Анна Левадная Педиатр, неонатолог. Врач Научного Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова. К.м.н. 23 апреля 2019г.
Виртуальный кабинет в Instagram: опыт врача-миллионника
Виртуальный кабинет в Instagram: опыт врача-миллионника

Муслим Муслимов:

Дорогие друзья! С вами Муслим Муслимов, программа «Медицинский менеджмент», канал «Mediametrics». В гостях у меня очень интересный гость — Левадная Анна Викторовна. Анна ― топовый блогер российского интернета, человек, которого знает не понаслышке определенная когорта наших пациентов как маленьких, так и в большей степени женского пола. Но, по большому счету, за вами наблюдают еще и мужчины, которые стали молодыми папами, и даже я периодически смотрю ваши блоги и отмечаю некоторые полезные советы. Хочу ещё сказать, что Анна — педиатр-неонатолог и врач национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика Кулакова. Еще, дорогие друзья, с нами сегодня моя соведущая Лиза Корегина ― наша коллега, организатор здравоохранения, великолепный эндоскопист и человек, который работает на общественно значимую платформу Ассоциация управленцев в сфере здравоохранения.

Елизавета Корегина:

Я думаю, что у нас сегодня будет очень интересный эфир. У нас прекрасная гостья.

Муслим Муслимов:

Первый наш вопрос традиционный, не каверзный, но традиционный: как вы ощущаете тренд здравоохранения, в чем он, на ваш взгляд, сейчас, и что ждет наших пациентов, врачей, в целом медицинское сообщество через 3-5 лет?

Анна Левадная:

Хороший вопрос. Однозначно, ощущается влияние международной медицины. В Советском Союзе было ощущение некой избранности, люди считали, что у нас какая-то особенная медицина, медицинское сообщество было довольно закрыто. Оно и сейчас, конечно, не до конца интегрировалось в западную медицину, но мы приближаемся к ней. Количество людей, которые владеют английским, все ещё не так высоко, количество людей, которые готовы писать и знают, как делать качественные научные исследования, тоже не высоко, но из года в год количество таких людей увеличивается. Конечно, у нас идет тренд в интеграцию, в западную медицину с интеграцией в их приоритеты, а именно, доказательную медицину. Скоро, я верю в это, ― хотя, после каждого дня приема у меня падает уверенность в том, что это наступит скоро, но рано или поздно произойдет, что все врачи в России начнут лечить по единым стандартам, которые будут основаны на принципах доказательной медицины.

Муслим Муслимов:

Скажите для наших пациентов, для наших слушателей, что для вас доказательная медицина? Я формулирую свой вопрос, исходя из того, что периодически наблюдаю топы антиблогеров или топы людей, которые не занимаются доказательной медициной - это блогеры, которые даже не являются врачами, или являются врачами, но медицинское сообщество их всерьез не воспринимает. Готовясь к передаче, я почерпнул огромное количество статей о том, что, действительно, наши коллеги, в том числе и врачи, пользуются понятными для пациентов формами объяснения, но выходят за рамки нашей классической медицины. Как здесь быть, как здесь остаться с медицинским сообществом в рамках доказательной медицины, и быть понятным пациентам? Переходить на латынь и на терминологию, или подбирать некие формы взаимодействия с пациентом?

Анна Левадная:

Вы немного смешали ситуацию. Действительно, в последнее время появилось много паранаучных блогов, которые вроде как говорят научной терминологией, и у читателя создается ощущение, что это действительно очень научно-значимый текст. То есть идет игра научными словами, научными терминами, немного подтасовка статистическими данными, из-за чего у читателя создается ощущение, что это наукообразие, хорошая статья. На самом деле она не основана ни на чём, кроме как на выводах автора, или автор лоббирует свои препараты или биологически активные добавки, или вообще свою школу. Но пациенту непросто разобраться, весь ужас в том, что читателю сложно понять. Что такое для меня доказательная медицина - это очевидно, но для пациента, который заходит ко мне или к другому, очень тяжело разобраться. Создать наукообразие довольно легко, но мы должны знать – к читателям обращаюсь – что такое доказательная медицина. Она одна, единая, здесь одно мнение, как 2 и 2 — 4, а не 5, другого мнения не может быть ― мнение, которое сформировано на основании определенных качественных исследований.

Тут встаёт вопрос, что такое качественное исследование? Исследования имеют определенные золотые стандарты - это двойное, слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование. Что это значит? Что исследование проводилось в соответствии со всеми нормами и принципами и может быть повторено многократно, а результаты можно проверить. Опять же, в России такой менталитет, что мы привыкли доверять, например, профессору, корифею, который, может быть, никогда не открывал международный справочник, но он продолжает пропагандировать свои личные методы лечения, которые не основаны ни на чем, кроме, условно говоря, аспирантских наработок. Здесь, конечно, очень сложно читателю сориентироваться, тут нужно влияние сверху, для того чтобы запретить паранаучные блоги, помочь читателю сориентироваться где правда, а где ложь. Действительно, родителю не так легко понять.

