Анна Белова СЕО компании Devar 10 апреля 2019г.
Чудеса технологий в чтении!
Обсудим AR-технологии в детских книгах, а так же где баланс между чтением и игрой

Антонина Цицулина:

Добрый вечер, уважаемые коллеги! Среда, 18 часов, мы продолжаем наш диалог о нашем замечательном, замечтательном бизнесе – индустрий товаров услуг и сервисов для детей и семей с детьми. Сегодня у нас в гостях очень интересный, как всегда, эксперт и собеседник Анна Белова – основатель и руководитель компании Devar. Тема, про которую мы говорим, это об инновациях, как новые технологии внедряются в наши повседневные продукты для детей, создают новые игрушки. О том, насколько это дешево, дорого, надо, не надо, полезно, бесполезно мы будем разговаривать с Анной. Добрый вечер, Анна!

Анна Белова:

Здравствуйте!

Антонина Цицулина:

Ну, все, начинаем. Немного о компании, наверное, о тех продуктах, которые есть. Но вначале я все время, у меня есть один и тот же вопрос для всех, чтобы вы улыбнулись, вспомнили, а какая любимая игрушка была у маленькой Анны и осталась ли она сейчас?

Анна Белова:

Книги.

Антонина Цицулина:

Книги?

Анна Белова:

Да. С самого детства (с 4-х лет) я просто обожала читать.

Антонина Цицулина:

Под одеялом с фонариком было?

Анна Белова:

Обязательно! Конечно! На улице, сталкиваясь с прохожими, перед уроками, после уроков…

Антонина Цицулина:

А на уроках на коленках и вот так за партой?

Анна Белова:

Нет, на уроках было образование, там было интересно.

Антонина Цицулина:

А я читала, у меня забирали все время книжку. Я только опускала глаза, и мне учитель говорил: «Антонина, поднимай глаза и убирай книжку с колен…»

Анна Белова:

В школе, к сожалению, так не было. Еще из таких, что перешло, наверное, во взрослую жизнь, у меня была одна из любимых игрушек в детстве – это пони. И уже во взрослом этапе, спустя 2 года работы с Hasbro, я вдруг осознала, что эта игрушка, на самом деле, это пони Hasbro какой-то с тех версий. И я подумала: «Надо же, как оно перешло!»

Антонина Цицулина:

Детская мечта…

Анна Белова:

Да, детская мечта реализовалась в бизнесе.

Антонина Цицулина:

Детские мечты сбываются. Ну, а теперь о компании, о продуктах, о технологии.

Анна Белова:

Ну, если вкратце о компании, мы технологическая компания. Мы создаем и разрабатываем продукты в первую очередь для детей с дополненной реальностью в индустрию книг, игрушек, потребительских товаров, образование и развитие ребенка. И создаем продукт, объединяя, с одной стороны, традиционные классические истории с современным диджиталом; с другой стороны, создаем некую экосистему вокруг ребенка, направленную на его развитие и обучение в рамках современных тенденций.

Антонина Цицулина:

Какие дополнительные ценности и возможности несет вот эта технология (на примере каких-то продуктов)? Ну, понятно, что все уже знают и видят, что она создает дополнительные миры, позволяет сделать это объемным, дополнить звуком и все остальное, но в целом она повышает так называемую играбельность, повышает интерес ребенка в первую очередь, наверное?

Анна Белова:

Тут, на самом деле, на этот вопрос можно ответить с нескольких сторон, потому что, с одной стороны, современное поколение сегодня (так называемое Digital Natives), оно разговаривает на совершенно другом языке, оно разговаривает на языке способов потребления контента, на языке потребления контента через Интернет онлайн. И, скажем так, если перейти к цифрам, дошкольники сегодня проводят (это мировое исследование), в целом проводят около 4-х часов за планшетом или мобильным устройством, дети от 8-ми до 18-ти лет около 8-ми часов. Их любимый способ потребления контента – это через планшет или смартфон. У каждого ребенка есть выбор, когда он приходит со школы или с каких-то тренировок, дополнительных занятий – включить телевизор, посмотреть мультфильм, или открыть книгу. Когда мы дополняем продукт дополненной реальностью (такая немножечко тавтология, но, тем не менее), мы по факту наделяем его новыми потребительскими свойствами. Мы не заменяем продукт как таковой, но мы разговариваем с ребенком на одном с ними языке. Я бы не сказала, что ключевая задача – сделать процесс увлекательным или интересным, ключевая задача – сделать его понятным и доступным ребенку (современному ребенку). Потому что, если мы возьмем просто книгу, она, безусловно, интересная, и это хороший продукт, но интересна ли она современному ребенку, у которого перед глазами находится Youtube и Интернет?

