Светлана Макарова Педиатр. Заведующая отделом профилактической педиатрии Национального медицинского исследовательского Центра Здоровья Детей. Д.м.н., профессор 08 апреля 2019г.
Первые 1000 дней малыша. Как не упустить самое важное?
С чем связано, что именно первые 1000 дней жизни ребенка с момента зачатия оказывают влияние на всю его дальнейшую жизнь? Какие этапы развития проходит малыш за это время?

Татьяна Буцкая:

Друзья, доброе утро! Я, Татьяна Буцкая, автор и ведущая программы «Выбор родителей», и говорить сегодня будем про первые 1000 дней жизни вашего ребенка. Вы подумали, что это с дня рождения? Нет! Оказывается, все не так просто. Ребенок рождается тогда, когда две клеточки только соединяются друг с другом – именно в этот момент закладывается будущее вашего малыша. И все 9 месяцев, пока женщина ходит беременная, закладывается то, что потом будет практически невозможно изменить. И вот об этом я сегодня буду говорить с моим гостем. Светлана Геннадьевна Макарова – заведующая отделом профилактической педиатрии Научного медицинского исследовательского Центра здоровья детей Минздрава Российской Федерации. Мы сейчас перейдем к Вашему центру, потому что только головное предприятие, которое объединяет всю педиатрию страны, может заниматься такими глобальными вопросами, которые еще сейчас для многих, на самом деле, не так актуальны, как вылечить конкретное ОРЗ у ребенка, как вылечить конкретную аллергию, но все закладывается раньше. Что это за институт?

Светлана Макарова:

Это учреждение образовалось из института педиатрии Академии медицинских наук, который все очень хорошо знают. Он и тогда был головным педиатрическим учреждением, а сейчас Минздрав России, фактически, Правительство России придало статус нашему учреждению как Национальный медицинский исследовательский центр. Это действительно очень высокий статус, и нам доверена вся педиатрия, то есть юридически мы назначены головным ведущим центром. Поэтому это, с одной стороны, большая честь, с другой стороны, очень большая ответственность, потому что мы занимаемся всеми проблемами педиатрии и детской хирургии. Еще только 2 детских центра названы национальными медицинскими исследовательскими центрами – это Кулаковский центр гинекологии, акушерства и перинатологии, но у них своя специализация, и Центр имени Димы Рогачева.

Татьяна Буцкая:

Вы только исследуете или еще и лечите детей?

Светлана Макарова:

Мы – это огромная многопрофильная детская клиника, где получают медицинскую помощь, консультацию, наблюдаются дети с самыми разными заболеваниями. Фактически, нет областей педиатрии и детской хирургии, которые у нас не представлены, поэтому мы очень хорошо организованный клинический центр, где ребенок может получить многопрофильную помощь, в которой многие дети нуждаются.

Профилактической работе в нашем институте придавалось всегда огромное значение, и 3 года назад был образован отдел профилактической педиатрии, который я и возглавляю. Мне нравятся эти 3 года, потому что мы немного переросли возраст первых 1000 дней, то есть мы еще довольно маленькие, но мы продолжаем те исследования, которые велись в центре, мы их консолидировали в своем отделе, и надеюсь, что мы принесем большую пользу. Ведь именно сейчас профилактическому направлению придается очень большое значение, потому что стало ясно, что профилактировать не только легче и приятнее, чем лечить, это еще намного дешевле, поэтому сейчас на государственном уровне поддержана вся эта работа, и мы работаем на самой современной волне.

Татьяна Буцкая:

Тогда вернемся к 1000 дням. Откуда пошла теория первых 1000 дней жизни? Это наша российская теория, или она пришла к нам из других стран?

Светлана Макарова:

Теория 1000 дней изначально возникла, как научная гипотеза, которая нашла очень много подтверждений, и для врачей-специалистов она хорошо знакома. Что это за 1000 дней? 1000 дней мы отсчитываем от момента зачатия ребенка – это 270 дней беременности плюс еще 2 раза по 365, тут четко математика сходится, это еще 2 года жизни ребенка. Стало ясно на основании научных исследований, что именно в этот момент закладывается фундамент здоровья ребенка. Сейчас эта гипотеза вынесена на широкое обсуждение. ЮНИСЕФ стал инициатором этой кампании по поляризации этой гипотезы, потому что не только врачи об этом должны знать, это должны очень хорошо понимать родители, что именно в этот период заложены те возможности в профилактике, которые никогда им больше не предоставятся.

