Магомед Дахкильгов Главный врач клиники "Немецкий имплантологический центр" 12 апреля 2019г.
10 признаков качественной стоматологии
Какими качествами она должна обладать? Какую роль играет срок работы клиники, стаж врачей, наличие зуботехнической лаборатории? Как формируются цены?

Юлия Клоуда:

Меня зовут Юлия Клоуда. В эфире программа «Начни улыбаться». Традиционно по пятницам я приглашаю в студию лучших экспертов в свой области – самые продвинутые клиники и их представителей. Мы пытаемся вместе с вами разобраться в насущных проблемах, вопросах и получить экспертную оценку. В этот раз наша тема не про имплантацию и не про виниры, а мы будем разбираться, как подобрать стоматологию. Тема звучит: «10 признаков качественной стоматологии». Об этом не понаслышке знают представители клиники, которая входит в тройку лучших стоматологий России по признанию ежегодного всероссийского рейтинга экспертного журнала о стоматологии Startsmile при поддержке Издательского дома «Коммерсант». Итак, я рада приветствовать гостей. Магомед Дахкильгов – доктор, кандидат медицинских наук и главный врач Немецкого Имплантологического Центра, челюстно-лицевой хирург, ортопед и имплантолог со стажем более 25 лет. Благодарю вас, Магомед, что к нам зашли! Долгожданный гость студии Марет Хашиева – генеральный директор этой клиники, именно под ее руководством клиника вошла не просто в тройку, а заняла I место по результатам 2018 года. Я надеюсь, Марет, вы будете с нами сегодня максимально откровенны, поможете людям рассказать. Ведь, согласитесь, всегда качественно – значит дорого, но, как не попасться на удочку нечестных стоматологов или предпринимателей.

Итак, первый вопрос: как выбрать качественную стоматологию? У нас существует свой рейтинг, мы ставим отдельные баллы за то, сколько лет существует клиника на рынке. Почему многолетний опыт работы клиники является одним из очень важных факторов?

Марет Хашиева:

Я тоже хочу сказать, очень приятно, что вы меня пригласили, и я с удовольствием сегодня пришла, и всем, что знаю, поделюсь и расскажу. Мы ничего специально не делаем, мы просто хорошо делаем свое дело и делаем его с любовью и с удовольствием. Почему я считаю, что многолетний опыт важен? Честно сказать, в масштабах нашей страны мы знаем, что постоянно у нас какие-то экономические проблемы, кризисы 2008 года, того, сего. Если клиника на протяжении уже почти 10 лет существует, пациенты видят, что мы развиваемся, что мы только улучшаемся, что появляются новые направления, появляется новое оборудование, и качество работы идет только в лучшую сторону – конечно, пациенты начинают доверять больше, потому что понимают, что мы проходим все трудности вместе со всей нашей страной и с нашими пациентами, мы крепчаем, улучшаемся и так далее. Поэтому, я считаю, что клиника с многолетним стажем более надежная.

Юлия Клоуда:

Ваша клиника существует уже 10 лет, если говорить по документам, по лицензии и так далее. А бывает такое, что клиника, наделав что-то не очень хорошее, закрывается, переезжает, открывает новую. Получается, что опыт – это не просто опыт, что это надежно, но и показывает, что вам нечего бояться, за вами нет плохих дел.

Магомед Дахкильгов:

Само собой, конечно. Была такая клиника. Я, может, даже говорил об этом. В свое время была клиника в центре, в районе Чистых прудов, она давала гарантию на свои работы 25 лет. Тогда по Москве цены были достаточно высокие, и, тем не менее, они говорили: 25 лет – гарантия, все в течение 25 лет бесплатное, если что-то случается, мы всё переделываем. К ним стояла очередь, попасть было невозможно. Таким способом они отработали 3 года. Через 3 года они закрылись, и все.

Юлия Клоуда:

И нет гарантии 25 лет?

