Михаил Войнов Врач-проктолог, флеболог, хирург. Главный врач Клиники на Петровке. К.м.н. 05 апреля 2019г.
Запоры
20% населения страны страдает от запора, а в преклонном возрасте этот процент увеличивается до 50%. Что это такое, какие основные причины развития, симптомы и методы лечения существуют в современной медицине

Тамара Барковская:

Доброе утро, уважаемые зрители слушатели. В эфире «Медиаметрикс», программа «Консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня мы обсуждаем проблему запоров, эта проблематика широко распространена в России, только по официальной статистике более 20% населения страдают от запоров, а в преклонном возрасте эта цифра приближается к 50%. Гость сегодня – врач-проктолог, флеболог, хирург, кандидат медицинских наук Войнов Михаил Андреевич. Многие считают, что запор – это просто плотный кал или редкая дефекация. Давайте поясним, что это такое на самом деле, что считать запором объективно с медицинской точки зрения.

Михаил Войнов:

Здравствуйте, глубокоуважаемые слушатели. Очень часто ко мне приходят пациенты с запором, и еще больше их остается дома, сразу хочу с этого начать. У всех разное мнение на предмет что такое запор. Одни считают, это просто плотный кал, другие – «сегодня у меня нет стула, значит у меня запор и надо что-то делать с этим». На самом деле, это все не так. Давно придумана классификация запоров, по которой устанавливают этот диагноз. Это называется римские критерии. Согласно этим римским критериям, запором считается наличие двух симптомов из тех, о которых я сейчас скажу. Первый симптом – это опорожнение реже, чем три раза в неделю. Второе – это затруднение при опорожнении прямой кишки. Третье – это чувство неполного опорожнения, как будто после туалета у человека что-то там остается. Четвертое – это плотный кал. Пятый пункт – это необходимость ручного пособия для опорожнения кишки, то есть человек помогает себе рукой. Если хотя бы 2 из этих симптомов у пациента есть, притом, что не просто так возникло сегодня, это два месяца все должно быть. Тогда уже мы ставим диагноз запор, и человеку надо помогать.

Тамара Барковская:

Вы сейчас затронули вопрос консистенции кала, связано ли оно с формированием запора или нет?

Михаил Войнов:

Консистенция кала о многом говорит не только пациенту, но и врачу. И создали бристольскую шкалу классификации формы кала. Там 7 градаций консистенции кала: от абсолютно жидкого, то есть это вода без примесей даже, до овечьего кала. Вы себе представляете, как овечки ходят в туалет – это отдельные комки. Вот первая степень — овечий кал, и на ступень ниже – он оформленный, как бы отдельный, но все равно плотный. Это все говорит о наличии запора у человека.

Тамара Барковская:

Сам по себе запор может представлять собой как монопатологию, являться отдельным заболеванием, так и быть проявлением каких-либо других заболеваний. Если мы на этом подробнее остановимся, каковы причины запора, и когда он проявляет себя самостоятельно, когда сочетанно?

Михаил Войнов:

Причин у запора очень много, потому что в большинстве своем, конечно, пациенты считают, что запор – это такое состояние, которое есть у всех, как бы вариант нормы.

Тамара Барковская:

И в обиходе это слово очень часто употребляется.

Михаил Войнов:

Особенно с течением возраста это обычное явление, с этим надо жить и ничего с этим не делать, а если что-то делать, то прийти в аптеку и тебе что-то посоветуют. На самом деле, это совсем не так. Запор может быть как отдельным заболеванием, связанным с нарушением деятельности кишки, то есть это нарушение ее моторики, притом это нарушение моторики тоже может быть разным. Это может быть спастическое нарушение моторики, то есть возникает локальный спазм, это сокращение мышц кишечника, которые не дают ему нормально продвигать эту пищевую массу, которая там содержится. А есть атонический запор, когда кишечник не работает, когда транзит очень медленный, и просто содержимое кишечника не двигается, потому что его ничего не заставляет двигать.

