Михаил Симонов Президент Фестиваля «Серебряный Меркурий», вице-президент АКАР и РАМУ 27 мая 2016г.
Забудьте о big data!
О маркетинге в эпоху post-digital

Елизавета Каширина

- Доброе утро, дорогие друзья! С вами радио «МедиаМетрикс», программа «Инсайдеры» и я, её ведущая Елизавета Каширина. Сегодня хотим поговорить про маркетинг в эпоху «post digital». Интернет вещей меняет отношение к предметам. 119 приложений, которые в среднем загружают владельцы айфонов, дают бесконечный калейдоскоп выбора. Хорошо для пользователя – головная боль для рекламиста. Исход мира в эпоху «post digital» добавляет работы всем. О трендах в маркетинге, фестивале «Серебряный Меркурий» мы поговорим с замечательным гостем Михаилом Симоновым, президентом фестиваля «Серебряный Меркурий» и вице-президентом АКАР и РАМУ. Миша, привет!

Михаил Симонов

- Привет!

Елизавета Каширина

- Пока наша индустрия заботится о цифровых носителях, цифровых бюджетах и цифровой стратегии, сладкие образы героинь телеэкрана сменяют персональный опыт каждого из нас. Мы должны модернизировать и реструктуризировать способы подачи рекламы, исходя из того, что интернет есть сущность бытия, а большинство СМИ цифровые, где новый персональный опыт заложен уже практически в соединительные ткани человека.

Михаил Симонов

- Так, Лиза, ты такие сложные фразы говоришь.

Елизавета Каширина

- А я уже закончила, со сложностями всё. Мне нужно было вступление, я вступила.

Михаил Симонов

- Вот так сложно вы разговаривали с Денисом Тереховым, когда я слушал.

Елизавета Каширина

- У него был очень серьёзный вид. Он слушал. Я думаю: «Господи, не похож Терехов на себя».

Михаил Симонов

- Со мною вы попроще.

Елизавета Каширина

- Хорошо. Денис, привет тебе.

Михаил Симонов

- Денис, привет!

Елизавета Каширина

- Хорошо. Ожидание кризиса пугает больше кризис. О снижении расходов на маркетинг и рекламу крупных клиентов, правда или не правда, хотелось бы поговорить.

Михаил Симонов

- И правда, и неправда. С одной стороны, понятно, что рекламный бизнес – это сервисный по отношению к правомышленному. Естественно, если обороты компании и производителя падают, они продают меньше товара, то они меньше их рекламируют. С другой стороны, реклама – это такая штука, которая очень связана с психологией. И если компания и производители предполагают, что будет кризис, что будет меньше продаваться, то они начинают придерживать рекламные бюджеты с тем, чтобы потом вдруг не стало плохо.

Елизавета Каширина

- Так потом может не наступить. Это же плохо, оно перманентно, долго...

Михаил Симонов

- Примерно это и произошло у нас на глазах, когда кризис начался, это где-то 2014 год. Все перепугались и начали придерживать бюджет 2015 года. Придерживали первый квартал, второй, третий. А в четвертом квартале 2015 года увидели, что, в общем, ничего страшного не происходит.

Елизавета Каширина

- То есть все планы продаж не были выполнены в 2015 году?

Михаил Симонов

- Нет, выполнялись. Какие-то выполнялись. Естественно, платежеспособность спроса упала, но по многим направлениям такого дикого падения не произошло. И поэтому в четвертом квартале 2015 года и в первом 2016 года реально произошёл рост рекламных расходов на 19%.

Елизавета Каширина

- Все подуспоколись, решили, что можно планировать 2016 год.

Михаил Симонов

- А теперь, оказывается, стали смотреть реально на объёмы продаж, а объёмы продаж всё равно опускаются. Денег у населения нет. Я сейчас ехал сюда, слушал радио, и рассказывали о том, что 73%, по-моему, населения страны резко сократило свои расходы, включая расходы на питание даже. Поэтому понятно, что всё равно дальше будет происходить сокращение бюджетов. Это неизбежно. Соответственно, в ситуации сокращения бюджета в целом внутри рекламного бюджета будет происходить перераспределение. Клиент захочет те денежки, меньшие, которые у него остаются на рекламу, использовать более эффективно. А что такое для него более эффективно? Давайте мы подумаем: рекламные ролики, имиджи дают нам эффект?