Магомед Дахкильгов:

Да, они просто собрали деньги, и пациенты остались со своими работами. Насколько они качественные были или нет, я не берусь судить, тем не менее, такие примеры существуют. Я достаточно много, были и такие компании как «Мирамедик», и еще, и еще, очень много.

Юлия Клоуда:

Ужасно, на самом деле, когда человека привлекают, а потом оказывается, что это мыльный пузырь. Итак, мы с вами разобрались с первым пунктом, что наши годы – наше богатство, в том числе и в бизнесе на первом месте. А что касается внешней составляющей? Например, первое впечатление, когда мы заходим, –здание, зона reception (приема пациентов), комната отдыха. Мы в рейтинге их тоже учитываем, хотя это, конечно, не так важно, как медицинская услуга, но, все-таки, комфорт и удобство – одна из составляющих. Что вы думаете, Марет? Насколько это важно или не важно?

Марет Хашиева:

Да, я считаю, конечно же, это важно, безусловно. Пойти к стоматологу – это уже небольшой стресс. Так сложилось, что люди как-то...

Юлия Клоуда:

Не небольшой, это огромнейший стресс для многих людей.

Марет Хашиева:

Мы надеемся, что наши пациенты уже не считают это стрессом. Когда пациент приходит, конечно, он хочет зайти и немножко расслабиться. Для этого мы очень стараемся, именно для комфорта создать какие-то условия, стараемся, чтобы сама зона reception была в светлых тонах, чтобы было комфортно, удобно, лучший кофе, который можно только придумать.

Юлия Клоуда:

Чтобы не напоминало стоматологию.

Марет Хашиева:

Да. Свежие цветы, улыбчивый администратор. Сейчас у нас уже две клиники. Во второй клинике мы постарались сделать зону отдыха с большим комфортным диваном и телевизором. Чтобы никаких лишних запахов, как у нас в детстве, помните? Заходишь в стоматологию – специфический запах.

Магомед Дахкильгов:

Запах йодоформа.

Юлия Клоуда:

Один из самых страшных запахов, мне кажется.

Марет Хашиева:

Для меня большой комплимент, когда первый раз приходит пациент, или очередной раз приходит и меня встречает, говорит: «Мне так у вас нравится! У вас так красиво, комфортно». Он уже настроен, у него остаются хорошие впечатления. Он думает: «Ничего, я потерплю, зато хоть здесь мне хорошо». Поэтому, конечно, мы уделяем большое внимание и очень стараемся, чтобы нашим пациентам нравилось.

Юлия Клоуда:

Да, я согласна с вами. У нас в рейтинге тоже считаются важными и входная зона, и улыбчивость администратора, потому что это составляющие успеха клиники. Также еще не нужно забывать про чистоту. Первое, что наши модераторы смотрят по рейтингу, – чистота. Вроде бы смешно, но, с другой стороны, все равно находятся клиники, которые не поддерживают должное. Я не знаю, мне кажется, это даже написано в законе, что должно быть все чисто. Заходишь, а некий беспорядок и грязь на полу. Согласитесь, что это тоже недопустимо. Из таких клиник можно сразу смело бежать.

Хорошо. Поговорим об организации приема. Насколько важна четкая работа такого персонала как администратор? Также расписание специалистов. Я могу на своем примере рассказать. Прихожу в клинику довольно высокого уровня, есть определенная запись, так как сейчас время – это деньги для всех. Я сижу, жду полчаса, и мне толком никто не может объяснить, почему мое ожидание затянулось? Это признак хорошей стоматологии или это не очень хорошо? Вы заставляете своих пациентов ждать? Я знаю, у вас очень уважаемые люди, вам доверяют, приезжают чуть ли не со всей страны. Как вы к этому относитесь, Магомед?