И второй вариант – это запор как симптом, то есть это проявление каких-то заболеваний. Самое серьезное из того, что может быть, это злокачественные опухоли, которые могут вызывать этот запор. Притом очень частая ситуация, что пожилые люди живут с запором, не обращают на него внимания, килограммами кушают таблетки сенны, а потом у них обнаруживается рак толстой кишки. Именно в этом случае запор это как симптом, и к нему надо относиться изначально как к симптому. При исключении всех остальных заболеваний мы уже устанавливаем, что это за болезнь, и лечим уже как болезнь.

Тамара Барковская:

А какие конкретные нарушения в работе прямой кишки могут способствовать формированию запора?

Михаил Войнов:

Это целый блок – причины запора. Мы называем это синдром обструктивной дефекации. Есть какое-то препятствие в выходе кишечного содержимого из прямой кишки. Это препятствие обусловлено патологией тазового дна. Это может быть рак, то есть это выбухание стенки прямой кишки вперед, особенно это распространено у женщин, как последствия родов через естественные родовые пути. То есть это выбухание стенки кишки во влагалище, оно может быть разных степеней, может быть незаметно, а может вообще вываливаться через влагалище стенка кишки, образуется мешок, в этом мешке задерживаются каловые массы, за счет этого нарушается опорожнение кишечника.

Второй немаловажный пункт дисфункции тазового дна – это спазм пуборектальной петли. Это у всех людей в норме, человек идет в туалет, садится, у него раскрывается анальный сфинктер, те мышцы, которые удерживают каловое содержимое в кишке, и происходит акт дефекации. При этом спазме пуборектальной петли, или шире понятие «диссинергия мышц тазового дна», потому что спазм – это только один из видов данной диссинергии. Очень грубо сейчас объясню: человек садится в туалет, тужится, но у него какой-то из элементов сфинктера, мышца не раскрывается, а наоборот, еще сильнее сжимается, за счет этого выход перекрывается, и у человека возникает запор. Получается, что кишечник работает нормально, человек хочет в туалет, он идет в туалет, а у него ничего не происходит, все закрывается – это такое состояние, которое надо лечить.

Нельзя забывать о таких классических проктологических заболеваниях, как геморрой, анальные трещины, свищи прямой кишки. Стоит сказать, что запор служит их базой, на фоне которого развиваются вот эти заболевания, и если они уже есть, то запор усугубляет их течение. Об этом надо знать. Если врач лечит пациента с геморроем или анальной трещиной, то он в первую очередь должен лечить запор, а потом уже эти заболевания. Потому что если мы вылечим геморрой, а не вылечим запор, все возникнет вновь, это будет бессмысленное лечение. Даже в большей степени это касается лечения анальной трещины, которая в 90% случаев вызвана именно симптомами запора.

Если мы вылечим геморрой, а не вылечим запор, все возникнет вновь, это будет бессмысленное лечение.

Тамара Барковская:

Есть ли официальная статистика или, может быть, Ваши клинические наблюдения, которые говорят в большей степени о гендерной приверженности относительно того, у кого чаще встречается запор: у мужчин или женщин?

Михаил Войнов:

Тут многое зависит от возраста. В молодом возрасте чаще страдают запором женщины. Это и по опыту, и по статистике, к сожалению, конкретных цифр привести не могу, но это так. В пожилом возрасте данная разница стирается, потому что в пожилом возрасте причины у запора другие, уже это атония кишки в большинстве случаев или заболевания кишки, которые с одинаковой вероятностью развиваются как мужчин, так и у женщин. В молодом возрасте женщины страдают, потому что они более эмоционально лабильны, у них другое строение тазового дна, беременность, роды накладывают свой отпечаток на развитие запора.

Тамара Барковская:

А запор может являться симптомом такого грозного заболевания, как рак толстой кишки? При какой симптоматике любому человеку необходимо особым образом обратить внимание на такие симптомы? Давайте о них поговорим. Есть какие-то маркеры, которые могут для человека быть сигналом серьезности и важности всего происходящего, чтобы он не тянул и шел к врачу?

