Валентина Бирюкова Певица, звезда телеконкурсов «Народный артист» и «Голос» 10 апреля 2019г.
О концерте «Баллада о матери» в Театре Градского
Гость расскажет о концерте «Баллада о матери» в Театре Градского

Евгений Додолев:

Добрый день, друзья! В эфире программа «Мимонот» и я, её ведущий, Евгений Додолев. Хочу пару слов сказать о сегодняшнем госте. Все люди, которые бывают в этом проекте, они бесспорно талантливые. Это тот критерий, по которому гостей и отбираю для этой программы. Но не всегда и не все красивые. Сегодня тот случай, когда гость и красивый, и талантливый, это Валентина Бирюкова, и она расскажет о своём концерте праздничном. Здравствуйте, Валентина!

Валентина Бирюкова:

Здравствуйте, Евгений Юрьевич! Признаюсь честно, мне очень приятно слышать от Вас комплимент, потому что я в принципе их очень редко получаю. 

Евгений Додолев:

А что так?

Валентина Бирюкова:

Правда, вот красавицей крайне редко кто-то называет, практически никто. 

Евгений Додолев:

Ваш наставник, Александр Борисович Градский. 

Валентина Бирюкова:

Александр Борисович, он нас просто всех очень любит, и мы все для него умницы и красавицы. 

Евгений Додолев:

Александр Борисович не всех любит. Во-первых, он мизантроп, он в принципе людей не любит, давайте называть вещи своими именами. Он бесспорно ценитель вокальных данных, прежде всего, талантов, и ценитель женской красоты. Поэтому странно, что он вас не нахваливает по всем аспектам. Хотя он отбирал вас вслепую, в «Голосе» всех отбирают не видя. Расскажите, как это было, как у вас сердечку ёкнуло, к вам же, по-моему, все повернулись. 

Валентина Бирюкова:

Нет. Повернулись три наставника, кроме Пелагеи. Как ни странно, накануне по совету своего друга, он говорит: ты должна визуализировать свои желания и мысленно представить, что к тебе оборачивается тот, кого ты хотела бы. 

Евгений Додолев:

А кого хотела Бирюкова?

Валентина Бирюкова:

Представляете, Пелагею я хотела. Я сидела накануне и прямо видела, как она поворачивается. То есть такая магия. И только она не повернулась. Вы знаете, на самом деле, он правильно посоветовал. Я достаточно верующий человек, я совершенно понимаю, что это сверху кто-то сделал, не повернул именно Пелагею. Потому что он понимал, господь Бог, что если она повернётся, я пойду к ней, а мне нужно к Александру Борисовичу Градскому. Я правда, я говорю это без иронии, я действительно так думаю. Потому что если, знаете, Леонид Николаевич обернулся, хотя он, в принципе, Агутин оборачивается на фирмачей, а я пела русскую песню. 

Евгений Додолев:

Какую, напомните. 

Валентина Бирюкова:

Я пела из репертуара Елены Ваенги. «Шопен» мне достался, музыкальная редакция. 

Евгений Додолев:

Напомните. 

Валентина Бирюкова:

«Дотянись рукой твоя, нельзя, нельзя». Лирическая песня про любовь. 

Евгений Додолев:

Кто выбрал эту песню для слепых прослушиваний? 

Валентина Бирюкова:

Это утверждает музыкальный редактор. 

Евгений Додолев:

Утверждает да, а выбирает кто, выбирает исполнитель? То есть это ваш выбор был? 

Валентина Бирюкова:

Смотрите, нам предложен список, где-то около 70 песен предлагается участникам, из этих 70 песен мы должны выбрать, что бы мы хотели. В «Голос» я приходила уже во второй раз, во втором «Голосе» я не успела войти на слепые прослушивания, меня перенесли на третий сезон. Во втором я выбрала песню, мне сказали, её уже выбрали многие, мы вам её не дадим. 

Евгений Додолев:

Какую? 

Валентина Бирюкова:

Я выбрала сначала «Не отрекаются, любя». Но до меня её выбрало уже 3-4 участника, так много нельзя. А когда я пришла на третий сезон, я хотела петь песни из репертуара 4 Non Blondes What's Up? Мне сказали, что её никто не выбрал, и мы вам её не дадим. И я села вот так на корточки и заплакала. Я сказала, что, знаете, у вас здесь всё нечестно, потому что в том году вы мне не дали и в этом году вы мне не даёте то, что я хочу, всё нечестно. Они говорят, успокойтесь, говорят: попробуйте эту песню, попробуйте эту песню. Прямо по списку. Я напевала одну, вторую, десятую. И когда я стала напевать «Шопена», они говорят: вот эту песню ты и споёшь. Я сказала, что вы издеваетесь. Они говорят: нет, послушай умных людей. И действительно, я не думала, что она станет таким моим билетом в жизнь, эта песня. 