Магомед Дахкильгов:

Безусловно, расписание должно быть четко выстроено, пациент должен попадать на прием в свое время, потому что каждый человек рассчитывает свое время. Так же, как и доктору неприятно, когда к нему опаздывают, так и пациенту вдвойне неприятно, когда он торопился, планировал свой день, он приехал, и он сидит и ждет, тем более, если ему не говорят, какая причина. Форс-мажор может быть всегда, поскольку лечение людей – это не четкий механизм, это не колесо открутил, прикрутил или еще что-то. Могут быть нюансы, которые могут немного продлить прием, но это должно быть исключение из правил, действительно как форс-мажор. Безусловно, рабочий процесс должен выстраиваться таким образом, чтобы всё было четко. Это один из постулатов хорошей стоматологии.

Юлия Клоуда:

Скажите, Марет, на каком уровне должны владеть информацией администраторы? Чтобы можно было проконсультировать?

Марет Хашиева:

Очень сложный вопрос, на который нельзя односложно, однозначно ответить. К нам часто обращаются различные компании с предложением создать колл-центр. Я сама недавно звонила в одну из медицинских клиник, и чувствую, что мне отвечает именно сотрудник колл-центра. Почему мы так трепетно относимся в нашей клинике к администраторам? Наши администраторы, зачастую, как промежуточное звено между доктором и пациентом. Они в курсе многих процессов, как проходит лечение, к кому из докторов нужно к следующему приёму записать пациента, где нужно проконтролировать, чтобы между приемами было именно 2 недели, или 3 недели, или сколько-то дней. Мы же занимаемся комплексным лечением, к нам редко приходит пациент за одной пломбой. Приходит пациент, получает консультацию одного доктора. Если доктор считает, что ему нужен параллельно ортопед, или ортодонт, или хирург, то пациент проходит комплексное лечение. Соответственно, между этапами должен проходить какой-то период. Администратор играет очень важную роль – он следит за всем, координирует работу. Более того, у нас к клинике очень часто складываются довольно дружеские отношения между администраторами и пациентом, потому что администратор всегда интересуется жизнью пациентов, общается, можно сказать, любит наших пациентов. На самом деле, мы любим своих пациентов. У нас нет конвейера. У нас пациент – наш дорогой гость. Поэтому я считаю, что в наших условиях, для наших клиник колл-центр абсолютно неприемлем. Я уверена, что в клинике высокого уровня именно так и должно быть, именно на это мы настраиваем наших администраторов, для такой работы.

Юлия Клоуда:

Соответственно, администратор должен понимать и про все ваши услуги, про различие между услугами. Вы это уже имеете в виду априори, но давайте, поясним для наших слушателей и зрителей, что администратор у вас –вообще top-level, когда и координация, и объяснение, сколько должно времени пройти между посещениями, какие врачи нужны. Мы говорим об элементарном, чтобы, когда позвонили, он сказал, что «да, у нас есть несколько систем имплантации», например, и объяснить человеку, почему одна по цене отличается от другой. Или, например, что в эту услугу войдет, что не войдет. Это ваши же наверняка могут?

Марет Хашиева:

Да. Мы даже не допускаем администратора к работе, пока он не будет знать наизусть, грубо выражаясь, наш прайс, все услуги, которые мы оказываем, и не научится объяснять, координировать пациента по тому, какими имплантационными системами мы работаем, какие у нас работают доктора, регалии и так далее наших докторов, и к кому из них, когда и в какой очередности надо записываться. Без этого мы даже не допускаем администраторов до работы. Это обязательно.

Юлия Клоуда:

Давайте, поставим некую отметку, что это обязательно нужно. У нас это тоже учитывается в рейтинге, потому что администратор, как вы правильно сказали, Марет, – это первый человек, с кем встречается и знакомится, когда человек приходит к вам по рекомендации, из Интернета, но раньше не был. Когда человек, работающий в клинике, не может объяснить, что это за процедура, и кричит. Мы, например, обзваниваем как таинственные покупатели, и спрашиваем: «Скажите, а что такое?» – «Подождите, мы сейчас доктора позовем». Слышим, как кричат доктора, ― всё, доверия нет, потому что администратор – представитель, он должен показать. Если клиника настроена качественно оказывать серьезную работу, то администратор, must have, чтобы очень хорошо знал и свою работу, и услуги.