Михаил Войнов:

Это большая объемная тема, сразу хочу сказать, что рак толстой кишки помолодел, первый самый ранний рак был обнаружен в 18 лет, притом это в России. Он может развиться в любом возрасте, это не болезнь пожилых бабушек и дедушек, а реальная проблема, которая может быть у всех. Он развивается от многих причин, но одна из причин – это нарушение питания. Европейский тип питания – это большое количество белка и малое количество клетчатки. Все это располагает как к развитию запора, так и к развитию рака кишки. У рака кишки 2 основных симптома – это выделение крови и отсутствие стула. Это те симптомы запора, о которых я сказал в начале передачи.

Оговорюсь, что рак не болит, как многие думают. Рак не болит, он болит только тогда, когда он уже огромный, уже воспалился и пророс куда-нибудь, или это опухоль с распадом, тогда он начинает болеть. Как правило, человеку очень трудно помочь в этой ситуации, это уже прогрессирующая стадия. А надо помогать человеку, и надо идти к врачу тогда, когда возникла симптоматика запора, не просто так самому лечиться.

На что стоит обратить внимание? Симптомы нарастают постепенно, и чрезвычайно сложно отличить симптоматику запора как отдельного заболевания, симптоматику запора как симптомы рака кишки. Именно поэтому я настоятельно рекомендую всем пациентам, которые приходят ко мне с данными проблемами, выполнять колоноскопию. Колоноскопия на данном этапе развития медицины – это безопасная, эффективная и безболезненная процедура. Да, я знаю, многие ее боятся, потому что было больно по рассказам родственников, знакомых. Нет, это не так. Если делает профессионал, если делает хороший эндоскопист, с хорошей школой, это не больно. Я и родственников своих отправлял, и пациентов, им не больно, и никакого наркоза для этого не надо, потому что риск смерти от наркоза превышает риск каких-то болевых ощущений или смерти от колоноскопии. Буквально вчера я принимал пациентку и все это ей объяснял. Многие хотят заснуть, проснуться, и все у них хорошо, но можно просто не проснуться.

Тамара Барковская:

Ох, Вы прямо запугали всех. На самом деле, сейчас и наркоз достаточно профессионально делают.

Михаил Войнов:

Он эффективен, но просто наркоз при операциях хорош.

Тамара Барковская:

Смысл в том, что не надо бояться делать колоноскопию в обычном состоянии сознания.

Михаил Войнов:

Плюс ко всему про выделение крови хотел сказать при раке толстой кишки. Это не значит, что будет литься ручьем эта кровь, в каких-то диких количествах. Кровь может выделяться в минимальных количествах, неразличимых глазу. Как можно понять, что там кровь? Есть тест на скрытую кровь в кале. То есть это специальная экспресс-диагностика, скрининговое исследование.

Тамара Барковская:

Очень важно сейчас подчеркнуть, что визуально человек может не увидеть это во время акта дефекации.

Михаил Войнов:

Да, она может быть в таких минимальных количествах, которые невозможно увидеть. Поэтому есть специальные исследования. Вы приносите кал в лабораторию, там определяют эту скрытую кровь. Это является подтверждением того, что какая-то проблема есть, что-то выделяет кровь, это не обязательно рак, это может быть полип в кишке. Это не значит смертный приговор. Надо просто проводить адекватную диагностику. Я хочу еще раз сказать, что есть экспресс тест-системы, которые даже дома можно сделать.

Про лечение сразу кратенько. Рак толстой кишки с успехом лечится. В чем его преимущество перед остальными раками, что он очень поздно метастазирует, опухоль должна достичь достаточно больших размеров, чтобы дать отдаленные метастазы, которые у нас основные препятствия к радикальному лечению рака. Рак толстой кишки, как правило, всегда удается радикально вылечить, убрать пораженный участок, может быть даже без наложения стомы, первично сразу соединить концы этой кишки, и человек заживет обычной жизнью. Поэтому чем раньше диагностируем, тем в большей степени мы сможем помочь пациенту.

Рак толстой кишки, как правило, всегда удается радикально вылечить, убрать пораженный участок, может быть даже без наложения стомы.

Тамара Барковская:

Коль мы такую серьезную тему затронули, как рак толстой кишки, и затронули одну из причин формирования рака – это нарушения в питании, то какие еще причины могут способствовать появлению рака толстой кишки? На что стоит обратить внимание, на что можно влиять, и какие причины, которые мы не вольны регулировать самостоятельно?

