Кирилл Прощаев Директор Научно-исследовательского медицинского центра «Геронтология». Д.м.н., профессор 09 апреля 2019г.
Кишечник и возраст: как подружиться после 40
Кишечник и возраст: как подружиться после 40

Елена Женина:

В эфире программа «Anti-age медицина». С вами я, Елена Женина. Гость моей сегодняшней программы Кирилл Прощаев – доктор медицинских наук, врач-терапевт, профессор кафедры терапии, гериатрии и антивозрастной медицины Академии постдипломного образования ФНКЦ ФМБА, директор автономной некоммерческой организации «Научно-исследовательский медицинский центр «ГЕРОНТОЛОГИЯ». Говорить мы сегодня будем о кишечнике: «Кишечник и возраст: как подружиться после 40?»

Давайте, начнем с определения, что такое кишечник, почему мы сейчас уделяем ему столько внимания, насколько это важно?

Кирилл Прощаев:

В наши институтские годы кишечник мы начинали изучать в разделе анатомия, наш первый предмет – анатомия человека, и у нас сформировалось представление о кишечнике как о некой анатомической структуре. Но за последние десятилетия, буквально за 2 десятилетия представления о кишечнике кардинально поменялись. Помимо того, что это анатомическая структура, кишечная трубка, состоящая из отдельных разделов, оказалось, что в кишечнике есть целое семейство клеток, которые относятся к нейроиммуноэндокринной системе, то есть там живут клетки, которые вырабатывают гормоны. Оказалось, что этими клетками кишечника вырабатывается 98 % серотонина в организме.

Елена Женина:

То есть, здоровый кишечник – хорошее настроение?

Кирилл Прощаев:

В принципе, да. Получилось, что кишечник – не только анатомическая структура, это часть нейроиммуноэндокринной системы. Общеизвестная истина, что в нас живут микроорганизмы, микробы, и наши представления также поменялись об этих микробах. Раньше мы считались царем природы, и нас заселяют микроорганизмы. Оказалось, что мы настолько от них зависимы, мы абсолютно не цари природы. Давайте, вспомним 2 вида животных. Термиты, все знают термитов. Чем они питаются? Древесиной. А почему они питаются древесиной? В организме термитов нет ничего, что может переварить древесину. Древесину переваривает набор микроорганизмов, которые поселяются в термитах. То есть непонятно, кто у кого что арендует.

Елена Женина:

То есть микроорганизмы управляют термитами, чтобы они ели древесину.

Кирилл Прощаев:

По сути дела, да. Или панда, наша красавица любимая панда, она питается бамбуком. Но в организме панды тоже нет ни одного фермента, который переваривает бамбук, его переваривают микроорганизмы. С таких же позиций посмотрели на совокупность микроорганизмов человека, мы называем её микробиотой. Оказывается, что каждый из нас имеет свою уникальную микробиоту.

Елена Женина:

Вы говорите, что ферменты – это ферменты, а микроорганизмы – это микроорганизмы. Получается, что ферменты, которые прописывает гастроэнтеролог пациентам, не всегда нужны? Иногда достаточно восстановить микробиоту кишечника, чтобы справиться с заболеваниями?

Кирилл Прощаев:

В каждой конкретной ситуации надо смотреть причину дисбаланса. Сама микробиота тоже очень интересная, безусловно. По набору это стандартный набор микроорганизмов, но, как в коммунальной квартире: с нами соседствуют люди, но каждый человек – индивидуальность. Точно так же микробиота – это индивидуальность. Получается, что мы соседствуем вместе с еще одними живыми организмами. В современных позициях кишечник по-разному называют. Это либо совокупность трех органов – анатомическая структура, нейроиммуноэндокринные клетки и микробиота, либо иногда называют триединый орган. Почему триединый? Потому что каждая его составляющая очень нужна, и невозможно говорить о здоровье кишечника и организма, не рассматривая каждую из этих частей. В антивозрастной медицине мы сейчас называем кишечник таргетным, то есть целевым органом для достижения молодости.

Елена Женина:

Есть ли единый рецепт этой молодости: состав микробиоты, состав и реакция органа под названием кишечник, или у каждого человека он индивидуален?