Елизавета Каширина

- Хороший вопрос.

Михаил Симонов

- Или поставить девочек около торговых полок в магазине, в которых хватают покупатели за фалду и говорят: «Слушай, купи, попробуй. А если два раза купишь, вот тебе некая мерчендайзенговая шняга, магнитик на холодильник». И человек покупает два пакетика, три пакетика.

Елизавета Каширина

- Продуктовый или ритейл. Ты говоришь сейчас про продукты и про ритейл. А что делать вещам? Я две недели назад общалась с Оскаром Хартманном, он говорит: «У меня всё хорошо с «KupiVIP»», притом, что расходы падают. Покупка вещей – это бессознательная покупка «хочу», «я хочу эту вещь». И ничего страшного не произошло, нет спада продаж у «KupiVIP», и для меня это было вообще удивительно. Притом в социальных группах, в которых я состою, девочки что-то друг другу перепродают, рынок перепродажи вещей сейчас гораздо больше, но при этом у «KupiVIP» всё хорошо. Откуда?

Михаил Симонов

- Точно так же могу рассказать о том, что у нас в Москве появился очень интересный формат ресторанов «true cost». Слышала?

Елизавета Каширина

- Нет, не слышала. Слово «cost» уже пугает.

Михаил Симонов

- По сути, ребята сделали «low cost», который есть в авиакомпаниях. Они то же самое сделали в ресторанном бизнесе.

Елизавета Каширина

- Это фаст-буфет?

Михаил Симонов

- Нет, это обычный, нормальный, хороший ресторан, но там чек, который тебе подают, он по себестоимости продуктов.

Елизавета Каширина

- А зачем?

Михаил Симонов

- Ты платишь за вход 150 рублей днём и 500 рублей вечером. Всё.

Елизавета Каширина

- Милями «Аэрофлота» там ещё нельзя расплачиваться?

Михаил Симонов

- Нет, милями «Аэрофлота» нельзя, но придумываются новые форматы. И эти новые форматы, новые идеи сегодня захватывают рынок. Сейчас переходим к моей любимой рекламе. Почему реклама всё равно будет всегда жить? Когда в целом рекламный бюджет сокращается, все начинают думать о том, как его эффективно использовать. Самые лучшие креативные идеи, самые дешёвые… Я уже как-то рассказывал пример очень смешной. В Москве проходил пивной фестиваль бренда, по-моему «Старый Мельник».

Елизавета Каширина

- «Октоберфест» у нас тоже проходит.

Михаил Симонов

- Да. В Тушино полный зал, полное поле народу, гигантская рекламная компания. Хэдлайнер приехал из Америки, завтра будут показывать это всё по первой или второй кнопке телевидения. Сегодня снимают, завтра будут показывать. 70 тысяч человек, два больших экрана по сторонам от сцены. Солист той группы, которая выступает, он фанат любых шапок, кепок, любых головных уборов. Это известно на рынке.

Елизавета Каширина

- У нас каждая религия тоже фанат своих шапок.

Михаил Симонов

- И выходят музыканты на сцену, начинают выступать, всё прекрасно у них, играют. Первая песня, вторая, и в этот момент с первого ряда публики на сцену летит шапка-ушанка. И этот солист, он радуется, он снимает свою кепку, одевает шапку-ушанку. Русская шапка с ушами хлопает, и он весь концерт в ней поёт. Всё здорово, но это происходит на фестивале бренда «Старый Мельник», а вот здесь надпись «Тинькофф».

Елизавета Каширина

- Прекрасный ход.

Михаил Симонов

- Да. Это то, что называется «партизанский маркетинг». Помнишь ли ты, сколько было шума, когда в «City» на самой крупной, по-моему, башне «Федерация» или «Империя» должны были поставить сверху «Око Саурона»?

Елизавета Каширина

- Да, помню.

Михаил Симонов

- И поднялся шум...

Елизавета Каширина

- Мордору быть, Мордору не быть.

Михаил Симонов

- Да. Московское правительство: «Мы не можем это разрешить поставить». Иерархи в церкви: «Ужас». Либеральные деятели кричат: «Вы не можете запретить свободу творчества, если кто-то хочет». На самом деле это была элементарная провокация. Это была рекламная акция.

Елизавета Каширина

- Рекламу Стива Джобса помню.