Евгений Додолев:

Выбор Градского из трёх наставников, которые повернулись, это сразу было, это спонтанное было решение или происходил какой-то процесс взвешивания за и против. 

Валентина Бирюкова:

Не то слово, какой процесс происходил. Это, знаете, состояние, когда за секунду миллион мыслей. Вот так же я стояла. Во-первых, я жутко волновалась и перебрала с успокоительными, я сняла туфли после того, как я спела песню, меня все обвиняли в эпатажности, ты хотела поярчить. Я говорю: нет, слушайте, я реально понимала, что сейчас я просто грохнусь. У меня кружилась голова. Я стояла и думала. Первый повернулся Дима Билан, он сделал это буквально на второй секунде. Потом меня обвинили в том, что я не пошла к нему, как ты могла, он тут же, а ты выбрала другого. И опять же, накануне у меня был разговор с моей сестрой. Моя сестра, знаете, у меня две сестры, вот моя средняя сестра, это мой такой ангел-хранитель. Везде, где есть она, у меня всё хорошо. На конкурсах, на каких-то этапах она в прямом смысле. Как-то накануне мы с ней сидели, она говорит: ты знаешь, у меня почему-то такое чувство, что ты попадёшь к Александру Борисовичу. Я говорю: знаешь что, я хочу к Пелагее, поэтому не лезь со своими чувствами. И вот в этот момент я вспомнила её эти слова, и у меня была мечта, исполнить на всю страну «Балладу о матери». Это то, за чем я шла на «Голос». И в этот момент, конечно же, я быстро представила, кто бы мог мне дать её. Потому что у каждого наставника своё лицо, свой репертуар. Леонид Николаевич более фирменный, Пелагея народные вещи какие-то , Дима Билан, он разноплановый очень. Александр Борисович более классический материал. И я подумала, что «Балладу о матери» мне может дать Александр Борисович. И всё. Поэтому я пошла именно к нему. Вот «Баллада о матери», моя сестра и Александр Борисович, я иду к вам. Хотя вы знаете, что когда я только пришла и вышла за кулисы, был перерыв. Идёт мне навстречу, надвигается фигура Александра Борисовича, и я жутко разволновалась, но у меня не было уже возможности уйти, мне нужно было с ним поздороваться лично. Я подошла и сказала: Александр Борисович, здравствуйте, спасибо, что вы обернулись на меня. Он мне сказал: ну что нам спасибо, какой у тебя диапазон? Я говорю: у меня небольшой диапазон. Он говорит: ну и пойдёшь нахрен на втором этапе. Он говорит: ну, тебя 40 млн. увидели, показалась ты неплохо, а дальше прости, там такие акулы, у всех по четыре октавы, делать тебе здесь нечего. Поэтому покажешься второй раз и пойдёшь. И он это сказал без иронии. 

Евгений Додолев:

То есть это не троллинг, это была оценка. 

Валентина Бирюкова:

Абсолютно. В этот момент моё доброе расположение куда-то девалось. Я, конечно же, тут же пожалела, что я пошла к нему, на что я ему ответила: если для вас самое важное - это диапазон, то конечно. Потом он мне задал вопрос, что ты поёшь вообще, какой материал. И слава богу, что я в тот момент умудрилось ему сказать, что у меня есть мечта исполнить «Балладу о матери». Он говорит: ну всё, давай, пока. А где-то у него в голове это отложилось. Потому что когда я прошла второй этап, что для нас было просто чудо чудесное, потому что на второй этап я шла, как последний раз. 

Евгений Додолев:

«Для нас» когда вы говорите, вы имеете в виду себя и свою семью. 

Валентина Бирюкова:

Для моей семьи, да. И когда он оставил меня, не знаю, вся моя группа поддержки, они кричали от счастья так, что там весь павильон просто сотрясался. Потому что мы действительно шли, как последний раз. Я надела красивое платье, сделала к причёску, думаю, уходить, так красиво. Нет, он меня оставил и потом после этапа он мне позвонил и говорит: ну что, Алёшеньку споёшь? Я говорю: конечно! И вот тут я поняла, знаете, бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться. Всё по написанному. Хотела «Балладу о матери», получила. 

Евгений Додолев:

В финале вы проиграли.

Валентина Бирюкова:

Да, в полуфинале. 

Евгений Додолев:

В полуфинале. Расскажите, как это было. ваш срез ощущений. Настрой на победу был или нет?

Валентина Бирюкова:

Нет, я говорю, меня ругает всегда сестра: почему ты всегда говоришь, что ты не хочешь победить и т.д. Она у меня такой воин. 

Евгений Додолев:

Которая сестра?