Что происходит в эти 1000 дней? Просто невероятно себе представить! Из одной клетки, которая получилась из двух клеточек (материнской и отцовской), за это время образуется 500 триллионов клеток организма, и каждая клеточка знает, что делать, каждая клеточка на своем месте – это фантастический процесс! Конечно, это очень быстрый процесс роста, невероятно быстрый процесс развития мозга, 70% всего развития мозга приходится на внутриутробный период, и 80% всей познавательной деятельности, познавания мира приходится на первые 2 года жизни. Это кажется невероятным, но это так. Настолько быстро идут познавательные процессы, что в этом периоде формирование нейронных связей, то есть связей между клеточками головного мозга, которые как раз обеспечивают мыслительную деятельность, формируется от 700 до 1000 нейронных связей в секунду. То есть это что-то невероятное, и этого больше никогда в жизни не будет, вот такой это период.

Татьяна Буцкая:

А как сделать так, чтобы не навредить? Потому что когда ты понимаешь, что в одну секунду происходит огромное количество делений клеточек, соединений, и если что-то пойдет не так, то и дальше все будет не так.

Светлана Макарова:

Вы совершенно правы. И вот ЮНИСЕФ в своей кампании буквально так и говорит, что на родителей возлагается ответственность, они ответственны не только за своего ребенка, но и за будущее человечества.

Татьяна Буцкая:

Каждый из нас ответственен за будущее человечества?

Светлана Макарова:

Да.

Татьяна Буцкая:

Папа тоже ответственный?

Светлана Макарова:

Конечно, обязательно и мама, и папа должны понимать, что именно первые 1000 дней дают им возможность повлиять на всю дальнейшую жизнь ребенка и на свою собственную жизнь. Надо понимать, что жизнь твоего ребенка – это и твоя жизнь.

Татьяна Буцкая:

Что можно сделать и что делать ни в коем случае нельзя?

Светлана Макарова:

Тут нужно поговорить обо всем этом временном аспекте, начиная сначала. Только начнем мы не с периода зачатия, а еще до зачатия ребенка, потому что сейчас исследования говорят, что профилактику надо начинать еще до зачатия, поэтому и гинекологи говорят: преконцептуально, преконцепционно мама должна подготовить себя к беременности. В чем эта подготовка может заключаться? Если молодая девушка, женщина занимается своим здоровьем, занимается спортом, ведет активный образ жизни, правильно питается, придает большое значение здоровому питанию, заботится о том, чтобы она была обеспечена микронутриентами, тогда никакой особой подготовки не нужно. Но если женщина особенно не придает значения здоровому образу жизни, то этап планирования ребенка – самое время задуматься о здоровье будущего ребенка и о себе тоже. Потому что если мама входит в беременность с нормальным индексом массы тела, конечно же, пухленькие женщины – это красиво, может быть, и мода на них будет, но с точки зрения здоровья будущего ребенка идеальный индекс массы тела – это лучше, чем избыточная масса тела. Если она входит в беременность с хорошей обеспеченностью витаминами, минеральными веществами, то это не только возможность выносить беременность лучше и сохранить свое здоровье, это уже первые кирпичики в фундамент здоровья малыша.

Татьяна Буцкая:

Мне хочется совсем конкретики, потому что понятия «здоровый образ жизни», «здоровое питание», «здоровый режим» каждый понимает по-своему. Для кого-то здоровый образ жизни – это бегать марафоны. С другой стороны, не всегда женщина, которая бегает марафоны, вообще может забеременеть. Вот где та грань? Есть ли какие-то лайфхаки, 5 полезных советов для женщины, которая собирается стать мамой?

Светлана Макарова:

Даже когда я сказала «занимается спортом», я сама засомневалась в этой формулировке, потому что спорт – это не всегда про здоровье. Физическая активность, физическая активность не меньше часа в день.