Кирилл Прощаев:

Но, мы же считаем каждого человека индивидуальностью, да? Значит, и рецепты будут индивидуальные. Но должны быть определенные принципы, единые принципы подхода к управлению здоровьем кишечника, а уже в каждом конкретном случае мы индивидуально рассматриваем эти вопросы.

Елена Женина:

Давайте, рассмотрим единые принципы подхода к здоровью кишечника и, как следствие, к здоровью всех органов.

Кирилл Прощаев:

Давайте. Начнем с того, что человек должен знать базовые понятия и уметь прислушиваться к своему организму. Человек должен знать, что такое не норма, и, когда он чувствует не норму, он должен бить тревогу и обращаться к доктору. Какие ключевые симптомы тревоги? Любые неприятные ощущения в области желудочно-кишечного тракта: либо вздутие кишечника, либо ощущение тяжести в эпигастральной, то есть подложечной области, чувство изжоги, отрыжка, привкус во рту, разные неприятные привкусы. Это проблема с выделительной функцией, то есть если человек ходит в туалет чаще, чем 2 раза в день, и реже, чем раз в 2 дня, если акт дефекации сопровождается какими-либо выделениями, неприятными ощущениями. Всего этого в норме быть не должно в любом возрасте – в 20, 50, 80 лет, это всегда не норма. Не норма должна натолкнуть человека на мысль, что надо обратиться в поликлинику, для того чтобы понять: а что ж не то с кишечником?

Елена Женина:

Вы считаете, что в поликлинике могут помочь определить, что не то с кишечником? На сегодняшний день, это не только вопрос гастроэнтеролога, это вопрос и эндокринолога, и человека, который занимается микробиотой и рассматривает всё с нескольких точек зрения.

Кирилл Прощаев:

А где еще могут определить? Именно в поликлинике. В любом случае, без врачей не обойтись. Другой вопрос, что каждый человек выбирает индивидуально для себя по разным критериям врача. Но, в любом случае, должен быть доктор и желательно доктор широкой специализации, то есть грамотный терапевт либо грамотный врач общей практики, к кому первоначально придет человек. Отсюда надо начинать отталкиваться. Дальше доктор станет путеводной звездой для пациента, каких специалистов еще привлечь.

Елена Женина:

Я с Вами согласна. Но, как правило, на сегодняшний день превалирует симптоматическое лечение, хотя мы от него уже уходим. Выписываются те самые ферменты, выписываются препараты длительного действия, системные препараты, которые убирают болевые ощущения, убирают то же самое вздутие кишечника, отрыжку, восстанавливают именно работу кишечника. Но при этом очень мало кто выписывает сегодня пробиотики, пребиотики, макробиотики, метабиотики. Самое главное, что никто не может объяснить, в какой момент, когда и что нужно?

Кирилл Прощаев:

Опять же, все зависит от степени взаимодействия, доверия пациента и доктора, осведомленности доктора. Давайте отталкиваться от идеальной модели, что человек хочет быть здоровым и прилагает все усилия, а доктор реализует все знания. Но, тем не менее, Вы абсолютно правы в том, что в этой связке человек… Не будем называть пациент, потому что человек может быть здоров, но он заботится о здоровье, приходит в поликлинику, ему сразу лепят карму, или титул «пациент», а раз «пациент» – болеешь, что ли? Должно быть партнерство, естественно. Человек должен знать определённые моменты, которые сам должен реализовывать и владеть информацией каждый день. Например, человек должен знать, для чего вообще нужен кишечник. Человек должен знать, что деятельность кишечника во многом зависит от его поведения, например, от физической активности. Доказано, что определенные режимы физической активности связаны с нормальной работой кишечника. Есть рекомендации Всемирной организации здравоохранения по физической активности для всех возрастов, где черным по белому прописано, что, если человек будет выполнять эти режимы, о которых мы потом, если интересно, скажем, то у него не только будет снижаться риск инфаркта, инсульта, сахарного диабета, ожирения, но и деменции, и депрессии. Кроме того, у этого человека будет снижен риск развития ряда онкологических заболеваний, в том числе, кишечной локализации.

Елена Женина:

Давайте, сразу об этом и скажем нашим зрителям и слушателям.