Михаил Симонов

- Нет. Это была рекламная акция «Warner Brothers» к выходу фильма. Как он назывался?

Елизавета Каширина

- «Властелин Колец».

Михаил Симонов

- Третьей серии «Властелин Колец». И делали это ребята из группы «Свечение», которые будут выступать у меня на фестивале и рассказывать такие штучки.

Елизавета Каширина

- На фестивале «Серебряный Меркурий» в июне в 2016 году.

Михаил Симонов

- 7-9 июня.

Елизавета Каширина

- А маркетинговые инструменты, которые сейчас работают в кризис, они какие? Это девочки, которые стоят у полок?

Михаил Симонов

- Как угодно. Но это то, что сегодня должно принести деньги.

Елизавета Каширина

- Телик остаётся?

Михаил Симонов

- Телик остаётся, потому что это очень дешёвый канал.

Елизавета Каширина

- Телик – дешёвый канал? Первый раз об этом слышу.

Михаил Симонов

- Конечно. Стоимость контакта.

Елизавета Каширина

- Дешевле интернета?

Михаил Симонов

- Я думаю, что да. На сегодняшний день стоимость контакта в телевизоре самая низкая. Выправляется радио, радио просело очень сильно, но сейчас оно выправляется. И, конечно, интернет. Если все остальные либо заморозились, либо не сильно падают, то интернет всё-таки растёт.

Елизавета Каширина

- Кризис – это время безбюджетного хулиганского маркетинга. Но почему урезание бюджетов на рекламу – неверная тактика для предпринимателя? Я в одной из твоих статей читала об этом. Я с этим согласна. С одной стороны, бюджет урезать не надо. С другой стороны, бюджет урезать надо, но хочется делать его эффективным.

Михаил Симонов

- Всё очень просто. Самое главное для любого бренда – это доля рынка. Мы даже в этом году, особенно если мы какой-то большой бренд, можем пожертвовать маржинальностью, но отжать у своих конкурентов долю рынка. Потому что потом, когда рынок начнёт с маржинальностью восстанавливаться, мы эту долю рынка превратим в деньги. Соответственно, тот, кто сокращает расходы на рекламу, тот теряет долю рынка.

Елизавета Каширина

- Логичный ответ.

Михаил Симонов

- Всё. Нельзя сокращать. Мало того, кризис – это время, когда, наоборот, имеет смысл наращивать расходы. Что такое кризис? Это ещё и очень резкое сокращение рекламных расценок.

Елизавета Каширина

- На «Facebook» реклама дешевле не стала, например.

Михаил Симонов

- Как на «Facebook», не знаю, но в телевизоре стала. Я говорю про классический... Я всё-таки больше здесь специалист.

Елизавета Каширина

- А я в интернете.

Михаил Симонов

- Стоимость падает. Соответственно, за те же саамы деньги можно купить больший объём эфира, большее количество контактов, большую долю рынка.

Елизавета Каширина

- А пресса? Что с прессой?

Михаил Симонов

- Пресса рухнула вообще катастрофически. Похоже, что те СМИ, издательские дома, которые хорошо пошли в интернет («РБК», «Ведомости», «Коммерсант»), они будут жить, потому что редакция сохраняется. Главное качество издательского дома – это умение создавать новости, умение их делать, редакционное. И, по большому счёту, всё равно где их размещать, на бумаге или на айпаде.

Елизавета Каширина

- Ещё один вариант – тема фестиваля, как один из вариантов рекламы и маркетинга продвижения своей марки. Все любят подискутировать на тему «Приносят ли фестивальные награды реальную выгоду агентствам, которые в этом участвуют, или лишь фаны признания среди своих?». Фестиваль «Серебряный Меркурий» – один из старейших на рынке. С седьмого по девятое он пройдёт. Какой он? Зачем? Что это такое вообще?

Михаил Симонов

- Смотри, всё очень просто. Фестиваль делится на два больших блока. Первый блок – это конкурсы, премия и церемония награждения. И я расскажу, почему агентствам и клиентам выгодно в нём участвовать. Второе – это фестивальная программа, это некая конференционная, мы её называем фестивальной программой. Потому что там, помимо образования, есть ещё большой кусок фана.

Елизавета Каширина

- Что такое образование? Приходят, учатся на мастер-классах?