Татьяна Буцкая:

Физическая активность на уровне именно физкультуры?

Светлана Макарова:

На уровне физкультуры.

Татьяна Буцкая:

А если женщина поднимает штанги, занимается фитнесом, может ли это каким-то образом сказаться на ее репродуктивной системе?

Светлана Макарова:

Если это не выходит за рамки фитнеса, то нет. А если уже высокие физические нагрузки, которые возникают при занятиях спортом (скажем, в профессиональным спорте, или, как сейчас говорят, спорт высоких достижений), то мы, врачи, признаем, что это не про здоровье. И такие высокие физические нагрузки для женщин действительно могут отрицательно сказаться на репродуктивном здоровье. Хотя это абсолютно не правило, я не хочу тут такой ханжой оказаться.

Татьяна Буцкая:

Хорошо. А что мы скажем будущим папам? Какие особенности у них? Надо ли им фолиевую кислоту обязательно пить?

Светлана Макарова:

Папе необязательно пить фолиевую кислоту, но хорошо, если папа будет тоже хорошо обеспечен и будет пропивать. Знаете, принимать постоянно или непостоянно витаминно-минеральные комплексы – это тоже отдельный вопрос. Дело в том, что если питанию придается важное значение, и родители получают хорошо сбалансированный рацион – с достаточным количеством белка (в том числе и животного белка), с достаточным количеством молочных продуктов (источников кальция), с достаточным количеством овощей, фруктов. Например, в некоторых странах за стол не садятся, пока на столе не будет 3 вида овощей.

Татьяна Буцкая:

Прекрасные страны!

Светлана Макарова:

Я говорю про Нидерланды, у них настолько это традиционно, что просто нельзя начать прием пищи.

Татьяна Буцкая:

Это на завтрак, на обед и на ужин?

Светлана Макарова:

На завтрак, на обед и ужин. Вот у нас нет такой привычки, но мы сейчас работаем над этим. Исследования показывают, что даже если все делается правильно, то все равно витаминов и минеральных веществ может в рационе не хватать. Особенно это касается нашей страны, мы не можем полностью опыт других стран переносить на нашу страну, потому что есть страны, где распространенные продукты витаминизируются. Мука, например, в Соединенных Штатах Америки, в нее добавляются витамины группы B, и люди, поедая даже просто хлебобулочные изделия, улучшают свой статус по витаминам группы B. У нас же…

Татьяна Буцкая:

Йодированная соль?

Светлана Макарова:

Совершенно верно. В некоторых странах невозможно купить не йодированную соль в продовольственном магазине, не йодированная там только для того, чтобы улицы посыпать или для хозяйственных нужд.

Татьяна Буцкая:

То есть это не вредно? Кто-то же пустил слухи, что это вредно – йодированная соль, избыток йода...

Светлана Макарова:

Нет, избытка йода не будет, мы живем в регионе, дефицитном по йоду. Дефицит йода отрицательно сказывается на физическом и умственном развитии детей, поэтому надо употреблять йодированную соль.

Татьяна Буцкая:

И даже беременным, которых ограничивают от приема соли?

Светлана Макарова:

Да, даже беременным. Но в том количестве, в котором необходима соль, увеличивать дозировку не нужно. Но есть соль йодированная, соль с пониженным содержанием натрия, калий и магний добавлены, такая профилактическая соль есть.

Татьяна Буцкая:

А где она продается?

Светлана Макарова:

В аптеках.

Татьяна Буцкая:

А как она называется, профилактическая соль?

Светлана Макарова:

Соль профилактическая с пониженным содержанием натрия и с добавлением калия и магния.

Татьяна Буцкая:

Как интересно, друзья! Обязательно зайдите сегодня в аптеку и купите профилактическую соль. То есть ей можно пользоваться, как обычной солью.

Светлана Макарова:

Только огурцы не солить.

Татьяна Буцкая:

То есть это минус отеки плюс йод, магний и калий – то, что просто необходимо. А как Вы относитесь к поливитаминам во время беременности? Сейчас очень много дискуссий на этот счет, что от поливитаминов слишком вырастает ребенок, потом его тяжело родить, осложнения во время родов, и все это заканчивается не очень хорошо.