Юлия Клоуда:

Теперь самое интересное. В хорошей клинике должно быть хорошее диагностическое оборудование, тоже must have. Расскажите, у качественной стоматологии какая программа минимум, что у нее должно быть в диагностическом арсенале?

Магомед Дахкильгов:

Смотря чем занимается клиника, в зависимости от того и должно быть оборудование и оснащение. Для диагностики в нормальном медицинском центре, безусловно, необходимо хорошее рентген-оборудование последнего поколения, с высоким разрешением, и дает полную картинку. Например, меня очень сильно удивило. Ко мне пришел пациент из очень пафосной клиники, и принёс КЛКТ, томограмму. КЛКТ было сделано на томографе, который можно поставить в небольшой клинике на два кресла. Изображение собирается из нескольких снятых снимков, и все накладывается. Мало того, что КЛКТ было сделано на таком оборудовании, оно еще и выдано было в бесплатной программе. Сэкономили на всем. Мне было очень странно, даже дико.

Юлия Клоуда:

Ваша реакция нормальная, ведь от диагностики зависит дальнейшее лечение.

Магомед Дахкильгов:

Да. Поскольку я в своей работе, в работе клиники всегда ориентируюсь на лучшее – то, что может предложить современная стоматология. Это касается и диагностического оборудования, и вспомогательного оборудования, боры, всё. Потому что в стоматологии нет мелочей. Вся работа состоит из мелочей. Когда ты уделяешь внимание всем мелочам, тогда на выходе получается хороший результат. Поэтому на диагностическом оборудовании экономить нельзя ни в коем случае.

Юлия Клоуда:

Спасибо большое. То есть мы говорим о том, что хороший рентген ― это программа минимум. А насколько важно иметь, например, камеры, которые стоят в самом кабинете?

Магомед Дахкильгов:

Помимо камер, которые есть на установке и можно показать, у нас в каждом кабинете есть микроскоп, и изображение с микроскопа выводится на экран. То есть даже не камера, а гораздо больше. Ты видишь на большом экране то, что можно увеличить на микроскопе, с увеличением, с высокой четкостью. Это раз. Помимо этого, ведется фотопротокол пациентов. Полностью фотографируется до начала лечения вся полость рта. Опять же, на большом экране доктор объясняет пациенту его проблемы, что можно улучшить, что можно изменить. Фотопротокол очень важен для составления правильного лечения. Применяются различные лазеры для работы с пациентом. Но это не диагностическое, а уже более лечебное оборудование. В диагностике еще используется необходимая лицевая дуга, различные системы, множество различных.

Марет Хашиева:

Компьютерный томограф обязательно. У нас компьютерный томограф самого последнего поколения, лучшее, что только есть сейчас на рынке. Мы можем выполнить практически любое исследование, даже те исследования, которые нам и не нужны. Но мы, как сумасшедшие люди, в хорошем смысле слова, всегда стремимся к самому лучшему, поэтому у нас есть любое диагностическое оборудование, которое только может пригодиться в стоматологии.

Юлия Клоуда:

Скажите, пожалуйста, насколько важна зуботехническая лаборатория? Очень часто мы слышим о том, что «у нас есть зуботехническая лаборатория, поэтому мы все сделаем быстро, качественно, здесь, сразу же вам подпилим, примерим» и так далее. Нужно ли ориентироваться пациентам, которые хотят сделать что-то в эстетике или имплантацию, что в клинике есть зуботехническая лаборатория? Есть – хорошо, нет – все, я убегаю из клиники.