Кирилл Прощаев:

Мы поговорим о том, сколько надо двигаться? Всю физическую активность мы должны разделить на 2 больших блока. Первый блок – аэробная физическая активность. Аэробная физическая активность – это активность, которая связана с движениями: бег, плавание, быстрая ходьба, велосипед, лыжи и так далее. Причем, здесь есть несколько правил. Пресловутые 10 тысяч шагов не всегда идут в копилку, потому что мы должны не просто идти не спеша, прогулочным шагом, мы должны двигаться с определенной степенью интенсивности. Если мы быстро ходим, быстрый темп ходьбы, его у нас должно быть не менее 150 минут в неделю, а если мы бежим, то не менее 75 минут в неделю. Причем, каждый день не менее 10 минут, и в зачет идут только физические нагрузки нужной интенсивности, которые длились более 10 минут. Если мы побежали за троллейбусом 3 минуты и остановились, то наша пробежка в копилку уже не пойдёт. Это первый блок движений. Второй блок движений – анаэробные нагрузки, силовые нагрузки. Силовые нагрузки тоже регламентированы и имеют обязательный минимум: 3 раза в неделю по 30 минут минимум мы должны иметь силовые нагрузки – упражнения с собственным весом, гири, штанги и так далее. Когда мы становимся старше и переходим за рубеж 60 лет, мы еще добавляем упражнения на баланс.

Здесь очень интересную связку могу привести, как сила мышц зависит от питания и от функционирования кишечника. Мы проводили очень интересное исследование с нашими коллегами, и даже под руководством профессора Ильницкого, который был у Вас в студии несколько недель назад, была защищена диссертационная работа по синдрому одиночества. Казалось бы, где синдром одиночества, и где работа кишечника?

Началось с того, что специалисты социальной службы разработали проект волонтерства. Была идея выделить волонтера одиноко проживающим людям пожилого возраста, который будет помогать приносить продукты, готовить и так далее, но для этого надо было оценить статус питания. Когда оценили статус питания, оказалось, что у одиноко проживающих и у проживающих в семьях он примерно одинаков, хотя ожидалось другое. Тогда людей поделили не по принципу проживания, а по специальному опроснику Рассела-Фергюсона определили чувство одиночества и поделили людей по чувству одиночества. Оказалось, что многие одиноко проживающие люди совершенно не одиноки, у них прекрасные контакты, взаимосвязи, а есть люди, которые проживают в семьях, но при этом чувствуют себя одинокими. Дети ушли на работу, а пожилой человек один. Оказалось, что у этих людей хуже статус питания, они меньше кушают белковой пищи, меньше пьют воды, меньше кушают овощей и фруктов. Оказалось, что у них чаще возникает белковая недостаточность, хуже работает кишечник, что у них выше набор разных заболеваний в организме. У этих людей чаще встречалось такое состояние, как динапения. Саркопения – может, кто не знает, повторю – это возраст-ассоциированное снижение мышечной массы и силы, которое, кстати, во многом зависит от кишечника, от питания. Динапения – это стадия перед саркопенией, когда объем мышц еще сохраняется, но сила уже слабеет. У людей с чувством одиночества динапения встречалась чаще.

Проект сменил направленность, он стал ориентироваться на людей с чувством одиночества. Волонтеры выполняли – и терапия занятостью, и прицельно с ними акции, мероприятия и так далее, и за полгода получили хорошие эффекты. Вот какое интересное исследование было у нас.

Елена Женина:

Можно ли только питанием скорректировать чувство одиночества, если кишечник управляет мозгом?

Кирилл Прощаев:

Это комплексная проблема. Когда мы говорим про питание, совершенно неправильно думать, что мы только даем какой-то продукт. Ведь питание – это целая система мер: как мы сервируем стол, что будет на столе, кто с нами будет, кто принесет продукты, а поговорит ли человек с ним? Питание должно, по сути дела, превратиться в красивый ритуал. Тогда, естественно, это и борьба с чувством одиночества, и борьба с депрессией. Кстати, про депрессию и про питание. Если кишечник работает нормально, и если мы нормально потребляем цинк, которого много содержится в орехах, например, то у нас чувства депрессии будет меньше.

Елена Женина:

Но мы же не можем есть все время одни орехи, потому что это достаточно калорийная пища. Некоторые орехи можно съедать не больше двух-трех в день.