Светлана Макарова:

Да, я про эту идею слышала, но исследования это не подтвердили, в том числе и эту идею, что именно при приеме поливитаминов во время беременности чаще встречается крупный плод. Исследования, проведенные и в нашей стране сотрудниками Института питания, показали, что такой связи нет. Один единичный случай или несколько единичных случаев – это одно, а когда набирают группу и начинают сравнивать, то это другое.

Татьяна Буцкая:

Я вечерами живу в соцсетях, и когда читаю посты разных мам, у которых 1, 2, 3, 4 ребенка, и они на основании своих 4-х детей делают выводы, которым могут следовать десятки тысяч, а то и миллионы подписчиков, становится страшно. Поэтому я еще раз хочу обратить внимание на слова уважаемого специалиста о том, что даже если было 2 случая подряд, или трое ваших детей каждый раз болели, когда надевали красную шапку, это не значит, что красная шапка и ОРВИ имеют какую-то взаимосвязь. То есть поливитамины и большой размер плода – это недоказанная корреляция?

Светлана Макарова:

Недоказанная корреляция. Мы, врачи, сейчас переходим в поле доказательной медицины, наверное, уже многие этот термин слышали. Дело в том, что какое-то время назад можно было в научной медицинской литературе прочитать разные исследования типа: детям дали это, и они выросли. То есть никто не посчитал, что дети, в общем-то, растут. Сейчас, чтобы доказать, что это действует и улучшает рост ребенка, надо взять группу сравнения и посмотреть, а как растут дети без этого? Поэтому возникла доказательная медицина, то есть в расчет берутся только те исследования, которые соответствуют этим принципам. Должны быть группы сравнения, в идеале они должны быть рандомизированы. Есть даже специальные методы рандомизации, чтобы это было совершенно случайно. Должны быть группы сравнения, должны быть статистически значимые различия – не просто какие-то, а статистически значимые. Берутся во внимание результаты метаанализов.

Метаанализ – это вообще невероятная вещь, когда анализируются, например, все исследования за прошедшие 10 лет в мире, но каждое исследование изначально анализируется, соответствует оно принципам доказательной медицины или нет. И тогда, когда отбирается группа исследований, которые достойны этого анализа, на основании этого делается вывод. Огромные когортные исследования принимаются во внимание. То есть сейчас даже к медицинским исследованиям очень высокие требования. А вот такие, как Вы сказали, с красной шапочкой – это же совпадение. Чтобы отличить совпадение от взаимосвязи, нужно проделать огромную работу.

Татьяна Буцкая:

Одной такой работой мы с Вами пытаемся заняться, мы пытаемся сделать первый шаг к очень большой работе, то есть к решению большого вопроса, который называется диета кормящей мамы, потому что не только родители, но и врачи – все понимают это словосочетание по-своему. От совершенно полярных мнений, что диета кормящей мамы есть либо ее нет, и внутри еще 150 миллионов вариантов того, что можно есть, что нельзя есть. И пока мы не придем к единому знаменателю, пока мы не поймем, что существуют какие-то продукты, которые доказано влияют на организм ребенка, если мама их съела и покормила ребенка молоком, вот до того момента каждый будет понимать под этим словосочетанием что-то свое. Давайте завершим с подготовкой к беременности. Мне кажется, уже все понятно, просто надо думать о том, что, если вы еще не беременны, и вы репродуктивного возраста, то у вас может быть ребенок, и каждый прожитый день, каждая выкуренная сигарета, каждый выпитый бокал вина, каждая съеденная порция картошки фри, пожаренная в непонятном масле, бессонные ночи, стресс…

Светлана Макарова:

Вы прекрасно все перечислили.

Татьяна Буцкая:

Либо мужчина, который считает: «Но я же не буду носить ребенка», – но в вас зреют те самые клеточки, из которых потом родится ребенок, поэтому вы каждым днем вашей жизни ответственны за ваше будущее поколение и за нашу нацию в целом. Хорошо, забеременели. Во время беременности есть ли еще какие-то лайфхаки для беременных? Надо ли есть за двоих?