Михаил Войнов:

Существует несколько теорий развития рака, и каждая из них правомочнах. Это химические факторы, которые вызывают мутацию в этих клетках, это физические, то есть какое-то излучение, это биологические, то есть некоторые вирусы могут вызывать рак, но это к кишке не относится, для кишки это не доказано, и наследственные факторы. Про наследственные факторы я хотел бы поговорить, потому что существует ряд синдромов, которые передаются по наследству, которые связаны с раком толстой кишки. Поэтому если у ваших родственников есть рак, или они умерли, у них были диагностированы опухолевые поражение толстой кишки, желудочно-кишечного тракта, то стоит сделать колоноскопию, особенно если это несколько человек, и особенно если у вас есть какие-то проблемы с запором, или есть какие-то подозрения на выделение крови из кишки, то надо сделать колоноскопию и прийти к врачу проконсультироваться по этому поводу. Опять же, есть онкомаркеры, которые субъективно могут сказать о том, что какие-то проблемы есть, и надо что-то дальше делать. Есть генетические обследования, которые выявляют вот этот поломанный ген, который служит предрасполагающим фактором к этой опухоли. Стоит тоже еще один момент отразить, что удаление желчного пузыря, холецистэктомия, это очень распространенная операция, буквально на каждом шагу делается, но она повышает риск рака толстой кишки.

Тамара Барковская:

А какой здесь механизм?

Михаил Войнов:

За счет того, что желчь не концентрируется в желчном пузыре, она идет интактно, и желчь постоянно выбрасывается в просвет кишечника. Это опосредованным образом влияет на мутацию клеток в толстой кишке. Это не значит, что не надо удалять желчные пузыри, потому что холецистэктомия – это золотой стандарт лечения желчнокаменной болезни. Надо просто тщательнее следить за собой и с большей периодичностью выполнять колоноскопию. В Европе, во всех развитых странах рекомендуют после 45 лет раз в 3-5 лет выполнять колоноскопию.

Тамара Барковская:

А у нас?

Михаил Войнов:

У нас тоже рекомендуют. У нас даже чаще, потому что экологическая обстановка хуже, но не каждый пациент это будет делать.

Тамара Барковская:

После 30 лет имеет смысл раз в год профилактически делать колоноскопию?

Михаил Войнов:

Если показаний нет...

Тамара Барковская:

Если существует определенная симптоматика, то профилактически рекомендовано с периодичностью...?

Михаил Войнов:

Да, если есть наследственная предрасположенность, если есть проблемы со стулом...

Тамара Барковская:

Погрешности постоянные в питании, или это косвенно?

Михаил Войнов:

У всех есть погрешности в питании, всем не переделаешь колоноскопию, потому что доказано, что до 45 лет профилактическая колоноскопия бессмысленна, потому что ни заболеваемость, ни выявляемость рака, ни выживаемость таких пациентов не изменяется. Смысла тратить деньги как общественного здравоохранения, так и лично пациентов нет.

Тамара Барковская:

То есть уже после 40 лет?

Михаил Войнов:

После 45 лет, и статистически достоверно доказано, что профилактическая колоноскопия улучшает выявляемость рака, улучшает выживаемость этих пациентов, и тратить деньги на нее имеет смысл. Кстати, один такой знаменательный факт из нашей истории: у членов политбюро в Советском Союзе ежегодно проходило профилактическое обследование, и вот для таких ценных членов общества каждый год выполнялась колоноскопия, даже тогда, это 70-80-е годы, поняли, что имеет смысл делать. Не всем, конечно, потому что колоноскопов было очень мало в стране. Сейчас колоноскопы есть везде, поэтому надо делать.

Профилактическая колоноскопия улучшает выявляемость рака, улучшает выживаемость этих пациентов, и тратить деньги на нее имеет смысл.

Тамара Барковская:

Помимо колоноскопии, какой еще минимальный объем обследования необходимо производить для того, чтобы, во-первых, предотвращать грозные онкологические заболевания, и, во-вторых, избегать каких-то воспалительных заболеваний и тех же нарушений функции работы кишечника? Что необходимо делать человеку? Если профилактически и если при наличии уже симптоматики как будет меняться этот объем обследований?