Магомед Дахкильгов:

Я могу совершенно сказать честно, что наличие зуботехнической лаборатории удешевляет работу для самой клиники, но в качестве это всегда минус. Объясню, почему. Ни для кого не секрет, когда человек добивается определенного успеха, то он не хочет работать, быть винтиком в механизме и сидеть где-то двадцатым на стуле и выполнять рутинную работу. Поэтому техники, которые добились определенного статуса, лучшие техники, никогда не работают в общей массе. Они либо собираются в свои коммуны, несколько человек, и работают на себя, то есть они не работают на кого-то – они всегда работают на себя. Поэтому, наличие лаборатории может удешевить работу, но по качеству, я бы сказал, что, наоборот, признак не лучшего качества.

Марет Хашиева:

Со всей ответственностью могу заявить, что в многопрофильных клиниках никогда не будет сильной стоматологии. Нет стоматологий нашего уровня, например, в многопрофильных клиниках. То же самое и с техниками. Техники, с которыми работаем мы, – это самодостаточные, профессионалы, которые уже от всех отделились, создали свои небольшие мини-компании и на равных условиях сотрудничают с нами. Это немного удлиняет процесс, на несколько дней может удлинить, немного делает дороже. Когда твой подчиненный сидит у тебя, и ты его подгоняешь: «давай-давай», «быстро-быстро», «сейчас мы сделаем», – это одно. Когда равный тебе партнер дает тебе свой контракт, ты видишь его цены, и он тебе говорит: «Я, грубо выражаясь, number one в России, вот моя цена. Если вы готовы мне платить – я буду с вами работать». Но, поскольку мы перфекционисты и хотим всё самое лучшее, мы заключаем контракт и работаем с ним. У нас нет своих техников, мы работаем с техническими лабораториями. Мы с ними работаем в тандеме. Мы можем сказать «они наши», но они не входят в состав нашей компании, они наши партнеры. У нас одни из лучших техников, которые только есть в России, и есть техники не россияне, из других стран. Но это еще больше удлиняет процесс. Мы, может быть, работали бы, есть хорошие техники в разных странах, которым можно отправлять работы через DHL, но это все равно удлинение, удорожание. Оно не стоит того.

Магомед Дахкильгов:

Можно, конечно, отправлять куда-то, но на данный момент в Москве есть техники, которые не уступают никому. Они работают на высоком уровне, но у них и цены достаточно высокие. Я могу сказать, что во многих клиниках цена коронки на выходе для пациента в несколько раз ниже, чем мы платим технику просто за работу. Я представляю, какого уровня техник делал эту работу.

Юлия Клоуда:

Начинающий, я думаю.

Магомед Дахкильгов:

Тренирующийся. Более того, у меня была ассистентка, работала у меня ассистентом ортопеда. Она уже сама доктор была и все равно работала ассистентом, чтобы поднять свой уровень. Отработала два года и пошла работать ортопедом в сетевую клинику. Она отработала там полгода и сказала: «Я не могу сдавать такие работы». У них своя лаборатория, своя большая лаборатория. Он говорит: «То, что они изготавливают, даже нельзя назвать изделием». Переделывать невозможно, говорит. Ты отправляешь на переделку, а они не переделывают, хозяева ругаются, обратно возвращают то же самое, даже если переделали, как-то уговорил. Не умеют работать и работают некачественно. Она говорит: «Я не смогла. Мне стыдно было людям такие работы ставить, сдавать». Она оттуда ушла. Сейчас работает в небольшой клинике.

Юлия Клоуда:

Марет, вы очень правильно заметили. Мы тоже, когда подсчитываем баллы, видим всю статистику, уже 8 лет делаем исследования. Медицинский центр, как бы хорошо у него не было развито отделение стоматологии, всегда уступает по баллам хорошей стоматологии, потому что стоматология – лишь одно из их направлений. Хотя, оборудование медицинские центры могут себе позволить, они очень часто покупают самое лучшее.