Светлана Макарова:

Я ожидала этого вопроса, надо ли есть за двоих. Конечно же, не за двоих, потому что исследования показывают, что не так сильно возрастает потребность во всех макронутриентах и энергии. Согласно нашим рекомендациям, в конце беременности на 15-16% возрастает потребность в энергии. Сейчас европейские педиатры говорят, что даже меньше – всего на 10%, потому что в конце беременности мама снижает физическую активность. Не за двоих, конечно, но есть надо для двоих, потому что потребность в различных веществах возрастает непропорционально, больше возрастает потребность в белке. Важно обязательно получать полноценный белок, то есть белок животного происхождения, здесь около 20 грамм нужно прибавить, но это не так уж и много, это 100 грамм мяса примерно, это не такие уж большие количества.

Татьяна Буцкая:

100 грамм мяса?

Светлана Макарова:

Да, это не так уж много, не надо перегружаться белком. Мало возрастает потребность в углеводах, потому что физическая активность снижается, особенно к концу беременности. И возрастает потребность в кальции, в железе, в фолиевой кислоте. В йоде, кстати, тоже возрастает потребность во время беременности.

Татьяна Буцкая:

Но можно ли тогда просто есть побольше белка и поливитамины?

Светлана Макарова:

Практически так, но и жир тоже надо немножко поднять, и углеводы, но просто это все увеличится непропорционально – всего 10-15%.

Татьяна Буцкая:

Буквально на половинку бутерброда?

Светлана Макарова:

Да, буквально на половинку бутерброда, и немного больше углеводов (булочка).

Татьяна Буцкая:

Хотя цунами XXI века – сахарный диабет, и мне кажется, сейчас у беременных исключают все булочки. Соки еще считаются вредными, хотя мы всегда считали их полезными.

Светлана Макарова:

Соки и булочка – немножко разные вещи. Булочка содержит длинные углеводы, а в сок, особенно если это не свежевыжатый сок, часто добавляется свободный сахар, и с соками сейчас очень много вопросов и у взрослых, и у детей, потому что это источник быстрого сахара, быстрых углеводов.

Татьяна Буцкая:

То есть надо перестать относиться к сокам, как к полезной еде?

Светлана Макарова:

К сожалению, да.

Татьяна Буцкая:

Это касается только тех соков, которые мы покупаем, или свежевыжатых тоже?

Светлана Макарова:

Предпочтение лучше отдать целому фрукту, чтобы там была клетчатка, которая замедляет всасывание. Идет процесс пищеварения, сок не очень физиологичный продукт, много кислот, и свободный сахар сразу дает нагрузку на поджелудочную железу, и делается гликемический скачок.

Татьяна Буцкая:

Запомнили: соль покупаем в аптеке, соки не покупаем. Если вы сейчас беременны, вы едите для двоих, а это всего лишь немножечко мяса и половиночка бутербродика. К вегетарианцам как Вы относитесь?

Светлана Макарова:

У нас в центре подводятся итоги исследования по детям-вегетарианцам. Почему не хочу сказать, что завершено? Я хочу, чтобы это направление обязательно у нас продолжалось, и мы планируем дать рекомендации. Сейчас результаты анализируются, и коротко скажу, что мы немножко расстроены результатами этого исследования, потому что чем младше ребенок, тем более небезразлично вот это вегетарианство для ребенка. И наибольшие опасения вызывает самый ранний возраст – вегетарианство во время беременности и кормления грудью. Это не только у нас. Действительно, это очень стало популярно, и именно поэтому за последние годы огромное количество исследований появилось.

Татьяна Буцкая:

Как итог, что нашли?

Светлана Макарова:

Мы нашли то, чтобы согласиться с Европейским педиатрическим сообществом, которое сформулировало так, что родители обязательно должны быть поставлены в известность, что они ребенка подвергают высоким нутритивным рискам. Мы должны принять вегетарианство как объективную реальность, уважать выбор родителей, но родители должны знать, что это очень высокие нутритивные риски. Написано в документах, что можно организовать вегетарианский рацион ребенку, но требуется саплементация, то есть добавки различных микронутриентов, требуется контроль врача. Если родители очень настроены этим заниматься, то это можно делать только в содружестве с педиатрами. Я приглашаю к нам в центр, мы этим занимаемся, записывайтесь на прием. В первую очередь, я рекомендую матери на время беременности и кормления эти принципы пересмотреть, включить в рацион хотя бы какое-то количество животного белка. А уж если принципы настолько серьезные, то обращаться к специалистам, чтобы полностью были компенсированы вообще все потребности в микронутриентах, это чрезвычайно важно.