Муслим Муслимов:

Анна, вы имеете порядка 1,5 млн подписчиков — достаточно существенное количество; в сфере медицины, в сфере здравоохранения таких блогеров немного. Как у вас появилась идея, для чего вам это нужно, какие цели вы преследуете, ведя свой блог?

Анна Левадная:

Хороший вопрос, мне его много раз уже задавали. Изначально, когда рождался блог, я сидела в декретном отпуске, у меня был определенный контент, который мне нужно было донести до читателя, потому что я столкнулась с рядом проблем в связи с публикацией моей работы. Пока я была в декретном отпуске, но еще не родила, я написала руководство по поведению недоношенных детей после выписки. Для меня это был большой труд, мне хотелось им поделиться. Мне никак не удавалось его опубликовать, и в результате я попросила мужа создать сайт annamama.ru. Он сейчас тоже есть, но с довольно низкой посещаемостью, блог гораздо более популярный. Мы всё залили на сайт, а потом я начала частично брать статьи и заливать в сети.

Муслим Муслимов:

Какие темы самые любимые у вас?

Анна Левадная:

Не знаю, не могу сказать.

Муслим Муслимов:

В чем продуктивность, как вы считаете? Пришла мысль опубликовать что-то, какую цель вы преследуете?

Анна Левадная:

Я могу точно сказать, в чем секрет, можно сказать – успех моего блога: лаконичность, простота и отсутствие «воды». Когда я захожу куда-то, даже описание игрушки, которую я хочу купить, идет очень-очень много «воды». Меня, например, как потребителя, раздражает такое литье «воды», поэтому мой блог очень информационно понятен, в нём много картинок, много коротких понятных видео. Instagram сам подтолкнул меня к такому формату. Так было не сразу, вначале у меня были полотна, но потом я поняла, что читатель не может осилить большой объем. 2200 знаков - тот объем, который человек может прочитать, его не напрягает. Люди готовы получать информацию, они находятся в таком информационном вакууме, что они готовы читать, вникать и получать новые знания.

Елизавета Корегина:

Анна, у меня вопрос по вашей блогосфере. Вы врач, практикующий врач, неонатолог. Меня интересуют технические моменты: как при таком плотном графике, как при вашей работе вы совмещаете приятное с полезным или полезное с приятным? Насколько вообще тяжело выделять время на Instagram? Нужно же как-то свою аудиторию собирать, постоянно ее пополнять, то есть использовать различные инструменты, которые дает Instagram для привлечения. Как вы работаете с техническими моментами?

Анна Левадная:

Актуальный вопрос. Когда я начала вести блог, всем показалось: вау, успех! Я сейчас тоже буду пробовать! Многие мои знакомые завели блоги, но только одна моя подруга смогла его поддерживать. Конечно, работа блогером, хотя она до сих пор многими не принимается - это не просто труд, а колоссальнейший труд! Для меня это большая нагрузка, но я представляю себе, какая нагрузка для непрофессиональных блогов. Да, я разрабатываю свои посты, я трачу на них много времени, но, честно, для меня писать ни о чем не менее сложно. В результате получается работа без отпуска, без выходных. Я все время должна быть на связи, всё время должна поддерживать интерес своей аудитории, я всё время должна снимать stories - это большой, большой труд, титанический труд. Не все на него способны. Многим кажется: сейчас я пойду и буду вести блог, что там такого — сфотографировал свою еду, и ведёшь блог.

Муслим Муслимов:

«Аптека, улица, фонарь», как говорится, и всё.

Анна Левадная:

Да, а по факту очень тяжело. Как происходит технически? Я изначально не могла работать в дневное время, потому что у меня двое маленьких детей. Когда я начинала вести блог, я вела его ночью, укладывала детей, после этого я садилась и работала. В принципе, ничего не поменялось, сейчас то же самое. Я с февраля работаю на полную ставку, заведую отделением поддержки грудного вскармливания, и с февраля у меня график 5/2. Честно скажу: я ничего не успеваю, это очень тяжело, было легче, когда я не была заведующей. Но я укладываю детей, дела сделаю, часов в 10-11 сажусь работать до часу ночи.

Муслим Муслимов:

На Украине сейчас стал президентом человек, который известен в комедийной сфере, «Квартал 95» - Владимир Зеленский. Скажите, на ваш взгляд, сколько у блогера в России должно быть подписчиков, чтобы ему светило место министра здравоохранения?

Анна Левадная:

Если мы говорим не про Зеленского конкретно, которого я очень уважаю и, кстати, он стал не благодаря своей популярности президентом, а благодаря здравой и честной позиции. Я вижу, что влияние блогосферы на область здравоохранения, вообще, влияние блогеров растет изо дня в день, потому что таких колоссальных СМИ, их на самом деле, нет. У меня охват аудитории больше, чем все СМИ, которые я знаю.