Антонина Цицулина:

Я тут совершенно на Вашей стороне. Я думаю, что мы не учитываем дополнительные смыслы и дополнительные возможности, которые дают. Ну, во-первых, современные дети (помимо того, что это их среда, они к ней привыкли), они сейчас видят уже в объеме из-за этого. Поэтому для них сейчас, наоборот, плоскостная игра, плоскостная картинка, она для них уже необычна. И когда они видят привычно во всем этом многолепии, конечно, это хорошо. Почему я все время акцентирую и говорю, что очень важная ценность детского продукта – это увлекательность, играбельность и интересность. Потому что все мы знаем, что человек запоминает информацию, то бишь повышает его какие-то образовательные ценности данный продукт, либо ситуация стресса. Помните, раньше в школе линейкой по рукам (мы читали об этом еще несколько десятков лет назад), либо, наоборот, когда это настолько интересно, что это запечатлевается навсегда, поэтому сейчас игровые технологии настолько внедряются в самые разные процессы, продукты и решения. Поэтому вот мы, люди, которые относятся к тем, кто много лет работает в игрушках, для нас это один из важных показателей, насколько игра интересна ребенку, насколько книжка интересна? Для литераторов и сценаристов тоже это важно, и то же самое добавляет ваша технология, безусловно. Но, что интересно, вы пошли дальше в развитии. Там не только дополненная реальность (я читала, готовилась на сайте), там разные (как вы с голосом делаете, как вы это дело все рассматриваете)…

Анна Белова:

Мы используем около 300 различных механик взаимодействия ребенка с дополненной реальностью. Он может не только поиграть с персонажем и оживить персонажа, но он может с ним поговорить, он может послушать историю, он может стать участником процесса и что-то изменить…

Антонина Цицулина:

…придумать сценарий?

Анна Белова:

Конечно! Он может сам придумать сценарий, он становится неким соавтором этой истории, он, скажем, не наблюдатель, он соучастник процесса, а современным детям это важно, потому что каждый хочет быть творцом.

Антонина Цицулина:

Да, с точки зрения детской психологии и вот именно игры (сценарной игры) это очень важная как бы возможность данной технологии. И, конечно, это так правильно позиционировать обязательно надо для таких традиционных специалистов в сфере воспитания и развития ребенка.

Анна Белова:

Да, но мы вот как раз с этого начинали. Одним из наших первых продуктов была раскраска с дополненной реальностью – уже такой известный продукт на рынке, но если вернуться в базовое описание: раскрасил, посмотрел через планшет, и твой персонаж оживает в цветах, которые ты использовал. Вот по нашим наблюдениям, мы проводили очень много, мы работаем и с обратной связью от родителей, и с обратной связью от детей, у нас в месяц около 600 обращений только по России – где-то с обратной связью, где-то с какими-то предложениями, где-то надо помочь, у кого-то что-то не получается. Но как ребенок сегодня раскрашивает? Лишь бы побыстрее мама дала что-то другое поиграть, потому что я свою задачу выполнил, я раскрасил. Когда мы обратили внимание на реакцию ребенка, на персонажа, который оживает в его цветах, мы заметили, что каждую следующую страницу ребенок раскрашивает уже очень усердно, потому что никому не хочется быть творцом персонажа, который некрасивый. И у нас даже проводились в разных регионах и городах России целые конкурсы в парках «Оживи динозаврика», у кого самый красивый и самый забавный, тот и молодец.

Антонина Цицулина:

Да, он становится живой…

Анна Белова:

И ребенок становится таким соавтором. Плюс еще дополненная реальность хороша тем, что она задействует одновременно 3 способа восприятия информации (аудиальный, кинестетический и визуальный), и это означает, что, независимо от того, к какому способу восприятия информации вы склонны, контент все равно проникнет вам на самую подкорку. Это очень важно в образовательном процессе, а когда это все еще идет через игровой феномен, то уже любой ребенок воспринимает информацию гораздо быстрее, легче и, скажем так, интуитивно ему это интереснее.

Антонина Цицулина:

Да, интуитивно понятно, это тоже важно. Отлично! Вот какие-то еще мы возможности этой технологии не обсудили?

Анна Белова:

Да, много, на самом деле…

Антонина Цицулина:

Давайте тогда сразу, если мы проговорили, что есть сейчас, а что будет в будущем, то есть как она дальше будет разговорить? Я поняла, что можно будет создавать сценарии, описывать свои истории, оживлять, они начинают уже общаются. Что дальше будет с технологией? Начнут ставить задачи?

Анна Белова:

В том числе. Опять же, тут такой очень обширный вопрос, потому что мы, конечно, видим будущее этой технологии совершенно, скажем так, необъятным. Я бы выделала, наверное, 3 таких ключевых момента. Первое: продукт с дополненной реальностью обладает таким свойством как быстрая обратная связь от пользователя. То есть мы понимаем, какой контент наиболее интересен, сколько времени ребенок с ним провел, к чему он возвращается, на что он обратил внимание, какая у него при этом реакция, какое состояние? Соответственно, это ведет к некой кастомизации продукта для ребенка. Например, в некоторых наших последних книгах (вот совсем новинках 19-го года) мы сформировали продукт таким образом, что родитель покупает одну книгу, или производитель издает один продукт, но при этом (с помощью приложения) мы понимаем, какой именно контент дать тому или иному пользователю. То есть ребенок от 10-ти и старше будет видеть, например, энциклопедическую ветку истории про динозавров, а дети до 10-ти лет будут видеть некую такую сценарно-сюжетную линию с персонажами, где они могут с ними взаимодействовать, поиграть и стать участником истории…

Антонина Цицулина:

Сколлекционировать…

Анна Белова:

Да, где-то сколлекционировать, еще что-то. Плюс здесь еще такой момент, что дополненная реальность (помимо возможности кастомизировать продукт для ребенка и разговаривать с ним на одном языке) позволяет выстроить некую экосистему вокруг ребенка, основная задача которой – это его развитие, это его обучение, скажем, таким основным воспитательно-поведенческим навыкам, в том числе.