Валентина Бирюкова:

Средняя, Светлана её зовут. Младшая сестра у меня хирург. Она нас лечит, а средняя нас наставляет. Я действительно, понимаете, я шла на проект только для того, чтобы спеть «Балладу о матери» на всю страну. Это была моя мечта, которую я загадала два года назад в Новый год. Для меня, когда я дошла до этого этапа и сделала это, для меня уже, я уже не боролась. 

Евгений Додолев:

А почему с этой балладой, во-первых, расскажите про эту балладу тем слушателям/зрителям, которые не знают, о чем мы говорим. А во-вторых, почему такая зацикленность на этом материале. 

Валентина Бирюкова:

Слушайте, столько вопросов. 

Евгений Додолев:

«Баллада о матери». 

Валентина Бирюкова:

Да, «Баллада о матери». Смотрите, это произведение одно из самых любимых в моей семье. Мой папа офицер, военный человек, и всю жизнь... 

Евгений Додолев:

Офицер каких войск?

Валентина Бирюкова:

Дальняя авиация. 

Евгений Додолев:

Лётчик. 

Валентина Бирюкова:

Он техник, он отвечает за двигатели самолёта. Это сложная техника, и она действительно в мире единственная, это бомбардировщики дальней авиации, мы служили в городе Энгельс Саратовской области. Я всю жизнь, всё детство, юность выступала в городском доме офицеров для военных, для своего папы, все мной гордились. И эту песню я тоже пела. И естественно, я хотела попасть в телевизор, как любой ребёнок, который поёт. И вот в телевизоре я себя представляла только исключительно с этой песней в образе такой Родины-матери, которая исполняет «Алексей, Алёшенька, сынок». И это была моя мечта очень давно. Зацикленность это или не зацикленность, у меня была такая мечта. И вот она сбылась. В полуфинале мы соревновались с моей подругой, тоже из города Энгельса, мы прямо соседи, я много раз об этом рассказывала, мы жили в соседних домах. Встретились мы на кастинге, потом попали  в команду Александра Борисовича Градского, и потом в итоге мы между собой и соревновались. Саша набрала больше баллов, пошла дальше. Но самое главное на тот момент лично для меня было, чтобы победила команда Александра Градского. Потому что он всегда побеждал, и тут уже весь накал страстей уже когда идёт победа именно наставника. Не столько участника, а чья команда победит. И конечно, я болела за Сашу так же, как и за себя, потому что она несла знамя Александра Градского. 

Евгений Додолев:

Вы смотрите этот проект после того, как Градский ушёл с него? 

Валентина Бирюкова:

Да, вы знаете, я может быть, не так его смотрю активно, как я смотрела первый и второй сезон до меня, но какие-то номера, конечно, за какими-то артистами я особенно наблюдала. Например, Саша Панайотов, когда-то мы вместе участвовали в проекте «Народный артист».

Евгений Додолев:

С Панайотовым? 

Валентина Бирюкова:

Да. Конечно, он уже был в десятке финалистов, я слетела на этапе тридцатки, но мы все тем не менее дружили, общались. И когда я увидела его в «Голосе», я была счастлива, что он опять появился, его увидит большая аудитория. Потому что он, конечно, не знаю, мне кажется, он единственный человек в нашей стране, который именно так круто поёт. 

Евгений Додолев:

Панайотов?

Валентина Бирюкова:

Да, именно что касается мелизматики, это, знаете, как Юлия Началова.

Евгений Додолев:

Что такое мелизматика, вот мелизмы - это что?

Валентина Бирюкова:

Это такие вокальные приёмы, это когда очень подвижный и гибкий голос. Это больше такая фирменная школа, знаете, а-ля Стиви Уандер. У нас это не очень развито, у нас в более такой прямой вокал. У нас кантилена, русская школа несколько другая. А вот Юля Началова, царство ей небесное, она среди женщин владела этой техникой просто в совершенстве. Пожалуй, она была первооткрывателем этой техники у нас в России. И так же Саша Панайотов. И для меня в мужском вокале именно этот фирменный вокал - это Саша Панайотов, в женском это была Юля. Сейчас этого много, и молодёжь, в принципе, по-другому поёт. Сейчас смотришь на детей и думаешь, господи, как они вообще владеют этой техникой, вокалом, очень круто, очень все быстро идёт в этой школе, продвигается. 

Евгений Додолев:

То есть Началова была очень профессиональным человеком. Она, в общем было на каких-то вторых, третьих ролях. Она не входила в какой-то топ людей, которые появляются на экранах, в ротациях. Она была очень профессиональный человек по вашей оценке? Потому что я просто не разбираюсь. 

Валентина Бирюкова:

Абсолютно с точки зрения вокалистки, она мега крутая вокалистка. Другой вопрос медийности, радийности. Это же, в принципе, мне кажется, что это, знаете, как у Жванецкого есть фраза, мне очень нравится: мудрость приходит с возрастом, иногда возраст приходит один. Также и здесь, можно быть гениальным вокалистом, но совсем не обязательно быть медийным или радийным человеком. Но её судьба достаточно сложная, тем не менее, она для всех осталась утренней звёздочкой, потому что она была именно в молодости, в детстве такой суперзвездой и такой и остаётся. А дальше в карьере... 