Муслим Муслимов:

Рекламу предлагают?

Анна Левадная:

Конечно, я зарабатываю своим блогом деньги, я не скрываю. Я плачу налоги, я зарегистрирована как ИП, меня можно проверить. У меня есть юрист, бухгалтер, директор по рекламе. Конечно, это бизнес. Я вкладываю в свой блог деньги, я получаю с него.

Елизавета Корегина:

Анна, большое количество нашего врачебного сообщества, вообще, в принципе не разделяют факт, что практикующий врач ведет свой блог. Все говорят: нет, он должен сидеть в кабинете, там работать и не заниматься сторонними вещами. Бо́льшая часть нашего врачебного сообщества считают именно так. Как в вашем коллективе воспринимают то, как вы себя позиционируете в социальных сетях, как люди относятся к тому, что вы блогер?

Анна Левадная:

Конечно же, как и в любом коллективе, есть разные люди. Есть люди адекватные, которые понимают, что за этим стоит титаническая работа. Например, наш директор центра, Геннадий Викторович Сухих об этом говорит. Он прекрасно понимает, какой это инструмент для привлечения пациентов, какой прекрасный инструмент для популяризации медицины, он поддерживает и прекрасно понимает, какой титанический труд за этим стоит. Но, конечно, не все, во многих говорит, в том числе, и зависть к успеху, – очень неприятно. Я хочу обратиться к врачам, не сотрудникам центра, но многим врачам, которые считают, и некоторые пациенты, читатели иногда пишут, что «некоторые лечат, а некоторые ведут блоги». Я хочу сказать, что мне жаль тех врачей, которые не ведут блоги, потому что блог - это огромная возможность для саморазвития. Количество медицинской информации, которое я получила за последние 4 года, благодаря блогу, освоила, переварила и популяризировала ― колоссальное. За все годы своего образования, 20-тилетнего практически, я так много не училась никогда – ни во времена института, ни в ординатуре. К сожалению, наши врачи не мотивированы читать международные guideline, международные протоколы, рекомендации, статьи. Врач считает: раз он умеет пальпировать, его научили 20 лет назад, то он не должен дальше читать – вот что страшно. Не врач, который ведет блог, а врач, который не готов продвинуться вперед и прочитать статью, и поменять свой взгляд на лечение. Это большая, большая проблема. Причем, есть люди, с которыми я ссорюсь, условно говоря, даже мои одноклассники или одногруппники, с которыми мы не можем найти общий язык. Они не могут понять, что времена поменялись, что надо прочитать статьи, нужно двигаться вперед, и уходить от лечения в стиле «А мне кажется, помогает». Если вам кажется - это никакой не аргумент, или «мне помогло» не может быть аргументом в мире доказательной медицины. Это самый низший уровень доказательности.

Муслим Муслимов:

Какой уникальный случай вам удалось решить с помощью блога, с помощью представления информации в интернете? Какой случай вспоминается вам в первую очередь?

Анна Левадная:

Я больше всего ценю письма читателей. Я получаю много писем и, в первую очередь, для меня важны отзывы, где люди пишут, что спасли жизнь благодаря тому, что посмотрели мое видео. Например, видео по аспирации инородного тела. Человек знал, как действовать, и спас жизнь своему ребенку. Для меня это крайне важно. Конечно, получать сообщения о том, что «спасибо, мы изменили взгляд на ОРВИ, мы перестали болеть, мы начали вакцинироваться, мы не пропустили признаки менингита» - тоже очень-очень важно. Я вижу популяризацию медицины как крайне важную роль. Увы, среднестатистический россиянин не может получить информацию, поэтому и люди цепляются за «Помощь при утоплении», «Помощь при ожоге». Люди знают, люди всё видят, у меня довольно много актуальных тем, и людям они очень нужны, пациентам. Конечно, обратная связь для меня важна, благодарность читателей.

Муслим Муслимов:

Анна, что делается с постановкой диагноза через интернет? Зачастую, пациент, приходя к врачу, и ко мне, как практикующему, приходит и говорит: «Я прочитал в интернете об этом».

Анна Левадная:

Хорошо, что они читают. Я всегда говорю: читайте. Не согласны со мной – идите, читайте другие блоги, получайте второе мнение. Люди вынуждены читать в связи с крайне низкой квалификацией врачей.

Муслим Муслимов:

Что делать в спорной ситуации, когда вы не можете убедить пациента? Вы говорите, что так правильно, а он говорит: «Нет, я прочитал». Вы же понимаете, есть пациенты, которые легко идут на контакт, есть пациенты, которым достаточно сложно что-то объяснить или сложно убедить их в правильной концепции, в концепции доказательной медицины. Даже если мы приводим конкретные доводы, научные статьи и клинические исследования, клинические рекомендации, пациент все равно стоит на своём.