Михаил Симонов

- Проходят мастер-классы, дискуссионные панели, общение со спикерами, круглые столы. Слушаем умных людей, учимся, разговариваем с ними, развиваемся. Но есть ещё вещи, которые вдохновляют. У нас будет и креатив, и соседние с рекламой области. У нас будут очень интересные три панели, которые будут называться «Люди-бренды». Мы приглашаем, я сейчас не скажу...

Елизавета Каширина

- Михаил Симонов – это человек-бренд.

Михаил Симонов

- Нет, подожди. На самом деле мне нравится, когда меня называют брендом, это льстит моему самолюбию. Но на самом деле, есть реальные медийные звёзды. Мы приглашаем таких людей для того, чтобы они нам рассказали о себе, и мы подискутировали с ними, как они строили свой бренд. Это тоже очень интересно узнать.

Елизавета Каширина

- Кто-то недавно ругался у тебя в ленте, что количество приглашенных западных спикеров превалирует над количеством приглашённых российских спикеров: «Как же так? Фестиваль российский, у нас что, нет экспертов по рекламе?»

Михаил Симонов

- Есть у нас эксперты по рекламе, и они все будут. Я люблю Андрея Амлинского. Это тот человек, который, например, придумал слоган «Сосу за копейки» – один из самых скандальных слоганов. Он много чего придумал. Много лет Андрей работал в «BBDO», но переехал и живёт в Германии. И много работает там, но второй год подряд он приезжает в Москву на «Серебряный Меркурий». Я очень горжусь нашими с ним личными отношениями и тем, что он так относится к «Меркурию». В реальности люди приезжают из Америки и Европы, но это в основном наши люди, которые знают очень хорошо российскую специфику. Это не англоговорящие иностранцы, англоговорящих будет, по-моему, двое или трое.

Елизавета Каширина

- Котлера никто не переплюнет.

Михаил Симонов

- Котлер, по-моему, приедет в 2017 году. Забыл рассказать про фан. Фан – это просто что-то очень интересное. У нас будет панель, связанная с театральными брендами, как сделан театр «ДОК», как сделан электротеатр «Станиславский». Будут самые на сегодняшний день громкие, интересные театры. Придут их руководители и будут рассказывать, как они формируют свою аудиторию, как они формируют свой бренд. И рекламистам это тоже будет очень интересно послушать.

Елизавета Каширина

- А люди в театр сейчас ходят?

Михаил Симонов

- Битком. Ты знаешь, те театры, о которых мы говорим...

Елизавета Каширина

- То есть перестали жрать, пошли в театр.

Михаил Симонов

- Были времена, когда люди могли не жрать, но всё равно ходили в театр.

Елизавета Каширина

- Вот они, пришли.

Михаил Симонов

- А сейчас есть что поесть, и без театра, в общем, мы не можем. Точно также балет. Самые известные на сегодняшний день театральные бренды приходят к нам для того, чтобы поговорить об этой своей стороне. На мой взгляд, это очень интересно. Будут также самые разные выступающие, в том числе и провокационные. У нас есть секция, которая будет называться «BDSM».

Елизавета Каширина

- Ты решил переплюнуть «Сосу за копейки» и просто написал «BDSM», приходите.

Михаил Симонов

- Да. Тот, кто зайдёт к нам на сайт, тот поймёт, что на самом деле это провокационное название, но за ним стоит очень серьёзная подготовка. Я расшифрую две последние буквы «BDSM» – это «Shopping Marketing».

Елизавета Каширина

- А первые две?

Михаил Симонов

- Не расскажу. Заходите на сайт, смотрите. Сегодня ночью я сделал перепост того, что было на этой неделе на конференции «Defence Sails». Тот, кто зайдёт ко мне на страничку, увидит, что там тоже провокация. Маша Маврих, может быть, сама по себе такая или, может быть, в результате общения со мной стала девушкой провокатором. У нас лучшие рекламные конференции, связанные с маркетингом, фестивали. Приходят на «Серебряный Меркурий» и делают свои гостевые сессии. Есть фестиваль «Измени сознание». Туда могут попасть примерно 300-350 человек, больше они не берут. И каждый год они проводят в самых интересных местах. В этом году «Измени сознание» будет проходить в Милане. И всего туда поедет (Глеб Сахрай пускает к себе) 300-350 человек. Главные вещи – тусовка и контент. С тусовкой мы, конечно, попасть не можем, они это сделают без нас. А самых лучших своих спикеров они привезут и сделают гостевую сессию «Измени сознание» на «Серебряном Меркурии». Гостевая сессия «Baltic Weekend» на «Серебряном Меркурии», гостевая сессия «Red Apple» на «Серебряном Меркурии», гостевая сессия «Dark Markets» на «Серебряном Меркурии» – все лучшие рекламные мероприятия приходят на «Серебряный Меркурий» за нашей аудиторией, потому что мы славимся своей аудиторией. И лучшие рекламные пиаровские ассоциации АКАС делают свою сессию, РАМУ делает свою сессию.