Евгений Додолев:

Про Панайотова тоже мне любопытно было услышать. А как вы оцениваете выбор Сергея Лазарева, как представителя России на конкурсе «Евровидение» в этом году. 

Валентина Бирюкова:

Вы знаете, я своему стыду даже не знаю, кто в этом году едет на «Евровидение». Я слышала, что. 

Евгений Додолев:

Едет Лазарев Сергей. 

Валентина Бирюкова:

Лазарев, но я думала, что это ещё пока на этапе какого-то. 

Евгений Додолев:

Нет, это уже решенный вопрос. 

Валентина Бирюкова:

Я считаю, что Сергей Лазарев, это тоже крутой профессионал. Он один, так скажем, из немногих, кто всегда работает вживую. Я пересекалась, наверное, на концертах с ним, может быть, несколько всего раз и знаю, что у него есть именно такое условие, что он поёт вживую. Это так же, как Полина Гагарина. И там, где совсем невозможно, эфирные какие-то вещи, избежать под плюс, возможно, у них есть такие записи. Но в целом я знаю, что они настаивают на том, что они будут петь только вживую. Он и танцует, и поёт, и как артист, я считаю, что за него не стыдно. 

Евгений Додолев:

А вы, как дочь офицера, есть такой мем, кстати, дочь офицера, человек, который в репертуаре своём выбирает такую патриотическую тематику. Мы сейчас поговорим о концерте, о котором у нас пойдёт разговор. Вы всегда отделяете, когда оцениваете человека из шоу-бизнеса, человека со сцены, его мастерство и позицию. Потому что Лазарев, он прославился, если можно употребить этот глагол, тем, что он сказал, что для него Крым был и остаётся украинским. То есть вас такие вещи не парят, вы всегда можете объективно оценивать человека, если его политическая позиция не совпадает с вашей. 

Валентина Бирюкова:

Смотрите, вопрос достаточно сложный и требует больше, наверное, времени, чтобы о нём говорить. Я могу сказать, что я могу объективно абстрагироваться и оценить его, как профессионала и как вокалиста. Но знаете, что называется, в разведку со многими людьми я просто не пойду. Вряд ли я буду дружить, вряд ли он будет мне импонировать, как человек, как единомышленник и как собеседник. И с годами, с возрастом я становлюсь, наверное, всё-таки более жёсткой в каких-то своих проявлениях, коммуникациях. Для меня это действительно очень важно. Но не думаю, что если вы меня спрашиваете о том, как вы относитесь к его кандидатуре, я имею право высказывать своё мнение ещё о том, какой он человек. Я говорю только с профессиональной точки зрения. Вокалист и артист он потрясающий. Но мы не друзья, я не знала о каких-то его таких проявлениях. Моё личное останется, наверное. 

Евгений Додолев:

Выбор ваш этой патриотической тематики, это результат какого-то мозгового штурма с вашим наставником, или это имеет корни семейные? Почему вы занимаетесь вот этой тематикой, мы все подбираемся к концерту. Во-первых, расскажите о концерте, а потом поговорим про эту тематику в творчестве. 

Валентина Бирюкова:

Вы знаете, это напрямую всё взаимосвязано. И действительно, вы знаете, я не выбирала, я не просчитывал своё амплуа на сцене, тематику. Я, в принципе, всегда жила с детства в этой среде, в среде патриотизма, офицерства, любви к родине, любви к России. Наш папа всегда нас с девочками учил, что мы обязаны любить свою историю, обязаны любить свою страну, и вот так случилось. Я опять же говорю, любой артист, он выбирает себе амплуа, так, буду я поп артистом, таким эпатажным. Я ничего не выбирала, всё сложилось само собой. Соответственно, когда встал вопрос о том, что я должна делать сольный концерт, каждый из артистов в театре обязан каждый год. 

Евгений Додолев:

В театре Александра Градского. 

Валентина Бирюкова:

Да, в театре Александра Градского «Градский холл» каждый из артистов должен, обязан в год сделать один свой сольный концерт. Я пришла к Александру Борисовичу, он сказал: Валя, ты должна выдать концерт. Я говорю: да, он будет обязательно тематический, я хочу его делать, какие бы не были сложности с датой, вы всегда знаете, майские праздники, они очень такие, своеобразные. Несмотря на даты, я буду делать именно ко Дню победы концерт и хочу его назвать «Баллада о матери». Потому что это произведение меня, как артиста породило на сцене и в экране, именно так я назвала свой концерт. И это дань памяти и моей любви к творчеству Андрея Дементьева, который написал эту «Балладу о матери». И тут всё взаимосвязано. Не было никаких просчетов и расчётов. Почему именно такая тематика. Я такой артист, в принципе, все мои песни об этом, все мои песни о Родине, о Боге, о войне. И даже авторский материал, который понемножечку скапливается у меня, он тоже именно такой направленности. 