Анна Левадная:

Вообще, рекомендовано делить пациентов на 3 типа. Первые – те, кто абсолютно уверены в своей правоте. Например, антипрививочники, никогда не сделают прививки. Даже если вы аргументируете, насколько сейчас критическая ситуация, насколько важны прививки и насколько низкие риски они с собой несут, все равно человека мы не переубедим, можно не тратить на него время. У меня в том числе есть такие пациенты. Например, сегодня была семья, я даже уже не трачу время на то, чтобы уговорить их начать прививаться. Есть вторая категория людей ― сомневающиеся, они вроде как «там», и вроде как «здесь». Это наша категория, наши клиенты, потому что они могут слышать. Если человек к вам расположен, а я, в общем-то, располагаю доверием своей аудитории, то я могу с ними поговорить, я могу до них достучаться. Только аргументировать, продолжать разговаривать, приводить доказательные методы. Третьи ― практически уже на вашей стороне, они точно согласятся, потому что они вас любят, они вам поверят. Сложнее всего с серединкой, теми людьми, с которыми мы можем работать, но, опять же, говорить, говорить, еще раз говорить.

Пациенты настолько хотят высказаться! У меня был опрос. Как вы считаете, сколько читателей могут пройти 15-минутный опрос, если я провожу его через блог? Сколько читателей пройдут мой опрос?

Муслим Муслимов:

200 тысяч.

Анна Левадная:

Нет, не столько. Например, в одном моем опросе по грудному вскармливанию приняло участие 50 тысяч человек. Представляете, насколько они хотят, чтобы их услышали! Люди готовы говорить, люди хотят, чтобы, наконец, их услышали. Люди могут говорить, могут вам задавать вопросы, они приходят с вопросами, они, собственно, и читают меня, потому что изголодались по ответам.

Елизавета Корегина:

Как вы думаете, каждый врач должен вести свой блог, или это прерогатива только тех, у кого есть много регалий, которые могут транслировать какие-либо свои идеи?

Анна Левадная:

Чтобы блог был интересным, нужно хорошо уметь писать, нужно уметь писать лаконично и простым языком. Сколько бы у вас регалий не было, вы должны быть способны сформулировать свою мысль так, чтобы ее было приятно прочитать. Я уже 4 года нахожусь в поиске узких специалистов, моих, можно сказать, соавторов. Я приглашаю узких специалистов, для того чтобы получить мнение именно из той сферы, в который я не нахожусь. Я сформировала уже некий «золотой фонд» врачей – адекватных, которые читают, ездят на конференции, которые не будут идти вразрез с международными рекомендациями, и будут исполнительными. Они сядут, напишут, потратят свое время, они заинтересованы. Но, не все, далеко не все, я всё равно все тексты переписываю, потому что сложно писать. Например, у меня есть коллега, которая основала свою клинику, и она говорит: «Я не могу ни на кого переложить прием, несмотря на то, что у меня есть своя клиника, где есть другие специалисты, но к ним не идут». А почему не идут? Потому что их не знают. Почему не знают? Потому что блоги не ведут. Почему не ведут блоги? Потому что люди не способны, реально, не всем дано, не всем дан такой трудоголизм и такая способность лаконично формулировать мысли.

Елизавета Корегина:

Вы, как популяризатор доказательной медицины, как вы транслируете своим пациентам свои доводы, что должно быть именно так, а никак по-другому, что не нужно следовать этому протоколу, давайте, будем делать правильно? Пациентам сложно найти доверие?

Анна Левадная:

Лично у меня с доверием никогда нет проблем. Мои пациенты мне доверяют. Как правило, ко мне приходят уже те, кто меня заранее знает. Дело в том, что наш, русский пациент так не избалован хорошим качеством осмотра, что, когда ко мне приходит кто-то, кто меня не знает, они настолько поражены, что с ними просто по-человечески разговаривают. Люди мало встречают хороших, адекватных людей, которые бы уделили внимание, поговорили с ними. Когда с ними начинают разговаривать и что-то объяснять, их это располагает к себе. Нас не учили в институте основам общения с пациентами.

Муслим Муслимов:

Деонтология и биоэтика. Всё-таки, не учили?

Анна Левадная:

Да, тот предмет такой сомнительный был у нас в институте.

Муслим Муслимов:

Нет, у нас был очень серьёзный подход.

Анна Левадная:

Я поступила в 1999 году, у нас этому предмету была уделена всего одна неделя, и информация была крайне низкого качества.