Кирилл Прощаев:

Безусловно, поэтому питание должно быть разнообразным. Как вообще происходит? Мы уже перешли в проблеме, что есть полезные вещества, которые должны всосаться через кишечник в наш организм и оказать полезное действие. Как происходит всасывание? Всасывание происходит по принципу конкуренции – есть теория конкурентного всасывания. Допустим, мы потребляем 100 разных веществ. Это не означает, что все 100 веществ в организм всосутся. Они в кишечнике борются между собой за право равного всасывания, и, если конкуренция равная, то у каждого есть равная возможность всосаться в наш организм и принести свою пользу. Как только какого-то продукта у нас оказывается в избытке, а какого-то в недостатке, в конкуренции начинает выигрывать тот, кого больше ― принцип равенства у нас должен соблюдаться. Отсюда следует, что питание должно быть разнообразным. Когда мы постоянно кушаем одни и те же продукты, мы постоянно насыщаем организм определенным набором микроэлементов, аминокислот в определенной концентрации.

Елена Женина:

То есть монодиета – не вариант?

Кирилл Прощаев:

Нет, монодиета – не вариант. Всегда люди, которые находятся на монодиете, в итоге чаще страдают различными нутритивными дефицитами, чем люди с разнообразным питанием. Проводились эксперименты, они описаны в литературе 20-25 лет назад, когда детям ― безусловно, под контролем родителей, врачей ― предоставляли право свободного выбора питания, а не по учебникам, под руководством педиатра, чтоб мамы кормили детей. Оказалось, что дети от природы делали себе рацион, составляли из разных продуктов на столе, гораздо более разнообразный, чем тот предписывался педиатрическими диетами.

Елена Женина:

То есть, если слушать и слышать свой организм, то будет более правильное питание, нежели согласно рекомендациям?

Кирилл Прощаев:

Да. Но здесь надо обратить внимание на то, что иногда организм нам говорит неправду. Организм может говорить неправду, когда у нас есть либо заболевания, либо неблагоприятные факторы. Мы должны не просто слушать кишечник, а должны разговаривать с ним и оценивать: а почему он нам про это говорит?

Елена Женина:

Как мы можем с ним разговаривать и оценивать? Какие моменты могут нам помочь?

Кирилл Прощаев:

Например, такой момент, когда кишечник через мозг говорит: «Я постоянно хочу есть!» И человек ничего не может поделать с чувством повышенного аппетита. А у человека может быть либо язвенная болезнь, либо синдром неязвенной диспепсии, повышенная кислотность желудочного сока, и именно повышенная кислотность желудочного сока заставляет все время что-то принимать в пищу. Любой сигнал надо оценивать, а не следовать ему. У нас было довольно большое исследование по метабиотикам. В исследование были включены в том числе и опросы людей по определенным жалобам, проявлениям. Оказалось, что многие люди весной и осенью, когда традиционный период обострения желудочно-кишечной патологии, испытывали повышенный аппетит за 2 недели до появления изжоги. Они раньше об этом не задумывались, а по опроснику задумались, – всё начиналось этого с чувства. Они не могли его объяснить, не придавали ему значения, просто много кушали; потом через 2 недели у них изжога, тогда они принимали препараты против изжоги, и у них купировались симптомы. Уже в следующий сезон эти люди по-другому прислушивались к своему организму и начали сезонное лечение своих проблем не тогда, когда развилась изжога, а заранее, как только они поняли, что у них повысился аппетит.

Елена Женина:

Сейчас очень многие практикуют горячую воду с содой. Как Вы к ней относитесь?

Кирилл Прощаев:

Вы знаете, на протяжении развития человечества мы шарахаемся от одного «рецепта счастья» к другому «рецепту счастья». Взять ту же историю с яйцами: то их нельзя было есть категорически…

Елена Женина:

…потому что там холестерин.

Кирилл Прощаев:

…потом можно. Из последнего, 2 недели назад я увидел сюжет о том, что опять нельзя есть яйца. Первый вопрос, который у меня возник: опять грядет их дефицит? Но, как разговаривать с кишечником и как ему помогать? Мы говорим «кишечник», а давайте, мы поговорим о том, как кишечник связан с другими частями нашего организма? Насколько поменялись наши представления о кишечнике, настолько же поменялись наши представления о мозге. Многие слушатели и зрители до сих пор, наверное, думают, что мозг во время сна отдыхает. Ничего подобного! Мозг во время сна работает, как папа Карло. Как выяснили, импульсация из кишечника в ночное время гораздо интенсивнее, чем в дневное время с сетчатки глаза.

