инстаграм – Доктор Дзукаев (@dr.dzukaev). Но, Инстаграм каждый человек по-разному воспринимает. Зачастую Инстаграм – это куча снимков: я встал, так я выгляжу утром, это я съел утром, это я выделил из себя утром, - и так далее. Задача нашего Инстаграма – информационная. Это объективная помощь людям дистанционно. О тебе еще ничего не знают, но есть много полезной информации, которая позволит профилактировать в своей жизни. Это подборка упражнений с подробной техникой их выполнения; истории наших пациентов, истории наших пациентов – профессиональных спортсменов, которые либо прооперировались, либо в процессе восстановления, либо уже на пути к новым свершениям. Это важный ресурс, который позволяет профилактировать и принимать решения о том, где и как оперироваться, ресурс, который дает немного информации о нас.

Денис Остроушко:

А как попасть именно к вам на прием?

Антон Борзенков:

В нашей клинике, в больнице № 67 в КДЦ ведется прием каждый день, имеется в виду каждый будний день и в выходные дни тоже, специалистами нашего центра. У нас служба интегрирована, не так, что один человек консультирует, потом другой занимается пациентом, третий его оперирует. Мы работаем одной командой, и в поликлинику выдвигается тот человек, которого назначает руководство в данный конкретный день. Он смотрит пациента и дает квалифицированное заключение либо по поводу диагностики, либо по дальнейшим действиям пациента.

Денис Остроушко:

Можно сразу к вам на прием записаться, не через терапевта? Или сначала нужно к терапевту и он уже к вам?

Антон Борзенков:

Пациенты могут напрямую записываться в КДЦ – в консультативно-диагностический центр спинального нейрохирургического центра. Это не проблема.

Денис Остроушко:

Прошу вас какое-нибудь пожелание, может быть, напутствие всем, у кого есть остеохондроз, то есть всем людям.

Антон Борзенков:

Понятно, что, если у вас есть остеохондроз и минимальные его проявления, то заниматься профилактикой. Как мы с вами поняли, это не всегда сложно. Иногда это простые мероприятия, но, тем не менее, позволяющие нам избежать большого количества проблем. Опять-таки, правильная физическая нагрузка, направленная на укрепление наших мышц, которые помогают позвоночнику выполнять его осевую нагрузку. Если же у вас диагноз грыжа диска и есть проблемы, то не надо бояться консультироваться, обратиться за помощью. Если после консультации вы примете решение об операции, тоже не бояться. По крайней мере, про нашу клинику, про наш центр я могу сказать точно, что в наших условиях данная операция позволяет вернуться человеку к активной полноценной жизни без серьезных ограничений.

Денис Остроушко:

И не забудьте подписаться на Инстаграм @dr.dzukaev, там много интересной информации. Я сейчас, сразу после эфира подпишусь и буду следить; может быть, когда-то пригодится. Что делать, я тоже вхожу в 100 % людей, у которых, видимо, есть остеохондроз.

Антон Борзенков:

Пригодится, 100 %.

Денис Остроушко:

Это была передача «ЗОЖ через молодежь». Следите за своим здоровьем, за здоровьем своей спины и не болейте!

}