Елизавета Каширина

- А зачем это нужно для тех, кто участвует? Я – рекламное агентство, я хочу подать заявку на «Серебряный Меркурий», меня об этом попросил клиент.

Михаил Симонов

- Это на самом деле фантастическая ситуация. Впервые мы столкнулись с этим в этом году, когда компания «PepsiСо» потребовала от своих рекламных агентств подать свои проекты на «Серебряный Меркурий». Компания «McDonald’s» дала прямое указание агентству «Leo Burnett» оформить заявки, и на сегодняшний день один из кейсов рекламной кампании «McDonald’s» подан на «Серебряный Меркурий», по-моему, в пять или семь, не помню.

Елизавета Каширина

- Гамбургерами кормить будешь?

Михаил Симонов

- Нет.

Елизавета Каширина

- Нет? Как же так? Заявку подали, а гамбургеры не прислали.

Михаил Симонов

- Это совсем другое. Тогда надо быть спонсором. Просто так мы к себе не пускаем. Заявку подали. У нас в этом году очень интересная система голосования. Все члены жюри ставят оценки на айпадах. Они слушают работы, обсуждают, потом каждому даётся айпад, он на своём айпаде ставит оценку. Оценки уходят куда-то на сервер и результатов никто не знает. До церемонии награждения это остаётся загадкой, интригой. На следующий день после церемонии награждения мы полностью опубликуем список всех членов жюри, всех кейсов и оценок, которые каждый член жюри каждому кейсу поставил. Есть методика расчета. Любой человек, имеющий доступ в интернет, может проверить, кто, как и почему получил свою награду. В течение недели после фестиваля мы проведём ещё пресс-конференцию с членами жюри, с председателями жюри, где ответим на вопросы: как проходило обсуждение, что членам жюри понравилось в кейсе, что не понравилось. Это будет очень хороший мастер-класс для тех, кто подавался, для того, чтобы им развиваться, понимать, что нужно, как менять кейсы, как менять их описание. Потому что от того, как вы кейс оформили, тоже очень многое зависит.

Елизавета Каширина

- Те, кто участвует в этих конкурсах, это работы довольно хорошего уровня. У нас в прошлом году или в этом было довольно много рекламистов, которые побеждали на международных конкурсах, прямо шквал пошёл. Откуда такой процент профессионализма в рекламе? С одной стороны, я читала твои статьи, я знаю, что с рекламным маркетинговым образованием в России беда. С другой стороны, мы делаем такого хорошего уровня проекты, которые побеждают на международных конкурсах. Где берутся эти светлые головы?

Михаил Симонов

- Ты знаешь, на самом деле то, что ты задала сейчас вопрос, это гигантская совершенно проблема. Очень низкий средний уровень, катастрофически низкий, ниже плинтуса. 90%-99% рекламы, которая есть в средствах массовой информации, запредельно некачественная. Мало того, нарушаются элементарные правила. Для примера, билборд 3х6 должен быть считан с расстояния 100 метров в течение двух секунд на скорости 60 км/ч.

Елизавета Каширина

- Должен быть специальный шрифт.

Михаил Симонов

- Размер букв, картинка. Две секунды ты должен что-то посмотреть, запомнить, ехать дальше и тогда анализировать. 90 или 99, не знаю, не считал, но подавляющая часть рекламных щитов, которые уставлены в Москве, установлены с нарушениями этих азбучных истин.

Елизавета Каширина

- Но кто-то же их согласовывает. Заказчик говорит: «Хорошо. Размещаем».

Михаил Симонов

- Дело в том, что это абсолютная неграмотность и заказчика, и дизайнера, который предлагает это клиенту. Клиент приходит, ему показывают на экране компьютера много-много всего. Он смотрит, говорит: «Слушай, сюда нужно ещё телефончик добавить, а сюда давай адресочек. Всё вот это, а ещё давай добавим звёздочку и напишем «скидка»».