Антонина Цицулина:

Цифровой след. По сути, получается цифровой след, где и получается такая диагностическая, по сути, карта, по которой можно увидеть, чего много, чего мало, на чем зависает, что надо дополнить? Это так интересно с точки зрения диагностики. А каких специалистов привлекаете для этого? Просто здесь же понятно, все понятно для мам. Тем более что, видите, у нас уже появились и родители – не только дети цифровые, уже появились и родители цифровые, выросшие в такое наше благополучное, слава богу, время.

Анна Белова:

Мы привлекаем учителей, у нас есть пилотные проекты со школами. Не только в России. Скажем так, даже больше на данный момент за рубежом, где мы общаемся с учителями, общаемся с родителями, собираем обратную связь и используем тот контент, который закрывает какие-то определенные потребности детей в том или ином возрасте.

Антонина Цицулина:

С научно-исследовательскими организациями, я думаю, что надо будет поговорить. Давайте поговорим, потому что есть, безусловно, педагоги-практики – это самое важное, самое главное. Они иногда не могут объяснить, но точно могут заинтересовать ребенка и показать, работает это, не работает.

Анна Белова:

Мы с удовольствием!

Антонина Цицулина:

Но с точки зрения, я думаю, что здесь было то, что Вы описываете – это методологически могут выстроить именно специалисты, занимающиеся уже исследованием детства. Вот здесь, конечно, фокус-группы с точки зрения маркетинга тоже очень много дают, я так думаю. Очень любопытно! Давайте теперь перейдем к нашему как бы второму этапу – это бизнес. Правильно? И это технология, которая может помочь очень многим производителям (неважно, российские, зарубежные) из классических таких вот продуктов, доказавших уже свою какую-то приверженность, дополнить ее новым содержанием, чтобы осовременить и оставить на этом рынке. Давайте какие-то цифры, насколько надо мне (не знаю) на мою книжку, мою игрушку, мою футболку или еще что-то покупать лицензию (я так понимаю) на вашу технологию? Повышает продажи – на сколько? Дорого – сколько? Это доступно или нет? То есть, как обычно, когда новая технология – мифы, что нет, мы себе это не можем позволить, у нас огромное количество разумных потребителей, они экономят на всем и не могут себе позволить…

Анна Белова:

Тут я тоже зайду с нескольких сторон. Вот, например, в России наши книги с дополненной реальностью продаются по средним рыночным ценам наравне с обычной книгой. Дорого – это миф, потому что зависит от того, что именно вы хотите сделать? Наше решение – это платформа, в том числе, для B2B сегмента, где мы предлагаем все наши компетенции по технологиям, мы предлагаем наш контент, и мы можем позволить сделать это где-то до 10% роялти.

Антонина Цицулина:

Совместный маркетинг и продвижение. Вы же продвигаете еще все свои продукты активно?

Анна Белова:

Конечно!

Антонина Цицулина:

Это важно!

Анна Белова:

Мы продвигаем, у нас есть лояльная аудитория. Наши покупатели никогда не покупают один продукт товара, они всегда покупают 3, 4, 5 и больше, потому что стоит один раз попробовать, и дальше уже ребенок хочет постоянно видеть какой-то новый контент.

Антонина Цицулина:

Я думаю, что не только ребенок, что-то мне подсказывает, что мама и папа…

Анна Белова:

Такие отзывы мы тоже получали, когда в машинки играют скорее папы, прежде чем дадут в руки детям…

Антонина Цицулина:

Это нормально!

Анна Белова:

Ну, и с точки зрения сегмента именно рынка, тут я, скажем так, зашла бы, наверное, в более глобальную историю. Наш сегодняшний потребитель (современный ребенок), как я уже говорила ранее, имеет выбор, какой контент и каким образом ему потреблять – это телевизор, это Youtube, это мультфильм и это традиционные игрушки. Вот Digital Natives скорее выберет какой-нибудь мультфильм или онлайн-канал, нежели он вернется к традиционному продукту. Как минимум, он точно проведет больше времени в том, что интересно ему. Конечно, есть родители, которые пытаются заставить ребенка почитать книгу или поиграть в традиционную игрушку, но, как правило, сколько времени ребенок с ней проводит? Наверное, не очень много. И возраст детей, когда они играют в игрушки, снижается с каждым годом. Происходит это потому, что современное поколение слишком много времени проводит в смартфонах. И, что самое важное, они видят перед собой пример каждый день человека, который проводит время в смартфоне – это его родитель. Мы же не можем требовать от ребенка, чтобы он не копировал родителя и воспитывал в себе какие-то другие ценности…

Антонина Цицулина:

Давайте на этом остановимся. Я с Вами и соглашусь, и не соглашусь. Сейчас идет такая, на мой взгляд, здоровая интеграция. Когда говорили: «Компьютерные игры все заменят», – я говорила: «Придет период, когда производители компьютерных игр будут трансформировать свои продукты в обычную среду, потому что ребенок имеет такой период развития, когда ему очень многое надо потрогать». Вот тогда, когда технологии станут осязаемыми, вот тогда традиционные игры, книжки или какая-то продукция, она уйдет. У нас будет, на самом деле, виртуальная мебель, а мы будем ее трогать с вами какая мебель. С другой стороны, в детстве всегда очень много ограничений. И это неважно, говорили бы мы с Вами 50 лет назад, всегда есть новые, инновационные, технологичные решения, и когда-то промышленные кубики тоже были новым технологическим решениям. А еще когда-то запрещали обучать чтению детей, потому что это считалось от дьявола, либо это потом было позволено какому-то сословию. Всегда дети играют в традиционные игры – и 100 лет назад, и 50 лет назад, и плюс 150 лет назад будут. И ваша технология когда-нибудь станет традиционной. Всегда есть какое-то количество любителей будущего, поэтому всегда есть монстры будущего. Или совершенно спокойно дети играют с мифами и во все остальное. Мы знаем сейчас, что основатели вот этих технологий в Силиконовой долине сделали детский сад для своих детей, где они убрали все и телефоны. И мы знаем огромное количество таких вот школ, где, в принципе, убирается, и это тоже имеет право быть. Почему? Потому что ребенок должен познать, и для него иногда обычная лужа, в которой ему разрешат посидеть, похлопать и попрыгать в ней с удовольствием, важнее.

Анна Белова:

Я согласна.

Антонина Цицулина:

И поэтому, когда начинают спорить, я говорю: «Не надо спорить!» Ребенок, у него количество игрушек, он будет играть в традиционные игры, он будет играть в новые технологические игры. И наша задача не в этом, наша задача, чтобы у него было время для проигрывания, проживания и развития в определенном возрасте.

Анна Белова:

Я согласна. Поэтому мы как раз не делаем замену, мы не заменяем технологией традиционные истории, мы их объединяем.

Антонина Цицулина:

Надо дополнять, и в этом, на мой взгляд, основная ценность. И то, что Вы это транслируете, Вы это говорите, и вот эти технологии, которые дают дополнительные возможности, с учетом того или другого. Мы же понимаем, что дальше этого динозавра хорошо бы не только раскрасить, оживить его, придумать с ним мультфильм, его можно распечатать, вырезать, склеить из него оригами, сделать кучу фигурок. А на определенном этапе будет подключен, скорее всего, 3D-принтер, на котором он его распечатает. Знаете, я все время говорю, что технология, которая сейчас работает, она меня потрясла своей законченностью – это когда из-за кубиков LEGO можно собрать 3D-принтер, который печатает кубики LEGO. И самовоспроизводство – идеальный, конечно, результат.

Анна Белова:

Да, идеальный пример, конечно.

Антонина Цицулина:

Так, пошли дальше, хорошо. Поэтому, мне кажется, что важно сейчас это насытить (ту среду, которая есть) и дать дополнительные какие-то возможности, когда это в объеме, и дети это страшно любят.

Анна Белова:

Мы, скорее, как раз об этом и говорим, что мы объединяем традиционные предметы вокруг ребенка и дополняем их технологией, контентом с помощью технологий, чтобы придать ему новые потребительские свойства. Но мы не делаем замену, потому что мы точно так же понимаем, как важно ребенку развивать творчество, мышление, мелкую моторику. Но ключевой вопрос не в том, чтобы заменить один продукт другим, а как сделать так, чтобы ребенку было интересно возвращаться к этому продукту – вот в этом ключевая ценность технологии на сегодняшний день, именно в этом ее потребительское свойство.

Антонина Цицулина:

Как Вы оцениваете этот рынок? Пока вот эти все технологические новинки с теми 100 миллиардами игрушек традиционных, которые есть на рынке, их доля еще пока очень мала. Они растут, конечно, очень активно, но, вы знаете, как я говорю, традиционная деревянная игрушка, вооруженная маркетингом ЭКО, сейчас так растет! Давайте поговорим, это какой рынок?

Анна Белова:

Это рынок растущий. По оценкам разных экспертов в 2021 году на Земле будет около 2-х миллиардов пользователей дополненной реальности. Это рынок, в котором постоянно открываются новые сегменты, и он по факту объединяет между собой – он не делает замещение, но он объединяет несколько рынков. То есть, например, книги с дополненной реальностью находятся на стыке рынка паблишинга, рынка технологий и рынка конкуренции за внимание ребенка с точки зрения энтертейнмента.

Антонина Цицулина:

Медиапродукт…

Анна Белова:

Да, медиапродукт. И это новый сегмент, который, безусловно, растет. Например, в прошлом году только в России мы продали более одного миллиона книг с дополненной реальностью, и рост продолжается экстенсивными темпами, несмотря на то, что, казалось бы, это все равно уже какой-то сегмент, и мы занимаем сейчас 90% рынка по определенным оценкам. С другой стороны, есть отрасли, которые идут в этом направлении, но, может быть, не так массово. Нет такой волшебной палочки, которая завтра взмахнет и изменит полностью рынок.

Антонина Цицулина:

Конечно, надо ждать, и он будет развиваться органично.

Анна Белова:

Но есть уже много примеров, когда, на самом деле, такие глобальные бренды как Hasbro, Lego, Dino, Disney, Nickelodeon, они уже имеют продукты с дополненной реальностью и они их расширяют. Есть целый сегмент компаний в индустрии игрушек (в основном, зарубежных, на данный момент), которые широко развиваются в этом направлении, открывают целые линейки.