Михаил Войнов:

Если ничего нет, если человек чувствует себя здоровым, если у него все хорошо, профилактически стоит сдавать после определенной возрастной границы, допустим, после 30 лет, кровь на онкомаркеры и кал на скрытую кровь. Этого достаточно. Не надо сразу бабашить колоноскопию, если у вас нет симптомов. После 45 лет надо делать уже колоноскопию профилактически раз в 3-5 лет.

Если есть хоть какая-то симптоматика, если возникли симптомы запора, надо сделать колоноскопию, потому что может быть миллиард причин этого запора, надо сдать опять же кровь на онкомаркеры и кал на скрытую кровь. Это всегда имеет смысл. И если у вас есть проблемы со стулом, если есть проблемы с задним проходом, даже если вы ничего не чувствуете, надо пойти к врачу-проктологу, потому что это может быть проявлением других заболеваний, о которых вы даже не догадываетесь, неспецифические воспалительные заболевания кишки, свищи прямой кишки. В интернете консультирую, мне пациент написал, что у него прыщик вскочил рядом с задним проходом, он открывается, из него гной чуть-чуть выделяется, он закрывается, он его мажет зеленкой — что это такое? А это наружное свищевое отверстие, свищ кишки, и судя по расположению (пациента я не видел, видел только фотографию), это довольно глубокий свищ, который надо лечить, может быть, многоэтапно. Поэтому это серьезные проблемы, это не просто так прыщик. Поэтому лучше всегда сходить к врачу, чтобы не ждать негативных последствий.

Тамара Барковская:

Мы плавно переходим к лечению запоров. Каково оно?

Михаил Войнов:

У лечения запора есть много компонентов, оно должно быть многокомпонентным и зависеть от конкретной ситуации у пациента. Нет какой-то универсальной таблетки или универсального средства, которое подходит всем, и которое дал пациенту, и у него все прошло. Такого не бывает и не будет никогда. Может только одно единственное лечение – отрезать толстую кишку, вывести стому, и не будет запора, потому что ему негде развиваться, потому что толстой кишки нет, но это не выход, так никто не делает.

Первое, с чего надо начинать лечение, это изменение образа жизни. Потому что запор развивается в первую очередь от наших привычек. Активность толстой кишки повышает физическая активность. Поэтому надо больше двигаться, надо заставлять себя больше двигаться, но это не значит, что на курс назначен месяц физической активности, вы месяц попрыгали, побегали — все, запор прошел, можно зажить нормальной жизнью. Это не так, надо менять на всю жизнь свои привычки, свою норму физической активности. Если вы чувствуете, что невозможно поменять что-то, заведите собаку. Это очень хороший способ, я по себе знаю. Повышает физическую активность на два часа в день точно. Даже если вы не хотите, вас будут заставлять выходить на улицу и гулять. А это полезно как для здоровья, так и для деятельности вашей толстой кишки.

Тамара Барковская:

Не ручную собаку.

Михаил Войнов:

Не ручную, нормальную, хорошую собаку. Запишитесь в фитнес-клуб, заведите друзей, есть много групп, которые вместе бегают по утрам — отлично. Это все поможет. Второй момент – это наше питание, и прежде чем говорить о том, как мы кушаем, надо сказать, как мы пьем. Я прекрасно понимаю, что это сфера гастроэнтерологов, больше они в этом понимают, чем я, потому что я хирург, но ко мне приходят такие пациенты, я им даю рекомендации, они эффективны.

Тамара Барковская:

Одно без другого никуда.

Михаил Войнов:

Никуда. Это все взаимосвязано, надо лечить человека в первую очередь, а не его заболевание. Что мы говорим об употреблении жидкости? Не менее 2-х литров жидкости в день, если у вас есть симптомы запора.

Тамара Барковская:

Воды?

Михаил Войнов:

Любой жидкости.

Тамара Барковская:

Именно акцент делают на воду.