Евгений Додолев:

Я прямо слышу ваших оппонентов, которые скажут: ну вот Бирюкова, у неё Бог и война, это просто через запятую, вещи сопряженные. Хотя, казалось бы, должно быть наоборот. 

Валентина Бирюкова:

Евгений Юрьевич, вы такие сложные темы задаёте, мне прямо хочется с вами часами разговаривать. 

Евгений Додолев:

Приходите ещё, есть время до вашего... 27 апреля. 

Валентина Бирюкова:

Да.

Евгений Додолев:

Вот по репертуару, кроме заглавной песни, которая дала название всему спектаклю и которая, видимо, будет в финале, я так понимаю. 

Валентина Бирюкова:

Да-да. 

Евгений Додолев:

Что ещё там будет?

Валентина Бирюкова:

В основном это конечно же известные песни о войне. Песни Булата Шалвовича Окуджавы. 

Евгений Додолев:

Какие?

Валентина Бирюкова:

«Десятый наш десантный батальон», не знаю, как правильно её название. Потом я обожаю эту песню «До свидания, мальчики», она, кстати, автобиографична. Булат Шалвович, он служил тоже, по-моему, не помню, какие точно войска были, но не суть. Эта песня была написана о его одноклассниках, которые вместе с ним ушли на фронт, но не вернулись. Вы знаете, он только спустя 13 лет после войны смог вообще писать и говорить об этом. Потом будет пара песен из репертуара Владимира Семёновича Высоцкого. 

Евгений Додолев:

Какие?

Валентина Бирюкова:

Мы споём с моим наставником. 

Евгений Додолев:

С Градским. 

Валентина Бирюкова:

Да. «Балладу о борьбе», «Значит, нужные книги ты в детстве читал», очень уж нравится мне это произведение. 

Евгений Додолев:

Это вы выбрали её?

Валентина Бирюкова:

Да. И конечно же «Сыновья уходят в бой». Потом Пахмутовой, Александры Пахмутовой будут произведения. 

Евгений Додолев:

Как же Градский и без Пахмутовой. 

Валентина Бирюкова:

«Поклонимся великим тем годам». Вы знаете, кстати, Александр Борисович меня похвалил. Он говорит: я никогда не обращал внимания на эту песню. Но после того, как мы исполнили её с Андреем Лефлером, он тоже солист нашего театра, он даже на второй концерт, Александр Борисович вышел и пел её вместе с нами. А у него же ещё такой потрясающий тенор, а там тесситура как раз теноровая, и там она настолько получается яркая. И вот когда выходит, он так иногда из-за кулис выходит на какие-то песни, и я прямо глазами взмолилась, Александр Борисович, я ему посылаю. 

Евгений Додолев:

То есть это экспромт. 

Валентина Бирюкова:

Это был экспромт на втором концерте. 

Евгений Додолев:

Круто. 

Валентина Бирюкова:

Потому что на первом концерте он услышал её, ему это видимо понравилось, потому что он иногда так скептически к каким-то вещам. А на втором концерте он вышел, я смотрю на него, и он стал припев петь вместе с нами. «Всем миром, всем народом, всей землёй поклонимся за тот великий бой». И там такие яркие ноты, именно, я говорю, теноровая тесситура. И это конечно вышибает просто, это настолько берет за душу. Я прямо ему сказала: Александр Борисович, в этом году обязательно. Он так: хорошо, хорошо, посмотрим, как я буду себя чувствовать. И в итоге у нас не было никогда дуэтов с Александром Борисовичем. И я его умоляла, он исполнил со мной «Балладу о борьбе» Высоцкого, и я очень хотела вот этого разговора поколений. Почему я хотела её дуэтом. И в итоге я ещё и заполучила дуэт такой, так скажем, «Поклонимся великим тем годам». 

Евгений Додолев:

Мы что-то сможем сегодня услышать из того, что будет 27 апреля в «Градский холл»? 

Валентина Бирюкова:

Да, возвращаясь к репертуару всего концерта, помимо известных песен, легендарных обязательно прозвучит моя новая песня «Сколько боли».

Евгений Додолев:

Мы сможем услышать ее?

Валентина Бирюкова:

Конечно, мы можем её послушать. 

Евгений Додолев:

Расскажите просто, что это за вещь, прежде, чем. 