Антонина Цицулина:

Расскажите несколько кейсов, которые Вам больше всего нравятся – ну, особенно гордитесь, как применили, потому что там же должна совпасть ценность продукта, должна совпасть технология, и вот что получилось?

Анна Белова:

Из наших кейсов?

Антонина Цицулина:

Ну, давайте начнем с Hasbro, люблю очень эту компанию, как и все названные, тем более что такая память, пони у Вас Hasbro. Что там сделали, какой продукт?

Анна Белова:

С Hasbro мы создали целую линейку с дополненной реальностью по нескольким брендам. Мы начали, конечно же, с My Little Pony и трансформеров…

Антонина Цицулина:

Конечно же, это понятно же – реализовала свою мечту. Есть, в том числе, такая же пони, да?

Анна Белова:

Да, в том числе. Даже не такая же пони, а лучше, потому что основная ценность этого продукта в лицензионной индустрии в том, что это единственная категория продукта, которая позволяет ребенку играть с персонажем, который точь-в-точь как на экране. Какими бы хорошими и качественными не были игрушки, как бы классно не была нарисована картинка – это все равно интерпретация персонажа с экрана. А дополненная реальность позволяет ребенку получить впечатление и ощущение, что персонаж прямо с экрана мультфильма пришел к нему домой. И вот это те самые непосредственные детские эмоции, когда он перед собой видит свою любимую Пинки Пай – вот это те эмоции, ради которых, вообще, в принципе, продукт и создается, в том числе.

Антонина Цицулина:

Хорошо, в каких там продуктах, значит, применена технология, в каких категориях игрушек? Вы назвали бренд, а игрушки какие?

Анна Белова:

С Hasbro мы работаем в основном сейчас в паблишинг-индустрии. У нас есть несколько кейсов с другими брендами, например, Nickelodeon, когда мы делали программы лояльности с дополненной реальностью, потому что эту технологию можно использовать, в том числе, с механикой коллекционирования, когда ребенок, коллекционируя предметы и проходя какие-то уровни, получает дополнительный бонус.

Антонина Цицулина:

Вот это интересно…

Анна Белова:

И это позволяет производителю получать дополнительное внимание к своему продукту, а ребенку позволяет увлекаться и проходить в тот самый волшебный мир, где он может с персонажем по-разному взаимодействовать, и у него всегда есть некий приз.

Антонина Цицулина:

А вот есть ли программа (неважно, программа лояльности, либо иные программные продукты) именно для маркетинга с четкими показателями, насколько увеличились продажи, уже сейчас какая-то статистика и какие-то конкретные кейсы есть?

Анна Белова:

Ну, я, опять же, могу скорее дать метрики по книгам, но это тоже, в принципе, с точки зрения маркетинга.

Антонина Цицулина:

Ну, неплохо, конечно…

то конкретные кейсы есть?

Анна Белова:

То есть, например, наши в России текущие продажи. За прошлый год у нас были такие ТОПы наши: например, энциклопедию «Динозавры» мы продали 120 тысяч в течение одного года, для паблишинг-рынка это все-таки очень хорошие цифры.

Антонина Цицулина:

Это очень хорошие!

Анна Белова:

Энциклопедия «Анатомия» – 95 тысяч, «Космос» – около 70 тысяч. Такие энциклопедии как «Микромир» и «Подводный мир» – около 45 тысяч, но мы их выпустили только в июле, поэтому они просто не успели набрать такой динамики. Наши наименования по Hasbro, например, продаются более чем в 10-ти странах на данный момент.

Антонина Цицулина:

А еще давайте по игрушкам. Какие еще продукты?

Анна Белова:

У нас был и есть хороший, интересный кейс, на мой взгляд, с неваляшками. Вроде бы такая, с одной стороны, совершенно классическая история, игрушка из детства где-то в возрасте до 3-х лет, но она обрела новую потребительскую историю, когда с помощью дополненной реальности эта неваляшка ожила и начала рассказывать стихи или петь песенки про сезоны (осень, весна, лето, зима) ребенку в такой очень интересный форме. И получилось, что игрушка, с которой ребенок мог взаимодействовать одним способом, теперь стала его таким неким аналогом друга, наверное, который может рассказать ему что-то и сделать взаимодействие более полезным с точки зрения обучения.

Антонина Цицулина:

Ну, мы тут с Вами немножко по этой теме обменялись. Домашнее задание вам, коллеги, кто нас слушает (Нелли Козырева и все остальные). Мы же понимаем, нам бы всем очень бы хотелось, если технологический продукт, то он в первую очередь показывал ценность, например, той же самой неваляшки, в которой используется что-то наподобие гироскопа – показала, рассказала что-то с точки зрения применения этой технологии, почему она качается и не падает? Детям всегда очень интересно, как это работает, и тем самым можно повысить возраст этой неваляшки…

Анна Белова:

А надо ли раскрывать секрет ребенку?