Михаил Войнов:

Они не могут, и они приходят ко мне и говорят: «Не могу я в себя влить эти два литра жидкости». Что хотите пейте — чай, кофе, морсы...

Тамара Барковская:

Если они начнут пить сладкие соки, газировки и будут думать, что это жидкость?

Михаил Войнов:

Нет, для лечения запора это жидкость, другое дело, что она вредна для других показателей, у них разовьется сахарный диабет через несколько лет. Поэтому надо полезные жидкости пить. При запоре не рекомендуют крепкий кофе и чай. Заварите зеленый чай некрепкий. Свежевыжатые соки, не надо пить из магазина вот эти в банке, они вредны, потому что в них добавляют сахар, не надо их вообще пить никому никогда. Любые минеральные воды. Существуют минеральные воды с магнием, и они действительно помогают в опорожнении кишки. Даже я рекомендую пациентам после операции употреблять такие воды, так как они стимулируют перистальтику, они улучшают опорожнение кишки, что необходимо после оперативного лечения.

Существуют минеральные воды с магнием, и они действительно помогают в опорожнении кишки.

Теперь про диету. Основа диеты при лечении запора – это изменение питания, притом радикальное и на всю оставшуюся жизнь. Какое изменение? Это добавление в рацион пищевой клетчатки в любом виде, это могут быть семена подорожника, это могут быть пищевые отруби, вы можете купить отруби в аптеке, в любом супермаркете, они есть везде. Овощи, они содержат клетчатку именно в кожуре, в оболочках семян, все это надо добавлять в пищу обязательно.

В чем вообще смысл клетчатки, пищевых отрубей? Эта структура берет на себя влагу, она не разлагается нашими ферментами, не всасывается в организм, она только работает в просвете кишечника, поэтому ее можно применять всю жизнь и можно применять беременным, кормящим, на любом сроке, никаких абсолютно противопоказаний нет. Она системно не действует, она берет на себя воду и размягчает каловые массы, что способствует усилению перистальтики, улучшению опорожнения прямой кишки.

Почему такая проблема вообще возникла? Я задумался об этом: почему у нас в рационе нет клетчатки? Потому что вся деятельность пищевой промышленности в 20 веке была направлена на избавление продуктов от вот этих шлаков. Очищали семена риса, очищали хлеб, без отрубей, чтобы мука была высшего сорта и белая. Очищали другие продукты, потому что считали, что они не нужны.

Тамара Барковская:

Парадоксально все полезное убрали.

Михаил Войнов:

Да, все полезное убрали. Остались только в чистом виде вот эти питательные вещества. Это справедливое, может быть, суждение было для того времени, потому что оставляли те вещества, которые у нас всасываются, из которых строится наш организм. Повышали калорийность и питательность, но забыли о том, что надо работать кишке. Кишка без наполнителя не работает. Если из нее все всосалось, нечему двигаться. Поэтому надо покупать хорошие продукты, надо покупать природную пищу, необработанную желательно, цельнозерновую муку, необработанный рис, гречка вообще замечательный продукт, она уже изначально есть со всякими пищевыми волокнами.

Тамара Барковская:

По поводу грубой клетчатки, если есть проблема с гастроэнтерологической стороны, то лучше консультироваться со своим лечащим врачом, чтобы тоже не навредить. Мы сейчас говорим исключительно о решении проблем запора. Теперь перейдем к препаратам. Какие группы бывают, какие препараты чем полезны, чем вредны? Как в этом многообразии разобраться?

Михаил Войнов:

Существует 3 основные группы слабительных препаратов, которые наиболее распространены, и существуют еще препараты для лечения запора из других групп, но они настолько специфичны, и должны назначаться всегда именно профессиональными гастроэнтерологами, и у них очень много противопоказаний, поэтому я их оставлю за рамками своего обсуждения.