Елена Женина:

Вот почему не рекомендуют есть на ночь.

Кирилл Прощаев:

Может быть, и поэтому. Но, почему так происходит? Происходит потому, что мозг в ночное время выполняет функцию сканера. Он как бы сканирует внутренние органы, выявляет проблемы и запускает процессы, которые мы называем саногенез, то есть собственные процессы оздоровления, репарации и так далее. Если сон нарушается, то нарушаются процессы репарации. Поэтому русская терапевтическая школа очень много уделяла внимания сну, режиму. Я еще помню, когда заканчивал институт, врачебно-консультативные комиссии давали справку для людей с язвенной болезнью, с гипертонической болезнью для перевода на дневную работу. Да, такое обязательно было, потому что ночью человек должен спать, а мозг выполнять свою работу по репарации. Как только у нас возникают нарушения сна, автоматически очень скоро у нас наступят нарушения кишечника, они абсолютно взаимосвязаны.

Елена Женина:

Нарушения кишечника могут приводить к нарушению сна?

Кирилл Прощаев:

Они могут приводить и к нарушению сна, и к нарушению мозговой деятельности. Сейчас рассматривается взаимосвязь между степенью нарушения всасывания и риском развития некоторых деменций. Почему связь? К нам в организм поступают определенные вещества. Есть категория веществ, которые называются клеточные хроноблокаторы. Это вещества, которые содержатся в природе и выполняют не просто питательную роль, а нужны нам для блокировки процессов преждевременного старения. «Клеточные» – на уровне клеток, «хронос» – время, блокада преждевременного старения. Допустим, есть аминокислота таурин, частично заменимая аминокислота; мы ее потребляем в нормальной жизни с продуктами питания – с мясной пищей, другой белковой пищей и так далее. Если в кишечнике она выдерживает конкурентное всасывание и поступает в головной мозг, то она оказывает нормализующее действие на нейромедиаторную активность. Как только количество таурина у нас снижается, соответственно, у нас повышается риск развития разных когнитивных проблем, которые, если они будут хроническими, постоянными, повышают риск развития деменции. Вот, пожалуйста, прямая взаимосвязь.

Елена Женина:

Как сделать так, чтобы наш кишечник получал те необходимые вещества, которые мы в него поставляем, и не просто получал, а правильно их всасывал, модифицировал и доставлял до органов?

Кирилл Прощаев:

В идеале, конечно, мы все вещества должны получать с пищей, наверное, за исключением витамина D, который, в основном, мы вырабатываем сами за счет солнечной энергии. Но основная часть веществ приходит с пищей. Первое правило: веществ должно быть в достаточном количестве в продуктах питания. Но, даже если пища содержит вещества в достаточном количестве в продуктах питания, абсолютно не факт, что они все всосутся в наш организм. Значит, вторая составляющая: у нас должна быть нормальная работа кишечника. Если мы понимаем, что кишечник у нас работает ненормально (о симптомах мы уже поговорили), либо мы понимаем, что у нас есть дефицит питательных веществ, тех же клеточных хроноблокаторов... Допустим, вернемся к таурину. Было много исследований, говорящих о том, что если человек соблюдает в нынешних условиях пост, полностью следует, то к концу поста у него дефицит таурина может быть до 30 %. Я не призываю людей, соблюдающих пост, отказываться от поста, но, когда мы выбираем вариант питания либо поддержки такого рода диеты, мы должны в современных условиях, ведя интенсивную жизнь, помнить об этом факте.

Елена Женина:

Растительный белок не заменяет животный?

Кирилл Прощаев:

Не всегда, далеко не всегда. Здесь надо смотреть, о каких веществах мы ведем речь. Частично может заменять, но надо все правильно выстраивать.

Елена Женина:

Но, с другой стороны, мы рассматриваем пост или диету, ограничение в питании как возможность разгрузки организма. Разгрузка, в свою очередь, тоже стимулирует организм к тому, чтобы он активнее работал. Например, процессы аутофагии, которые запускаются при 12-часовом голодании, минимальном голодании, позволяют очистить организм, протестировать его и сделать шаг вперед к тому, чтобы он был более активным и более здоровым.