Антонина Цицулина:

Надо. Дети, они же не просто так ломают игрушки, они их не ломают, они пытаются посмотреть, как это устроено? Сейчас есть целое направление, если есть какой-то механизм, и ты можешь чем-то показать, как это работает, тогда у тебя игрушки-машинки становятся прозрачными (механизмы) и это все показано. Второе, если бы говорить, а почему русская неваляшка, я бы поиграла что-то с темой русский характер: падает, но поднимается; мы наклоняемся, но не падаем. Вот это тоже любопытно бы поработать. Еще какие продукты? Потому что говорит, читает – я бы здесь сказала, что, наверное, не надо (особенно, от года до 3-х), либо что читает или как говорит. Но вот продумывать технологическую составляющую, продумывать ценности, а потом просто заговорила…

Анна Белова:

Ну, вот из таких, например, последних кейсов, которые мы сейчас выпускаем на рынок, мы разработали собственную игру с дополненной реальностью Coding – обучение навыкам элементарного программирования.

Антонина Цицулина:

Здорово! А с кем, с какой компанией?

Анна Белова:

Самостоятельно.

Антонина Цицулина:

Это ваш самостоятельный продукт?

Анна Белова:

Да, это деваровский продукт.

Антонина Цицулина:

Здорово!

Анна Белова:

Он представляет собой, соответственно, набор из физических носителей (это игровое поле, это фишки, это персонажи, карточки с заданиями), и в дополненной реальности ребенок должен создать правильный код для того, чтобы его персонаж прошел правильный путь, или с ним что-нибудь случится.

Антонина Цицулина:

Очень интересно! Замечательно!

Анна Белова:

Ну, и мы выпустим, на самом деле, у нас сейчас разработана целая серия игрушек непосредственно для детей – это и часы, которые в дополненной реальности с персонажами помогают ребенку и обучают его выстраивать правильно его день и расписание; и есть кейсы, когда нам нужно правильно, например, собрать конструктор, и тогда Принц и Принцесса встретятся и будут счастливы. То есть мы объединяем логическое мышление в физическом сборе продукта и в дополненной реальности показываем, как это происходит, и даем некие подсказки, или обучаем всю эту историю.

Антонина Цицулина:

Оу, я думаю, что неужели, наконец, вот эту тему, когда «папа – баран, мама – овца, ребенок – барашек», можно будет показать и запомнить, когда ищут «папа – бык, мама – корова, я теленок – почему?» Хорошо, веселым у нас получился с Вами этот сегмент. Вы знаете, я бы хотела Вас попросить: Вы подумайте, как рассказать вот для маркетолога, что эта технология (на каких-то, может быть, очень практических кейсах) дает? Потому что мы традиционно (маленькая рекламная пауза) 19-20 июня проводим уже 9-й свой форум «Секреты детского маркетинга», и вот если я увижу, что там есть то, что моим маркетологам детским надо, то мы с удовольствием с Вами продемонстрируем.

Анна Белова:

А я расскажу…

Антонина Цицулина:

Но я так, знаете, ревностно отношусь к тем, когда навязывают, мне вот важно, чтобы это был очень хороший показатель: вот здесь технология, а вот здесь, пожалуйста, деньги. И, главное, чтобы это просто…

Анна Белова:

Вы знаете, есть одна такая очень скрытая часть в этой технологии, но она, на мой взгляд, полностью меняет, вообще, в принципе, рынок создания контента. На, скажем так, традиционном примере. Производитель или паблишер (издатель) сегодня, как он оценивает популярность своего продукта? По количеству проданных копий. Он знает, что с ним происходит дальше? Конечно же нет, потому что единственный источник информации – это опросы, это обратная связь. Но, как показали последние исследования в области нейробиологии, опросы часто не соответствуют действительности.

Антонина Цицулина:

Это, скорее, ожидания, да.

Анна Белова:

Да, это, скорее, некие ожидания. Что позволяет технология дополненной реальности? Мы идем дальше, мы можем понять, и мы знаем, сколько времени пользователь провел в книге?

Антонина Цицулина:

Ну, это, наверное, любые цифровые технологии, не только дополненная…

Анна Белова:

Не совсем любые. С точки зрения физических продуктов, это работает именно в связке физического продукта и приложения. Конечно, аудио-версии или электронные книги, они давно используют такую статистику. Но как можно сделать это с физическим продуктом, если у вас нет цифрового контента в нем? А мы понимаем, например, сколько времени на конкретной странице провел пользователь, сколько раз он к ней вернулся, когда он к ней вернулся, почему он к ней вернулся? То есть мы полностью понимаем и снимаем метрики поведения потребителя.

Антонина Цицулина:

Правильно ли, что вы готовы ответить на вопрос, почему я эту сказку должна читать 50 раз подряд? Я думаю, что за это проголосуют многие родители, иногда это такая большая тайна. Я вот про динозавров, знаете, в бытность ребенка 47 динозавров на ощупь отгадывала. А в нескольких энциклопедиях находили ошибки, и с одной из них даже согласился издатель, что они динозавра поставили не в ту эпоху. Поэтому наши дети-то еще те товарищи…

Анна Белова:

Такое тоже может быть, это хорошо…

Антонина Цицулина:

Так, дальше…

Анна Белова:

И, соответственно, если говорить вот об этом бэк-энде технологий – это, действительно, уникальная фишка, которая доступна сегодня производителем. Потому что, наконец-то, все могут честно ответить на вопрос, какой именно контент важен вашему потребителю?