Муслим Муслимов:

По ряду источников то ли Боткин, то ли Николай Иванович Пирогов очень интересно сказал: «Если в кабинете врача происходит волшебство, и врач на свою сторону переманил пациента, то вдвоем у них есть шанс победить заболевание. Если не переманил – значит, не заболевание они победят». У меня вопрос к вам. Если бы вы сейчас переформулировали слова классика, то как бы они звучали для врача-блогера? Как он должен общаться с пациентами удаленно, как он с ними должен взаимодействовать, чтобы их переманить на свою сторону и вместе победить болезнь? Фактически, то количество людей, с которыми вы взаимодействуете через Instagram, ― это ваши подопечные, это ваши пациенты в той или иной степени, которые предполагают получение совета, помогающего в жизни, или уже получили совет, доверяют вам. Есть ли у вас мысли, как переформулировать, для того чтобы нынешнему пациентопотоку, который нас смотрит, было понятно?

Анна Левадная:

Я думаю, что нынешний пациентопоток, как вы говорите, ― довольно образованные люди, и для них работают только аргументы. В большинстве случаев мы можем объяснить и аргументировать практически всё. Давайте, возьмем муколитики, почему они не рекомендованы при кашле у детей. Мы можем объяснить буквально парой простых аргументов. Например: в большинстве случаев кашель самостоятельно переходит из сухого во влажный; количество и силы мышц грудной клетки не хватает, чтобы сделать хороший кашлевой толчок; дети слабые, для них назначение муколитиков является избыточной мерой, поэтому в международной практике они не используются; количество побочных эффектов превышает пользу, ― поэтому я не рекомендую муколитики при кашле. Согласитесь, что четкое и понятное аргументирование, в общем и целом всегда располагает (тут я еще не все аргументы привела). Если обосновать свои рекомендации, они практически всегда вызывают доверие, нет ни у кого никаких вопросов.

Муслим Муслимов:

Следующий вопрос у меня из серии «Давайте, помечтаем». Если бы вы сейчас оказались на Первом канале, и у вас была бы минута для донесения основной информации пациентам, которые реально нуждаются в помощи, или реально нуждаются в направлении со стороны доктора, что бы вы им сказали?

Анна Левадная:

Всего минута? Хорошо. Я бы точно говорила на тему инфекционной заболеваемости и, наверное, я бы поговорила с ними про вакцинацию, хотя лично меня волнует очень многое. Меня волнует, как детей в стране насилуют едой, как избыточно одевают. У меня сердце болит за наших детей, но я бы, наверное, поговорила о пользе вакцинации, и сказала бы о том, что это одна из самых безопасных мер, когда-либо изобретенных медициной.

Елизавета Корегина:

Как вообще появился вопрос - делать вакцины или нет? Расскажите, откуда начало этой всей вакханалии?

Анна Левадная:

Всё очень просто: люди перестали видеть инфекции. Когда ты никогда в жизни не видел полиомиелит, тебе очень тяжело вообще понять, зачем делать вакцинацию от полиомиелита. Естественно, что люди перестают ощущать пользу прививок, потому что они её не видят, а побочные эффекты видят. Здесь, опять же, соцсети, которые начинают проводить ложные связи: «У нас ДЦП из-за прививки». Давайте, для начала поймём, что такое ДЦП, чтобы подумать, при чем тут вообще прививка? ДЦП - это перинатальное или внутриутробное поражение, но люди прочитали, у них в голове засело. Зачем нужна прививка от полиомиелита – им не понятно, вроде, никто не болеет вокруг, а ДЦП они видели много раз; они начинают прокручивать тему в голове. Я бы так сказала: это совершенно не ощущаемые риски. Когда мы даём, например, жаропонижающее, мы прекрасно знаем о возможных побочных эффектах, но мы на них не обращаем внимания, потому что для нас польза очевидно превышает риски: мы сейчас дадим и понизится температура. А тут абсолютно неочевидный эффект от того, что мы привьём ребенка. Где этот эффект? Где-то на сайте Роспотребнадзора выложат, что количество полиомиелита — ноль? Неочевидная польза ― я думаю, в том проблема.

А зародилось всё с Эндрю Уэйкфилда (Andrew Wakefield) и вакцины MMR против кори, краснухи и паротита. Уже известно, что он лоббировал интересы своей вакцины, хотел продвинуть свою японскую вакцину. В целом, люди подхватили идею, что противокоревая вакцина вызывает аутизм, людям это очень понравилось. Изначально идея антивакцинаторства была финансово довольно обоснована, но наложилась на отсутствие эпидемий.

Муслим Муслимов:

Какие вакцины вы рекомендовали бы сейчас? Я знаю, например, была французская вакцина пентаксим. Какие вакцины вы бы рекомендовали?

Анна Левадная:

Любые. Делайте всё, что хотите, всё, что есть – делайте.

Муслим Муслимов:

Независимо от производителя: российские, иностранные?