Кирилл Прощаев:

Безусловно. Человек должен осознавать любой вариант питания, какую он несет пользу, и какие возможные проблемы могут возникнуть, для того чтобы своевременно обратить внимание.

Елена Женина:

То есть люди, которые занимаются умственным трудом, в период поста обязательно должны принимать таурин, для того чтобы был баланс?

Кирилл Прощаев:

Либо модифицировать свое питание, увеличивать то же количество растительного белка, для того чтобы соблюдать баланс. Ведь есть же как взаимозаменяемые вещества, так и не взаимозаменяемые. То же самое относится к любым видам диет. У нас же до сих пор много запретительных диет, рестриктивных, так называемых, человек тоже должен осознавать. Кстати, тоже интересно: как определить человеку, можно ли ему вступить в период снижения веса, скажем так?

Елена Женина:

Как?

Кирилл Прощаев:

Безопасно. Есть понятие нервная орторексия. Диагноза нервная орторексия в международной классификации болезней нет, но оно существует в реальной практике, мы его используем. Это неправильный стиль чрезмерного увлечения здоровым питанием, который в итоге повышает риск нутритивных дефицитов. В Интернете есть 2 прекрасных опросника, один из них – опросник ORTO, можно посмотреть; можно любые набрать другие опросники по нервной орторексии и протестировать самих себя. В них будет 3 варианта ответа. Первый вариант: нервная орторексия есть, либо у вас высокий риск нервной орторексии. В таком случае неправильно сразу начинать с диеты, мы можем ее неправильно скомпоновать из-за нашего чрезмерно большого стремления достичь эффекта. Второй вариант – написано, что у вас риск небольшой. Тогда можно войти, но желательно с сопровождением психолога либо психотерапевта, чтобы он все-таки подсказал: а, может, есть иные причины, почему вы хотите снизить вес, а не только понимание своего здоровья? Если же риск нервной орторексии стремится к нулю – смело вступайте в диету: как бы вы ее не проводили, риск нутритивных дефицитов у вас будет минимальным.

Елена Женина:

Помимо того, что мы сейчас очень часто практикуем диеты, ― действительно, все стараются следить за своим питанием, занимаются здоровым образом жизни, все обращают активное внимание на то, что они едят, как они едят, ― у нас есть еще такой момент, что здоровый кишечник позволяет сбросить лишний вес автоматически, когда мы балансируем питание, не вступая на путь диет. В этом, как раз, играют немалую роль те самые и макро-, и микробиотики, и пребиотики, и пробиотики, и метабиотики. Какие исследования есть на этот счет?

Кирилл Прощаев:

Действительно, сейчас опять возрос интерес к тем живым существам, с которыми мы соседствуем, микроорганизмам, очень активно исследуются и пробиотики, и метабиотики. В частности, мы принимали участие в исследовании японского метабиотика Daigo. Во-первых, что такое метабиотики? Метабиотики – это не сами живые организмы, а продукты жизнедеятельности микроорганизмов, которые мы принимаем внутрь в виде препаратов. Что дает, когда мы принимаем не сами живые бактерии, а именно полезные продукты их жизнедеятельности? Это живые организмы, и мы живые организмы, и мы говорим, что мы как соседи должны подружиться. С иммунологической точки зрения не всегда мы хорошо дружим с другими живыми организмами. Здесь у нас снижается вероятность иммунного конфликта. Мы нормализуем, насыщаем кишечник нужными веществами, вслед за чем нормализуются все реакции, и в результате организм сам себя заселяет нужными микроорганизмами. То есть таким путем пошли. Метабиотик ― это продукт жизнедеятельности 16-ти самых важных наших микроорганизмов.