Антонина Цицулина:

Ну, или увидеть, что купили, посмотрели, что игрушка (книжка) дрянь, и выкинули в помойку. Такое же тоже может быть?

Анна Белова:

Такое тоже может быть, конечно. Но здесь всегда есть, скажем так, вопрос, как к этому относится сам производитель? Мы в «Деваре», например, считаем (это одна из наших таких внутренних ценностей): ключевое – это максимальная полезность продукта для ребенка. Если мы видим, что продукт полезен, и он не просто интересен или вызывает какие-то эмоции, он должен быть, мы называем это Helpful reality, то есть это та полезная реальность, которая, действительно, несет ценность для ребенка. Например, у нас был кейс, когда мы выпустили азбуку и выяснили, что азбука с дополненной реальностью, когда персонаж оживает, рассказывает стих, дает название буквы и все прочее, позволяет детям с нарушениями, с отклонениями здоровья…

Антонина Цицулина:

…с особенностями.

Анна Белова:

…детям с особенностями изучать алфавит гораздо быстрее, чем классическими методами, потому что, как я уже говорила, мы затрагиваем разные способы восприятия. И вот это, действительно, та самая качественная полезность продукта, которая позволяет оценить его необходимость и востребованность.

Антонина Цицулина:

Очень многие же дети читают и пишут, когда они видят в цвете. У меня ребенок видел в цвете, когда я читала. Я знаю, что очень много таких, которые представляю себе это все. Ну, и потом, когда это может менять цвет, может менять объем. Дети-кинестетики, у них буквы должны бегать и все остальное. Поэтому, конечно, латеральный профиль (и в целом сейчас применение при разработке продукта) – это такой уже не тренд, это уже реалия сегодняшнего дня. Очень много говорите о полезности. Вот давайте немножко (в принципе, уже времени не так много), то есть коротко поговорим о безопасности. Сейчас же достаточно большое количество исследований (в том числе, международных) говорят о том, что именно детские продукты, именно технологии в детских продуктах откладывают, проводя научные исследования с точки зрения безопасности. Мы знаем, что во всем мире (в том числе, в России) любой детский продукт, он должен подтвердить свою безопасность. И сегодня мы понимаем, что вот эти новые технологии, они, к сожалению, нестандартизированы, и нет никакой доказательной базы. И сейчас не просто об этом уже говорят, а проводят ряд исследований. Не кажется ли Вам, если вы пионер в этом направлении, что эти вот исследования необходимо проводить, и там есть своя технология многолетняя, она такая же в России, это международные признанные стандарты проведения таких исследований. И второе – разрабатывать такие стандарты. Я отношусь к слову стандарт очень хорошо, потому что это может быть руководство, это может быть рекомендация, это могут быть какие-то пояснения для родителей. Ну, потому что мы понимаем: палочкой, как я говорю, можно защищать мир, а можно убивать. Вот здесь то же самое. Расскажите о тех стандартах, которые уже есть (мировые), которые (я уверена) вы используете. И вот Ваше видение, как оно дальше будет развиваться, потому что по сегодняшнему техническому регламенту вся продукция (игрушки до 14 лет, косметика/гигиена до 14 лет, книжки и вся остальная продукция до 18 лет) подлежит обязательной сертификации и проверке на безопасность. А никаких стандартов, тем более, методик испытания нет, поэтому они так условно небезопасны, находятся вне правового поля.

Анна Белова:

Ну, с какой-то с точки зрения, это может быть некая игра слов, потому что…

Антонина Цицулина:

Это не игра слов, законодательно это так.

Анна Белова:

Я это понимаю.

Антонина Цицулина:

Но, конечно, это надо менять.

Анна Белова:

Конечно, таких законодательных стандартов дополненной реальности, наверное, на сегодня…

Антонина Цицулина:

…над этим работают.

Анна Белова:

…не существует, они, как Вы сказали, находятся в процессе. Но мы можем рассмотреть продукт как составной. Он состоит из физического носителя, который подлежит обязательной сертификации и соответствует международным стандартам. И он состоит из приложения, которым пользуется ребенок. С точки зрения приложения, мы имеем международный сертификат КОПа, который отвечает и гарантирует безопасность приложения для ребенка (его пользователя) и соответствует международным стандартам, в том числе, взаимодействия ребенка с Интернетом и мобильными устройствами. С другой стороны, если мы говорим про некую безопасность, наверное, продукта, мы, в том числе, ограничиваем время проведения ребенка в приложении.

Антонина Цицулина:

Яркость, наверное, звук и все остальное – тоже это все нормируется?

Анна Белова:

Конечно. Во-первых, как я уже говорила, мы ограничиваем время, то есть мы совсем не за то, чтобы ребенок проводил часы в нашем приложении, мы за то, чтобы он провел там определенное время, получил нужный ему контент и вышел оттуда. И приложение в какой-то момент ему скажет: «Стоп, давай сделаем перерыв, иди и займись другими делами». С другой стороны, мы тщательно подходим к подбору и выбору контента, который мы показываем ребенку, потому что мы понимаем, что это ответственность, в том числе, наша персональная как создателей этого продукта, и мы хотим, чтобы ребенок, потребляя контент через дополненную реальность, действительно (я вернусь к этому слову), получал какую-то практическую полезность и применимость. И вот сюда как раз входят, в том числе, совместные проекты со школами, с учителями, с экспертами, с психологами, когда мы создаем образовательный контент, мы отвечаем не только на вопрос интересности, но и его качественной применимости для разного возраста.