Какие 3 основные группы слабительных препаратов? Первая группа – это объемообразующее слабительное, это концентрированные пищевые волокна. Это те препараты, которые содержат семена льна, шелуху подорожника, какие-то другие вещества, которые являются отрубями, пищевыми волокнами. Они берут на себя воду, которая содержится в кишке, размягчают кал и способствуют лучшему опорожнению кишки. У них есть маленький недостаток – повышенное газообразование как индивидуальная реакция на этот препарат. В этом случае препарат заменяют на другой. На упаковке все написано, как правило, разводят в воде, получается такая масса, и массу эту выпивают, запивают еще стаканчиком воды сверху. Все это работает в просвете кишки. Эти препараты можно применять всю жизнь, они практически не имеют побочных эффектов, помимо тех, о которых я сказал. Их можно принимать, принимать и принимать.

Вторая группа – это осмотические слабительные, которые тоже действуют в просвете кишки, но за счет того, что их высокая молекулярная масса притягивает воду. Это тоже известные слабительные, они тоже имеют мало побочных эффектов, их можно применять длительное время, они также примерно хороши, как объемообразующие.

Третья группа препаратов – это стимулирующие слабительные, это всеми любимая сенна, это наиболее распространенные препараты при самолечении, потому что в аптеках их рекомендуют фармацевты очень часто. Бабушке наши очень любят сенну, но эти препараты не так хороши, как могли бы быть. Во-первых, их применять можно только симптоматически и только кратковременный период. Почему? Потому что при их частом применении кишка атрофируется полностью, и необходимо все время повышать их дозировку, чтобы они оказывали действие. Какой смысл у стимулирующих слабительных? Они действуют на клетки стенки кишки, заставляют их выделять воду в просвет и за счет этого размягчают кал. У них очень быстрое действие, то есть человек накапал, сходил через некоторое время, очень быстро. Самый жесткий механизм действия, и они всасываются, повторюсь, их ни в коем случае нельзя применять долгое время, хотя все наши дамы при самолечении применяют сенну годами, то есть в конце они уже едят горстями эти таблетки, они не действуют и вызывают поражение нервных ганглиев, я говорю именно про препараты сенны. Она задерживается в нейронах кишки, там есть свои нервные клетки, которые управляют вот этой автономной моторикой.

Тамара Барковская:

Нервных узлов, кто не знает ганглиев.

Михаил Войнов:

Да, именно в нервных узлах, она их поражает, моторика замедляется, это усугубляет течение запора, ни в коем случае нельзя так делать. Обратите внимание, что есть БАДы с препаратами сенны, эти БАДы нельзя применять.

Тамара Барковская:

Состав читать надо.

Михаил Войнов:

Читайте состав, потому что есть БАДы и лекарственные средства с похожими наименованиями. Есть осмотическое слабительное с одним названием и есть БАД нашей очень известной фирмы, просто там окончание другое. И этот БАД сенна, а осмотическое слабительное хорошее. Часто путают, там хорошие жевательные таблеточки, выпил, у тебя все прошло, всем рекомендуют, соседке относят, а потом перестает работать через какое-то время. Приходится все время повышать дозировку этих таблеток. Поэтому стимулирующее слабительное с осторожностью надо применять, самому вообще нельзя это применять и сразу идти к врачу. Потому что если у пациента рак толстой кишки, и он применяет стимулирующее слабительное, и если у него это прогрессирование, может возникнуть острая кишечная непроходимость на этом фоне, потому что все это замкнется, он перестанет вообще ходить в туалет, потребуется экстренная операции. В моей практике такие случаи были, и этого нельзя допускать ни в коем случае.

Если у пациента рак толстой кишки, и он применяет стимулирующее слабительное, может возникнуть острая кишечная непроходимость на этом фоне, потому что все это замкнется, он перестанет вообще ходить в туалет, потребуется экстренная операции.

Я забыл про первые две группы препаратов, которые хорошие. У них эффект развивается через несколько дней. Это не капли, которые вы накапали, у вас сразу случился стул. Надо чуть подождать, когда препарат дойдет, когда кал размягчится, и тогда все будет хорошо. Такие тонкости должен говорить лечащий врач. Все зависит от той дозировки, которая подходит пациенту. Пациенты у меня всегда под наблюдением, они или мне звонят, либо приходят ко мне, и мы индивидуально с ними корректируем эту дозу. Какие-то осложнения возникают, какие-то побочные эффекты – всегда препараты можно поменять, можно повысить, понизить дозу, индивидуально подбирать, поэтому это тонкая работа, и как самостоятельно это делать, я не представляю, поэтому надо идти к врачу.