Что показало исследование? Исследование показало не только улучшение самочувствия людей. Понятно, что уменьшилась степень дискомфорта, нормализовался стул, уменьшилась степень депрессии, по разным шкалам люди отмечали улучшение физической активности, качества жизни, но было выявлено еще 2 очень важных момента. Первый момент ― что ряд биохимических параметров, которые отвечают за степень оксидативного стресса, за нейроиммуноэндокринные параметры, по многим параметрам произошла нормализация. Второе было очень важно, что прием метабиотиков примерно на 36 % повысил биодоступность клеточных хроноблокаторов. Почему так происходит? Наш организм что-то всасывает, но, когда у нас здоровая конкуренция, конкурентное всасывание, система всасывания построена так, что кишечник способен нужные вещества отобрать и повысить вероятность их всасывания, а всасывание токсинов, плохих веществ снизить. Даже если произошло всасывание, то обеспечить через выведение их удаление из организма. Когда у нас нарушается баланс, в том числе, микробиоты в кишечнике, у нас развивается синдром, который в народе не очень красиво называется синдром дырявой кишки, в медицине его правильно называть синдром нарушенного всасывания. Получается конкуренция, равная и для хороших, и для плохих веществ. Из-за синдрома дырявой кишки, в силу разных химических параметров плохие вещества выигрывают конкуренцию и не дают полезным веществам всасываться. Когда мы ликвидируем синдром нарушенного всасывания, нормализуем его, у нас конкурентное всасывание входит в норму, и повышается биодоступность именно тех веществ, которые нужны организму. Вот такое, довольно интересное исследование было у нас.

Елена Женина:

Можем ли мы проснуться завтра с утра и начать принимать метабиотики?

Кирилл Прощаев:

Мой подход таков. Можно проснуться, зайти в Интернет и спросить: «Что делать?» – и сразу будет 300 разных рекомендаций, с любой можно начинать, но это неправильно. Сначала надо понять, что происходит с организмом, а хвататься за какой-то «рецепт счастья» – не очень, честно говоря, умный подход. Умный подход будет проснуться и принять решение: «Я люблю свой организм, и неважно, сколько лет у меня записано в паспорте. Поскольку я люблю организм, я должен знать о нем правду, не всегда же организм правду о себе скажет. Где я могу получить правду? С помощью доктора, которому я доверяю. Да, я пойду к доктору, которому я доверяю, мы составим диалог с организмом и поймем, какая наибольшая проблема?» Ведь, нам может казаться, что у нас проблема – тот же сон, а доктор выявит, что сон – это проблема, но связана она с чем-то другим, с кишечником, например. Тогда мы с организмом договоримся: «Дорогой, давай на первые полгода я буду решать вот эту проблему». Так надо выявлять проблемы. В целом, мы должны проснуться и соблюдать общие рекомендации для всего организма, безусловно, те же правила питания.

Елена Женина:

Какие правила питания Вы рекомендуете?

Кирилл Прощаев:

Правила питания общеизвестны, но всем почему-то кажутся скучными. Какие правила питания мы считаем основными? Первое правило ― наше питание должно быть разнообразным. Мы должны составлять свой рацион так, чтобы у нас было всё – и белковая пища, и жирная пища, и углеводистая пища, и рыбная, и мясная, и разные растения, ягоды и фрукты. Дальше: питание должно быть многоразовым – по-разному, кто-то ратует за 3-х, кто-то за 8-разовое питание, но мы сторонники середины, поэтому 5-6 раз за сутки в наш желудок что-то должно проваливаться. Дальше: когда пресловутый последний прием пищи? Наше любимое правило: после 6-ти вечера. Но, мы же живем в том времени, когда мы иногда ложимся в час, в 2, в 3 ночи спать, и что, 8 часов голодать? Мы же себя изведем! Поэтому, наверное, надо сказать, что последний прием пищи должен быть не позднее, чем за 3 часа до сна, и он должен быть легким. Но еще одно правило должно быть, что между последним и первым приемом пищи должно пройти хотя бы 10 часов, а лучше 12. Следующее правило касается прицельно овощей и фруктов, «правило светофора»: 400 грамм в сутки желтого, зеленого, красного, хрустящего, свежего должно попадать не менее чем в 5 приемов. Хотя бы пресловутые яблоки или морковка. Это дает насыщение организма клетчаткой. Клетчатка бывает двух видов: водорастворимая и водонерастворимая клетчатка, именно она участвует, в том числе, в создании нормальных условий для микробиоты. Доказано, что такой режим приема свежих овощей и фруктов не только способствует нормализации деятельности кишечника, нормализации микробиоты, но, оказалось, что люди, которые много лет именно в таком режиме потребляют свежие овощи и фрукты, реже страдают деменцией, а если она у них возникает, то протекает более медленно, более легко.