Анна Левадная:

Есть различные производители, они немного различаются. Например, в российском АКДС находится цельноклеточный, в западных аналогах – бесклеточный коклюш. Но, в целом, неважно. Миллионы детей, которым доступна только бесплатная вакцина, прививаются бесплатно. Прививайтесь тем, что вам доступно. Есть периоды, когда вакцины нам недоступны, вообще никакие – это вопрос к здравоохранению. Что касается пациентов, то индивидуальный выбор, который делают родители в зависимости от своих финансовых возможностей, в зависимости от того, где они наблюдаются, в какой клинике какие вакцины есть в наличии в тот или иной период времени. Делайте хоть какие.

Муслим Муслимов:

Что ждет наших пациентов, если они не будут делать вакцинацию? Вы знаете о некоторых эпидемиях в России из-за того, что мамочки закрывают вопрос вакцинации?

Анна Левадная:

Смотрите, как падает количество аудитории программы! Видите, уже на 1000 человек меньше нас смотрят.

Муслим Муслимов:

Как только о вакцине заговорили, да.

Анна Левадная:

Конечно же вспышками, возвратом заболеваний, от которых мы вакцинируемся, естественно. Самый яркий сейчас пример - корь. Количество кори в 3,8 раза стало выше, чем 2 года назад, изо дня в день растет. Мы были сейчас в Италии, там обязательная вакцинация введена, именно в связи с высокой частотой кори.

Муслим Муслимов:

Как вы считаете, коллегиальное взаимодействие в рамках лечения пациента, которое у нас было принято до широкого распространения социальных сетей, и то, что сейчас происходит в рамках взаимодействия в Instagram, в социальных сетях, должно ли быть регламентировано с учетом того, что есть ряд мнений, которые высказывают врачи на социальных площадках, и они не всегда совпадают?

Анна Левадная:

Давайте, ещё раз уточним, что социальные соцсети - это не лечение, соцсети - это популяризация информирования. Мы не лечим через соцсети, это запрещено законом, мы не ставим диагнозы, не назначаем лечение, этого не делает, я надеюсь, никто.

Муслим Муслимов:

Нет, есть товарищи, которые этим занимаются, но ваша правильная позиция, мы с вами солидарны.

Анна Левадная:

Но люди нуждаются в этом. Одно время я взаимодействовала с консультационным центром. Я там не консультировала, но я связала пациентов, которые бомбардируют мой директ, и моих врачей оттуда. Они не назначали лечение и диагностику, но они могли в определённых ситуациях информировать и помочь. Поставить диагноз нельзя, но помочь разобраться в ситуации, направить можно.

Муслим Муслимов:

Насколько вы видите будущее в телемедицине, насколько вы взаимодействуете в рамках телемедицины? Называете ли вы телемедициной ответы через WhatsApp или ответы в тот же директ? Насколько ее можно интегрировать в блог?

Анна Левадная:

Телемедицина разрешена только при условии, что была первичная очная консультация, тогда вторично мы можем скорректировать лечение. Как я отношусь? Я прекрасно отношусь, потому что за ней, наверное, стоит будущее в плане того, что мы можем обеспечить совсем далекие регионы, которые далеки от госпиталя, правильной медицинской информацией. Лично наш центр принимает участие в телемедицинских конференциях и довольно успешно помогает регионам. Насколько я знаю, в Америке телемедицина занимает огромный, огромный кусок, точно не знаю сколько, но имеет хорошие перспективы. Главное, чтобы телемедицинские консультации проводили квалифицированные врачи.

Елизавета Корегина:

Мне очень интересны вообще вопросы ведения Инстаграма. Ваши подписчики, которые слушают Instagram, потом становятся вашими пациентами, приходят к вам в центр. Вы рекламируете других блогеров? Ваши соведущие они тоже участвуют и получают от вас прибыль, определенный пациентопоток?

Анна Левадная:

Конечно, ведение блога - это реклама себя как врача. Я, по сути, себя не рекламирую, потому что ко мне сейчас довольно маленькая запись, и она очень быстро закрывается. Поэтому на весь месяц вперед уже всё закрыто, совершенно нет смысла себя рекламировать. Мне, наоборот, жаль моих пациентов, которые не могут ко мне попасть, потому что у меня есть определенные пациенты, которых я веду, и я переживаю, когда они месяцами не могут ко мне попасть. Что касается тех узких специалистов, которых я привлекаю к написанию статей, они далеко не все из центра, где я работаю, но есть ряд специалистов – хирург, эндокринолог. Конечно, они становятся популярными, потому что пациенты видят их квалификацию. Я не стесняюсь сказать, что я знаю. Причем, сразу было не так легко сделать, потому что одно дело – поговорить тет-а-тет, когда ты вроде как можешь сказать какую-нибудь отсебятину, а другое дело - провести прямой эфир на 45 тысяч человек, когда тебя в прямом эфире спросят что-то и ты обязана сказать, не опозориться. В общем, на это способен далеко не каждый, нужно набраться смелости.