Оборудование, помещение, сколько лет существует клиника на рынке – всё важно. Но богатство любой компании – ее сотрудники, а в медицине они вообще стоят на первом месте. Опять же, проводя рейтинг, находим, что одни и те же врачи, оказывается, могут чуть ли не в 15-ти, до 20-ти клиниках работать. Все пишут, что у них на постоянной основе и так далее. Второй момент. Сейчас, делая детский рейтинг, мы обнаружили, что стаж врача по детской стоматологии не превышает 5 лет, средний по рынку. Давайте для наших слушателей и зрителей расскажем, насколько важно при выборе качественной стоматологии обращать внимание на врачей, их стаж работы, как долго они работают в клинике, не бегают. У вас врачи никуда не деваются, только растёт стаж. Слаженная командная работа для любого бизнеса превыше всего. Магомед, расскажите, насколько для клиники врачи имеют значение?

Магомед Дахкильгов:

Врачи, безусловно, это основа клиники, грамотные доктора, имеют опыт работы. Как бы человек ни рвался, какой бы он ни был целеустремленный, если у него нехватка опыта – она всегда где-то вылезает. Даже я смотрю на свою работу – то, что я делал 10 лет назад или 15 лет назад. Но все меняется, потому что у тебя опыт, и ты постоянно учишься, идешь вперед, и свой коллектив потихоньку тоже тащишь вперед. Ты говоришь, например, ортопеду: есть такие курсы, тебе надо было бы туда еще. Постоянно ты растешь не один – ты растешь командой. Я знаю много клиник, которые в свое время были очень успешными, где руководители были доктора. Клиники знали, они имели имя и все, но в определенный момент этот доктор подумал: всё, я уже пуп земли, и мне идти, кого-то слушать – ниже моего уровня. Это полный бред. Ты можешь приехать на курсы профессора, мировой звезды. Ты приезжаешь, смотришь и видишь: ты работаешь не хуже него, если не лучше. Но, все равно, даже приехал, пролетел 1000 километров, потратил время, деньги, и из всего 3-хдневного курса ты можешь почерпнуть лишь нюансы. Но даже нюансы того стоили, поскольку, если ты перестаешь этим интересоваться и жить, то ты уходишь в банальщину и потихоньку уровень твой падает, падает. Деградируешь. Ты не требуешь и от своих докторов движения вперед. Потом все приходит к плачевному исходу.

Юлия Клоуда:

Я подписываюсь под всеми вашими словами. Так в любой области, то же самое и в нашей. Да, когда ты становишься профессионалом, когда ты ходишь на выступления тех, кто раньше для тебя были кумирами, и понимаешь, что ты уже некоторые моменты делаешь лучше, все равно есть моменты, которые вы можете послушать и применить. Даже если 10-15 % – они того стоят на все 100.

Мы с вами подвели итог, что, выбирая качественную клинику, надо смотреть, чтобы команда была сплоченная, чтобы стаж был хороший, что молодые врачи всегда будут подопытными какое-то время, то есть услуги падают на определенный уровень, как ни крути.

Юлия Клоуда:

Что касается альтернативного лечения, насколько важно? Когда пациенту дается выбор, или ему говорят: «Вам надо сделать только это» и все, точка. Предложение альтернативы показывает, что это качественная стоматология, или нет? Например, у вас же несколько видов систем имплантации?

Магомед Дахкильгов:

Безусловно, по системам имплантации всегда надо предложить выбор, но надо объяснить. Все имплантаты – вроде как имплантаты, титановые болты, но разные системы от разных производителей имеют свои особенности. Некоторые имплантаты ставятся вровень с костью, некоторые надо ставить с заглублением. Для определенных конструкций предпочтительная одна система имплантатов. Или, например, система имплантатов хорошая, но на данный момент у нее нет системы навигации, для того чтобы по шаблону поставить имплантаты и сразу их нагрузить. Конечно, ты говоришь. У пациента всегда должен быть выбор. Ему надо предложить несколько вариантов лечения и объяснить, какой из них наиболее ему подходит: будет для него лучше в плане его анатомии, физиологии и прослужит дольше, и пациенту будет гораздо комфортнее. Выбор должен быть, но доктор всегда должен акцентировать, что будет лучше для пациента. Не для доктора, а для пациента.