Тамара Барковская:

Насколько мне известно, одной из сфер Вашего научного интереса является проблема запора. В каких направлениях Вы непосредственно работаете в этом вопросе?

Михаил Войнов:

Это действительно так, теме запора косвенно была посвящена моя диссертация, и я пристально занимался теми пациентами, которые страдают обструктивной дефекацией, то есть проблемами с прямой кишкой, о чем я раньше говорил. В первую очередь, это спазм пуборектальной петли, диссинергии мышц тазового дна. Таким пациентам действительно можно помочь, и мы в институте колопроктологии переняли методику, которая существует долгое время уже за границей и с успехом сейчас применяется. Это метод биологической обратной связи. Этот метод используется широко во всех сферах деятельности, это физиология, то есть суть его в чем? Скажу на примере заднего прохода прямой кишки. В задний проход вставляется специальный датчик, который меряет там давление, то есть человек с диссинергией мышц тазового дна тужится, у него давление там повышается, хотя в норме должно понижаться, а перед пациентом стоит экран, и на этом экране линия или дельфинчик, пациент тужится – дельфинчик плывет вверх в аквариуме, а должен плыть вниз. Задается специальная программа пациенту, чтобы дельфинчик при натуживании плыл вниз, он его заставляет мышцами плыть вниз, потому что эти мышцы управляются, они поперечно-полосатые. Это лечение действительно эффективно. Правда, может потребоваться не один курс для улучшения, но оно реально помогает.

Тамара Барковская:

А есть ли еще какие-то методы помимо этого, чтобы без оперативного вмешательства, без лекарства избавиться от проблемы запоров? Это только за счет корректировки образа жизни или еще что-то может быть?

Михаил Войнов:

Помимо биологической обратной связи, есть еще стимуляция электрической моторики кишечника, такой физиотерапевтический метод. Он достаточно эффективен, стимулирует моторику кишечника, он хорош при атоническом запоре, когда моторики нет, если при спастическом запоре стимулировать – еще больший спазм возникнет, еще больше все замкнется и вообще ничего не станет работать. Именно поэтому его должен назначить лечащий врач, потому что если пойти в аптеку, купить, вам дадут эту штучку, вы начнете ее применять, и не факт, что у вас заработает, может стать еще хуже. Поэтому это только после диагностики и установления точного диагноза. А потом уже дома, после прохождения курса, под наблюдением врача, можно продолжить этот курс, если он действительно помогает.

Тамара Барковская:

В финале нашей сегодняшней программы буквально пару слов о том, как быть беременным при проблеме запора, что можно из препаратов применять, чтобы не навредить себе и ребенку? И общее резюме по нашей сегодняшней теме, по профилактике, по тому, как себя вести, чтобы не допустить серьезных осложнений.

Михаил Войнов:

У беременных высока вероятность развития запора, она выше, чем в общей популяции, потому что, во-первых, прогестерон, который вырабатывается во время беременности, который служит гарантией роста плода, вызывает сам по себе запор. И второй момент – замедление перистальтики, это увеличивающаяся матка вызывает симптомы запора. Диета, о которой мы говорили, это водный режим, физические нагрузки, которые должны быть у беременной, и четвертое – если уж вы применяете слабительное, то ни в коем случае нельзя применять стимулирующие слабительные, которые оказывают негативное воздействие на плод и на мать. То же самое относится и к лактации, то есть осмотические и объемообразующие слабительные можно применять, но обязательно под наблюдением врача.

И что хотелось сказать в заключении: запор – это не банальное заболевание, и не надо к нему относиться, как к чему-то нормальному, это не нормально. Это можно лечить и, как правило, всем пациентам можно помочь, и все пациенты вылечиваются от запора при соблюдении рекомендаций, так что если у вас возникли симптомы запора, если они у вас уже есть – идите к врачу.

Тамара Барковская:

Благодарю вас, Михаил Андреевич, за сегодняшний эфир. Уважаемые зрители и слушатели, спасибо вам за внимание. До встречи в эфире.

}