Валентина Бирюкова:

В прошлом году состоялась её премьера 9 мая на Поклонной горе. Это написал для меня мой композитор, который пишет для меня материал, Дмитрий Толстов. Вы знаете, я очень трепетно отношусь к материалу о войне, потому что попыток очень много у современников написать эти песни. Но для меня очень важно, как я иногда говорю на таком кухонном, бытовом уровне, чтобы песня приближалась к званию произведения. Для меня это очень важно. Потому что о войне можно писать много стихов, и это всегда очень такая трепетная тема. И для меня очень важно, чтобы произведение было настоящим. Грамотным с точки зрения поэзии, с точки зрения музыки, и конечно же, чтобы оно осталось на годы, чтобы могли петь и через 10 лет, и через 20, и через 30. Чтобы это была настоящая песня. Ещё раз повторяюсь, чтобы оно приближалась к названию произведения. В моём концерте будет несколько авторских песен. Но каждая из этих песен, всего получается, по-моему, три авторских песни. Мне не стыдно их исполнять, мне не стыдно о них говорить, я считаю, что они заслуживают внимания. 

Евгений Додолев:

Чуть-чуть уточнения, что вы называете авторской песней в контексте нашей беседы?

Валентина Бирюкова:

Авторская песня, это написанная для меня современными авторами, так скажем. 

Евгений Додолев:

Хорошо. Сейчас мы слушаем. 

Валентина Бирюкова:

«Сколько боли». 

Евгений Додолев:

«Сколько боли». 

Евгений Додолев:

Валентина, я правильно понимаю, что это третий концерт под этим титулом, что ежегодно вы проводите это мероприятие, которое так и называется. Репертуар ведь меняется или нет, или линейка песен остаётся из года в год одной и той же. 

Валентина Бирюкова:

Да, всё верно, это один концерт, у него одна афиша, одно название, и этот концерт проходит уже в третий раз. Театр наш репертуарный, соответственно, есть... 

Евгений Додолев:

Поясните, что такое репертуарный театр. 

Валентина Бирюкова:

Александр Борисович, например, у нас есть ежегодный концерт «Кинохит» ежегодный концерт, посвящённый памяти Высоцкого, ежегодный концерт «Rolling Stones», сейчас у нашего вошёл в репертуар концерт Вертинского. Мой концерт входит ко Дню победы. То есть каждый год какую-то тематику мы обязаны, это, знаете, как спектакль, вот идёт, например, раз в месяц в МХТ какой-то спектакль. 

Евгений Додолев:

Вы так сказали, обязаны, как будто для вас вообще этот выход на сцену такой тяжёлый, надо отрабатывать, мы обязаны. 

Валентина Бирюкова:

Нет, я это только с точки зрения того, что всё-таки мы работаем, служим в театре, у нас есть и права, и обязанности. Нам естественно платит город и государство зарплату, и с нас что-то спрашивают. В нашу обязанность входит отрабатывать, например, у нас есть 10 рождественских концертов в году, мы обязаны выдать сольный концерт. Я говорю это с любовью, потому что я вообще очень счастлива, что я попала к Александру Борисовичу Градскому, и мы работаем под его началом, под его крылом, в его театре. Это мало кому так повезло, но мы правда счастливчики, понимаете. У нас сразу появился свой творческий дом. Он нам говорит: ребята, любой кипишь, кроме голодовки. Пожалуйста, творите. Он нам не запрещает ничего, он за любые творческие начала, согласен он с ними, не согласен. Например, я главный спорщик в театре. 

Евгений Додолев:

Вы?

Валентина Бирюкова:

Мы всё время спорим с Александром Борисовичем на какие-то идеологические, политические темы, но при всём при этом он со мной не согласен, наверное, процентов на 80, на 90. Но он даёт мне эту свободу говорить то, о чем я хочу, петь то, о чем я хочу. Он говорит: пожалуйста, действуйте. И в этом плане, конечно, мы счастливые люди, мы счастливые артисты. Дай бог ему здоровья, чтобы всё так же у нас сохранилась как можно дольше. 

Евгений Додолев:

Он матерится?

Валентина Бирюкова:

Конечно! Александр Борисович на нём разговаривает. 

Евгений Додолев:

Да, у него эта песня просто, его послушать. А вы, кстати, как человек таких, я понимаю, строгих нравственных понятий, представлений, используете ненормативную лексику?

Валентина Бирюкова:

Нет, я не использую ненормативную лексику. Я действительно достаточно строгих правил, строгих нравов, и это у нас с детства. В 9 мы уже были дома, и мы всегда жили в военных городках. Вы, наверное, представляете, что это такое. Это примерно когда в военном городке есть одна или две школы, где учителя - жёны военных, а школьники - дети военных. То есть вы понимаете, что прогулять, опоздать или, боже сохрани, какую-нибудь плохую оценку скрыть, это было просто невозможно. Потому что все друг друга знали. И конечно же, все знали, что это дочки Сергея Ивановича, к ним подходить нельзя, знакомиться с ними нельзя. Это правда. 

Евгений Додолев:

Это ужасно.