Марет Хашиева:

Здесь очень важную роль, в том числе, играет экономика. Каждый пациент рассчитывает потратить определенную сумму на свое лечение. Но, с другой стороны, я считаю неправильным, когда пациент, начитавшись в Интернете всякой разной информации, приходит к Магомеду Уматгиреевичу и говорит: «Я знаю, что этот бренд самый лучший. Я хочу эти имплантаты». Конечно, доктор посмотрит и скажет, что, действительно, неплохие импланты, но есть аналоги не хуже, что в его случае нужны другие. Показания бывают разные. Бывает, что пациент приходит с полной адентией и ему нужно сколько-то имплантов поставить и на них балку. Бывает, что пациенту нужно ортодонтическое лечение, потом уже протезирование, поскольку у него зубы уже все сместились. У нас в клинике пациенту всегда предлагается не менее трех планов лечения. Дается выбор. Но есть пациенты, которые отказываются ходить с брекетами или с капами. Говорят: «Я не хочу их двигать. Я хочу, как у меня есть, меня устраивает. Я прожил -надцать лет с ним. Я не хочу». Конечно, мы никогда не навязываем пациенту лечения. Мы говорим: «У вас есть выбор. Вы можете сделать». Бывает так, что пациент сначала отказывается, но, пообщавшись с доктором, послушав миниконсилиум из троих, четверых, двоих врачей, послушав, как это будет. Мы же можем смоделировать всё, показать пациенту, как будет. Он завораживается, он уже расположен, уже доверяет. Он видит врачей, почитал наш сайт, почитал отзывы. Ему показывается презентация аналогичных кейсов. Он видит, что пациент пришел с похожей на его ситуацию, и есть результат. Увидев результат, он соглашается: «Да, я хочу». Это успех, потому что в итоге мы всегда хотим добиться не просто, грубо выражаясь, унитазной улыбки, а идеального результата.

Магомед Дахкильгов:

Недавно буквально был случай. Пациентке мы отказали в лечении, потому что она нам навязывала свое видение лечения. Она говорит: «Мне здесь поставьте имплантат, а здесь не ставьте. Здесь удалите, а это не удаляйте».

Юлия Клоуда:

Это, по-моему, самый худший вариант?

Магомед Дахкильгов:

Да. Говорит: «Я готова это сделать, это сделать». Но у нее уже давно были потеряны зубы, было снижение прикуса. Я говорю: «Мы сделаем работу, а потом вас спросят, где вам это сделали? Вы скажете, что у нас. Давайте, мы вам ничего делать не будем. До свидания».

Марет Хашиева:

Но есть клиники, которые пойдут навстречу в таких ситуациях.

Юлия Клоуда:

Но, опять же, когда соглашаешься – это же заведомо, с одной стороны, вроде выполняешь работу, а с другой стороны, она потом будет против тебя работать. Это же кейс, которым не похвастаешься.

Магомед Дахкильгов:

Да, поэтому мы даем выбор пациенту, но мы не идем на поводу. Мы не можем делать то, что противоречит биомеханике.

Марет Хашиева:

Пациент не может руководить. Раз пациент пришел, значит, он уже доверился, доверил свое здоровье. Доктор руководит. Он дает право выбора, но флагман в этой ситуации доктор.