Татьяна Буцкая:

Я общаюсь с вегетарианцами, с мамами, которые во время беременности не изменили себе, они говорят: «Мы же пьем витамины, нам всего хватает, а еще мы едим очень много соевого белка».

Светлана Макарова:

Белок – да, я говорю о микронутриентах. Дело в том, что есть макронутриенты, есть микронутриенты. Макронутриенты – это большие нутриенты: белок, жиры и углеводы. Пищевые волокна тоже нужны, как выяснилось, но они к нутриентам не относятся, хотя дают немного энергии. Соевый белок – это речь о белке. Если много, то все незаменимые аминокислоты можно получить, это действительно так. Но есть микронутриенты – это витамины и витаминоподобные вещества, это минеральные вещества и полиненасыщенные жирные кислоты. Их мало, но роль их в организме огромна. И еще более огромна она для детей, которые проходят свои первые 1000 дней – это критически важно.

Татьяна Буцкая:

Вот мамы-то и говорят: «С одной стороны, мы едим сою, а с другой стороны, мы пьем поливитамины – у нас все хорошо, мы все даем».

Светлана Макарова:

Такой нюанс, что состав поливитаминов формируется так, чтобы покрыть потребности при довольно обычном рационе, они не для вегетарианцев.

Татьяна Буцкая:

То есть им надо подбирать отдельно поливитаминные комплексы – это даже не просто поливитаминные комплексы, это как заместительная терапия?

Светлана Макарова:

Есть целенаправленные комплексы. Наиболее критично, это, конечно, витамин B12, который участвует в формировании мозга. И дефицит витамина B12 на ранних стадиях развития ребенка – это необратимые последствия, это снижение IQ в подростковом возрасте.

Татьяна Буцкая:

Возвращаясь к началу программы, вспоминаем, что во время беременности каждую секундочку миллионы клеток делятся, выстраивают связи, и если не хватает витамина B12, то в головном мозге вот эти связи у нас не достраиваются?

Светлана Макарова:

Не достраиваются.

Татьяна Буцкая:

Машина с 3 колесами не едет, ей четвертое надо, и вы потом это четвертое колесо уже никак не наденете, если вы его не дали в тот момент, когда эта машина собиралась. Очень грустно от того, что не все это понимают. И я надеюсь на то, что мы с Вами еще раз вернемся к этому вопросу, потому что мы сейчас очень много поднимаем острых вопросов. Надо говорить каждую неделю, надо брать социальную рекламу, надо вешать на остановках информацию: «Не думаешь о себе – подумай о ребенке!» – и тогда мы что-то сможем сдвинуть. Но я очень надеюсь на то, что мы сегодня сделали первый маленький шаг. У нас остается совсем немного времени, мы должны поговорить о ребенке, когда он родился.

Светлана Макарова:

Способ рождения имеет значение, но дальше колоссальное значение имеет грудное вскармливание. Просто это фактор, который вносит невероятно большой вклад в здоровье ребенка. И за оставшееся время мы не успеем обсудить все аспекты важности грудного молока, но я хочу вспомнить академика Аршавского Илью Аркадьевича – это был совершенно невероятный физиолог, который занимался возрастной физиологией, и мне очень повезло слышать его лекции еще в 80-е годы, когда столько не говорили о грудном вскармливании. Он выходил и говорил: «Поймите, грудное вскармливание – это совершенно особый период в жизни ребенка». Он предлагал выделять после плацентарного питания лактотрофный тип питания, и только потом энтеральный.