Елизавета Каширина

- И становится ничего непонятно.

Михаил Симонов

- Это одна вещь. Вторая. Есть абсолютно талантливые ребята, российская земля славится своими самородками, в том числе и рекламными, во всех областях, естественно. И эти ребята, они исключение из правил, тем самым они это правило подтверждают. Ты знаешь, для тебя это не секрет, я уже больше 15 лет с семьёй живу в Лондоне. Я вижу, там средний уровень достаточно высокий, а каких-то супергениальных находок, их не так много.

Елизавета Каширина

- То есть получается, что уровень образования подготовки креатива, он ровно средний. Они умеют его поддерживать. Наши люди поддерживать средний уровень не умеют: либо плохо, либо отлично.

Михаил Симонов

- Просто нет рекламного образования в стране. Ведь что у нас получилось? У нас были раньше вузы, и была кафедра «Научного коммунизма». Когда произошла перестройка, заведующий кафедрой вышел в коридор, открутил табличку «Научный коммунизм» и прикрутил табличку «Реклама». А заведующий кафедрой «Политэкономия» скрутил табличку «Политэкономия» и вкрутил табличку «Маркетинг». Но как они в том ничего не понимали, так они и в этом ничего не понимают. Вообще ничего не поменялось. У меня был достаточно жёсткий разговор с одним заведующим кафедрой рекламы периферийного, но очень известного вуза. Он не сделал ни разу ни одной рекламной кампании, он близко не стоял. Он не работал ни в одном рекламном агентстве, ни на стороне клиента, он только теоретик. И когда я ему начал доказывать, что он абсолютно тупой и ни черта не понимает в рекламе, когда я ему сказал: «Вы ничего не понимаете», он мне ответил: «Да. Потому что нет методичек, которые я могу прочитать и чему-то научиться».

Елизавета Каширина

- И даже не хочет.

Михаил Симонов

- Поэтому мы делаем так, что люди могут учиться. Мы добились сейчас того, что те, кто является профессионалами и практиками, они приходят и выступают на том же «Серебряном Меркурии», выступают в вузах. Мы сделали через РАМу образовательные проекты. Это было сделано за последние, наверное, 3-4 года. Я считаю, что ситуация начала меняться. В рекламу стали приходить ребята, которые хотя бы азы знают. Была ситуация, когда только всё начиналось, я приходил в вуз и спрашивал студентов: «Какие рекламные профессии вы знаете?». Они говорят: «Креативщик и медиаплайнер».

Елизавета Каширина

- Сейчас ещё добавился копирайтер.

Михаил Симонов

- Да, креативщик, копирайтер – это примерно одно и то же. Я говорю: «А скажите, пожалуйста, кто-то из вас промоутером работал?». Они: «Да, все работали». Я говорю: «А как вы думаете, это рекламная специальность?». – «Да, мы просто об этом не подумали». «А мерчендайзинг?» – «Да, тоже». «Это реклама?» – «Да».

Елизавета Каширина

- Это не реклама, это какая-то грань.

Михаил Симонов

- Дальше мы вспоминаем про Котлера, про его четвертый IP, который называется «Promotion». Приходилось начинать со студентами разговаривать с самых азов, им это было на самом деле интересно. Я занимался со студентами третьего и четвертого курса. Потому что то, что им в течение нескольких лет до встречи со мной рассказывали преподаватели вузов, обо всём и ни о чём.

Елизавета Каширина

- Обо всём и ни о чём. Классика.

Михаил Симонов

- Они не понимают вообще ничего.

Елизавета Каширина

- Потому что практики нет. Я преподаю в Российской академии народного хозяйства – коммуникации, пиар, маркетинг. И я к ним прихожу, это студенты второго и третьего курса, они говорят: «Азы у нас есть. У нас есть преподаватель, который преподаёт введение в рекламу, но помимо азов у нас нет практики. Нам её не дают, нам не дают интересные проекты». И когда я к ним прихожу, говорю: «Нате. Давайте делать маркетинговый анализ лагеря здоровья в Сочи». Они говорят: «А ничего, что мы глупые?». Я говорю: «Ну как вы глупые? Давайте работать, давайте пробовать».