Антонина Цицулина:

Вы знаете, есть у нас в России и (знаю тоже) в мире, об этом дискуссия идет. Говорили со специалистами в национальном научно-исследовательском институте здоровья детей Минздрава, вот там, например, специалисты по зрению работают с этой мерцающей картинкой, со всем остальным, проводят исследования специалисты по слуху, работают с тем, что связано со слухом. Мне очень понравилось в Германии, в научном центре письма, там вот серьезно очень сейчас работают и очень любят технологию раскрасок. Причем многие говорили художники, люди искусства изобразительного, они говорили, что ни в коем случае ребенок не должен раскрашивать раскраски, иначе он никогда не зарисует настоящие картинки – ничего, заинтересовался, увлекся. А как раз медики рассказали, насколько это вообще полезно, в том числе, для гармонизации внутреннего состояния ребенка. Я думаю, что эта вот добавленная ценность, проработанная с такими специалистами, которые, с одной стороны, предостерегут и, может быть, дадут какие-то критерии другие, а, с другой стороны, добавят (скажем откровенно) использование этих технологий уже не только как игры, которые учат, но и игры, которые лечат. Я думаю, что в вашем случае – это вот то будущее, которое я бы хотела рекомендовать (я люблю давать рекомендации)…

Анна Белова:

А мы любим их принимать.

Антонина Цицулина:

А сейчас (у нас осталось 2 минутки), я все время прошу, у нас B2B передача, нас слушают как традиционные, давно находящиеся на рынке, бизнес-организации, так и те, кто приходят новые. Какие 2-3 простых совета Вы дадите им – тем, кто загорелся сейчас историей и захочет работать с такими технологиями?

Анна Белова:

Ну, первый, наверное, совет: приходите к нам!

Антонина Цицулина:

Понятно…

Анна Белова:

У нас есть и экспертиза, и платформа, и контент, и это не так дорого, как вам кажется.

Антонина Цицулина:

То есть это максимально сегодня где-то 10%?

Анна Белова:

В среднем.

Антонина Цицулина:

А увеличение продаж на сколько происходит в среднем?

Анна Белова:

Это зависит тоже от категории.

Антонина Цицулина:

Ну, минимально и максимально (вот в вашей практике) на сколько?

Анна Белова:

Ну, вот в нашей практике (давайте еще раз к книгам вернемся): средний тираж в России – 7.5 тысяч, у нас средний тираж – 50 тысяч.

Антонина Цицулина:

В 10 раз увеличивает, хорошо. Второе…

Анна Белова:

Второе – это…

Антонина Цицулина:

…быстрее вскочить в этот последний вагон, я так понимаю?

Анна Белова:

Ну, это, на самом деле, не последний вагон, потому что рынок растущий, и он будет только развиваться. Здесь, скорее, вскочить не в последний вагон, а в первый, потому что тот, кто начнет развивать эту историю…

Антонина Цицулина:

Уже не первый, уже серединка…

Анна Белова:

…хорошо, где-нибудь в серединку, но он явно будет иметь больше, чем тот, кто заскочит в последний. Ну, и еще, наверное, я бы обратила внимание на то, что по последним исследованиям продукты с дополненной реальностью повышают уровень внимания на 45% по сравнению с телевизором, например, или с любым другим способом онлайн-потребления контента, и этот некий такой инсайт, он позволяет отнестись к продукту по-другому, потому что мы боремся за…

Антонина Цицулина:

…мы боремся за внимание ребенка.

Анна Белова:

…за внимание ребенка, да.

Антонина Цицулина:

…да, за время ребенка. Аня, спасибо большое! Мне было очень интересно! Мы с Вами сегодня поговорили о технологии и о том, как она может повысить бизнес в индустрии детских товаров, проговорили, как она может дать какие-то дополнительные сервисы либо исследования с точки зрения маркетинга продукта. Продолжим эту историю. Ну, и, уважаемые наши слушатели, все кто нас смотрят традиционно, если у вас возникли какие-то вопросы, вы можете написать там, где вы нас смотрите, либо прислать. Наши все спикеры, эксперты с удовольствием ответят на ваши вопросы, продолжат, если нужны контакты, вы их получите. А мы начнем двигать эту тему дальше. В следующий раз подумаем, как мы встретимся с маркетингом, и ее обсудим. Потом со специалистами науки (в первую очередь, медицины) для того, чтобы они показали, какая замечательная технология. Я очень горжусь, что все-таки у международной компании Devar российские корни.

Анна Белова:

Спасибо!

Антонина Цицулина:

И, в том числе, вы (я так думаю) с этой же технологией будете продвигать и российского производителя на зарубежные рынки, ну, и адаптировать лучшие технологии для наших российских детей. Спасибо большое! Коллеги, мы встретимся с вами в следующую среду в 18 часов. С вами была программа «Да – игра!» Антонина Цицулина рада вас видеть, слышать. Пишите, кого вы хотите пригласить в нашу передачу, кого хотите послушать. Ну, и чего я такого каверзного не спросила у Анны, я сама теперь буду думать.

Анна Белова:

Спасибо!

}