Ребенок, рождаясь, не отделяется от матери в смысле питания, остается пуповина в виде грудного молока, потому что грудное молоко – это не только питание, это эмоциональная взаимосвязь с матерью. Грудное молоко содержит огромное количество иммунных факторов, содержит иммунные клетки, содержит интерлейкины (а это вещества, за счет которых иммунные клетки между собой говорят), содержит сами иммунные клетки, бактерии (бифидобактерии) – это что-то невероятное, это живая ткань. И неслучайно он понимал, что это этап, который ребенок обязательно должен пройти. Он не приспособлен к тому, чтобы получать что-то другое, кроме грудного молока. Еще он очень протестовал, когда педиатры говорили: «У ребенка еще незрелая иммунная система, незрелый желудочно-кишечный тракт», – он говорил: «Ребенок зрел для этого периода своей жизни, он созрел для того, чтобы родиться, быть приложенным сразу к груди и далее получать грудное вскармливание».

Татьяна Буцкая:

И тут я сразу вспоминаю вопросы, которые мне очень часто задают: «Скажите, а какая смесь лучше для ребенка? Какая смесь, как грудное молоко?»

Светлана Макарова:

Грудное молоко – это просто космос, в котором мы каждый год открываем новые компоненты. Поэтому я не буду говорить о том, какая смесь лучше. Потому что, по большому счету, это даже не очень плохая замена грудному молоку, это какое-то аварийное действие. Что-то совсем пошло не так, катастрофа, и тогда мы можем дать ребенку смесь.

Это питание для ребенка, но надо понимать, что это только в исключительных случаях, когда никаких возможностей вдруг не возникло кормить ребенка грудью. А на самом деле, любая здоровая женщина, даже после кесарева сечения, может кормить, было бы желание, был бы настрой изначально, поддержка папы, поддержка всей семьи. Поэтому Вы правильно сказали, Татьяна, что нужна очень большая работа. Много на конференциях мы об этом говорим, но срочно надо это выносить, чтобы все это понимали, насколько важно и здоровье матери до беременности, во время беременности, и как невероятно важно для ребенка получать грудное вскармливание.

Татьяна Буцкая:

Какой процент женщин не могут кормить грудью?

Светлана Макарова:

Разные исследования, но это не более 5%.

Татьяна Буцкая:

А не кормят грудью к концу первого месяца сколько?

Светлана Макарова:

Около 60-ти.

Татьяна Буцкая:

Друзья, вот вам ответ! И это настолько часто случается, когда женщина говорит: «Знаете, у меня нет молока». Я хочу каждый раз сказать: «А представь, что у тебя нет магазина, в котором продается заменитель грудного молока – либо ты будешь кормить ребенка грудью, либо он у тебя будет голодный, вообще без еды». Это надо настроить себя.

Светлана Макарова:

Жаль, что мы не успели еще более подробно о грудном вскармливании поговорить, но это, конечно, настрой. Настрой всей семьи должен быть основан на понимании, что значимость грудного молока для ребенка невероятна высока. Это даже независимо от того, что ест мама, это все равно 25% снижения риска ожирения. Даже если она не соблюдает никакой диеты, причем, этот процент зависит от продолжительности грудного вскармливания. Это выше IQ у детей в подростковом возрасте. Самое главное – кормить ребенка грудью!

Татьяна Буцкая:

Я поняла, что мы сегодня из первых 1000 дней поговорили буквально о 270-ти, поэтому у нас еще 2 серии впереди. Нам надо будет поговорить о грудном вскармливании в первом году жизни, во втором году жизни. От себя еще хочу сказать, что наш центр «Выбор родителей» в рамках гранта мэра Москвы провел народный рейтинг родильных домов, и совсем скоро вы уже сможете ознакомиться с его результатами. Будет фильм о том, как правильно выбирать роддома, и особое внимание мы там уделили, конечно же, грудному вскармливанию. Поэтому будут отдельные пункты, где будет видно, в каком роддоме поддержка грудного вскармливания на высоте. Теперь запомнили, что лучше, чем грудное молоко, для ребенка нет просто ничего. Светлана Геннадьевна, огромное Вам спасибо.

Светлана Макарова:

Спасибо, что пригласили. Мне очень нравится участвовать в таких мероприятиях, которые выносят наши знания людям.

Татьяна Буцкая:

До свидания, до следующих встреч!

}