Михаил Симонов

- Именно так вы и будете учиться, потому что по-другому не получится. В этом смысле мне очень нравится проект, который запущен в МФТИ уже несколько лет, когда вуз поощряет параллельную работу своих студентов в профильных бизнесах. Это европейско-американская система образования, когда в профильном бизнесе работает преподаватель.

Елизавета Каширина

- «Consulting profession» называется.

Михаил Симонов

- Да. Он берёт своих студентов, вместе ни делают практические кейсы. Я вчера позвонил на факультет журналистики МГУ, поговорил с двумя очень милыми дамами и говорю: «Ребята, давайте нам ваших студентов на «Молодой Меркурий». Давайте мы будем ваших студентов трудоустраивать, потому что самые крупные интересные СМИ с нами сотрудничают, пиар-агентства, компании рекламодателей».

Елизавета Каширина

- Позвонил бы мне.

Михаил Симонов

- Хорошо, всегда с удовольствием. Я в этом смысле открыт абсолютно к любому общению, поэтому ещё раз призываю всех приходить. Заходите на сайт, покупайте билеты на 7-9 июня. Сайт называется «Серебряный Меркурий», «silvermercury.ru», в «Яндексе» находится. Ещё будет феноменальный сюрприз. Я два или три дня тому назад на «Facebook» сообщал. У меня есть такой приятель, Артём Липатов, абсолютно легендарная личность. Мы знакомы с конца 1980 годов, с 1985 или с 1987. Он кинокритик, по-моему, на «Маяке» или телеканале «Культура» и комментатор, как журналист, на «Коммерсанте». Я прочитал у него пост о том, что есть фильм о вторых гастролях группы «Rolling Stones» в США. Этот документальный фильм о том, как они колесили по штатам. И в середине этой поездки Мик Джаггер сказал, что этот фильм никогда не будет показан, потому что нам запретят после этого въезд на территорию США. Там есть сцены непосредственного секса, там есть сцены с мастурбацией, там есть сцены с героином, с кокосом и прочее.

Елизавета Каширина

- Всё что надо. Интересный фильм.

Михаил Симонов

- Фильм интересный. И Тёма рассказывал об этом фильме, какой фильм классный, какой режиссёр классный. Я ему позвонил, говорю: «Тёма, скажи, пожалуйста, таких фильмов, как ты написал, ты же знаешь несколько?». Он говорит: «Да». Я говорю: «Я хочу». А «Серебряный Меркурий» в этом году будет проходить в очень необычном месте, это будет «Пять звёзд» на Павелецкой. Мы целиком забираем на себя на трое суток этот кинотеатр. Там впервые в истории не будут происходить показы кино. Я очень долго уговаривал руководство компании «Парадиз» на то, чтобы они решились на такой эксперимент. Я им рассказывал о том, что публика «Серебряного Меркурия» – это как раз та самая публика, которая любит ходить в кино.

Елизавета Каширина

- В общем, можно будет на три дня зависнуть в «Пять звёзд» на Павелецкой. Вынос тел будет в воскресенье.

Михаил Симонов

- Там будет всё. Это будет вторник, среда, четверг. На самом деле, когда мы едем на Каннский фестиваль, мы же работу прекращаем и уезжаем на полторы недели, на десять дней на Каннский фестиваль. Зачем ехать, когда можно всё сделать здесь. Лучше оторваться от жизни на три дня, потому что здесь будет всё, здесь будет возможность получить новые контакты, будет возможность чему-то научиться. Здесь будет возможность развеяться, будет хорошая возможность выпить и потанцевать. У нас будет фотовыставка. Сюрпризов много. Приходите! Радуйтесь!

Елизавета Каширина

- Хорошо. Последняя моя ложка дёгтя научно-популярная. Маркетинг будущего – зашитый чип в джинсах «Levis»: когда они порвутся, компания уже знает, что привезти клиенту. И кнопка на холодильнике от «Amazon», дрона и 3D-принтера – это всевозможная персонализация и пользовательский опыт везде. Мы должны забыть о больших данных, и теперь у нас есть нечто гораздо более мощное – это интимный маркетинг от носимой «smart»-одежды до виртуальной реальности. Чтобы получить ещё больше данных от смарт-ложек для детей или смартфонов, мы входим в мир, где пульс, уровень стресса, часы приёма пищи и уровень нагрузки, предполагаемые действия клиента – это всё теоретически доступно брендам. Какой маркетинг в эпоху «post digital»?