Валентина Бирюкова:

Может быть, это ужасным тогда мне казалось, но на самом деле, сейчас я просто говорю низкий поклон, пребольшое спасибо своим родителям и своему воспитанию. Потому что знаете, как кто-то сказал из мною любимых, по-моему, Шахназаров, он говорил, что человек без идеи - это страшный человек и ему сложнее в жизни. Как-то так он выразился. Мне очень понравилась эта мысль, я на неё обратила внимание. Я действительно понимаю, что очень важно, когда у тебя есть воспитание, режим, идея, для меня это очень важно. 

Евгений Додолев:

А что вы, будучи ребёнком, школьницей, что вы слушали, какую музыку? 

Валентина Бирюкова:

Я скажу вам так, я не помню, что я слушала школьницей. У меня есть какие-то урывки. Например, мама сказала, как только, я ещё даже разговаривать не умела, был мне годик или два, первую песню, которую я напевала на своём детско-китайском языке, это был «Аист на крыше, мир на Земле». Никто не понимал, я жутко злилась и что-то там типа, я что-то это изображала. Я залилась, мне давали какие-то игрушки, конфеты, а я всё отвергала и просила, чтобы пели со мной. А когда на экране запела София Ротару эту песню, я начала вместе с ней петь эту песню, и все поняли, вот о чем речь, оказывается. Потом было для меня большим событием, без преувеличения что-то у меня перевернулось в душе, это когда к нам приехал Иосиф Давыдович Кобзон, к нам, это в Саратов. Я уже была студенткой, мне было лет 16. 

Евгений Додолев:

Студенткой чего?

Валентина Бирюкова:

Тогда я училась в училище искусств на дирижерско-хоровом отделении. И вот нам давали какие-то контрамарки на концерты, на спектакли, в театры. Я попала на концерт Иосифа Давыдовича Кобзона. Я не знаю, по какому поводу он приехал, это не суть. Он пел, вы знаете, 2 часа под рояль, без оркестра, просто он и песня. Я пошла туда, потому что нужно идти, отправили, иди слушай Кобзона. Я плакала, у меня были мурашки по коже, я внимала каждому его слову, и для меня это было действительно потрясением, я никогда не думала, что я буду слушать Кобзона. Потому что я всё равно, как любая молодёжь, тогда уже слушала какую-то попсу. И тогда он произвёл на меня просто неизгладимое впечатление. И вот таких моментов очень много. Также Зыкина, какие-то песни у неё я слушала, пела. А вот так в целом сказать, чтобы я была какой-то меломанкой, к своему стыду, нет. Я очень мало знаю фирменной музыкой, крайне мало, это какие-то совсем такие артистки, как Лара Фабиан, Уитни Хьюстон. Конечно же, я всегда тяготела и сейчас к слову. Для меня очень важно. 

Евгений Додолев:

Текстовая составляющая. 

Валентина Бирюкова:

Это самое главное. 

Евгений Додолев:

Но это куда-то к бардам, мне кажется, они не просто, как это, мы поём хорошие стихи. 

Валентина Бирюкова:

И барды в том числе, конечно. Высоцкий, да кто угодно, из наших вот таких. 

Евгений Додолев:

Это странно услышать от выпускницы «Голоса», потому что я думал, что Градский всегда ставку делают исключительно на мастерство, на октавы. Я с ним дико срусь по поводу того, что я считаю, что драйв важнее, чем вокал. Он просто вот этих вещей не понимает, поэтому от вас это удивительно слушать. 

Валентина Бирюкова:

Евгений Юрьевич, вы знаете, для меня, мне очень приятно, что какие-то вещи, мы с вами общаемся 2 часа, вы выкупаете так быстро, это то, о чем говорила я тоже с Александром Борисовичем Градским. И это то, в чем мне его на какой-то процентик удалось тоже переубедить. 

Евгений Додолев:

Да ладно, это он так просо.

Валентина Бирюкова:

Нет.

Евгений Додолев:

Удалось, да? Мне за все эти десятилетия не удалось, Бирюковой удалось. 

Валентина Бирюкова:

Нет, вы знаете, даже на репетициях во время «Голоса» он всегда сидел и говорил: Бирюкова, нет у тебя трёх октав, но как ты выворачиваешь душу на изнанку. И до сих пор он тоже мне говорит: слушай, неважно, что нет большого голоса. И я каждый раз стараюсь его в этом переубедить. Потому что я считаю, что для русского человека, в первую очередь, это слово, в первую очередь, это смысл. И для меня это тоже очень важно. Но так устроен, такая у нас ментальность, такая у нас генетика. Я считаю, что это самое главное. 

Евгений Додолев:

Я думаю, что это не только для русских, очень много есть людей, которые, и англоязычных я очень много знаю, для которых приоритет как раз именно стихов и именно какой-то экспрессии, то, что хорошим русским словом месседж называется. Когда вот этот есть посыл, он значит гораздо больше, чем просто вот эти ваши октавы. Интересно мне, вы друг другу, я имею в виду артисты театра «Градский холл» друг к другу вы ходите на концерты или нет? 