Елизавета Корегина:

Как блогеры относятся к популяризации здорового образа жизни? Мы с Муслимом Ильясовичем готовим ведение такого проекта как «Медицинский забег», который будет в июне нынешнего года. Он посвящён дню медицинского работника.

Муслим Муслимов:

Слышали что-нибудь про него?

Анна Левадная:

Нет.

Муслим Муслимов:

Недостаточно популяризировали технологию, если блогеры нас не знают. Очень простое мероприятие в День медицинского работника. Что делают врачи, как правило, начиная с пятницы, заканчивая воскресеньем – не будем уточнять на широкую аудиторию. Тем не менее, у нас возникла идея. Мы решили провести оздоровительные мероприятия 4 года назад, нынче 5-ый год, сделали это с фондом «Справедливая помощь». Изначально работали, трудились с доктором Лизой, и делали мероприятие, которое было посвящено популяризации здорового образа жизни в День медицинского работника. У нас врачи из большого количества регионов, до 18, в нынешнем году заявки прислали 5 регионов, сейчас уже присылают команды и частные клиники, и государственные. Наше мероприятие будет 15-го июня, мы вас пригласим обязательно, поучаствовать или поддержать.

Елизавета Корегина:

День медицинского работника. Вы у нас самая активная блогер, хотим, чтобы вы нас поддержали.

Муслим Муслимов:

Лиза говорила о том, как относитесь?

Анна Левадная:

Нет, был задан вопрос как общество относится. Конечно, есть тренд на здоровый образ жизни. Это тоже нормально, с каждым днем все больше и больше людей хотят соблюдать здоровый образ жизни. Что касается Instagram, то, к сожалению, маятник качнулся довольно далеко в сторону ЗОЖ, и не всегда люди понимают под этим то, что нужно понимать. Вместо того, чтобы вести здоровый образ жизни и питаться разнообразно и рационально, люди начинают глотать, искать корень топинамбура, или сироп топинамбура, я не разбираюсь. В общем, начинается натуропатия, таких блогов очень много, которые выезжают на этом тренде и становятся очень популярными. Там куча различных биологически активных добавок, рекомендуются свои схемы детоксикации, еще что-то. То есть здоровому образу жизни приписываются уже далеко не то, чем он на самом деле является.

Елизавета Корегина:

Как раз, вопрос: что делать с натуропатами вообще? Какое ваше мнение, как с ними бороться?

Анна Левадная:

Сегодня вышла публикация на «Медузе». Чем больше СМИ об этом будут говорить, тем лучше.

Муслим Муслимов:

На «Медузе» о лжелечении, о лжепредставлении.

Анна Левадная:

Да, это уже вредительство. Что ложный диплом неправильный был, что у неё есть 200 тысяч подписчиков. И всё неправда.

Муслим Муслимов:

Скажите, как блогосфера – именно блогеры, именно врачи, именно люди из сферы доказательной медицины могут помогать Министерству здравоохранения в его нелегком труде?

Анна Левадная:

Держать обратную связь с пациентами, потому что, как я уже сказала, пациент хочет быть услышанным. Можно проводить анкетирование, опросы, срезы населения, срезы мнения, доносить информацию. Конечно же, блоги - это прекрасные СМИ, потому что уровень доверия блогам гораздо выше, чем доверие какой-нибудь газете. Что и понятно: ты доверяешь человеку, ты его любишь, ты видишь, что он все методы использует, доверие очень высоко. Мы ждем, ждем, когда здравоохранение интегрируется.

Муслим Муслимов:

Обратит внимание. По идее, государство хочет сделать рациональный интернет, и запретить некоторые программы, с которыми не может быть выстроена корректная работа. Что вы будете делать, когда запретят Instagram, например?

Анна Левадная:

У меня есть много другой работы помимо Instagram. Я активный offline врач, активно продвигаю свою работу, на своей работе я заведую отделением, – собственно, есть чем заняться.

Муслим Муслимов:

Что касается социальных сетей — это же как наркотик.

Анна Левадная:

Не для меня, я не захожу вообще, ни одну ленту не читаю, у меня нет на это времени. Я вижу, что люди стали; я стою, разговариваю с подругой, а она всё время в телефоне. Как наркотик, да, но я — нет.

Муслим Муслимов:

Я имею ввиду, когда вы взаимодействуете со своими потенциальными пациентами, когда помогаете им, когда проявляетесь как врач. Такое взаимодействие может быть именно как наркотик - я про это. Или всё-таки нет?

Анна Левадная:

Для меня это работа, не наркотик и не развлечение, это колоссальный труд, от которого я очень устаю. Я раз в несколько месяцев настолько устаю, что мне хочется выкинуть телефон, удалить Instagram. Это колоссальный труд, и я с удовольствием от него отдыхаю.

Муслим Муслимов:

Как вы энергетически восстанавливаетесь?