Михаил Симонов

- Во-первых, я не согласен с тем, что «post digital» уже наступил. В России, я думаю, мы только-только к нему подходим, даже к «digital», а не к «post digital». Наверное, лет 10-15 тому назад у меня была потрясающая встреча с господином Стеном Рабом. Есть такое агентство «Rapp and Collins», и они написали книжку «Макси Маркетинг». Он мне выделил 45 минут на встречу, разговаривали мы два часа сорок пять минут. Он отменял одну встречу за другой, потом сказал: «Всё. Не могу больше. Приезжают внешние люди». Он отменял внутренние встречи. «Давай, ты иди с моим замом на ланч. А потом он мне расскажет». И в следующее издание своей книжки он вставил какие-то мои байки, шутки, которые я ему рассказывал. Меня потрясло, он сказал, что маркетинговые конструкции, маркетинговые схемы, маркетинговые решения будут зашиты в чип нашего компьютера.

Елизавета Каширина

- В одежду.

Михаил Симонов

- Да. И телефон, и одежда становятся теми самыми компьютерами. Но когда ты говоришь про одежду, ты имеешь в виду как датчик. А Стен говорил о том, что в чип будут зашиты маркетинговые решения, что компьютер будет вместо нас принимать маркетинговые решения.

Елизавета Каширина

- Пользователь не будет думать. Пользователь перестанет думать о каких-то вещах.

Михаил Симонов

- О текущих вещах. Сейчас попробую объяснить. В этом месте холодильника должно стоять молоко. Если здесь бутылки нет, то компьютер сам это отсканировал, сам дал заказ в магазин. Приехал курьер, зашёл, поставил бутылку в холодильник, и она там есть.

Елизавета Каширина

- Хорошо это или плохо?

Михаил Симонов

- На мой взгляд, это хорошо, потому что это освобождает нас от текучки.

Елизавета Каширина

- От рутины?

Михаил Симонов

- Да. И даёт нам возможность сосредотачиваться на том, что не может делать компьютер. С другой стороны, конечно же, это определённое вторжение в личную жизнь – ввод наших частных секретов куда-то в интернет. И какой-то маркетинг-директор какой-нибудь «Азбуки Вкуса» или «Перекрёстка» знает, что я люблю молоко. И это вроде бы, кажется, нехорошо.

Елизавета Каширина

- Но продажи он планировать сможет более чётко.

Михаил Симонов

- Да. Но с другой стороны, знаешь, когда нашу информацию мы стали сохранять в «iColoud», айфон в «iCloud», мне говорили: «Как? Джобс узнает список твоих контактов». Я говорю: «Ну и что? Мне страшно, когда жена узнает. Мало ли, какие у меня там девушки записаны. А Джобс-то что?».

Елизавета Каширина

- Джобса не стесняемся.

Михаил Симонов

- Да. Что мне от Джобса прятать? Я – обычный человек. Может быть, если бы я был Путиным ли Обамой, наверное, какие-то контакты в моём телефоне должны быть засекречены так, чтобы Джобс о них не знал. Но это пусть Путин решает со своей Федеральной службой охраны. Я – обычный человек. Мне не страшно. Ну да, обо мне что-то знают. Я помню, как в Лондоне, когда вводили систему наблюдения кабельного телевидения, расставляли камеры по всему Лондону, поднялся дикий шум: «За нами будет смотреть «большой брат», это страшно». Кричали, кричали, а потом привыкли. А потом, когда происходили беспорядки, благодаря этой системе четыре с половиной тысячи хулиганов было привлечено к ответственности: кого-то оштрафовали, кого-то посадили и очень легко всех вычисляли. И все поняли, что больше хулиганить нельзя, потому что сядешь гарантированно.

Елизавета Каширина

- В общем, открытость – это неплохо.

Михаил Симонов

- Да. Если тебе скрывать нечего, то – да. Если есть плохие люди, которые могут воспользоваться твоими секретами, то от них, наверное, это надо прятать.

Елизавета Каширина

- Спасибо большое. Друзья, с вами была программа «Инсайдеры» на радио «МедиаМетрикс», Елизавета Каширина и Михаил Симонов. Всего вам доброго, до следующей пятницы.

Михаил Симонов

- Спасибо.

}