Валентина Бирюкова:

Обязательно. Я посещаю практически все концерты ребят. Мало того, я являюсь поклонницей некоторых наших артистов. Плюс ко всему, например, в моём концерте у меня будут гости, это тоже... 

Евгений Додолев:

В смысле которые будут выходить вместе с вами. 

Валентина Бирюкова:

Да, либо мы что-то в дуэте споём, либо самостоятельно. Это Саша Воробьёва, моя подруга, коллега, я очень люблю эту артистку. Потом это Сергей Волчков. Он не является солистом театра. 

Евгений Додолев:

Не является, мне казалось.

Валентина Бирюкова:

Нет, Серёже приглашённый солист. Но он был победителем второго сезона у Александра Борисовича Градского. Мы очень близко и по-доброму дружим, это действительно мой друг. Знаете, говорят, в шоу-бизнесе не бывает друзей, но я каждый раз выражаю свою благодарность и признательность Сереже Волчкову, потому что он мне очень много помогает, в принципе, в творчестве. Потом у меня будет приглашена, первый раз будет в концерте принимать участие Ярослава Дегтярёва, это тоже девочка из детского «Голоса». Я абсолютно, она меня сразила, когда я её увидела на экране. Она была ещё такая маленькая, они в этот период очень быстро растут, ей было лет шесть, наверное, а сейчас ей уже 10, то есть сейчас она уже взрослая девочка, как ей кажется. И тоже мне нравится очень её энергия, она настоящая. Я в этом году её пригласила. В прошлом году мы с ней познакомились в Муроме на День семьи любви и верности, мы с ней спели дуэтом впервые, я очень захотела, чтобы она присутствовала на моём концерте. Поэтому мы очень дружим, поддерживаем друг друга, конечно, ходим друг к другу на концерты. И как гости, и как артисты. 

Евгений Додолев:

Вы всегда знаете реакцию публики на ту или иную вещь? То есть вы знаете, что здесь люди заплачут, здесь они как-то будут тронуты. Или каждый раз песни исполняются, как спектакли, немножко с другими нюансами. 

Валентина Бирюкова:

Вы знаете, я не просчитываю, кто как на что будет реагировать, естественно, где-то заплачут, где не заплачут. Единственное, что каждый раз я выхожу на сцену, я много раз уже об этом говорила, когда я пою военные песни, я их не играю, у меня нет никакого предполагаемого спектакля в голове. Я просто выхожу и рассказываю реальную историю. Потому что, я ещё раз повторюсь, у меня ощущение, что в меня вселяется какой-то воин. Я не играю в этих песнях. Как правило, конечно же, люди откликаются на это, и мне очень приятно, что когда после концерта, вернее, это наверное задача моя, когда хотя бы несколько человек мне говорят о том, что, Валя, слушай, мы знали, что это День победы, но только сегодня мы вспомнили, как это было страшно. И как мы благодарны нашим дедам, что мы сегодня живём, мы живы, мы можем видеть небо, солнце. Такие банальные, казалось бы, вещи, но именно после моего концерта они об этом ещё раз вспоминают. И для меня вот это, наверное, есть сверхзадача. И к этому именно я стремлюсь. 

Евгений Додолев:

Предыдущий музыкант, с которым я беседовал, товарищ вашего наставника, Андрей Вадимович Макаревич рассказывал мне про термин «победобесие». Это такой гигантский контраст того, что чувствуете вы и то, что озвучивал он. Мне просто очень любопытно оказаться посередине, посмотреть на ту и другую точку зрения. Потому что мы все сходимся в том, что это великий день, День победы. И замечательно, конечно, что 27 апреля будет посвящен этому дню, ваш концерт. Мы попрощаемся сейчас и послушаем, скажите, что мы под финал послушаем, какую песню. 

Валентина Бирюкова:

Мы услышим песню, она не о войне, это новая вещь, буквально недавно состоялась её премьера в Кремлевском дворце. Она написана специально для меня автором Николаем Коховым, я очень ему благодарна и признательна, что он сумел именно меня прочувствовать и понял, о чем я хочу сказать зрителю. Называется она «Дай нам Бог», я желаю всем людям и ранее упомянутым вами, я просто хочу им сказать, храни их Бог. И благоразумия им, смирения и любви. 

Евгений Додолев:

Спасибо большое. Это была Валентина Бирюкова, и мы говорили о её концерте 27 апреля в «Градском холле». Правильно, я так могу сказать?

Валентина Бирюкова:

Да, все правильно. 

Евгений Додолев:

В театре Александра Градского «Баллада о матери». Спасибо. 

Валентина Бирюкова:

Спасибо вам.

}