Магомед Дахкильгов:

И еще есть такая проблема в Москве. У меня есть пациенты. Приходит. Ему делали синус-лифтинг. Я спрашиваю, как делали? «У меня был доктор, я у него лечил зубы. Потом он предложил поставить имплантаты. Надо было делать синус-лифтинг с имплантацией. Я все сделал. Потом у меня начало болеть, кровить. Я звонил, он что-то отвечал. Потом я приехал, а там закрыто. Вообще его нет, и телефон не отвечает». А у него там ужас просто! У него уже все гниет, из носа льется. Но, самое интересное, что человек не бедный. Бывает, человек идет на такое от финансовой безысходности, но этот человек может позволить себе даже лишнее. Я говорю: «Как же вы пошли?» – «Ну, не знаю. Я лечился как-то давно у него. Он пломбы ставил, а потом решил мне поставить имплантаты». Более того, был еще один случай, очень казусный, когда пришел муж с женой. Говорит: «У нас имплантаты стоят. Нам теперь надо делать коронки на них». Начинаем с диагностики, КЛКТ, чтобы посмотреть, как все стоит. Надо было ставить еще формирователи, по идее. Мы делаем снимок, а у него имплантатов просто нет.

Юлия Клоуда:

То есть был обман чистой воды?

Магомед Дахкильгов:

Я, честно, в шоке. До такой степени. Это вообще за гранью где-то. Я говорю: «А как?» Говорит: «Всё, уже телефона нет. Доктора нет, телефон не отвечает». Они там арендуют кабинеты, еще что-то. Такая работа.

Марет Хашиева:

Аренда – бич сегодняшней стоматологии. Мы призываем всех не поддаваться. Всё на личных отношениях.

Магомед Дахкильгов:

Когда человек идет, он идет непонятно куда, там куча кабинетов. Кто-то снимает его в один день, кто-то в другой день. Я не могу понять. У меня все четко отлажено. Тут я постоянно хожу, как дракон, и в стерилизацию, и все проверяю, чтобы все было отлажено, чтобы всё лежало там, где должно лежать. А в таких: они там что-то приносят в сумках, что-то уносят, и какая там асептика, антисептика, и кто отвечает потом за результат?

Марет Хашиева:

Кто несет гарантийные обязательства?

Юлия Клоуда:

Мы с вами сформулировали еще один лайфхак для людей, которые выбирают стоматологию: пожалуйста, не идите туда, где съемные.

Магомед Дахкильгов:

Но для меня был шок. Он говорит: «У меня, у жены стоят имплантаты, семь штук вверху. Все сделали, уже надо протезироваться». Я спрашиваю: «А почему не пошли?» ― «Доктор уехал. Его нет».

Юлия Клоуда:

Это, конечно, ужас. У нас время пролетело незаметно за беседой. Я хотела бы вас поблагодарить, что вы пришли. Мне бы очень хотелось, чтобы вы сказали бы напутственные слова нашим пациентам.

Марет Хашиева:

Что сказать нашим пациентам, любимым нашим? Могу сказать за себя, за нашу клинику. Я могу с полной уверенностью сказать, что мы в своей клинике, в двух клиниках – Немецкий Имплантологический Центр и Немецкий Дентальный Имплантологический Центр – ждем вас с удовольствием. В наших клиниках вы сможете получить весь спектр услуг, которые только есть в Москве. У нас работают прекрасные специалисты. У нас нет врачей, за которых мы могли бы краснеть. Вы получите весь арсенал, всё, что может быть, начиная от детской стоматологии и до взрослой: протезирование, имплантация, ортодонтическое лечение.

Юлия Клоуда:

Но и отношение. У вас всегда бонусом любовь, сердечное отношение.

Марет Хашиева:

Да. Вы всегда сможете выпить прекрасный кофе, послушать красивую музыку, посидеть в нашем приятном коллективе. Поэтому welcome! Приходите, будем очень рады.

Юлия Клоуда:

Спасибо вам большое! Хочу напомнить, что всю информацию вы можете найти на страницах нашего экспертного журнала Startsmile.ru. Лучшие клиники, ведущие специалисты и экспертная помощь. Также хотела напомнить, что гости моей программы: Магомед – кандидат медицинских наук и главный врач Немецкого Имплантологического Центра, и генеральный директор Марет.

Магомед Дахкильгов:

Спасибо вам!

Марет Хашиева:

Спасибо большое!

}