Елена Женина:

И начинается, наверное, на более позднем сроке?

Кирилл Прощаев:

Да. То есть правила-то простые, но их надо соблюдать.

Елена Женина:

Значит, мы можем говорить о том, что здоровый кишечник – это не только здоровая работа мозга, но и активное, качественное долголетие?

Кирилл Прощаев:

Безусловно! Сейчас мы даже говорим не столько об активном долголетии, а о функциональном долголетии. Что такое функциональное долголетие? Идея такая: неважно, сколько нам лет – 40, 50, 80, не надо стесняться возраста. Даже, может, медицину надо уже называть не anti-age, а pro-age. Важно, чтобы в любом возрасте мы были функциональны, в том числе, и наш кишечник, и мозг, и другие части тела.

Елена Женина:

Можно ли принимать пробиотики или метабиотики, о которых мы сейчас говорили, профилактически?

Кирилл Прощаев:

В идеале, мы должны всё возмещать нормальным питанием, но в нашей жизни мы очень часто вступаем в зоны риска. Например, нам предстоит 14-часовой перелет в самолете. Здесь для нашего кишечника множество факторов риска. Во-первых, смена питания: на борту другое питание, в месте прилета другое питание.

Елена Женина:

Смена воды тоже очень влияет на работу кишечника.

Кирилл Прощаев:

Смена воды, да. Мы меняем биоритмы, кишечник ведь тоже живет по определенным суточным биоритмам. Безусловно, мы должны уметь прогнозировать определенные риски и помогать нашему организму, в том числе и кишечнику, с ними справляться. С помощью своего доктора можно с учетом функций организма посоветоваться: «Отправляюсь в путешествие, что Вы мне порекомендуете?» – и таким образом поддерживать организм. Мы постоянно говорим «после сорока»; как бы мы ни говорили, что мы будем молоды и функциональны, после 40-ка лет у нас наступают определенные изменения. Мы живая материя, мы не должны пугаться изменений, мы должны знать свой возраст, чтобы понимать, какие изменения для нас характерны, и помогать организму в ситуациях, которые являются для него нетипичными, стрессовыми. Или, допустим, следующая ситуация. Хорошо, мы не вели активный образ жизни, а завтра решили вести активный образ жизни. Во-первых, нужно постепенно входить. Кишечник тоже может отреагировать на перемены, правда? Это тоже стресс для него. Поэтому разные ситуации резкого изменения нашего образа жизни будут отображаться на кишечнике, а мы кишечнику должны помогать.

Елена Женина:

Для наших зрителей и радиослушателей мне бы хотелось повторить основные рекомендации: физическая активность, правильное, разнообразное и здоровое питание, безусловно, должен быть режим сна и отдыха. Безусловно, нужно следить за тем, чтобы всё, что поступает в организм, поступало в том объеме, в котором оно должно поступать, и всасывалось тоже правильным образом. Поэтому, если диеты, которые мы обычно используем, нарушают привычный ход жизни, то они должны быть скорректированы препаратами, существующими на сегодняшний день. И обязательно всё должно быть под присмотром врача.

Кирилл Прощаев:

Человек должен понимать, что в XXI веке мы живем в условиях стрессов, рисков и новых событий. Их не надо бояться, но надо уметь прогнозировать и помогать организму и кишечнику переносить эти риски. Это тоже важный элемент заботы о себе.

Елена Женина:

Управлять кишечником и управлять здоровьем?

Кирилл Прощаев:

Да.

Елена Женина:

Спасибо Вам огромное, что Вы пришли сегодня к нам!

Кирилл Прощаев:

Спасибо Вам!

Елена Женина:

Большое спасибо за такой интересный и познавательный рассказ! Я надеюсь, что нашим зрителям и слушателям тоже было полезно. Если у вас остались вопросы, вы можете писать после эфира в Фейсбуке. Напоминаю, что в гостях у нас был Кирилл Прощаев, говорили мы о том, как подружиться с кишечником после 40-ка лет; но, я думаю, что вопрос актуальный и до 40-ка.

Кирилл Прощаев:

Конечно!

}