Анна Левадная:

Уезжаю в отпуск, только так.

Муслим Муслимов:

Как работаете с критиками?

Анна Левадная:

Тут всё очень легко, всё мне на пользу. Чем больше хейтеры пишут, комментируют, тем выше популярность поста, поэтому я не против.

Муслим Муслимов:

Принимаете близко к сердцу?

Анна Левадная:

Раньше принимала, конечно. Я принимаю близко к сердцу только обоснованные возражения. Если вдруг кто-то заметит реальный косяк, то мне, конечно, будет стыдно, я исправлю в публикации. Но, честно говоря, за последние годы такого не было. Если врач смог ко мне обратиться и сделать комментарий по делу, то его замечание будет очень ценным, я готова его услышать, готова исправить информацию, которую я даю. Те, кто пишут «горите в аду», или «вы такая-сякая», что они только не пишут, «вам платят за то, что вы про прививки пишете» – на них вообще не обращаю внимания, мне всё равно.

Елизавета Корегина:

Когда не хочется снимать stories, что?..

Анна Левадная:

Никогда. Для меня это большой труд, не люблю снимать stories.

Муслим Муслимов:

На кого ориентируетесь из блогеров?

Анна Левадная:

Я много на кого ориентируюсь. Я захожу, смотрю как девочки строят контент.

Муслим Муслимов:

Примеры топовых блогеров медицинской сферы, кто вам нравится?

Анна Левадная:

Ни на кого. Нет медицинских блогеров, на которых я бы ориентировалась. Я смотрю, я считаю, что в моем блоге недостаточно личной информации, надо её добавлять. У меня слишком сухо получается, слишком много медицинской информации, мне надо больше добавлять котят. Для того, чтобы научиться добавлять котят, мне надо читать других, кто добавляет котят. Доктор Комаровский прекрасно ведет блог, он очень лаконичный. У нас с ним разные стили. Если я пишу про пневмонию, то всё, я взяла и написала про проблему от начала и до конца. Я не могу взять одну фразу, выцепить, кинуть её. Нет, у меня будет большой пост.

Муслим Муслимов:

Есть международные медицинские блогеры, на которых обращаете внимание, с которыми взаимодействуете, может быть, на английском?

Анна Левадная:

Есть единственный, кого я знаю, какой-то американский врач, доктор Майк, у которого 2 млн или 2,5 млн подписчиков. Но он ведет блог, берёт исключительно своей фигурой, берет своими фотографиями, своей хорошенькой внешностью, он не пишет на медицинские темы. Я думаю, что на Западе блог не востребован, там прекрасные сайты Американской академии педиатрии, Европейской академии педиатрии, в блогах нет никакой необходимости. У них не как у нас, где ты вообще не понимаешь, как одеть ребенка, и единственное, где ты можешь эту информацию получить — в блоге.

Муслим Муслимов:

То есть успех российских блогеров тесно связан с недоступностью медицинской помощи в необходимом объеме?

Анна Левадная:

Более простые блоги гораздо более успешные. Мой блог - не для дурачков, там надо читать, вникать, разбираться. Есть много успешных блогов, которые просто пишут просто о своей жизни, тоже несут свою ценность.

Муслим Муслимов:

Анна, какая ваша цель?

Анна Левадная:

Честно говоря, изначально целью вести блог была популяризация медицины, а сейчас - это мой хлеб, моя работа; я работаю, я кормлю детей, кормлю сейчас родителей, свою семью.

Муслим Муслимов:

Как относитесь к общественно значимой работе? Я говорю об общественных организациях.

Анна Левадная:

Я являюсь членом благотворительного фонда «Право на чудо», я провожу много благотворительной работы, регулярно публикую посты, поддерживаю и участвую, активно участвую в работе одного фонда, который поддерживает недоношенных детей.

Елизавета Корегина:

Какие ваши планы на будущее, что нового ждать в блоге доктора Анна-мама?

Анна Левадная:

В самом блоге, наверное, принципиально нового ничего не будет. Я надеюсь, что я найду в себе силы поддерживать его хотя бы на том же уровне, на котором он сейчас есть. Я в общем довольна тем, как он сейчас выглядит и как я его могу вести, но это очень большой труд и на него у меня уходит очень много сил.

Муслим Муслимов:

Говорят: «Сделаете свой труд своим хобби, и будете каждый день получать удовольствие от работы». На такой торжественной ноте мы хотим вас поблагодарить. Как говорит один мой хороший знакомый, «не зря землю топчете». Пожелаю вам удачи и в благотворительной деятельности, и в воспитании детей. Успехов в труде и реализации поставленных задач в научно-доказательной медицинской теме.

Елизавета Корегина:

Анна, спасибо большое за ваше благое дело!

Анна Левадная:

Спасибо! Спасибо огромное, что пригласили!

}